регистрация / вход

Уголовно-правовая охрана государственной тайны

Развитие и значение уголовно-правовой охраны государственной тайны. Классификация преступлений по нарушению государственной тайны, и уголовная ответственность за них. Преступления против основ конституционного строя, государственная измена и шпионаж.

"Уголовно-правовая охрана государственной тайны"


Содержание

Введение

Глава 1. Развитие и значение уголовно-правовой охраны государственной тайны

1.1 Историческое изменение подходов к уголовно - правовой охране государственной тайны в России

1.2 Понятие режима защиты Государственной тайны и его содержание, органы, защищающие государственную тайну

Глава 2. Классификация преступлений по нарушению государственной тайны, их квалификация и уголовная ответственность за них

2.1 Классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства

2.2 Классификация государственной измены и шпионажа и уголовная ответственность

2.3 Квалификация разглашения государственной тайны и утраты документов, содержащих государственную тайну и уголовная ответственность

Глава 3. Актуальные проблемы при защите государственной тайны и возможные пути их решения

3.1 Актуальные проблемы при осуществлении уголовно-правовой охраны государственной тайны

3.2 Возможные пути решения выявленных проблем

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Актуальность темы исследования. Экс Президент Российской Федерации В.В. Путин в качестве одного из основных направлений деятельности органов государственной власти определял укрепление государственной безопасности[1] .

Безопасность государства неразрывно связана с государственной и служебной тайной, охрана которой невозможна без применения уголовно-правовых норм.

Информационная безопасность является одним из условий успешной борьбы с преступностью и обеспечивается комплексом специальных мер. Их неотъемлемой частью является уголовное законодательство, охраняющее государственную и служебную тайну, операторами (обладателями) которой являются и органы внутренних дел.

Основным регулирующим правовым актом в области информационных ресурсов является Федеральный закон от 27 июля 2006г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Вместе с тем существуют более 150 нормативных правовых актов различного уровня, регламентирующих вопросы обеспечения сохранности государственной и служебной тайны.

Степень научной разработанности проблемы.До настоящего времени проблемам уголовно-правовой охраны государственной и служебной тайны уделялось особое внимание как специалистов в области материального уголовного права (а именно В.М. Белецкого, Л.А. Букалеровой, З.Ф. Гайнуллиной, С.В. Дьякова, А.Ф. Жигалова, Р.Б. Иванченко, А.А. Игнатьева, М.П. Карпушина, А.В. Коломиец, Л.Р. Клебанова, В.Н. Лопатина, Н.Г. Лопухиной, В.А Мазурова, К.А. Маркеловой, А.Е. Маслова, А.А. Рож-нова, В.А. Северина, А.А. Фатьянова, Д.Б. Халяпина, И.Г. Чумарина и др.), так и ученых-процессуалистов и криминалистов (в частности В.В. Войникова, О.А. Зайцева, Г.Г. Камаловой, И.В. Смольковой, Н.И. Шумилова и др.). Вопросам правового регулирования информации и информационной безопасности посвящены работы специалистов в области информационного права: Ю.М. Батурина, И.Л. Бачило, Е.К. Волчинской, В.А. Копылова, А.А. Стрельцова, М.А. Федотова и др.

Выработанные в науке подходы составляют методологическую основу для дальнейших исследований в сфере охраны государственной и служебной тайны.

Новый Уголовный кодекс (далее УК РФ)[2] изменил приоритеты охраны. На первое место он поставил защиту интересов личности. Триада - "личность, общество, государство" как конституционные приоритеты, - теперь полностью воспринята уголовным законодательством. Например, Особенная часть нашего УК 1996 г. начинается не с государственных преступлений, как это было в кодексе 1960 года, а с преступлений против личности. Российское законодательство о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства стало более универсальным, значительно сузилась сфера правового регулирования. Вместо семи форм измены Родине осталось три формы государственной измены: шпионаж, выдача государственной тайны, иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы не являются формами измены Родине. Не они образуют сущность измены, а то, ради чего эти деяния совершаются. Поэтому Конституционный суд в 1995 году, еще раньше, чем появился новый УК, исключил эти две формы измены.

Заговор с целью захвата власти раньше не вписывался в понимание государственной измены потому, что объектом в данном преступлении является внешняя безопасность. Заговор же с целью захвата власти связан с посягательством на внутреннюю безопасность. В новом УК появилась отдельная норма: насильственный захват власти или насильственное удержание власти (статья 278).

Изменилось название статьи: на место «измена Родине» - «государственная измена». В силу стремления деидеологизировать название этого состава преступления. Раньше считалось, что, "измена Родине" несет на себе эмоциональную окраску, а "государственная измена" звучит более нейтрально. Но и новое название не безупречно. Предлагалось назвать "измена Российской Федерации" - ясно кому и кто изменяет. Новое законодательство о государственной измене и шпионаже более универсально, более адекватно происшедшим изменениям, лишено прежних противоречий. Например, выдержано единообразие в понимании адресата, на которого "работает" изменник. Теперь по всем трем формам государственной измены - один адресат: иностранное государство, иностранная организация или их представители. При этом лицо несет ответственность за проведение шпионской деятельности, независимо от того, имело оно доступ к сведениям, содержащим государственную тайну, или нет.

Идет процесс накопления опыта в расследовании и квалификации преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Появились проблемы связанные с защитой государственной тайны. Речь идет о двух статьях УК: 283-й (разглашение государственной тайны) и 284-й (утрата документов, содержащих государственную тайну). Статья 283 предусматривает ответственность только за сам факт предания огласке посторонним лицам сведений, составляющих государственную тайну. А если человек не только разглашает, но эти сведения еще и незаконно использует (коллекционирует, приводит в открытых публикациях и тому подобное) ответственности за это при отсутствии признаков государственной измены нет.

Разглашение сведений, составляющих государственную тайну, теперь является преступлением, если совершается только умышленно. В то время как жизнь показывает, что значительную часть фактов разглашения составляют деяния, совершенные по неосторожности. Но неосторожность - это форма вины, она лишь подчеркивает меньшую общественную опасность лица, а объективно ущерб для государства один и тот же. И только наступление тяжких последствий при умышленном разглашении по неосторожности законодатель криминализировал по принципу признания двойной формы вины (часть 2, статья 283 УК).

Умышленное разглашение государственной тайны (часть 1, статья 283 УК) относится к преступлениям средней тяжести, где максимальное лишение свободы - до пяти лет. Для такой категории преступлений приготовление к преступлению ненаказуемо, оно в новом УК декриминализированно (часть 2, статья 30).

Новый закон даже при наличии отдельных наших замечаний и предложений адекватен условиям нового времени, хотя в него постепенно вносятся изменения и дополнения. Но это еще ни о чем не говорит. Сам по себе Уголовный кодекс может быть лучше, но он применяется в конкретных условиях, а они весьма непростые.

Есть открытый закон "О государственной тайне" 1993 года (в редакции 1997 года), в котором дается перечень сведений, составляющих государственную тайну (статья 5), и каждый гражданин может с ним ознакомиться.

В настоящее время человеческий фактор в деле защиты государственной тайны и борьбы со шпионажем отходит на второй план, и на первый план фактор технического оснащения и использования всех новейших достижений науки и техники. После рекордного количества шпионов, обнаруженных в последние годы, главный способ добывания секретной информации - через завербованных агентов - сегодня не оправдывает себя, и роль агентов в общем потоке развединформации не слишком велика - особенно в сравнении с данными спутников-шпионов, радиоперехвата, анализа открытых источников

Настоящее исследование проводится с целью анализа уголовно-правовой охраны государственной тайны.

Поставленная цель предопределила постановку следующих задач:

- определить понятие и юридическую сущность государственной тайны;

- проанализировать историческое развитие данного института уголовного права;

- дать уголовно-правовую характеристику преступлений, посягающих на государственную и служебную тайну;

- рассмотреть квалифицирующие обстоятельства преступлений;

- сформулировать предложения по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере применения уголовно-правовых норм, обеспечивающих охрану конфиденциальности информации, составляющей государственную тайну.

Кроме того, предмет исследования составляют:

- нормативные правовые акты, регламентирующие обращение конфиденциальной информации;

- уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на сведения такого рода (ст.ст. 275, 276, 283, 284, 310, 311, 320 УК РФ);

- правоприменительная практика, связанная с посягательствами на государственную и служебную тайну органов внутренних дел.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования послужили основополагающие законы и категории материалистической диалектики и теории познания, а также общенаучный диалектический метод изучения социальных явлений.

В работе над исследованием использовались и частнонаучные методы: историко-правовой, статистический, конкретно-социологический, методы и приемы юридического толкования норм права.

Теоретической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных авторов в области философии, конституционного права, уголовного права, уголовно-процессуального права, криминологии и информационного права.

Нормативно-правовую основу исследования составили Конституция РФ, нормы уголовного, уголовно-процессуального, административного законодательства РФ, ранее действовавшие нормативные акты, предусматривающие ответственность за преступные посягательства на государственную, служебную и иные виды тайны, определения Конституционного Суда РФ, относящиеся к рассматриваемой проблематике.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

а) институт защиты государственной тайны исследован в историческом преломлении;

в) сформулированы предложения по совершенствованию норм уголовного законодательства, устанавливающих ответственность за посягательства на государственную и служебную тайну.

Структура работы состоит их введения, трех глав (семи параграфов), заключения и списка используемой литературы.


Глава 1. Развитие и значение уголовно-правовой охраны государственной тайны

1.1 Историческое изменение подходов к уголовно - правовой охране государственной тайны в России

Во все времена тайные службы оказывали большое влияние на ход истории. Но известно совсем немного случаев, когда их работа заслуживала официальное признание. Военачальники и государственные деятели, как правило, не упоминают в своих мемуарах о помощи, оказанной им тайными агентами. Документы секретных разведывательных служб бессрочно хранятся в архивах, и содержание большинства из них не станет известным миру до тех пор, пока существует государство или, по крайней мере, не изменится общественный строй. В этом отношении Россия не является исключением. Необходимость выведать намерения, планы, возможности своих врагов появилась у людей, должно быть, тогда же, когда человечество впервые начало воевать. Так что явление, которое ныне называется шпионажем, существует уже тысячелетия, и профессия шпиона, пожалуй, заслуживает того, чтобы носить титул "наидревнейшей" (кстати сказать, род деятельности, претендующий на звание древнейшей из профессий, всегда служил целям шпионажа и был частью его тактики)[3] .

Согласно принятой на Брюссельской конференции 1874 г. "Декларации о правилах ведения войны", которая указывает, что "шпионом… называется лицо, которое тайно или ложным предлогом занимается сбором информации другой стороне". Помимо того, что шпионаж признавался дозволенным средством ведения военных действий и как понятие получал статус международно-правовой нормы, создатели Декларации сделали попытку сформулировать отличие шпиона от разведчика, указав, что последним может считаться лазутчик, не скрывающий своей принадлежности к военнослужащим. Однако на практике оба понятия постоянно переходят друг в друга и в смысловом отношении являются почти синонимами. Несмотря на то, что с позиций международного права шпионаж допустим, он все же остается крайне рискованным занятием. Шпион, арестованный во время войны и уличенный в совершенном преступлении, вероятнее всего, будет казнен: воюющее государство вправе защищаться от противников с помощью наиболее эффективных в данный момент мер. Шпион не должен находиться в центре политических событий и ни в коем случае не должен идти на авантюры, постоянно рисковать своей жизнью. Наоборот, именно незаметность, так называемая "открытая скрытность" является признаком настоящего разведчика. История шпионажа, особенно двух последних столетий, показывает, что настоящий разведчик, каким бы он характером не обладал, отличается высоким интеллектом.

Задачи шпионажа исторически определились как информационная (в том числе предупреждающая шпионаж и диверсии со стороны противника) и наступательная, то есть контрразведка и проведение локальных подрывных и военных операций в тылу врага[4] .

Географические карты и расписания движения поездов, дающие представление о пропускной способности транспортных сетей, публикация стратегических данных, списков должностных лиц и тому подобных данных позволяют получить немало полезных сведений о любой стране. Эксперты в соответствующей области, эти теоретики от статистики стали первыми, кто находит шпионам работу, указывая цель и возможное решение. Они также сопровождают собранную информацию необходимыми комментариями, позволяющими своевременно оценивать намерения явного или вероятного противника. Остальное дело политиков и военных. Современный шпионаж - прежде всего работоспособная эффективная агентурная сеть, развернутая в стане противника. Образ удачливого шпиона-одиночки, имеется в виду Джеймса Бонда, идеализированного кинематографом, становится все менее актуальным в наши дни[5] .

И все же вопрос о причинах побуждающих людей заниматься шпионажем, остается наиважнейшим для кадровой службы любой разведки мира. Психологи давно дали удручающий ответ: мотивы, как правило, не ясны, а попытки свести их к каким-то конкретным свойствам человека, например ненависти, патриотизму, легкомыслию, жажде приключений или корыстолюбию, не решают проблему состоятельности или не состоятельности агента. Тем не менее, лучшими шпионами становились те, кто предлагал свои услуги по идейным убеждениям.

Государственная измена (ГИ) и шпионаж относятся к числу государственных преступлений направленных на внешнюю безопасность государства. Предупреждение ГИ и шпионажа и наказания за эти преступления являлись важным фактором в организации защиты государственной тайны в Российской империи и в России настоящего времени.

Ответственность за военный шпионаж, как одну из форм государственной измены, хотя и была введена в действие Законом от 20 апреля 1892 года, но перечень действий подпадающих под действия этого Закона был узок. И если французский Закон 1886 года критиковали за слишком мягкое наказание за шпионаж, то российский наоборот - слишком узкое понятие шпионажа, и как следствие, невозможность применить его на практике.

Согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных, "шпионаж" - способствование иностранному государству в сборе сведений или предметов, касающихся внешней безопасности России, её вооруженных сил и оборонительных сооружений предназначенных для защиты страны. До 1903 года, когда было принято новое Уголовное уложение, в России уголовно наказуемыми были сведущие действия в сфере шпионажа:

а) само занятие шпионажем, согласно определению,

б) нарушение правил обработки и хранения секретных документов и предметов (уголовная ответственность наступала только в случаи их хищения, утраты или уничтожения; при этом было не важно, получил ли доступ к этим документам и предметам противник или нет ),

в) содержание голубей или организация беспроволочного телеграфа в приграничных районах, опубликование в открытой печати сведений содержащих ГТ.

Одной из особенностей нормативно - правовой базы того периода являлось отсутствие подробного Перечня сведений составляющих государственную тайну. Можно лишь выделить отдельные группы сведений, имеющих гриф "долженствующие сохраняться в тайне": планы, чертежи, рисунки или макеты российских укреп районов, крепостей и других фортификационных сооружений, технические данные о военных корабля, сведения о содержание мобилизационных планов и расположение войск на случай войны.

Правление Николая II завершила работу специальная комиссия, учреждённая ещё Александром III в 1882 году, под председательством криминалиста Н.С. Таганцева. Составленное ей Уголовное уложение (УУ) вступило в силу 22 марта 1903 года. В отличие от Уложения о наказаниях уголовных и исправительных оно устанавливало более детальный перечень государственных преступлений и усилило наказание за их совершение. В новом Уголовном Уложении понятие "шпионаж" было значительно расширено. Было введено разграничение для тех, кто занимался шпионажем или разгласил секретные сведения, не имея к ним официального допуска и для тех, кому они были доверены по службе или получены ими в силу служебного положения. Для второй категории предусматривалось более суровое наказание. Была введена смертная казнь за убийство с целью "благоприятствования или способствования в шпионстве". Это единственное из перечисленных деяний в сфере шпионажа, за которое предусматривалось наказание в виде смертной казни. Отдельно предусматривалось наказание за снятие копий с секретных документов. Четвертая глава русского УУ 22 марта 1903 года носит название "о государственной измене" и определена, как посягательство на внешнюю безопасность и положение государства среди других государств[6] .

УУ дает, с одной стороны, общую формулу этого преступления - "способствование или благоприятствование российским подданным неприятелю в его военных или иных враждебных против России действиях", с другой - общее положение о более тяжелых видах измены ("если такое способствование или благоприятствование оказало существенное содействие неприятелю или было совершено с изменческой целью"). В УУ перечисляются особые случаи, за которые ГИ карается срочной каторгой или карается смертью: предание или покушение на предание неприятелю армии или флота, отряда войска, отдельной части или команды или начальствующего над ними лица к; насильственное сопротивление российским военным силам или нападение на них; убийство начальствующего армией, штабом, отрядом войска, отдельной частью или командою; убийство лица, исполняющего важные военные поручения или обязанности; предание кого-нибудь из этих лиц в руки неприятеля; передача сведений о сухопутных и морских путях сообщения, телеграфных сообщениях и телефонных переговорах, или иных средств общения различных частей армии; шпионство.

Все эти наиболее тяжко наказуемые случаи ГИ называются военной изменой. Субъектом преступления согласно 119 ст. УУ может быть не только русский подданный, но также иностранец, находящийся в России, или военнопленный, преступное деяние которого может быть направлено против союзного с Россией по оружию иностранного государства. В понятие военной измены входит и многие другие действия: вступление российского подданного в войско заведомо неприятельское или не выбытие из него ( ст. 109 ), обещание до начала войны иностранному правительству содействовать военным действиям против России ( ст. 110 ) и пр[7] .

Кроме указанного случая шпионажа во время войны, караемого смертью в Уголовном Уложении дополненным и измененным законом 5 июля 1912 года, указываются и другие случаи шпионажа: опубликование или сообщение другому лицу в интересах иностранного государства тайных сведений, касающихся внешней безопасности России, планов, рисунков, документов или копий с них (ст. 111). В целях более тщательного сохранения государственной безопасности одно только снятие планов и составление рисунков например корабля и полет на летательном аппарате там, где это запрещено, независимо от побуждений виновного, влечет наказание тюрьмою (112 и 113 ст.). Также карается и посещение корабля, укрепленного места и пр. без надлежащего разрешения, если при этом были употреблены какие либо "уловки" (113 ст.).

В 1912 году в России был принят самый прогрессивный в Европе законодательный акт, направленный на правовое обеспечение защиты государственной тайны и противодействие иностранному шпионажу. Закон от 5 июля 1912 года "Об изменении действующих законов о государственной измене путем шпионства в мирное время" значительно расширил понятие государственной измены (путём шпионажа), изменив, с одной стороны, изложения некоторых статей Уголовного уложения, а с другой стороны, ввел в действия ряд новых карательных постановлений, предусматривающих уголовную ответственность за некоторые виды шпионажа, ранее уголовно ненаказуемые. Согласно новому закону, шпионаж теперь рассматривался как самостоятельное преступление, а не как один из семи видов государственной измены, охватывая не только сам процесс шпионажа и пособничество ему, но и просто разглашение секретных сведений.

По закону 5 июля 1912 года (ст. 111 ) одно вступление в соглашение с правительством или агентом иностранного государства уже составляет преступление. Наказание повышается, если субъект преступления является должностным лицом (ст. 111), или если действие совершено во время войны (ст. 118). Кроме военной измены, существовала дипломатическая измена. Субъектом этого преступления может быть уполномоченный России или служащий в других государствах, передавший тайные сведения или совершивший действия направленные во вред России. Преступления ГИ такого рода не принадлежали в те времена к числу часто совершаемых; так в России за 1908 г. не было ни одного случая. Шпионаж - же составляет исключение, и эти преступления совершались чаще всего[8] .

В законодательстве советской России впервые слова "государственная измена" появляются в декрете ВЦИК от 20 июня 1919г. Но содержание этого термина не раскрывалось. Об измене говорилось лишь в том плане, что совершение ее в местностях, объявленных на военном положении, влечет суровую ответственность "вплоть до расстрела". Об ответственности за государственную измену говорилось в декрете СНК от 23 сентября 1919 г. "Об обязательной регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные должности при царском и буржуазном строе" Декрет предписывал подвергать "конфискации и каре" уличенных в государственной измене.

Однако, как и в предыдущем случае, понятия этого преступления и его признаков декрет не давал. Уголовно-правовые нормы, устанавливавшие ответственность за шпионаж, были разработаны более обстоятельно в сравнении с актами, регламентировавшими ответственность за государственную измену. Впервые в советском законодательстве это деяние упоминается в декрете СНК от 4 мая 1918 г. На революционные трибуналы, созданные для борьбы с контрреволюционным саботажем и спекуляцией, этим декретом возлагалось также рассмотрение дел "по борьбе с ...шпионажем". В постановлении Кассационного отдела ВЦИК "О подсудности революционных трибуналов" была сделана первая попытка определения понятия шпионажа, дела о котором подлежали рассмотрению революционными трибуналами. Это постановление относило к шпионажу три совершенно различных по своим объективным и субъективным признакам деяния:

а) разглашение военных тайн, планов и сведений;

б) передача военных тайн, планов и сведений;

в) сношение с целью вызвать враждебное интересам Советской Республики.

Иностранное вмешательство.

Предмет преступного посягательства при шпионаже был сформулирован довольно узко - военные тайны, стратегические планы, сведения о военных силах или вооружении. Другие тайны - государственные тайны и экономические сведения не были включены в предмет посягательства при шпионаже.

В приведенном выше определении шпионажа собственно шпионским деянием являлась лишь передача военных тайн и планов. Это определение включало в себя деяния и изменнического характера - сношения с целью вызвать иностранное вмешательство против Советской Республики.

Такие же действия, как оглашение военных тайн, планов и сведений, только при умышленном их совершении можно было бы рассматривать как шпионаж. Однако постановление совершенно не раскрывало субъективной стороны действий виновного при шпионаже. Для обвинения в шпионаже было необходимо изобличить лицо в том, что оно "в той или иной форме" огласило или передало иностранному государству военную тайну или вошло в сношение с этим государством. Субъектом шпионажа согласно этому постановлению мог быть не только иностранец или лицо без гражданства, но и гражданин СССР[9] .

Анализируемые законодательные акты имеют еще и ту особенность, что многие из них не содержали санкций. Нередко в них указывалось, что деяния должны наказываться "по всей строгости революционных законов", "сурово караться", что в применении репрессивных мер органы Советского государства "ничем не ограничены". В Положении о революционных трибуналах, утвержденном декретом ВЦИК 12 апреля 1919 г, говорилось, что трибуналы выносят приговоры, "руководствуясь исключительно обстоятельствами дела и велениями революционной совести", и в соответствии с этим им "предоставляется ничем не ограниченное право в определении меры репрессии".

Подобное решение оказанных вопросов, касающихся как диспозиций, так и санкции законов, устанавливающих ответственность за контрреволюционные преступления, объяснялось необходимостью предоставления широких возможностей органам советского правосудия для суровой и беспощадной борьбы с врагами революции. Так, в 1922 году "в целях ограждения Рабоче-крестьянского государства и революционного правопорядка от его нарушителей и общественно опасных элементов и установления твердых основ революционного правосознания" принимается первый социалистический уголовный кодекс.

Впервые в истории развития советского законодательства о государственных преступлениях была систематизирована Особенная часть советского уголовного права. Все государственные преступления были сведены в отдельную главу, из них наиболее опасные - контрреволюционные - помещены в первый параграф. В Кодексе было дано общее понятие контрреволюционного преступления, в выработке которого принял личное участие В. И. Ленин. Кодекс содержал сравнительно четкую характеристику отдельных составов конкретных контрреволюционных преступлений, и в частности таких, как изменническая деятельность и шпионаж. Устанавливалась ответственность за укрывательство всякого рода изменнической деятельности и шпионажа[10] .

Важные дополнения, касающиеся понятия контрреволюционного преступления, а, следовательно, понятия измены Родине и шпионажа, были внесены в Уголовный кодекс.

2-й сессией ВЦИК Х созыва 10 июля 1923 г. Дополнения заключались в том, что контрреволюционными признавались действия, направленные не только на свержение, но и на подрыв и ослабление Советской власти.

Устанавливалась ответственность по статьям о контрреволюционных преступлениях за общественно опасные действия, совершенные не только с прямым, но и с эвентуальным умыслом, т. е. когда лицо, их совершившее, хотя бы и не желали, но сознательно допускало, что посягает на основные политические или хозяйственные завоевания пролетарской революции.

Первый Уголовный кодекс РСФСР не содержал термина "измена Родине". Это объясняется отнюдь не тем, что Советское государство недооценивало необходимости борьбы со столь тяжким и опасным преступлением, как государственная измена. Представляется, что на первых порах законодательные органы молодой Советской Республики считали преждевременным устанавливать ответственность за измену "государству", "Родине", так как шел процесс становления и развития нового государства[11] .

Понятие "государственная измена", как правило, включает в себя посягательство на внешнюю безопасность страны. Между тем внешняя безопасность Советской России была неразрывно связана с ее внутренним политическим положением. Интервенция и блокада в одинаковой мере служили и орудием иностранного вмешательства, и средствами внутренней контрреволюции. Поэтому советское законодательство не выделяло "изменнических" действий из общей системы контрреволюционных преступлений.

В условиях того периода понятие государственной измены неизбежно получало "иное и более широкое значение, охватывая не только посягательства на внешнюю безопасность Союза, но и посягательства на его внутреннее политическое устройство, поскольку эти посягательства осуществляются при помощи внешних сил".

С какой бы целью ни совершались изменнические действия, они заведомо для их исполнителя содержали в себе посягательство на завоевания пролетарской революции или на самое существование пролетарского государства, а потому полностью охватывались общим определением контрреволюционного преступления[12] .

Не употребляя термина "измена Родине", Уголовный кодекс РСФСР устанавливал ряд норм об ответственности за изменническую деятельность

К воинской измене закон относил военный шпионаж, совершенный военнослужащим.

Анализ приведенных положений позволяет сделать вывод о том, что Уголовный кодекс давал сравнительно четкие нормы об изменнических преступлениях.

Большое внимание кодекс уделял борьбе со шпионажем. Ответственность за шпионаж устанавливалась ст. 66. Шпионажем считалось участие в передаче, сообщении, или похищении, или собирании сведении, имеющих характер государственной тайны, в особенности военных, иностранным державам или контрреволюционным организациям в контрреволюционных целях или за вознаграждение. Часть вторая этой статьи предусматривала ответственность за "оглашение тех же сведений, при отсутствии контрреволюционных или корыстных целей и неосведомленности о возможных последствиях таковой деятельности".

Кроме того, Уголовный кодекс, в ст. 213 давал понятие военного шпионажа и устанавливал ответственность за него. Военным шпионажем закон считал агентурное обслуживание неприятельской армии путем собирания и передачи неприятелю всякого рода сведений, осведомленность в которых может способствовать неприятелю в его враждебных действиях против Республики.

Согласно ст. 66 УК субъектом шпионажа мог быть любой гражданин, за исключением военнослужащего Советской Армии, ответственность которого предусматривалась ст. 213[13] .

Объектом шпионажа являлась внешняя безопасность СССР, а непосредственным предметом посягательства-сведения, имеющие характер государственной, в особенности военной тайны. Что же касается военного шпионажа, то предметом его являлись не вообще военные сведения, а лишь такие, "осведомленность в коих может способствовать неприятелю".

Следовательно, экономическая тайна, а также иные сведения, оглашение которых могло причинить ущерб Советской Республике, не были включены в предмет шпионажа.

Но это не означало, что шпионаж, направленный на получение экономических и иных сведений, оставался безнаказанным.

Отсутствие нормативного акта, определяющего перечень либо характер сведений, относящихся к государственной и роенной тайне, а также формулировка диспозиций ст. 66 и 213 УК позволяли расширительно толковать предмет данного преступления.

Экономические и иные сведения в зависимости от их характера могли относиться к государственной либо военной тайне. Объективной стороной шпионажа являлись действия, выразившиеся в передаче, сообщении, похищении, собирании сведений; ч. 2 ст. 66 относила к объективному признаку шпионажа оглашение сведений.

Оставалась безнаказанной организационная деятельность, направленная к совершению шпионажа. Закон не учитывал, что шпионажу, как правило, предшествует довольно продолжительная организационная и подготовительная шпионская деятельность.

До того как шпион приступит к передаче, сообщению, собиранию или похищению сведений, он должен знать, что собирать, как собирать, кому и через кого передавать.

Объективная сторона военного шпионажа заключалась в агентурном обслуживании неприятельских армий путем собирания и передачи сведений. Однако слово "неприятельская" закон употребил неправильно. Оно предполагает военное состояние, а не мирное, тогда как шпион в мирное время ведет свою подготовительную работу на случай войны. Ответственность за эту опасную преступную деятельность должна наступать не только в военное, но и в мирное время.

Для того чтобы считать преступление законченным, было достаточно собрать или похитить соответствующие сведения. Следовательно, момент окончания преступления не совпадал с моментом его материального завершения - передачей государственной тайны иностранному государству или контрреволюционной организации.

Субъективная сторона этого преступления выражалась в форме как прямого, так и эвентуального умысла. Цель могла быть как контрреволюционной, так и корыстной.

На допустимость прямого контрреволюционного умысла в действиях свидетельствовало указание в ст. 66 УК на контрреволюционную цель. О возможности косвенного контрреволюционного умысла говорило то, что ответственность за собирание указанных в законе сведений наступала и в том случае, если эта деятельность совершалась за вознаграждение.

Что же касается ч. 2 ст. 66 УК, то в ней был сконструирован состав не контрреволюционного, а должностного преступления, субъективная сторона которого могла выражаться даже в неосторожности.

Обращает на себя внимание тот факт, что в ст. 66 и 213 УК РСФСР была недостаточно четко сформулирована цель совершения шпионажа: "в контрреволюционных целях или за вознаграждение". Поэтому возникал вопрос, как быть с лицом, которое стало на путь шпионажа в результате шантажа, угроз или иных форм домогательства? По буквальному смыслу ст. 66 в таких случаях виновное лицо нельзя было привлекать к уголовной ответственности.

К недостаткам ст. ст. 66 и 213 УК РСФСР 1922 года относится неполное перечисление ими ведомств и организаций, занимающихся сбором шпионских материалов: иностранные державы, контрреволюционные организации и неприятельские армии. В частности, закон не упоминал агентуры иностранных держав, контрреволюционных организаций и неприятельских армий. Такое уточнение внесено лишь в 1958 году.

Статьи 66 и 213 имели и другие недостатки. Однако, несмотря на отдельные недочеты диспозиций приведенных выше статей, Уголовный кодекс РСФСР 1922 года сыграл большую роль в борьбе с таким тяжким преступлением, каким является шпионаж.

После объединения советских республик в единое государство и образования общесоюзной армии возникла необходимость принять общесоюзное положение о воинских преступлениях. Оно было утверждено постановлением ЦИК СССР от 31 октября 1924 г. В Положении устанавливалась единая ответственность на территории всей страны за военный шпионаж.

В ст. 16 Положения содержалось определение военного шпионажа: собирание, сообщение, передача сведений иностранным правительствам, контрреволюционным организациям и неприятельским армиям о Вооруженных Силах и об обороноспособности Союза ССР. Военный шпионаж карался высшей мерой наказания[14] .

Менее года после этого, 14 августа 1925 г., было принято постановление ЦИК и СНК СССР, касающееся шпионажа вообще, а не только военного, как это было ранее. Здесь же была установлена ответственность за собирание и передачу экономических сведении, не подлежащих оглашению.

В постановлении от 14 августа 1925 г. наиболее полно и четко определялось понятие шпионажа. Статья 1 постановления гласила: "Шпионаж т. е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, - влекут за собой в качестве меры социальной защиты лишение свободы на срок не менее трех лет, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов государства, - расстрел".

В примечании к этой статье указывалось, что специально охраняемой государственной тайной считаются сведения, перечисленные в особом перечне, утверждаемом СНК СССР, и что в отношении военного шпионажа сохраняет силу ст. 16 Положения о воинских преступлениях[15] .

В ст. 2 постановления от 14 августа 1925 г. устанавливалась ответственность за "экономический шпионаж" (собирание экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или по распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, и передача их за вознаграждение или безвозмездно организациям и лицам, указанным в законе ), и влекли за собой лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой на срок до трех лет.

Таким образом, в определение понятия шпионажа были внесены значительные изменения, которые выражались в следующем:

1) из понятия "шпионаж" были исключены мотивы его совершения, ограничивавшие возможность привлечения за шпионаж лиц, совершивших шпионские действия из мести, ненависти и т. п. причин. Новая формулировка устанавливала, что за шпионаж следует привлекать независимо от мотивов его совершения;

2) в законе подчеркивалось, что предметом шпионажа могут быть лишь сведения, являющиеся специально охраняемой государственной тайной.

Поэтому возникла необходимость в законодательной регламентации такого перечня Сведений. Он и был утвержден СНК СССР 27 апреля 1926 г.

Важной вехой в развитии советского уголовного законодательства стали новые уголовные кодексы союзных республик, принятые в 1926-1928 гг.

Однако составы контрреволюционных преступлений, в том числе измена Родине и шпионаж, вошли в эти кодексы в действовавшей ранее редакции с отдельными технико-терминологическими изменениями впредь до утверждения общесоюзного Положения о государственных преступлениях[16] .

Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) было утверждено ЦИК Союза ССР 25 февраля 1927 г. и полностью включено в Особенную часть уголовных кодексов союзных республик.

Определение понятия шпионажа осталось прежним. Диспозиция же статей, устанавливающих ответственность за изменнические действия, подверглась существенным изменениям.

К изменническим преступлениям Положение относило следующие деяния:

а) сношения в контрреволюционных целях с иностранными государствами или отдельными его представителями;

б) способствование враждующему государству;

в) склонение иностранного государства к враждебным действиям;

г) оказание помощи международной буржуазии и содействие враждебным организациям;

д) захват власти в центре или на местах;

е) воинская измена;

ж) шпионаж.

Одной из основных форм изменнической контрреволюции Положение о государственных преступлениях считало сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями.

Ответственность за это преступление предусматривалась ст. 3 Положения о преступлениях государственных. Диспозиция закона охватывала все возможные формы сношений с иностранным государством или отдельными его представителями, направленных к свержению, подрыву и ослаблению власти рабоче-крестьянских Советов.

К этому преступлению могли быть отнесены любые обращения к иностранным государствам.

Статья 3 Положения предусматривала ответственность за способствование, каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с СССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады. Составом этого преступления охватывалось всякое прямое и косвенное содействие иностранному государству после начала войны, интервенции или блокады.

Статья 5 Положения устанавливала ответственность за склонение иностранного государства и каких - либо существующих в нем общественных групп к враждебным действиям против СССР. Склонение включало в себя не только активный призыв к неприязненным действиям, но и такие деяния, как подкуп, шантаж, уговоры, использование фальшивых документов и т.п[17] .

Положение о преступлениях государственных устанавливало не в порядке ссылочной нормы, как это было в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года, а в виде самостоятельного состава преступления ответственность за оказание помощи международной буржуазии и содействие враждебным организациям.

Кроме разобранных выше видов изменнической деятельности ряд преступлений устанавливался Положением о воинских преступлениях, предусматривающим отдельные виды воинской измены, а именно воинский шпионаж и переход на сторону врага.

21 ноября 1929 г в уголовное законодательство, устанавливающее ответственность за изменнические преступления, были внесены дополнения постановлением Президиума ЦИК СССР "Об объявлении вне закона должностных, лиц - граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР".

Это постановление предусматривало, что отказ гражданина СССР - должностного лица государственного учреждения или предприятия, действовавшего за границей, на предложение органов государственной власти вернуться в пределы Союза ССР рассматривается как перебежка в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и квалифицируется как измена. Лицо, отказавшееся вернуться, объявлялось вне закона.

Признание лица вне закона согласно ст. 4 этого постановления производилось Верховным Судом СССР и влекло за собой конфискацию всего имущества осужденного и расстрел через 24 часа после удостоверения его личности. Закон этот имел обратную силу.

Таким образом, впервые (после Положения о революционных трибуналах 1919 года) термин «измена» появился в советском законодательстве спустя 10 лет, в конце 1929 года. Этот закон устанавливал ответственность лишь за одну из многих форм измены Родине - отказ гражданина СССР (должностного лица) вернуться в пределы СССР - и не охватывал иные действия, совершенные в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости или неприкосновенности территории. Постановлением ЦИК СССР от 8 июня 1934 г. Положение о преступлениях государственных было дополнено " статьями об измене Родине".

Закон от 8 июня 1934 г. установил, что изменником является не только должностное лицо, отказавшееся вернуться в СССР, либо гражданин СССР, занимавшийся шпионажем, но и тот, кто сообщает врагу сведения, являющиеся по своему содержанию государственной тайной. Изменником являлось согласно этому закону и лицо, совершившее переход на сторону врага либо бежавшее или перелетевшее за границу.

В этом законе устанавливались две формы, два вида измены: измена Родине, совершенная гражданином СССР, не являющимся военнослужащим, и измена, совершенная военнослужащим. Последний вид измены являлся согласно закону более опасным, квалифицированным видом, влекущим повышенную ответственность.

Закон охватывал почти все изменнические действия граждан СССР, им фактически были поглощены составы воинской измены, перехода на сторону неприятеля, сдачи неприятелю начальником вверенных ему сил, самовольного отступления начальника от данных ему для боя распоряжений в целях способствования неприятелю.

В Законе от 8 июня 1934 г. отсутствовала четкая формулировка субъективной стороны состава преступления, не указано, что изменой Родине могут быть признаны лишь умышленные действия граждан СССР, совершенные в ущерб внешней безопасности СССР. Тем самым закон давал основания расширительно толковать понятие измены[18] .

Закон не только устанавливал ответственность изменников Родины, но и в противоречии с основными принципами советского уголовного права предусматривал наказание для членов семьи изменника, совместно с ним проживавших, даже при условии, что они не только не способствовали готовящейся или совершенной измене, но и не знали о ней.

Норма об ответственности родственников, неприкосновенных к измене, была совершенно необычной для советского права. Она противоречила духу, всем демократическим принципам советского законодательства.

Эти принципы ясно и четко были отражены в ст. 6 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 года, которая устанавливала, что уголовное наказание применяется лишь в отношении лиц, виновных в совершении преступления.

Постановлением ЦИК Союза ССР от 10 июля 1934 г "О рассмотрении дел о преступлениях, расследуемых Народным комиссариатом внутренних дел Союза ССР и его местными органами" для разбора дел о контрреволюционных преступлениях были учреждены особые суды - спецколлегии. Они были организованы в Верховном Суде Союза ССР, верховных судах союзных и автономных республик, краевых, областных и окружных судах[19] .

Специальные судебные коллегии в отличие от общих судов рассматривали дела в составе председательствующего и двух членов суда, т. е. без участия народных заседателей.

Этим же постановлением устанавливалось, что дела об измене Родине, шпионаже, терроре, взрывах, поджогах и иных видах диверсии подлежали рассмотрению лишь Военной кол Верховного Суда Союза ССР и военными трибуналами округов по подсудности. Таким образом, от рассмотрения дел о государственных преступлениях были устранены представители советской общественности - народные заседатели.

Не ограничившись этим, Сталин, Молотов, Каганович приняли меры к учреждению внесудебного порядка рассмотрения дел о государственных преступлениях. Так, по предложению Кагановича, упомянутым постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г.

При Народном Комиссаре внутренних дел СССР было образовано особое совещание, которому предоставлялось право применять в административном порядке высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовом лагере к лицам, признанным общественно опасными.

Кроме принятия чрезвычайных уголовных и уголовно-процессуальных законов, в этот же период появился ряд других внесудебных органов: различные комиссии, всевозможные "тройки" В отличие от особого совещания, действовавшего в центре, "тройки". В отличие от особого совещания, действовавшего в центре, "тройки" действовали на местах в автономных республиках, краях, областях и даже в отдельных районах, как, например, на Колыме, входившей в то время в состав Дальневосточного края.

Постановление ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. повысило максимальный срок лишения свободы за измену Родине и шпионаж с 10 до 25 лет. При этом законодательные акты были сформулированы так, что суду предоставлялось право по таким преступлениям, как измена Родине и шпионаж, применять лишь смертную казнь либо определять лишение свободы сроком на 25 лет[20] .

Период Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков характеризуется значительным усилением борьбы с изменниками Родины, шпионами и другими опасными государственными преступниками. Это нашло отражение в ряде новых законодательных актов.

При этом Положение о преступлениях государственных, устанавливавшее ответственность за измену Родине и шпионаж, формально не подверглось изменениям или дополнениям, так как путем издания новых законодательных актов обеспечивалось ведение борьбы со шпионами, диверсантами, террористами и отдельными гражданами, изменившими Родине, перешедшими на сторону врага. Однако, нельзя согласиться с высказанными в советской юридической литературе положениями, что "статьи о контрреволюционных преступлениях Положения о преступлениях государственных … не подвергались во время воины никаким изменениям или дополнениям"21 и что усиление борьбы с контрреволюционными преступлениями в этот период "не привело к каким-либо изменениям или дополнениям Положения о преступлениях государственных 1927 года".

Действительно, формально каких-либо изменений в Положение о преступлениях государственных не было внесено. Однако по вполне понятным причинам в тот период был издан ряд законодательных актов, которыми были введены новые виды наказаний, ранее не предусмотренные как Положением о преступлениях государственных, так и Основными началами уголовного законодательства СССР. Была изменена также подсудность дел этой категории.

Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. "О военном положении" было определено правовое положение местностей, объявленных на военном положении, расширена подсудность военных трибуналов. Было установлено, что в местностях, объявленных на военном положении, все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, подсудны военным трибуналам. Приговоры кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора[21] .

Когда немецко-фашистские захватчики подошли к Москве, пытаясь захватить ее, было введено в Москве и прилегающих к ней районах осадное положение. В связи с этим шпионы, провокаторы и другие агенты врага, призывавшие к нарушению общественного порядка, подлежали немедленному преданию суду военного трибунала и расстреливались на месте.

Оккупировав часть территории СССР, гитлеровские войска творили чудовищные злодеяния: истязали и убивали мирных советских граждан, в том числе стариков и детей, насиловали женщин, грабили имущество, учиняли погромы, пытали пленных красноармейцев. В целях усиления борьбы с подобными преступлениями 19 апреля 1943 года Президиум Верховного Совета СССР издал специальный Указ о мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников. Этот Указ устанавливал такой вид смертной казни, как повешение, и лишение свободы в виде каторжных работ.

Кроме того, вводя различие между изменниками Родины и пособниками врагу, Указ устанавливал наказание для тех пособников из местного населения, которые уличались в оказании содействия фашистским злодеям в совершении расправ и насилия над гражданским населением и пленными красноармейцами.

Вместе с тем Пленум обратил внимание на то, что не подлежали привлечению к уголовной ответственности:

а) советские граждане, занимавшие административные должности при немцах, если будет установлено, что они оказывали помощь партизанам, подпольщикам и частям Красной Армии или саботировали выполнение требований немецких властей, помогали населению скрывать запасы продовольствия и имущество или другими способами содействовали борьбе с оккупантами;

б) мелкие служащие административных учреждений, рабочие и специалисты занимавшиеся своей профессией (врачи, ветеринары, агрономы, инженеры, учителя и т. п.), если они не совершили каких-либо конкретных преступных действий[22] .

Руководствуясь указанными выше законодательными актами и разъяснениями Пленума Верховного Суда Союза ССР, органы государственной безопасности, прокуратуры и военной юстиции провели в период Великой Отечественной войны значительную работу по борьбе с изменниками Родины и шпионами. Бдительность советских людей, самоотверженная работа органов государственной безопасности предотвратили многие изменнические и шпионские действия.

Те же, кто совершил подобные деяния, как правило, выявлялись, предавались суду и получили заслуженное наказание Изменниками Родины, заклятыми врагами своего народа оказались в дни войны буржуазные националисты на Украине и в прибалтийских советских республиках. Своей шпионской, изменнической деятельностью они помогали осуществлению преступных планов фашистских захватчиков против советского народа Разгромленные и пойманные, они понесли заслуженное наказание.

Победоносное окончание Великой Отечественной войны позволило принять ряд законодательных актов, смягчающих ответственность за государственные преступления[23] .

Историческая победа советского народа над врагом показала не только возросшую мощь Советского государства, но и прежде всего исключительную преданность Родине, своему правительству всего населения СССР.

Учитывая эти обстоятельства, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 26 мая 1947 г. отменил в мирное время смертную казнь, в том числе и за такие преступления, как измена Родине и шпионаж.

В настоящее время, за последние годы число дел, связанных с государственной изменой и шпионажем, выросло. Обострение борьбы спецслужб за информацию вполне объяснимо. Информация - одно из главных богатств страны. На информационный ресурс опирается руководство страны в управленческой деятельности, при принятии ответственных решений. По своей ценности он сравним с нашими природными богатствами, поскольку интеллектуальный потенциал нашего общества исключительно высок. Сбор информации в наши дни зачастую упирается в проблему обработки и анализа официальной информации, которая благодаря деструктивной власти СМИ циркулирует по информационным каналам, начиная с газет и телепрограмм, заканчивая набирающей силу сетью интернет.

С уходом биполярного мира изменилось и понимание основного противника контрразведки - зарубежных спецслужб. Раньше понятие о враге было совершенно четким и однонаправленным, если речь шла о капиталистической стране. Сегодня поле взаимных интересов спецслужб все больше и больше расширяется. Мы объединяем усилия в борьбе с терроризмом, организованной преступностью, коррупцией, незаконным оборотом оружия, несанкционированным обращением расщепляющихся материалов и в других сферах. Наблюдается объединительная тенденция разведслужб в борьбе с теми проблемами и общественно-опасными деяниями, которые в равной мере касаются всех стран, независимо от их политической ориентации, экономического положения, состояния с правами человека и целым рядом других. XXI век, по общему мнению, повлечет дальнейшее объединение спецслужб в борьбе с названными явлениями. Однако есть сферы, где усилия спецслужб никогда не объединятся. Разведка и контрразведка всегда пытались и пытаются получить информацию о другой стране. Любое государство склонно расширить свой информационный потенциал, потому что только тогда его руководители могут адекватно принять управленческое решение. Неслучайно в законе "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (1995 г.) первая функция, которая возложена на Службу (п. "а" ст. 12) - "информировать президента и председателя правительства России и по их поручению федеральные органы государственной власти, а также органы государственной власти субъектов РФ об угрозах безопасности Российской Федерации"[24] .

1.2 Понятие режима защиты Государственной тайны и его содержание, органы, защищающие государственную тайну

Государственная тайна – это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации.

Отнесение тех или иных сведений к государственной тайне продиктовано необходимостью обеспечения безопасности государства, что влечет за собой законодательное ограничение права граждан, закрепленного в ст. 29 (ч.ч. 1, 4) Конституции Российской Федерации о том, что каждому гарантируется свобода мысли и слова. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом[25] . При этом эта же статья содержит указание на то, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Понятие обеспечения безопасности государства весьма широко. Имеется в виду обеспечение безопасности в военной сфере, в сфере науки и техники, экономической безопасности, безопасности во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности РФ, безопасности в разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности. Государство призвано защищать своих граждан, себя, свой конституционно-правовой строй от каких-либо посягательств как внешних, так и внутренних врагов. Одним из главных методов такой государственной защиты является отнесение сведений из той или иной указанной сферы к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и их защитой. В связи с отнесением сведений из указанных областей к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и их защитой, возникают правовые отношения. Правоотношения - это отношения, которые порождают взаимные права и обязанности участвующих в них сторон. Например, отнесение сведений к государственной тайне влечет обязанность должностных лиц, государственных органов, имеющих к ним доступ, граждан, получивших к ним доступ, не разглашать эти сведения неопределенному кругу лиц. Главной и определяющей целью законодательства о государственной тайне является задача - избежать возникновения угрозы для безопасности РФ. Угроза безопасности есть совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Перечень сведений составляющих государственную тайну составляют:

1) сведения в военной области:

-о содержании стратегических и оперативных планов, документов боевого управления по подготовке и проведению операций, стратегическому,

оперативному и мобилизационному развертыванию Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, предусмотренных Федеральным законом “Об обороне”, об их боевой и мобилизационной готовности, о создании и об использовании мобилизационных ресурсов;

-о планах строительства Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск Российской Федерации, о направлениях развития вооружения и военной техники, о содержании и результатах выполнения целевых программ, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения и военной техники;

- о разработке, технологии, производстве, об объемах производства,

- о хранении, об утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов, используемых в ядерных боеприпасах, о технических средствах и (или) методах защиты ядерных боеприпасов от несанкционированного применения, а также о ядерных энергетических и специальных физических установках оборонного значения;

- о тактико-технических характеристиках и возможностях боевого применения образцов вооружения и военной техники, о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;

- о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности режимных и особо важных объектов, об их проектировании, строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для их объектов;

-о дислокации, действительных наименованиях, об организационной структуре, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и (или) оперативной обстановке[26] ;

2) сведения в области экономики, науки и техники:

-о содержании планов подготовки Российской Федерации и ее отдельных регионов к возможным военным действиям, о мобилизационных мощностях промышленности по изготовлению и ремонту вооружения и военной техники, об объемах производства, поставок, о запасах стратегических видов сырья и материалов, а также о размещении, фактических размерах и об использовании государственных материальных резервов;

- об использовании инфраструктуры Российской Федерации в целях обеспечения обороноспособности и безопасности государства;

-о силах и средствах гражданской обороны, о дислокации, предназначении и степени защищенности объектов административного управления, о степени обеспечения безопасности населения, о функционировании транспорта и связи в Российской Федерации в целях обеспечения безопасности государства;

-об объемах, о планах (заданиях) государственного оборонного заказа, о выпуске и поставках (в денежном и натуральном выражении) вооружения, военной техники и другой оборонной продукции, о наличии и наращивании мощностей по их выпуску, о связях предприятий по кооперации, о разработчиках или об изготовителях указанных вооружения, военной техники и другой оборонной продукции;

-о достижениях науки и техники, о научно-исследовательских, об опытно-конструкторских, о проектных работах и технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение, влияющих на безопасность государства;

- об объемах запасов, добычи, передачи и потребления платины, металлов платиновой группы, природных алмазов, а также об объемах других стратегических видов полезных ископаемых Российской Федерации (по списку, определяемому Правительством Российской Федерации)[27] ;

3) сведения в области внешней политики и экономики:

- о внешнеполитической, внешнеэкономической деятельности Российской Федерации, преждевременное распространение которых может нанести ущерб безопасности государства;

-о финансовой политике в отношении иностранных государств (за

исключением обобщенных показателей по внешней задолженности), а также о финансовой или денежно-кредитной деятельности, преждевременное распространение которых может нанести ущерб безопасности государства

4) сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности:

-о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах

разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

- о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющих разведывательную, контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность;

-об организации, о силах, средствах и методах обеспечения безопасности объектов государственной охраны, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

-о системе президентской, правительственной, шифрованной, в том числе кодированной засекреченной связи, о шифрах, о разработке, об изготовлении шифров и обеспечении ими, о методах и средствах анализа шифровальных средств и средств специальной защиты, об информационно-аналитических системах специального назначения;

-о методах и средствах защиты секретной информации;

-об организации и о фактическом состоянии защиты государственной тайны;

-о защите государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

-о расходах федерального бюджета, связанных с обеспечением обороны, безопасности государства и правоохранительной деятельности в Российской Федерации;

-о подготовке кадров, раскрывающие мероприятия, проводимые в целях обеспечения безопасности государства[28] .

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с настоящим Законом.

Так, например, согласно п. 4 Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне утвержденного Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203) (с последующими изменениями и дополнениями) вопросы отнесения к государственной тайне сведений раскрывающих содержание документов по приведению войск в различные степени боевой готовности, о составе или состоянии систем управления войсками - МВД России, МЧС России, Минобороны России, Минюст России, ФСБ России, ФСО России, ГУСП[29] .

Необходимость отнесения сведений к государственной тайне в соответствии с принципами засекречивания сведений должны обосновать органы государственной власти, предприятия, учреждения и организации, которыми эти сведения получены (разработаны). Если эти сведения подпадают под перечень сведений, подлежащих засекречиванию, действующем в данном органе, на данном предприятии, в данном учреждении и организации, то вопрос об их засекречивании решает руководитель данного органе, предприятия, учреждения, организации. При засекречивании этих сведений их носителям присваивается соответствующий гриф секретности. Указанное должностное лицо должно обладать полномочиями по засекречиванию сведений.

При невозможности идентификации полученных (разработанных) сведений со сведениями, содержащимися в действующем перечне, должностные лица органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций обязаны обеспечить предварительное засекречивание полученных (разработанных) сведений в соответствии с предполагаемой степенью секретности и в месячный срок направить в адрес должностного лица, утвердившего указанный перечень, предложения по его дополнению (изменению).

2. Органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, в соответствии с Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, разрабатываются развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию. В эти перечни включаются сведения, полномочиями по распоряжению которыми наделены указанные органы, и устанавливается степень их секретности. Так, например, приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 августа 1996 года N 055, как об этом прямо указано в его названии, утвержден Перечень сведений, подлежащих засекречиванию исключительно в Вооруженных Силах Российской Федерации. Этот Перечень разработан Министерством обороны Российской Федерации в пределах его компетенции, в соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации "О государственной тайне", согласно которой Министерство обороны Российской Федерации, в соответствии с Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, вправе было разработать развернутый Перечень сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации. Этот Перечень не предусматривает правил поведения граждан, а, согласно статье 1, предназначен для определения степеней секретности конкретных сведений, составляющих государственную тайну, и обращен лишь к тем должностным лицам Министерства обороны Российской Федерации, которые по роду своей деятельности к этому причастны[30] .

В рамках целевых программ по разработке и модернизации образцов вооружения и военной техники, опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ по решению заказчиков указанных образцов и работ могут разрабатываться отдельные перечни сведений, подлежащих засекречиванию. Это необходимо, поскольку, такие сведения, могут раскрывать существо новейших достижений в области науки и техники, и использоваться в создании принципиально новых изделий, технологических процессов в различных отраслях экономики, а также определять качественно новый уровень возможностей вооружения и военной техники, повышения их боевой эффективности. Несомненно, разглашение этих сведений может нанести ущерб интересам государства.

Эти перечни утверждаются соответствующими руководителями органов государственной власти. Если они содержат данные, разглашение которых может причинить ущерб государственным интересам, то содержание таких перечней засекречивается.

Таким образом можно отметить что в понятие государственной тайны входит не только защита информации в области безопасности государства, но и совокупность мер, применяемых в политической, экономической и других сферах деятельности, направленных на достижение данной защиты.

Полномочия органов государственной власти и должностных лиц в области отнесения сведений к государственной тайне и их защиты определены в соответствии с конституционным регулированием[31] . Во-первых, полномочий законодательной, исполнительной и судебной властей, а во-вторых, распределением предметов ведения между Российской Федерацией, ее субъектами и органами местного самоуправления.

Так предусмотренные комментируемой статьей полномочия Палаты Федерального Собрания:

- осуществлять законодательное регулирование отношений в области государственной тайны;

- рассматривать статьи федерального бюджета в части средств, направляемых на реализацию государственных программ в области защиты государственной тайны;

- определять полномочия должностных лиц в аппаратах палат Федерального Собрания по обеспечению защиты государственной тайны в палатах Федерального Собрания. При рассмотрении вопросов, связанных с государственной тайной в соответствии с Регламентами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации должны проводить закрытые заседания. При этом сведения, составляющие государственную и иную охраняемую законом тайну, обсуждаемые на закрытом заседании, разглашению и распространению не подлежат. Председательствующий на закрытом заседании палаты в начале указанного заседания уведомляет депутатов Государственной Думы (членов Совета Федерации) и приглашенных лиц об основных правилах проведения закрытого заседания, о степени секретности обсуждаемых на нем сведений и предупреждает об ответственности за разглашение и распространение сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну. Стенограмма закрытого заседания Государственной Думы, а также документы, имеющие отношение к рассматриваемым на указанном заседании вопросам, учетные данные электронной системы о регистрации депутатов Государственной Думы и результаты их голосования, в том числе поименного, хранятся в структурном подразделении по защите государственной тайны Аппарата Государственной Думы в режиме секретного документа. Ознакомление депутатов Государственной Думы со стенограммой закрытого заседания Государственной Думы и с приобщенными к ней материалами производится в указанном подразделении Аппарата Государственной Думы под расписку[32] .

Президентские полномочия также предопределены его статусом и полномочиями, предусмотренными Конституцией РФ. Во исполнение своих полномочий Президентом РФ утвержден Перечень должностных лиц органов государственной власти, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне (утв. распоряжением Президента РФ от 16 апреля 2005 г. N 151-рп). Указом Президента РФ от 9 марта 1996г. N 346 была введена Государственная программа обеспечения защиты государственной тайны в Российской Федерации на 1996-1997 годы, срок действия которой, впоследствии, продлялся. Основные задачи программы были определены следующие:

- формирование нормативно-правовой базы системы защиты государственной тайны;

- совершенствование структуры, материально-технического и кадрового обеспечения системы защиты государственной тайны;

- проведение научных исследований и технических разработок в интересах осуществления мероприятий по защите государственной тайны.[33]

Данная программа разработана и внедрена для планового, поступательного достижения ее основной цели - совершенствования системы защиты государственной тайны на основе создания и внедрения в практику механизма реализации Закона Российской Федерации "О государственной тайне".

Правовой основой полномочий Правительства РФ в области отнесения сведений к государственной тайне и их защиты является полномочие, предусмотренное Конституцией РФ, накладывающее на Правительство РФ обязанность принимать меры по обеспечению обороны страны и государственной безопасности. Все остальные перечисленные полномочия Правительства РФ, предусмотренные ст. 114 Конституции РФ, так или иначе, связаны с необходимостью применения государственной тайны. Так, например, согласно п. 4 ст. 5 закона к сведениям, составляющим государственную тайну, относятся сведения о расходах федерального бюджета, связанных с обеспечением обороны, безопасности государства и правоохранительной деятельности в Российской Федерации а согласно п. 3 этой же статьи к сведениям, составляющим государственную тайну, относятся сведения о финансовой политике в отношении иностранных государств (за исключением обобщенных показателей по внешней задолженности), а также о финансовой или денежно-кредитной деятельности, преждевременное распространение которых, может нанести ущерб безопасности государства[34] . Полномочия Правительства Российской Федерации в области отнесения сведений к государственной тайне и их защиты условно можно подразделить на две группы: полномочия Правительства, при реализации которых, оно само издает нормативно-правовые акты и полномочия Правительства, реализуя которые, оно подготавливает проекты нормативно-правовых актов, издаваемых иными органами государственной власти. Кроме изложенных в п. 3 комментируемой статьи содержатся следующие полномочия Правительства Российской Федерации в области отнесения сведений к государственной тайне и их защиты:

- по представлению на утверждение Президенту Российской Федерации состава, структуры межведомственной комиссии по защите государственной тайны и положение о ней. Данное полномочие реализовалось в издании Президентом РФ Указа, которым утверждено Положение о Межведомственной комиссии по защите государственной тайны (утв. Указом Президента РФ от 6 октября 2004 г. N 1286);

- по установлению порядка разработки Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне. Данное полномочие реализовалось в утверждении постановлением Правительства РФ от 23 июля 2005 г. N 443 Правил разработки перечня сведений, отнесенных к государственной тайне. Эти Правила, определяют порядок разработки перечня сведений, отнесенных к государственной тайне. Данным нормативным актом определен следующий порядок разработки перечня сведений, отнесенных к государственной тайне: Органы государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, представляют в Межведомственную комиссию по защите государственной тайны предложения о включении сведений в проект перечня в соответствии со своей компетенцией, перечнем сведений, составляющих государственную тайну, предусмотренным статьей 5 настоящего Закона и методическими рекомендациями Межведомственной комиссии по защите государственной тайны.[35] Разработка указанных предложений осуществляется с учетом экспертной оценки экономических и иных последствий отнесения сведений к государственной тайне. Проект перечня формируется Межведомственной комиссией по защите государственной тайны и вносится в установленном порядке в Правительство Российской Федерации. В проекте перечня указываются органы государственной власти, наделяемые полномочиями по распоряжению сведениями, содержащимися в проекте перечня. Межведомственная комиссия по защите государственной тайны осуществляет координацию деятельности органов государственной власти по подготовке предложений о включении сведений в проект перечня. Внесение изменений в перечень осуществляется в аналогичном порядке.

Вместе с тем, в законе «О государственной тайне» органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления во взаимодействии с органами защиты государственной тайны, расположенными в пределах соответствующих территорий:

- обеспечивают защиту переданных им другими органами государственной власти, предприятиями, учреждениями и организациями сведений, составляющих государственную тайну, а также сведений, засекречиваемых ими;

- обеспечивают защиту государственной тайны на подведомственных им предприятиях, в учреждениях и организациях в соответствии с требованиями актов законодательства Российской Федерации;

- обеспечивают в пределах своей компетенции проведение проверочных мероприятий в отношении граждан, допускаемых к государственной тайне;

- реализуют предусмотренные законодательством меры по ограничению прав граждан и предоставлению льгот лицам, имеющим либо имевшим доступ к сведениям, составляющим государственную тайну;

- вносят в полномочные органы государственной власти предложения по совершенствованию системы защиты государственной тайны.

Органы судебной власти в области отнесения сведений к государственной тайне и их защиты рассматривают уголовные и гражданские дела о нарушениях законодательства Российской Федерации о государственной тайне. Гражданскими делами о нарушениях законодательства Российской Федерации о государственной тайне, как правило, являются иски о восстановлении на работе лиц, уволенных в связи с прекращением доступа к сведениям, составляющим государственную тайну, а также заявления об оспаривании действий государственных органов и должностных лиц в связи с отказом в выезде за границу. Уголовные дела связаны с наличием уголовной ответственности за преступления, направленные против безопасности государства, его конституционного строя и соответственно защищенности сведений, составляющих государственную тайну. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за следующие правонарушения в области защиты государственной тайны: ст. 275. Государственная измена, ст. 276. Шпионаж, ст. 283. Разглашение государственной тайны, ст. 284. Утрата документов, содержащих государственную тайну. Описание составов данных преступлений содержится в разделе X УК РФ (Преступления против государственной власти)[36] .

В данной главе мы дали общую характеристику режиму защиты государственной тайны, ее определение, раскрыли содержание и полномочия органов власти. Я считаю, что данная сфера является важнейшей в области обеспечения безопасности страны и защиты ее интересов. Регулирование данного вопроса достаточно четко распределено между ветвями власти, что обеспечивает надежную реализацию защиты информации и других объектов государственной тайны.


Глава 2. Классификация преступлений по нарушению государственной тайны, их квалификация и уголовная ответственность за них

2.1 Классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства

преступление государственная тайна шпионаж

Главой 29 открывается раздел о преступлениях против государственной власти. Родовым объектом этих преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в цело, а также её отдельных институтов и органов. Этот объект складывается из следующих компонентов (составных частей): основы конституционного строя и безопасности государства; обеспечение нормального функционирования органов государственной власти, государственной службы и органов местного самоуправления; независимость и нормальное функционирование судебных органов; нормальное функционирование органов исполнительной власти в сфере управленческой деятельности. Эти компоненты выступают в качестве видовых (групповых) объектов отдельных групп однородных преступлений.

Таким образом, мы уяснили, что основы конституционного строя и безопасности государства выступают видовым объектом государственных преступлений. Основы конституционного строя определены в главе 1 Конституции, закрепляющей исходные принципы конституционного строя, экономических отношений, политической системы общества[37] .

В зависимости от представления непосредственных объектов преступлений существуют различные взгляды на классификацию преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». А. В. Наумов, предлагает следующую классификацию преступлений:

1) преступления, посягающие на внешнюю безопасность Российской Федерации: государственная измена (ст. 275 УК) и шпионаж (ст. 276 УК);

2) преступления, посягающие на легитимность государственной власти, т. е. направленные на насильственный захват или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации (ст. 278 УК); вооруженный мятеж (ст. 279 УК); публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК);

3) преступления, посягающие на конституционный принцип политического многообразия и многопартийности (как один из составляющих основы конституционного строя), — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК);

4) преступления, посягающие на экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации: диверсия (ст. 281 УК), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК), утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК);

5) преступления, посягающие на конституционный запрет разжигания расовой, национальной и религиозной розни (как один из составляющих основы конституционного строя), — возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК)[38] .

По нашему мнению, представленная классификация уязвима по ряду причин:

во-первых, не просматривается единое основание классификации, без чего она лишается научной четкости; во-вторых, преступления, предусмотренные в п. 2 (ст. 278— 280) посягают не на легитимность государственной власти, а на внутреннюю безопасность или политическую систему Российской Федерации. Легитимность, как «признание или подтверждение законности какого-либо права, полномочия»[39] , безусловно, страдает при совершении указанных преступлений. Однако их объектом является не она, а сама внутренняя безопасность как состояние защищенности конституционного строя от внутренних угроз. Вполне правомерно можно ставить вопрос о легитимности существующего конституционного строя вне ситуаций совершения преступлений указанной группы; в-третьих, было бы неточным относить разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК), к преступлениям, посягающим на экономическую безопасность и обороноспособность. Государственная тайна, как известно, имеет место не только в сферах экономики и обороны.

А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков предлагают классификацию преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», в основе которой, как полагают авторы классификации, должна лежать направленность источников угроз. «В обобщенной форме эти источники угроз могут быть извне, внутри страны, а также иметь место в экономической сфере. Источники угроз в экономике могут быть в принципе и извне, и внутри. Выделение и рассмотрение их отдельно обоснованно и актуально в связи с переходом России к новым общественно-экономическим отношениям. Причем речь идет о тех сферах экономики, где и в условиях рынка сохраняются монопольные права государства (на выпуск официальных денежных знаков, перемещение товаров и предметов через таможенную границу, контроль и преследование за выпуск фальшивых денежных знаков и т. п.). Именно эти сферы экономики, по мнению авторов классификации, должны защищаться уголовно-правовыми средствами путем указания признаков составов государственных преступлений, т.е. речь идет о государственной экономической безопасности».[40]

Соответственно источникам угроз родовой объект — основы конституционного строя и безопасности государства — авторы классификации делят на три непосредственных объекта: внешняя безопасность внутренняя, внутренняя безопасность и экономическая безопасность.

Таким образом, классификация преступлений главы 29 УК «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» представлена А.Н. Игнатовым, Ю.А. Красиковым в следующем виде:

Преступления, посягающие на внешнюю безопасность:

· государственная измена (ст. 275 УК);

· шпионаж (ст. 276 УК);

· разглашение государственной тайны (ст. 283 УК);

· утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК).

Преступления, посягающие на внутреннюю безопасность:

· посягательство на жизнь государственного или общественного

· деятеля (ст. 277 УК);

· насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК);

· вооруженный мятеж (ст. 279 УК);

· публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст. 280 УК);

· возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК).

· преступление, посягающее на экономическую безопасность: диверсия (ст. 281 УК)[41] .

2.2 Классификация государственной измены и шпионажа и уголовная ответственность

Государственная измена представляет собой враждебную деятельность гражданина Российской Федерации, осуществляемую совместно с иностранным государством, иностранной организацией или их представителями, направленную против внешней безопасности Российской Федерации.

Главная опасность при совершении этого преступления исходит извне, так как действия гражданина России направляются и поддерживаются силами и средствами иностранного государства или иностранных организаций, которые имеют в своем распоряжении мощные финансовые, технические и прочие ресурсы. Это своеобразная форма соучастия гражданина России и представителей иностранных государств или организаций в проведении враждебной деятельности против Российской Федерации.

Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории - записано в Конституции (ч. 3 ст. 4). Это конституционное положение является правовой основой установления уголовной ответственности за ущерб внешней безопасности страны.

Объектом государственной измены является внешняя безопасность страны. Внешняя безопасность характеризуется состоянием защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних угроз. В свою очередь, жизненно важные интересы это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет, территориальная целостность[42] .

Суверенитет - это независимость, верховенство и полная самостоятельность государства в решении своих внешних и внутренних вопросов.

Территориальная неприкосновенность означает неотторжимость территории государства без разрешения его высших органов власти.

Обороноспособность предполагает наличие политического, экономического, военного и морального потенциала страны, который последняя может использовать для защиты от внешнего нападения.

Государственная измена может совершаться в форме шпионажа, выдачи государственной тайны или ином оказании помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Ф., являясь старшим научным сотрудником особо важного учреждения Минобороны России, имел доступ к секретным и совершенно секретным сведениям, составляющим государственную тайну. Будучи осведомленным, о проявляемом иностранными спецслужбами интересе к тематике решаемых его учреждением вопросов, в поисках источников получения иностранной валюты для последующего выезда на постоянное жительство за границу, Ф. сумел войти в контакт с сотрудником посольской резидентуры ЦРУ, работавшим под прикрытием дипломатической должности. Проинформировав его о своих возможностях, Ф. получил от него официальное предложение о сотрудничестве. Выразив согласие, Ф. на одной из назначенных ему конспиративных встреч передал представителю иностранной разведки собранные им секретные и особо секретные сведения об интересовавшем иностранную разведку изделии и направлениях его дальнейшей разработки. Тогда же Ф. получил присвоенный ему оперативный псевдоним, инструкции об условиях и порядке связи, а также денежное вознаграждение.

Действия Ф. квалифицированы по статье 275 УК РФ как государственная измена в форме шпионажа путем выдачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну в ущерб внешней безопасности Российской Федерации[43] .

В УК РСФСР были предусмотрены семь форм измены: переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы, оказание помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности против СССР, а равно заговор с целью захвата власти.

Переход на сторону врага предполагал совершение этого деяния в период войны или в боевой обстановке. УК не называет военное время и боевую обстановку в качестве признаков состава преступления.

Бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы по существу не были формами измены, а лишь способами совершения указанного преступления. Буквальное толкование этих форм как перемещение гражданина СССР на территорию иностранного государства или отказ возвратиться на территорию СССР противоречило понятию измены Родине как враждебной деятельности гражданина СССР совместно с внешним противником и не позволяло отграничить это преступление от незаконного выезда из страны (ст. 83 УК РСФСР)[44] .

В УК эта форма государственной измены отменена.

Не вписывалась полностью в признаки измены и такая ее форма, как заговор с целью захвата власти. В тех случаях, когда заговорщики осуществляют свою деятельность совместно с иностранным государством или иностранной организацией, их действия образуют состав государственной измены. Но когда заговорщики действуют, не контактируя с иностранными государствами или иностранными организациями, заговор не содержит признаков государственной измены.

Важное изменение внесено в содержание таких форм измены, как выдача государственной тайны и оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. В УК РСФСР в качестве адресата выдачи и оказания помощи называлось только иностранное государство и не назывались иностранные организации или их представители[45] .

В УК речь идет не только об иностранном государстве, но и об иностранных организациях или их представителях.

Отличие шпионажа от выдачи государственной тайны состоит в том, что шпионаж выражается в передаче, а равно в собирании, похищении или хранении с целью передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну.

Государственная измена в форме выдачи государственной тайны выражается в том, что передаются сведения, составляющие государственную тайну, иностранному государству, иностранной организации или их представителям лицом, которому эти сведения были доверены по службе или работе (например, секретоноситель).

Государственная тайна - это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации, - ст. 2 Закона РФ от 21.07.1993 N 5485-1 "О государственной тайне" (в ред. от 01.12.2007)[46] .

Государственную тайну составляют сведения строго ограниченных областей жизни и деятельности государства (военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной); они содержатся в материальных объектах, в том числе в физических полях в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов; эти сведения подлежат засекречиванию и имеют три грифа: "особой важности", "совершенно секретно", "секретно"; допуск к этим сведениям ограничен; за противоправное разглашение государственной тайны наступает уголовная ответственность.

Предметом шпионажа могут быть иные сведения, кроме государственной тайны, которые передаются или собираются по заданию иностранной разведки для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации[47] .

И шпионаж, и выдача - конкретизация основной формы измены - оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям. Именно эта форма составляет содержание государственной измены. Как уже говорилось, возможны формы конкретизации измены в виде шпионажа, выдачи. Однако общим для них является адресат, который проводит враждебную деятельность, и присутствие гражданина Российской Федерации, который оказывает ему помощь во враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Это может быть вербовка гражданина России в качестве агента иностранного государства, иностранной организации или их представителей, инициативная передача сведений, не составляющих государственной тайны (различные изобретения, открытия, не имеющие грифа "особой важности", "совершенно секретно" и "секретно"), но интересующих иностранные государства, иностранные организации или их представителей в указанных целях, и т.д.

Понятие враждебной деятельности включает любую деятельность, направленную в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. В области внешнеполитической это может быть срыв мирных переговоров, разрыв дипломатических отношений; в области экономической - срыв выгодных деловых контактов, экономическая блокада; в области военной - поддержка незаконных формирований на территории России; в области разведки - расшифровка разведывательных операций, провал агентуры и т.п.

Государственная измена считается оконченной с момента совершения действий независимо от наступивших последствий. Так, шпионаж окончен с момента сбора сведений, составляющих государственную тайну; выдача государственной тайны окончена с момента фактической передачи сведений адресату; иное оказание помощи - с момента фактического оказания такой помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям.

Государственная измена совершается только с прямым умыслом, а собирание сведений, составляющих государственную тайну, должно преследовать цель передачи собранных сведений адресатам шпионажа. Виновный должен осознавать характер собираемых или выдаваемых сведений, характер адресата, которому они предназначены, и желать передать именно эти сведения именно этому адресату. При ином оказании помощи необходимо осознание, что помощь оказывается в осуществлении враждебной деятельности, проводимой иностранным государством, иностранной организацией или их представителями в ущерб внешней безопасности России[48] .

Субъектом государственной измены является только гражданин Российской Федерации, достигший 16 лет. За шпионаж, совершенный иностранным гражданином или лицом без гражданства, ответственность наступает по ст. 276 УК.

Если за измену Родине по п. "а" ст. 64 УК РСФСР предусматривалась смертная казнь с обязательной конфискацией имущества, то в комментируемой статье - санкция от двенадцати до двадцати лет лишения свободы со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Согласно ч. 5 ст. 15 УК это преступление относится к особо тяжкому, поскольку за совершение его законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет[49] .

В примечании к статье 275 УК РФ предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности за государственную измену. Лицо, совершившее государственную измену, освобождается от уголовной ответственности при следующих условиях: если лицо способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Способствовать предотвращению дальнейшего ущерба лицо может добровольным и своевременным сообщением органам власти о совершенной измене либо иным образом. Закон не ограничивает способы предотвращения ущерба, а делает акцент на том, чтобы тот или иной способ способствовал предотвращению ущерба интересам Российской Федерации. Вопрос о том, способствовало ли лицо предотвращению дальнейшего ущерба или нет, решает суд.

Формулировка состава шпионажа не претерпела существенных изменений по сравнению с той, которая была дана в УК РСФСР. В числе признаков шпионажа названо, кроме похищения и собирания, еще и хранение сведений, составляющих государственную тайну с целью передачи их адресатам шпионажа. Из предмета шпионажа исключена военная тайна.

В зависимости от предмета различают два вида шпионажа: шпионаж, предметом которого являются сведения, составляющие государственную тайну, и шпионаж, предметом которого являются иные сведения, но при условии, если они собирались по заданию иностранной разведки для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Собирание предполагает любой способ получения сведений, кроме хищения. Хищение - это противоправное, безвозмездное изъятие сведений. Хранение сведений, как и собирание, и хищение, должно преследовать цель передачи этих сведений адресатам шпионажа. Шпионаж окончен с момента совершения указанных действий независимо от того, удалось ли передать собранные сведения адресату или нет.

Такие действия, как выдача государственной тайны, не предусмотрены комментируемой статьей. Поэтому факт передачи сведений адресатам шпионажа следует квалифицировать как оконченный шпионаж, независимо от того, предшествовал ли передаче сбор сведений или нет.

Субъектом шпионажа является только иностранный гражданин или лицо без гражданства, достигшее 16 лет.

Шпионаж совершается только с прямым умыслом. При совершении второго вида шпионажа необходимо, чтобы субъект осознавал, что сбор и передача сведений осуществляются по заданию иностранной разведки.

Так же как и измена Родине, шпионаж ранее карался смертной казнью с конфискацией имущества, а по УК шпионаж наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет. Согласно ч. 5 ст. 15 УК шпионаж - особо тяжкое преступление[50] .

2.3 Квалификация разглашения государственной тайны и утраты документов, содержащих государственную тайну и уголовная ответственность

Состав этого преступления имелся в УК РСФСР в разделе иных государственных преступлений (ст. 75). В УК этот состав включен в главу о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства почти без изменений. Изменена только субъективная сторона преступления. Отныне это преступление совершается только умышленно. Тяжкие же последствия, указанные в ч. 2 комментируемой статьи, могут наступить и по неосторожности. Это преступление с двумя формами вины, но в целом считается умышленным преступлением[51] .

Объектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, являются сведения, составляющие государственную тайну. Сведения, относимые к государственной тайне, указаны в ст. 5 Закона РФ "О государственной тайне". Перечень этих сведений определен Указом Президента РФ от 11.02.2006 N 90[52] .

В соответствии с Указом Президента РФ от 06.10.2004 N 1286 "Вопросы межведомственной комиссии по защите государственной тайны" (в ред. от 26.02.2009)[53] Правительство РФ персонально назначает лиц в эту комиссию.

Под разглашением сведений, составляющих государственную тайну, следует понимать противоправное предание огласке этих сведений, в результате чего они стали достоянием других лиц.

Постороннее лицо - это лицо, либо не имеющее доступа или допуска к государственной тайне, либо имеющее доступ или допуск, но не к тем сведениям, которые разглашены виновным.

Разглашение окончено с момента, когда сведения, составляющие государственную тайну, стали известны постороннему лицу.

Ответственность за разглашение несет только лицо, которому тайна была доверена или стала известна по службе или работе.

Лицами, которым тайна доверена, следует считать лиц, имеющих допуск и доступ к государственной тайне.

Допуск предполагает специально оформленное право гражданина на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну.

Доступ означает санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного гражданина со сведениями, составляющими государственную тайну.

К числу субъектов преступления относятся также лица, которым тайна специально не доверена, но может быть известна по роду деятельности, в силу специфики службы или работы (охранники, курьеры, водители, обслуживающий персонал закрытых учреждений).

При выполнении своих обязанностей У. изготовил рабочую справку, в которую включил известные ему по службе сведения, относившиеся к оперативно-розыскной деятельности федеральных органов и составлявшие государственную тайну.

По поручению У. справка была набрана на компьютере и распечатана секретарем-машинисткой, не имевшей допуска к секретным материалам, а затем отправлена в другое учреждение на имя должностного лица, также не имевшего полномочий по доступу к секретным сведениям.

Действия У. квалифицированы по ч. 1 статьи 283 УК РФ, поскольку сведения, известные ему по службе и составлявшие государственную тайну, стали достоянием других лиц по его вине[54] .

Разглашение тайны совершается только умышленно, причем умысел может быть прямым или косвенным. При совершении преступления с прямым умыслом возникает вопрос об отграничении этого преступления от измены в форме выдачи государственной тайны и шпионажа. Отличие идет по характеру и содержанию умысла. При измене и шпионаже субъект осознает, что передает сведения иностранному государству, иностранной организации или их представителям, и желает передать государственную тайну указанным адресатам с целью проведения враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. При разглашении тайны виновный осознает, что передает сведения постороннему лицу (не иностранному государству, организации или их представителям). Если же виновный передает тайну фактически указанным адресатам, но субъективно не осознает и не может осознавать характера адресата, то он также будет нести ответственность за разглашение тайны, а не за государственную измену[55] .

Часть 2 статьи 283 УК РФ устанавливает ответственность за разглашение государственной тайны, повлекшее по неосторожности тяжкие последствия. Тяжесть последствий определяется органами следствия и судом в зависимости от обстоятельств совершения преступления (важности разглашенных сведений, адресата, к которому они попали, использования этих сведений адресатом, ущерба от разглашения и т.д.).

Если умыслом виновного указанные тяжкие последствия не охватывались, то ответственность по ч. 2 статьи 283 УК РФ наступает только при установлении неосторожной вины по отношению к этим последствиям.

Преступление, предусмотренное ч. 1 статьи 283 УК РФ, признается преступлением средней тяжести, а ч. 2 - тяжким преступлением.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста, которому указанные сведения были доверены или стали известны по службе или работе.[56]

Утрата документов, содержащих государственную тайну - это преступление относилось ранее к числу иных государственных преступлений (ст. 76 УК РСФСР). В УК изменена редакция статьи. Утрата документа и наступление тяжких последствий согласно УК являются обязательным последствием нарушения установленных правил обращения с документами, и между нарушением и утратой, а также наступлением тяжких последствий должна устанавливаться причинная связь. Кроме того, в комментируемой статье указано на неосторожную вину при совершении указанного преступления.

Предметом преступления являются документы, т.е. письменные акты, содержащие сведения, являющиеся государственной тайной, имеющие соответствующие реквизиты (номер, подпись, печать, гриф секретности и т.д.) и зарегистрированные в соответствующих учреждениях и организациях.

Предметом преступления могут также выступать материальные носители секретов в виде образцов военной техники, оружия, топлива, оборудования. Сведения об этих предметах составляют государственную тайну, поэтому они могут быть разглашены, а могут быть переданы постороннему лицу и сами предметы.

Объективную сторону преступления характеризуют такие действия, как нарушение правил обращения с документами. Обязательным признаком объективной стороны являются последствия в виде утраты документа и наступления тяжких последствий, а также причинная связь между нарушением правил обращения с документами или предметами и утратой документов или предметов и тяжкими последствиями.

Под утратой следует понимать выход документа или предмета из владения данного лица помимо воли этого лица, но в результате нарушения им установленных правил обращения с документами или предметами.

Если утрата не повлекла тяжких последствий, состава данного преступления не будет.

Преступление считается оконченным с момента утраты документа и наступления тяжких последствий.

Преступление, предусмотренное комментируемой статьей 284 УК РФ, совершается только лицами, имеющими допуск к государственной тайне (т.е. процедурно оформленное право на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну)[57] .

По отношению к последствиям вина может быть только неосторожной. В случае умышленного предоставления документа или предмета постороннему лицу речь должна идти о разглашении государственной тайны.

Действия, предусмотренные статьей 284 УК РФ, относятся к категории преступлений средней тяжести.


Глава 3. Актуальные проблемы при защите государственной тайны и возможные пути их решения

3.1 Актуальные проблемы при осуществлении уголовно-правовой охраны государственной тайны

В современной России государственная тайна превратилась в самостоятельное явление, слабо соотносящееся с реальной жизнью. Увлекшись регулированием оборота государственной тайны, допусками, составлением перечней и другими технологическими моментами, мы забыли о главном. Государственная тайна есть исключение из свободного обращения информации. Институт государственной тайны и вся технология ее оборота - суть функция государства по отношению к обществу и личности. На языке алгебры именно общество и личность являются аргументами. Защита именно их интересов (обеспечение их безопасности) оправдывает существование самой государственной тайны.

Другими словами, институт государственной тайны, по крайней мере, не должен мешать нормальному развитию общества и экономики. На сегодняшний момент он, очевидно, мешает.

Прежде всего, институт государственной тайны охватил явно излишние сферы общественной жизни. Этому есть вполне объяснимые исторические причины. Во-первых, Россия унаследовала от СССР систему тотальной секретности, которая, вероятно, была эффективна в годы "холодной войны". Во-вторых, в первые годы независимости России в государственную тайну были конвертированы сведения с грифом "секретно", до этого таковой не являвшиеся[58] .

Нынешний институт государственной тайны серьезно препятствует эффективному информационному обмену.

Институт государственной тайны нивелирует общественный контроль за деятельностью государственных органов. Для недобросовестного чиновника проще засекретить информацию о своих ангажированных решениях, нежели предать ее огласке.

Институт государственной тайны - чрезвычайно дорогое удовольствие: "первые" отделы, службы безопасности, делопроизводители, фельдъегерские подразделения, килотонны бумаги, надбавки к заработной плате и т.п. В конечном счете конкретное коммерческое предприятие закладывает эти расходы в стоимость продукции или услуг, т.е. снижает их конкурентоспособность. А государственный орган перекладывает бремя расходов по обслуживанию оборота государственной тайны на налогоплательщиков.

Институт государственной тайны подменяет собой многие другие правовые институты. Например, реализацию права собственности на принадлежащее "режимное" предприятие пытаются ограничить отсутствием у нового хозяина допуска к государственной тайне. Или поднимают вопрос об оформлении допуска к государственной тайне для адвоката по конкретному уголовному делу[59] .

Учитывая, что уголовно-правовые нормы, действующие в данной сфере, являются бланкетными, то такое большое количество правовых актов затрудняет применение уголовного законодательства.

Несовершенно и уголовно-правовое регулирование охраны государственной и служебной тайны. Так, например, отсутствуют основания привлечения к уголовной ответственности лиц, обладающих доступом к служебной тайне, за ее разглашение либо неправомерное нарушение конфиденциальности, не предусмотрена ответственность за посягательства на тайну судопроизводства, если отсутствует предупреждение о неразглашении. Действующие диспозиции ст.ст. 283 и 284 УК РФ не позволяют четко разграничить разглашение государственной тайны от нарушения правил обращения с ее носителем. Неоднозначность правоприменительной практики также снижает эффективность уголовно-правовой охраны государственной и служебной тайны.

Нередко, как отметил Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.В. Чайка, «государственные служащие «торгуют» вверенной им информацией, оказывают подконтрольным структурам содействие в получении незаконных льгот и привилегий» Это подтверждается результатами проведенного исследования: 24,1 % опрошенных сотрудников органов внутренних дел отмечают, что им известны случаи разглашения государственной тайны, а 37 % респондентов – случаи нарушения конфиденциальности служебной тайны. При этом основным мотивом разглашения государственной и служебной тайны в 50 % случаев является корыстная заинтересованность.

Таким образом, необходимо совершенствование уголовно-правовых средств борьбы с посягательствами на государственную и служебную тайну органов внутренних дел. Необходимо стремиться к тому, чтобы институт государственной тайны не был бременем для нормального развития общества и экономики, не вредил, а помогал[60] .

3.2 Возможные пути решения выявленных проблем

Прежде всего, на порядки сузить круг сведений, относящихся к государственной тайне. Нынешнее "раздутие" объема сведений, составляющих государственную тайну, кроме экономических затрат, влечет еще ряд существенных негативных последствий.

1. Слишком большой массив секретных сведений превращает государственную тайну из эксклюзивного в заурядное явление. Утрачивается сущность государственной тайны как особых сведений, имеющих значение для всего государства, для общества, для личности.

Обычному российскому гражданину очень сложно объяснить, какое содержание тех или иных сведений позволяет их засекретить. Речь идет не о подпадании под некий перечень, а о сути сведений. Именно поэтому обычные суды, а уж тем более суды присяжных скверно относятся к ссылкам на перечни, требуя аргументировать потребность в засекречивании содержанием сведений, и в итоге часто признают их необоснованно засекреченными.

"Раздутие" объема сведений, составляющих государственную тайну, порождает небрежное отношение к ней и лица, имеющего допуск. "Секретоноситель" также не может себе объяснить, почему эти сведения секретные. К обеспечению сохранности тайны его мотивирует не личная убежденность в том, что разглашение вредно для всех нас, для его друзей, соседей, для общества в целом. К обеспечению сохранности его подталкивают психологически более слабые факторы: должностные инструкции, законы и прочие государственные регуляторы[61] .

2. "Раздутие" объема государственной тайны влечет избирательность ответственности за нарушение правил обращения с ней. Нет сил и средств реагировать на каждое нарушение, караются лишь явно попавшие в поле зрения правоохранительных органов.

3. Колоссальный массив государственной тайны позволяет маскировать под нее тайны "местного" масштаба: региональные тайны, тайны предприятий и т.п. Неубедительна схема, когда тайна предприятия или подразделения министерства носит гриф "секретно", тайна всего министерства - "совершенно секретно", а тайна вышестоящих органов - "особой важности". В этой схеме, по общему правилу, настоящей общегосударственной тайной оказывается лишь та, которая защищена грифом "особой важности".

4. "Раздутие" объема государственной тайны позволяет бесчисленным государственным органам засекречивать сведения, которые генетически не могут быть секретными. Например, согласно Перечню сведений, отнесенных к государственной тайне, засекречиванию подлежат "сведения, раскрывающие силы, средства и методы ведения следствия по уголовным делам о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества..."[62] .

Кардинальное сужение круга сведений, составляющих государственную тайну, является насущной потребностью. Критерий очевиден: к разряду государственной тайны могут относиться только такие сведения, разглашение которых чрезвычайно опасно для общества или личности. Они - настоящая государственная тайна, а не просто гриф в правом верхнем углу документа. Другими словами, в защите наиболее важных интересов общества и личности зиждется материальный (качественный) критерий относимости сведений к государственной тайне. Практическая значимость этого критерия состоит в эффективном и адекватном содержанию сведений использовании такого затратного инструмента, как институт государственной тайны[63] .

Если применить данный критерий к нынешнему массиву государственной тайны, то тайной останутся только сведения особой важности, а также некоторые совершенно секретные сведения. Исключение из разряда государственной тайны секретных и некоторых совершенно секретных сведений не означает отказ от их защиты. Такие сведения следует преобразовать в коммерческую/банковскую тайну, конфиденциальную информацию, сведения для служебного пользования или их аналоги.

Сокращение круга сведений, составляющих государственную тайну, т.е. придание такой тайне адекватного названию наполнения, потребует, прежде всего, проведение пропагандистской кампании и параллельное изменение законодательства о государственной тайне. Целью кампании станет представление населению нового качества государственной тайны. Для устранения ассоциаций с существующим положением дел и исключения исторических аналогий, вероятно, придется сменить термин "государственная" на "стратегическая" или "национальная" тайна. Переименование позволить позиционировать новую государственную тайну не как совершенствование старого "продукта", а как "продукт" новый.

Целями законодательства о государственной тайне являются фиксирование критериев отнесения к ней тех или иных сведений, критериев рассекречивания, а также детальное регулирование обращения таких сведений.[64]

В целом, нынешняя конструкция законодательства о государственной тайне не противоречит заявленным целям (упоминание в Конституции РФ, основанный на нем рамочный закон "О государственной тайне", законы и подзаконные акты, конкретизирующие положения первых двух). Вместе с тем при приемлемом каркасе фактическое наполнение не совсем удачно.

Прежде всего, законодательство о государственной тайне все более превращается в вотчину административного права. При этом регуляторы обращения государственной тайны, имеющиеся в других отраслях права, расцениваются как соподчиненные праву административному, как реализаторы его положений. Такой подход в корне неверен, поскольку занижает уровень общественных отношений, связанных с обращением государственной тайны. Например, закон "О государственной тайне" предусматривает ограничения конституционных прав граждан (право на свободу перемещения, право на неприкосновенность личной жизни и др.). В этом законе содержатся нормы трудового права (доплаты лицам, допущенным к государственной тайне, и пр.), очертания норм уголовного права (ответственность за наиболее грубые нарушения правил обращения). Таким образом, законодательство о государственной тайне объективно носит межотраслевой характер и вправе называться государственным (общеправовым), а не административно-правовым. Вместе с тем административное право и соответствующий административно-правовой режим играют наиболее заметную роль в регулировании обращения государственной тайны.

Для достижения позиционирования института государственной тайны как государственного требуется достаточно простое изменение законодательства. В рамочном законе "О государственной тайне" целесообразно прописать лишь понятие государственной тайны, а также критерии засекречивания и рассекречивания сведений. Процедуру обращения тайны (т.е., в основном, административно-правовой режим) надо выделить в отдельный закон. Будущий закон по уровню правового регулирования обращения государственной тайны необходимо ставить на один уровень, например, с УК РФ.

Во-вторых, законодательство о государственной тайне превратилось в громоздкую конструкцию: более 120 законов и нормативных актов федерального уровня регламентируют обращение тайны. Огромное число источников исключает приемлемую кодифицированность, неминуемо порождает конкуренцию. Вот почему в судах то и дело поднимается вопрос о расширительном или, наоборот, слишком узком толковании положений закона "О государственной тайне" в той или иной ведомственной инструкции. Вот почему многие нормы остаются "мертвыми" (для них уже прописаны "антинормы" - противоядия), а некоторые искусственно попадают в хит-парады (нет законодательных ограничений для их реализации). Вот почему рядовые исполнители склонны засекречивать любую информацию (подробное изучение перечней и разногласий между ними позволяет наложить гриф почти на любую информацию). Таким образом, законодательство о государственной тайне требует упрощения.

В-третьих, существенные сегменты законодательства о государственной тайне написаны "под ведомство" (об этом подробно упоминалось выше), т.е. не отражают общенациональные интересы.

Кроме рассуждений о конструкции законодательства о государственной тайне внимания заслуживают и два момента технологического уровня. При их кажущейся мелочности и заурядности они превратились в серьезные препятствия на пути эффективного применения действующего законодательства.

Во-первых, налицо подмена термина "доступ к государственной тайне" термином "допуск к государственной тайне". Процедура одержала серьезную победу над содержанием, часто исполнителей карают не за нарушения при обращении с настоящей государственной тайной, а за нарушения при обращении с документами, в верхнем правом углу которых стоит гриф секретности. Несомненно, что установление материального критерия государственной тайны при попытке наложения любого взыскания за нарушения правил обращения с ней не должно быть формальным.

Во-вторых, наблюдается тенденция к унификации процедуры дозволения доступа к государственной тайне путем оформления допуска. В схему оформления допуска явно не укладываются те категории лиц, которым требуется доступ к государственной тайне по факту занятия той или иной должности или занятия той или иной деятельностью. Вероятная попытка отказать им в оформлении допуска - слишком серьезный подрыв конституционных гарантий, политической и экономической стабильности. Речь идет о выборных должностях (Президент РФ, члены ФС РФ, главы администраций субъектов РФ, члены ВС РФ и т.п.), некоторых невыборных высших должностях (министр, заместитель министра). Также нецелесообразно требовать оформления допуска для адвоката, мирового судьи и т.п. Столь же нецелесообразно ограничивать реализацию права собственности отсутствием допуска (например, если гражданин РФ, не имеющий допуска к государственной тайне, приобрел "режимное" предприятие). Для таких категорий лиц должна быть предусмотрена отдельная процедура, сводящаяся к следующему. При назначении (избрании) на такую должность, занятии такой деятельностью лицо автоматически приобретает допуск к государственной тайне, о чем ему заранее известно. В отношении него и его близких не проводится специальная проверка. Вероятно, у некоторых категорий таких лиц, например адвокатов, по факту каждого ознакомления с государственной тайной следует брать еще и расписки о неразглашении. Кроме того, в традиционную схему оформления допуска не укладываются лица, волей случая ставшие обладателями государственной тайны. Например, свидетели обыска, в ходе которого были обнаружены сведения, составляющие государственную тайну, пожарные, ликвидирующие пожар на "режимном" предприятии и т.п. Апостериори оформлять на них допуск нецелесообразно. При условии, что они восприняли тайну, с них следует брать подписку о неразглашении и предусмотреть в УК РФ нежесткую ответственность за нарушение обязательства, закрепленного в расписке. Также не следует ограничивать конституционные права этих лиц (право на поездки за границу, право на неприкосновенность частной жизни и пр.) по факту случайного обладания государственной тайной.

Таким образом, изменение законодательства о государственной тайне потребует не только достижения адекватности правового регулирования ключевым интересам общества и личности путем, прежде всего, сужения круга сведений, образующих государственную тайну. Оно также потребует более внимательного отношения к позиционированию вопросов охраны секретов среди различных отраслей российского права и стремления к минимизации технико-юридических ошибок. Законодательство должно стать рафинированным, выверенным, однозначным, несложным[65] .

Содержание уголовно-правовой составляющей института государственной тайны определяется традиционным для уголовного права объектом правового регулирования. Уголовное право должно устанавливать ответственность только за действительно общественно опасные действия с государственной тайной[66] .

Полагаем, что при изменении уголовного законодательства в обозначенных выше целях следует базироваться на следующих положениях:

1. Система защиты (охраны) государственной тайны построена для того, чтобы эта тайна не стала достоянием, как внешних противников Российской Федерации, так и враждебных элементов внутри Российской Федерации. В этом выражается понимание государственной тайны как функции государства по отношению к обществу и личности.

2. Система защиты (охраны) государственной тайны должна регулироваться различными отраслями права, и лишь наиболее опасные деяния при обращении с государственной тайной образуют преступления. Тем самым удастся оправдать в глазах общественности суровое уголовное наказание за нарушение правил обращения с государственной тайной, а также создать фундамент для претворения в жизнь принципа неотвратимости наказания.

3. Система уголовно-правовой защиты государственной тайны должна фокусировать внимание на наиболее опасных деяниях при обращении с государственной тайной, независимо от того, совершает ли их законный или незаконный обладатель государственной тайны. В сфере уголовно-правового регулирования должна оказаться вся "цепочка" незаконных действий с государственной тайной (добывание государственной тайны, собирание, хранение, передача, разглашение, продажа, коммерческое или иное использование и т.п.) в их наиболее общественно опасной форме. В настоящее время лишь отдельные звенья цепочки заслужили уголовно-правовое регулирование (незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну; разглашение сведений, составляющих государственную тайну; утрата документов, составляющих государственную тайну и пр.). И такое регулирование ориентировано на законного обладателя государственной тайны. Незаконный обладатель не может поплатиться, например, за продажу государственной тайны российским преступным структурам или использование секретных сведений для спекулятивного обогащения.

4. Система уголовно-правовой защиты (охраны) государственной тайны должна строго дифференцировать ответственность в зависимости от трех факторов:

1) насколько высока опасность разглашения государственной тайны для общества и личности;

2) законно или незаконно субъект получил доступ к государственной тайне;

3) умышленно или неумышленно он совершил преступление.

Сейчас такой дифференциации в УК РФ нет, и суды сами при назначении наказания пытаются учитывать эти факторы. Получается не очень удачно, когда размер наказания за разглашение сведений особой важности и секретных разнится всего на пару месяцев. А умышленное разглашение государственной тайны формально юридически может повлечь более строгое наказание, нежели неосторожное (сравни ч. 1 и 2 ст. 283 УК РФ)[67] .

5. Система уголовно-правовой защиты (охраны) государственной тайны должна коррелировать с системой уголовно-правовой защиты иной тайны (коммерческой, банковской, тайны усыновления и т.д.). К сожалению, оказалось, что коммерческую и банковскую тайну УК РФ оберегает куда более тщательно, нежели государственную. Прежде всего сопоставимы виды и размеры наказания, хотя незаконные действия с государственной тайной, несомненно, куда более опасны, чем с какой-либо иной тайной. Кроме того, как раз при обращении коммерческой и банковской тайны уголовной ответственностью охвачены почти все звенья цепочки, характерной для их обращения.

Таким образом, требует реформирования сам подход к пониманию государственной тайны, а также законодательство, регламентирующее ее оборот.


Заключение

Тайна есть, прежде всего, сведения, информация; в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления.

Сведения должны быть известны или доверены узкому кругу лиц. При этом основанием известности сведений тому или иному лицу может быть профессиональная или служебная деятельность последних, семейно - брачные отношения и пр. Общим для всех видов конфиденциальных сведений является тот факт, что свободный доступ к ним ограничен в силу предписаний федерального законодательства[68] .

Несанкционированное нарушение неприкосновенности охраняемой законом тайны влечет юридическую (в том числе и уголовную) ответственность. На лицах, которым доверена такая информация, лежит правовая обязанность не нарушать ее конфиденциальность.

Исходя из сказанного, тайну в уголовном праве можно определить как сведения (информацию), доступ к которым ограничен в соответствии с положениями федерального законодательства и за несанкционированное нарушение конфиденциальности которых установлена уголовная ответственность.

В уголовно - правовой литературе обычно утверждается, что сведения (информация), составляющие ту или иную тайну, являются предметами соответствующих преступлений. При этом традиционно считается, что предмет преступления - это, в первую очередь, вещь материального мира, имеющая определенные физические характеристики. Очевидно, что такими характеристиками может обладать какой-либо носитель информации. Но в Федеральном законе "Об информации, информатизации и защите информации" под информацией понимаются и нематериализованные сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, отраженные в образах, в том числе и вербальных. Действительно, вполне возможно нарушение охраняемой уголовным законом тайны, которая не отражена в материальном носителе. Более того, в ряде составов УК подразумевается уголовное преследование как раз за нарушение тайны определенной информации, не отраженной в материальном носителе.

Однако более всего важен факт, как действующее законодательство определяет юридическое существо тайны. Так, в преамбуле Закона РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. (в ред. Федерального закона РФ от 6 октября 1997 г.) указывается, что настоящий Закон регулирует отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации[69] .

Следовательно, юридически значимая тайна лежит в основе возникающих определенных отношений. Представляется, что взятые под специальную охрану тайные сведения являются первопричиной возникающих на их основании отношений между субъектами, в нашем случае - уголовного правоотношения, возникающего по поводу несанкционированного нарушения неприкосновенности той или иной тайны. Именно поэтому сведения (информация), составляющие ту или иную тайну, должны расцениваться в уголовном праве как объект, т.е. как интерес (благо) уголовно - правовой охраны, реализующийся и существующий в форме общественного отношения, по его защите.

Именно характер общественных отношений, возникающих по поводу интересов охраны той или иной тайны, должен лежать в основе видовой классификации тайны в уголовном праве. Анализ непосредственных объектов составов преступлений, предусмотренных статьями УК, позволяет выделить виды уголовно - правовой тайны.

Государственная тайна. Этот вид тайны неоднократно указывается в статьях УК и имеет непосредственное уголовно - правовое значение, связанное с обеспечением внешней безопасности государства и государственной безопасности в целом. В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. (в действующей редакции) государственную тайну Российской Федерации составляют защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно - розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. В ст. ст. 275 и 276 УК прямо указывается, что на основе сохранения неприкосновенности государственной тайны обеспечивается не просто "государственная безопасность" в широком понимании, а внешняя безопасность государства. В ст. 283 УК речь идет уже не только о внешней, а о безопасности России в формально не определенном смысле слова.

Таким образом, государственная тайна в уголовно - правовом отношении находится в основе комплекса двух интересов уголовно - правовой охраны: внешней безопасности государства и безопасности государства как таковой. Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995г.

На данный момент в законодательстве, регулирующим уголовно-правовую охрану государственной тайны, есть ряд пробелов. Также пробелы есть и в осуществлении самой охраны. Для устранения этих «белых пятен» необходимо провести ряд мероприятий, рекомендованных в параграфе 3.2.


Список используемой литературы

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации принятая всенародным голосованием от 12.12.1993 г.( с учётом поправок внесённых Законом РФ о поправках Конституции РФ от 30.12.2008 №7-ФКЗ) // №7, 21.01.2009.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 30.12.2006) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Российская газета" ред. от 05.04.2010.

3. Таможенный Кодекс Российской Федерации от 28.05.2003 N 61-ФЗ (принят ГД ФС РФ 25.04.2003) (ред. от 18.02.2006, с изм. от 19.12.2006) (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.04.2006) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 02.06.2003, N 22, ст. 2066;

4. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

5. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) ред. от 30.07.1996. Утратил силу с 1 января 1997 года (Федеральный закон от 13.06.1996 N 64-ФЗ)

6. Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" от 20 февраля 1995 г. //Российская газета. 1995. 22 февраля.

7. Федеральный закон "О государственной охране" от 27 мая 1996 г. (с изменениями от 18 июля 1997 г., 7 ноября 2000г., 7 мая 2002 г., 30 июня 2003 г. //СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2594.

8. Закон Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» ред.. от 18.07.2009.

9. Федеральный Закон от 22.10.2004 N 125-ФЗ (ред. от 04.12.2006) "Об архивном деле В Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 01.10.2004) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Парламентская газета", N 201, 27.10.2004;

10. Федеральный Закон от 27.05.1998 N 76-ФЗ (ред. от 06.01.2007) "О статусе военнослужащих" (принят ГД ФС РФ 06.03.1998) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Российская газета", N 104, 02.06.1998;

11. Федеральный Закон от 03.04.1995 N 40-ФЗ (ред. от 27.07.2006) "О федеральной службе безопасности" (принят ГД ФС РФ 22.02.1995) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 10.04.1995, N 15, ст. 1269;

12. Федеральный Закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 02.12.2005) "Об оперативно-розыскной деятельности" (принят ГД ФС РФ 05.07.1995) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 14.08.1995, N 33, ст. 3349;

13. Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (с изменениями от 30 декабря 1999 г., 7 ноября 2000 г., 30 декабря 2001 г., 7 мая, 25 июля 2002 Федеральный Закон от 21 июля 1993г.№ 5485-1 « О государственной тайне»)

14. Федеральный закон от 3 апреля 1995г.№40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности»

15. Патентный Закон Российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-1 (ред. от 02.02.2006) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Российская газета", N 225, 14.10.1992;

16. Закон РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 22.08.2004) "О государственной тайне" // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 13.10.1997, N 41, стр. 8220-8235;

17. Определениями Конституционного Суда РФ от 10.11.2002 N 293-О, от 10.11.2002 N 314-О // www.ksrf.ru;

18. Указ Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203 "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне"

19. Указ Президента РФ от 9 марта 1996 г. N 346 "О Государственной программе обеспечения защиты государственной тайны в Российской Федерации на 1996-1997 годы"

20. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.1996 N 8-П "По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации ОТ 21 июля 1993 года "О государственной тайне" в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова И А.К. Никитина" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 2, 1996;

21. Постановление ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. О замене высшей меры наказания (расстрела) лишением свободы до 25 лет

22. Постановление Правительства РФ от 15.04.1995 N 333 (ред. от 17.12.2004) "О лицензировании деятельности предприятий, учреждений и организаций по проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, созданием средств защиты информации, а также с осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите государственной тайны" // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 24.04.1995, N 17, ст. 1540;

23. Постановление Правительства РФ от 28.10.1995 N 1050 (ред. от 15.11.2004) "Об утверждении инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан российской федерации к государственной тайне" // Первоначальный текст документа опубликован в издании "Собрание законодательства РФ", 27.10.1997, N 43, ст. 4987;

24. Постановление Правительства РФ от 22.08.1998 N 1003 "Об утверждении положения о порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство, лиц без гражданства, а также лиц из числа иностранных граждан, эмигрантов и реэмигрантов к государственной тайне" // Собрание законодательства РФ", 31.08.1998, N 35, ст. 4407;

25. Постановление Правительства РФ от 18.09.2006 N 573 "О предоставлении социальных гарантий гражданам, допущенным к государственной тайне на постоянной основе, и сотрудникам структурных подразделений по защите государственной тайны" (вместе с "Правилами выплаты ежемесячных процентных надбавок к должностному окладу (тарифной ставке) граждан, допущенных к государственной тайне на постоянной основе, и сотрудников структурных подразделений по защите государственной тайны") // "Собрание законодательства РФ", 25.09.2006, N 39, ст. 4083;

26. Приказ Минюста РФ от 04.02.2005 N 10 "Об утверждении инструкции по организации работ по оформлению допуска к государственной тайне руководителей саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и арбитражных управляющих" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 18.02.2005 N 6339) // "Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 9, 28.02.2005;

27. Постановление Правительства РФ от 23.07.2005 N 443 "Об утверждении правил разработки перечня сведений, отнесенных к государственной тайне" // "Собрание законодательства РФ", 25.04.2005, N 17, ст. 1547;

28. Постановление Правительства РФ от 26.06.1995 N 608 (ред. от 17.12.2004) "О сертификации средств защиты информации" // "Российская газета", N 220, 07.10.2004,

29. Постановление Правительства РФ от 02.10.2004 N 514 "О федеральных органах исполнительной власти, уполномоченных рассматривать заявки на выдачу патента на изобретения, содержащие сведения, составляющие государственную тайну";

30. Приказ Минюста РФ от 05.09.2006 N 280 "Об утверждении инструкции о порядке и условиях выплаты процентных надбавок к должностному окладу (тарифной ставке) сотрудникам и работникам уголовно-исполнительной системы, допущенным к государственной тайне" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 15.09.2006 N 8315) // "Российская газета", N 215, 27.09.2006;

31. Приказ ФТС РФ от 21.07.2006 N 687 "Об утверждении инструкции о порядке обращения с паспортами, удостоверяющими личность гражданина Российской Федерации за границей, и выезда за границу должностных лиц таможенных органов, имеющих допуск к государственной тайне и осведомленных в сведениях особой важности или совершенно секретных сведениях" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 06.09.2006 N 8224) // "Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 37, 11.09.2006;

32. Распоряжение Правительства РФ от 27.08.2005 N 1314-р «Об одобрении концепции федеральной системы мониторинга критически важных объектов и (или) потенциально опасных объектов инфраструктуры российской федерации и опасных грузов» // "Собрание законодательства РФ", 01.08.2005, N 31, ст. 3224;

33. Распоряжение Президента РФ от 16.04.2005 N 151-рп "О перечне должностных лиц органов государственной власти, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне" // "Российская газета", N 145, 28.06.1995;

34. Приказ ФСБ РФ от 18.11.1999 N 576 "О контракте о прохождении военной службы" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 20.12.1999 N 2014) // "Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 1, 03.01.2000;

Литература

35. Асфандиаров Б. М. Вопросы правовой охраны информационных ресурсов. //НТИ. Сер. 3. 2004. №8. – 183 с.

36. Андриченко Л.В., Вишняков В.Г., Гравина А.Л. и др. Национальная безопасность Российской Федерации: проблемы укрепления государственно-правовых основ [Текст]/ Л.В. Андриченко, В.Г. Вишняков, А.Л. Гравина //Журнал российского права. 2005. № 2. С.11-17.

37. Асланов Р.М. Преступления против государственной власти. СПб. [Текст] / Р.М. Асланов. Юридический центр Пресс. 2002. 278с.

38. Бахрах Д. Н.. Административное право России. Учебник для вузов. М.: «НОРМА», 2007. – 288 с.

39. Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: Учебник / Под ред. Б.Н. Топорнина. Спб.: Юрид. центр «Пресс», 2001. – 184 с.

40. Базарова С. Шпион с классификатором // Ваше право. - 2002 г. - №39. – 213 с.

41. Быстренко В.И. - История государственного управления и самоуправления в России. Учебное пособие. Перераб. и доп. - Новосибирск: Новосибирское кн. Изд - во, 2004. – 198 с.

42. Васильева Л.Н. Транснациональные преступления как угроза национальной безопасности России (конвенционные механизмы противодействия) [Текст] / Л.Н. Васильева // Журнал российского права. 2005. № 10. – 371 с.

43. Вопросы Уголовного Права в судебной практике, под ред. В.Б. Боровикова, Москва 2002 . – 164 с.

44. Гаврилов О. А. Информатизация правовой системы России. Теоретические и практические проблемы. М.: Юрид. книга, 2007. – 256 с.

45. Дворников А.А. Уголовно-правовые аспекты разглашения служебной тайны // Научные исследования высшей школы: Сб. тез. докл. и сообщ. на итог. науч.-практ. конф. (г. Тюмень, 8 февраля 2005 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России. – Тюмень, 2005. – 261 с.

46. Дворников А.А. Уголовно-правовая охрана служебной тайны в органах внутренних дел // Научные исследования высшей школы: Сб. тез. докл. и сообщ. на итог. науч.-практ. конф. (г. Тюмень, 8 февраля 2006 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России. – Тюмень, 2006. – 194 с.

47. Дворников А.А. Уголовно-правовая охрана государственной тайны: пути повышения эффективности // Уголовное право на рубеже тысячелетий: Материалы всерос. науч.-практ. конф. / Под общ. ред. А.И. Числова и А.В. Шеслера (г. Тюмень, 16 ноября 2006 г.) / Тюм. юрид. ин-т МВД России, Тюм. Фил. Академ. Права и управ. (ин-т). – Тюмень, 2006. – -158 с.

48. Дворников А.А. Уголовно-правовые аспекты борьбы с преступлениями, посягающими на конфиденциальную информацию // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. мат. междунар. науч. конф. (г. Красноярск, 15-16 февраля 2007 г.): в 2 ч. / Сибирский юрид. ин-т МВД России; отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск, 2007. – 422 с.

49. Емельянов Г. В., Стрельцов А. А. Информационная безопасность России. Ч.1. Основные понятия и определения: Учебн. пособие / Под общ. ред. проф. А. А. Прохожева. М.: РАГС при Президенте РФ, 2006. – 426 с.

50. Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – 176 с. – (Современный гражданский и арбитражный процесс).

51. Защита от несанкционированного доступа к информации. Агапов А. Б. Основы государственного управления в сфере информатизации в Российской Федерации. М.: Юристъ, 2005.-. 344 с.

52. Иванов С.А., Иванкина С.А., Куренной А.М., Маврин С.П., Хохлов Е.Б. Правовое регулирование отношений в сфере госслужбы //Эж-юрист.2004. – 332 с.

53. История государства и права России: Учебник. /Под ред. Титова Ю.П. - М.: Былина, 2001. – 241 с.

54. Кузнецов, А. П., Михайлович, П. С.,канд. юрид. Наук Уголовно-правовая охрана государственной тайны :проблемы совершенствования законодательства /А. П. Кузнецов, П. С. Михайлович. //"Черные дыры" в Российском законодательстве. - 2008. - № 5. – 187 с.

55. Комментарий к Федеральному закону « О государственной тайне», 2009. – 185.

56. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ, части первой (постатейный)/ Под. ред. О.Н. Садикова. - Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, 2005 г.

57. Комментарий к Федеральному закону «О Федеральной службе безопасности», 2009. – 216 с.

58. Комментарий к Уголовному Кодексу. Лебедев – «НОРМА» - М.,2010.- 274 с.

59. Конин Н.М. Административное право России. Общая часть. Саратов, «Феникс», 2007. – 226 с.

60. Липатов Э.Г., Лысенко В.В., Матвиенко Г.В., Пресняков М.В., Чаннов С.Е.. Административное право. Курс лекций: учебное пособие для вузов –М.: Издательство. «Экзамен», 2008. – 276 с.

61. Лопатин В. Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности Российской Федерации (проект). М., 2005. – 153 с.

62. Мамонов В.В. Понятие и место национальной безопасности в системе конституционного строя России [Текст] / В.В. Мамонов // Журнал российского права. 2003. № 6. – 221 с.

63. Морозов В.И., Дворников А.А. Пути повышения уголовно-правовой охраны государственной тайны // Черные дыры в российском законодательстве. – 2006. -№ 4. – 0,6 п. л. (соавторство не распределено). – 163 с.

64. Правовая информатика и кибернетика: Учебник /Под ред. Н. С. Полевого. М.: Юрид. лит., 2005 – 150.

65. Правоведение // Под. ред. М.Б. Смоленского. - Ростов-на-Дону: «Феникс», 2005. – 264 с.

66. Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. Изд-во «Юр. центр Пресс», 2007. – 1102 с.

67. Словарь иностранных слов. – М.: Изд-во Рус.яз., 1979. – С.274-275.

68. Соколова О.С. Почему невозможно привлечь должностное лицо к ответственности за разглашение служебной тайны // Закон. - 2005 г. - №4. - с.89-93.

69. Сверчков, В.В. Уголовное право. Особенная часть: Краткий курс лекций. -- 5-е изд., перераб. и доп. - М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009.

70. Уголовное право. Особенная часть. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. 3-е изд., перераб. и доп. - М. 2009. – 251 с.

71. Уголовное право Особенная часть: Издание второе исправление и дополнение; под редакцией доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. – 2009. – 296 с.

72. Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т.2. Особенная часть. Под ред.доктора юридических наук, профессора А.Н. Игнатова и доктора юридических наук. Профессора Ю.А. Красикова. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 2009. – С.608.

73. Уголовное право. Общая и Особенная части, под ред. Кадникова Н.Г, Учебник 2006. – 316 с.

74. Уголовное право России. Части Общая и Особенная, под ред. Рарога А.И Курс лекций 2008 - 314 с.

75. Уголовное право. Особенная часть, под ред. Козаченко И.Я., Новоселов Г.П. 2008.-265 с.

76. www.fsb.ru;

77. http://www.chassuda.ru;


[1] Российская газета. – 2006. – 10 мая.

[2] Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ ред. от 07.04.2010

[3] Уголовное право. Особенная часть. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. 3-е изд., перераб. и доп. - М. 2009. – С. 16-18.

[4] Уголовное право. Общая и Особенная части, под ред. Кадникова Н.Г, Учебник 2006. – С.215-218.

[5] Иванов С.А., Иванкина С.А., Куренной А.М., Маврин С.П., Хохлов Е.Б. Правовое регулирование отношений в сфере госслужбы //Эж-юрист.2004. – С. 145-149.

[6] Вопросы Уголовного Права в судебной практике, под ред. В.Б. Боровикова, Москва 2002 . – С.36-39..

[7] Уголовное право. Общая и Особенная части, под ред. Кадникова Н.Г, Учебник 2006. – С. 278-279.

[8] Правоведение // Под. ред. М.Б. Смоленского. - Ростов-на-Дону: «Феникс», 2005. – С. 94-97

[9] Уголовное право России. Части Общая и Особенная, под ред. Рарога А.И Курс лекций 2008 – С. 67-71.

[10] Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: Учебник / Под ред. Б.Н. Топорнина. Спб.: Юрид. центр «Пресс», 2001. – С 21-23.

[11] Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. Изд-во «Юр. центр Пресс», 2007. – С 245-247.

[12] Быстренко В.И. - История государственного управления и самоуправления в России. Учебное пособие. Перераб. и доп. - Новосибирск: Новосибирское кн. Изд - во, 2004. – С. 58-61.

[13] Гаврилов О. А. Информатизация правовой системы России. Теоретические и практические проблемы. М.: Юрид. книга, 2007. – С. 121-125.

[14] Быстренко В.И. - История государственного управления и самоуправления в России. Учебное пособие. Перераб. и доп. - Новосибирск: Новосибирское кн. Изд - во, 2004. – С. 94-98.

[15] Правоведение // Под. ред. М.Б. Смоленского. - Ростов-на-Дону: «Феникс», 2005. – С. 118-121

[16] Гаврилов О. А. Информатизация правовой системы России. Теоретические и практические проблемы. М.: Юрид. книга, 2007. – С. 74-78.

[17] Уголовное право России. Части Общая и Особенная, под ред. Рарога А.И Курс лекций 2008 – С. 114-116.

[18] История государства и права России: Учебник. /Под ред. Титова Ю.П. - М.: Былина, 2001. – С. 141-143.

[19] Быстренко В.И. - История государственного управления и самоуправления в России. Учебное пособие. Перераб. и доп. - Новосибирск: Новосибирское кн. Изд - во, 2004. – С. 121-124

[20] Постановление ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. О замене высшей меры наказания (расстрела) лишением свободы до 25 лет

[21] История государства и права России: Учебник. /Под ред. Титова Ю.П. - М.: Былина, 2001. – С. 110-112.

[22] Сверчков, В.В. Уголовное право. Особенная часть: Краткий курс лекций. -- 5-е изд., перераб. и доп. - М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009. – С. 45-49.

[23] Андриченко Л.В., Вишняков В.Г., Гравина А.Л. и др. Национальная безопасность Российской Федерации: проблемы укрепления государственно-правовых основ [Текст]/ Л.В. Андриченко, В.Г. Вишняков, А.Л. Гравина //Журнал российского права. 2005. № 2. С.11-17.

[24] Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" (с изменениями от 30 декабря 1999 г., 7 ноября 2000 г., 30 декабря 2001 г., 7 мая, 25 июля 2002).

[25] Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть: Краткий курс лекций. -- 5-е изд., перераб. и доп. - М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009. – С. 58-62.

[26] Мамонов В.В. Понятие и место национальной безопасности в системе конституционного строя России [Текст] / В.В. Мамонов // Журнал российского права. 2003. № 6. – С. 65-68.

[27] Емельянов Г. В., Стрельцов А. А. Информационная безопасность России. Ч.1. Основные понятия и определения: Учебн. пособие / Под общ. ред. проф. А. А. Прохожева. М.: РАГС при Президенте РФ, 2006. – С. 301-303.

[28] Закон Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» ред.от18.07.2009.

[29] Указ Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203 "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне".

[30] Закон Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» ред.от18.07.2009.

[31] Комментарий к Федеральному закону « О государственной тайне», 2009. – С. 18-21.

[32] Закон Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» ред..от18.07.2009. Раздел1 ст.4.

[33] Указ Президента РФ от 9 марта 1996 г. N 346 "О Государственной программе обеспечения защиты государственной тайны в Российской Федерации на 1996-1997 годы".

[34] Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» ред..от18.07.2009 Раздел 2 .

[35] Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» ред..от18.07.2009 Раздел 2 ст.5.

[36] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.ст.276,ст.283,ст.284.

[37] Уголовное право. Особенная часть. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. 3-е изд., перераб. и доп. - М. 2009. – С. 113-117.

[38] Уголовное право России. Особенная часть//Отв.ред. А.И. Рарог. – М.: Юристъ, 2008. – С.141-143.

[39] Словарь иностранных слов. – М.: Изд-во Рус.яз., 1979. – С.274-275.

[40] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т.2. Особенная часть. Под ред.доктора юридических наук, профессора А.Н. Игнатова и доктора юридических наук. Профессора Ю.А. Красикова. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 2009. – С.411-413.

[41] Асфандиаров Б. М. Вопросы правовой охраны информационных ресурсов. //НТИ. Сер. 3. 2004. №8. – С. 58-62.

[42] Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – С. 74-76. – (Современный гражданский и арбитражный процесс).

[43] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

[44] Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) ред. от 30.07.1996. Утратил силу с 1 января 1997 года (Федеральный закон от 13.06.1996 N 64-ФЗ).

[45] Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) ред. от 30.07.1996. Утратил силу с 1 января 1997 года (Федеральный закон от 13.06.1996 N 64-ФЗ).

[46] СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031; 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3447; Ст. 3452; 2007. N 21. Ст. 2457; N 31. Ст. 4008; 2008. N 18. Ст. 1939.

[47] Асланов Р.М. Преступления против государственной власти. СПб. [Текст] / Р.М. Асланов. Юридический центр Пресс. 2002. – С. 45-49.

[48] Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. Изд-во «Юр. центр Пресс», 2007. – С. 415-418 .

[49] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

[50] Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. Изд-во «Юр. центр Пресс», 2007. – С. 465-468..

[51] Вопросы Уголовного Права в судебной практике, под ред. В.Б. Боровикова, Москва 2002 . – С.74-76.

[52] СЗ РФ. 2004. N 41. Ст. 4024; 2008. N 39. Ст. 4424; N 50. Ст. 5899; 2009. N 9. Ст. 1087.

[53] СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215; 2006. N 6. Ст. 636; 2007. N 10. Ст. 1151; N 16. Ст. 1828; 2007. N 49. Ст. 6070; 2008. N 13. Ст. 1186; N 30 (ч. 2). Ст. 3616; N 52 (ч. 1). Ст. 6235.

[54] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

[55] Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. Изд-во «Юр. центр Пресс», 2007. – С. 481-483.

[56] Емельянов Г. В., Стрельцов А. А. Информационная безопасность России. Ч.1. Основные понятия и определения: Учебн. пособие / Под общ. ред. проф. А. А. Прохожева. М.: РАГС при Президенте РФ, 2006. – С.312-315.

[57] Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) // Первоначальный текст документа опубликован в изданиях "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

[58] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т.2. Особенная часть. Под ред.доктора юридических наук, профессора А.Н. Игнатова и доктора юридических наук. Профессора Ю.А. Красикова. – М.: Изд.группа НОРМА-ИНФА-М, 2009. – С.425-428.

[59] Правовая информатика и кибернетика: Учебник /Под ред. Н. С. Полевого. М.: Юрид. лит., 2005 – С. 28-31.

[60] Дворников А.А. Уголовно-правовые аспекты борьбы с преступлениями, посягающими на конфиденциальную информацию // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. мат. междунар. науч. конф. (г. Красноярск, 15-16 февраля 2007 г.): в 2 ч. / Сибирский юрид. ин-т МВД России; отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск, 2007. – С.56-59.

[61] Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: Учебник / Под ред. Б.Н. Топорнина. Спб.: Юрид. центр «Пресс», 2001. – С. 165-168.

[62] Васильева Л.Н. Транснациональные преступления как угроза национальной безопасности России (конвенционные механизмы противодействия) [Текст] / Л.Н. Васильева // Журнал российского права. 2005. № 10. – 371 с.

[63] Морозов В.И., Дворников А.А. Пути повышения уголовно-правовой охраны государственной тайны // Черные дыры в российском законодательстве. – 2006. -№ 4. – 0,6 п. л. (соавторство не распределено). – С. 28-31.

[64] Андриченко Л.В., Вишняков В.Г., Гравина А.Л. и др. Национальная безопасность Российской Федерации: проблемы укрепления государственно-правовых основ [Текст]/ Л.В. Андриченко, В.Г. Вишняков, А.Л. Гравина //Журнал российского права. 2005. № 2. С.25-28

[65] Соколова О.С. Почему невозможно привлечь должностное лицо к ответственности за разглашение служебной тайны // Закон. - 2005 г. - №4. - с.89-93.

[66] Дворников А.А. Уголовно-правовые аспекты борьбы с преступлениями, посягающими на конфиденциальную информацию // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. мат. междунар. науч. конф. (г. Красноярск, 15-16 февраля 2007 г.): в 2 ч. / Сибирский юрид. ин-т МВД России; отв. ред. С.Д. Назаров. – Красноярск, 2007. – С. 417-419.

[67] Иванов С.А., Иванкина С.А., Куренной А.М., Маврин С.П., Хохлов Е.Б. Правовое регулирование отношений в сфере госслужбы //Эж-юрист.2004. – С. 214-218.

[68] Уголовное право. Особенная часть. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. 3-е изд., перераб. и доп. - М. 2009. – С. 141-143.

[69] Гаврилов О. А. Информатизация правовой системы России. Теоретические и практические проблемы. М.: Юрид. книга, 2007. – С. 162-163.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий