регистрация / вход

Правовой статус свидетеля в уголовном процессе

Комплексное исследование правового статуса свидетеля в уголовном процессе с целью определения недостатков регулирования правового положения свидетеля в уголовном процессе. Принципы участия свидетеля в уголовном процессе, его право- и дееспособность.

Реферат

Выпускная квалификационная работа состоит из 78 страниц формата А4, 97 использованных источников, одного приложения.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС, СВИДЕТЕЛЬ, ГАРАНТИИ СВИДЕТЕЛЯ, ДОПРОС, ПРАВА СВИДЕТЕЛЯ, ОБЯЗАННОСТИ СВИДЕТЕЛЯ, УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО, ЛЖЕСВИДЕТЕЛЬСТВО

Целью работы является комплексное исследование правового статуса свидетеля в уголовном процессе.

Актуальность темы обусловлена необходимостью комплексного исследования правового статуса свидетеля с целью определения недостатков правового регулирования правового положения свидетеля в уголовном процессе, поиск путей их устранения. В правовом положении личности все составляющие элементы не только тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга, но вместе с тем каждый из них имеет свое назначение, выполняет определенную функцию.

В работе рассмотрены вопросы ответственности свидетеля за дачу ложных показаний, проблемы субъектного состава ст.307 Уголовного кодекса РФ, сформулированы соответствующие предложения.

В результате выполнения работы были предложены поправки в действующее уголовно-процессуальное законодательство России, которые рекомендованы к внедрению в практику работы правоохранительных органов, о чем свидетельствует акт внедрения.

Работа представляет практическую значимость также в деятельности российского законодателя.

Содержание

Введение

1. Правовые основы участия свидетеля в уголовном процессе

1.1 Понятие, роль, значение свидетеля в уголовном процессе

1.2 Принципы участия свидетеля в уголовном процессе

2. Правосубъектность свидетеля в уголовном процессе

2.1 Право- и дееспособность свидетеля в уголовном процессе

2.2 Гарантии свидетелю в уголовном процессе

2.3 Ответственность свидетеля за нарушение требований уголовно-процессуального законодательства

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Введение

После принятия в 2001 году Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) /3/, казалось бы, созданы все необходимые условия для реализации прав и свобод личности в единстве с ее обязанностями. Однако с момента вступления нового уголовно-процессуального закона еще нельзя однозначно констатировать высокую эффективность системы юридической защиты лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства в качестве свидетеля.

По ранее действующему уголовно-процессуальному законодательству процессуально-правовое положение свидетеля как участника уголовного судопроизводства не определялось. Но в теории уголовного процесса его называли участником уголовного процесса, субъектом уголовно-процессуальной деятельности, участником уголовно-процессуальных отношений или относили к числу лиц, содействующих государственным органам в осуществлении правосудия по уголовным делам.

Развивать и совершенствовать уголовное судопроизводство возможно прежде всего посредством изменения правового положения его участников посредством предоставления им определенных процессуальных прав и возложения на них определенных процессуальных обязанностей, т.е. развитие и совершенствование уголовного судопроизводства заключается в развитии и совершенствовании правового статуса его участников. /45/ Концептуальной основой проведенной уголовно-процессуальной реформы стала идея личности, которая и определяла ее основные направления. /16/

Как определено в законе, в процессуальном положении свидетеля отчетливо проявляется тенденция демократического уголовного судопроизводства к максимальной правовой защите граждан, вовлеченных в качестве свидетелей. Эволюцию процессуального положения свидетеля, которая прослеживается при сопоставлении, в частности, соответствующих норм УПК РСФСР 1922, 1923, 1960 годов и УПК РФ 2001 г., можно рассматривать как результат последовательного развития и совершенствования демократических основ правового государства.

В УПК РФ/3/ впервые на законодательном уровне отдельной статьей определен процессуально-правовой статус свидетеля и признан как самостоятельный участник уголовного процесса с соответствующими функциями, процессуальными правами и обязанностями.

Без определения структуры (элементов) и содержания правового статуса свидетеля невозможно отразить все стороны его юридического существования и установить эффективность его участия в правоотношениях. Правовой статус определяется как юридически закрепленное положение личности в обществе.

В юридической литературе не сложилось единого мнения, какие элементы входят в структуру правового положения личности. Бесспорным является то, что основу структуры правового статуса личности составляют права и обязанности. Кроме этих элементов в теории государства и права в структуру правового статуса личности ученые включают гражданство, законные интересы, правоспособность (правосубъектность), правовые принципы, ответственность, гарантии, обеспечивающие осуществление прав и свобод и исполнение обязанностей, общие (статусные) правоотношения, правовые нормы, устанавливающие данный статус.

Таким образом, в данной работе целью является комплексное исследование правового статуса свидетеля в уголовном процессе, которая достигается при решении следующих задач: определение понятия, роли, значения свидетеля в уголовном процессе; изучение принципов участия свидетеля в уголовном процессе; исследование уголовно-процессуального законодательства РФ; анализ прав, обязанностей, гарантий и ответственности свидетеля в уголовном процессе.

Объектом исследования является правовой статус свидетеля в уголовном процессе. Предметом исследования являются общественные отношения в сфере участия свидетеля в уголовном процессе; права и обязанности свидетеля; ответственность свидетеля; нормативные правовые акты, устанавливающие правовой статус свидетеля в уголовном процессе; нормы уголовно-процессуального права.

Для достижения поставленной цели и решения задач автором были изучены материалы научной, учебной литературы, периодических изданий следующих ученых: Азарова В.А., Алексеева С.Н., Божьева В.П., Бозрова В., Володиной Л.М., Матейкович М.С., Пономаренко Е.В., Суховой Н.В., Воскресенского В., Кореневского Ю., Глушкова А.И., Алонцевой Е.Ю., Гуськовой А.П., Демидова И.Ф., Жеребятьева И., Шамардина А., Ковтун Н.Н., Магизова Р.Р., Лившиц Ю.Д., Даровских С.М., Маркова О.Н., Муратовой Н.Г., Назарова А.Д., Петрухина И.Л., Пиюк А.В., Рыжакова А.П., Сазонова В., Тихонова А.К., Химичевой О.В., Шейфер С.А. и других.

Методологической основой работы являются общепризнанные международные принципы развития законодательства, системный, диалектический, логический, сравнительно-правовой и исторический методы исследования.

1. Правовые основы участия свидетеля в уголовном процессе

1.1 Понятие, роль, значение свидетеля в уголовном процессе

Показания свидетеля - один из самых распространенных источников доказательств как на стадии предварительного расследования, так и во время судебного разбирательства (апелляционного, кассационного производства). Информация, полученная от свидетеля, имеет большое значение для правильного разрешения уголовного дела.

Показаниям свидетеля - институту теории доказательств в уголовном процессе посвящена ст.79 УПК РФ. /3/ Названная статья закона не многословна и в основном лишь отсылает к тексту других статей УПК РФ.

Свидетелем закон признает любое физическое лицо, которому в силу обстоятельств стали известны те или иные сведения, имеющие значение для расследования и разрешения конкретного уголовного дела, и которое может быть вызвано в связи с этим для дачи показаний.

Важность и уникальность свидетельских показаний, их незаменимость для более полного и объективного расследования и разрешения уголовного дела определяют необходимость допроса максимально широкого круга лиц, располагающих информацией об обстоятельствах преступления.

Это означает, что в качестве свидетелей могут быть допрошены также сотрудники оперативных подразделений, различных государственных служб и инспекций, работники следственных и судебных органов (при условии сложения ими своих полномочий по расследованию и судебному рассмотрению данного уголовного дела); лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство (об обстоятельствах дела, возбужденного первым), а также лица, в отношении которых дело было прекращено производством (ст. ст.154, 213 УПК РФ).

При этом свидетель может быть допрошен о любых сведениях, интересующих органы расследования и суд по данному уголовному делу: о времени и месте совершения преступления, его способах, других обстоятельствах совершения преступления; личности обвиняемого, потерпевшего, характере и размере причиненного вреда, обстоятельствах отягчающих и смягчающих ответственность обвиняемого, причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, и т.д.

Законодатель, определяя статус свидетеля, не ограничивает его возрастными рамками, однако регламентирует особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля (ст. 191 УПК РФ).

Так, свидетели, возраст которых не превышает 14-ти лет (включая малолетних), должны быть допрошены в присутствии педагога, при этом рядом с несовершеннолетним вправе находиться его законный представитель - родитель, опекун или иное лицо из числа указанных в законе (п.12 ст.5 УПК РФ).

Если, по мнению следователя, свидетель в возрасте от 14 до 18 лет в силу разных причин (например, педагогической запущенности, особой эмоциональной возбудимости и др.) не способен правильно воспринимать событие, о котором его допрашивают, для участия в допросе также приглашается педагог и может присутствовать законный представитель несовершеннолетнего.

В соответствии с законом свидетели, не достигшие 16-летнего возраста, не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Статья 56 УПК РФ закрепляет два основания признания лица в качестве свидетеля: первое - фактическое - наличие информации, имеющей значение для расследования и разрешения уголовного дела и второе - процессуальное - вызов должностным лицом, в чьем производстве находится уголовное дело (дознавателем, следователем, прокурором или судьей), для производства процессуальных действий. Закон не устанавливает каких-либо ограничений возраста свидетеля. Следовательно, лицо становится свидетелем только при обязательном наличии двух указанных условий.

Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться по вызову. При неявке без уважительных причин к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения (ст.111, ч.3 ст.188 УПК). На свидетеля распространяются общие правила вызова и допроса (ст. ст.187 - 191 УПК). Свидетель, не достигший 16-летнего возраста, вызывается через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы (ч.4 ст.188 УПК). Допрос несовершеннолетнего свидетеля имеет свои особенности. На основании ст. 191 УПК присутствие педагога является обязательным для следователя при допросе свидетеля в возрасте до 14 лет и по усмотрению следователя - при наличии возраста свидетеля от 14 до 18 лет. Аналогичные требования предъявляются процедуре допроса несовершеннолетнего свидетеля в судебном заседании (ст.280 УПК). На основании ч.1 ст.280 УПК в судебном заседании при допросе установлено обязательное присутствие педагога в случаях наличия у несовершеннолетних свидетелей физических или психических недостатков. Участие законного представителя несовершеннолетнего свидетеля является обязательным при наличии двух условий: во-первых, если допрос осуществляется в суде (на предварительном следствии такое правило в силу ч.1 ст. 191 УПК не является обязательным), во-вторых, если свидетелю не исполнилось 14 лет (ч.4 ст.280 УПК). При этом законный представитель несовершеннолетнего свидетеля, присутствующий при допросе, вправе задавать допрашиваемому вопросы с разрешения председательствующего. Закон не регламентирует указанного права на предварительном следствии.

1.2 Принципы участия свидетеля в уголовном процессе

Назначение уголовного процесса в статье 6 УПК РФ сформулировано таким образом, чтобы обеспечить решение в результате уголовно-процессуальной деятельности задач, стоящих перед демократическим правовым государством. Подлинного признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе можно достичь, только защитив права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а личность - от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Подчинение уголовно-процессуальной деятельности высшим целям, которые ставит перед государством Конституция РФ/1/, происходит опосредованно, через систему принципов уголовного судопроизводства. При всей значимости принципов надо отчетливо осознавать, что они - лишь инструменты, применение которых позволяет достичь назначения уголовного судопроизводства. Поэтому система процессуальных принципов, подобно живому организму, постоянно развивается и стремится к совершенству.

Довольно часто обеспечить права и законные интересы участвующих в уголовном процессе граждан и юридических лиц невозможно без наделения их правом принятия процессуальных решений, влияющих на производство по уголовному делу. Мнение таких лиц должно учитываться в одних случаях при возбуждении уголовного преследования, в других - при определении состава суда, прекращении уголовного дела и т.д.

Глава 2 УПК РФ провозглашает принципы уголовного судопроизводства, которые должны быть реализованы путем применения других норм УПК РФ.

В статье 15 УПК РФ провозглашен такой принцип уголовного судопроизводства, как состязательность сторон. В соответствии с этим принципом уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, при этом стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Способствуют ли реализации принципа состязательности сторон нормы УПК РФ, предусматривающие возможность предоставления стороной в качестве доказательства по конкретному уголовному делу показаний лиц, допрошенных в ходе предварительного расследования, или данных ранее в судебном заседании, в том числе и в случае отсутствия этих лиц в судебном заседании. Так, в ч.1 ст.281 УПК РФ законодатель предусмотрел возможность оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или в ходе судебного разбирательства, а также демонстрацию фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио - и (или) видеозаписи, киносъемки допросов (приложений к допросу) с согласия сторон в следующих случаях: наличия существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде; неявки в судебное заседание свидетеля или потерпевшего (Приложение А).

В ч.2 ст.281 УПК РФ закреплено положение, в соответствии с которым в случае заявленного в суде отказа потерпевшего или свидетеля от дачи показаний их показания, данные в ходе предварительного расследования, если они получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 УПК РФ, подлежат оглашению и могут использоваться как доказательства.

В соответствии с принципом охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст.11 УПК РФ) законом возложена обязанность на дознавателя, следователя, прокурора и суд при согласии лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, предупредить этих лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

В п.3 ч.2 ст.42 и п.1 ч.4 ст.56 УПК РФ указывается на право свидетелей и потерпевших отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, в этих же нормах указано, что при согласии дать показания эти лица должны быть предупреждены о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае их последующего отказа от этих показаний.

В соответствии с требованием статьи 276 УПК РФ оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов допускаются: при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части второй статьи 75 УПК РФ (показания, данные в отсутствие защитника и не подтвержденные в суде), и когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с частью четвертой статьи 247 УПК РФ.

Но обратимся к части первой статьи 240 УПК РФ, где в качестве условия судебного разбирательства предусмотрено, что в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию: суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетеля, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

Учитывая, что оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, противоречит вышеизложенным условиям судебного разбирательства, законодатель в части второй статьи 240 УПК РФ особо оговорил, что отступление от условия непосредственности - оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 УПК РФ.

Полагаю, что отступление от непосредственности исследования в части возможности оглашения показаний лиц, даже в указанных в законе случаях, а в последующем возможность использовать эти показания в качестве доказательств нарушает принцип состязательности сторон, в том числе равноправие сторон перед судом, так как при этом главным образом нарушается право лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Так, например, это лицо лишено возможности само непосредственно допросить свидетеля обвинения или потерпевшего.

В п. d ч.3 ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (статье, определяющей содержание права на справедливое судебное разбирательство и объем минимальных прав обвиняемого) указывается на право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

Пособие Российской академии правосудия "Прецеденты и комментарии к статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод", комментируя содержание этого права, указывает на следующее: "Главный принцип заключается в том, что обвиняемым должно быть позволено вызывать и допрашивать любых свидетелей, чьи показания они считают важными для рассмотрения их дела; они также должны иметь возможность допросить любого свидетеля, вызванного прокурором или на чьи показания прокурор полагается". По сути дела, все показания, на основании которых строится обвинение, должны быть взяты в присутствии обвиняемого в ходе публичных слушаний с учетом принципа состязательности.

Раскрывая этические аспекты взаимодействия судьи и сторон в условиях состязательного процесса, Н.В. Радутная следующим образом дала свое понимание значению обеспечения равноправия сторон в исследовании доказательств: "Исследование доказательств в судебном заседании при состязательной форме правосудия проводится с учетом особенностей этой формы. Одним из важных инструментов обеспечения равноправия сторон в доказывании, характерном для состязательности процесса, является перекрестный допрос. Его основная сущность состоит в том, что после прямого допроса подсудимого, потерпевшего, свидетеля, вызванных по инициативе обвинителя (который исключает постановку наводящих вопросов), во встречном "перекрестном допросе" другой стороной последние служат важным средством получения достоверной информации у допрашиваемых лиц (кроме случаев пользования иммунитетом, предусмотренных ст.51 Конституции РФ)".

Разрешение в законе несколько упрощенной процедуры представления доказательств находится в противоречии с общепризнанными нормами международного права, являющимися в соответствии с ч.3 ст.1 УПК составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство.

В связи с этим хочется особо подчеркнуть, что принцип состязательности нарушается не в связи с наличием либо отсутствием согласия стороны на оглашение ранее полученных показаний лица, а в связи с отступлением от публичности, наличием возможности осуждения лица на не проверенных непосредственно в суде доказательствах.

Нередко в практике рассмотрения уголовных дел встречаются случаи, когда лица, допрашиваемые в суде, изменяют свои показания относительно данных ими в ходе предварительного следствия и даже относительно данных ими в предыдущих судебных заседаниях, при этом они иногда приводят такие доводы в обоснование изменений своих показаний, что суд обязан принять их во внимание и признать их достоверными. А при оглашении показаний лица в судебном заседании, особенно того, которое отсутствует в судебном заседании, ссылка на эти показания как на доказательство при вынесении приговора фактически создает возможность осуждения лица на основании непроверенных доказательств и, по сути, в какой-то степени на основе домыслов и предположений, что противоречит ч.4 ст.14 ("Презумпция невиновности").

Нормы УПК РФ, предусматривающие возможность оглашения показаний лиц, допрошенных в ходе предварительного следствия, будут пересмотрены и выверены в соответствии с нормами международного права и принципами уголовного судопроизводства.

В настоящее же время очень важно строго соблюдать вышеприведенные существующие нормы УПК РФ и не "расширять" смысл норм уголовно-процессуального закона о возможности оглашения показаний лиц, ранее допрошенных по делу при толковании этих норм и их применении.

У правоприменителей стала преобладать точка зрения, что согласие стороны для оглашения показаний свидетелей и потерпевших при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, или в случае их неявки в судебное заседание вообще не требуется.

Аргументируется это тем, что необходимость получения такого согласия нарушает принцип состязательности сторон.

Сторонники этой точки зрения считают, что неоглашение показаний свидетеля или потерпевшего при указанных в законе случаях лишает сторону (как правило, обвинения) возможности представить доказательство.

Это суждение противоречит предписанию закона, где прямо указывается, что оглашение показаний возможно при согласии сторон. В тексте закона не содержится каких-либо ограничений при выражении своего согласия либо несогласия той или иной стороной. Кроме того, вряд ли в указании закона на необходимость согласия сторон на оглашение показаний можно усмотреть нарушение принципа состязательности сторон, скорее, наоборот, предусмотрено абсолютное их равенство согласно ч.4 ст.15 УПК РФ.

Нарушение принципа состязательности сторон не в том, что требуется согласие сторон на оглашение показаний, а в том, что сторонам позволяется ссылаться на показания лица, которое не было допрошено в суде, как на доказательство.

Очень важен вопрос и о возможности оглашения показаний, данных ранее в ходе предварительного следствия подозреваемым, обвиняемым, а также подсудимым в ходе судебного заседания, и возможности использования этих показаний в качестве доказательств по делу после отказа подсудимого от дачи показаний.

Некоторые правоприменители при решении этого вопроса ставят, по существу, знак равенства между такими понятиями, используемыми в УПК РФ, как "существенное противоречие" и "отказ от дачи показаний", в случае отказа подсудимого от дачи показаний в судебном заседании, хотя это далеко не тождественные понятия.

Статья 276 УПК РФ предусматривает возможность оглашения показаний подсудимого при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного следствия и в суде. Безусловно, при отказе от дачи показаний в судебном заседании подсудимым невозможно установить какие-либо противоречия с его показаниями в ходе предварительного следствия.

Некоторые сторонники возможности оглашения показаний подсудимого, данных на предварительном следствии после его отказа от дачи показаний, исходят из того, что в нормах уголовно-процессуального закона нет прямого запрета на оглашение таких показаний в указанном случае. Но при таком подходе полностью игнорируются нормы, предусмотренные ст.276 УПК РФ, которая указывает исчерпывающий перечень случаев, когда возможно оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования.

Кроме того, вышеуказанная точка зрения правоприменителей прямо противоречит и положениям ч.2 ст.1 УПК РФ, в соответствии с которой порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК РФ, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.

В данном случае нельзя исходить из упрощенного суждения: что не запрещено законом, то разрешено.

правовой статус свидетель уголовный

При этом необходимо отметить, что на основе конституционной нормы, а именно ст.51 Конституции РФ, законодатель в нормах УПК РФ наделил подозреваемого правом давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний (п.2 ч.4 ст.46 УПК РФ) и обвиняемого - возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению либо отказаться от дачи показаний (п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ).

Исходя из смысла этих норм подозреваемый, обвиняемый и подсудимый вправе в любой момент производства по делу использовать свое право не давать показания, и закон, при их отказе давать показания, не наделил правоприменителя возможностью в этом случае огласить показания, которые ранее давало лицо, привлекаемое к уголовной ответственности. В противном же случае нарушается право этого лица, предусмотренное ст.51 Конституции РФ/1/.

Здесь необходимо также учесть, что на практике подозреваемый и обвиняемый при даче показаний на предварительном следствии, как правило, не предупреждаются о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательства, в том числе и в случае последующего отказа от дачи показаний. УПК РФ не требует такого предупреждения этих лиц, потому что и не предусматривает возможности оглашения показаний подсудимого, данных им на предварительном следствии, в случае его отказа от дачи показаний в судебном заседании.

Суждение о возможности оглашения показаний подсудимого, данных им в ходе предварительного следствия, при его отказе от дачи показаний в судебном заседании противоречит по вышеприведенным доводам ст.240 УПК РФ ("Непосредственность и устность"), принципу состязательности сторон и другим принципам уголовного судопроизводства: законности при производстве по уголовному делу (ст.7 УПК РФ), презумпции невиновности (ст.14 УПК РФ), обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст.16 УПК РФ), свободы оценки доказательств (ст.17 УПК РФ).

Хочется отметить, что законодатель изначально отступает от равенства сторон перед судом, предусмотренного ч.4 ст.15 УПК РФ как необходимое условие состязательности сторон.

Так, в ст.276 УПК РФ, предусмотрев возможность оглашения показаний подсудимого, данных в ходе предварительного следствия, в случае существенных противоречий его показаний в ходе предварительного следствия и в суде, законодатель не посчитал необходимым получить на это согласие сторон, в то время как показания потерпевшего согласно ст.281 УПК РФ могут быть оглашены в указанных случаях, в том числе и при наличии существенных противоречий, только с согласия сторон. А также согласно ч.2 ст.281 УПК РФ при отказе потерпевшего в судебном заседании свидетельствовать против самого себя, своего супруга и других близких родственников исследование его показаний, данных им в ходе судебного следствия, может использоваться в качестве доказательства по делу без согласия на это другой стороны, если это лицо предупреждалось при даче показаний о том, что его показания могут быть в последующем использованы в качестве доказательств по уголовному делу (ч.2 ст.11 УПК РФ), в том числе и в случае последующего отказа от показаний (п.3 ч.2 ст.42 УПК РФ). При отказе же подсудимого от дачи показаний против самого себя в судебном заседании возможность оглашения его показаний на предварительном следствии вообще УПК РФ не предусмотрена.

Таким образом, вышеприведенные нормы УПК РФ и примеры толкования этих норм правоприменителями вновь подтверждают вывод о необходимости пересмотра норм УПК РФ, предусматривающих возможность оглашения показаний лиц, данных ими в ходе предварительного следствия.

Полагаем, что было бы логично вообще исключить из УПК РФ возможность оглашения в судебном заседании показаний лиц, данных при производстве предварительного расследования, учитывая, что в ходе предварительного расследования при допросе подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, исходя из действующих норм УПК РФ, принцип состязательности сторон остается нереализован.

Диспозитивность представляет собой принцип уголовного судопроизводства, в силу которого участники уголовного процесса и иные лица (не признанные в установленном законом порядке участниками уголовного процесса), отстаивающие (защищающие, представляющие) в уголовном деле личный интерес, имеют возможность распоряжаться предметом уголовного процесса (обвинением) или спорным материальным правом при производстве по гражданскому иску в уголовном деле, а также распоряжаться в целях защиты отстаиваемых интересов процессуальными правами, реализация которых оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу.

Формой проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве является закрепленное в законе или вытекающее из смысла закона диспозитивное право участника уголовного процесса или иного лица, отстаивающего (защищающего, представляющего) в уголовном деле личный интерес. Уточним, что не реализацию участником уголовного процесса диспозитивного права при производстве по конкретному уголовному делу, а само существование (закрепление в законе) такого права следует считать формой проявления диспозитивности.

Не все процессуальные права, предоставляемые законом участникам уголовного процесса, отстаивающим (защищающим, представляющим) в уголовном деле личный интерес, являются диспозитивными. Для диспозитивных прав характерен ряд черт.

Во-первых, право является диспозитивным только в том случае, если ему соответствует безусловная обязанность должностного лица совершить определенные действия (воздержаться от их совершения). Надо отметить, что обязанность эта в стадии досудебного производства может быть возложена не только на должностное лицо, осуществляющее предварительное расследование, но и на органы, осуществляющие надзорные и контрольные функции: прокурора и суд. Например, в случае обжалования участником производства по уголовному делу в судебном порядке действий следователя у суда возникает обязанность рассмотреть поступившую жалобу по существу и принять по ней решение (ст.125 УПК РФ).

Во-вторых, диспозитивные права реализуются в целях отстаивания (защиты, представительства) участниками уголовного процесса личных интересов. Из этого следует, что к диспозитивным не могут быть отнесены права, реализация которых является публичной обязанностью участника уголовного процесса.

В юридической литературе иногда употребляется термин "частный интерес", который, на наш взгляд, не в полной мере отражает сущность рассматриваемой категории. В уголовном судопроизводстве в качестве потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков могут участвовать юридические лица, в том числе общественные организации. Интересы общественных организаций не могут именоваться частными, поскольку "частный" означает "личный, не общественный, не государственный"/67/. Поэтому интересы, отстаиваемые как физическими, так и юридическими лицами (в том числе общественными организациями), следует называть личными, т.е. принадлежащими какому-нибудь лицу (физическому или юридическому).

Некоторые ученые придерживаются мнения, что законные интересы отдельного человека и есть публичный интерес. Более правильной представляется позиция В.С. Шадрина, по мнению которого законный интерес личности не нуждается в присвоении ему титула публичного. Он сам по себе представляет ценность, которая в любом случае должна рассматриваться как отнюдь не меньшая, чем ценность общественного интереса/90/.

В-третьих, к диспозитивным относятся только те права, реализация которых оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу.

Согласно ч.1 ст.318 УПК РФ уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи мировому судье заявления потерпевшим или его законным представителем. В ходе судебного разбирательства частный обвинитель вправе изменить обвинение (при условии, что этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту) или отказаться от него. Кроме того, уголовное дело частного обвинения может быть прекращено в связи с примирением сторон (ч.2 ст.20 УПК РФ). Правда, при этом прекращение уголовного дела зависит не только от потерпевшего, но и от обвиняемого (подсудимого), поскольку данное основание прекращения уголовных дел относится к числу нереабилитирующих.

Действие процессуальной диспозитивности связано с предоставлением участникам уголовного судопроизводства и иным заинтересованным лицам для отстаивания (защиты, представительства) личных интересов процессуальных прав, реализация которых не связана с распоряжением предметом уголовного процесса, но оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу.

Для участников уголовного процесса, выступающих на стороне обвинения или защиты, процессуальная диспозитивность - это прежде всего возможность, используя свои процессуальные права, отстаивать свою позицию по уголовному делу, эффективно осуществлять уголовно-процессуальную функцию. В.А. Рязановский писал:". если стороне в процессе принадлежит распоряжение самим субъективным правом - ей должно принадлежать и распоряжение процессуальными средствами борьбы для защиты этого права: приводить доказательства или не приводить их, обжаловать решение суда или нет и т.п. (формальная диспозитивность)"/75/. Для свидетелей процессуальная диспозитивность выражается в свободе распоряжения предоставленными им в целях защиты личных интересов процессуальными правами (например, в праве в предусмотренных законом случаях воспользоваться свидетельским иммунитетом, явиться на допрос с адвокатом и т.д.).

Говоря о значении диспозитивности в уголовном судопроизводстве, следует отметить, что в советской науке уголовно-процессуального права преобладало мнение, согласно которому отдельные черты диспозитивности, проявляющиеся в уголовном процессе, не достигают такой зрелости, чтобы приобрести статус принципа/61/. Вместе с тем М.С. Строгович отмечал, что в уголовном процессе имеет применение именно принцип диспозитивности, хотя его и нельзя признать основным принципом уголовного процесса/82/.

В настоящее время мнение о том, что диспозитивность не входит в число принципов уголовного судопроизводства, по-прежнему широко распространено среди ученых-процессуалистов. /56/ Вместе с тем многие авторы, рассматривая различные проблемы уголовно-процессуального права, указывают в своих работах на действие в уголовном процессе именно принципа диспозитивности. /16/

Проявления диспозитивности в уголовном процессе России разнообразны. С одной стороны, в производстве по делам публичного и частно-публичного обвинения это начало, безусловно, не достигает значения принципа уголовного процесса, поскольку доминирующее положение там занимает принцип публичности, а диспозитивность лишь проявляется в отдельных правах участников уголовного процесса. С другой стороны, производство по гражданскому иску в уголовном деле основано на диспозитивности, которая в данном случае приобретает значение принципа. Предъявление иска и дальнейшее движение искового производства в уголовном процессе зависят исключительно от усмотрения гражданского истца. Отдельные особенности, которые исковое производство приобретает в уголовном процессе, не меняют его диспозитивного построения.

В производстве по уголовным делам частного обвинения публичность уступает место диспозитивности, которая становится определяющим началом производства по уголовному делу, приобретает значение принципа уголовного процесса. Диспозитивность для производства по уголовным делам частного обвинения имеет такое же значение, какое имеет публичность для производства по делам частно-публичного и публичного обвинения. Отрицать наличие в уголовном процессе принципа диспозитивности лишь потому, что его действие не в полной мере распространяется на производство по делам публичного и частно-публичного обвинения, некорректно, поскольку, следуя такой логике, и публичность нельзя было бы назвать принципом уголовного процесса, так как она не имеет значения принципа для производства по делам частного обвинения и при производстве по гражданскому иску в уголовном деле.

В заключение отметим, что, как любой иной принцип организации процессуальной деятельности, диспозитивность имеет ценность лишь тогда, когда позволяет более эффективно (в данном случае в сравнении с публичным порядком) решать стоящие перед уголовным судопроизводством задачи. На тот случай, если диспозитивное построение той или иной процедуры окажется неэффективным, не будет способствовать (или станет препятствием) достижению назначения уголовного процесса, законодатель должен предусматривать действенные публично-правовые механизмы защиты прав личности. В качестве примера можно привести обязанность следователя и дознавателя (с согласия прокурора) возбуждать уголовные дела о преступлениях, преследуемых по общему правилу в порядке частного обвинения, при наличии оснований, указанных в ч.4 ст.20 УПК РФ (зависимое и беспомощное состояние, применение насилия, угроз и т.д.). По смыслу закона (ч.5 ст.20 УПК РФ) возбужденные в таком порядке уголовные дела относятся к категории публичного обвинения.

Подобное ограничение диспозитивности ни в коей мере не следует рассматривать как умаление процессуальных прав участников уголовного судопроизводства. Дело в том, что необходимым условием реализации диспозитивности в уголовном процессе является возможность участников производства по уголовному делу свободно распоряжаться своими правами. Находящаяся в зависимом состоянии, подвергающаяся насилию, угрозам или иным формам давления личность не имеет возможности свободно использовать предоставленные ей диспозитивные права ради защиты собственных интересов. Фактически гражданин оказывается неспособным самостоятельно защищать свои права и интересы, а потому не может выступать в качестве субъекта диспозитивности и нуждается в публично-правовой защите со стороны государства в лице его должностных лиц и органов.

2. Правосубъектность свидетеля в уголовном процессе

Среди ученых-процессуалистов и в уголовно-процессуальной науке нет единства мнений о перечне (структуре) и конкретном содержании правового статуса свидетеля.

Так, по мнению О.А. Зайцева, в структуру содержания правового статуса свидетеля входят гражданство в уголовно-процессуальном значении, правосубъектность, права и опосредованные ими законные интересы, обязанности, гарантии прав, законных интересов и обязанностей. /35/

В.М. Корнуков включает в структуру правового положения личности в уголовном процессе, в частности свидетеля, гражданство, праводееспособность, права, не опосредованные субъективными правами законные интересы, обязанности, гарантии, обеспечивающие осуществление прав, защиту интересов и исполнение обязанностей, и ответственность. /48/

По мнению О.А. Зелениной, составляющими элементами правового статуса личности (свидетеля) являются права, свободы и законные интересы, обязанности, юридическая ответственность, гарантии, гражданство, правоспособность и дееспособность. /36/

Полагаем, что гражданство как элемент правового статуса личности не входит в структуру правового статуса свидетеля. Ставить содержание правового статуса свидетеля в прямую зависимость от гражданства нельзя, ибо если бы правовой статус определялся только гражданством, то оставалось бы неясным, от чего зависит в уголовном процессе (государстве) правовой статус иностранцев и лиц без гражданства. /23/

Без определения методологической основы и содержания правового статуса личности невозможно установить эффективность ее участия в правоотношениях. Применительно к свидетелю в основу определения содержания его правового положения должна быть положена такая концепция уголовно-процессуального статуса личности, которая в наибольшей степени позволила бы изучить имеющиеся проблемы и выявить возможные пробелы, коллизии и противоречия, а также создать научно-теоретические предпосылки для повышения эффективности его участия в уголовном судопроизводстве/35/.

По нашему мнению, в структуру процессуально-правового статуса свидетеля в уголовном процессе входят следующие элементы:

правовые нормы, устанавливающие статус свидетеля;

правоспособность и дееспособность;

права и обязанности;

законные интересы;

юридическая ответственность;

гарантии прав, свобод и законных интересов.

Вышеназванные элементы находятся между собой в определенной взаимосвязи, взаимодействии и взаимообусловлены.

Правовой статус личности выступает в виде общеправового (конституционного), отраслевого, конкретного и индивидуального. Такая характеристика правового статуса личности охватывает всю систему правовых средств, регулирующих положение личности в обществе, в сфере однотипных (однородных) отношений в конкретных (индивидуальных) правоотношениях. Оно позволяет проследить диалектику правового статуса конкретного лица от общего к частному, выделить то главное, что свойственно правовому положению личности в различных областях общественной жизни/48/.

Правовые нормы определяют и закрепляют меру юридической свободы лица, право - и дееспособности, необходимый комплекс прав и обязанностей, гарантии их осуществления, способы защиты, формы ответственности и т.д. /60/ Как справедливо было отмечено, "нельзя разумным образом установить права, обязанности лиц, не зная, что такое право, где его источник и какие из него вытекают требования"/88/. Базовой, исходной правовой нормой, устанавливающей статус свидетеля, является Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. В ч.1 ст.17 Конституции РФ закреплено положение о том, что в РФ признаются и гарантируются права человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Человек не становится субъектом права, он признается таковым нормативно-правовыми актами государства, международными (правовыми актами) договорами. Это означает, что государство юридически признает за ним определенные социально-юридические свойства, которые служат необходимым условием участия в правовых связях и отношениях. Например, согласно ч.3 ст.5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты.

В соответствии с ч.3 ст.15 Конституции РФ "законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения". Следовательно, как минимум без опубликования в определенных периодических изданиях нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, а относительно международных договоров решения об их обязательности для РФ должны приниматься соответствующими государственными органами в надлежащей форме.

Уголовно-процессуальные нормы являются единственным способом оформления и закрепления уголовно-процессуальных правоотношений, формой реализации их содержания. Неопределенность в правовом положении участников судопроизводства может привести к нарушениям прав и законных интересов граждан и в конечном счете к дестабилизации единого правового пространства в сфере уголовного судопроизводства.

Без определения правовых норм, устанавливающих статус свидетеля, невозможно установить его правовое положение в уголовном процессе. Определение правовых норм имеет различное значение. Во-первых, для определения процессуального статуса. Во-вторых, для правильного применения нормативных правовых актов, подлежащих применению, в-третьих, для устранения (обнаружения пробелов) коллизии между законами или международными договорами РФ, обладающими большой юридической силой по отношению к другим законам. Нормы, устанавливающие правовой статус, также имеют практическое (правоприменительное) значение. Правоприменитель является посредником между законом и лицом, в отношении которого применяется закон. В.В. Лазарев справедливо замечает, что применение права выполняет посредническую роль между правовыми нормами и их основными адресатами. Оно обеспечивает целенаправленное движение правовых отношений, создает дополнительные юридические гарантии для правильной реализации права в правовых жизненных ситуациях. Правоприменительные акты есть акты, совершаемые этими субъектами с целью определить наличие и отсутствие у третьих лиц субъективных прав и юридических обязанностей для определения их меры на основе анализа юридических норм/50/.

Таким образом, правовые нормы, устанавливающие правовой статус свидетеля, являются актуальными, необходимыми элементами правового статуса по отношению к рассматриваемому участнику, имеют теоретическое и практическое значение.

2.1 Право- и дееспособность свидетеля в уголовном процессе

Правоспособность и дееспособность являются важнейшими элементами правового статуса свидетеля. Институт право - и дееспособности в уголовно-процессуальном судопроизводстве способствует более успешному осуществлению назначения (задач) уголовного процесса и создает возможности для охраны и защиты прав лиц, вовлеченных в уголовный процесс, а также позволяет принять законные и обоснованные решения по уголовному делу. Они являются гарантией реализации прав и исполнения обязанностей. В уголовно-процессуальном законодательстве статьи, посвященной уголовно-процессуальной правоспособности и дееспособности участников уголовного судопроизводства, не имеется.

Как замечает Р.Д. Рахунов, "выяснение дееспособности и правоспособности субъектов уголовного процесса столь важно, что уголовно-процессуальный закон предусматривает ряд требований, которым должен соответствовать тот или иной субъект". /75/

По мнению П.В. Полоскова, уголовно-процессуальная правоспособность - это установленная нормами уголовно-процессуального права способность лица иметь права и нести обязанности в уголовном процессе, а уголовно-процессуальная дееспособность - это способность участника уголовного судопроизводства лично осуществлять свои права и нести обязанности по уголовному делу или доверить это представителю/72/. Как полагает Л.Д. Кокорев, уголовно-процессуальная правоспособность - это способность лица иметь уголовно-процессуальные права и обязанности, способность быть участником уголовного судопроизводства. Она представляет собой условия, при которых лицо может быть участником судопроизводства, а процессуальная дееспособность - это способность лица лично осуществлять свои права в процессе/45/.

С точки зрения В.М. Корнукова, уголовно-процессуальной правоспособностью, то есть способностью иметь уголовно-процессуальные права и обязанности, обладают все граждане. Каждый гражданин с момента своего рождения потенциально может быть субъектом уголовного процесса, в том смысле, что с этого момента он сам и его интересы находятся под защитой уголовного процесса/48/.

Праводееспособность как собирательная категория сама по себе еще не раскрывает и не характеризует в полной мере действительное положение свидетеля в уголовном процессе; без разделения ее на правоспособность и дееспособность невозможно определить в значительной мере правовое положение свидетеля.

В уголовно-процессуальной науке принято рассматривать правоспособность и дееспособность участников уголовно-процессуального судопроизводства как общую и специальную категории. Общие право - и дееспособность заключаются в способности лица вообще быть субъектом процессуальных прав и участником уголовного судопроизводства, а специальные - в способности лица быть участником судопроизводства по конкретному делу.

Уголовно-процессуальную правоспособность участников процесса можно классифицировать как общую, родовую, видовую и конкретную (непосредственную).

Общая правоспособность - это абстрактная юридическая возможность иметь право с рождения, как первый шаг по пути определения лица, возможностей в качестве субъекта права, она является "атрибутивным качеством"/68/ человека. Об общей правоспособности можно говорить лишь как о ее утробном состоянии, не больше, ибо она еще не субъектирована. Родовая (процессуальная) правоспособность - функционально-деятельная способность лица, т.е. роль участия субъекта права в уголовном судопроизводстве. Уголовно-процессуальная правоспособность - это возможность иметь процессуальные права и обязанности при реальной способности их своими действиями осуществлять в процессе вступления в соответствующие правоотношения. Процессуальные отношения в динамике выступают как передаточный механизм от правовых норм к деятельности, как регулятор взаимодействия ее субъектов. /88/ Видовая правоспособность - это способность участвовать в конкретном уголовном деле. Конкретная (непосредственная) правоспособность - это способность быть конкретным участником в конкретном деле. Видовая и конкретная (непосредственная) правоспособности существуют в единстве и взаимно определяют и обусловливают друг друга.

Применительно к свидетелю общая правоспособность возникает с момента рождения, как у любого другого лица. Родовая уголовно-процессуальная правоспособность возникает с того момента, когда ему стали известны какие-либо обстоятельства (фактический состав), имеющие значение для уголовного дела. Видовая правоспособность возникает с момента, когда лицо правильно воспринимает эти обстоятельства. Конкретная (непосредственная) правоспособность возникает с момента вызова лица в органы предварительного расследования и в суд по конкретному уголовному делу (юридический факт).

Уголовно-процессуальная дееспособность свидетеля - это способность самостоятельно реализовывать права и исполнять обязанности, способность нести ответственность за уголовно-процессуальные правонарушения (деликтоспособность). Она конкретизирует способность человека осознавать свои действия и руководить ими, т.е. способность к определенным видам сознательной деятельности, которая зависит от совокупности его физических, интеллектуальных, психологических и иных способностей/23/. Дееспособность предполагает правоспособность: дееспособные должны быть правоспособны, тогда как правоспособные могут и не быть дееспособны. Уголовно-процессуальная правоспособность является обязательным компонентом уголовно-процессуальных отношений, а уголовно-процессуальная дееспособность - факультативным (не всегда обязательным, необходимым) компонентом. /73/ Исходя из этого положения, следует согласиться с мнением, что свидетель, не обладающий уголовно-процессуальной дееспособностью, является участником уголовного процесса с определенными правами. Правовую деятельность в его интересах осуществляет не он сам, а его законный представитель или иное лицо. Соответственно, такой свидетель, будучи участником процесса, не является субъектом уголовно-процессуальной деятельности. /37/ Поскольку всякая деятельность, в том числе уголовно-процессуальная, включает в себя цель, средства, результат и сам процесс деятельности, ее неотъемлемой характеристикой также является осознанность. /66/

Формально уголовно-процессуальная полная дееспособность свидетеля наступает с четырнадцатилетнего возраста. Такой вывод можно сделать исходя из положения ч.6 ст.113 УПК. Как правильно отмечают немецкие ученые К. Цвайгерт и Х. Кетц, возрастного критерия для определения дееспособности несовершеннолетнего недостаточно, необходимо выяснить, позволяют ли деловые и умственные способности ребенка ему самому должным образом оценивать значение его собственного волеизъявления. Если нет, то нет и волеизъявления. /87/ Презумпция дееспособности свидетеля, безусловно, действует до тех пор, пока, во-первых, не появится обоснованное сомнение в способности давать правильные показания об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела; во-вторых, эти сомнения не будут подтверждены путем проведения судебных экспертиз в соответствии с законом в установленном порядке. Для того чтобы вступить в правоотношения, необходима воля, направленная на реализацию этих отношений. Норма создает абстрактную возможность определенного поведения, но для ее реализации в правоотношении необходимы конкретные возможности участников, а также выражение воли участников, направленной на реализацию отношений, предусмотренных в норме. /85/

По нашему мнению, уголовно-процессуальную дееспособность можно установить путем проведения судебной экспертизы. Следователь может (вправе) произвести следственный эксперимент для проверки правильности восприятия свидетелем каких-либо фактов (данных), имеющих значение для дела, не прибегая при этом к проведению судебной экспертизы. А установление физического и психического состояния, допускающего исключающие способности свидетеля выполнять предъявляемые к нему законом требования, возможно на основании судебной экспертизы. Значит, свидетель может быть подвергнут освидетельствованию для обнаружения и выявления перечисленных в ч.1 ст.179 УПК РФ фактов, имеющих значение для дела. Но для оценки достоверности его показаний необходимо провести судебную экспертизу.

Согласно ч.7 ст.56 УПК РФ в случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу. Некоторые авторы считают, что в отношении несовершеннолетних, в том числе малолетних, возможно применять меры уголовно-процессуального принуждения. Обосновывая свою позицию, С.Б. Мартыненко полагает, что права и интересы несовершеннолетних участников (свидетелей) процесса реализуются и отстаиваются, прежде всего, посредством их участия в следственных и иных процессуальных действиях. Поэтому принуждение несовершеннолетних к участию в следственных действиях и процессуально правомерному поведению фактически осуществляется в их же собственных интересах и направлено на создание наиболее благоприятных условий для реализации ими их процессуальных прав. /59/ С таким предложением согласиться невозможно в силу (закона) того, что лицо, не достигшее 14-летнего возраста, не является субъектом уголовно-процессуальной ответственности. Аналогичное положение должно распространяться и на свидетеля, достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством (и) или отстающего в психическом развитии. Эти факты должны устанавливаться при привлечении к ответственности за совершение уголовно-процессуальных правонарушений также путем проведения судебной экспертизы.

В связи с изложенным полагаем, что необходимо внести изменения и дополнения в главу 27 УПК РФ, а именно: ч.3 ст. 195 УПК РФ дополнить словами: "Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, его защитника, (законного) представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением".

Часть 4 указанной статьи дополнить и изложить в следующей редакции: "Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5 и 6 статьи 196 настоящего Кодекса, а также в отношении свидетеля производится с их согласия и (или) согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде".

Часть 1 ст. 196 УПК РФ дополнить пунктом 6 и изложить его в редакции: "6) достоверность показаний свидетеля, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания".

Часть 1 ст. 198 УПК РФ изложить в редакции: "При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, свидетель, потерпевший, его защитник, (законный) представитель вправе". Далее по тексту действующей редакции ст. 198 УПК.

Часть 2 ст. 198 УПК исключить. К выводу о необходимости исключить данную норму можно прийти на основе правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных им в сохраняющих свою силу решениях, принятых ранее. В частности, Конституционный Суд РФ в Определении от 18 декабря 2003 года N 429-О указал, что участник процесса, не ознакомившийся с вынесенным в отношении его решением и его обоснованием, не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу на это решение, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам. Поэтому для обеспечения возможности судебного обжалования постановлений следователя, которыми нарушаются права личности, должен быть предоставлен доступ к соответствующей информации, а форма и порядок ознакомления с материалами избираются следователем, прокурором или судом в пределах, исключающих опасность разглашения следственной тайны. /9/ Иное истолкование указанной нормы нарушает положение ч.1 ст.21 Конституции РФ, согласно которой достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления.

В уголовно-процессуальном судопроизводстве нередко допрашиваются в качестве свидетелей малолетние и престарелые лица. Согласно ч.4 ст.188 УПК свидетели, не достигшие шестнадцати лет, вызываются на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела. При этом между положениями ч.4 ст.188 УПК и ч.6 ст.113 УПК имеется коллизия. Согласно ч.6 ст.113 УПК не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет. Полагаем необходимым привести положения ч.6 ст.113 УПК в соответствие с ч.4 ст.188 УПК, путем увеличения возраста с четырнадцати лет до шестнадцати лет. Несовершеннолетним является лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста. Допрос свидетеля в возрасте до четырнадцати лет обязательно проводится с участием педагога, а в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет по усмотрению следователя проводится допрос свидетеля с участием педагога. При допросе несовершеннолетнего свидетеля вправе присутствовать его законный представитель.

А.П. Рыжаков полагает, что допуск законного представителя свидетеля возможен, если он об этом ходатайствует. /76/ Действительно, право присутствовать ему законом предоставлено; но о законных представителях свидетеля не указано в п.12 ст.5 УПК, отсутствуют также нормы, регулирующие их процессуальное положение; в главе 15 (ст.119) УПК свидетель или его законный представитель в числе лиц, имеющих права заявлять ходатайства, не значится. Между тем в ст.56 УПК свидетелю предоставлено право заявлять ходатайства, а механизм реализации этого права не указан. По нашему мнению, если несовершеннолетний свидетель явился на допрос с законным представителем, по аналогии с ч.1 ст.426 УПК, прокурор, следователь, дознаватель на основании постановления допускает его к участию в уголовном деле. Исходя из изложенного, для устранения коллизии полагаем необходимым внести дополнения в УПК. Во-первых, перечень лиц, указанных в п.12 ст.5 УПК, дополнить (законным) представителем свидетеля. Во-вторых, ст.119 УПК дополнить, включив в ч.1 свидетеля и его законного представителя в качестве лиц, имеющих право заявить ходатайства, а ст.56 УПК дополнить ч.4.1: "При участии законного представителя свидетеля ему должны быть разъяснены права, предусмотренные в этой части настоящей статьи. Допуск представителя оформляется постановлением (определением) лица, производящего процессуальное действие. Законный представитель вправе:

1) знать, по какому делу допрашивается несовершеннолетний;

2) участвовать в допросе несовершеннолетнего свидетеля, а также, с разрешения следователя, в иных следственных действиях, производимых с его участием;

3) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать замечания (заявления) о правильности и полноте сделанных в них записей, которые подлежат занесению в протокол;

4) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

5) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии законного представителя свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

6) удостоверять правильность содержания протокола следственного действия;

7) с разрешения прокурора, следователя, дознавателя и суда задавать вопросы несовершеннолетнему свидетелю;

8) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

9) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

10) возмещать расходы (затраты) согласно требованиям статьи 131 настоящего Кодекса;

11) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных ч.3 ст.11 настоящего Кодекса;

12) участвовать в заседаниях, проводимых с участием несовершеннолетнего свидетеля".

Также следует указать, что представитель свидетеля не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден.

Часть 9 ст.56 УПК дополнить и изложить в редакции: "Разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему, (законному) представителю, известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования свидетель, (законный) представитель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации".

Действие данного положения необходимо распространить на все процессуальные (следственные) действия, которые проводятся с участием несовершеннолетнего свидетеля.

При привлечении (допуске) законного представителя несовершеннолетнего необходимо узнать его мнение относительно выбора представителя. В соответствии со ст.12 Конвенции о правах ребенка государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. /53/ Аналогичное положение закреплено в ст.57 Семейного кодекса РФ. Представляется, что в таком случае с предложением В.С. Шадрина нельзя согласиться: согласно ему следователь вправе самостоятельно определять, кто именно из законных представителей будет присутствовать при допросе/90/. С нашей точки зрения, право выбора законного представителя для участия в процессуальных действиях, проводимых с участием несовершеннолетнего свидетеля, необходимо оставлять за несовершеннолетним, но никак не за должностными лицами, проводящими процессуальные действия.

В отличие от гражданского права, законные представители свидетеля к участию в уголовном деле привлекаются в помощь несовершеннолетним, не взамен их, а наряду с ними, в обеспечение защиты его интересов. /48/ Более того, законный представитель свидетеля не может заменить его, поскольку уголовно-процессуальное законодательство обусловливает его личное участие в уголовном судопроизводстве, т.е. исходит из незаменимости свидетеля.

Уголовно-процессуальная правоспособность и дееспособность делают правовой статус свидетеля функционирующим и действенным, с их помощью выявляются противоречия в его процессуально-правовом статусе.

Уголовно-процессуальная правоспособность свидетеля возникает с того момента:

как ему стали известны какие-либо обстоятельства дела;

как он правильно воспринял эти обстоятельства;

как его вызвали по конкретному уголовному делу.

А уголовно-процессуальная дееспособность свидетеля возникает с момента, как он дает об обстоятельствах достоверные (правильные) показания.

В новом уголовно-процессуальном законодательстве свидетель наделен значительным объемом прав. Поэтому необходимо сформулировать классификацию его прав, что позволило бы всесторонне исследовать их, а также выявить проблемные моменты в их реализации. По значимости (форме правового закрепления) права (свободы) свидетеля как участника уголовного процесса можно разделить на:

1) общепризнанные права, закрепленные в общепризнанных принципах и нормах международного права, международных договоров;

2) конституционные права, закрепленные в Основном Законе РФ;

3) уголовно-процессуальные права, закрепленные в уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

Вступая в сферу уголовного судопроизводства, личность сохраняет свой общий (конституционный) правовой статус, определяющий ее права и свободы в обществе, кроме того, она приобретает специальный уголовно-процессуальный статус обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и т.д.

Конституция закрепляет лишь главные, принципиальные положения, устанавливает права, свободы и обязанности граждан. Их осуществление предполагает трансформацию конституционных норм в уголовно-процессуальный закон, который должен сопровождаться конкретизацией постановлений Конституции, детализацией конституционных гарантий основных прав, свобод и обязанностей граждан средствами действующего законодательства, при посредстве отраслевого законодательства, а также путем установления процессуальных форм реализации прав, свобод и законных интересов. /97/

Для реализации некоторых прав свидетеля в УПК РФ отсутствуют соответствующие процессуально-правовые механизмы. Например, в ч.3 ст.133 УПК предусмотрено право любого лица, в том числе свидетеля, на возмещение вреда за незаконное применение уголовно-процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Уголовно-процессуальная политика окажется действенной, если при ее реализации будут учтены основания возникновения юридической ответственности государства в лице его должностных лиц, а также механизм наступления такой ответственности. Как указал Конституционный Суд РФ, "в соответствии со статьями 2 и 45 (часть 1) Конституции Российской Федерации государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы, создавая при этом эффективные правовые механизмы устранения любых нарушений, в том числе допущенных его органами и должностными лицами при осуществлении уголовного судопроизводства. Такая обязанность лежит прежде всего на законодателе, который в целях эффективного восстановления прав участников уголовного процесса определяет процедуры пересмотра неправосудных решений. Эти процедуры должны гарантировать приоритет прав и свобод человека и гражданина, не допуская предпочтения им даже самых важных общественных, ведомственных или личных интересов".

В связи с изложенным полагаем, что необходимо уточнить содержание пунктов 34, 35 ст.5 УПК, дополнить их и изложить в редакции: "34) реабилитация - порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, мерам процессуального принуждения, и возмещения причиненного ему вреда". Применительно к свидетелю, когда речь идет о реабилитации, подразумевается правовосстановительная форма (реабилитация);

35) реабилитированный - лицо, имеющее в соответствии с настоящим Кодексом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием и (или) применением меры процессуального принуждения".

Кроме того, необходимо внести соответствующие изменения в главу 18 УПК.

Рассматриваемые положения, направленные именно на реализацию права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти, не могут, таким образом, применяться в противоречии с их конституционным смыслом. Конституционный принцип правового государства, возлагающий на РФ обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагает установление такого правопорядка, который должен гарантировать каждому государственную защиту его прав и свобод.

Это свидетельствует о том, что толкование указанных норм, направленных на обеспечение восстановления нарушенных прав граждан и юридических лиц, в том числе путем возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти (ст.53 Конституции РФ/1/), при осуществлении уголовного судопроизводства, может быть истолковано вопреки их конституционно-правовому смыслу. Этой нормой преследуется две основные цели: возмещение причиненного гражданину материального ущерба и недопущение таких незаконных действий соответствующих органов и организаций и их должностных лиц, что обычно называют превенцией/97/. Конституционные нормы не могут применяться при отсутствии процессуальных форм реализации этих норм.

Также необходимо дополнить ч.2 ст.179 УПК РФ положением о том, что после вынесения постановления "следователь знакомит с постановлением о производстве освидетельствования подозреваемого, обвиняемого, его защитника, свидетеля, потерпевшего, (законного) представителя и разъясняет им их права и обязанности. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением".

Законный интерес является одним из элементов правового статуса свидетеля. Законный интерес - разновидность социального интереса. Это юридически значимый интерес, основанный на законе, вытекающий из него, признаваемый им, соответствующий ему, находящийся в сфере его действия. Законность интереса означает его правомерность, обоснованность, дозволенность, справедливость, то, что он не противоречит общему смыслу и духу права. Законный интерес - это одобряемый и защищаемый законом интерес.

Законный интерес от субъективных прав отличается тем, что, во-первых, им не противостоят прямые юридические обязанности соответствующих лиц (контрагентов), на действия которых можно было претендовать как на предписанные правовыми нормами; во-вторых, они не имеют конкретного перечня, строго фиксированной системы. /60/ Но законный интерес, так же как субъективные права, гарантируется в определенной мере.

Уголовно-процессуальный интерес - это отраженное в уголовно-процессуальном законодательстве, вытекающее из (принципов) его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социально-правовым благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам - в целях удовлетворения своих интересов, не противоречащих публичным. /57/ Сущность законных интересов личности и их конкретное проявление вытекают из всей системы уголовно-процессуальных норм. /17/

В уголовном судопроизводстве законные интересы возникают исключительно в правоотношениях. Уголовно-процессуальный интерес свидетеля связан не только с его правами и обязанностями, но и с конкретными процессуальными обязанностями органов предварительного расследования, должностных лиц и судом, с положениями, регламентирующими порядок проведения определенных процессуальных (следственных) действий. Законный интерес может видоизменяться при проведении различных следственных действий.

Законным интересом свидетеля может быть, например, чтобы процессуальные (следственные) действия проводились с его участием без промедления, чтобы свести к минимуму время, затраченное на участие в них. /35/ Интерес больного или пожилого свидетеля - чтобы его допрашивали по месту его нахождения. На стадии судебного производства после дачи показания - покинуть зал судебного заседания с разрешения председательствующего. Основным процессуальным интересом свидетеля является, на наш взгляд, чтобы его показания посчитали достоверными и ему поверили.

Главным аргументом включения законных интересов в правовой статус выступает то, что законные интересы (степень их удовлетворения, охраны, защиты) прямо и непосредственно влияют на правовое положение свидетеля в уголовном процессе, упрочняют либо ослабляют его в зависимости от того, соблюдаются или нарушаются эти интересы, в какой мере они обеспечиваются, как реализуются.

Включение законных интересов в правовой статус тем более правомерно, что со временем многие из них приобретают качество субъективных прав/60/.

Осуществление свидетелем своих обязанностей, как и реализация прав и свобод, представляет собой процесс, в котором проявляются с большей или меньшей отчетливостью несколько состояний и стадий. Это, во-первых, способность фактически нести возложенные уголовно-процессуальным законодательством обязанности (не уклоняться от явки по вызовам), во-вторых, добровольно соблюдать содержащиеся в правовых нормах запреты (например, не давать заведомо ложных показаний), в-третьих, своими активными действиями добросовестно исполнять обязанности (без принуждения явиться в органы предварительного расследования и суд).

Разъяснение прав и обязанностей (информированность) служит ориентиром в правомерном поведении свидетеля, "указывает на допустимые и запрещенные средства достижения целей, а также на возможные последствия. Иными словами, информирует об оптимальных вариантах поведения". /49/

При регламентации уголовно-процессуального статуса свидетеля необходимо использовать термин "обязан" взамен "не вправе". /36/

В правоприменительной практике часто бывают случаи, когда свидетели меняют место жительства или место пребывания по производственной, социально-бытовой или по иным причинам, что затрудняет их поиск и затягивает дела. Полагаем необходимым ч.6 ст.56 УПК дополнить пунктом 4, изложив его в редакции: "Обязан известить о перемене своего места жительства или места пребывания орган дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суд".

Обязанности свидетеля сводятся к соблюдению уголовно-процессуальных норм в соответствии с его ролью и назначением в уголовном судопроизводстве.

2.2 Гарантии свидетелю в уголовном процессе

По поводу содержания уголовно-процессуальных гарантий как средства обеспечения прав участников процесса высказаны различные взгляды. Уголовно-процессуальные гарантии понимаются как "конкретные права и обязанности участников процесса", "принципы уголовного процесса", "правовые нормы", "процессуальные формы".

Признавая приоритет прав личности по отношению к интересам государства, следует ясно понимать, что без государства, без устанавливаемых государством и обеспечиваемых государством юридических процедур эти права не могут быть реализованы. /53/ Пределы государственной власти, опирающейся на возможность принуждения и возможность правомерного вмешательства в личную жизнь граждан для выполнения назначения уголовно-процессуального законодательства, в отношении свидетеля должны быть строго и определенно ограничены.

Разработанная В.С. Шадриным форма обеспечения прав участников уголовного процесса более соответствует правовому положению свидетеля. Обеспечение прав, свобод и законных интересов свидетеля охватывает все формы благоприятствования в осуществлении прав, свобод и законных интересов, включая:

информирование лица об обладании правами и их разъяснение;

создание необходимых условий для полноценной реализации прав;

охрану прав и законных интересов от нарушений;

защиту прав;

восстановление нарушенных прав/90/.

Полагаем необходимым последний пункт дополнить возмещением или компенсацией причиненного вреда, а также пунктом, имеющим значение для обеспечения прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса: установление ответственности за нарушение прав, свобод и законных интересов свидетеля.

Для обеспечения и реализации прав и законных интересов свидетеля уголовно-процессуальным законом предусмотрены соответствующие процессуальные гарантии. Законом на прокурора, следователя, дознавателя и суд возложена обязанность разъяснять свидетелю его права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч.1 ст.11 УПК).

Одним из необходимых условий для реализации прав свидетеля является возможность заявлять ходатайства, а должностные лица обязаны рассмотреть заявленные ходатайства и по ним принять решение. Установленные правила проведения допроса свидетеля также способствуют обеспечению прав и законных интересов свидетеля.

Осуществление прав выражается в общерегулятивных отношениях и носит позитивный характер. Участие адвоката при допросе свидетеля способствует соблюдению его прав и законных интересов. При нарушениях прав и законных интересов свидетеля по окончании допроса адвокат имеет право делать заявления об этом. Указанные заявления подлежат обязательному занесению в протокол допроса. Проведение закрытого судебного разбирательства также способствует соблюдению прав и законных интересов свидетеля.

Защита и восстановление нарушенных прав и законных интересов свидетеля обеспечиваются путем обжалования действия (бездействия) должностных лиц прокурору и в суд.

Меры безопасности, предусмотренные УПК и Федеральным законом от 20.08.2004 N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства"/5/, также являются фактором, гарантирующим права, свободы и законные интересы свидетеля. В целях реализации названного Закона утверждены Постановлением Правительства РФ от 27.10.2006 № 630 Правила применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства/14/, определены органы, осуществляющие меры безопасности.

Уголовным кодексом РФ /2/ предусмотрена уголовная ответственность за принуждение свидетеля к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание (ст.302 УК РФ), а также за подкуп свидетеля в целях дачи им ложных показаний (ст.309 УК РФ).

Итак, для обеспечения прав, свобод и законных интересов свидетеля в уголовном процессе необходимо: информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для полноценной реализации прав, свобод и законных интересов; охрана прав, свобод и законных интересов от нарушений; защита прав; восстановление нарушенных прав, возмещение и компенсация причиненного вреда; установление ответственности за нарушение прав, свобод и законных интересов свидетеля.

С учетом вышеизложенного, с нашей точки зрения, процессуально-правовой статус свидетеля в уголовном процессе имеет следующие элементы: правовые нормы, устанавливающие процессуально-правовой статус свидетеля; правоспособность и дееспособность; права и обязанности; законные интересы; юридическая ответственность и гарантии прав, свобод и законных интересов.

В тексте ч.3 статьи 56 УПК РФ содержатся 5 групп лиц, на которых распространяется свидетельский иммунитет, т.е. невозможность привлечения к уголовной ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний. Закон запрещает допрашивать их в качестве свидетелей. Такое освобождение связано со спецификой их деятельности или особым родом занятий. Указанные лица вправе отказаться от дачи показаний только по поводу обстоятельств, перечисленных в ч.3 ст.56 УПК. Закон различает защитника (п.2) и адвоката (п. п.2,3). Оказание юридической помощи адвокатом может иметь место до заключения соответствующего официального письменного договора и оформления ордера. Следовательно, в подобных случаях адвокат вправе отказаться от дачи показаний. Лица, перечисленные в статье 56 УПК РФ, вправе отказаться от дачи показаний при наличии сведений, подтверждающих их полномочия и социальный статус соответственно судьи, присяжного заседателя и т.д. В ч.3 статьи содержится исчерпывающий перечень лиц, обладающих правом отказа от дачи показаний в качестве свидетеля.

Впервые УПК предусматривает процессуальный статус свидетеля в специальной статье. В ст.56 закреплены процессуальные права, обязанности и ответственность свидетеля. На основании ч.10 ст.166 УПК РФ свидетелю перед началом любого следственного действия с его участием должны быть разъяснены его права, обязанности, ответственность и порядок следственного действия. Важное конституционное положение установлено в ст.51 Конституции РФ/1/, согласно которой любое лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, вправе отказаться от свидетельствования против себя самого, своего супруга (супруги), близких родственников, круг которых определен федеральным законом. Лицо может не воспользоваться своим правом отказа от дачи показаний и дать свидетельские показания. При этом оно предупреждается о возможности использования его показаний в качестве доказательств по уголовному делу, даже в случае его последующего отказа от них. Предполагается необходимость (обязанность) следователя, дознавателя, прокурора и суда (судьи) предупредить об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания по ст.307 УК РФ/2/ свидетеля, имеющего право отказа от дачи показаний, но дающего их. Иммунитет предоставляет право отказа от дачи показаний, но не право давать заведомо ложные свидетельские показания. Лица, перечисленные в п. п.1 - 4 ч.3 статьи 56 УПК РФ, не могут быть допрошены даже в случае, если они об этом ходатайствуют. Их показания должны быть признаны недопустимыми на основании ст.75 УПК РФ. Закон предусматривает возможность допроса, при наличии согласия на допрос в качестве свидетеля, только лиц, перечисленных в п.5 ч.3 статьи 56 УПК РФ.

В случаях, если свидетель не владеет языком, на котором ведется уголовное судопроизводство (ст.18), ему предоставляется возможность давать показания на родном языке или языке, которым он свободно владеет (разговаривает, читает, пишет и пр.). В целях гарантированной реализации этого права переводчик предоставляется свидетелю бесплатно (ст.18 УПК РФ). Это правило не устанавливает осуществления деятельности переводчика на общественных началах. Оплата его работы по переводу должна быть включена в процессуальные издержки (ст.131 УПК РФ). Переводчик должен быть компетентным и незаинтересованным в исходе дела лицом. Компетентность переводчика устанавливается следователем или судом на основании соответствующих документов, подтверждающих его квалификацию, наличие соответствующего образования или уровня компетентности, стажа и опыта работы и пр. условий. При наличии некомпетентности свидетель вправе заявить отвод переводчику, участвующему в его допросе.

Свидетель как субъект уголовного процесса, имеющий определенные права и обязанности, в случаях нарушения его интересов вправе заявлять об этом соответствующие ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и суда. При этом ходатайства и жалобы могут быть принесены как лицу, которое нарушило права свидетеля, так и прокурору (вышестоящему прокурору) либо в суд (вышестоящий суд). Подача и рассмотрение ходатайств и жалоб осуществляются в общем порядке, предусмотренном гл.15, 16 УПК РФ.

Положение, содержащееся в ст.48 Конституции РФ/1/, предусматривает право свидетеля в случае, если ему необходима юридическая помощь, являться на допрос со своим адвокатом. Участие адвоката на стороне свидетеля ограничивается его присутствием и наблюдением за соблюдением прав и законных интересов свидетеля при его допросе. Адвокат не вправе задавать вопросы и комментировать ответы свидетеля, однако вправе делать заявления, которые подлежат обязательному занесению в протокол допроса (ч.5 ст.189 УПК РФ).

При наличии достаточных данных об угрозе причинения вреда правам и законным интересам свидетеля, а также его родственникам или близким он имеет право ходатайствовать о применении мер безопасности, перечисленных в ст.11 УПК РФ (изъятие сведений о защищаемом лице из материалов уголовного дела с указанием псевдонима; контроль и запись телефонных переговоров этих лиц; опознание в условиях, исключающих наблюдение опознающего опознаваемым; рассмотрение дела в закрытом судебном заседании; допрос в суде при условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства). Основанием для применения дополнительных мер безопасности является наличие сведений о возможности угрозы свидетелю или иным участникам процесса со стороны лица, в отношении которого решается вопрос о применении меры пресечения (п.3 ч.1 ст.97 УПК РФ). УПК РФ устанавливает характер угрозы более определенно, чем уголовный закон. В ст.309 УК РФ состав преступления связывается с точно перечисленными видами посягательства - шантажом, с угрозой убийства, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества свидетеля, потерпевшего, эксперта или их близких. Следовательно, другой способ воздействия, не подпадающий под перечень видов угрозы в диспозиции ч.1 ст.309 УК РФ, не влечет уголовной ответственности. В ч.3 ст.11 УПК РФ устанавливаются кроме перечисленных и совпадающих с УК РФ оснований (угроза уничтожением или повреждением имущества, применением насилия, убийством) дополнительные - "иные опасные противоправные деяния". В подобных случаях нельзя квалифицировать действия виновного по ст.309 УК РФ в действующей ее редакции, однако это позволяет применить уголовно-процессуальные меры безопасности. Позитивное в целом направление ст.11 УПК РФ находится в некотором противоречии с другими нормами УПК РФ, регламентирующими применение защитных мер. В частности, это касается субъектов защиты. В той же ст.11 установлена возможность применения мер безопасности в отношении потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного судопроизводства. В ч.9 ст.166 УПК РФ изъятие сведений из протокола следственного действия установлено только для потерпевшего, свидетеля, а также их родственников и близких. Дополнительно - в отношении представителя потерпевшего. В ч.2 ст.186 УПК РФ указывается, что при осуществлении контроля записи телефонных и иных переговоров безопасность обеспечивается в отношении потерпевшего, свидетеля, а также их родственников и близких. В этом перечне нет представителя потерпевшего и других лиц. В п.4 ч.2 ст.241 УПК РФ основанием для рассмотрения дела в закрытом судебном заседании является обеспечение безопасности любого участника судебного разбирательства, их родственников или близких. В ст.278 (ст.277) УПК РФ предусматривается допрос свидетеля и потерпевшего без оглашения подлинных сведений, который проводится вне визуального контроля со стороны других участников процесса при угрозе безопасности свидетеля, потерпевшего, а также их близких родственников, родственников или близких. Статья 11 УПК РФ как норма-принцип общего характера и ст.278 УПК РФ предоставляют должностным лица уголовного процесса возможность применения мер безопасности, т.е. процессуальных мер защиты в отношении любого участника судопроизводства. Насилие или угроза его применения в отношении защищаемого лица должны иметь противоправный характер. Они не обязательно должны быть именно уголовно-наказуемыми и могут рассматриваться, например, как административный проступок. Термин "иное опасное противоправное деяние", указанный в ч.3 ст.11 УПК РФ, носит оценочный характер и должен определяться лицом, в чьем производстве находится уголовное дело. Следует помнить и о возможности применения внепроцессуальных мер безопасности в отношении судьи, следователя, прокурора, дознавателя, начальника органа дознания, т.е. должностных лиц уголовного процесса на основании ФЗ от 20.04.1995 N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". /6/ Ходатайство о применении мер безопасности направляется лицу, в чьем производстве находится уголовное дело. Если в удовлетворении ходатайства о применении мер безопасности необоснованно отказано, свидетель вправе обжаловать данное постановление (определение) в общем порядке.

На основании ч.2 ст.131 УПК РФ свидетель имеет право: на возмещение расходов, понесенных в связи с явкой по вызову и с проживанием (п.1 ч.2); возмещение недополученной им по месту постоянной работы заработной платы за время, затраченное в связи с вызовом по уголовному делу (п.2 ч.2); выплаты вознаграждения за отвлечение от обычных занятий в случае, если свидетель не работает (п.3 ч.2). Свидетель также имеет право на возмещение расходов на участие адвоката при его допросе, если последний осуществлял юридическую помощь по назначению (п.5 ч.2).

По общему правилу свидетель принудительно не может быть подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию. Исключением является ст.179 УПК РФ. В ней устанавливается возможность проведения освидетельствования свидетеля либо с его согласия, либо принудительно. Во втором случае - только в целях оценки достоверности его показаний. Принудительное производство судебной экспертизы или другие основания для проведения освидетельствования законом не предусмотрены.

К обязанностям свидетеля относятся: своевременная явка по вызову; сообщение правдивых сведений по существу уголовного дела; сохранение тайны предварительного следствия при условии заблаговременного предупреждения об уголовной ответственности за разглашение таких сведений. В ч.3 ст.188 УПК РФ закреплена еще одна обязанность свидетеля - своевременно сообщить лицу или органу, его вызывающему, о невозможности явиться в то время, которое указано в повестке.

В УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР значительно повышен уровень обеспеченности и защиты прав человека и гражданина: не только подозреваемого (ст.46), обвиняемого (ст.47), но и свидетеля и потерпевшего. Реализованы требования ч.1 ст.48 Конституции РФ о предоставлении каждому гражданину, в том числе имеющему статус свидетеля, права на получение квалифицированной юридической помощи (п.6 ч.4 ст.56). В целях обеспечения безопасности опознающего ч.8 ст. 193 УПК РФ предусматривает исключение визуального наблюдения опознающего опознаваемым. Впервые в УПК РФ предусмотрена норма (ч.9 ст.166 УПК РФ), направленная на обеспечение безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц. Реализацию конституционного принципа о доступе граждан к правосудию (ч.1 ст.46 Конституции РФ) обеспечивают положения ч.1 ст.148 УПК РФ о том, что отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, как и прекращение уголовного дела по этому основанию (п.2 ч.1 ст.24), допускается лишь в отношении конкретного лица, и т.д. "УПК - это идеология и философия уголовного правосудия." Суд перестает "быть стороной обвинения, превращаясь в своего рода посредника, арбитра. Он лишается обвинительных полномочий". /61/

В то же время определенные неточности в содержании данной статьи имеют место. В УПК РФ назначение уголовного судопроизводства определяется как защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защита человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод (ч.1 ст.6). Представляется, что закон в этой части не соответствует в полной мере букве Конституции РФ/1/.

В соответствии со ст.1 УПК РФ порядок производства по уголовным делам устанавливается УПК РФ, основанным на Конституции РФ/1/. Конституция Российской Федерации провозгласила высшей ценностью человека и гражданина, его права и свободы (ст.2), а фундамент прав и свобод человека и гражданина составляет учение о свободе. Основные постулаты учения о свободе положены в основу российской Конституции. Так, в ч.2 ст.17 устанавливается, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а ч.3 данной статьи предусматривает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Нельзя не согласиться с выводом Е.А. Лукашевой, согласно которому свобода - органическая среда обитания человека и гражданина, где происходит ограничение свободы, неизбежно происходит психологическая деформация человека и гражданина. /54/

Статья 193 УПК РФ "Предъявление для опознания" устанавливает, что в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего.

Необходимо отметить, что одно из основных предназначений уголовного судопроизводства заключается в уголовном преследовании и назначении виновным справедливого наказания (ч.2 ст.6 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ)). Однако непременное основание уголовного преследования - это совокупность доказательств, подтверждающих виновность лица в совершении преступления. Среди этих доказательств важное место занимают, в частности, показания свидетеля и потерпевшего, без участия которых практически не обходится ни одно судебное разбирательство. Поэтому противоправное воздействие на свидетеля и иных участников уголовного судопроизводства способно самым серьезным образом повлиять на достижение задач уголовного преследования и уголовного судопроизводства в целом.

Перечень мер безопасности для участников уголовного судопроизводства не является исчерпывающим, поскольку предусматривается не только в Законе N 119-ФЗ/96/. При наличии оснований, указанных в его ст.16, в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности, регламентированные законодательством РФ.

Так, в ч.3 ст.11 УПК РФ закрепляется, что при достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении названных лиц следующие меры безопасности:

1) при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу (ч.9 ст.166 УПК РФ);

2) при угрозе совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении названных лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по их письменному заявлению, а при его отсутствии - на основании судебного решения (ч.2 ст.186 УПК РФ);

3) в целях обеспечения безопасности опознающего лицо для опознания по решению следователя может быть предъявлено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего (ч.8 ст. 193 УПК РФ);

4) для обеспечения безопасности указанных лиц на основании определения или постановления суда допускается проведение закрытого судебного разбирательства (п.4 ч.2 ст.241 УПК РФ);

5) при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе допросить его в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление (ч.5 ст.278 УПК РФ).

Согласно ч.2 ст.186 УПК при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения. Ранее действующий УПК РСФСР (ч.2 ст.174.1) разрешал осуществлять контроль и запись телефонных и иных переговоров указанных лиц при существовании реальной угрозы преступных действий в отношении их. Реальная угроза - это когда "создается психологическая атмосфера безысходности, нервозности и неуверенности в безопасности своей жизни, здоровья и имущества, близких лиц"/35/, т.е. при реальной угрозе лицо само чувствует и знает о ней и может при необходимости обратиться с заявлением о применении такой меры безопасности. Без соответствующего заявления права свидетеля (и др. лиц) превращаются в обязанность, данное действие из меры безопасности превращается в следственное действие, что не соответствует правовому назначению данной процедуры в отношении указанных лиц. Может, и поэтому в приложении № 89 к ст.476 УПК не требуется указывать процессуальный статус лица, в отношении которого заявляется ходатайство и рассматривается вопрос о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров. Полагаем, что это является необходимым фактом для обоснованности и законности принятых решений.

Аналогичная норма предусмотрена Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности"/4/, согласно ст.6 при осуществлении оперативно-розыскной деятельности может проводиться оперативно-розыскное мероприятие - прослушивание телефонных переговоров с совпадающими требованиями, регламентирующими следственное действие, предусмотренное ст.186 УПК РФ. Из сказанного следует, что предусмотренные ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров являются "типичным оперативно-розыскным мероприятием"/92/, в отношении свидетеля можно считать таким, если проводится без его согласия и (или) (близких) родственников, близких лиц.

Такая мера безопасности (оперативно-розыскное мероприятие) в отношении свидетеля и его (близких) родственников, близких лиц недопустима без их согласия и ограничивает их права и свободы. Согласно ч.2 ст.29 Всеобщей декларации прав человека "при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе"/53/. Положение ст.186 УПК также не соответствует ч.3 ст.55 Конституции РФ, согласно которой "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Как следует из положения ч.3 ст.55 Основного Закона, ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Таким образом, мы полагаем, что мера безопасности в отношении свидетеля и его (близких) родственников, близких лиц, предусмотренная ст.186 УПК, возможна с их согласия и на строго определенный срок.

Хотя уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено, что свидетель имеет право заявлять отводы, кроме отвода переводчика, необходимо предусмотреть механизм реализации отвода в УПК и в отношении педагога, эксперта, специалиста (врача), участвующих в процессуальных (следственных) действиях, проводимых с участием свидетеля.

Наряду с расширением пределов участия свидетеля в уголовном судопроизводстве, предоставлением ему новых процессуальных прав, важное значение имеет совершенствование другой стороны правового положения свидетеля - его процессуальных обязанностей. Как справедливо отмечает Е.А. Лукашева, "четкое правовое регулирование возможно лишь в результате тесного взаимодействия прав и обязанностей, их своевременного осуществления. Поэтому свобода распространяется не только на сферу прав, но и на сферу обязанностей. Выполнение обязанностей - это тоже сфера свободы, которая детерминирована объективными условиями и сопряжена с социальной ответственностью"/53/. Уголовно-процессуальный закон, не только закрепляя права, но и устанавливая обязанности участников процесса, нормирует границы свободы. Прочность и стабильность положения личности в демократическом правовом государстве достигается не только с помощью провозглашения и гарантирования соответствующих субъективных прав и свобод, но и посредством установления четких юридических обязанностей гражданина перед обществом, государством, другими людьми. В соответствии с разработанными положениями в теории права юридическая обязанность считается видом и мерой должного, возможного, необходимого поведения человека.

2.3 Ответственность свидетеля за нарушение требований уголовно-процессуального законодательства

Ответственность свидетеля можно классифицировать как процессуальную, установленную в ч.2 ст.111 УПК РФ: это обязательство о явке (ст.112 УПК РФ), привод (ст.113 УПК РФ), денежное взыскание (ст. ст.117, 118 УПК РФ) и уголовно-правовая ответственность (ст. ст.307, 308, 310 УК РФ). При этом на основании ст.118 УПК денежное взыскание на свидетеля может быть наложено только судом в том судебном заседании, где имело место нарушение. В досудебных стадиях наложение денежного взыскания на свидетеля возможно также судом по представлению дознавателя, следователя или прокурора.

Следственная и судебная практика рассматривает как уважительные причины неявки такие, как тяжелая болезнь свидетеля, длительная командировка, нахождение в отпуске за пределами места производства по уголовному делу, чрезвычайные обстоятельства на работе (авария, невозможность замены и т.п.), в семье (смерть родственника, тяжкое заболевание близких лиц и необходимость постоянного ухода за ними и т.п.).

При решении вопроса о приводе свидетеля у лица, в чьем производстве находится уголовное дело, должны быть достаточные данные об отсутствии уважительных причин неявки свидетеля, а также данные о вручении лицу повестки (ч.2 ст.188 УПК РФ) и возможности явиться в то время, которое указано в повестке. При отсутствии хотя бы одного из указанных оснований решение о приводе будет незаконным. На основании ч.6 ст.113 УПК РФ не подлежат приводу несовершеннолетние свидетели в возрасте до 14 лет, беременные женщины, больные, которые по состоянию здоровья не могут покидать места своего пребывания, однако этот факт должен быть удостоверен врачом (соответствующая медицинская справка или иной документ, удостоверенный подписью врача и печатью медицинского заведения). Привод не обязанность должностного лица, это его право, которым он может воспользоваться. Процедура осуществления привода производится по правилам, перечисленным в ст. ст.111, 113 УПК РФ.

В судебном заседании на основании ч.5 ст.164 УПК РФ свидетелю разъясняются его права, обязанности и ответственность, перечисленные в ст.56 УПК РФ, о чем составляется подписка, которая приобщается к материалам дела. При решении вопроса о привлечении свидетеля за дачу заведомо ложных показаний следует помнить о примечании к ст.307 УК РФ, содержащей основания для освобождения свидетеля от уголовной ответственности в случае, если до вынесения приговора им будет добровольно заявлено о ложности данных им ранее показаний.

Наряду с правами и обязанностями категория ответственности занимает важное место в уголовно-процессуальном процессе и характеризует правовой статус свидетеля, играет стабилизирующую роль в организации и регулировании правоотношений.

В уголовном судопроизводстве принято классифицировать три вида юридических санкций, отличающихся друг от друга способом охраны уголовно-процессуальных норм от нарушений: правовосстановительные, штрафные (карательные) и санкции ничтожности. В отношении свидетеля могут применяться только правовосстановительные и штрафные (карательные) санкции при недобровольном выполнении обязанностей.

Правовосстановительные санкции, в целях обеспечения установленного порядка в уголовном судопроизводстве, направлены на устранение или сведение к минимуму вреда, причиненного правонарушением, путем принудительной реализации обязанности. Штрафные санкции имеют упреждающее значение. К свидетелю при недобровольном исполнении своих обязанностей (нарушении) могут быть применены следующие санкции:

обязательство о явке;

привод;

денежное взыскание;

предупреждение;

удаление из зала судебного заседания.

Права у компетентного государственного органа, должностных лиц на применение перечисленных санкций возникают с момента нарушения свидетелем требований уголовно-процессуального закона. Обязанность понести процессуальную ответственность возникает у свидетеля с момента совершения правонарушения и образует юридический факт, порождающий указанное правоотношение. Хотя реально процессуальная ответственность и в этот момент может не наступить.

Принудительными средствами выполнения уголовно-процессуальных обязанностей можно обеспечить лишь в тех случаях, когда имеется "внешний объект", т.е. такой, на который можно непосредственно воздействовать помимо воли обязанного лица. Например, можно принудительно обеспечить явку свидетеля к следователю, но отобрать образцы для сравнительного исследования принудительно невозможно. В последнем случае то, на что направлена процессуальная обязанность (объект), целиком находится во власти обязанного лица и неотторжимо от него. /82/ В ходе уголовного судопроизводства запрещаются действия и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Решение о применении уголовно-процессуальных мер принуждения должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Кроме того, свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний, в отсутствие иммунитета, соответственно по ст.307 и 308 УК РФ.

Позитивная юридическая ответственность - это добровольная реализация юридической ответственности, представляющая собой юридическую обязанность субъекта ответственности действовать в соответствии с требованиями правовых норм, реализующаяся в его правомерном поведении. /65/ Позитивная ответственность как разновидность социальных отношений проявляется в повышении роли активной ответственности, перенесении центра тяжести с ответственности внешней на внутреннюю, ретроспективной - на перспективную, с негативной - на позитивную. /89/

В мерах поощрения позитивная юридическая ответственность объективизируется, как объективизируется в мерах наказания негативная ответственность. /55/ Например, если свидетель по вызову следователя явился и был допрошен, он уже имеет право на возмещение расходов. Если свидетель добровольно свои обязательства не выполняет, то у него возникает дополнительная обязанность, возникающая из юридического факта правонарушений нести негативную ответственность.

Таким образом, юридическая ответственность, являясь элементом правового статуса свидетеля, имеет взаимосвязь с правами и обязанностями, с которыми взаимообусловливается. За совершение правонарушения свидетель несет негативную юридическую ответственность, а за добровольную реализацию обязанности - позитивную (поощрительную) ответственность. /19/

В правовом положении личности все составляющие элементы не только тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга, но вместе с тем каждый из них имеет свое назначение, выполняет определенную функцию. Это в полной мере относится и к гарантиям как одному из элементов основ правового статуса свидетеля. Назначение гарантий состоит в том, что они призваны обеспечить такую возможно более благоприятную обстановку, в атмосфере которой записанные в Конституции и законах процессуально-правовой статус свидетеля, его права и свободы становились бы фактическим положением. Гарантированность прав, свобод и законных интересов означает в то же время и гарантированность основ правового статуса в целом. /24/

Эффективная защита прав и свобод личности и формирование правового государства в Российской Федерации - взаимосвязанные процессы. Правовая политика, направленная на становление правовой государственности в России, способствует созданию оптимальных условий для защиты прав и свобод. А все, что способствует юридической защите личности, направлено на построение правового государства.

Заключение

В результате выполнения дипломной работы можно сделать следующие выводы и предложения.

Дискуссионно определение свидетеля, данное в ч.1 ст.56 УПК: свидетелем может быть только лицо, "которое вызвано для дачи показаний". Человек, который, например, стал очевидцем преступления, не имеет права обратиться с просьбой о своем допросе. Полагаем, что такое положение недопустимо. Часть 1 ст.56 УПК РФ следует изложить в следующей редакции: "Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для допроса или явилось по собственной инициативе для дачи показаний к лицу или в орган, в производстве которых находится уголовное дело".

Необходимо также предоставить право свидетелю заявлять ходатайства. На практике родственники и иные близкие лица обвиняемого и подозреваемого часто обращаются к производящему расследование лицу с просьбой приобщить к материалам уголовного дела положительные характеристики на подозреваемого или обвиняемого, справки о его плохом состоянии здоровья, о наличии у него несовершеннолетних детей и лиц, находящихся на его иждивении, а также иных сведений, в которых содержится информация об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Отсутствие законодательной регламентации таких просьб ставит потенциальных свидетелей в зависимое положение, так как у осуществляющего расследование лица нет корреспондирующей обязанности принять их ходатайство и разрешить его по существу, порождает неопределенность, может влечь злоупотребления со стороны органа расследования, в конечном итоге отрицательно сказывается на достижении целей уголовного судопроизводства.

Праву обвиняемого и подозреваемого, их защитника и законного представителя заявить ходатайство корреспондирует обязанность уполномоченных лиц и органов обеспечить реализацию данного права - они должны принять ходатайство, рассмотреть и разрешить его. Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением некоторых ученых о том, что ходатайство должно заявляться с согласия должностного лица или органа, которым оно адресовано.

Трудно признать удачным определение законодателем в качестве адресатов заявляемых ходатайств дознавателя, следователя, прокурора либо суд. Прежде всего потому, что в их числе не указан судья. Кроме того, данный перечень стал бы более конкретным, если бы содержал указание на то, что ходатайства заявляются не любому дознавателю, следователю, прокурору и суду, а только тем из них, в производстве которых находится уголовное дело.

Содержание ч.1 ст.120 УПК ориентирует нас на то, что ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу как в письменной, так и в устной форме. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное - заносится в протокол следственного действия или судебного заседания. "Заявить" означает "обратиться к кому-либо". Обвиняемый, подозреваемый, их защитник и законный представитель вправе обратиться к дознавателю, следователю, прокурору, судье и суду с официальной просьбой о выполнении определенного процессуального действия и принятии процессуального решения об избрании той или иной меры пресечения либо ее изменении или отмене. Ходатайство считается заявленным после того, как лицо или орган, которым оно адресовано, получили его письменный вариант либо ходатайство для них озвучено (и, следовательно, ими услышано). Поэтому встречающиеся в практике случаи возврата письменного ходатайства лицу, его заявившему, под различными надуманными предлогами (например, с предложением заявить ходатайство позже, что-либо уточнить и т.д.), а также невнесение ходатайства в протокол следственного действия или судебного заседания - незаконны.

Законодатель установил правило о том, что отклонение ходатайства не лишает права заявителя вновь заявить ходатайство (ч.2 ст.120 УПК), что означает наличие у обвиняемого, подозреваемого, подсудимого, их защитника и законного представителя права заявлять ходатайства неоднократно, в какой угодно момент уголовно-процессуального производства. Завершается действие права участников уголовного судопроизводства заявлять ходатайство вместе с завершением самого уголовного процесса.

Нерешенным является вопрос и о субъектном составе преступления, что предусмотрено ст.307 УК РФ. Так, в соответствии со ст.51 Конституции РФ (п.40 ст.5, п.1 ч.4 ст.56 УПК РФ) лицо не обязано свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст.5 УПК РФ. Однако с позиций УК РФ свидетельский иммунитет распространяется только на случаи отказа от дачи показаний (примечание к ст.308 УК РФ), но не на случаи лжесвидетельства (ст.307 УК РФ). Обусловлено это тем, что согласно ч.2 ст.11 "Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве" и п.1 ч.4 ст.56 "Свидетель" УПК РФ в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу. Если лицо, имея свидетельский иммунитет, согласилось дать показания, то оно допрашивается по общим правилам проведения допроса, в том числе предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. В случае дачи таким лицом заведомо ложных показаний оно несет уголовную ответственность по ст.307 УК РФ. Вместе с тем нежелание давать показания против своего супруга (своей супруги) и других близких родственников может возникнуть у потерпевшего уже непосредственно в период допроса. Актуально распространение свидетельского иммунитета на "юридических" и фактических супругов, иных близких лиц по делам о лжесвидетельстве.

Необходимо внести изменения и дополнения в главу 27 УПК РФ, а именно: ч.3 ст. 195 УПК РФ дополнить словами: "Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, его защитника, (законного) представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением".

Часть 4 указанной статьи дополнить и изложить в следующей редакции: "Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5 и 6 статьи 196 настоящего Кодекса, а также в отношении свидетеля производится с их согласия и (или) согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде".

Часть 1 ст. 196 УПК РФ дополнить пунктом 6 и изложить его в редакции: "6) достоверность показаний свидетеля, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания".

Часть 1 ст. 198 УПК РФ изложить в редакции: "При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, свидетель, потерпевший, его защитник, (законный) представитель вправе". Далее по тексту действующей редакции ст. 198 УПК. Часть 2 ст. 198 УПК исключить.

Список использованных источников

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. - М., 2008 - 48 с.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст.2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. - 2001. - № 52 (ч. I). - Ст.4921

4. Об оперативно-розыскной деятельности: федеральный закон от 12 августа 1995 № 144-ФЗ // СЗ РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3349.

5. О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: федеральный закон от 20 августа 2004 № 119-ФЗ // СЗ РФ. - 2004. - № 34. - Ст.3534.

6. О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов: федеральный закон от 20 апреля 1995 № 45-ФЗ // СЗ РФ. - 1995. - № 17. - Ст.1455; 1998. - № 30. - Ст.3613; 1999. - № 2. - Ст.238; 2000. - № 10. - Ст.1067; 2001. - № 26. - Ст.2580; 2001. - № 49. - Ст.4566; 2002. - № 50. - Ст.4928; 2003. - № 27. - Ст.2700; 2004. - № 27. - Ст.2711; № 35. - Ст.3607.

7. По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова: постановление Конституционного Суда РФ № 4-П от 2 февраля 1996 г. / Отв. ред. Т.Г. Морщакова. - М., 2001. - 697 с.

8. Об утверждении государственной программы "Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006 - 2008 годы": постановление Правительства РФ от 10 апреля 2006 № 200 // СЗ РФ. - 2006. - № 16. - Ст.1739.

9. Об утверждении правил выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты: постановление Правительства РФ от 11.11.2006 № 664 // СЗ РФ. - 2006. - № 47. - Ст.4895.

10. Об утверждении правил защиты сведений об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: постановление Правительства РФ от 03.03.2007 № 134 // СЗ РФ. - 2007. - № 11. - Ст.1325.

11. Об утверждении правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: постановление Правительства РФ от 27.10.2006 № 630 // СЗ РФ. - 2006. - № 45. - Ст.4708.

12. По жалобе открытого акционерного общества "Большевик" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации": определение Конституционного Суда РФ № 22-О от 20 февраля 2002 г. // Экономика и жизнь. - 2002. - № 16. - С.6.

13. По жалобе гражданина Панфилова Руслана Петровича на нарушение его конституционных прав статьей 92 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР: определение Конституционного Суда РФ N 429-О от 18 декабря 2003 г." // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. - 2004. - № 3. - С.68.

14. По жалобе граждан Березовского Бориса Абрамовича, Дубова Юлия Анатольевича и Патаркацишвили Аркадия Шалвовича на нарушение их конституционных прав положениями статей 47, 53, 162 и 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ № 285-О от 21 декабря 2000 г. // Российская газета. - 2001. - 6 марта.

15. Азаров В.А. Сущность российского уголовного процесса и судебный контроль // Следователь. - 2002. - № 4. - С.23.

16. Александров А.С., Колузакова Е.В. К вопросу о предмете и пределах перекрестного допроса свидетеля, потерпевшего в суде с участием присяжных заседателей // Российский судья. - 2007. - № 3. - С.14-15.

17. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве. - Л., 1970. - 250 с.

18. Алексеев С.Н. Функции прокурора по новому УПК РФ // Государство и право. - 2002. - № 5. - С.15.

19. Алиев Н.А. Правовой статус свидетеля в уголовном процессе РФ // Право и политика. - 2007. - № 12 - С 13-20.

20. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. Автореф. дис. докт. юрид. наук. - М.: Академия МВД СССР, 1994. - 24 с.

21. Бозров В. Контрольная функция суда // Российская юстиция. - 1996. - № 11. - С.11.

22. Брежнева М.Ю. Об уточнении понятия "свидетель" в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. - 2007. - № 22. - С. 20.

23. Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. - М.: Наука, 2005. - 282 с.

24. Володина Л.М., Матейкович М.С., Пономаренко Е.В., Сухова Н.В. Права человека. - Тюмень, 2002. - 264с.

25. Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе // Законность. - 1995. - № 7. - С.10.

26. Глушков А.И., Алонцева Е.Ю. Некоторые аспекты реализации полномочий следователя по производству следственных действий, выполняемых с разрешения суда // Российский следователь. - 2006. - № 9. - С.32.

27. Глушков А.И., Федоров А.А. Свидетельский иммунитет как институт уголовно-процессуального права // Российский судья. - 2006. - № 10. - С.12.

28. Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ. - Оренбург, 2002. - 400 с.

29. Дежнев А.С. Особенности учета родственных отношений при производстве следственных действий // Российский следователь. - 2005. - № 11. - С.13-14.

30. Демидов И.Ф. Законность в Российской Федерации. - М.: Спарк, 1998. - 224 с.

31. Демидов И.Ф. Судебная реформа и новые проблемы науки уголовного процесса. - М., 1995. - 318 с.

32. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. - М., 1998. - 39 с.

33. Жеребятьев И., Шамардин А. Некоторые вопросы реализации правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. - 2004. - №3. - С.14-15.

34. Завидов Б.Д., Орлова А.А., Попов И.А., Сурыгина Н.Е., Шумилин С.Ф. Правовое положение участников уголовного судопроизводства. комментарий законодательства: основные положения, проблемы и новации (постатейный) // Адвокат. - 2008. - № 7. - С.12-15.

35. Зайцев О.А. Правовые основы и практика обеспечения участия свидетеля на предварительном следствии. - М.: Юристъ, 2006. - 318 с.

36. Зеленина О.А. Процессуальный статус участника уголовного судопроизводства. - М.: Бек, 2007. - 210 с.

37. Зусь Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования. - Владивосток, 1976. - 562 с.

38. Ибрагимов И.М. Потерпевший как свидетель, субъект доказывания и субъект обвинения по делу // Современное право. - 2008. - № 3. - С.14.

39. Каковкин М.С. К вопросу о свидетельских показаниях // Российский следователь. - 2007. - № 7. - С.18.

40. Капинус Н.И. Право заявлять ходатайства в уголовном судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2007. - № 6. - С.10.

41. Карякин Е., Комин В. Допрос "анонимных свидетелей" по ходатайству государственного обвинения // Уголовное право. - 2007. - № 4. - С.26.

42. Кирланов Т.Г. Гарантии защиты основных прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве России // Уголовное судопроизводство. - 2007. - № 2. - С. 19-20.

43. Кобцова Т.С., Кобцов П.В., Смушкин А.Б. Комментарий к Федеральному закону от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" (постатейный). - М.: Статут, 2007. - 370 с.

44. Ковтун Н.Н., Магизов Р.Р. Практика реализации судебного контроля за законностью и обоснованность мер процессуального принуждения: Учебно-методическое пособие. - Нижний Новгород, 2004. - 284 с.

45. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Воронеж, 1971. - 399 с.

46. Комментарий к Уголовно-Процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред.В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова - М.: Юрайт-Издат, 2006 - 832 с.

47. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. Б.А. Золотухина. - М., 2001. - 287 с.

48. Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. - М.: Норма, 2006. - 580 с.

49. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М.: Наука, 1982. - 264 с.

50. Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права. - Казань, 1982. - 168 с.

51. Лившиц Ю.Д., Даровских С.М. Вопросы принципа состязательности в стадии предварительного расследования // Следователь. - 2002. - № 8. - С.23-25.

52. Лоскутова Т.А. Привилегии и иммунитет свидетеля в уголовном процессе Англии и США // Уголовное судопроизводство. - 2007. - № 4. - С.13-23.

53. Лукашева Е.А. Правовое государство и обеспечение прав человека и гражданина. - М., 1985. - 268 с.

54. Лукашева Е.А. Эффективность юридических механизмов защиты прав человека: политические, экономические, социально-психологические аспекты. - М., 1994. - 348 с.

55. Лучков В.В. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Казань, 2004 - 24 с.

56. Малов А. Допрос государственным обвинителем свидетеля в суде с участием присяжных заседателей // Законность. - 2007. - № 8 - С. 20-21.

57. Малько А.В. Новые явления в политико-правовой жизни России: вопросы теории и практики. - Тольятти, 1999. - 292 с.

58. Марков О.Н. Обжалование в суд действий, бездействия и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях: Научно-практическое пособие. - Сыктывкар, 2004. - 260 с.

59. Мартыненко С.Б. Представительство в уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - СПб., 2000. - 24 с.

60. Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. - М.: Бек, 2006. - 236 с.

61. Мизулина Е.Б. Елена Мизулина: "Скоро мы обнародуем доклад о готовности страны к новой философии уголовного правосудия" // Российская юстиция. - 2002. - № 5. - С.12.

62. Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве. - Казань: Казанский государственный университет, 2004. - 264 с.

63. Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: Вопросы теории, законодательного регулирования и практики. Автореф. дис. докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 2004. - 298 с.

64. Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. - СПб., 2003. - 438 с.

65. Носкова Е.А. Позитивная юридическая ответственность. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Казань, 2004. - 24 с.

66. Огурцов А.П., Юдин Э.Г. Новая философская энциклопедия. - М., 2000. - 636 с.

67. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.4-е изд., доп. - М.: Азбуковник, 1997. - 264 с.

68. Патюлин В.А. Государство и личность в СССР (Правовые аспекты взаимоотношений). - М., 1974. - 450 с.

69. Пахомов С.Н. Психологические особенности допроса свидетелей // Юридическая психология. - 2007. - № 3. - С.7

70. Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. - 1998. - № 9. - С.13.

71. Пиюк А.В. Роль суда в собирании доказательств по уголовному делу на стадии предварительного расследования и при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Томск, 2004. - 240 с.

72. Полосков П.В. Правоспособность и дееспособность в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1985 - 24 с.

73. Пономарев И.Б. Правоспособность и дееспособность как предпосылки уголовно-процессуальных отношений // Советское государство и право. - 1971. - № 6. - С.111

74. Путин В.В. Государству предстоит много сделать для обеспечения прав человека // Российский следователь. - 2007. - № 3. - С. 20-21.

75. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М., 1961 - 428 с.

76. Рыжаков А.П. Комментарий к правилам защиты сведений об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. - М.: Норма, 2008. - 340 с.

77. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М.: Экзамен, 2002. - 414 с.

78. Сазонов В. Нужен ли следственный судья? // Советская юстиция. - 1993. - № 5. - С.1.

79. Саркисян К.А. Ответственность потерпевшего за лжесвидетельство // Российский следователь. - 2007. - № 9. - С.7-9.

80. Саушкин С.А., Гришина Е.П. Проблемы обеспечения прав и законных интересов отдельных групп свидетелей // Адвокатская практика. - 2002. - № 6. - С.9-12.

81. Смирнов А.В. Глава 15. Ходатайства. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский; Под общ. ред. А.В. Смирнова.2-е изд., доп. и перераб. - СПб.: Питер, 2004. - 204 с.

82. Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин А.М. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Просвещение, 1979. - 200 с.

83. Тисен А.В., Тисен О.Н. Применение показаний анонимных свидетелей в свете принципа состязательности // Адвокатская практика. - 2007. - № 4. - С.17-18.

84. Тихонов А.К. Судебный контроль и прокурорский надзор за органами дознания и предварительного следствия. Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Особенная часть. Вып.2. - М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. - 462 с.

85. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. - М., 1974. - 380 с.

86. Химичева О.В. Концептуальные основы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Дис. докт. юрид. наук. - М., 2004. - 208 с.

87. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. - М., 2000. - 408 с.

88. Чеканов В.Я. Правовые основы уголовного судопроизводства - Саратов, 1981. - 393 с.

89. Шабуров А.С. Политические и правовые аспекты социальной ответственности личности: Автореф. дис. докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - 24 с.

90. Шадрин В.С. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред.В.М. Лебедева. - М., 2002. - 786 с.

91. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - М., 2000. - 243 с.

92. Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. - М., 2004 - 424 с.

93. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 2001. - 275 с.

94. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - М., 1995. - 362 с.

95. Ширитов А.Б. Возможности интеграции зарубежного опыта в законодательство РФ в сфере защиты свидетелей // Российский следователь. - 2007. - № 21. - С.14-15.

96. Шнитенков А.В., Великий Д.П. Комментарий к Федеральному закону "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" (постатейный). - М.: ЗАО Юстицинформ, 2007 - 410 с.

97. Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. - М.: Наука, 2005. - 306 с.

Приложения

Приложение А

Протокол допроса свидетеля

ПРОТОКОЛ

допроса свидетеля

г. Энск 26 июля 08

___________________ «__» _________ 20__ г.

(место составления)

10 15

Осмотр начат в __ ч __ мин.

12 35

Осмотр окончен в __ ч __ мин.

дознаватель войсковой части 00000

Следователь (дознаватель) ____________________________________

(наименование органа предварительного

майор Грибов И.С.

__________________________________________________________________

следствия или дознания, классный чин или звание, фамилия,

__________________________________________________________________

инициалы следователя (дознавателя))

штаба войсковой части 00000

в помещении ______________________________________________________

(каком именно)

в соответствии со ст. 189 и 190 (191) УПК РФ допросил по

00/00/0000-00

уголовному делу N ________________________________________________

в качестве свидетеля:

Фролов Владимир Геннадьевич

1. Фамилия, имя, отчество ____________________________________

13 июня 1973 года

2. Дата рождения _____________________________________________

г. Хабаровск

3. Место рождения ____________________________________________

г. Энск, ул. Ленина,

4. Место жительства и (или) регистрации ______________________

13, кв. 5

__________________________________________________________________

нет

телефон ___________________________________________________

гражданин Российской Федерации

5. Гражданство _______________________________________________

высшее

6. Образование _______________________________________________

женат, состав семьи 3

7. Семейное положение, состав семьи __________________________

человека: супруга и сын

__________________________________________________________________

войсковая часть 00000, командир 1

8. Место работы или учебы ____________________________________

роты 3 батальона, капитан

__________________________________________________________________

«Газон» через «Тюльпан»

телефон ___________________________________________________

военнослужащий

9. Отношение к воинской обязанности __________________________

__________________________________________________________________

(где состоит на воинском учете)

не имеет

10. Наличие судимости ________________________________________

(когда и каким судом был_ осужден_,

__________________________________________________________________

по какой статье УК РФ, вид и размер

__________________________________________________________________

наказания, когда освободил__)

__________________________________________________________________

Свидетель _________

(подпись)

11. Паспорт или иной документ, удостоверяющий личность

удостоверение личности офицера КУ N 111111, выданное

свидетеля ________________________________________________________

начальником БВТКУ 22.06.1998

__________________________________________________________________

нет

12. Иные данные о личности свидетеля _________________________

__________________________________________________________________

Свидетель _________

(подпись)

не участвовали

Иные участвующие лица ________________________________________

(процессуальное положение,

__________________________________________________________________

фамилия, инициалы)

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

Участвующим лицам объявлено о применении технических средств _

не применялись

__________________________________________________________________

(каких именно, кем именно)

__________________________________________________________________

Перед началом допроса мне разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные частью четвертой ст.56 УПК РФ:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст.5 УПК РФ. При согласии дать показания я предупрежден о том, что мои показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае моего последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым я владею;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой ст.189 УПК РФ;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей ст.11 УПК РФ.

Об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст.

308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст.307 УК РФ

предупрежден_.

Свидетель _________

(подпись)

Я, По существу уголовного дела могу показать следующее: _________

капитан Фролов В.Г., прохожу военную службу в войсковой части

_____________________________________________________________

(излагаются показания свидетеля, а 00000 с августа 1999 г., а с сентября 2001 г. в должности

_____________________________________________________________

также поставленные перед ним вопросы и ответы на них) командира 1 роты 3-го батальона указанной части. Рядового Котова Д.В. знаю с момента его прибытия в подразделение, то есть с декабря 2002 г.

Охарактеризовать его могу как спокойного по характеру уравновешенного человека. Со своими сослуживцами поддерживал ровные, товарищеские отношения. Общался в основном с военнослужащими своего призыва. Наиболее дружеские отношения поддерживал с военнослужащими по призыву рядовыми Савельевым Г. П. и Павловым С.Ю., которые так же, как и Котов, призывались из г. Москвы.

В целом к исполнению обязанностей по военной службе относился добросовестно, но особого рвения при этом не проявлял. Грубых нарушений воинской дисциплины он не имел. Имеет одно взыскание за нарушение распорядка дня и два поощрения за добросовестное выполнение обязанностей при несении службы в составе суточного наряда по роте. Ранее случаев самовольного оставления части с его стороны не было.

Всеми видами положенного довольствия Котов Д.В. был обеспечен в полном объеме.

Случаев употребления Котовым алкоголя, наркотиков, токсикомании замечено не было. Странностей в его поведении не наблюдалось.

За медицинской помощью Котов обращался один раз в связи с потертостью ступней ног. Ему была оказана амбулаторная медицинская помощь. Стационарно он лечение не проходил. Других жалоб на состояние здоровья не высказывал.

С Котовым, как и с другими военнослужащими подразделения по призыву, еженедельно проводились личные беседы мной или другими офицерами подразделения. Каких-либо жалоб на притеснения со стороны сослуживцев и командиров, на неуставные взаимоотношения со стороны кого-либо к нему он не высказывал.

Проведенный мной опрос личного состава роты по поводу возможного применения к Котову неуставных взаимоотношений со стороны сослуживцев показал, что такие факты по отношению к нему не допускались. Практически ежедневно в подразделении проводится телесный осмотр личного состава. Каких-либо побоев, ссадин или чего-либо подобного у Котова замечено не было.

На проблемы дома, в семье Котов не жаловался. Из бесед с ним известно, что родители его проживают в г. Москве, оба трудоспособны. Материальных затруднений они не испытывали. О проблемах со здоровьем родителей и других родственников Котов не говорил. Письма от родителей Котов получал регулярно.

Свидетель _________

(подпись)

О своей жизни до призыва на военную службу рассказывал мало.

Говорил только, что после окончания школы подрабатывал случайными заработками и хотел со временем поступить в высшее учебное заведение, но так и не выбрал до призыва на военную службу место учебы.

22 июля 2003 г. в 13 часов минут при построении вверенной мне 1 роты 3 батальона в/ч 00000 командир 2 отделения 2 взвода сержант Самойлов И.Г., являющийся непосредственным начальником рядового Котова, доложил о его отсутствии.

Из опроса личного состава было выяснено, что последний раз Котова видел в 11 часов 05 минут 22 июля 2003 г. рядовой Шмыглов И.Н., когда первый выходил через КПП за территорию части. При этом Котов пояснил Шмыглову, что хочет сходить в магазин за сигаретами.

Кто-либо из командиров подразделения разрешения Котову убыть за пределы территории части не давал.

Причина оставления части Котовым при опросе не установлена.

Вместе с тем выяснено, что Котов 20 июля 2003 г. занял у рядового Савельева Г.П. 200 рублей, пообещав вернуть деньги в течение месяца.

Также выяснено, что в последний период времени Котов интересовался у сослуживцев и младших командиров о том, когда и по какому поводу военнослужащим по призыву предоставляется отпуск. О том, для чего ему нужен был отпуск, он не говорил. Ко мне лично с этим вопросом Котов не обращался.

Со слов рядовых Савельева Г.П. и Павлова С.Ю., Котов жаловался, что давно нет известий от его девушки из Москвы. Ее данные и местожительство не выяснены. Мне самому об этом ничего не известно. Других жалоб Котов не высказывал.

По приказанию командира части в период с 22 июля 2003 года по настоящее время личным составом подразделения организованы розыскные мероприятия Котова. В частности, осуществляется патрулирование в районе автобусного и железнодорожного вокзалов, на рынке города, в иных общественных местах. Осуществлен физической поиск его в прилегающем к части лесном массиве.

Принятыми мерами местонахождение Котова не установлено.

О каких-либо знакомых Котова в городе Энске информации нет. В увольнение в город Котов ходил примерно раза два в месяц. Со слов его сослуживцев, которые с ним вместе находились в увольнении, с какими-либо гражданскими лицами он не общался, к кому-либо домой никогда не заходил, о знакомых в городе не упоминал.

Вчера, 25 июля 2003 года, я звонил в Москву родителям Котова.

Им об оставлении части сыном и его местонахождении ничего не известно. О месте жительства его знакомой девушки в Москве и ее данных им также ничего не известно.

Свидетель _________

(подпись)

Добавить еще что-либо об обстоятельствах и причинах оставления

Котовым части не могу.

Свидетель _________

(подпись)

Перед началом, в ходе либо по окончании допроса свидетеля от

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

участвующих лиц __________________________________________________

(их процессуальное положение, фамилии, инициалы)

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

заявления _________________________. Содержание заявлен__: _______

(поступили, не поступили)

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

__________________________________________________________________

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

__________________________________________________________________

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

__________________________________________________________________

Свидетель _________

(подпись)

Иные участвующие лица: _________

(подпись)

_________

(подпись)

лично.

Протокол прочитан ____________________________________________

(лично или вслух следователем (дознавателем))

замечаний нет.

Замечания к протоколу ________________________________________

(содержание замечаний либо

__________________________________________________________________

указание на их отсутствие)

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

Свидетель _________

(подпись)

_ _ _ _ _

Иные участвующие лица: _________

(подпись)

_ _ _ _ _

_________

(подпись)

Следователь (дознаватель) _________

(подпись)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий