регистрация / вход

И. Гаспринский и "джадидизм"

Исследование деятельности просветителя И.Б. Гаспринского и его движения джадидизма, идей обновления и европеизации жизни татарского народа. Описания открытия новометодных мектебов и медресов для детей, реформ методов преподавания, подготовки учителей.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Российская академия правосудия

Казанский филиал

Факультет подготовки специалистов для судебной системы

Кафедра общетеоретических дисциплин

РЕФЕРАТ

по дисциплине: «ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ТАТАРСТАНА»

на тему: И. Гаспринский и «джадидизм»

Выполнила: студентка 3 курса

Проверил: проф., д.и.н.

Хабутдинов Айдар Юрьевич

Казань – 2009 г.

Введение

Джадидизм - (от арабского усул-и-джадид — новый метод), культурно-реформаторское и общественно-политическое движение мусульман Поволжья, Крыма и Средней Азии в конце XIX — начале XX вв.

В конце XIX — начале XX вв. данное движение стало господствующим в общественно-политической жизни мусульман. Оно не было чисто религиозным или светским, хотя имело различные течения. Оно было синтетическим, захватывающим не только систему образования, но и общественно-философской мысли, этических норм. Движение джадидизма относительно органично утверждало связь ислама с просвещением и наукой. Идеи джадидизма активно внедрялись среди мусульманского населения при активном участии крымско-татарского просветителя И.Б. Гаспринского.

гаспринский медрес мектеб джадидизм


В последней четверти 19 века были радикальные изменения методов преподавания в мектебах и медресе: были введены европейские методы обучения - эсулджадид (новый метод), отсюда выражение джадидизм. Наряду с религией, в мектебах стали преподаваться также основы светских наук - арифметики, географии, а также родной язык, как особый предмет, рисование, придавалось большее значение обучению письму; преподавание проводилось на татарском языке вместо прежнего так называемого тюрки и арабского языков; обучение начиналось с изучения азбуки, поэтому оно называлось также звуковым методом; учащиеся делились на классы, были введены экзамены, которых раньше не было. Если прежде специальные школы для девочек были только в больших населенных пунктах, чаще всего они обучались в доме у жены муллы (абыстая), то теперь школы открывались как для мальчиков, так и для девочек; те и другие одинаково обучались письму, тогда как раньше девочки обучались преимущественно чтению.

Учителя стали более квалифицированными, ибо реформа методов преподавания постепенно охватывала и медресе, в которых готовились учителя. Джадидскими стали крупные медресе в Казани: Мухаммадия, в котором училось около 500 шакирдов и работало 20 учителей, Марджания, Апанаевское и Азимовское: в Уфе - Галия и Гусмания; в Оренбурге Хусаиния, в Вятской губернии - Ижбубинское медресе, отличавшееся превосходной организацией учебного дела с преподаванием европейских языков, в том числе французского. В Ижбубинске было открыто медресе также для девочек. Джадидские медресе появились затем и в других городах и крупных деревнях.

Идея обновления и европеизации жизни татарского народа, возникшая в Казани, нашла свое практическое осуществление впервые в Бахчисарае (Крым). Великий просветитель Исмаил-бей Гаспринский, начавший в 188З г. выпускать газету «Тарджеман» (переводчик), вплоть до своей смерти в 1914 г. на протяжении более 30 лет популяризовал идеи джадидизма среди тюркских народов России. «Гаспринский выдвигает лозунг тройного единства мусульманского мира России: «Единство в языке, мыслях, действиях». Но это единство является единством, не западным кем- то, а выбранным самим человеком»[1]

Гаспринский родился в 1851 г. в деревне Гаспара около Бахчисарая (Крым) в семье небогатого дворянина. Через 4 года семья переселилась в Бахчисарай. Исмаил в 7 лет был отдан в старометодный мектеб. Затем он поступил в московское военное училище, однако, не окончив курса, вернулся в 1866 г. в Бахчисарай и стал учителем русского языка в одном из медресе. В 1871 г. Гаспринский отправился в Париж, где он оставался 2 года, потом переехал в Истанбул. Из Турции он вернулся в 1875 г. на родину, полный желания служить не только своему народу, но и своей расе. В 1878-1883 гг. он был городским головой. После этого Гаспринский приступ ил к издательской и литературно-педагогической деятельности. С какими трудностями пришлось ему столкнуться при этом, видно из следующих слов Гаспринского: "Целые три года входил я перед двумя губернаторами и тремя министрами с ходатайствами и в течение 4-х лет ездил в Петербург для того, чтобы добиться разрешения на издание газеты» (имеется в виду «Тарджеман»). С другой стороны, ему приходилось бороться против невежества и фанатизма своего народа. Но Гаспринский был энергичный, упорный человек и твердо верил в успех своего дела и в будущее своего народа. «Тарджеман» стал выходить и его стали читать и в Крыму, и в Истанбуле, и в Ташкенте, и в Баку, и в Казани. Мусульмане России посредством «Тарджемана» знакомились и общались друг с другом и осведомлялись о событиях в культурном мире. Гаспринский стремился выработать особый общетюркский язык и объединить на этой основе весь тюркский мир. Осуществить ему это не удалось, но все же он добился на 3-м Всероссийском съезде мусульман в 1906 г. принятия его предложения об обязательном преподавании в последних классах мектебов общетюркского языка. «Тарджеман» способствовал как распространению джадидских школ, так и появлению литераторов, педагогов, общественных деятелей и журналистов среди тюркских народов России. До 1905 г. "Тарджеман» был единственной газетой на тюрко-татарском языке в России. Появившиеся после 1905 г. многочисленные газеты и журналы на языках тюркских народов, особенно татарские, приняли на себя функции, которые выполнял до этого "Тарджеман» и значение последнего упало. Гаспринский умер в сентябре 1914 г.[2]

В 1883 г. Гаспринский открыл первую джадидскую школу в Бахчисарае и составил учебник для обучения по новому методу. Новометодные школы стали открываться и среди татар Поволжья, Приуралья и Сибири. Гаспринский с самого начала ставил целью выведение мировоззрения мусульман из рамок традиционной общины. В «Тарджемане» нашли отклик самые различные темы от достижений науки до открытия новометодных школ в аулах. В 1898г в Уфе проходит совещание представителей духовенства, интеллигенции по поводу создания основ литературного татарского языка и реформы просвещения.

Разумеется, джадидское движение победило не сразу и не легко, оно должно было преодолеть отчаянное сопротивление наиболее отсталой и фанатичной части мусульманского духовенства - кадимистов, являвшихся сторонниками старых методов. Кадимистов поддерживало царское правительство, справедливо видевшее в джадидизме путь культурного подъема татарского народа, перспективы развития его национальной культуры, что так пугало царизм. «Кадимисты предпочитали традиционные собрания, как свадебные туи или другие собрания - меджлисы для обсуждения джадидской угрозы и действий против джадидов. Другими методами были рассылка и публикация памфлетов, и наконец, использование таких современных методов, как журналы, но в меньшей степени, чем джадиды. Кадимисты выступали против литературных и музыкальных вечеров».[3]

Гаспринский прикладывает огромные усилия для создания светской национальной элиты. Начальная джадидская школа давала лишь первичный уровень подготовки, поэтому в конце 19 века создаются учительские курсы и джадидские медресе, как центры подготовки новой элиты. Эти функции выполняли медресе «Хусания», «Расулия» и «Усмания» для Урала, «Муххамадия» и «Апанаевская» для Поволжья.

К 1900г, можно говорить о достижении основных идей просветительского этапа джадидизма. Сильный толчок джадидскому движению дали события, связанные с революцией 1905 г., в результате которого количество реформированных школ продолжало быстро расти. Однако с наступлением реакции усилилось преследование джадидских школ со стороны царских властей; наиболее активные деятели просвещения нового направления среди татар были арестованы и сосланы в Сибирь или на Север. В 1911 г. казанский губернатор в секретном циркуляре предписывал местным полицейским властям всячески препятствовать развитию новометодной татарской школы, распространявшей светские знания - математику, географию, историю и т. д. В циркуляре говорилось, что «за деятельностью новаторов должно вестись неослабное, неотступное наблюдение…».[4] Но ничто не могло задержать поступательного движения джадидизма, и ко времени Октябрьской революции 1917 г. большинство татарских школ были уже джадидскими.

Наряду с улучшением методов преподавания быстро росло также количество школ. В 1908 г. в Казани было 36 медресе, из них 12 высшего типа, 12 - неполного высшего типа, 12 - среднего типа и 13 мектебов при них; в 1913 году в городе существовало 7 женских джадидских школ, еще в 1909 г. джадские женские школы были открыты в Троицке и Оренбурге. В 1909г. в Томске было создано общество мусульман-прогрессистов, распространявших свое влияние на всю Западную Сибирь. Джадиды были инициаторами первых театральных постановок на татарском языке любительскими объединениями, способствуя духовному развитию и расширяя культурный кругозор мусульманского населения края, которое существенно пополнилось в начале 20 века благодаря вольному и целевому переселению тюркского населения, ссылаемым сюда из других регионов.

Все мектебы и медресе содержались на средства самого населения, расходы на них покрывались за счет добровольных пожертвований жителей. Государство никаких средств на них не отпускало. Народ не только строил школы, но и содержал их, отапливал и освещал, платил учителю, покупал учебники и оказывал помощь бедным детям. Некоторые школы содержали целиком отдельные состоятельные люди из татар. Как мектебы, так и медресе, даже реформированные, в которых изучались светские науки и европейские языки, считались религиозными; открытию татарских светских школ ставились правительством различные преграды, которые существовали вплоть до Февральской революции, точнее до 20-го марта 1917 г., когда Временным правительством было издано постановление «Об отмене вероисповедных и национальных ограничении».


Заключение

Суммируя все вышесказанное, можно сделать вывод, что благодаря идеям Гаспринского были открыты новометодные мектебы и медресе, которые были обеспечены необходимой литературой, формируется собственная идеология и литературный татарский язык, мусульманская элита начинает получать знание русского языка, создаются благотворительные общества как культурно – просветительские центры общин. Итогом является повышение уровня просвещения и общенационального светского образования.


Список использованной литературы

1. Валидов Д., Очерки истории образованности и литературы татар до революции 1917 г., Москва-Петроград, 1923.- 532с.

2. Давлетшин Т.Д. «Советский Татарстан» - Казань: «Жиен», 2005.-485с.

3. Тагиров И.Р. «История национальной государственности татарского народа и Татарстана».- Казань, 2000.

4. Хабутдинов А.Ю. « Миллет Оренбургского Духовного Собрания в конце XVIII- XIX веках».-Казань: Иман, 2000.-160с.


[1] Хабутдинов А.Ю. « Миллет Оренбургского Духовного Собрания в конце XVIII- XIX веках.-Казань: Иман, 2000.-С.129.

[2] Валидов Д., Очерки истории образованности и литературы татар до революции 1917 г., Москва-Петроград, 1923, стр. 50-54

[3] Хабутдинов А.Ю Указ соч..- С.142.

[4] Хасанов М. « Революция и национальности», орган Совета национальностей ЦИКа СССР и Коммунистической академии.- 1993.- №11.-С.32.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий