Юридический анализ состава и квалификации кражи

Признаки и формы хищения. Уголовно-правовая характеристика и классификация кражи как одной из форм хищения, ее объективные и субъективные критерии, квалифицирующие признаки. Отграничение кражи от смежных составов преступлений (мошенничества, растраты).

Содержание

Введение

1. Понятие и общая характеристика хищения

1.1 Понятие и признаки хищения

1.2 Формы хищения

2. Уголовно-правовая характеристика состава кражи

2.1 Понятие кражи как одной из форм хищения

2.2 Объективные и субъективные признаки кражи

2.3 Квалифицированные и особо квалифицированные виды кражи

3. Отграничение кражи от смежных составов преступлений

Заключение

Список литературы

Введение

Право собственности занимает особое место в системе гражданских прав. Оно является регулятором экономических отношений и показателем личного благополучия граждан. Способами законодательного регулирования и юридической защиты этого важнейшего права во многом определяется характер общественных отношений.

В Конституции Российской Федерации (ч.2 ст.8) равенства всех форм собственности обусловливает необходимость выработки, в том числе и уголовно-правовых механизмов, обеспечивающих их действенную защиту. Основным средством уголовно-правовой защиты собственности является закрепление и применение уголовной ответственности за посягательства на нее, которая предусмотрена в нормах главы 21 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Среди преступлений против собственности особое место занимает хищение, выступающее в различных формах. В настоящее время корыстные преступления стали носить массовый характер, далеко позади оставляя все другие. Это, прежде всего кражи, грабежи, разбои, мошенничества, вымогательства в разных их формах и часть присвоений имущества. В ряду всех форм корыстных преступлений кража по способу совершения преступления может быть признана наименее опасной: она не сопровождается применением физического или психического насилия; виновный не использует при её совершении имеющиеся у него правомочия или служебное положение, не применяет и обмана. Действует противоправно и тайно, скрытно от других лиц изымает чужое имущество против или вопреки желания собственника, переводит похищенное в свое незаконное обладание и устанавливает над ним свою власть, распоряжается им как своим собственным.

Объектом исследования в данной работе являются общественные отношения, возникающие при юридическом анализе состава и квалификации кражи.

Актуальность выбранной темы подчеркивается тем, что кражи являются для преступников весьма доходным и относительно безопасным видом деяний из-за своей неочевидности, а также низкой раскрываемостью и недостаточной эффективности работы органов внутренних дел по профилактике и раскрываемости краж.

Предметом исследования являются тенденции развития уголовного законодательства об ответственности за кражу и практики его применения.

Целью данной работы является характеристика кражи по действующему уголовному законодательству РФ.

В рамках поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

- дать понятие и общую характеристику хищения;

- раскрыть сущность понятия кражи;

- охарактеризовать объективные и субъективные признаки;

- рассмотреть виды кражи исходя из квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков;

- проанализировать отграничение кражи от смежных с ней составов преступлений.

Метод исследования – общенаучный диалектический метод, так и специальные методы, в том числе сравнительно-аналитический, статистический, исторический, формально-юридический.

Правовую базу исследования составили Федеральные законы Российской Федерации, кодексы, Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации.

Научную базу исследования составили комментарии к указанным законам, учебно-методическая литература по курсу «Уголовное право Российской Федерации», монографии различных авторов и материалы периодической печати.

1. Понятие и общая характеристика хищения

1.1 Понятие и признаки хищения

Определение хищения на протяжении десятилетий оставалось одним из самых дискуссионных в науке уголовного права. В ней преобладало мнение, что непосредственное закрепление в уголовном законе понятия хищения положительно скажется на деятельности правоохранительных органов по борьбе с хищениями.

В 1994 г. впервые понятие хищения было изложено в примечании к
ст. 144 УК РСФСР, а затем нашло закрепление в примечании к ст. 158 УК РФ
1996 года. Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Из приведенного определения следует ряд основных (обязательных) признаков хищения. Прежде всего, это непосредственный объект хищения. Им является собственность. Что касается имущества, предмета хищения, то необходимо отметить следующее. Во-первых, предмет хищения всегда материален (физический признак). Им не могут быть идеи, взгляды, информация, энергия и т.д. Во-вторых, предметом хищения могут быть лишь объекты, в которые вложен человеческий труд (социальный признак).
В-третьих, предметом хищения является лишь чужое имущество (юридический признак). В-четвертых, предмет хищения имеет определенную хозяйственную ценность (экономический признак).

С объективной стороны хищение характеризуется тремя действиями: 1) изъятием чужого имущества, либо 2) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц, либо 3) изъятием и обращением чужого имущества в пользу указанных лиц.

Изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц совершаются противоправно. Последнее означает как отсутствие у виновного прав на похищенное имущество, так и запрещенность совершенных действий уголовным законом.

Названные в законе действия становятся хищением лишь при условии совершения их безвозмездно, то есть без соответствующего (полного) возмещения стоимости похищенного имущества.

Следующий признак хищения — причинение собственнику или иному владельцу имущества указанными в законе действиями ущерба (реального), который, в отличие от упущенной выгоды, определяется только стоимостью похищенного[1] .

Хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться (пользоваться) по своему усмотрению.

Еще один признак хищения — причинная связь между изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного и причиненным этими действиями ущербом собственнику или иному владельцу данного имущества.

С субъективной стороны хищение характеризуется умышленной формой. Вид умысла — прямой. Лицо, совершившее хищение, осознавало, что противоправно, безвозмездно изымает и (или) обращает чужое имущество в свою пользу или в пользу других лиц, предвидело неизбежность причинения ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества и желало причинения такого ущерба.

Субъективным признаком хищения, согласно закону, является также корыстная цель, преследуемая виновным при его совершении. Она предполагает стремление виновного получить в ущерб другому наживу, материальную пользу.

Субъект хищения — вменяемое физическое лицо, достигшее 14 или 16 лет.

1.2 Формы хищения

Хищения традиционно в уголовно-правовой литературе подразделяют на формы. Формы хищения выделяются в зависимости от способа хищения.

Под формами хищения понимаются «те юридически значимые способы (приемы), посредством которых изымается имущество», «определенная совокупность приемов и методов, в результате которых осуществляется изъятие чужого имущества»[2] . Способ хищения может быть разным: тайным, обманным, открытым, насильственным и т.д. В зависимости от конкретного типичного способа завладения виновным чужим имуществом законодатель выделяет следующие шесть форм хищения: кражу; мошенничество; присвоение; растрату; ненасильственный грабеж и насильственный грабеж.

В науке, и на практике к самостоятельной форме хищения относят разбой, ответственность за который установлена ст. 162 УК РФ. Исходя из законодательного определения разбоя, хищение имущества остается за его рамками; никак не влияет на признание преступления оконченным. Разбой только совершается с целью хищения; сам же хищением не является.

Очень близко к хищениям лежит вымогательство; однако оно обычно в науке не признается формой хищения. Толкование современного законодательства позволяет сделать вывод о том, что вымогательство – это не хищение. Механизм завладения чужим имуществом в вымогательстве, как и в разбое, остается за рамками состава.

Значение способа хищения и выделения форм хищений, состоит в том, что он позволяет разграничить хищения, разные по характеру действий, по содержанию приемов и средств завладения имуществом. С помощью выделения форм хищения происходит дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности за разные по степени общественной опасности виды преступного поведения в хищении.

2. Уголовно-правовая характеристика состава кражи

2.1 Понятие кражи как одной из форм хищения

хищение кража преступление

В системе имущественных преступлений по российскому уголовному законодательству кража традиционно занимает первое место, хотя и не является самым опасным среди них. Это может быть объяснено с позиций исторических и судебной статистики.

Слова «кража», «красть» этимологически связаны со словами «крыть», «крою», «скрываю», что предполагает тайный способ действия. Древнерусский синоним кражи «татьба» также этимологически восходит к словам «тайный», «таю», «таить».

В Русской Правде преступление называлось «татьба», а о действиях преступника говориться «крадет», «украдет». «Татьба» как правовой термин широко употреблялся в Соборном Уложении 1649 г. и окончательно уступил место «краже» ко времени первой кодификации российского уголовного законодательства (т. 15 Свода законов Российской империи 1832г.).

Законодательное определение кражи в Уложении о наказаниях 1845 г. содержало прямое указание на тайный способ действия. Уголовное уложение 1903 г. не давало определения кражи, поскольку ответственность за тайное или открытое похищение чужого имущества устанавливалась в одной норме в виде единого состава воровства (ст. 581). Поскольку это Уложение в большей части не стало действующим законом в России, понятие кражи как тайного похищения сохранилось в судебной практике. Первый советский уголовный кодекс 1922 г. определил кражу как «тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или введении другого лица или учреждения» (ст. 180 УК РСФСР). Указание на тайность как основной признак кражи содержалось также в Уголовных кодексах 1926 и 1960 гг. В Указе президиума Верховного Совета СССР от 04.06.1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» кража определялась как «тайное или открытое похищение личного имущества граждан», поглотив таким образом и грабеж без насилия.

Через 13 лет закон вновь вернулся к традиционному пониманию кражи как тайного похищения (ст. 89 и 144 УК 1960 г.). При этом допускалась двойственность терминологии. Если в тексте ст. 89 и 144 УК говорилось о «тайном похищении», то в заголовке ст. 89 употреблялось выражение «хищение … путем кражи». Противопоставление понятий «хищение» и «похищение» не имело под собой достаточного основания с точки зрения как языковых норм, так и юридической. С постепенным распространением понятия "хищение" на преступления против личной собственности такая двойственность стала особенно нетерпимой. Уголовный кодекс 1996 г. впервые в законодательном определении кражи употребил слова «тайное хищение».

По данным МВД России, кражи составляют около 80% от числа всех преступлений против собственности и более 40% от всех зарегистрированных преступлений. В 2009 году по данным судебной статистики зарегистрировано более 1 млн. 200 тысяч краж, что составляет 40,1% от общего числа зарегистрированных преступлений. Число зарегистрированных краж по сравнению с 2008 годом сократилось, однако следует иметь в виду, что кража относится к преступлениям с высокой латентностью (Приложение 1).

2.2Объективные и субъективные признаки кражи

Закон определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества»
(ст. 158).

Родовым объектом преступления является отношения в сфере экономики, а видовым объектом кражи – собственность, непосредственным объектом – отношения конкретной формы собственности, определяемой принадлежностью похищаемого имущества, которое выступает как предмет кражи.

С объективной стороны хищение совершается незаметно и ненасильственно. В теории и практике выработаны критерии, одновременное установление которых дает основание говорить о незаметности совершенного хищения. Таких критериев два: объективный и субъективный.

Объективный критерий означает, что лицо совершившее незаконное изъятие имущества в отсутствии собственника или иного владельца этого имущества или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

Субъективный критерий означает, если виновный полагал, что он совершает изъятие чужого имущества тайно, но в действительности за ним наблюдали посторонние лица, его деяние квалифицируется как кража.

На практике встречаются и такие ситуации, когда лицо, пытавшееся совершить хищение тайно, оказывается застигнутым на месте преступления, не успев осуществить все действия по изъятию имущества. Причинами этого могут быть неожиданное появление в месте изъятия имущества посторонних, неожиданное появление хозяев, которые возвратились за чем-то забытым, а обнаружили в квартире вора и т.д. Как квалифицировать содеянное в таком случае, ведь определение оконченного преступления, которое дает большинство ученых, не всегда пригодно для практического решения вопроса о моменте окончания преступления, поскольку зависит от конструкции состава преступления в норме закона. В теории уголовного права подобные случаи предлагают квалифицировать, оценивая дальнейшее развитие событий, которые могут разворачиваться по нескольким сценариям.

Первый. Действия преступника, который, осознав, что он обнаружен, прекращает хищение и пытается скрыться, бросив имущество, образуют покушение на кражу.

Второй. Преступник, будучи замеченным в процессе неоконченного хищения, несмотря на это, продолжает действия по изъятию имущества; похищение, начавшееся как тайное, перерастает в открытое, т.е. в грабеж
(ч. 1 ст. 161 УК РФ).

Третий. Виновный в хищении, столкнувшись с сопротивлением, применяет еще и насилие к лицу, пытавшемуся воспрепятствовать окончательному завладению имуществом или его удержанию непосредственно после изъятия, то его действия должны квалифицироваться в зависимости от характера примененного насилия как насильственный грабеж (ч. 2 ст. 161 УК РФ) и разбой (ст. 162 УК РФ).

Четвертый. Насильственные действия, совершенные по окончании кражи с целью скрыться или избежать задержания, не могут рассматриваться как грабеж или разбой и подлежат самостоятельной уголовно-правовой оценке по соответствующей статье УК в зависимости от характера этих действий и наступивших последний.

Объективная сторона включает в себя: тайное изъятие имущества без согласия владельца (в отличие от грабежа), противоправность и безвозмездность (изъятия), создание реальной возможности себе или третьим лицам распоряжения вещью по своему усмотрению, ущерб, причинную связь между изъятием, созданием возможности распоряжаться и ущербом.

По конструкции состав кражи – материальный. Она окончена с момента причинения ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества.

Субъект кражи – общий: вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Кража с субъективной стороны характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.

Прямой умысел при краже имеет следующее содержание: лицо осознавало, что тайно похищает чужое имущество, предвидело неизбежность причинения своими действиями ущерба собственнику или иному владельцу имущества и желало его причинить.

Корыстная цель, то есть желание виновного получить материальную выгоду незаконным путем, выражается в стремлении обладать фактической возможностью незаконно владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, то есть лично потребить или использовать его другим способом, продать, подарить, передать иным лицам взаймы, в качестве оплаты долга либо оказанных услуг и т.д.

2.3 Квалифицированные и особо квалифицированные виды кражи

Квалифицирующими признаками кражи (ч. 2) признаются совершение преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину; г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Совершение кражи по предварительному сговору группой лиц, следует понимать такое хищение, в котором участвовали двое и более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении. Ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158), наступает в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них.

Совершение кражи с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище, органы следствия и суды должны иметь в виду следующее.

Под незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище понимается противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения хищения чужого имущества либо извлечение похищаемых предметов без вхождения в помещение либо иное хранилище[3] . Понятие помещения и хранилища раскрываются в примечании 3 к ст. 158.

Под помещением в статьях гл. 21 УК РФ понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Оно может быть как постоянным, так и временным, как стационарным, так и подвижным.

Под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Кража, причинившая значительный ущерб гражданину, носит оценочный характер, и конкретный размер ущерба в законе не определен. Суд учитывает значимость вреда нанесенного кражей конкретному гражданину, соотносит ущерб с уровнем его дохода и другими обстоятельствами имущественного положения потерпевшего, его семьи. Такой ущерб не может составлять менее 2500 рублей.

Об имущественном положении свидетельствуют такие обстоятельства, как стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы или пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов его семьи и т.д. В любом случае рассматриваемый квалифицирующий признак может быть вменен при условии, что реально причиненный гражданину материальный ущерб превышает 2500 руб.

Ответственность за кражу, совершенную из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, установлена в п. г ч. 2 ст. 158. Под одеждой понимается совокупность предметов, которые покрывают тело человека. К одежде можно отнести пальто, куртку, плащ, платье, брюки и т.е. Сумка – это особой формы мешок, вместилище из ткани, кожи или иных материалов, предназначенных для ношения в нем различных предметов. Ручная кладь – багаж, который перевозится при себе, переносится в руках. К ручной клади можно отнести чемодан, портфель, рюкзак и т.п. Сумма похищенного значения не имеет.

Признаки особо квалифицированного состава кражи (ч. 3 ст. 158 УК РФ) включают кражу: а) с незаконным проникновением в жилище; б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере.

При краже, совершенной с незаконным проникновением в жилище, неприкосновенность жилища, гарантированная Конституцией РФ (ст. 25), выступает дополнительным непосредственным объектом преступления. Понятие жилища содержится в примечании к ст. 139 УК.

Под жилищем в статьях УК «понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равноиное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания».

Кража, совершенная из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода, предполагает тайный и противозаконный отбор из указанных видов трубопроводного транспорта: нефти, других нефтепродуктов, а также газа, чем причиняется ущерб собственнику данной продукции.

Под нефтепроводом, нефтепродуктопроводом понимаются сооружения для транспортировки нефти или нефтепродуктов, включающие трубопровод, перекачивающие насосные станции, хранилища, а под газопроводом – сооружение для транспортировки горючих газов от места добычи или производства к пунктам потребления. Рассмотрим на примере:

1. Действия лиц, участвовавших в преступном сообществе с целью хищения нефтепродуктов из нефтепровода и совершавших кражи, обоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 210 УК РФ и по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ

(Извлечение)

Источник: БВС РФ. 2003.

№10. С. 10

Тамбовским областным судом 9 августа 2002 г. Дутов осужден по ч. 3 ст. 210, пп. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ, Бусин, Замков, Смирнов осуждены по этим же и другим статьям УК РФ, Смолин, Чумаков, Беленов и Колмаков - по ч. 2 ст. 210 УК РФ и по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Они признаны виновными в кражах чужого имущества, совершенных организованной группой, в крупном размере, а также в участии в преступном сообществе, в том числе Бусин, Замков, Дутов и Смирнов - с использованием своего служебного положения.

Преступления совершены ими с января 1997 г. по июль 2000 г. на территории Тамбовской области.

В кассационной жалобе осужденный Бусин просил приговор отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что хищений нефтепродуктов не совершал, не состоял в какой-либо преступной группе, которую суд необоснованно признал преступным сообществом, а приговор основан на предположениях и противоречивых показаниях других осужденных, оговоривших его.

Аналогичные кассационные жалобы поступили от Замкова, Смирнова и их адвокатов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 февраля 2002 г. приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, указав следующее.

Доводы кассационных жалоб о том, что осужденные не совершали преступлений, а вина их в содеянном не доказана, необоснованны.

Так, осужденный Колмаков как на предварительном следствии, так и в судебном заседании дал подробные показания об обстоятельствах создания Крюковым (уголовное дело в отношении него прекращено в связи с его смертью) преступного сообщества, в которое вошли не только он сам, но и другие лица, в том числе работники милиции, с целью хищения нефтепродуктов из нефтепровода; о многочисленных хищениях нефтепродуктов, их сбыте, о конкретных действиях других соучастников.

Каких-либо оснований сомневаться в показаниях Колмакова не имеется, поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств, всесторонне исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

В частности, осужденный Смолин свидетельствовал в судебном заседании о своем участии и участии других осужденных в совершении краж нефтепродуктов из "нулевого" колодца. Он пояснил, что стал участвовать в совершении преступлений по предложению своего родственника Крюкова как водитель бензовоза, затем следил за окружающей обстановкой при очередных кражах другими лицами.

О совершении хищений дал показания и потерпевший Я. (уголовное дело в отношении него прекращено органами предварительного следствия за отсутствием состава преступления по тем основаниям, что его принудили совершать хищения другие осужденные). Так, Я. пояснил, что со слов своего отца (уголовное дело прекращено в связи с его смертью), работавшего сварщиком, знал о том, что он участвовал в хищениях, делая врезки в нефтепровод, при этом сварочный аппарат ему привозил Замков. Как говорил отец, в хищениях участвовали работники милиции: Замков, Дутов, Бусин и Смирнов. После смерти отца они несколько раз приезжали уже к нему и уговаривали также участвовать в хищении нефтепродуктов.

Аналогичные показания об обстоятельствах преступлений дали в ходе предварительного следствия осужденные Смолин и Беленов.

Показания Беленова и Я. о том, что при хищении использовались технические средства (рации) для ведения переговоров с целью обеспечения безопасности участников хищений, подтверждаются протоколом обыска, в ходе которого в доме Дутова изъяли рацию, переговорное устройство, усилитель и антенну.

Я. опознал изъятую рацию как находившуюся в автомашине Дутова, который пользовался ею при охране участников преступлений. При этом Я. пояснил, что рацию приобретали на общие деньги, вырученные от реализации похищенного.

В судебном заседании были допрошены и другие свидетели, показания которых об обстоятельствах участия осужденных в совершении преступлений также соответствуют изложенным показаниям Колмакова, Я., Смолина, Беленова.

Так, свидетель К. пояснил, что видел, как Дутов и Я. Заполняли бензовозы горючим из нефтепровода, а сотрудники милиции охраняли их, находясь неподалеку. Видел бензовоз с государственным номером 12-67 ТАП. После этого вдвоем с С. нашел в районе 1180 км врезку в нефтепровод, прикрытую бочкой с навозом. Аналогичные показания дала свидетель С.

Автомобиль-бензовоз с названным К. государственным номером был действительно обнаружен в одном из хозяйств Тамбовского района.

Кроме того, из показаний свидетеля А. - директора закрытого акционерного общества следует, что он по просьбе Крюкова также выделял ему автомобиль-бензовоз для работы в ночное время, но без водителя.

О том, что в хищении нефтепродуктов принимал участие не только Смолин, но и Чумаков, сообщил водитель бензовоза в воинской части - свидетель З., уголовное дело в отношении которого прекращено за отсутствием состава преступления. По распоряжению командира части он должен был помогать Чумакову в перевозке нефтепродуктов в любое время суток и выполнять все его распоряжения. В свою очередь, Чумаков познакомил его со Смолиным и передал его в распоряжение последнего. Со Смолиным он всегда приезжал в лесопосадки, где из шланга, идущего из земли, заполнял бензовоз горючим и отвозил его на склад либо на автозаправочную станцию, при этом получал от умакова накладные от имени П. - частного предпринимателя, а также деньги за работу. Во время предварительного следствия З. указал место расположения врезки на участке 1190 км нефтепровода, что соответствует месту очередной обнаруженной незаконной врезки в нефтепровод.

Свидетель П. пояснил, что ему как частному предпринимателю Чумаков предложил осуществлять поставку горюче-смазочных материалов своим бензовозом. Откуда Чумаков брал нефтепродукты, он не интересовался, но никаких документов от поставщика тот не предъявлял. Он давал Чумакову с печатью и своей подписью накладные, и последний уже сам заполнял их и сдавал получателю. Деньги в местах сбыта получал он сам, а затем рассчитывался с Чумаковым.

Тот факт, что изъятые в ходе предварительного следствия накладные заполнены Чумаковым, подтвердил в своем заключении эксперт-почерковед.

Свидетель У. - владелец одной из автозаправочных станций, куда также сбывались похищенные нефтепродукты, пояснил, что они привозились, как правило, ночью на бензовозах, водителем одного из которых был мужчина в военной форме, а находившийся с ним представлялся родственником Крюкова. Каких-либо документов на горюче-смазочные материалы они не предъявляли.

При таких обстоятельствах осужденные обоснованно признаны виновными в совершении краж нефтепродуктов.

Как установлено судом, лицами, длительное время (более двух лет) принимавшими участие в преступной деятельности, была разработана четкая система действий, направленных на хищение нефтепродуктов в крупном размере: существовала иерархическая структура, состоявшая из руководителей и исполнителей; всю группу Крюков разделил на два структурных подразделения; существовала жесткая схема, согласно которой регулярно изготавливались очередные врезки в нефтепровод, изыскивались специальные транспортные средства и места сбыта похищенного, разрабатывались способы онспирации, в том числе от правоохранительных органов.

С учетом этого преступная группа, состоящая из упомянутых (впоследствии осужденных) лиц, обоснованно признана преступным сообществом, содеянное ими правильно квалифицировано как участие в преступном сообществе, а действия работников милиции Бусина, Замкова, Смирнова и Дутова - как эти же деяния с использованием своего служебного положения.

Особенность хищений нефти из трубопроводов заключается в его субъекте, который является групповым. Как видно из материалов практики, правоохранительным органам противостоят преступные организованные группы и сообщества, которые имеют документальное прикрытие для перевозки похищенного, хорошо налаженную сеть сбыта, мощную материальную базу.

Крупным размером согласно примечанию 4 к ст. 158, признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб. Рассмотрим пример:

3. Стоимость похищенного имущества определяется на момент совершения преступления

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2008 г. N 53-Д07-8

(извлечение)

Источник: БВС РФ. 2008.

№7. С. 20

Емельяновским районным судом Красноярского края 23 августа 2000 г. П. осужден к лишению свободы по п. "б" ч. 3 ст. 158 и по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Он признан виновным в умышленном убийстве и краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Кассационная инстанция приговор оставила без изменения.

Президиум Красноярского краевого суда 13 июня 2006 г. приговор изменил: действия П. переквалифицировал с п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.) на ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.).

Осужденный в надзорной жалобе просил переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) на пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 февраля 2008 г. судебные решения изменила по следующим основаниям.

По приговору суда П. признан виновным в совершении по предварительному сговору кражи имущества потерпевшей С. в крупном размере на сумму 117 850 руб.

В своем постановлении президиум Красноярского краевого суда, сославшись на сводный индекс потребительских цен, характеризующих уровень инфляции по состоянию на 8 декабря 2003 г., определил стоимость похищенного в сумме 252 359 руб. и не усмотрел оснований для переквалификации содеянного осужденным на более мягкий закон.

Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ крупным размером при хищении признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. рублей.

Однако правила исчисления стоимости похищенного имущества, примененные президиумом, не соответствуют положению об определении стоимости имущества на момент совершения преступления, а также требованиям ст. 10 УК РФ и ст. 405 УПК РФ, устанавливающим запрет поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора.

С учетом изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ судебные решения изменила, действия П. переквалифицировала с ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.). В остальном судебные решения оставлены без изменения.

Как замечено в примере судебной практики, определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов. От этого зависит правильная квалификация преступления.

В ч. 4 ст. 158 УК установлена ответственность за кражу, совершенную: а) организованной группой; б) в особо крупном размере.

Организованная группа характеризуется устойчивость, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

2. Содеянное исполнителем не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если пособник непосредственно не участвовал в совершении этого преступления

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2004 г. N 56-Дп04-5

(извлечение)

Источник: БВС РФ. 2005.

№1. С. 14

По приговору Хасанского районного суда Приморского края 10 октября 2000 г. Хасанов (судимый 21 сентября 1998 г. По пп. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год) осужден по пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ с присоединением частично неотбытого наказания по предыдущему приговору - к четырем годам и трем месяцам лишения свободы.

Он признан виновным в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

10 мая 1999 г. в п. Славянка Хасанов по предварительному сговору с Соколовским тайно похитил из автомашины "Ниссан Кондор" аккумулятор стоимостью 1200 руб., причинив потерпевшему своими действиями значительный материальный ущерб.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

Президиум Приморского краевого суда 4 июля 2003 г. Приговор суда изменил: исключил указание о назначении Хасанову наказания по правилам ст. 70 УК РФ, постановил считать Хасанова осужденным по пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы, в остальной части приговор оставил без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос о переквалификации действий Хасанова, считая, что п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ следует исключить из его обвинения, поскольку Соколовский не принимал участия в совершении кражи; кроме того, приговор необходимо привести в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации".

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 марта 2004 г. удовлетворила представление прокурора, указав следующее.

Суд установил, что Хасанов выяснял у Соколовского, где можно взять аккумулятор, и тот предложил снять его с автомашины Долгова, рассказал, как нужно это сделать. Хасанов похитил аккумулятор и продал его Бабкину.

Признавая Хасанова виновным в совершении кражи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему, суд не учел, что в соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соколовский осужден за пособничество Хасанову советами в совершении кражи. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 постановления от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", содеянное исполнителем не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества. Поэтому, поскольку Соколовский не принимал участия в совершении кражи аккумулятора, в действиях Хасанова нет квалифицирующего признака хищения "группой лиц по предварительному сговору".

Кроме того, в действиях Хасанова отсутствует и квалифицирующий признак "причинение значительного ущерба гражданину". Согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" изменена редакция ст. 158 УК РФ: в п. 2 Примечаний к данной статье указано, что значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но он не может составлять менее 2500 руб., а из материалов дела и приговора видно, что Хасанов совершил кражу чужого имущества, причинив ущерб на сумму 1200 руб.

Из приговора также подлежит исключению квалифицирующий признак совершения кражи "неоднократно", так как в соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. ст. 16 УК РФ признана утратившей силу.

С учетом изложенного Судебная коллегия изменила приговор суда и постановление президиума в отношении Хасанова, переквалифицировала его действия с пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.) на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в ред. От 8 декабря 2003 г.), по которой назначила ему наказание в виде двух лет лишения свободы.

Как видно из приведённого примера при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) (п. 9 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").

Особо крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая 1 млн. руб. На определение размера кражи не влияет полное или частичное возмещение вреда после совершения преступления. При совершении кражи группой лиц квалификация по размеру определяется общей стоимостью похищенного, а не долей того или иного участника, разумеется, если члены группы сознавали, что группа совершает хищение в особо крупном размере.

3 . Отграничение кражи от смежных составов преступлений

Кражу необходимо отграничивать от смежных составов преступлений. Прежде всего кражу необходимо отличать от мошенничества. Разграничение может проводиться по нескольким критериям. Во-первых, при краже имущество изымается у потерпевшего помимо его воли, тайно от него. При мошенничестве собственник или законный владелец сам передает имущество преступнику, будучи введенным им в заблуждение в результате обмана или злоупотребления доверием. Во-вторых, элементы обмана могут присутствовать не только в мошенничестве, но и в краже. Но при мошенничестве обман является способом завладения имуществом, а при краже обман направлен только на получение доступа к имуществу, которое в дальнейшем изымается тайно от собственника. В-третьих, при мошенничестве имущество должно передавать преступнику дееспособное лицо, чьи действия по распоряжению имущества являются юридически значимыми. Если имущество «добровольно» передают преступнику недееспособные либо ограниченно дееспособные лица (малолетние, душевнобольные), то поведение преступника образует кражу, а не мошенничество. В-четвертых, при мошенничестве лицо передает преступнику имущество для осуществления относительно переданного имущества каких-либо юридических полномочий: владения, пользования, иногда распоряжения. Если собственник сам передает преступнику имущество, но не для осуществления каких-либо полномочий, а для осуществления чисто технических функций (для примерки, осмотра, оценки) – налицо кража, а не мошенничество.

Кража отличается от присвоения и растраты по признакам субъекта. Субъектами присвоения и растраты являются лица, которым имущество вверено на основе трудовых отношений, гражданско-правового договора или на других основаниях; виновный для совершения хищения использует имеющиеся у него полномочия относительно вверенного имущества. При краже субъектами выступают лица, которые не имеют никаких полномочий относительно похищаемого имущества. В некоторых случаях при краже субъект имеет лишь доступ к имуществу в силу трудовых отношений (хищения с предприятий, совершаемые их работниками).

Кражу необходимо отличать и от грабежа. Основное отличие проводится по способу изъятия. При краже способ изъятия носит тайный характер, при грабеже – открытый. При этом решающее значение имеют субъективные факторы: как сам преступник оценивает свои действия – как тайные или как открытые. Рассмотрим на примере:

4. Действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, поскольку он, совершая хищение, полагал, что действует тайно

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 28 октября 2008 г. N 298П08

(извлечение)

Источник: БВС РФ. 2009.

№4. С. 26

По приговору Краснодарского краевого суда от 11 октября 2007 г. М. осужден по ч. 4 ст. 111 и ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Он признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

30 мая 2007 г. между М. и потерпевшей Ю. произошла ссора. В ходе конфликта М. нанес обухом топора не менее пяти ударов по голове Ю., причинив телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, от которой потерпевшая скончалась 2 июня 2007 г. в больнице.

Во время нанесения потерпевшей ударов из ее одежды вместе с ключами выпали деньги в сумме 10 910 руб., которые М. похитил.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 27 декабря 2007 г. оставила приговор без изменения.

Осужденный в надзорной жалобе просил об изменении приговора и кассационного определения. Президиум Верховного Суда РФ 28 октября 2008 г. Изменил приговор и кассационное определение, переквалифицировал действия М. с ч. 1 ст. 161 нач. 1 ст. 158 УК РФ, указав следующее.

В соответствии с законом открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий.

По данному делу суд квалифицировал действия М. по ч. 1 ст. 161 УК РФ как грабеж, сославшись на то, что "он открыто из кармана одежды потерпевшей похитил деньги в сумме 10 910 руб., которыми распорядился по своему усмотрению".

Однако из описания преступного деяния, признанного доказанным, следует, что хищение денег было не открытым, а тайным.

В приговоре указано, что "во время нанесения ударов из одежды потерпевшей вместе с ключами выпали деньги в сумме 10 910 руб., М., воспользовавшись тем, что его никто не видит, из корыстных побуждений похитил эти деньги, распорядившись ими по своему усмотрению".

Судом установлено, что на веранде дома, где происходило событие, посторонних лиц при совершении хищения не было; данных, свидетельствующих о том, что потерпевшая после причинения тяжкого вреда здоровью видела, как осужденный совершает хищение денег, и что это обстоятельство им осознавалось, в приговоре не приведено.

Как видно из приведённого примера в практике уголовного судопроизводства отграничение кражи от смежных составов является одним из проблемных вопросов, и вызывает массу ошибок, в том числе в отграничении тайного хищения от открытого.Необходимо отграничивать кражу и от ряда иных составов преступлений, которые не являются разновидностями хищения, однако их зачастую путают с кражей. Прежде всего, кражу необходимо отграничивать от грабежа (ст.161 УК РФ).

Кража имеет определенное сходство с составом преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ («Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения»). Главное юридическое различие между этими преступлениями заключается в том, что кража – это хищение, а преступление, предусмотренное ст. 166 УК РФ, как это прямо зафиксировано в названии и диспозиции статьи, хищением не является, а относится к числу иных корыстных преступлений против собственности.

Отсюда и фактические критерии их разграничения. При краже имущество изымается обязательно с корыстной целью, с целью обращения имущества в пользу виновного или иных лиц, в судьбе которых виновный заинтересован материально. Неправомерное завладение транспортными средствами может осуществляться и чаще всего осуществляется не с корыстной целью, а с целью покататься, использовать автомашину для поездки, для совершения преступления и т. п.

При определенных обстоятельствах кража может соприкасаться с умышленным уничтожением или повреждением чужого имущества, когда похищенное имущество умышленно уничтожается преступником. В одном случае факт уничтожения имущества свидетельствует о том, что оно изымалось не по корыстным мотивам, что говорит об отсутствии хищения и необходимости квалификации действий виновного только по ст. 167 УК РФ. Во втором случае уничтожение имущества может являться способом распоряжения похищенным имуществом, что требует квалификации только по ст. 158 УК РФ (уничтожает похищенное имущество, которым он не может воспользоваться).

Заключение

Действующее законодательство об ответственности за кражи в РФ свидетельствует о том, что существующие юридические нормы их защиты еще не полностью соответствуют изменившимся общественно-экономическим отношениям.

Условия жизни российского общества требуют дальнейшего совершенствования уголовного законодательства и ответственности за кражи.

Совершенствованию норм уголовного законодательства в борьбе с кражами посвящено немело теоретико-прикладных работ, которые в той или иной степени отражают актуальные проблемы современного уголовного права. Анализ, изучение различных точек зрения, выявление проблемных ситуаций, высказанных замечаний и предложений показывает, что все это заслуживает внимания. Разработки по данному вопросу позволяют сделать определенные обобщения и сформулировать авторские предложения по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за кражи.

В делах данной категории необходимо исследовать имеющиеся доказательства в целях правильной юридической квалификации действий лиц, привлеченных к уголовной ответственности, в целях недопущения ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества, а также при оценке обстоятельств, предусмотренных в качестве признаков преступления, отягчающих наказание.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 (принята всенародным голосованием) (с учетом поправок от 30.12.2008) // СЗ РФ 2009, № 4

2. Уголовный кодекс Российской Федерации: текст с изм. и доп. на 27.01.2011 г. – М.: Эксмо, 2011

3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007)

4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. 2-е изд., испр., перераб. и доп. – М.: Инфра-М, Контракт, 2010

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Есакова. 2-е изд, перед. и доп. – М.: Проспект, 2010

6. Кочои, С.М. Уголовное право. Общая и Особенная части: Краткий курс / С.М. Кочои – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «Волтерс Клувер», 2010

7. Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. – М.: Юристь, 2000

8. Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теоретико-прикладное исследование / Н.А. Лопашенко. – М.: ЛексЭст, 2005.

9. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. / Под ред. Л.В. Иногановой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. – 2-е изд., исправ. и доп. – М.: «Контракт», ИНФРА-М, 2009

10. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. /
М.П. Журавлев [и др.]; под ред. А.И. Рарога. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008

11. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред.
В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Юстициформ, 2010

12. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2002 «Действия лиц, участвовавших в преступном сообществе с целью хищения нефтепродуктов из нефтепровода и совершавших кражи, обоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 210 УК РФ и по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ, №9, 2003

13. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 03.03.2004 «Содеянное исполнителем не может квалифицироваться как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, если пособник непосредственно не участвовал в совершении этого преступления» // Бюллетень Верховного Суда РФ, №1, 2005

14. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20.02.2008 «Стоимость похищенного имущества определяется на момент совершения преступления» // Бюллетень Верховного Суда РФ, №7, 2008

15. Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 28.10.2008 «Действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, поскольку он, совершая хищение, полагал, что действует тайно» // Бюллетень Верховного Суда РФ, №4, 2009

16. Официальный сайт Госкомстата РФ: http://www.qks.ru/dbscripts/


[1] Кочои, С.М. Уголовное право. Общая и Особенная части: Краткий курс / С.М. Кочои – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «Волтерс Клувер», 2010. с. 298

[2] Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теоретико-прикладное исследование. М.:, 2005. С. 233

[3] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007) п. 18