регистрация / вход

Специальные знания и практика их использования в гражданском судопроизводстве России

Сущность специальных знаний в гражданском судопроизводстве. Исследование юридических норм, определяющих правовое регулирование, пределы использования специальных знаний сведущих лиц. Их роль в получении и оценке доказательств по гражданским делам.

Специальные знания и практика их использования в гражданском судопроизводстве России


ВВЕДЕНИЕ

Настоящее курсовая работа посвящена актуальной научной проблеме - производству по гражданским делам с участием экспертов и специалистов. Развитие науки и техники в различные периоды исторического развития цивилизации оказывало существенное влияние па юриспруденцию, законодательство, деятельность юрисдикционных органов, однако это воздействие до самого последнего времени осуществлялось непоследовательно и противоречиво, что было обусловлено особенностями происходящих социально-экономических и политических процессов, а также возможностями использования достижений науки и техники в практических целях.

В современной России продолжается судебная реформа. Цель реформы судоустройства и судопроизводства - надлежащая защита субъективных правил охраняемых законом интересов граждан в соответствии с определённой законом компетенцией. Основными задачами судебной реформы являются, во-первых, обеспечение доступности правосудия и, во-вторых, повышение его качества.

Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Решение задач судебной реформы и задач гражданского судопроизводства во многом связано с более широким использованием в судебной практике достижений научно-технического прогресса.

Одним из таких направлений, является эффективное и полное использование судом и другими участниками процесса достижений науки и техники при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Обладая специальными знаниями, эксперты и специалисты способны внести существенный вклад в деятельность суда по установлению обстоятельств гражданских дел. Не случайно в последние годы наряду со ставшими уже традиционными экспертизами по гражданским делам (судебно-медицинской, судебно-психиатрической, криминалистической) получают развитие новые классы, роды и виды судебных экспертиз, что свидетельствует о неуклонном расширении возможностей использования достижений науки и техники для целей правосудия.

Закономерен и рост числа норм, направленных на урегулирование деятельности экспертов и специалистов. В 1998 году был принят Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», урегулировавший деятельность сведущих лиц в области оценки имущества. В 2001 году были приняты Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», содержащий целый ряд норм, регламентирующих организационно-правовые вопросы производства судебных экспертиз и Федеральный закон «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам», в связи с чем появилась возможность использования в отечественной судебной практике результатов деятельности сведущих лиц, находящихся за границей; в 2002 году принят ГПК РФ, впервые прямо регулирующий не только деятельность экспертов, но и специалистов в процессе отправления правосудия по гражданским делам.

В науке гражданского процессуального права анализу проблем использования специальных знаний посвящены немногочисленные работы учёных. На монографическом уровне проблемам использования специальных знаний была посвящена работа Лилуашвили Т.А. «Применение специальных познаний в советском гражданском процессе» (Тбилиси, 1969). На рубеже веков были изданы научные труды, посвящённые институту судебной экспертизы в гражданском процессе: Россинская Е.Р. «Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе» (Москва, 2005); Сахнова Т.В. «Судебная экспертиза» (Москва, 1999). Отдельные вопросы использования специальных знаний в гражданском судопроизводстве затрагивались Тихиней В.Г. в книге «Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве» (Минск, 1983).

Основная цель курсовой работы - разработка теоретических положений на основе проведённого исследования существующих проблем использования специальных знаний в гражданском судопроизводстве России. Данные положения будут заключаться в обосновании и создании современной научной концепции института сведущих лиц, что позволяет в дальнейшем эффективно решать имеющиеся теоретико-правовые и практические проблемы использования специальных знаний в гражданском судопроизводстве России.

Цель исследования заключается в построении концепции интеграции достижений науки и техники в гражданское судопроизводство и реализации данной концепции в надлежащем обеспечении практики применения специальных знаний для установления обстоятельств гражданских дел.

В исследовании основное внимание сосредоточено на решении следующих задач: 1) исследовать сущность специальных знаний в гражданском судопроизводстве; на основе проведённого исследования выработать определение понятий «специальные знания» и «сведущие лица»; 2) провести исследование юридических норм, определяющих правовое регулирование, пределы использования специальных знаний сведущих лиц в гражданском судопроизводстве; 3) выявить обстоятельства, устанавливаемые посредством применения специальных знаний в гражданском судопроизводстве; 4) определить место специальных знаний и роль сведущих лиц в получении, исследовании, оценке доказательств по гражданским делам, а также в предотвращении возможных судебных ошибок.


1. СУЩНОСТЬ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Специальные знания в гражданском судопроизводстве России - это профессиональные знания, за исключением профессиональных знаний субъектов доказывания, используемые в установленном законом порядке при рассмотрении и разрешении гражданских дел с целью вынесения законного и обоснованного акта судебной власти.

Сведущие лица в гражданском судопроизводстве России - это лица, обладающие специальными знаниями и навыками, не заинтересованные в исходе дела и не являющиеся лицами, участвующими в деле, привлекаемые в установленном законом порядке в гражданское судопроизводство с целью содействия в разрешении дела и выполнения отдельных процессуальных действий.

Специальные знания могут быть охарактеризованы через следующие признаки: приобретаются в процессе теоретической и практической подготовки к конкретной деятельности (профессии); имеют под собой, по общему правилу, научную основу; вовлекаются в судопроизводство в установленном законом порядке; обеспечивают в конечном итоге вынесение обоснованного акта судебной власти.

Специалист как самостоятельная процессуальная фигура не был поименован в ГПК РСФСР. Однако анализ ряда норм действовавшего ГПК РСФСР позволял выявить этот источник специальных знаний. Статья 260 ГПК РСФСР, которая регламентировала назначение экспертизы для определения психического состояния гражданина, содержала следующее указание: «В исключительных случаях ... суд в судебном заседании при участии прокурора и психиатра может вынести решение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу».

В п. 2 ст. 12 действовавшего АПК РФ указывалось: «... в целях установления существования и содержания норм иностранного права арбитражный суд может ... привлечь специалистов». Комментарий к АПК РФ содержит пояснение о том, что суд в качестве специалистов может привлечь практиков, учёных, «в порядке, предусмотренном для назначения экспертов». Появление указанных рекомендаций было вызвано наличием пробела в действующем законодательстве: ни действовавший АПК РФ, ни ГПК РСФСР не регламентировали участия специалиста как самостоятельной процессуальной фигуры.

В новом АПК РФ произошла замена термина «специалист» на «эксперт» (п. 2 ст. 14 АПК РФ).

ГПК РФ предусматривает возможность привлечения специалистов для дачи консультаций, пояснений, оказания технической помощи (п. 1 ст. 188 ГПК РФ).

Рассмотрим вопрос о разграничении деятельности эксперта и специалиста в гражданском судопроизводстве.

Данная проблема неоднократно находила отражение в работах учёных (преимущественно в сфере уголовного судопроизводства), что в последующем нашло своё законодательное отражение в УПК РСФСР 1960 года и дальнейшее развитие в УПК РФ. Что касается гражданского судопроизводства, то здесь необходимость регламентации такой процессуальной фигуры как специалист признавалась рядом учёных, хотя законодательного закрепления до принятия в 2002 году ГПК РФ так и не нашла.

Для выявления отличий судебной экспертизы от участия специалиста обозначим ряд концепций, получивших распространение в специальной литературе: концепция специалиста-консультанта; концепция специалиста - самостоятельного субъекта процесса.

Согласно первой концепции, специалист даёт консультации в суде, сообщает научные положения, справочные данные из теории и практики соответствующей области человеческой деятельности.

Согласно второй концепции, специалист обнаруживает фактические данные, производит фиксацию следов, изымает вещественные доказательства и образцы для исследования.

Обе концепции должны быть применимы для гражданского процесса. Данная позиция высказывалась В.Г. Тихиней и Т.В. Сахновой. Первая концепция получила отражение в наименовании ст. 188 ГПК РФ. Концепция специалиста - самостоятельного субъекта гражданского процесса получила отражение фактически в содержании той же статьи ГПК.

На основании анализа литературы и норм действующего законодательства можно указать следующие черты сходства и различия между экспертным заключением и заключением специалиста.

Выделим сходные черты: эксперт и специалист являются сведущими лицами - обладают специальными знаниями в области науки, искусства, техники или ремесла; их участие возможно и протекает по процессуальным нормам.

Выделим отличительные черты: по функции (эксперт проводит исследование представленных данных, а специалист оказывает помощь суду в выявлении и фиксации таких данных, осуществлении определённых процессуальных действий, консультирует и т. п.); по конечному результату деятельности (результатом деятельности эксперта является получение новых фактов, являющихся самостоятельным источником доказательств по делу и оформляемым в виде «заключения эксперта»; специалист новые факты не устанавливает, его заключение не является самостоятельным доказательством по делу).

Как мы видим, участие специалиста разнообразно. Представляется возможным на основе анализа статей действующего ГПК (ст. 79, 185, 188 и др.) выделить следующие процессуальные действия, в которых допустимо участие специалиста:

5. осмотр доказательств по месту их нахождения;

6. назначение судом экспертизы;

7. получение образцов почерка для сравнительного исследования;

8. принятие мер по обеспечению доказательств.

Основными направлениями деятельности специалиста в гражданском судопроизводстве могут выступать:

9. дача консультаций, а также пояснений по вопросам, общеизвестным среди сведущих лиц;

10. выявления потребности в производстве экспертизы, определения её класса, рода, вида, а также помощи суду в формулировании экспертного задания (вопросов);

11. помощь в решении вопроса судом о полноте, научной обоснованности полученного экспертного заключения;

12. совершение процессуальных действий, требующих специальных знаний и навыков (осмотр, изъятие и др.).

Представляется необходимым рассмотреть подробнее специальные знания.

Участие специалиста становится незаменимо, когда суду и сторонам необходимо получить не общедоступные сведения. Такие ситуации чаще всего возникают при рассмотрении и разрешении гражданских дел, касающихся: нарушения принятых в той или иной области деятельности правил, инструкций, локальных актов, производственной санитарии; выпуска недоброкачественной продукции, некачественного выполнения работ или оказания услуг; причинения вреда здоровью граждан в результате неправильного лечения, аварий, отравлений продуктами питания и т.п.

Иногда возникают сложности с уяснением существа используемых терминов, слов, словосочетаний.

Рассмотрим следующий пример.

Специалист был привлечён в судебный процесс для дачи разъяснения словосочетания «медицинское вмешательство», так как трактовки сторон (истца и лечебного учреждения в качестве ответчика) существенным образом отличались друг от друга. Суду требовалось для правильного применения ст. 32 и 33 Основ законодательства об охране здоровья граждан уяснить смысл данного термина.

На основе анализа литературы, действующего законодательства и медицинской практики было дано следующее определение: «Медицинское вмешательство - это прямое или опосредованное воздействие на организм человека с целью диагностики, профилактики, лечения заболеваний, а также предотвращения нежелательной беременности, осуществляемое специально подготовленным лицом (врачом, фельдшером, медицинской сестрой, целителем)».

Нередко специалисты привлекаются в процесс с целью выявления потребности в использовании специальных знаний для разрешения дела, определения класса, рода или вида экспертизы, а также формулирования вопросов эксперту.

Таким образом, участие специалиста на различных стадиях гражданского судопроизводства (подготовка дела к судебному разбирательству, судебное разбирательство, обжалование решения суда) становится дополнительной гарантией прав и охраняемых законом интересов участников процесса.

2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРЕДЕЛЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ СВЕДУЩИХ ЛИЦ В ГРАЖДАНСКОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Пределы использования специальных знаний сведущих лиц определяются нормами действующего законодательства (правовые пределы) и возможностями науки, техники и экспертной практики на современном этапе их развития (специальные пределы).

Правовые пределы определяются законом и судом с учётом правил относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для разрешения конкретного дела.

Специальные пределы определяются возможностями науки, техники и экспертной практики на данном этапе развития, позволяющими (или непозволяющими) с учётом предъявляемых требований разрешать вопросы, имеющие юридическое значение.

Судебная экспертиза - это специальное исследование, проводимое сведущим лицом (группой лиц) по назначению суда при наличии соответствующих оснований (необходимость установления фактических данных путём исследования при соблюдении гражданской процессуальной формы) для получения судебного доказательства в форме заключения эксперта.

Из данного определения следуют обязательные признаки или компоненты судебной экспертизы: целевой - получение новых сведений по делу в форме заключения эксперта, являющегося самостоятельным доказательством по делу; специальный - необходимость применения знаний сведущих лиц в форме исследования; правовой - наличие гражданской процессуальной формы.

Заключение эксперта, хотя и не имеет для суда обязательной силы, обладает особенностями, отличающими его о других доказательств.

Экспертное заключение невозможно заменить иными средствами доказывания в силу невосполнимости искомой информации за счёт других доказательств по делу. В силу этого, суду в случае, если экспертное заключение его не удовлетворяет (неустранимые противоречия между экспертным заключением и иными доказательствами по делу, сомнения в научной обоснованности, полноте и проч.), необходимо продолжение поиска искомой доказательственной информации с помощью знаний и навыков сведущих лиц, а именно: назначение новой экспертизы (дополнительной, повторной, комиссионной, комплексной); разрешение противоречий путём допроса экспертов и специалистов.

В случае исчерпания предусмотренных законом возможностей по установлению истины по делу с помощью знаний и навыков сведущих лиц суд применяет правовые презумпции. Роль правовых презумпций помимо распределения бремени доказывания, на наш взгляд, заключается в том, что они являются одним из способов установления юридически значимых обстоятельств при невозможности их достоверного выяснения судом в связи с недостаточностью или противоречивостью доказательств по делу. Иными словами, суд применяет правовую презумпцию (с обязательным указанием об этом), если иное не установлено им в соответствии с процедурой и в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законом.

В связи с внедрением в гражданский процесс такой фигуры как специалист, требуется решение ряда вопросов:

1. об обязанностях и правах специалиста и его ответственности;

2. о процедуре допроса специалиста;

3. о возможности (невозможности) сведущему лицу проводить экспертизу в случае, если он принимал участие в деле в качестве специалиста.

Специалист, как и эксперт, по своему правовому положению относится к группе субъектов гражданского судопроизводства, которые содействуют осуществлению правосудия. Конститутивным признаком таких субъектов процесса является наличие у них специальных знаний и навыков их объективная незаинтересованность в исходе дела, так как они не являются субъектами судебного спора.

Согласно ГПК, специалист - самостоятельный субъект процесса, обладающий определённым объёмом прав и обязанностей.

В соответствии с ч. 2 ст. 188 ГПК РФ, лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь.

Для выполнения своей процессуальной функции специалист должен наделяться определённой совокупностью прав. Однако, как показывает анализ действующего ГПК РФ, права специалиста как субъекта гражданских процессуальных отношений чётко не определены.

Полагаем, что объём его прав по своей сути близок к таковым у эксперта. Отличия имеются, они обусловлены функциональными особенностями.

Для выполнения своей процессуальной функции специалист должен наделяться следующими правами: знакомиться с материалами дела; участвовать в судебном разбирательстве; отказаться от участия в судебном разбирательстве, если он не обладает соответствующими специальными знаниями и навыками; знакомиться с протоколом процессуального действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол; получать вознаграждение за дачу консультаций, пояснений, совершение процессуальных действий, требующих специальных знаний и навыков; на возмещение расходов, связанных с явкой суд.

Исследование такой процессуальной фигуры как специалист в гражданском судопроизводстве, будет, на наш взгляд, неполным без определения места педагога и переводчика в данной системе, т.е. с учётом сформулированных дефиниций «специальные знания» и «сведущие лица», так как педагог и переводчик являются носителями определённых знаний и навыков (в области педагогики и языковой практики). Требуется также определиться с такой фигурой, как сведущий свидетель, так как, во-первых, в этой дефиниции используется слово «сведущий», во-вторых, иногда встречается упоминание об отнесении показаний сведущих свидетелей к одной из форм использования специальных знаний в судопроизводстве России.

Педагог привлекается в гражданский процесс с целью его участия в допросе несовершеннолетних, т.е. оказания помощи суду в получении правдивых показаний от несовершеннолетнего допрашиваемого путём установления необходимого психологического контакта между лицом, допрашивающим подростка, и подростком, правильной, с точки зрения педагога, постановки вопроса, а также подготовки самого вопроса.

Данное направление деятельности педагога совпадает в части выполнения необходимых суду процессуальных действий с одной из функций специалиста. Поэтому не случайно пишут, что то же самое, может и с большей эффективностью, можно поручить детскому психологу - лицу, обладающему знаниями в области психологии детей и подростков, владеющему навыками общения с ними. Более того, осуществление данных функций психологом целесообразнее, чем педагогом.

Имеющаяся потребность в выполнении такого рода действий в своё время была удовлетворена за счёт появления процессуальной фигуры педагога. Связано это было, на наш взгляд, во-первых, с широкой распространённостью педагогических работников, что обеспечивало практическую возможность использования знаний в области педагогики и педагогических навыков практически любым судом, во-вторых - недостаточной развитостью психологической науки и практики, недостатком детских психологов.

В то же время, деятельность того же психолога в подобной ситуации никак не связана с получением, исследованием и оценкой доказательств по гражданским делам, требующим специальных знаний и навыков. Знания и навыки педагога, психолога или иного лица здесь применяются с целью установления эффективного канала коммуникации между судом и подростком.

Удачное, на наш взгляд, определение переводчика дано в ч. 1 ст. 51 АПК РФ: «Переводчиком является лицо, которое свободно владеет языком, знание которого необходимо для перевода в процессе осуществления судопроизводства, и привлечено арбитражным судом к участию в арбитражном процессе в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом».

Анализ статей ГПК РФ, регламентирующих участие переводчика в гражданском судопроизводстве, позволяет сделать вывод о том, что переводчик устанавливает эффективный канал коммуникации между судом и иными участниками процесса, обеспечивая реализацию принципов законности, гласности, устности, государственного языка судопроизводства.

Вернемся к понятию «специалист». Как можно убедиться, и понятие «педагог», и понятие «переводчик» во многом совпадают с определением специалиста. Переводчик и педагог, также привлекаются судом для выполнения отдельных процессуальных действий.

Их сходство со специалистом заключается в следующем:

1. наличие специальных знаний и навыков;

2. личная незаинтересованность в исходе дела;

3. вовлечение в процесс в случаях и порядке, установленном процессуальным законом.

Отличие между ними в том, что специалист - субъект доказательственного права (но не субъект доказывания), его деятельность (консультации, пояснения, выполнение отдельных процессуальных действий), в конечном итоге, направлена на получение, исследование и оценку судом отдельных доказательств по гражданским делам (экспертного заключения, фактов, общеизвестных среди сведущих лиц), а переводчик и педагог - нет.

В то же время, близость указанных субъектов друг к другу, наличие у них специальных знаний и навыков, используемых судом для решения различных задач, но для реализации одной цели, обусловливает гипотетическую возможность их объединения в границах одного правового института. Такие примеры встречаются. Так, между третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора и третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, существуют существенные отличия. Однако наличие общих черт (заинтересованность в исходе дела и вступление в процесс, уже начавшийся между сторонами) позволило их объединить в границах одного правового института.

3. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, УСТАНАВЛИВАЕМЫЕ ПОСРЕДСТВОМ

ПРИМЕНЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

К обстоятельствам, устанавливаемым посредством применения специальных знаний сведущих лиц, относят: обстоятельства, для установления которых требуется производство судебной экспертизы (исследования); обстоятельства или факты, известные сведущим лицам (консультация, пояснение).

Основанием использования специальных знаний и навыков сведущих лиц является потребность суда в них с целью получения, исследования и оценки доказательств по конкретному гражданскому делу: путём применения специальных знаний и навыков в форме экспертизы, т.е. исследования; а также путём получения консультаций, пояснений, совершения отдельных процессуальных действий, требующих специальных знаний и навыков.

К источникам специальных знаний в гражданском судопроизводстве необходимо относить только результаты судебной экспертизы (заключение эксперта) и участия специалиста (заключение, пояснение, консультация). Иными словами, в судебных действиях сведущие лица, привлечённые в процесс в силу наличия у них специальных знаний и навыков, участвуют в качестве экспертов и специалистов. Иные источники (результаты ведомственных, частных экспертиз), упоминаемые в литературе, несмотря на наличие общих признаков, отличаются от указанных по времени, источникам и субъектам формирования.

Судебная экспертиза представляет собой устоявшийся институт процессуального права. Однако до недавнего времени основная масса судебных экспертиз производилась лишь по уголовным делам. Несмотря на существующие правовые нормы, в гражданском и арбитражном процессе судебные экспертизы назначались редко. Как нам представляется, такая практика была обусловлена рядом причин:

1. Существующая система государственных экспертных учреждений, а судебные экспертизы выполнялись в основном в экспертных учреждениях, была ориентирована на уголовное судопроизводство.

2. Востребовались практикой и, соответственно, быстрее развивались, так называемые, «традиционные криминалистические» экспертизы: баллистическая, трасологическая, дактилоскопическая и др., из которых по гражданским делам назначались только почерковедческие и технико-криминалистические экспертизы документов. По гражданским делам назначались также судебно-психиатрические экспертизы.

3. Судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, не достаточно ясно представляют себе возможности использования специальных знаний в доказывании и часто верны сложившимся стереотипам, согласно которым экспертиза - неотъемлемая часть именно уголовного процесса.

Однако в современных социально-экономических условиях, когда успешность правовой реформы неразрывно связана с объективизацией судопроизводства, роль специальных знаний существенно возрастает именно в гражданском судопроизводстве. Это связано, во-первых, с необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности, во-вторых, интеграция и дифференциация научного знания обусловливает возможность использования в доказывании всё новых и новых достижений современной науки.

Развитие института специальных знаний в гражданском судопроизводстве и, в первую очередь, развитие судебной экспертизы, как основной формы их использования должно идти по следующим направлениям:

- совершенствование гражданского и арбитражного процессуального законодательства, обусловливающее расширение сферы применения специальных знаний;

- развитие общей теории судебной экспертизы в плане совершенствования методологии экспертных исследований; уточнения содержания задач судебной экспертизы в гражданском судопроизводстве;

- расширение возможностей экспертных исследований и повышение доказательственного значения экспертных выводов в гражданском судопроизводстве;

- формирование новых видов, родов и классов судебных экспертиз, обусловленное интеграцией в сферу гражданского судопроизводства достижений новых отраслей знания;

- совершенствование организации производства судебных экспертиз, материальной базы экспертных учреждений, подготовки и переподготовки судебно-экспертных кадров;

- обеспечение возможности выполнения альтернативной экспертизы в государственных и негосударственных экспертных учреждениях, частными экспертами;

- информированность судей, адвокатов и других заинтересованных лиц о современных возможностях судебной экспертизы при рассмотрении гражданских дел.

При совершенствовании процессуального законодательства необходим единый подход к проблемам судебной экспертизы в разных видах процесса, поскольку решаемые экспертные задачи, объекты экспертизы, методы и методики экспертного исследования не зависят от процессуальной процедуры, а определяются родом и видом судебных экспертиз. В этой связи должны быть едиными и критерии оценки выводов эксперта судами общей юрисдикции, арбитражными судами, следователями, должностными лицами, рассматривающими дела об административных правонарушениях. Сравнительный анализ статей новых ГПК, АПК, УПК и КоАП Российской Федерации в части, касающейся судебных экспертиз, показывает, что основания и порядок назначения судебной экспертизы, права и обязанности экспертов во всех кодексах достаточно близки.

В новом ГПК и АПК РФ использованию специальных знаний уделено большое внимание. Детально регламентирован процесс назначения (ст. 80 ГПК, 82 АПК) и проведения экспертизы (ст. 84 ГПК, 83 АПК), содержание заключения эксперта (ст. 86 ГПК, 86 АПК). Решён, наконец, вопрос о процессуальной регламентации производства комплексной экспертизы (ст. 82 ГПК и 85 АПК РФ). Каждый эксперт, участвующий в производстве такой экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведённых им исследований, и несёт за неё ответственность. Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. Однако практика давно доказала, что комплексная экспертиза совсем не обязательно должна быть комиссионной, поскольку один и тот же эксперт может овладеть знаниями и навыками, необходимыми для производства экспертиз нескольких видов и родов. В рамках высшего профессионального образования по новой специальности «Судебная экспертиза» с присваиванием квалификации «судебный эксперт» обучающиеся приобретают знания по нескольким родам или видам судебных экспертиз и могут самостоятельно производить комплексные экспертизы.

Подготовка материалов для производства судебной экспертизы, как правило, включает подготовку образцов для сравнительного исследования, необходимых для её проведения. Это самостоятельный вид объектов, используемых в ходе экспертизы, отбор которых зависит от рода и вида экспертизы, характера вопросов, выносимых на её разрешение. Все образцы, направляемые на экспертизу, должны быть необходимого качества, в нужном количестве и достоверного происхождения. В этой связи можно только приветствовать появление в ГПК ст. 81 «Получение образцов почерка для сравнительного исследования документа и подписи на документе». Однако по не совсем понятной причине законодатель среди образцов особо выделяет именно образцы почерка, хотя существует большое количество других необходимых образцов (например, сравнительные образцы крови при установлении спорного отцовства, образцы полиграфической продукции при рассмотрении дел о нарушении авторских и смежных прав и др.). С точки зрения общей теории судебной экспертизы неверно, как название статьи, так и её формулировка. В самом деле, для исследования подписи должны отбираться не образцы почерка, а именно образцы подписей, что далеко не одно и тоже. Представляется, что такая редакция статьи является следствием недостаточной информированности юристов о современных возможностях судебных экспертиз и вообще о распространённости тех или иных родов и видов экспертиз на практике. В АПК РФ процессуальная регламентация отбора образцов для сравнительного исследования вообще отсутствует.

По нашему мнению, ГПК и АПК необходимо дополнить статьями, регламентирующими получение образцов для сравнительного исследования, без которых невозможно производство большинства судебных экспертиз.

К сожалению, в ГПК и АПК РФ отсутствует понятие «проба», используемое в других законодательных актах (например, в ст. 26.5 КоАП РФ). Но при производстве судебных экспертиз многих родов отбираются именно пробы, а не образцы. Например, для больших масс пищевых продуктов, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, разного рода сырья, почвы на экспертизу представляются не только несколько образцов (обычно четыре-пять с различных участков массы), но и средняя проба (50-100 г.), отобранная с различной глубины и из разных мест, дающая представление о массе объекта в целом.

В ГПК и АПК РФ эксперт уже не несёт ответственности за отказ от дачи заключения, но в ст. 85 ГПК производство экспертизы вменяется эксперту в обязанность, и дан исчерпывающий перечень случаев, когда эксперт вправе отказаться от производства экспертизы. Обязанности эксперта в арбитражном процессе так жёстко не установлены, однако в ст. 55 АПК приводится те же основания отказа эксперта от производства судебной экспертизы: если вопросы, поставленные на его разрешение, выходят за пределы его специальных знаний и если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

В современных условиях такой подход явно устарел, поскольку нарушает права человека и противоречит Конституции РФ. Полагаем, что если экспертиза назначается государственному судебному эксперту, то в его должностные обязанности, согласно подписанному им трудовому договору (контракту), входит производство судебных экспертиз, причем в контракте заранее оговорена ответственность данного лица за неисполнение требований контракта. Таким образом, в соответствии с трудовым законодательством, сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения подлежит дисциплинарной ответственности. Аналогично дело обстоит с негосударственными экспертами, работающими в негосударственных экспертных учреждениях.

Что касается частных экспертов, т.е. лиц, производящих экспертные исследования вне экспертных учреждений, а в настоящее время большое количество экспертиз по гражданским делам выполняется именно частными экспертами, то они вообще не обязаны производить экспертизу и давать заключение. Принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит ст. 37 Конституции РФ, согласно которой принудительный труд в Российской Федерации запрещен, а также ст. 4 ТК РФ - Запрещение принудительного труда. Поэтому данная норма закона, по нашему мнению, должна быть откорректирована.

Согласно ст. 17 Федерального закона «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт вправе делать заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний, подлежащие занесению в протокол судебного заседания. Эта норма представляется нам вполне логичной, однако ни в ГПК, ни в АПК РФ судебный эксперт не наделён таким правом.

Правда свои возражения эксперт может изложить при ответах на вопросы в судебном заседании после оглашения текста экспертизы (ст. 186 ГПК, ст. 162 АПК РФ). Однако формально, в связи с тем, что процессуальным законом эксперту не предоставлено право делать заявления, эти возражения заявлением не являются и могут быть оставлены без рассмотрения. К тому же инициатива в постановке вопросов эксперту принадлежит суду и лицам, участвующим в деле. С другой стороны, эксперт не вправе изложить свои возражения по поводу неправильного истолкования его заключения или показаний в виде ходатайства, поскольку, согласно ч. 3 ст. 85 ГПК и ч. 3 ст. 55 АПК РФ, он может заявлять ходатайства только о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Обжаловать неправильное истолкование заключения эксперт также не может.

Судебная экспертиза не единственная форма применения специальных познаний. По нашему мнению, прогрессивным шагом законодателя в направлении усиления состязательности сторон и объективизации процесса доказывания в гражданском процессе является введение института специалиста (ст. 188 ГПК РФ). Специалист не проводит исследований, но на основании своих специальных знаний отвечает на вопросы суда и даёт в устной или письменной форме консультации и пояснения, а при необходимости оказывает суду техническую помощь.

Законодатель не был до конца последователен и, с одной стороны, не включил консультации и пояснения специалистов (даваемые в процессуальной форме, поскольку они приобщаются к делу ч. 3 ст. 188 ГПК) в число источников доказательств (ч. 1 ст. 55 ГПК), но с другой - причислил их к доказательствам. В ч. 1 ст. 157 ГПК указывается: «Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов…».

Вопросы, требующие разъяснений специалиста в его консультации или пояснениях, могут быть кратко сведены к следующим:

- указание на невозможность решения данного вопроса, например, из-за отсутствия экспертной методики. Назначение такой экспертизы будет только затягивать производство по делу;

- указание на непригодность объектов для экспертного исследования, что очевидно только лицу, обладающему специальными знаниями;

- указание на ошибки в собирании (обнаружении, фиксации, изъятии) объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами;

- определение рода или вида судебной экспертизы, что напрямую связано в дальнейшем с выбором экспертного учреждения или кандидатуры эксперта;

- указание на материалы, которые необходимо предоставить в распоряжение эксперта, например, протоколы осмотра места происшествия и некоторых вещественных доказательств, схемы, планы, документы, полученные при выемке и пр. Согласно ГПК эксперт вправе знакомиться с материалами дела, но это право ограничено предметом экспертизы. Эксперт не должен собирать доказательства и выбирать, что ему исследовать, например, анализировать, свидетельские показания, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения.

Если специалист привлекается судом для консультации по уже произведённой судебной экспертизе он помимо указанных выше вопросов, рассматривает:

- пригодность вещественных доказательств и сравнительных образцов для исследования;

- достаточность объектов и образцов для сравнительного исследования для дачи заключения, которая определяется с точки зрения используемых экспертных методик;

- методы, использованные при производстве судебной экспертизы, оборудование, с помощью которого реализованы эти методы (обеспечен ли метрологический контроль и поверка оборудования, его юстировка и калибровка);

- научную обоснованность экспертной методики, граничные условия её применения, допустимость применения избранной методики в данном конкретном случае.

Как уже отмечалось выше, судьи имеют весьма неполное представление о современных классификациях судебных экспертиз, разрешаемых задачах и используемых методах. По нашему глубокому убеждению зачастую судья не в состоянии оценить ни научную обоснованность выводов, ни правильность выбора и применения методов исследования, ни соответствие этого метода современным достижениям данной области научного знания, поскольку для такой оценки он должны обладать теми же знаниями, что и специалист (эксперт). В то же время, необходимость такой оценки декларируется процессуальным законодательством. Таким образом, законодатель хотя и косвенно, но признает, что оценка выводов судебной экспертизы с точки зрения научной обоснованности, достоверности и достаточности является для суда очень сложной задачей, решение которой невозможно без реальной состязательности сведущих лиц в суде. Представляется, что участие специалиста в гражданском процессе будет способствовать объективизации процесса доказывания.


4. РОЛЬ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ И СВЕДУЩИХ ЛИЦ В

ПОЛУЧЕНИИ, ИССЛЕДОВАНИИ, ОЦЕНКЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПО

ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

При отсутствии внимания к широкому и активному использованию специальных знаний в гражданском судопроизводстве могут возникнуть проблемы в принятии судебных решений, ошибки судов первой инстанции, обусловленные неправильным, неэффективным использованием специальных знаний или неиспользованием специальных знаний сведущих лиц, повлекшие отмену решений по гражданским делам.

К ним относят: игнорирование ходатайств сторон о производстве дополнительной или повторной экспертизы; игнорировании ходатайств о привлечении в процесс специалиста и его допросе; вынесении судебного решения в условиях дефицита или противоречивости доказательств по делу; непривлечение в процесс сведущих лиц в случаях, когда по обстоятельствам дела требуется применение специальных знаний.

Причинами такого рода нарушений являются: недостаток знаний; неэффективное использование имеющихся возможностей, заложенных в нормах права; недостаточно чёткое правовое регулирование деятельности сведущих лиц.

Рассмотрим наиболее характерные или «типичные» ошибки при назначении судами экспертиз по гражданским делам и предложения по их устранению.

К ним относят: формулирование вопросов, относящихся к другим классам и родам экспертиз; формулирование вопросов, не требующих производства экспертизы (достаточно разъяснения, консультации, справки, данных сведущим лицом); не формулирование вопросов, требующих постановки (в силу недостатка знаний и непривлечения в процесс специалиста для помощи в формулировании вопросов эксперту).

Вопрос о юридической ответственности специалиста, участвующего в разбирательстве гражданского дела, также в действующем законе не получил чёткого разрешения.

Вопрос о привлечении к юридической ответственности специалиста может стоять в случаях разглашения им сведений, составляющих государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребёнка, а также по другим делам, когда разбирательство дел осуществляется в закрытых судебных заседаниях. Согласно ч. 3 ст. 10 ГПК РФ: «Лица, участвующие в деле, иные лица, присутствующие при совершении процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены сведения, указанные в части второй настоящей статьи, предупреждаются судом об ответственности за их разглашение».

Теоретически возможна ситуация, когда специалист даёт ложные пояснения, совершает процессуальные действия с нарушением требований, предъявляемых в определённой сфере человеческой деятельности и т. п. Конечно, такого рода консультации, пояснения могут существенно исказить предмет доказывания по делу, повлиять на формирование внутреннего убеждения судьи, а совершение таких процессуальных действий может повлечь за собой получение судом недостоверных доказательств.

Опасность такого деяния очевидна: возникают существенные препятствия к объективному разбирательству дела, установлению истины по делу, вынесению отвечающего требованиям закона судебного решения. Поэтому возникает вопрос о признании такого рода деяний противоправными и наказуемыми.

Допрос специалиста предусмотрен ч. 4 ст. 188 ГПК РФ: «В целях разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы. Первым задаёт вопросы лицо, по заявлению которого был привлечён специалист, представитель этого лица, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. Специалисту, привлечённому по инициативе суда, первым задаёт вопросы истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы специалисту в любой момент его допроса».

Как мы видим, процедура допроса специалиста идентична процедуре допроса эксперта. Поэтому возможно объединение норм о допросе эксперта и специалиста в одной статье ГПК РФ.

Последний вопрос из отмеченных нами пока остро не стоит в гражданском судопроизводстве в силу непродолжительного действия норм о специалисте. Однако он может быть рано или поздно поставлен. К примеру, в науке уголовного процессуального права эта проблема активно обсуждалась.

Представляется, что должно действовать общее правило о невозможности смешения процессуальных функций. Поэтому необходимо исходить из того, что экспертом не может быть лицо, участвовавшее в деле в качестве специалиста, а специалистом - лицо, участвовавшее в деле в качестве эксперта.

Таким образом, с учётом изложенного, необходимо внесение в действующий ГПК ряда изменений и дополнений, направленных на урегулирование правового положения специалиста в гражданском судопроизводстве России.

Среди доказательств, которыми суд устанавливает фактические обстоятельства по делу, закон называет показания свидетелей (ч. 1 ст. 55 ГПК).

Правоотношения возникают, изменяются и прекращаются на основании определённых фактов, совершающихся нередко в присутствии людей, не являющихся непосредственными участниками соответствующих материально-правовых отношений, но которые в состоянии объективно и верно засвидетельствовать их. Такие лица могут рассматриваться в качестве свидетелей по гражданскому делу.

Свидетель - это лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 69 ГПК РФ).

Свидетель, как и стороны, выступает носителем доказательственной информации в силу факта своего присутствия при возникновении, изменении или прекращении материального правоотношения, однако в отличие от сторон не имеет юридической заинтересованности в исходе дела.

Свидетельствование в суде обеспечивается процессуальными правами, предоставляемым законом лицам, вызванным в качестве свидетеля (ст. 9, ч. 1 и 3 ст. 70, ст. 95, 97, ч. 4 и 5 ст. 177, ст. 178 ГПК), а исполнение гражданского долга и достоверность свидетельских показаний - наличием юридических санкций (ст. 168 и ч. 2 ст. 70 ГПК).

С учётом изложенного, для свидетеля характерны следующие особенности:

1. свидетель - это физическое лицо, способное сообщить суду сведения о воспринятых им фактах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела;

2. свидетель - это лицо, не имеющее юридической заинтересованности в исходе дела;

3. свидетель - это лицо, обязанное явиться в суд и дать правдивые показания.

Сведущий свидетель - это лицо, которое помимо общих признаков, характерных для свидетеля, обладает отличительной особенностью - оно имеет специальные знания и навыки. Речь идет о тех специальных знаниях и навыках, которые в совокупности позволяют более точно, адекватно, без лишних эмоций, искажений и т. д. сообщить суду сведения о воспринятых им фактах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. В качестве сведущего свидетеля может, к примеру, быть инспектор дорожно-постовой службы, который оказался очевидцем дорожно-транспортного происшествия.

Показания свидетеля - это информация, сообщённая лицом, которому известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела.

Основным способом получения и исследования показаний свидетеля является допрос, который проводится в присутствии сторон, иных лиц, участвующих в деле, проводимый в открытом, гласном судебном заседании составом суда, призванным разрешить дело по существу.

Свидетель даёт показания в форме свободного рассказа о событиях, явлениях, действиях, очевидцем которых он был.

Их сходство со специалистом, таким образом, заключается в следующем:

1. наличие специальных знаний и навыков;

2. личная незаинтересованность в исходе дела;

3. вовлечение в процесс в случаях и порядке, установленном процессуальным законом.

В силу общности второго и третьего признаков, а также целевой установки, специалист и свидетель объединены в одну группу - участники, содействующие осуществлению правосудия.

Между ними имеются и принципиальные отличия. Во-первых, в основе той же консультации специалиста лежат специальные знания, в то время как показания сведущего свидетеля основаны на личном восприятии обстоятельств дела, которое характеризуется наличием специальных знаний и навыков у этого лица. Во-вторых, специалист заменим при рассмотрении дела, а сведущий свидетель незаменим в силу личного характера восприятия этих обстоятельств.

В связи с тем, что заключение эксперта и содержащуюся в нём информацию трудно отделить от объекта экспертного исследования и заключённых в нём фактических данных, важное теоретическое и практическое значение приобретает вопрос о месте такого заключения в аспекте проблемы классификации судебных доказательств.

Исходя из того, что заключение эксперта всегда основано на уже собранном по делу доказательственном материале, некоторые учёные считают, что заключение эксперта является производным доказательством.

Однако вряд ли можно согласиться с данной точкой зрения, поскольку производные доказательства всегда воспроизводят содержание первоначальных доказательств, следовательно, заключение эксперта необходимо отнести к первоначальным доказательствам.

Кроме того, в заключении эксперта доказательственную ценность имеет не копирование или воспроизведение уже известных данных, а выводы из них, сделанные экспертом на основе его специальных знаний, т. е. факты, установленные в результате самостоятельного экспертного исследования.

В отличие от этого, производное доказательство способно лишь скопировать, отобразить, воспроизвести содержание другого доказательства, но не может прибавить к нему новых фактов, более того, оно чаще всего утрачивает часть информации, содержавшейся в первоначальном доказательстве. Поэтому производное доказательство не способно заменить заключение эксперта, сделанное на основе его проведённого специального исследования.

Заключение эксперта должно быть отнесено к группе смешанных доказательств, поскольку источником фактов, устанавливаемых экспертом, является, с одной стороны, сведущее лицо, с другой - предметы. Соответственно недоброкачественность заключения эксперта как доказательства может явиться результатом недоброкачественности как одного источника (например, эксперта), так и другого (недоброкачественности материалов, на которых было основано это заключение).

Таким образом, при оценке заключения эксперта должна быть определена доброкачественность обоих источников информации.

Эксперт, в отличие от свидетеля, как правило, воспринимает не факты, имеющие юридическое значение, а доказательственные факты. Процессу формирования заключения эксперта предшествует процесс формирования воспринимаемых и исследуемых экспертом доказательств (объектов экспертизы).

Дефекты в формировании объектов экспертизы неизбежно влекут за собой и дефектность заключения эксперта. Эксперт не только воспринимает определённые видения, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, познавая в результате такой оценки новые факты.

специальный знание судопроизводство сведущий


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В гражданском процессе заключение экспертов представляет собой выводы сведущих лиц (экспертов) по вопросам, требующих специальных познаний в области науки, техники, искусства, ремесла. Поэтому при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (ст. 79 ГПК).

В гражданском судопроизводстве существует негласное положение: судьи обладают знаниями права (еще римские юристы говорили: jurus cor um legas - судьи знают законы) и элементарными знаниями, в том числе, знаниями общеизвестных фактов, в связи с чем вправе самостоятельно строить собственные суждения.

Экспертиза представляет собой научный метод, с помощью которого судьи, не обладающие специальными знаниями, анализируют обстоятельства дела и связи между ними. В разрешении дела экспертиза является своеобразным видом консультации суда специалистами, хотя сама по себе она не признается средством доказывания. Доказательственное значение для дела будут иметь только выводы экспертного исследования.

В юридической науке отмечено, что в экспертном заключении:

- отражается подтверждённое практикой положение науки;

- констатируются обстоятельства конкретного дела;

- делается вывод из установленной научной закономерности по отношению к данному частному случаю, материалам рассматриваемого конкретного гражданского дела.

Поэтому в гражданском судопроизводстве экспертиза представляет суду новые средства доказывания и тем самым содействует законному и обоснованному осуществлению правосудия по конкретному делу.

В гражданском процессе экспертиза проводится по широкому кругу вопросов: для определения состояния здоровья человека, степени его трудоспособности, психической полноценности; для анализа определения качества товаров и продукции, объёма выполненных работ; для определения возможности раздела в натуре домовладения, авторства и т. п.

В этой связи существуют разнообразные виды судебной экспертизы: судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-психологическая, криминалистическая, товароведческая, судебно-бухгалтерская, судебно-строительная, графологическая, фоноскопическая, генетическая и др.

Судебная экспертиза в гражданском (арбитражном) процессе может быть определена как самостоятельный правовой институт, т. е. как совокупность норм гражданского (арбитражного) процессуального права, регламентирующих отношения по назначению, проведению экспертизы, получению и оценке заключения эксперта. Указанные нормы реализуются через определённую систему правоотношений, возникающих между судом и экспертом, судом и каждым из заинтересованных лиц, содержанием которых являются определённые процессуальные действия. Поэтому, конкретизируя правовое определение экспертизы, можно сказать, что она также представляет собой совокупность особых процессуальных действий, строго регламентированных законом и направленных на получение судебного доказательства - заключения эксперта.

Для осуществления экспертизы необходимо совершить определённое процессуальное действие, которое нашло свое закрепление в ведомственных инструкциях и положениях. Экспертиза назначается в случаях, когда для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, необходимы специальные познания. Экспертиза имеет свои особенности, которые отличают её от других процессуальных действий, имеет свои принципы, структуру и содержание. Экспертиза имеет процессуальное закрепление: все действия эксперта должны быть процессуально оформлены.

Эксперт - самостоятельная процессуальная фигура. Экспертные действия - самостоятельный процессуальный акт. При производстве экспертизы эксперт должен использовать только свои специальные знания. Требование, относящееся к соблюдению границ профессиональных знаний эксперта, относится не только к запрету его вторжения в область права, но также и других, неюридических областей знаний, не относящихся к компетенции эксперта.

Заключение эксперта как источник доказательств может рассматриваться таковым только в том случае, когда оно получено с соблюдением требований гражданско-процессуального закона. За соблюдение законности при проведении судебной экспертизы ответственен как эксперт, проводивший исследования, так и суд, назначивший её.

Хотелось бы отметить, что законодательство РФ уделяет достаточно большое внимание экспертизе как источнику доказательств, ей посвящён ряд гражданско-процессуальных норм, регламентирующих порядок её назначения и проведения, права участников, а также другие вопросы, связанные с экспертизой.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 N 138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002) с изменениями от 27 июля 2010 г. N 194-ФЗ. Опубликовано в «РГ» - Федеральный выпуск № 5247 от 30 июля 2010 г.

2. Арбитражно-процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 N 95-ФЗ с изменениями от 27 июля 2010 г. N 228-ФЗ. Опубликован в «РГ» - Федеральный выпуск № 5248 от 2 августа 2010 г.

3. Кодекс РФ «Об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) с изменениями от 23 июля 2010 г. N 171-ФЗ. Опубликован в «РГ» - Федеральный выпуск № 5243 от 27 июля 2010 г.

4. ФЗ «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1) с изменениями от 28.09.2010 N 243-ФЗ. Опубликован в «РГ» - Федеральный выпуск №5299 от 30 сентября 2010 г.

Учебная литература

1. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Г.А.Жилин. - 2-е изд., перераб. и доп.- М.: «ТК Велби», Изд-во «Проспект», 2008. – 689 с.

2. Гражданский процесс: учебник /В.И. Казанцев, С.Я. Казанцев. - М.: Издательский центр «Академия», 2007. - 340 с.

3. Гражданский процесс: учебник /А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова. М.: «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2008. - 240 с.

4. Гражданский процесс: учебное пособие /М.Ю. Лебедев. М.: «Юрайт-Издат», 2009 г. - 382 с.

5. Гражданский процесс: учебник / Осокина Г.Л. М.: «Юристъ», 2008 - 669 с.

6. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты: учебник / Т.В. Сахнова. М.: «ВолтерсКлувер», - 2008. – 498 с.

7. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (постатейный) (2-е издание, исправленное и дополненное/ М.К. Треушников. М.: «Спарк», 2004. – 689 с.

8. Гражданский процесс: учебник /М.К. Треушников. М.: «Проспект», 2005. - 584 с.

9. Гражданское процессуальное право учебник / М.С. Шакарян. М.: «ТК Велби», «Проспект», 2004. - 584 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий