регистрация / вход

Специфика интерпретации уголовно-правовых норм

Понятие и сущностные черты процесса толкования уголовно-правовых норм. Языковой, системный и историко-политический способы толкования уголовного закона. Виды толкования уголовного закона по субъекту. Результаты и акты толкования норм уголовного права.

Содержание

Введение

I. Характеристика и понятие толкования уголовного закона

II. Способы толкования уголовно-правовых норм

III. Виды толкования уголовного закона по субъекту

IV. Результаты и акты толкования норм уголовного права

Заключение

Список литературы

Введение

В современных теоретико-юридических исследованиях считается общепринятым и доказанным положение о том, что одной из существенных черт исторического развития законодательной техники является постепенное увеличение степени систематизированности и нормативной обобщенности вырабатываемого правового материала. Так, С. Алексеев, говоря о письменных памятниках права древнейших цивилизаций, отмечает, что «они представляют собой компиляции, состоящие <...> из решении конкретных дел, которым <...> придано нормативное выражение, из господствующих обычаев, нередко также отражавших сложившиеся образцы индивидуальных решений, и <...> из некоторых прямых правотворческих постановлений »[1] . По контрасту с данными артефактами истории права исследователи отмечают достаточно сложную внутреннюю структуру и значительную абстрактность современных нормативно-правовых актов. В настоящее время законодатель (по крайней мере, действующий в рамках романо-германской правовой системы) стремится к тому, чтобы охватить разрабатываемой нормой как можно больше соответствующих ей общественных отношений – иными словами, стремится к универсальности правовых норм.

Обобщенность и сложная структура правовых норм имеет вполне определенные преимущества с точки зрения правоприменительной практики[2] , однако вместе с этим она влечет за собой целый ряд сложностей технико-юридического характера. Как указывал В. Лазарев, «абстрактность нормы в ряде случаев приводит к тому, что ее адресаты не могут без дополнительных усилий избрать соответствующий вариант поведения. Более того, в силу чрезмерно общего характера правовых норм некоторые отношения вообще оказываются не охваченными правом, в то время как согласно намерениям законодателя или по иным основаниям они должны быть урегулированными »[3] . Нивелировать упомянутые недостатки законодательной техники призваны специальные приемы интерпретации содержания правовых предписаний и прояснения их связей с другими нормами – то есть толкование правовых норм. Таким образом, процесс толкования есть своего рода «естественное» дополнение к самому нормативному материалу, неотъемлемая его часть.

Приведенные выше соображения демонстрируют важность и актуальность исследований в области толкования правовых норм – в том числе и уголовно-правовых. Например, толкование уголовного закона имеет первостепенное значение для квалификации преступлений. Еще в середине прошлого века юристы-теоретики, выделяя основные принципы и направления применения нормы права, сформулировали шесть стадий этого процесса[4] : анализ фактических обстоятельств дела, выбор соответствующей нормы, удостоверение в подлинности и силе текста юридического сточника, содержащего эту норму, уяснение смысла нормы, толкование нормы, принятие решение и издание закрепляющего его акта. Как видно, толкование занимание важное место в процессе установления соответствия конкретного деяния признакам того или иного состава преступления[5] .

Между тем, число современных отечественных работ, освещающих проблемы интерпретации уголовно-правовых норм, относительно невелико: данной теме уделяется внимание главным образом в рамках работ общетеоретического характера[6] . Кроме того, особенности толкования уголовного закона освещаются в работах, посвященных отдельным аспектам процесса толкования: официальному и неофициальному толкованию, правоприменительному толкованию, приемам и видам толкования, интерпретационной деятельности судебных органов и пр.[7]

Принимая, таким образом, во внимание, что большинство современных научных трудов в области толкования норм права посвящено либо отдельным видам и приемам толкования без учета специфики уголовно-правовых норм, либо общетеоретическим проблемам толкования, автор видит цель своей работы в том, чтобы определить сущность и обобщить основные направления и способы толкования конкретно на уголовно-правовом материале. Для этого необходимо решить следующие задачи:

· Выделить сущностные черты процесса толкования уголовно-правовых норм;

· Сформулировать понятие толкования уголовного закона;

· Дать характеристику основным приемам толкования норм уголовного права;

· Охарактеризовать виды толкования по объектам данного процесса;

· Выделить базовые конфигурации результатов толкования в их соотношении с интерпретируемой уголовно-правовой нормой.

Таким образом, объектом исследования в данной работе выступает деятельность человека по интерпретации норм уголовного права. Исходя из этого, предмет настоящего исследования можно определить как совокупность высказываний по поводу структуры и содержания уголовного закона, исходящих от тех или иных субъектов уголовного права, а также результаты письменной фиксации данных высказываний.


I. Характеристика и понятие толкования уголовного закона

Проблема формулировки понятийного смысла термина «толкование правовых норм» может показаться сугубо схоластической. Очевидно, однако, что корректное определение содержания и объема стоящего за данным термином понятия является отправной точкой для изучения такого важного в рамках рассматриваемой темы вопроса, как классификация способов и видов толкования.

Рассматривая существующие определения с данных позиций, можно констатировать, что некоторые из бытующих в научной литературе дефиниций толкования вообще и толкования норм права в частности не являются удовлетворительными. В первую очередь это относится к определениям через постройку синонимического ряда из сходных по смыслу терминов («толкование – это интерпретация <...>» или «толкование – это объяснение <...>» [8] ). Во-вторых, очевидными изъянами страдают определения через более общие понятия – например, А.Черданцев одним из аспектуальных значений понятия «толкование» назвал «познавательный процесс »[9] . Разумеется, толкование является разновидностью познавательного процесса, однако данный факт сам по себе не наделяет определяемое понятие какими-либо чертами, которые отличали бы его от иных входящих в объем родового понятия «познавательный процесс» предметов. Думается, что более перспективным в гносеологическом смысле является определение через раскрытие сущностных характеристик и связей определяемого понятия.

Формулируя определение понятию толкования уголовного закона, в первую очередь необходимо обратить внимание на теоретико-информационную природу правовой нормы. Как отмечает И. Грязин, текст закона сам по себе принципиально недостаточен для извлечения всех содержащихся в нем смыслов, что связано с техническими особенностями передачи информации, которые диктуют неизбежность потери некоторой ее части согласно закону всеобщей энтропии[10] . Таким образом, сама информационная природа правовой нормы заведомо предполагает наличие ее толкования и пояснения[11] .

Одна из наиболее очевидных, бросающихся в глаза черт феномена толкования уголовно-правовых актов – наличие у них двух источников возникновения. С одной стороны, очевидна его генетическая связь с законодательством, с самим текстом норм. С другой стороны, толкование всегда имеет начало вне толкуемого материала – в тех фактах реальной жизни и общественных отношениях, которые вызывают необходимость правового регулирования при помощи нормы уголовного права. Как уже было отмечено, в настоящее время процесс толкования порождается технико-юридическими потребностями применения норм, носящих абстрактный характер, к конкретным юридическим фактам и отношениям в рамках правовой квалификации последних. Иными словами, толкование в данном случае есть интерпретация нормативного материала строго в связке «норма – факт», а не его объяснение самого из себя.

Следующая характеристика толкования норм уголовного права заключается в том, что данный процесс телеологичен. Это означает, во-первых, наличие у него определенной цели, которая заключается в установлении или уточнении содержания нормы, а также в компенсации изъянов формы нормативно-правовых актов. Во-вторых, телеологичность подразумевает существование у процесса толкования волевой стороны, что, в свою очередь, предполагает имманентную связь интерпретации правового акта с деятельностью субъекта толкования, с его правовым статусом, намерениями, ценностными ориентирами, интеллектуальным багажом и т.п. Телеологический аспект толкования нормы права подчеркнул, например, А. Пиголкин, определив толкование как «деятельность органов государства, должностных лиц, общественных организаций, отдельных граждан, направленную на установление содержания норм права, на раскрытие выраженной в них воли социальных сил, стоящих у власти »[12] .

С субъектной стороной толкования связана такая его характеристика, как направленность. Многие исследователи различают в процессе толкования два вектора мыслительной деятельности субъекта: уяснение смысла правовой нормы и ее объяснение. Под уяснением понимается интеллектуальная работа, направленная лишь «внутрь» сознания субъекта толкования и предназначенная сугубо для осознания смысла нормы права им самим. Напротив, объяснение нормы направлено «вовне» субъекта и обязательно объективируется «как в форме официального акта государственного органа, так и в форме даваемых общественными организациями или отдельными лицами рекомендаций и советов, не имеющих формально обязательного характера »[13] . Надо отметить, что некоторые теоретики настаивают на вынесении процесса уяснения норм права за предметную область правовой теории на том основании, что внешне данный процесс никак не выражается и, соответственно, не имеет юридического значения[14] . Вряд ли стоит соглашаться с такой точкой зрения: в качестве аргумента против нее можно привести хотя бы тот факт, что уяснение правового материала играет огромную роль в формировании и упорядочении у проводящего толкование человека правового сознания, а также имеет вполне определенное значение для профилактики уголовно наказауемых деяний.

Выделив основные характеристики процесса толкования, можно на их основании определить понятие толкования уголовно-правовых норм как процесс установления или уточнения содержания нормы уголовного закона, а также компенсации изъянов ее формы, вызванный либо внутренними особенностями самой нормы, либо юридическими фактами и отношениями, которые данная норма призвана регулировать.


II. Способы толкования уголовно-правовых норм

Способы толкования норм уголовного права – это совокупность приемов и средств, позволяющих установить или уточнить смысл и содержание нормы, а также компенсировать изъяны ее формы. Анализ литературы по вопросу классификации способов толкования позволяет выделить три «канонических» способа, признаваемых практически всеми авторами: 1) языковой, 2) системный и 3) историко-политический.

Языковой способ основывается на знании языка, с помощью которого сформулирована толкуемая норма. Он «состоит в разъяснении содержания закона при помощи этимологических и синтаксических правил языка, при помощи значения тех слов, которыми воспользовался законодатель »[15] . Поскольку мысль законодателя облечена в слова, выражения, понятия, а они связаны логической связью, то первоначального необходимо выяснить их терминологическое и грамматическое содержание, из которых складывается внешняя, грамматическая суть толкуемой нормы. В рамках данного вида толкования используются все правила языка, однако, как показывает практика, основное внимание здесь следует обращать на употребление соединительных и разделительных союзов, а также на совершенную и несовершенную формы глаголов и причастий[16] . Например, при использовании несовершенной формы глагола законодатель не связывает юридические последствия с каким-то обязательно наступившим результатом: достаточно самих действий определенного рода. Так, в ст. 217 УК РФ сказано «Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба <...> ». Другой пример: в ст. 62 УК РФ говорится, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также при отсутствии отягчающих обстоятельств наказание не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ, разъясняя применение этой уголовно-правовой нормы, в п. 5 Постановления от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что по смыслу закона правила, изложенные в ст. 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в п. "и" и "к" ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, если отсутствуют отягчающие обстоятельства[17] . Таким образом, согласно данной трактовке, союз "и" в данном случае не является соединительным, а указывает на простое перечисление.

Помимо всего названного, некоторые исследователи относят к ведению языкового способа толкования выявление тех мест текста нормативно-правового акта, в которых закреплена толкуемая норма права[18] . Так, в статьях Особенной части Уголовного кодекса РФ содержится лишь часть информации о закрепленных в них нормах права. Многие положения, относящиеся к ним, содержатся в Общей части Кодекса (например, о возрасте, с которого лицо в том или ином случае может быть привлечено к уголовной ответственности, об обстоятельствах, смягчающих и отягчающих ответственность, и т.п.).

Системный способ толкования уголовно-правовых норм вытекает из такого свойства последних, как системность, и представляет собой осуществляемую субъектами права деятельность, состоящую в сопоставлении двух и более юридических норм друг сдругом в целях установления смысла нормы[19] . При систематическом толковании уголовного закона важен учет наиболее типичных связей его норм, оказывающих влияние на смысл толкуемой нормы. Среди таких связей можно выделить:

1. Связь толкуемой нормы с нормой, тем или иным способом раскрывающей смысл термина, используемого в толкуемой норме. Так, понятие мошенничества дается в ст. 159 УК РФ дается через термин «хищение», который, в свою очередь, определен в ст. 158 УК РФ;

2. Связи общих и специальных норм. По общему правилу, при наличии специальной нормы общая норма не применяется. Например, ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. Если толковать данную статью изолированно от других статей гл. 16 УК РФ, то можно сделать вывод, что данной статьей охватывается любое убийство. Однако, если привлечь к толкованию статьи, предусматривающие специальные составы убийства (ст. 106, 107 и 108), то становится очевидно, что ст. 105 охватывает не всякое убийство. Ст. 106, 107 и 108 в данном случае являются специальными и ограничивают сферу действия ст. 105;

3. Связи отсылочных статей. Для структуры российского уголовного закона характерно весьма малое количество отсылочных норм. Примером таковых являются, например, пп. 2, 4 и 5 ст. 46 УК РФ, в санкции которых установлена отсылка к статьям Особенной части УК РФ;

4. Связи близких по содержанию норм, не находящихся, тем не менее, в отношении общей и специальной нормы. В этом случае используется метод сравнения, что позволяет с большей четкостью разграничить данные нормы. Например, сравнение необходимо при толковании ст. 330 УК РФ (уголовно наказуемое самоуправство) и ст. 19.1 Кодекса об административных правонарушениях (административно наказуемое самоуправство).

Историко-политический способ толкования состоит в выяснении историко-общественных условий, тех экономических, социальных, политических и иных факторов, повлиявших на создание данной уголовно-правовой нормы, а также анализ целей и задач, которые решает законодатель посредством введения её в действие. Необходимость этого способа вызывается тем, что с помощью лишь установления правовых связей, невозможно уяснить глубоко смысл и содержание нормы права. Реализация правовых предписаний невозможна без раскрытия их политического и социально-экономического содержания в конкретных исторических условиях.

Наибольшее практическое значение в рамках данного способа токования будет иметь прием сравнения аналогичных по смыслу, но разных по времени норм. Например, сравнение Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. с Уголовным кодексом 1960 г. и соверменным УК РФ помогает прояснить смысл и объем понятия «особая жестокость». Так, в ст. 136 УК РСФСР 1926 г., предусматривавшей ответственность за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, в п. «в» указывался способ, особо мучительный для убитого. В УК 1960 г. в п. «г» ст. 102 и в УК РФ в п. «д» ст. 105 предусматривается умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью. Отсюда видно, что понятие «особой жестокости» шире понятия «особо мучительного способа», но при этом включают его в себя.

Помимо вышеперечисленных способов, ряд исследователей выделяет некоторые другие.

Пожалуй, самым дискуссионным является логический способ толкования норм права. Далеко не во всех работах, посвященных толкованию нормативно-правовых актов, ему дается право на жизнь. Основным аргументом против существования данного способа является соображение о том, что по законам логики функционирует вообще вся мыслительная деятельность, включая любой другой способ толкования – следовательно, нет оснований выделять уяснение смысла и содержания норм права с помощью законов мышления в обособленный вид толкования. Однако, как указывает А. Черданцев, «многие логические операции мы не можем отнести ни к одному из <...> общепризнанных способов толкования, например, толкование по аналогии незаконченных перечней, доведение до абсурда некоторых положений и др. »[20] . Таким образом, при логическом толковании законы логики используются самостоятельно, обособленно от остальных способов. Анализу подвергаются не сами по себе слова, как при грамматическом толковании, а обозначаемые ими понятия, явления и соотношения их между собой. Кроме того, данный способ позволяет выяснить внутреннюю структуру толкуемой нормы уголовного права, взаимосвязь трех ее элементов – гипотезы, диспозиции и санкции. В рамках данного метода применяются такие приемы, как преобразование понятий, индуктивное и дедуктивное умозаключение (например, при выведении вторичных норм) и т.д.

Функциональный способ толкования норм права опирается на знание факторов и условий, в которых применяется норма уголовного закона. В рамках данного способа используются оценки и суждения, относящиеся к таким неюридическим сферам, как политика, мораль и т.д. Прежде всего, здесь надо обратить внимание на так называемые оценочные термины («уважительная причина», «существенный вред», «значительный ущерб», «крайняя необходимость» и т.д.). Как видно, эти термины относительно неопределенны по своему содержанию и используются для обозначения весьма широкой совокупности эмпирических свойств явлений и предметов. Подобного рода термины не могут быть истолкованы без использования критериев, находящихся за пределами права. В качестве этих критериев и выступают принципы морали, правосознания, идеологии, а также оценки и взгляды, сложившиеся в той или иной профессиональной области. Например, при толковании терминов «обоснованный риск» (ст. 41 УК РФ) или «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» (ст. 130 УК РФ) используются оценки и аргументы морального характера. Кроме того, в процессе функционального толкования важно учитывать, что с учетом особенностей места, времени и других факторов, одни и те же обстоятельства могут быть признаны уважительными либо не уважительными, существенными либо не существенными и т.п.

Специально-юридическое толкование обусловлено наличием в правовой науке и законодательстве специфических терминов и понятий. Оно представляет собой совокупность приемов, обособившихся от остальных способов толкования в связи с анализом специальных терминов, технико-юридических средств и приемов выражения воли законодателя. В частности, важное место среди специальных юридических данных, используемых при толковании закона, занимают значения о юридических конструкциях, видах юридических прав и обязанностей, юридических фактах, юридической ответственности и защите прав, типах презумпций и т.д. Во многих случаях только с их помощью возможно раскрыть в необходимом объеме содержание юридических норм и тем самым обеспечить правильное, точное применение закона.

III. Виды толкования уголовного закона по субъекту

Субъектами толкования норм уголовного права в принципе могут быть все – граждане, государственные органы, должностные лица, коммерческие или общественные организации, научные институты, ученые. Однако юридические последствия толкования каждым из субъектов будут разными: юридическую силу будут иметь только толкование уполномоченного государственного органа или должностного лица, т.е. так называемое официальное толкование. Особенность этого вида в том, что оно документально оформляется в специальных актах (актах толкования) и носит обязательный характер для всех, на кого направлено его действие.

Официальное толкование, в свою очередь, подразделяется на аутентичное и делегированное. Первое исходит от органа, непосредственно издавшего толкуемый нормативно-правовой акт (применительно к уголовному закону аутентическим будет толкование уголовно-правовых норм, данное Федеральным Собранием РФ), второе официально разрешено толкователю со стороны вышестоящей организации. Кроме того, и аутентичное, и делегированное толкование могут быть нормативным (дается применительно к рассмотрению всех дел определенной категории) или казуальным (дается применительно к конкретному случаю).

Некоторые авторы[21] в отдельный подвид выделяют судебное толкование, осуществляемое судебными органами и прежде всего Верховным и Конституционным судами РФ. Действительно, в ст. 126 Конституции РФ наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ закрепляется его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики. Отсюда следует, что постановления Пленума Верховного Суда РФ позволяют конкретизировать нормы УК РФ, сделать их содержание максимально приближенным к практике, а также разъяснять понятия лишь обозначенные в уголовном законе. Например, применительно к экологическим преступлениям в УК РФ не раскрываются понятия «причинение вреда здоровью», «иные тяжкие последствия», «незаконная порубка», «незаконная охота» и т.д. Этот пробел восполнил Пленум Верховного Суда РФ постановлением от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения». В частности, Пленум указал, что причинение вреда здоровью человека (ст. ст. 246, 247, 248, 250, 251, 252, 254 УК РФ) выражается в расстройстве здоровья, временной или постоянной утрате трудоспособности, причинении тяжкого, средней тяжести или легкого вреда одному или нескольким лицам[22] . Надо, однако, отметить, что приговоры, определения и постановления Верховного суда по уголовным делам и правоприменительной практике формально не обязательны для нижестоящих судов (хотя де-факто зачастую и воспринимаются теми как руководящие) и поэтому не могут быть названы аутентичными и нормативным в собственном смысле этого слова[23] .

Необходимо отметить, что в Российской Федерации право официального толкования имеют в рамках своей компетенции, помимо ВС РФ и КС РФ, также Высший Арбитражный Суд РФ, Генеральный прокурор РФ, соответствующие органы республик в составе России, Правительство РФ, отдельные министерства, государственные комитеты, высшие представительные органы. Право официального толкования-разъяснения избирательного законодательства имеет и Центральная избирательная комиссия[24] .

Неофициальное толкование, в отличие от официального, не является обязательным к исполнению. Акты неофициального толкования не принадлежат к числу юридических фактов, так как оно исходят от субъектов, деятельность которых сама по себе не имеет юридической силы. Данный вид толкования делится на обыденное, компетентное и доктринальное.

Субъектом неофициального толкования являются лица, не уполномоченные давать разъяснения правовых норм. В рамках данного вида толкования различается, в первую очередь, обыденное толкование – житейский уровень понимания права, его интерпретация рядовыми гражданами, отражающая правосознание основной массы населения. Вторая разновидность неофициального толкования – компетентное толкование, которое дается юристами-практиками в ходе их повседневной профессиональной деятельности. Третья разновидность – доктринальное толкование – осуществляется учеными-юристами. Примером последнего могут стать регулярно издаваемые комментарии к действующим российским кодексам.

IV. Результаты и акты толкования норм уголовного права

Результат толкования уголовного закона выражается в совокупности высказываний касательно содержания интерпретируемых норм. Финальным актом толкования должно стать сравнение данной совокупности высказываний с толкуемым правовым текстом и выявление соотношения между их объемами. Таких соотношений может быть три: буквальное, ограничительное и распространительное.

При буквальном толковании содержание уголовно-правовй нормы, выявленное в ходе интерпретации, совпадает с результатом, полученным на основе простого прочтения ее текста – иными словами, буква и дух нормативного акта полностью друг другу соответствуют.

Ограничительное толкование придает содержанию нормы права более узкий смысл, чем вытекает из ее буквального текста. Например, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» дает определение понятию «организованная преступная группа» как группы из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств – тем самым ограничительно толкуя текст ст. 35 УК РФ, в которой признаком организованной преступной группы рассматривается совершение любого преступления, а не только убийства[25] .

При расширительном толковании содержанию нормы права придается более широкий смысл, чем вытекает из ее буквального текста. Так, в ч. 3 ст. 81 УК РФ определено, что военнослужащие, отбывающие арест либо содержание в дисциплинарной воинской части, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе. Но осужденный может потерять годность к военной службы и по другим обстоятельствам, например, при достижении предельного для несения военной службы возраста – таким образом, расширительное толковнаие позволяет применять данную норму и в подобной ситуации.

К распространительному или ограничительному результату интерпретатор приходит на основе использования совокупности всех способов толкования. Например, если норму, содержащуюся в п. 1 ст. 12 Уголовного кодекса РФ толковать изолированно от других норм права, то по буквальному ее смыслу получается, что уголовной ответственности подлежат любые совершившие преступление вне пределов РФ граждане РФ и проживающие на ее территории лица без гражданства, не зависимо от их возраста и состояния здоровья. Однако, если рассмотреть данную норму в связи с нормами, изложенными в ст. 19, 20 и 21 УК РФ, то толкование будет уже ограничительного свойства: ведь к уголовной ответственности может быть привлечено лишь вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет (для ряда составов – 14 лет).

Важно подчеркнуть, что расширительная и ограничительная разновидности толкования не предполагают исключения отношений, охватываемых толкуемой номой, из-под ее действия или распространения нормы на новые отношения: «объем воли законодателя определяется только по отношению к буквальному тексту »[26] .

Отдельно необходимо рассмотреть акты толкования – официальные документы, в которых закрепляются и приобретают силу результаты толкования.

Интерпертационный акт – это один из видов правовых актов. Вопрос о юридической природе актов толкования в настоящее время остается открытым: одни авторы склонны считать акты толкования одной из форм (источников) права, другие – утверждают, что таким актом не устанавливаются, не изменяются и не отменяются нормы права[27] .

Интерпретационные акты как виды правовых актов имеют свои особенности: они не содержат общеобязательных правил поведения (норм права), не имеют самостоятельного значения и действуют в единстве с теми нормативными актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы. Они находятся в зависимости от нормативных актов, обслуживают и разделяют их судьбу.

Интерпретационные акты можно классифицировать по различным основаниям:

1. По внешней форме они могут быть письменными и устными;

2. По юридической значимости различают акты нормативного толкования и казуального. Акты нормативного толкования распространяют свое действие на неопределенный круг субъектов и рассчитаны на применение каждый раз, когда реализуется толкуемая норма, в этом смысле они носят общеобязательный характер. Соответственно, казуальные акты относятся к конкретному случаю и касаются конкретных лиц;

3. Юридическая сила акта толкования и сфера его действия определяются местом органа, его издавшего. Это акты органов власти: исполнительно-распорядительных, судебных, прокурорских и т. д.;

4. В зависимости от того, кто издал акт толкования и нормативно-правовой акт, они могут быть аутентичными или легальными. Если акт принимает и толкует один и тот же субъект – это акт авторского толкования.

уголовный закон толкование


Заключение

Данная работа призвана выделить сущностные черты процесса толкования уголовного закона, сформулировать понятие толкования уголовно-правовых норм, дать характеристику основным способам толкования норм уголовного права, охарактеризовать виды толкования по объектам данного процесса, выделить базовые конфигурации результатов толкования в их соотношении с интерпретируемой нормой и сформулировать основные этапы толкования норм права.

В ходе написания работы были выделены следующие сущностные черты толкования. Во-первых, двойственная генетическая природа, заключающаяся в том, что толкование исходит одновременно из нормы уголовного права как текста и из конкретных юридических фактов и отношений. Во-вторых, телеологичность, заключающаяся в наличии, с одной стороны, четких функционально-целевых установок толкования и волевой стороны данного процесса, с другой. В-третьих, наличие в процессе толкования двух векторов мыслительной деятельности субъекта – уяснения смысла уголовно-правовой нормы и ее объяснения.

На основе данных характеристик было выведено определение толкования уголовного закона: процесс установления или уточнения содержания уголовно-правовой нормы, а также компенсации изъянов ее формы, вызванный либо внутренними особенностями самой нормы, либо юридическими фактами и отношениями, которые данная норма призвана регулировать.

Выявив сущность толкования нормы права, определив его способы и виды, можно обобщить их в принципиальную схему толкования[28] : 1) языковое толкование; 2) системное толкование; 3) историко-политическое толкование; 4) внешнее выражение результатов толкования.

В ходе грамматического толкования в первую очередь выявляются те места текста нормативно-правового акта, в которых закреплена толкуемая норма права. Отыскав соответствующие статьи, интерпретатор дает им толкование как единому целому. Во-вторых, используя правила синтаксиса, морфологии и словоупотребления интерпретатор проясняет значения отдельных слов, фраз, выражений, соединительных и разъединительных союзов, знаков препинания и т.д.

Далее интерпретатор выявляет место уголовно-правовой нормы в системе права вообще, отрасли и институте права в частности, исследует ее связи с другими нормами права как внутри уголовного закона, так и вне его. В ходе этого субъекты толкования могут выявить противоречия между толкуемой нормой и другими правовыми нормами. В итоге проведенного в рамках данной стадии исследования субъект толкования либо приходит к мысли о том, что результаты текстуального толкования остаются неизменными, либо вносит в них какие-либо коррективы. Например, приходит к выводу, что толкуемая им норма не подлежит применению, поскольку она противоречит тем или иным положениям Конституции.

Завершив систематическое толкование нормы уголовного права, интерпретатор приступает к ее историко-политической оценке. В ходе этого он выявляет и анализирует внеправовые факторы и с помощью их уточняет содержание толкуемой нормы и решает вопрос о возможности ее реализации в данной социально-политической обстановке.

Наконец, получив по завершении толкования уголовного закона определенный результат, субъект толкования выражает его вовне (издает правоприменительный акт, фиксирует свое видение сущности нормы права в договоре и т. п.).

Толкование нормативные актов уголовного права чрезвычайно важно для применения правовых норм к конкретным фактам общественной жизни, для осуществления правосудия. От правильного, всестороннего и глубокого толкования нормативные актов во многом зависит укрепление законности, охрана прав и законных интересов граждан.

В процессе применения юридически важно не только точно интерпретировать то или иное формально закрепленное правовое положение, но истолковывать право в целом – его смысл, его принципы, социально-политическое содержание и т.д. Лишь такое более глубокое толкование права может служить в соответствии с требованиями законности, основой для индивидуального поднормативного регулирования конкретных юридических норм, анализа права, субсидиарного применения.

Проблема толкования уголовного в настоящее время изучена относительно мало и требует дальнейшего более глубокого рассмотрения. Всеобъемлюще исследовать ее в рамках данной работы невозможно, однако важность ее изучения очевидна.


Список литературы

1. Конституция РФ // Информационно-правовой портал «Гарант». М., 2011.

2. Уголовный кодекс РФ // Информационно-правовой портал «Гарант». М., 2011.

3. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2008.

4. Белокуров О.В. Квалификация убийства. М., 2004.

5. Бондарь Н.С. Судебное толкование законов // Диалог представителей высших судов и органов прокуратуры Германии и России. 6-я встреча, Баден-Баден, 12-15 января 2004 г. М., 2005.

6. Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976.

7. Грязин И.Н. Текст права. Таллин, 1983.

8. Денисов Г.И. Юридическая техника: теория и практика // Журнал российского права. 2005. №8.

9. Корнеева А.В. Теоретические основы квлаификации перступлений. М., 2010.

10. Лазарев В.В. Правоположения: понятие, происхождение и роль в механизме юридического воздействия // Правоведение. 1976. № 6.

11. Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960.

12. Общая теория государства и права / под ред. М.Н.Марченко. Т.2. М., 2002.

13. Общая теория права / под ред. Пиголкина А.С. М., 1995.

14. Петрушев В.А. Проблемы официального нормативного толкования права в Российской Федерации // Академический юридический журнал. 2000. №2.

15. Петрушев В.А. Стадии толкования права // Академический юридический журнал. 2001. №1.

16. Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М. 1962.

17. Савельева О.А. Судебное толкование в применении уголовного закона. М.: КонсультантПлюс, 2008.

18. Смирнов А.В., Манукян А.Г. Толкование норм права. М., 2008.

19. Ткаченко Ю.Г. Нормы социалистического права и их применение. М., 1955.

20. Толстик В.А., Дворников Н.Л., Каргин К.В. Системное толкование норм права. М., 2010.

21. Философская энциклопедия. Т. 1-2. М., 1960, 1962.

22. Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003

23. Шаронов А.Н. Акты официального юридического толкования: понятие и признаки // Современные проблемы государства и права. Сборник научных трудов. Вып. 2. Н.Новгород, 2003. С. 31-36

24. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005.


[1] . Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2008. С. 44.

[2] . Подробнее см. Денисов Г.И. Юридическая техника: теория и практика // Журнал российского права. 2005. №8.

[3] . Лазарев В.В. Правоположения: понятие, происхождение и роль в механизме юридического воздействия // Правоведение. 1976. № 6.

[4] . См. Ткаченко Ю.Г. Нормы социалистического права и их применение. М., 1955. С. 27.

[5] . Корнеева А.В. Теоретические основы квлаификации перступлений. М., 2010. С. 5.

[6] . Напр., Петрушев П.А. Проблемы толкования права в Российской Федерации. М., 2003; Смирнов А.В., Манукян А.Г. Толкование норм права. М., 2008; Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003.

[7] . Подробнее см. Смирнов А.В., Манукян А.Г. Толкование норм права. М., 2008. С. 4-5.

[8] . Философская энциклопедия. Т. 2. М., 1962. С. 296.

[9] . Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 56-57.

[10] . Грязин И.Н. Текст права. Таллин, 1983. С. 54.

[11] . Смирнов А.В., Манукян А.Г. Толкование норм права. М., 2008. С. 8.

[12] . Общая теория права / под ред. Пиголкина А.С. М., 1995. С. 5.

[13] . Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М. 1962. С.8.

[14] . Напр., Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 328-329.

[15] . Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005. С. 88.

[16] . Общая теория государства и права / под ред. Марченко М.Н. Т. 2. М., 2002. С. 478.

[17] . Черепенников Р.В. Некоторые вопросы грамматического толкования уголовно-правовых норм // Юрист. 2005. №9.

[18] . Напр., Петрушев В.А. Стадии толкования права // Академический юридический журнал. 2001. №1.

[19] . Толстик В.А., Дворников Н.Л., Каргин К.В. Системное толкование норм права. М., 2010. С. 45-46.

[20] . Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 127.

[21] . Напр., Бондарь Н.С. Судебное толкование законов // Диалог представителей высших судов и органов прокуратуры Германии и России. 6-я встреча, Баден-Баден, 12-15 января 2004 г. М., 2005. С. 21.

[22] . Савельева О.А. Судебное толкование в применении уголовного закона. М.: КонсультантПлюс, 2008.

[23] . Смирнов А.В., Манукян А.Г. Толкование норм права. М., 2008. С. 21-22.

[24] . Петрушев В. А. Проблемы официального нормативного толкования права в Российской Федерации // Академический юридический журнал. 2000. №2.

[25] . См. Белокуров О.В. Квалификация убийства. М., 2004 // http://www.allpravo.ru/library/doc101p/instrum3433/item3452.html#_ftn8

[26] . Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2008. С. 517.

[27] . Шаронов А.Н. Акты официального юридического толкования: понятие и признаки // Современные проблемы государства и права. Сборник научных трудов. Вып. 2. Н.Новгород, 2003. С. 31-36.

[28] . Петрушев В.А. Стадии толкования права // Академический юридический журнал. 2001. №1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему