регистрация / вход

Правовая система в условиях федерализма

Анализ правовой системы федеративного государства на примере России и Германии, представляющей собой совокупность источников позитивного права в единстве с правовой идеологией и юридической (судебной) практикой. Главные составляющие правовой системы.

План работы

Введение

Глава 1. Понятие правовой системы и понятие федерализма

Глава 2. Правовая система (составляющие)

1) нормативная составляющая

2) институциональная составляющая

3) идеологическая составляющая

Заключение

Библиографический список использованных источников литературы


Введение

Изменение в государственном устройстве России и в жизни российского общества привели к необходимости усовершенствования национальной правовой системы. Для регулирования новых отношений видоизменялись отрасли права, претерпевали изменения правовые институты, создавались новые и упразднялись старые государственные органы. Все это внесло свой вклад в обновление правовой системы России.

Данная работа затрагивает устройство и дает четкое представление о специфике правовой системы при федеративном устройстве государства. Она отличается актуальностью на сегодняшний день, так как Россия, будучи федеративным государством, в котором происходит формирование гражданского общества, все еще находится на переходном этапе от тоталитарного прошлого к демократическому, подлинно правовому государству.

Анализ правовой системы федерации на примере России и Германии невозможен без выявления общего и особенного в составляющих правовых систем этих государств. В своей работе автор старался наиболее полно и ясно осветить нормативную, институциональную и идеологическую составляющие правовой системы.

К примеру, обстоятельный анализ правовых систем России и Германии как федеративных государств невозможен без сравнения систем законодательства этих государств.

Соотношение федеральных правовых актов и правовых актов субъектов федерации оказывает влияние на составление системы законодательства. Поэтому в работе затронут важный вопрос о распределении предметов ведения и полномочий в федеративном государстве.

В работе использованы идеи и разработки, содержащиеся в трудах таких исследователей как Антонов И. П., Садовский В. Н., Чинчиков А. А., Петелина И. В., Марченко М. Н. и др.

В работе подробно разбираются понятия правовой системы и федерализма, общие составляющие правовой системы, особенности правовых систем Российской Федерации и ФРГ.


Глава 1.Понятие правовой системы и понятие федерализма

Мир правовых явлений находит отражение в правовой действительности не только в сложном многообразии своих форм, но и в таком качестве, как всеобъемлющий характер, “пронизывающий” общество и государство. Ключевую позицию в нем занимает право. Этот многоуровневый феномен позволяет использовать в научном обороте понятие “система”, причем в различных ее аспектах: правовая система, система права, система источников права, система законодательства, судебная система и т. д1 .

В современной научной литературе категория “система” представлена множеством определений. К примеру, В. Н. Садовский приводит их около 40, среди которых система определяется через понятия “элемент”, “отношение”, “целое”, “управление” и т. д2 . Понятие “системы” синтезирует в себе все аспекты системности объекта, представляя его как единство элементов, находящихся в определенных связях и отношениях, предопределяющих существование объекта, как целого и относительно независимого во вне явления.

Не стоит сводить воедино понятия “система права” и “правовая система”. Понятие “система права” характеризует институциональное внутреннее строение нормативной основы правовой системы – права как такового, “правовая система” же охватывает все правовые явления в масштабах государства и общества.

В самом широком смысле под системой понимают комплекс взаимодействующих тем или иным образом компонентов[3] . В узком смысле слова система – это целостное образование, обладающее новыми качественными характеристиками, не содержащимися в образующих его компонентах[4] .

Как правило системы выступают как сложные образования с характерными для любой из них признаками (рассмотрим на примере социальной системы), среди которых принято выделять:

- целостность;

-наличие двух и более типов связей (пространственных, функциональных, генетических и т. д.);

- структуру (организацию), наличие уровней и иерархии уровней;

- управление и самоорганизацию;

- цель и целесообразный характер;

- функционирование и развитие[5] .

Для познания системы как единого целого необходимо раскрыть эти признаки.

Исследуя понятие “целостность” на примере государства как социальной системы, А. А. Чинчиков предложил следующее определение: ”целостность – это внутренняя качественная характеристика объекта (материального или духовного происхождения) как системы , обусловленная интегративным взаимодействием его частей, их свойств и порождающая относительную самостоятельность его от окружающей среды, определенную стабильность внутреннего развития, устойчивость во внешних связях”1 .

Наличие связей между составляющими ее частями и их взаимодействие иногда порождает изменение одной, а следовательно, и других частей, а нередко и всей системы в целом. Эти органичные связи между элементами способствуют тому, что при взаимодействии с внешней средой система выступает как единое целое, проявляя при этом самое важное для нее свойство- способ, которым она себя сохраняет.

Следующим признаком системы является ее структура, т. е. внутреннее строение, наличие иерархических уровней, функций и факторов, обеспечивающих ее целостность. В науке существует множество точек зрения о том, что же понимать под категорией “структура”. Так, И.Н. Николов полагает, что “под структурой обычно понимается качественно определенный относительно устойчивый порядок внутренних связей между элементами системы, так что понятие структуры дает важную качественную характеристику связей. Ее можно понимать и как особую упорядоченность элементов системы”2 .

Развитие системы сопровождается изменением ее свойств и качественных характеристик.

Правовая система обладает всеми признаками, свойственными различным социальным системам. Ее рассматривают как в широком так и в узком смысле.

В широком смысле под правовой системой понимают совокупность источников позитивного права конкретного государства в единстве с правовой идеологией и юридической (включая в качестве основной судебную) практикой.

Из этого следует что компонентами правовой системы являются:

- позитивное право как совокупность действующих в государстве правовых норм, выраженных в законе и иных признаваемых государством норм позитивного права;

- правовая идеология, т. е. правовые взгляды, правосознание, правовая культура, концепции и т. д.;

- юридическая (судебная) практика.

Взаимодействие правовой системы с государством и обществом происходит посредством государственных органов, уполномоченных осуществлять правотворческую, законодательную, правоохранительную, правозащитную, судебную, правоисполнительную и другие виды деятельности в области права.

В узком смысле правовая система рассматривается как единство правовых актов и норм национального права, объединенных в систему права (правовые институты и отрасли права, характеризующиеся внутренним единством и различием в зависимости от особенностей регулируемых отношений) 1 .

В процессе эволюции общества между субъектами права возникают социальные отношения, требующие правового закрепления. Реагируя на эти потребности, правовая система посредством своих компонентов (механизма правотворчества, механизма законности, механизма обеспечения правопорядка) в зависимости от формы территориального устройства государства (на уровне федерации, субъектов федерации или автономных образований) выдает соответствующие правовые предписания. В итоге в области права возникает циклический процесс: правосознание воздействует на правовую систему через правотворчество, которое реализуется в нормах права, а те, в свою очередь, через правоотношения, правоприменение, толкование, соблюдение права реализуются в социальных отношениях.

При всем многообразии подходов ряда авторов к пониманию правовой системы, само понятие пока не заняло значимого места в категориальном аппарате теории права в качестве самостоятельного целостного явления2 . Предлагаю определять правовую систему как целостный комплекс взаимосвязанных правовых явлений, обусловленный объективными закономерностями развития общества, осознанный и постоянно воспроизводимый людьми и государством, используемый ими для достижения своих целей.

Охарактеризовав понятие “правовая система” следует перейти к анализу понятия “федерализм”, чтобы затем проследить воздействие федеративного устройства государства на правовую систему.

Федерализм – это порядок и форма государственного устройства, которые гарантируют единство и плюрализм государственной власти на различных уровнях ее организации3 .Федерализм – сложное и многоаспектное понятие. Термин “федерализм” зачастую отождествляют с понятием “федерация”, “федеративное государственное устройство”. Однако необходимо их разграничивать и выявлять соотношение между ними. Федерация – это форма государственного устройства, при которой единое государство состоит из нескольких государственных образований на основе добровольного объединения, при котором составляющие части обладают определенной самостоятельностью в рамках действующего договора. Понятие “федерализм” шире и сложнее понятия “федерация”, поскольку включает в себя не только теорию о федеративном государстве как форме государственного устройства, но и обозначает принцип политической организации, особого рода систему отношений в обществе. Федерализм – это теоретико-методологическая основа организации, политики и практики возникновения и развития федерального государства. Федерация же является типом государства, которое базируется на основополагающих принципах федерализма. Федерализм может существовать без федерации, но невозможно существование федерации без федерализма.

Основополагающим принципом всех федеративных образований является принцип соглашения или договора. Можно выделить ряд принципов, характеризующих федерализм, к ним относятся:

1) самоопределение и равноправие субъектов при вступлении в союз;

2) равноправие и демократизм во взаимоотношениях внутри объединения;

3) единство системы государственной власти;

4) разграничение предметов ведения и полномочий между центром и субъектами;

5) автономия для субъектов, полная самостоятельность в вопросах отнесенных к их компетенции;

6) согласование совместных решений;

7) юридические гарантии соблюдения соглашений;

8) государственный суверенитет.

Федерализм как понятие отражает и способ государственного устройства, и систему правления, и форму межнациональных отношений.

В федеративном государстве всегда существуют две тенденции: центробежная и центростремительная. Федерализм выступает инструментом, с помощью которого достигается тот необходимый баланс для сохранения единого нераздельного государства при сохранении широкого спектра прав субъектов федерации. Федерализм – залог целостности государства, способ построения единого государства. Федерализм с одной стороны выполняет функцию децентрализации власти, с другой – функцию интеграции составляющих субъектов для достижения общих целей на основе согласия и сохранения единства государства1 .

В современных условиях федерализм перестает быть только средством решения проблемы устройства государства. Он превращается в форму общественного устройства, способ создания гармоничного общества, основанного на гражданском согласии людей на совместное управление общими делами. Т. е. федерализм также можно определить как форму и способ организации индивидов, социальных общностей, объединяющихся для достижения общих целей и строящих свои взаимоотношения на основе соглашения.

Федерализм относится к структуре и функционированию государственной власти; служит сохранению как единства так и плюрализма государственных и общественных структур; включает действие социальных и политических факторов. Также федерализм является эффективным средством решения национального вопроса в этнически разнородных государствах.

Федерализм в настоящее время сложное и многомерное явление. Он охватывает самые разнообразные аспекты общественной жизнедеятельности. Принципы федерализма для России имеют большое значение, поэтому непременное их соблюдение станет гарантом единого сильного государства при соблюдении прав и интересов составляющих его субъектов.


Глава 2. Правовая система (составляющие)

1) Нормативная составляющая

правовая система федерализм

Нормативная составляющая – это часть правовой системы, которая оформляет и закрепляет источники права, выстраивает иерархию этих источников. Для анализа нормативной составляющей правовой системы следует начать с источников права существующих в романо - германской правовой семье. Выделяют следующие виды источников права:

- нормативно-правовые акты “во главе” с законом;

- обычаи, которые образуют систему норм, именуемых обычным правом;

- судебная практика, судебные прецеденты, которые в целом признаются источниками права, но, тем не менее, оспариваются юристами;

- международные договоры, сравнимые, по мнению некоторых авторов, по своему значению с конституционными законами;

- общие принципы права, часто рассматриваемые в научной литературе как высшие принципы, в соответствии с которыми должна строится деятельность судебных и других государственных органов;

- доктрины, с помощью которых вырабатываются многие принципы романо-германского права и в законодательном порядке создаются многочисленные нормы права, охватывающие поведение людей в различных сферах деятельности1 .

Характеризуя каждый из вышеназванных источников, следует отметить, что нормативно-правовой акт является одним из совершенных видов источников права. Он представляет собой документ, принимаемый компетентным органом в определенном порядке, устанавливающий, изменяющий или отменяющий нормы права, а также вводящий их в действие. Это государственный акт нормативного характера. Он рассчитан на урегулирование неопределенного числа отношений и действует непрерывно, чем отличается от индивидуально-правовых актов и актов применения норм права, которые относятся к определенным субъектам, к конкретным обстоятельствам места и времени и рассчитаны на однократное действие

. Нормативно-правовые акты в силу обладания общими чертами и специфическими особенностями классифицируют по различным критериям: по содержанию, по способу их формирования и оформления, формам внешнего проявления, по процедуре принятия, по кругу лиц, на которых распространяется их действие, пространству и времени, которые охватываются действием акта, по утрате юридического значения, по системности, внутренней структуре и ряду других критериев2 .

Классифицируя все источники романо-германского права, исследователи неизменно во главу угла ставят законы. “Закон образует как бы скелет правопорядка”. В основе приоритета закона перед другими источниками права лежат фундаментальные и непреходящие исторические, социальные, национальные ценности народов, такие как общая и правовая культура, правовые традиции и обычаи.

В национальном праве Германии различают два вида законов: законы в формальном и законы в материальном смысле. Законы в формальном смысле- это законы принятые законодательными органами власти (бундестагом ФРГ или ландтагом земли). Наряду с формальными законами существуют законы которые имеют материальный характер. Это законы изданные органами исполнительной ветви власти. К примеру, в российском понимании права это подзаконные нормативно-правовые акты. В ФРГ к ним относятся постановления федерального и земельных правительств и министерств. Эта категория законов охватывает также различные предписания, например правила дорожного движения; правовые распоряжения, например специальное распоряжение в области охраны окружающей среды. В общинах и округах, как ив учреждениях и организациях публично-правового характера, в ФРГ существует еще одна разновидность законов в материальном смысле - уставы (статуты), например устав о коммунальных отчислениях, устав общины о порядке снабжения водопроводной водой или порядке вывоза мусора.

Среди источников позитивного права во всех современных демократических государствах особое место занимает конституция. В иерархии законодательства Российской Федерации и законодательства ФРГ нормы Конституции (Основного закона) занимают приоритетное положение. Это означает, что все принимаемые в государстве законодательные акты должны находиться в соответствии с положениями конституции. В случаях нарушения этого принципа принятые законы являются неконституционными и могут быть объявлены недействительными. Решение о недействительности законодательных актов, противоречащих Конституции РФ (Основному закону ФРГ), выносится Конституционным Судом РФ (Федеральным Конституционным Судом ФРГ) на основании запроса уполномоченных на это органов.

В иерархии источников права ФРГ за конституцией следуют законы в формальном смысле, т. е. акты принятые органами законодательной власти. Законы в материальном смысле, т. е. постановления, правовые распоряжения и уставы, занимающие более низкую ступень в иерархической лестнице, не должны противоречить законам в формальном смысле.

От законов следует отличать инструкции, издаваемые вышестоящими органами в отношении нижестоящих внутри системы администрации государственной власти. Они тоже не должны противоречить правовым нормам законодательства, но, в отличие от других источников права, имеют исключительно внутриведомственный характер, т. е. не распространяются на лиц, не состоящих во внутриадминистративных служебных отношениях.

В отличие от писаной части права существует его неписаная часть, т. е. обычное право, которое возникает на основе многолетней практики поведения граждан, а также укоренившегося в обществе представления о том, что такое поведение носит узаконенный характер.

Судебный прецедент в современном мире является достаточно распространенной формой права, но отношение к нему весьма противоречивое. Исследуя категорию “судебный прецедент”, М. Н. Марченко выделяет три подхода к нему как к источнику права:

- в одних национальных правовых системах и правовых семьях прецедент нашел полную поддержку и признание (страны англо -саксонского права);

- в других правовых системах прецедент никогда не воспринимался и не воспринимается до сих пор как источник права (Болгария, Венгрия, Румыния, Латвия, Литва, Эстония и др.);

- в третьей группе правовых систем прецедент занимает весьма неопределенное, довольно противоречивое положение в системе других источников права ( страны романо – германского права)1 .

В Российской Федерации не существует обязательной системы прецедента. В ФРГ – аналогично, лишь за исключением решений Федерального конституционного суда. Но тем не менее немецкие юристы полагают, что можно говорить о непрямой обязательной силе прецедента. В судебной практике ФРГ этот механизм непрямой обязательной силы судебного решения фактически действует в отношении судей нижестоящих инстанций: они стараются избегать того, чтобы их решения оспаривались вышестоящими инстанциями, поскольку это часто сказывается негативно на их судебной карьере.

Международный договор в национальной системе права Германии имеет приоритет в иерархии источников права; особую значимость он приобрел в Европейском Союзе. “Передача государствами из своих национальных правовых систем в правовую систему Сообщества прав и обязанностей, возникающих на основании Договора (о ЕЭС), влечет постоянное ограничение их суверенных прав, над которым не может превалировать никакой последующий односторонний акт, не совместимый с концепцией Сообщества1 . В российском законодательстве (Конституции РФ) закреплено, что международные договоры имеют приоритет над российскими законами, в случае если международные договоры устанавливают иные правила, чем законы Российской Федерации. К нормативной составляющей правовой системы принято относить общие принципы права, которые могут содержаться либо в самом законе, либо не предусматриваться в нем. К общим принципам права относят следующие: “приверженность правам человека”; “национального суверенитета”; “выражения в законе общей воли”; признание “воспрещенными” лишь тех деяний, которые вредны для общества (“все то, что не запрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден к действию, не предписываемому законом”); “свободы действий”, состоящий в предоставлении “возможности делать все, что не приносит вреда другому”; установления в законе “лишь тех наказаний, которые строго и бесспорно необходимы”; отчетности “каждого должностного лица по вверенной ему части управления” перед обществом2 .

Использование общих принципов права является одним из способов восполнения пробелов в позитивном праве и служит юридическим основанием для решения ситуаций, сложившихся между субъектами правоотношений.

В романо-германской системе права доктрина не признается в качестве формального источника права, но рассматривается как реально существующий и оказывающий фактическое влияние на право вторичный источник3 . Под доктриной как элементом нормативной составляющей понимается наука (теория, концепция, идея), которая во всех без исключения случаях используется в законодательном и правотворческом процессе.

Роль доктрины как источника права проявляется в том, что именно она создает словарь юридических (правовых) понятий, которыми пользуется законодатель; содержит закономерности, с помощью которых законодатель находит право, закрепляет его в определенных источниках и толкует нормативно-правовые акты. В указанных процессах доктрина оказывает влияние прежде всего на законодателя, его сознание и волю. Воспринимая содержащиеся в ней положения в виде тенденций и закономерностей, он принимает соответствующие решения.

Доктрина позволяет ориентировать юридическую деятельность на прогрессивное развитие государства и права, т. е. на истинную необходимость.

2) Институциональная составляющая

Федеративные государства как результат межгосударственных объединений обладают новым качеством, поскольку являются единым государством с присущими ему элементами организации федеральной власти и ее институтов, территорией, гражданами и т. д. Устройство правовой системы также подчинено целям и принципам федеративного государства.

Правовая система выступает как целостный нормативно-правовой массив, развивающийся на основе общих принципов. При всей специфичности разных федераций к таким принципам можно отнести, во-первых, двухуровневое построение – когда выделяется “правовое поле” как собственно федерации, так и собственно ее субъектов (республик, штатов, земель, областей и т. п.), во-вторых, обеспечение необходимого единства двух подсистем общефедеральной правовой системы, в-третьих, использование механизмов и процедур предотвращения и устранения юридических коллизий и согласование правовых актов и действий по линии федерации и ее субъектов.

Отсюда объектами сравнительно-правового анализа являются сравнение федерального законодательства и законодательства субъектов федерации, соответствующих актов (“вертикальное сравнение”) и сопоставление нормативно-правовых массивов субъектов федерации (“горизонтальное сравнение”). Устойчивость конституции и ее институтов, гармоничное экономическое и социальное развитие федерации служит свидетельством правильной ориентации обеих подсистем.

Происходящее развитие Российской Федерации дает импульс к развитию правовой системы. Она (правовая система) характеризуется следующими конституционными признаками:

- закреплено двухуровневое построение правовой системы России и ее единство (ст. 1, 4, 5 Конституции);

- урегулированы сферы исключительной и совместной компетенции Федерации и ее субъектов (ст. 71, 72 Конституции);

- установлены приоритеты законодательства Федерации и ее субъектов (ч. 5, 6 ст. 76 Конституции);

- гарантирована самостоятельность субъектов Российской Федерации в сфере законодательства (ч. 2 ст. 5, ч. 4 ст. 76 Конституции);

- допускается договорно-правовое регулирование внутрифедеральных отношений (ч. 3 ст. 11, ч. 2, 3 ст. 78 Конституции);

- введена общая процедура разрешения юридических споров, коллизий путем отнесения к ведению Федерации федерального коллизионного права (п. “п” ст. 71 Конституции).

Устанавливается конституционная презумпция приоритета федерального закона либо нормативного правового акта субъекта Российской Федерации по основаниям ч. 5, 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации.

Институциональная составляющая включает в себя органы через которые реализуется право, а именно законодательные, судебные и правоприменительные (исполнительные). Для любой федерации характерно деление власти на федеральную и региональную. За ними закрепляется круг вопросов, относящийся как к их исключительному ведению, так и к совместному.

В Российской Федерации законодательная власть осуществляется двухпалатным парламентом – Федеральным Собранием. Федеральное собрание состоит из Совета Федерации (верхней палаты) и Государственной Думы (нижней палаты). В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации, вне зависимости от территории субъекта и численности населения, проживающего в нем: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти. Такой уравнительный порядок формирования Совета Федерации нужен для того, чтобы все субъекты имели равные возможности для отстаивания своих интересов. Государственная Дума состоит из 450 депутатов. Членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы принадлежит право законодательной инициативы. Все законопроекты вносятся в Государственную Думу.

Принятые Государственной Думой федеральные законы передаются на рассмотрение Совета Федерации. В случае отклонения федерального закона Советом Федерации, федеральный закон считается принятым если за него при повторном голосовании проголосует не менее двух третей от общего числа депутатов Государственной Думы.

В субъектах Российской Федерации законодательную власть олицетворяют местные законодательные органы (думы, советы и др.). Они принимают законы, которые действуют только на территории данного субъекта. Эти законы, в свою очередь, не должны противоречить федеральному законодательству.

Высшая законодательная власть в ФРГ принадлежит двухпалатному парламенту: нижняя палата – Бундестаг и верхняя палата – Бундесрат. Членам обоих палат принадлежит право законодательной инициативы. Ведущую роль в законодательном процессе играет бундестаг. Правительство вносит свои законопроекты в бундесрат, который должен передать свое мнение в бундестаг не позже чем через шесть недель. Половина депутатов избирается в бундестаг в одномандатных округах, по мажоритарной системе. Другая половина депутатов избирается по земельным партийным спискам в многомандатных округах. Состоит бундестаг из 650-670 депутатов.

Бундестаг принимает законы в тех сферах, на которые распространяются (полностью или частично) законы федерации. Законы, затрагивающие интересы земель, должны быть одобрены бундесратом.

Бундесрат – верхняя палата германского парламента, представляющая интересы 16 земель ФРГ. Формируется он из членов правительств федеральных земель. Каждая земля имеет в бундесрате от трех до шести мест в зависимости от численности ее населения. Бундесрат состоит из 68 членов.

Наряду с федеральным парламентом в землях законотворчекой деятельностью занимаются ландтаги земель.

Немалую роль в обеспечении законности и правопорядка играет судебная власть. В Российской Федерации правосудие осуществляется только судом. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Судебная система России представлена федеральными судами и судами субъектов).

В Российской Федерации существуют, условно говоря, три “высших” суда, которые осуществляют судебный надзор и “направляют” деятельность нижестоящих судов, находящихся в их ведении: Конституционный Суд РФ (за исключением Конституционного Суда, он осуществляет конституционный контроль), Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ.

Конституционный Суд РФ принимает решения: итоговые (формулировка выводов Суда по результатам разбирательства конкретного дела) и иные (имеют отношение к организации работы Суда в целом). О юридической силе постановлений Конституционного Суда РФ говорит ст. 6 Закона о Конституционном Суде, где сказано , что решения этого Суда “обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и объединений”. Ч. 2 ст. 79 Закона предусматривает: “Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта”.

Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Важнейшим органом судебной власти в Германии является Федеральный конституционный суд (ФКС). ФКС – блюститель Основного закона, самостоятельный и независимый орган власти, имеющий равные права с другими федеральными органами.

ФКС принимает решения относительно толкования Основного закона в случае возникновения споров о компетенции высших федеральных органов, осуществляет правовой контроль за выявлением степени соответствия конституции принятых парламентом страны или какой-либо земли законов. ФКС решает также споры между Федерацией и землями по вопросам разграничения законодательства.

Решения ФКС обязательны к исполнению конституционными органами Федерации и земель, всеми судами и ведомствами.

В целом ФКС призван обеспечить равновесие трех властей: законодательной, исполнительной и судебной, равновесие между государством и гражданином.

Кроме ФКС, к судебной власти на уровне Федерации относятся также федеральные суды, занимающиеся специальными вопросами: Федеральный верховный суд (по гражданским и уголовным делам); Федеральный финансовый суд; Федеральный административный суд; Федеральный суд по трудовым делам; Федеральный суд по социальным делам. Их задачи заключаются главным образом в обеспечении единства всей судебной практики в ФРГ, кроме того, они являются высшими судебными инстанциями для каждой сферы судебного производства. Бесспорно, что такой партикуляризм власти – историческая особенность Германии.

“Единство российской судебной системы также обусловлено исторически, в том числе относительно “централистским” типом федерации в России (вертикаль власти). Стремительное изменение российского права, формирование новых отраслей законодательства вызывают множество пробелов и коллизий, тем самым увеличивая риск противоречивого решения сходных правовых вопросов в органах правосудия. Уменьшению степени этого риска призвана способствовать единая судебная система”1 .

Исполнительные органы власти уполномочены издавать нормативные акты (подзаконные акты в РФ; законы в материальном смысле в ФРГ). Но главная задача этих органов заключается в обеспечении реализации законов, принятых парламентом и судебных решений, вынесенных судами.

Исполнительную власть в государстве осуществляет правительство. Правительство РФ состоит из Председателя Правительства, заместителей Председателя Правительства и федеральных министров. Правительство РФ осуществляет полномочия, возложенные на него Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента Российской Федерации.

“На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение”1 .

Исполнительная власть субъектов РФ представлена “правительствами” субъектов.

Для любой федерации характерно наличие как федерального правительства (центрального; общегосударственного), так и наличие правительств субъектов федерации (областей, краев, земель и др.)

Высшим органом исполнительной власти в ФРГ является Федеральное правительство. Оно состоит из канцлера (главы правительства) и федеральных министров.

Федеральное правительство воплощает в жизнь законы, принятые бундестагом, осуществляет политическое и административное руководство государством. Федеральный канцлер определяет основные направления политики, руководит работой правительства, возглавляя кабинет министров и председательствуя на его заседаниях. Федеральные министры организуют работу своих ведомств. В случае разногласий между отдельными министрами, а также в случаях, особо предписанных Основным законом, Федеральное правительство принимает решения коллегиально.

Федеральные земли не являются суверенными государствами. Они не обладают правом на отделение (сецессию). Любое действие, направленное на отделение части федеральной территории, наказуемо по закону.

Каждая земля имеет свою конституцию, свое правительство и парламент, именуемый ландтагом, а в отдельных случаях – гражданским собранием или палатой депутатов. Эти парламенты однопалатны, кроме баварского, где ландтаг имеет двухпалатную структуру.

В землях функционирует собственная судебная система. В каждой земле (за исключением Шлезвиг-Гольштейна) существует свой орган конституционного контроля.

Большинство законодательных полномочий принадлежит Федерации. Исключительное законодательное право отведено Федерации в сфере международных отношений, обороны, гражданства, денежной системы, связи, таможенной и пограничной охраны, а также уголовного, процессуального, экономического, трудового и жилищного права.

К законотворческой компетенции земель относятся вопросы культуры (образование, радио и телевидение), коммунальная сфера и полицейское право (лишь форма полицейских везде одинакова). Земли также обладают широкими полномочиями в административной сфере. Федеральные налоги, авиасообщение и атомная энергетика находятся под контролем федерации.

Земли обладают более широкими полномочиями в области непосредственной демократии, чем Федерация. Если Основной закон предусматривает проведение федерального референдума только при территориальных изменениях, то в землях получили распространение конституционные и законодательные референдумы, народная инициатива для роспуска ландтага, народная законодательная инициатива.

В задачи земельных правительств входит выработка земельных законопроектов и обеспечение выполнения законов после их утверждения земельными парламентами. Они ответственны и за проведение в жизнь федеральных законов.

3) Идеологическая составляющая

Для того, чтобы охарактеризовать идеологическую составляющую нужно дать определение правопониманию, правосознанию и правовой культуре. В юридической науке правопонимание представлено наличием различных теорий и школ. Отечественные и зарубежные авторы, определяя и анализируя признаки и черты, характерные для различных правовых систем и права как социального явления в целом, традиционно уделяли и уделяют этому вопросу значительное внимание1 .

В современном мире среди конкурирующих подходов к проблеме правопонимания особое место занимают концепции позитивного и естественного права.

Еще со времен античности мораль и право, противоборствуя друг с другом, имели общую составляющую – справедливость. “Позитивное и естественное право представляли собой этическую ценность, обеспечивая равенство, свободу, порядок и справедливость”2 .

Правовая культура как часть общей культуры общества – относительно новое и развивающееся понятие.

Термин “правовая культура” предполагает анализ двух феноменов – “права в книгах” и “права в жизни”, идей и практики применения права, “спроса на право” и “предложения права” (структуры и инфраструктуры юридических институтов, культуры юридической профессии, типов юридических рассуждений, процедур разрешения споров, взаимодействия между социальными ожиданиями и реальными изменениями, ценностей и мнений в отношении права, правовой системы, культуры права юристов и массовой культуры, юридических реформ). Под “внешней правовой культурой” понимается совокупность идей о праве и его месте в социальном порядке. Понятие внутренняя правовая культура предполагает исследование того, каким образом юристы-профессионалы формируют систему права и профессиональную структуру, а также каково их отношение к государству1 .

А. Б. Венгеров под правовой культурой понимает социально-экономический феномен, включающий профессиональный и традиционно-бытовой пласт: правосознание, юридические учреждения, их роль в обществе, судебную, арбитражную системы, стиль, культуру работы, отношения с гражданами и другими системами и общую культуру. Складываясь, правовая культура отражает характер условий существования обществ, этапы цивилизованного развития человечества2 .

В. В. Лазарев отмечает, что правовая культура общества – качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в достигнутом уровне совершенства правовых актов, практики правоприменения, правосознания и правового развития личности, а также в степени свободы ее поведения и взаимной ответственности государства и личности. Структуру правовой культуры образуют право, правоотношения, правовые учреждения и правовое поведение3 .

Достаточно “тяжелый” перечень документов правовой культуры предложил Э. Бланкенбург4 , который считает предопределяющим фактором правовой культуры институциональную инфраструктуру – юридическую профессию и методы разрешения споров.

Но с ним нельзя согласиться в том, что он не придает должного значения этнологическим экономическим особенностям, которые служат составными элементами правового менталитета (в частности – правосознания), а также отрицает утвердившийся в юридической науке тезис о том, что право возникает на основе обычаев и народных поверьях, т. е. духа народа, и лишь во вторую очередь – на основе юриспруденции. Ведь дух и обычаи народа сильнее законов и хотя конституция способствует формированию народных нравов, в последних заложено нечто большее, чем конституция1 .

Следует согласится с мнением В. В. Бойцовой и Л. В. Бойцовой, которые предлагают под термином “правовая культура” понимать “результаты исторического развития институтов права и правосознания людей, представителей юридической элиты и рядовых граждан. “Лицо” национальной правовой культуры формируют все элементы правовой системы, и степень влияния каждого нельзя определить с арифметической точностью”2 .

Изучение и анализ научных категорий “правопонимание” и “правовая культура” подводят к понятию “правосознание”. Ведь от степени сознательного отношения общества и его отдельных индивидов к праву зависит уровень правового состояния общества, возникновение новых правовых норм, а эмоциональное отношение влияет на правомерное или на правонарушающее поведение.

Правосознание как одна из форм сознания человека – явление идеальное. Оно исходит из оснований, лежащих вне самих правовых норм, т. е. из морали и религии или из целей общества. Правосознание можно определить как объективный набор взаимосвязанных идей, эмоций, выражающих субъективное отношение общества, групп, индивидов к праву – этому социальному институту, его системе и структуре, к отдельным законам и другим элементам правовой системы.

По сути, правосознание – это оценка права, существующая в обществе, выражающая критику действующего права и формирующая определенные надежды и пожелания к правовой сфере, определяющая, что считать правомерным, а что неправомерным.

Анализируя правосознание с точки зрения общетеоретического подхода следует отметить, что теория права выделяет и изучает его структуру, которая характеризуется двумя составляющими: правовой идеологией и правовой психологией. Выделение этих структурных элементов объясняется тем, что в правосознании соотносятся абстрактное и конкретное, т. е. нормы права, выраженных в статьях нормативно-правовых актов, а соответственно и представления людей о должном, и правоотношения конкретных субъектов права. Соответственно с этим правовая идеология – это совокупность чувств, эмоций, убеждений, привычек, мотивов и юридически значимых волевых действий.

Проявление правовой идеологии в реальной жизни можно проиллюстрировать следующим образом.

В современном мире при построении правового социального государства или гражданского общества1 , часто провозглашается идея закона во всех сферах общественной жизни. Между тем этот тезис приемлем и для “полицейского государства”, и для сохранения тоталитарного режима политического господства бюрократии. Само по себе верховенство закона, несомненно, обладает определенной ценностью. Но государство законности может быть не только правовым, но и “полицейским” государством – в зависимости от того, что дозволяет закон административным органам и как он защищает гражданское общество от административного произвола. Разумеется, реальное верховенство закона затрудняет подмену права произвольными нормами, опирающимися лишь на силу. Но проблема заключается в том, что по мере расширения легальных полномочий правительственных органов верховенство закона может превращаться в фикцию, нормотворчество фактически становится прерогативой этих органов, а правовые нормы вытесняются хаотическим набором тотальных предписаний, выражающих корпоративные, групповые, ведомственные и частные интересы бюрократии.

Правовая идеология, в отличие от правовой психологии, представляет собой результат сознательной, целеустремленной и организованной деятельности теоретиков. Ее внутренней тенденцией является стремление завладеть массовым сознанием всего общества, и прежде всего того социального слоя, чьи интересы она выражает. Поэтому правовая идеология тесно связана с другими формами общественного сознания, особенно с политическим и нравственным, придавая им вполне определенную направленность и целеустремленность.

Таким образом, правовая идеология обладает следующими присущими только ей основными признаками:

- концептуальное осмысление и выражение коренных интересов и целей общества;

- выработка их теоретиками – идеологами (юристами, политиками, философами);

- целеустремленная направленность на реализацию своих возможностей через различные формы общественного сознания, чтобы стать мотивом практической деятельности класса и общества в целом.

Теория правосознания невозможна без исследования правовой психологии, которая формируется и укрепляется на основе потребностей и интересов социальных общностей. В то же время на ее формирование существенное влияние оказывают право и правовые отношения. Однако основным фактором при формировании общественно-правовой психологии является общественное бытие, которое может оказать на нее как позитивное, так и негативное влияние.

Особенностью правовой психологии является то, что она возникает как элемент массового правосознания, являясь продуктом непосредственной деятельности социальных общностей.

Наука теории права в зависимости от основания классификации выделяет правосознание:

- по уровню: обыденное, профессиональное, религиозное и научное;

- по субъекту отражения действительности: индивидуальное, групповое и общественное;

- по функциям: познавательное, оценочное и регулятивное.

Функции правосознания выводят из его признаков, рассматривая правосознание как: 1) одну из функций общественного сознания; 2) духовное познание действительности; 3) знание правовых явлений; 4) нормотворческое и регулирующее воздействие на деятельность людей; 5) характеристику определенного отношения людей к правотворчеству и правореализации1 .

Так, при осуществлении правотворческой деятельности происходит познание социальных норм, которые регламентируют определенные явления и процессы. Будучи познанными, они получают отражение в сознании законодателя и соответствующим образом оцениваются с позиций соответствия общеправовым принципам, идеалам добра и справедливости, интересам и потребностям общества. На основе норм права, закрепленных в статьях конституции, начинается правотворческий процесс, в осуществлении которого происходит прогнозирование того, какое воздействие окажут вновь устанавливаемые нормы на развитие правоотношений. Кроме того, оцениваются возможные результаты, после чего начинается процесс принятия закона. Все стадии этой деятельности осуществляются при регулирующем действии правосознания, отражающего соответствующие правовые явления.

В процессе правоприменительной деятельности управомоченные субъекты познают (т. е. отражают в сознании) как фактические жизненные обстоятельства, так и (посредством толкования) выбранные ими нормы права. На основе этих норм происходит оценка соответствующего события с позиции права и принимается решение, выносится правоприменительный акт. Таким образом, вся указанная деятельность осуществляется при регулятивном воздействии правосознания.

При осуществлении правоохранительной деятельности регулятивная функция правосознания проявляется посредством познания определенных событий, их отражения в сознании, их оценки с правовых позиций и принятия основанных на праве решений.

Таким образом, роль правосознания проявляется прежде всего через регулятивную функцию. При всей относительной самостоятельности элементов структуры правосознания все они участвуют в регулировании поведения человека, выполняя социально - реализующую роль. Вместе с тем нельзя понять правосознание как способ регуляции без учета его отражательной, познавательной и оценочной функций, которые выступают в единстве с регулирующей функцией. Правосознание, выполняя указанные функции, выдвигает требования, нуждающиеся в законодательном закреплении для придания им общеобязательного характера. Подобные требования не присущи никакой другой форме общественного сознания.


Заключение

Целью данной работы было рассмотрение основ правовой системы федеративного государства (на примере России и Германии), представляющей собой совокупность источников позитивного права в единстве с правовой идеологией и юридической (судебной) практикой.

Взаимодействие правовой системы с государством и обществом происходит посредством государственных органов, уполномоченных осуществлять правотворческую, законодательную, правоохранительную, правозащитную, правоисполнительную и другие виды деятельности в области права.

Любую национальную правовую систему характеризует ее “суверенность”, поскольку сама система отражает особенности исторического, экономического и национального развития государства, существующие в ней общественно-политические традиции, специфику культуры и нравственности общества, национального быта, правовых традиций и правового сознания. Во многом эти особенности определяют ценность правовой системы конкретного государства, ее положение в общей структуре социально-нормативного регулирования, а следовательно, соотношение с такими регуляторами, как мораль, религия, неправовые обычаи и другие корпоративные нормы.

Правовая идеология представляет собой систематизированное ядро правосознания общества. В ней отражаются и обосновываются интересы, потребности, задачи общественного развития и роль государственно-правовых органов в этом процессе. Правовая идеология в целом носит классовый характер. Она выступает как концептуальная система идей, отражающих действительность с позиций определенного общества.

Судебная система ФРГ представлена пятью равноправными структурами: Верховным судом ФРГ, Федеральным судом по рассмотрению трудовых споров, Федеральным административным судом, Федеральным социальным судом и Федеральным финансовым судом, “возглавляемыми” Федеральным конституционным судом. Бесспорно, что такой партикуляризм власти – историческая особенность Германии.

Единство российской судебной системы также обусловлено исторически, в том числе относительно “централистским” типом федерации в России (вертикаль власти). Стремительное изменение российского права, формирование новых отраслей законодательства вызывают множество пробелов и коллизий, тем самым увеличивая риск противоречивого решения сходных правовых вопросов в органах правосудия. Уменьшению степени этого риска призвана способствовать единая судебная система.

Правовая система федеративного государства имеет свои особенности. Она имеет двухуровневое построение: состоит как из правового поля собственно федерации, так и из правового поля субъектов. Государство должно поддерживать единство подсистем общефедеральной правовой системы, использовать механизмы и процедуры для предотвращения и устранения юридических коллизий и согласования правовых актов и действий по линии федерации и ее субъектов.


Библиографический список

1 Алексеев С.С. Философия права. – М . 1997.

2 Антонов И.П. Основы правовой системы ФРГ. – М., 2003

3 Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание, управление. -М., 1981

4 Бланкенбург Э., Брейнсма Ф. О голландской правовой культуре // Государство и право. 1994. №12.

5 Блауберг. И.В., Юдин Б.Г. становление и сущность системного подхода. -М., 1973

6 Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник. – М., 1998.

7 Козлихин И.Ю. Позитивизм и естественное право // Государство и право. 2000. № 3

8 Конституции государств Европейского Союза. – М., 1999

9 Марченко М.Н. Вторичные источники романо – германского права: прецедент, доктрина / Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 2000. № 4.

10 Николов И.Н. Кибернетика и экономика. – М., 1974

11 Петелина И.В. Теоретические проблемы российской правовой системы: автореф. дис. к-та юрид. наук:- Саратов, 1996.

12 Право Европейского Союза: документы и комментарии / Под ред. С. Ю. Кашина. – М., 1999 13 Фарбер И. Е. Правосознание как форма общественного сознания. – Саратов, 1963

14 Чинчиков А.А. Целостность государства (вопросы теории).- М., 1995


1 Антонов И. П. Основы правовой системы ФРГ- М

2 Садовский В. Н. Полн. собр. соч. Т. 29. С.216.

[3] Афанасьев В. Г. Системность и общество. -М., 1980. С. 21.

[4] Афанасьев В. Г. Общество: системность, познание, управление. -М., 1981. С. 18.

[5] Блауберг. И. В., Юдин Б. Г. становление и сущность системного подхода. -М., 1973. С. 61-64.

1 Чинчиков А. А. Целостность государства (вопросы теории).- М., 1995. С. 9.

2 Николов И. Н. Кибернетика и экономика. – М., 1974. С. 50.

1 Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. – Саратов. 1995. С. 348.

2 Петелина И. В. Теоретические проблемы российской правовой системы: автореф. дис. к-та юрид. наук:- Саратов, 1996. С. 6.

3 Правовая система России: актуальные проблемы совершенствования.

1 Правовая система России: актуальные проблемы совершенствования.

1 Марченко М. Н. Источники романо-германского права: понятие, виды, классификация // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2000. № 2. С. 22-23.

2 В ФРГ имеется законодательно установленное правило, согласно которому обязательным является такая формализация нормативно-правового акта (формат, расположение грамматических структур и т. д.), которая бы позволяла обрабатывать его на ЭВМ. При несоблюдении формальных требований регистрация акта запрещена, он не приобретает юридического значения и становится юридически ничтожным.

1 Марченко М. Н. Вторичные источники романо – германского права: прецедент, доктрина / Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 2000. № 4. С. 52-63.

1 Право Европейского Союза: документы и комментарии / Под ред. С. Ю. Кашина. – М., 1999. С. 36.

2 Конституции государств Европейского Союза. – М., 1999. С. 665, 685-686.

3 Марченко М. Н. Указ. раб. С. 62.

1 Антонов И. П. Основы правовой системы ФРГ. М

1 Конституция Российской Федерации. Ст. 115. ч.1.

1 См напр. Алексеев С. С. Философия права. – М . . 1997. С. 25-27. ; Байтин М. И. Сущность права (современное нормативистское правопонимание на грани двух веков). – Саратов. 2001. С. 59-82.

2 Козлихин И. Ю. Позитивизм и естественное право // Государство и право. 2000. № 3. С. 6.

1 Антонов И. П. Основы правовой системы ФРГ. – М., 2003. С. 34.

2 Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник. – М., 1998. С. 585.

3 Теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. – М.,1997. С. 188.

4 Бланкенбург Э., Брейнсма Ф. О голландской правовой культуре // Государство и право. 1994. №12. С. 99.

5 А. де Токвиль. Демократия в Америке. – М., 2000.

2 Бойцова В. В., Бойцова Л. В. Голландская правовая культура. С. 63.

1 Между понятиями “гражданское общество” и “социальное государство” существует некоторое противоречие. Первое исключает возможность государственного вмешательства в его функционирование, а второе претендует на такое вмешательство.

1 Фарбер И. Е. Правосознание как форма общественного сознания. – Саратов, 1963. С. 69.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий