регистрация / вход

Коллизионные вопросы права собственности

Коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав, поданные в Гражданском Кодексе Российской Федерации. Сделки как действия физических и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Содержание

1.Коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав

2.Внешнеэкономические сделки

Список литературы

1. Коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав

Коллизионные нормы о праве собственности и иных вещных правах в части третьей ГК РФ разделены на две основные группы. К одной относятся нормы о содержании, осуществлении и защите вещных прав (ст. 1119), к другой – об их возникновении и прекращении (ст. 1120). Кроме того, сформулировано специальное коллизионное правило в отношении применения права к вещным правам на суда и космические объекты.

Статья 1119 «Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам» гласит:

«1. Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится.

Принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится».

Из приведенного текста следует, что исходным коллизионным началом для определения права, подлежащего применению в отношении вопросов права собственности, признается закон места нахождения вещи (lex rei sitae). По праву страны, где находится имущество, определяются:

- содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество;

- осуществление этих прав и их защита.

На основе этого же принципа определяется принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам.

В комментариях к этой статье (А.Л. Маковский) обращалось внимание на то, что главной причиной использования именно этого принципа во многих странах является учет интересов гражданского оборота.

Подчинение правомочий собственника и обладателей иных вещных прав на имущество в течение всего времени, пока эти их субъективные права существуют, праву того места, где вещь находится, делает для других участников оборота (как контрагентов этих правообладателей, так и третьих лиц) очевидным, правом какого государства определяются содержание, осуществление и защита соответствующего права на вещь.

Под правом страны, в которой имущество находится, следует понимать, как отмечалось в комментарии А.Л. Маковского, фактическое, действительное место нахождения соответствующего имущества, вне зависимости от местонахождения собственника этого имущества или обладателя на него иных вещных прав, от того, где выданы или находятся правоустанавливающие документы на это имущество, от того, в какой стране оно взято на учет или зарегистрировано (за исключением судов и космических объектов, подлежащих государственной регистрации).

Согласно ГК РБ правомочия собственника (право владения, пользования и распоряжения своим имуществом) определяются как Гражданским кодексом, так и другими законами, в частности Земельным кодексом, Законом об обороте земель сельскохозяйственного назначения и законами о других природных ресурсах. В отношении иностранцев и иностранных юридических лиц этими законами установлены ограничения в отношении прав собственности на земельные участки. Таким образом, в приведенном случае реализуется принцип применения права страны места нахождения имущества. Наряду с этим, и на это также обращалось внимание в комментариях к ст. 1119, для конкретного собственника в его взаимоотношениях с контрагентами создается еще и правовой режим соответствующего имущества, основанный на договоре (например, договоре аренды). Отношения сторон по таким сделкам не подпадают под действие коллизионного правила, сформулированного в п. 1 ст. 1119, а определяются по коллизионным правилам другим разд. ГК РБ, относящимся к договорам и односторонним сделкам.

Принцип lex rei sitae подлежит применению как в отношении недвижимого, так и в отношении движимого имущества. Различие, однако, состоит в том, что в отношении недвижимого имущества всегда будет применяться право одного и того же государства, а в отношении движимого оно будет меняться в зависимости от того, на территории какого государства это имущество будет находиться.

Существенное практическое значение имеет определение права, подлежащего применению в случае необходимости осуществления защиты права собственности. Например, путем применения такого классического метода защиты, как предъявление виндикационного иска, целью которого является изъятие вещи собственником от незаконного владельца. Приведем пример из практики.

Еще в советский период из деревенской церкви в Сванетии (Грузия) были похищены старинные иконы, в том числе чеканная икона Святого Федора (Теодора) XIV в. Затем икона оказалась в женевском Музее истории и искусств, куда она поступила из Лондона для проведения экспертизы. Икона была передана в музей собирателем, который приобрел икону в Западном Берлине. Виндикационный иск о возврате иконы собственнику (иск предъявлялся государством) был предъявлен в суде в Женеве. В порядке обеспечения иска первоначально был наложен арест на икону, а затем она была возвращена.

В случае, если бы виндикационный иск предъявлялся в РБ к добросовестному приобретателю, перед судом мог возникнуть вопрос о том, как понимать в таком случае принцип les rei sitae, а именно что понимать под местом нахождения вещи: место (т.е. территорию государства), где вещь находилась в момент, когда она выбыла из владения собственника, или же место, в котором она была приобретена добросовестным приобретателем. В зависимости от ответа на этот вопрос результаты рассмотрения виндикационного иска могут оказаться различными, так как условия защиты добросовестного приобретателя в праве разных стран неодинаковы. По мнению А.Л. Маковского, предпочтение должно быть отдано праву страны, где данная вещь находилась в тот момент, когда она была собственником утеряна (украдена у него или иным образом вышла из его обладания помимо его воли). Стороны спора уже не могут изменить это место в своих интересах, в то время как место отчуждения этой вещи третьему лицу могло быть специально выбрано с целью затруднить собственнику защиту его прав.

Другая группа коллизионных норм в области вещных прав содержится в ст. 1120 ГК РБ. Эта статья, в свою очередь, делится на три пункта. Приведем последовательно эти три пункта.

Пункт 1 ст. 1120 гласит: «Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом».

Из приведенного текста следует, что в РБ будут признаваться вещные права на имущество, возникшие в иностранном государстве на основании норм иностранного права, если иное не предусмотрено прямо российским законом. Правом страны места нахождения вещи определяется в данном споре правомерность возникновения вещных прав на эту вещь. В комментариях к этому пункту ст. 1120 отмечалось, что не имеет значения то обстоятельство, что установление основания для возникновения права собственности в России и в иностранном государстве в ряде случаев не совпадают (например, при передаче имущества в доверительную собственность).

Пункт 2 ст. 1120 гласит: «Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом».

В этом пункте под движимым имуществом, «находящимся в пути», понимаются вещи, находящиеся в процессе транспортировки, независимо от того, на основании какой сделки – внешнеторговой или любой иной – эти вещи перемещаются. Практически обычно имеются в виду прежде всего договоры купли-продажи товаров. Как отмечалось в комментариях к этой статье, при быстром изменении места нахождения вещи во время ее транспортировки привязка к месту отправления вещи призвана обеспечить необходимую определенность при осуществлении права, подлежащего применению.

Следует обратить внимание на то, что в этом вопросе в законодательстве других стран может применяться и иной подход. Так, согласно ст. 52 Закона о реформе итальянской системы международного частного права 1995 г. вещные права на имущество, находящееся в пути, регулируются правом места назначения имущества.

Иначе эти вопросы могут быть решены, если стороны договора в соответствии с принципом автономии воли сторон при его заключении или в последующем избрали право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. В этом случае избранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для третьих лиц. Смысл последней оговорки состоит в том, что действие принципа автономии воли не может выходить за пределы отношений между сторонами.

Особое значение в международной купле-продаже товаров имеют вопросы перехода права собственности и риска случайной гибели вещи. Сложности в международной практике вызывают случаи, когда предметом сделки является товар, который перевозится по железной дороге, водным или воздушным транспортом.

В международной торговле товары продаются чаще всего на определенных условиях, сложившихся в торговой практике, эти условия называются базисными. Ими определяются права и обязанности сторон, связанные с передачей товаров и, в частности, касающиеся места и момента сдачи товара и момента перехода риска. В России признаны базисные условия, сформулированные в Инкотермс 2000.

В различных Общих условиях поставки решение вопроса о моменте перехода права собственности и риска случайной утраты или случайного повреждения товара увязано с применяемым базисом поставки. Для каждого базиса поставки (при железнодорожных, автомобильных, водных и воздушных перевозках, а также при почтовых отправлениях) установлены определенные правила.

В отношениях между предприятиями, к которым продолжают применяться Общие условия поставок СЭВ (ОУП СЭВ 1968/1988 гг.), момент перехода права собственности и риска случайной гибели товара с продавца на покупателя определяется не путем применения коллизионных норм, а исходя из единых материально-правовых норм. Так, этот переход при железнодорожных перевозках считается совершенным «с момента передачи товара с железной дороги страны продавца железной дороге, принимающей товар», в водных перевозках на условиях «фоб», «сиф» и «каф» – «с момента перехода товара через борт судна в порту погрузки».

Пункт 3 ст. 1120 гласит: «Возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности».

В российском коллизионном праве этим пунктом впервые решен вопрос о применении права в отношении возникновения права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности. Возникновение права собственности по этому основанию возможно лишь в случае длительного, открытого и непрерывного владения вещью как своим собственным имуществом. Сроки приобретательной давности, установленные в различных странах, не совпадают.

В международной практике определение права, подлежащего применению в случаях такого рода, имеет определенное значение при решении споров о культурных ценностях. Возникновение права собственности определяется в ряде стран в соответствии с правом страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности. Приведем пример.

Предметом спора, рассмотренного в английском суде в 1980 г., было собрание японских произведений искусства, украденных в Англии и затем привезенных в Италию. В Италии они были куплены добросовестным приобретателем, который не знал о том, что произведения были похищены. Приобретатель отправил их в Лондон на аукцион фирмы «Кристи», где они были предложены для продажи. Об этом узнал собственник, у которого они были похищены, и потребовал как от фирмы «Кристи», так и от итальянского приобретателя возврата произведений либо выплаты суммы, за которую они будут выкуплены на аукционе.

Исходя из принципа lex rei sitae, суд применял итальянское право как право государства, в котором культурные ценности находились в момент передачи приобретателю. Поскольку ст. 1153 ГК Италии допускает возможность добросовестного приобретения и в отношении похищенных вещей, ответчик мог стать правомерным собственником. Поэтому в иске было отказано.

Более сложная ситуация возникла при рассмотрении спора о судьбе картины «Святое семейство».

Фирма «Кобарт», зарегистрированная в Панаме, принадлежавшая гражданину США и относящаяся к категории компаний почтового ящика, приобрела в 1989 г. картину известного голландского художника Йохима Втевала «Святое семейство» (XVII в.) и представила ее для продажи на аукционе фирмы «Сотбис» в Лондоне. Первоначально немецкий город Гота, а затем и ФРГ в качестве истца предъявили иск к панамской фирме и фирме «Сотбис» о возврате картины, исходя из того, что она перед концом Второй мировой войны была похищена из Готского собрания. В 1945 г. картина была вывезена в Советский Союз, а затем нелегально переправлена на Запад в багаже жены одного из дипломатов.

По версии ответчика (фирмы «Кобарт»), картина была подарена немецкой семьей советскому офицеру, а позднее его сыном продана. После неоднократной смены собственников она была нелегально вывезена в 1987 г. в Западный Берлин. Судьба картины с 1987 по 1989 г. осталась невыясненной, однако, как установил английский суд, представитель фирмы в 1989 г. купил ее в Лондоне. Первоначально ответчик утверждал, что картина была куплена им как добросовестным приобретателем, однако во время рассмотрения дела в Высоком суде (High Court) в 1989 г. в Лондоне он от этого утверждения отказался и ссылался на истечение срока давности как по германскому, так и по английскому праву.

Рассмотрение дела длилось несколько лет. В 1992 г. картина была снята с аукциона фирмы «Сотбис». Решение по делу было вынесено в конце 1998 г. Суд в своем решении исходил также из того, что ответчик знал или должен был знать (предполагать), что картина похищена и что только истечение срока давности ставит его в благоприятное положение, поскольку законный владелец в течение этого времени не мог знать, где находится картина.

Суд, применив положение об исковой давности германского права, истолковал его в пользу собственника (истца) таким образом, что к требованию истца о возврате ему похищенной или иным образом утраченной культурной ценности исковая давность не применяется.

Вопросы, связанные с защитой права собственности на культурные ценности, приобрели в условиях широкого развития международного культурного сотрудничества большую актуальность, что делает необходимым останавливаться на них специально ниже .

Особый характер носят положения ст. 1121 ГК РБ, посвященной определению права, подлежащего применению к праву собственности и иным вещным правам на транспортные средства, которая гласит:

«К праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защите применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы».

В комментариях к этой статье обычно отмечается, что к транспортным средствам не может применяться традиционный для вещных прав коллизионный принцип lex rei sitae, поскольку эти объекты постоянно передвигаются из одной страны в другую. Поэтому с помощью отсылки к праву страны, где эти суда и объекты зарегистрированы, создается, как отмечает А.Л. Маковский, фикция постоянного нахождения судов и космических объектов в одном месте и обеспечивается определенность и стабильность их правового режима почти в такой же степени, как и вещей, недвижимых по своей природе.

Коллизионные нормы в отношении вещных прав содержатся также в КТМ РФ, согласно ст. 417 которого права на имущество, затонувшее во внутренних морских водах или в территориальном море, а также отношения, возникающие в связи с затонувшим имуществом, определяются законом государства, в котором имущество затонуло.

К затонувшим в открытом море судам, находящимся на них грузам и иному имуществу применяется закон государства флага судна.

Для стран СНГ по этим вопросам действуют правила ст. 38 Минской конвенции 1993 г. и ст. 41 Кишиневской конвенции 2002 г., а именно:

- право собственности на недвижимое имущество определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится недвижимое имущество. Вопрос о том, какое имущество является недвижимым, решается в соответствии с законодательством договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество;

- право собственности на транспортные средства, подлежащие внесению в государственные реестры, определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится орган, осуществивший регистрацию транспортного средства;

- возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием возникновения или прекращения такого права;

- возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество, являющееся предметом сделки, определяется по законодательству места совершения сделки, если иное не предусмотрено соглашением договаривающихся сторон.

2. Внешнеэкономические сделки

В регулировании гражданско-правовых отношений существенное место занимают сделки.

Сделками признаются действия физических и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В зависимости от числа участвующих сторон сделки могут быть:

а) односторонними (для совершения такой сделки достаточно, чтобы волю изъявила одна сторона);

б)двусторонними (в этой сделке воля должна быть выражена двумя сторонами);

в)многосторонними (для совершения такой сделки необходима воля трех и более сторон).

Иностранцы могут совершать в Республике Беларусь те же сделки, что и белорусские граждане. В частности, они могут купить или продать вещь, подарить ее, оставить по завещанию свое имущество другим лицам, заключить договор найма, подряда и т.п. Специальные правила о продаже и дарения ими некоторых вещей (например, автомашины), установленные в Республике Беларусь для белорусских граждан распространяются и на иностранцев.

В Республике Беларусь сделки между гражданами могут совершаться устно, если законом не установлено иное.

В случае совершения сделки между организацией и гражданином в устной форме организация, оплатившая товар или услуги, должна получить от другой стороны документ, удостоверяющий получение денег и основание их получения.

Сделки между гражданами на сумму, превышающую не менее чем в десять раз размер базовой величины, должны совершаться в письменной форме.

Нотариальная форма предусмотрена законом лишь для некоторых сделок. Например, согласно ст. 1044 Гражданского кодекса Республики Беларусь, завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом.

В ряде случаев, кроме соблюдения письменной формы, необходима еще регистрация в определенном государственном органе. Например, договор купли-продажи дома должен быть зарегистрирован в органах государственной регистрации недвижимого имущества.

Коллизионные вопросы, касающиеся формы сделки, в Республике Беларусь решаются на основании ст. 1116 Гражданского кодекса Республики Беларусь, согласно которой форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права Республики Беларусь.

Право собственности на вещь, находящуюся в пути по внешнеторговой сделке, по общему правилу определяется по закону страны, из которой эта вещь отправлена.

Сделка, не соответствующая требованиям закона, в установленном порядке признается недействительной. В частности, недействительна сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14-летнего возраста. Это не относится к мелким бытовым сделкам, которые в этом возрасте лица вправе совершать самостоятельно. В случае признания сделки недействительной каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах. Кроме того, дееспособная сторона обязана возместить другой стороне понесенные ею расходы, утрату или повреждение ее имущества, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Кроме того, недействительной и с теми же правовыми последствиями является:

а) сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей (усыновителей) или попечителей;

б) сделка, совершенная гражданином, признанным не- дееспособным вследствие душевной болезни или слабо- умия;

в) сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Согласно ст. 171 Гражданского кодекса Республики Беларусь, недействительна сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать юридические последствия (мнимая сделка). Например, с целью укрыть имущество от конфискации гражданин совершает куплю-продажу этого имущества с одним из своих родственников, не получая при этом покупной платы.

Если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка), то применяются правила, относящиеся к такой сделке, которую стороны действительно имели в виду.

По законодательству Республики Беларусь признается недействительной сделка, совершенная под влиянием заблуждения. Если такая сделка признается недействительной, каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах. Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения расходов, утраты или повреждения своего имущества, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия или угрозы, а также сделка, которую гражданин вынужден был совершить на крайне невыгодных для себя условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств, признается недействительной по иску потерпевшего. Если такая сделка признана недействительной, потерпевшему в этом случае другой стороной возвращается все полученное по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возмещается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещаются другой стороной понесенные им расходы. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, обращается в доход государства.

Внешнеэкономические связи субъектов хозяйствования могут иметь различные проявления. Преимущественной формой опосредования таких отношений является внешнеэкономическая сделка. Это один из основных институтов международного частного права.

В законодательстве Республики Беларусь используются как понятие «внешнеторговая сделка», так и более широкое понятие «внешнеэкономическая сделка». Однако эти понятия не получили четкого определения во внутреннем (национальном) праве.

Внешнеэкономическая сделка, как видно из самого названия, включает в себя две категории: «внешнеэкономическая» и «сделка». Их сочетание определяет специфику этого понятия.

К внешнеэкономической сделке не может применяться только национальное право одной страны. Эта сделка охватывает, как минимум, две национальные правовые системы.

Таким образом, любая внешнеэкономическая сделка характеризуется тем, что в этой сделке всегда на одной стороне выступает иностранный элемент, т.е. иностранное юридическое или физическое лицо.

Предметом данной сделки могут быть такие операции, как поставка товаров за границу, ввоз товаров из-за границы, перевозка грузов, оказание других услуг внешнеэкономического характера.

Внешнеэкономические сделки носят имущественный и возмездный характер.

Специфика внешнеэкономических сделок проявляется в наличии определенной системы регуляторов, в которую входят внутреннее (национальное) законодательство, международные правовые акты, обычаи, судебная (арбитражная) практика, договорные условия.

Характерной особенностью внешнеэкономических сделок является и то, что возникающие здесь отношения подчинены регулирующему воздействию со стороны тех государств, юридические и физические лица которых являются участниками этих сделок. В частности, это выражается в выдаче компетентными органами соответствующих государств разрешения (лицензии) на экспорт и импорт товаров, а также на совершение некоторых других операций.

Таким образом, к внешнеэкономическим сделкам относятся сделки имущественного и возмездного характера, совершаемые в сфере внешнеэкономической деятельности с участием иностранного элемента и связанные не менее чем с двумя национальными правовыми системами.

Внешнеэкономические сделки в основном осуществляются посредством заключения и исполнения гражданско правовых договоров. Это могут быть договоры купли-продажи товаров, договоры по оказанию посреднических услуг, оказанию технического содействия в строительстве предприятий и осуществлению других проектов, проведению совместных опытно-конструкторских, технологических и научно-исследовательских работ, лицензионные договоры об использовании изобретений, договоры лизинга и др. Все эти договоры представляют собой различные виды внешнеэкономических сделок.

В современных условиях появились новые разновидности внешнеэкономических сделок, в частности так называемые компенсационные соглашения. Такого рода соглашения по существу представляют собой совокупность ряда сделок. На основе компенсационных соглашений реализуются крупномасштабные проекты в промышленности и сельском хозяйстве. Например, на основе этого соглашения Республика Беларусь закупила в Австрии оборудование для строительства в Жлобине металлургического завода. После завершения его строительства полученный кредит погашался путем поставки за границу готовой продукции.

Договор международной купли-продажи превалирует над другими внешнеэкономическими договорами. Это наиболее распространенный вид внешнеэкономических сделок в международном коммерческом обороте. В данном договоре принято различать: экспортные (реэкспортные) операции; импортные (реимпортные) операции; товарообменные операции.

Внешнеэкономический договор имеет определенную структуру, которая представляет собой логически последовательное расположение по разделам условий договора, которые должны быть согласованы и учтены сторонами договора.Совокупность этих разделов и составляет содержание договора.

И последние десятилетия XX в. Широкое распространение в сфере международной торговли получили типовые проформы, торговые (коммерческие) термины. В частности сборнике «Инкотермс» 2000 г. содержатся правила толкования 13 торговых терминов.

Перечень базисных условий, соответствующих тому или иному виду внешнеэкономического договора, содержится в разработанных Европейской экономической, комиссией (ЮН типовых контрактах купли-продажи.

Возникает вопрос, насколько детально должно быть регламентировано внешнеэкономическом договоре договорное правоотношение, чтобы договор полно и правильно отражал волеизъявление сторон?

Представляется, что договорное правоотношение должно быть описано достаточно подробно с тем, чтобы можно былоопределить, что содержание договора по общему правилу зависит от нескольких факторов:

конкретно должна совершить по договору обязанная сторона и на каких условиях. В противном случае договор в силу его неопределенности может бытьпризнан судом незаключенным со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Стороны внешнеэкономического договора могут избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Избранное право может быть как правом страны одной из сторон договора, так и «нейтральным» правом третьей страны (принцип автономии воли сторон).

Структура контракта, как правило, предопределяется типом конкретного договора. В силу этого нельзя вывести в структуру, единую для всех внешнеэкономических договором.

Содержание договора по общему правилу зависит от нескольких факторов:

во-первых, от вида договора и его предмета; во-вторых, от применяемого права к данному правоотношению;

в-третьих, от существующих обычаев и обыкновений (традиций, практики и т.п.);

в-четвертых, от партнера (когда с партнером отношения возникают впервые, контракт, как правило, должен достаточно подробно регламентировать договорные обязательства; если же связь с партнером длительная, сложились определенные традиции во взаимоотношениях, контракт может быть менее детализирован).

Внешнеэкономический договор как акт волеизъявления сторон должен совершаться в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет за собой недействительность данной сделки.

Письменная форма для внешнеторговых сделок рекомендуется модельным Гражданским кодексом государств – участников СНГ. Согласно ст. 1216 этого Кодекса, внешнеторговая сделка, хотя бы одним из участников которой является юридическое лицо или гражданин соответствующего государства, «совершается, независимо от места заключения сделки, в письменной форме». Аналогичная норма содержится в ст. 1116 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Республика Беларусь, присоединяясь к Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, сделала специальную оговорку о необходимости заключения таких договоров в письменной форме, если хотя бы один из контрагентов имеет свое коммерческое предприятие на территории Беларуси.

Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество.

Коллизионные нормы внешнеэкономических сделок указывают на право, подлежащее применению при совершении таких сделок.

Законодательство большинства стран исходит из того, что при заключении внешнеэкономического договора стороны могут по своему усмотрению установить, каким правом их договор будет регулироваться. Такой подход характерени для законодательства Республики Беларусь.

Внекоторых странах, наряду с учетом воли сторон сделки, принимаются во внимание и иные обстоятельства, а именно: место исполнения договора, место его заключения, место жительства сторон, их гражданство и т.д.

И ряде стран стороны, заключив внешнеэкономический договор, могут подчинить его разным правовым системам.

Например, стороны могут обязанности продавца подчинить праву страны продавца, а обязанности покупателя – праву страны покупателя. Но это намерение сторон должно быть четко зафиксировано в самой сделке.

Если стороны в договоре не выразили намерения подчинить свои отношения праву определенной страны, в этом случае подлежащее применению право будет определяться по законам места совершения сделки.

Согласно Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, эти договоры регулируются правом, выбранным сторонами. Если они этого не сделали, договор купли-продажи регулируется правом государства, в котором продавец имеет свое коммерческое предприятие в момент заключения договора.

Во многих странах действует правило, согласно которому при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве к этому договору применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся:

- продавцом – в договоре купли-продажи;

- наймодателем – в договоре имущественного найма;

- хранителем – в договоре хранения;

- комиссионером – в договоре комиссии;

- перевозчиком – в договоре перевозки;

- страховщиком – в договоре страхования;

- кредитором – в кредитном договоре;

- дарителем – в договоре дарения;

- поручителем – в договоре поручительства;

- залогодателем – в договоре залога и т.д. Аналогичное правило содержится в Гражданском кодексе Республики Беларусь (ст. 1125).

Путем определения права, подлежащего применению к внешнеэкономической сделке, устанавливается обязательственный статут сделки. На основе этого статута определяются права и обязанности сторон по сделке, последствия ее неисполнения и некоторые другие вопросы.

Обязательственному статуту сделки не подчинен вопрос о правоспособности сторон при совершении внешнеэкономической сделки. Стороны не могут путем выбора права избежать действия императивных норм, относящихся к их личному статуту.

Обязательственный статут сделки не применяется и в отношении формы внешнеэкономического договора. Форма данного договора определяется по закону места его заключения.

Венская конвенция 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров не устанавливает специальных требований в отношении формы этих договоров: допускается совершение в любой форме. Иной подход содержится в законодательстве Республики Беларусь. Как уже отмечалось внешнеэкономическая сделка, хотя бы одним из участников которой является белорусское юридическое или физическое лицо, совершается (независимо от места заключения сделки) в письменной форме.

Векселя и другие денежные обязательства по внешнеэномическим сделкам должны подписываться двумя лицами(руководителем или заместителем руководителя организации и главным бухгалтером этой организации) либо лицом, уполномоченным доверенностью, подписанной руководителем и главным бухгалтером организации.

Исключение из данного порядка составляют сделки, заключенные субъектами хозяйствования на аукционах и биржах. Они совершаются по правилам, действующим на аукционах и биржах.


Список литературы

коллизионный гражданский кодекс сделка

Нормативная литература

1.Гражданский кодекс Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь, 7 декабря 1998 г. // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1999. N 7-9. Ст. 101; Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. N 69, 2/190; 2001. N 46, 2/750; 2002. N 7, 2/828.

Специальная литература

1.Международное частное право: Учебник / В.Г. Тихиня. – Мн.: Книжный Дом, 2007. – 320с.

2.Гражданское право. Ч. 1 / Под общ. Ред. В.Д. Чигира. – Мн.,2000;

3.Международное экономическое право: Учебник/ Богуславский М.М. – М., 1986;

4.Внешнеэкономические сделки / Толочко О.Н. – Гродно, 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему