Международная борьба с преступностью в России

Психологические аспекты криминальных действий и виды группировок. Правовые меры, стратегия и условия борьбы с организованной экономической преступностью. Международно-правовые проблемы противодействия транснациональной беззаконности и отмыванию денег.

Содержание

Введение

Глава 1. Особенности экономической преступности в России

1.1 Понятие и признаки организованной экономической преступности

1.2 Особенности современной организованной экономической преступности в России

1.3 Основные виды преступных организаций, принципы их организации и механизмы жизнестойкости и приоритетные направления противоправной деятельности в области экономики

1.4 Основные направления контроля над организованной экономической преступностью

1.5 Уголовно-правовой контроль над экономической преступностью в России

1.6 Экономические преступления и методы борьбы с ними

1.7 Преступность в России в контексте социально-экономических реформ

1.8 Психологические аспекты борьбы с экономической преступностью. Проблема борьбы с экономической преступностью

Глава 2. Криминологическая характеристика экономической преступности

2.1 Экономическая преступность: понятие и основные характеристики. Связь "теневой" экономики и экономической преступности

2.2 Причины и условия экономической преступности

2.3 Правовые меры борьбы с экономической преступностью

2.4 Стратегия борьбы с организованной экономической преступностью: от противодействия к контролю

Глава 3. Меры государственного воздействия на экономическую преступность

3.1 Основные направления борьбы с экономической преступностью

3.2 Совет Федерации как субъект формирования государственно-правовой стратегии

3.3 Современные проблемы борьбы с преступностью в России

3.4 Международно-правовые проблемы борьбы с транснациональной преступностью и отмыванием денег

Заключение

Список используемой литературы

криминальный преступность отмывание деньги


Введение

Радикальная реформа экономических отношений и перевод ее на рыночную основу дали толчок к активизации ряда процессов, оказывающих негативное влияние на ситуацию в стране. В результате произошло полное и необратимое разрушение десятилетиями действовавшей системы хозяйствования и создание гибридной системы, воплотившей в себе худшие черты нецивилизованных рыночных отношений и административного стиля хозяйствования. Это в свою очередь вызвало наращивание криминогенного потенциала в стране, что обусловило усиление угрозы экономической и, в конечном итоге, национальной безопасности, ибо как следует из текста Концепции национальной безопасности Российской Федерации "...кризисное состояние экономики - основная причина возникновения угрозы национальной безопасности Российской Федерации".

Данное положение наиболее наглядно сказалось в отдельных республиках Южного Федерального округа и, в частности, в Дагестане, где анализ обстановки и выявленных преступлений показывает, что преступная деятельность в сфере экономики все более приобретает организованные формы. С переходом России к рыночным отношениям, акционированию и приватизации государственной и общественной собственности криминальные возможности организованной преступности в сфере экономики многократно умножились. Как следствие, ее представители активно действуют в самых различных отраслях экономики, внедрились в легальные сферы и общественную жизнь. Отмечается также консолидация преступного элемента, которым используются методы "проталкивания" своих членов в государственные структуры, куначеские отношения, коррумпированность чиновников для расхищения бюджетных средств, совершения других тяжких преступлений в сфере экономической деятельности. До половины групп прикрывают свои преступления за счет контролируемых или специально создаваемых легальных структур, одновременно используя их для извлечения незаконных доходов и отмывания нажитых преступным путем средств. Основным фактором формирования экономических основ организованной преступности продолжают оставаться доходы, получаемые от незаконных финансовых операций, контрабанды товаров, производства и сбыта неучтенной продукции, присвоения чужого имущества, нелегальной продажи нефтепродуктов, реализация незаконно добытой рыбы осетровых пород, фальсифицированной алкогольной продукции.

Обозначенные процессы крайне негативно отражаются на развитии республики, что находит свое выражение, прежде всего, в отвлечении инвестиционного капитала, подстегивании инфляции, лишении бюджета республики значительной части доходов, воспрепятствовании осуществлению программ социальной помощи, мощном противодействии происходящим в республике преобразованиям. Больше того, организованная экономическая преступность, превращаясь в массовое и масштабное явление, подтачивает фундамент свободного предпринимательства, что сказывается на стагнации общественного хозяйства, нарушении рыночного равновесия и нормальных воспроизводственных процессов, в целом не способствует увеличению совокупного богатства в обществе, а ведет лишь к несправедливому его перераспределению. Наконец, нельзя забывать, что корни наиболее опасных преступлений - криминальных разборок, убийств, взрывов, похищения людей - кроются в экономической сфере.

Таким образом, анализ сложившейся ситуации в стране указывает на то, как отмечает В.М. Есипов, что криминогенные факторы определяют в значительной мере состояние общества и, прежде всего, экономики страны не только сегодня, но и в обозримой перспективе. Особенно это относится к экономической преступности и, очевидно, главной ее составляющей — организованной экономической преступности.


Глава 1. Особенности экономической преступности в России

1.1 Понятие и признаки организованной экономической преступности

Генезис российской преступности последнего десятилетия выявил две взаимообусловленные тенденции – "экономизации" организованной преступности и повышения уровня организованности самой экономической преступности. Их действие привело к возникновению принципиально нового асоциального явления - организованной экономической преступности, представляющей собой некий симбиоз развитых форм организованной и экономической преступности.

Проблема определения понятия организованной экономической преступности. Общепринятого уголовно-правового и криминологического понятия "организованная экономическая преступность" в настоящее время не выработано, несмотря на его широкое использование в научном обороте. Понимание организованной экономической преступности крайне неопределенно. Это, безусловно, ограничивает возможности конструктивного диалога с целью совершенствования и унификации законодательства по борьбе с данным явлением. Однако, с другой стороны, сложность самого явления, динамичное изменение криминальной практики в экономической сфере, значительные национальные различия в сочетании с плюрализмом исследовательских подходов, обусловленным методологией и личностными особенностями, не позволяет рассчитывать на окончательное решение этой задачи в принципе. Это связано не с несовершенством механизмов научного познания или неэффективной организацией научного общения, но с природой самой проблемы. Используя выражение М. Мамардашвили, ее можно рассматривать в качестве своеобразной "фиксированной точки интенсивности", то есть явления, смысл которого не проявлен до конца, не может быть проявлен до конца, но познание которого является мощным стимулом для непрерывного поиска нового смысла. Вокруг таких понятий происходит особая интенсификация познавательных усилий.

Другой, связанный с предыдущим, аспект этой проблемы состоит в том, что полностью адекватного описания данной сферы действительности дать вряд ли возможно, не опираясь на некоторые априорные предположения и допущения, выбор которых опять-таки определятся как минимум личностными факторами и методологическими традициями.

Рассматривая целостное явление организованной экономической преступности целесообразно рассмотреть его составляющие, что будет способствовать выведению, своего рода, универсального определения явления, а так же определения его признаков.

Явление экономической преступности.

Первоначальное понимание экономической преступности фактически сводилось к ее отождествлению с преступностью имущественной. В понятийном и методологическом аппарате правовой науки не находили адекватного отражения новейшие тенденции криминальной практики. Однако уже в 60-х годах XIX века один из ведущих французских исследователей этой проблематики М.Патэн в работе "Общая часть уголовного права и уголовное законодательство в сфере бизнеса" (1861 г.) отмечал, что данные вопросы настолько твердо проложили путь в науку, что стали, чуть ли не самыми главными. Он называет, в частности, следующие вопросы, нуждающиеся в срочном решении:

· экономические преступления, в том числе преступления в сфере предпринимательства;

· уголовно - правовое регулирование в данной сфере, в том числе налоговое уголовное право;

· уголовно - правовая защита предпринимателей, в т.ч. налогоплательщиков;

· уголовная ответственность предпринимателей, в том числе налогоплательщиков.

Уже в то время ведущие специалисты воспринимали проблема экономической преступности как крупную социальную проблему будущего, которую неизбежно придется решать, которая станет "во весь рост" и потребует специального рассмотрения.

Важнейшим этапом исследования проблем экономической преступности явилась работа криминолога Э.Сазерленда, впервые предпринявшего систематическое исследование преступности корпораций. Созданная им криминологическая концепция оказала мощное идейное влияние на последующий выбор способов понимания этой актуальной проблемы. В его концепции внимание было акцентировано на то новое обстоятельство, что субъектами наиболее опасных экономических преступлений являются лица, занимающие высокое социальное положение в сфере бизнеса и совершающие преступления в процессе профессиональной деятельности в интересах юридических лиц и собственных интересах. Введенный им в научный оборот термин "беловоротничковая преступность" достаточно точно отражает эту особенность его концепции.

На основе концепции "беловоротничковой преступности" Э.Сазерленда, было сформулировано определение экономической преступности, как преступности корпораций. Это наиболее узкое определение и при всей его полезности, оно не описывает адекватно проблемную область. Узость подобного подхода связана с тем, что экономические преступления совершаются не только от имени и в интересах предприятия. До настоящего времени в ряде стран, в том числе в России, отсутствует уголовная ответственность юридических лиц.

В процессе развития концепции Э.Сазерленда и восприятия новейших тенденций в криминальной практике были предложены расширительные трактовки данного понятия. Тенденция к расширению понятия проявлялась в двух взаимосвязанных аспектах.

Во-первых, расширение круга субъектов экономических преступлений. Постепенно к данной категории стали относить не только высших руководителей корпораций, но и других служащих. А позднее ограничения по субъектам вообще не использовалось. Неизменным, однако, оставался признак совершения преступления в процессе профессиональной деятельности. Своеобразная "потеря" субъекта проявилась в том, что ключевым критерием для определения преступности как экономической признается модус операнде и цели, которые преследует правонарушитель.

Во-вторых, изменился и перечень преступлений, относимых к экономическим. Позже к этим преступлениям стали относить уклонение от налогов, компьютерные и другие преступления, причиняющие вред экономике государства, ее отдельным секторам, предпринимательской деятельности, а также экономическим интересам отдельных групп граждан. Перечень этих преступлений расширился до 20-30 составов.

Эти изменения научной "карты мира" были обусловлены не только внутренней логикой развития научного знания, но и эволюцией самого исследуемого явления - экономической преступности.

Новое понимание проблемы, позволило как российским, так и зарубежным исследователям предложить многочисленные новые определения понятия экономической преступности, которые отличались теми или иными признаками. Рассмотрим некоторые из них. Разделяя преобладающую в российской литературе точку зрения, Н.Ф.Кузнецова считает, что экономическая преступность слагается из посягательств на собственность и предпринимательских преступлений.

Г.К.Мишин рассматривает экономическую преступность как проявление в социальной жизни всеобщей борьбы за существование. Суть экономического преступления в конфликте экономических интересов. К числу экономических преступлений наряду с хозяйственными, по его мнению, следует относить все преступления против собственности, которые в условиях рыночной экономики так или иначе связаны с хозяйственной деятельностью.

В России при создании нового уголовного кодекса реализован широкий подход к определению преступлений, определяемых как экономические. В действующем УК имеется раздел "Преступления в сфере экономики", в который вошли три главы с 47 статьями о преступлениях против собственности, о преступлениях в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих организациях. Вместе с тем, в этот раздел не вошли должностные преступления (злоупотребления, взяточничество и др.), компьютерные преступления, преступления, связанные с посягательством на интеллектуальную собственность и авторские права и ряд других, традиционно относящихся к экономическим. С другой стороны, ряд преступлений против собственности не относятся к экономическим (преступления, связанные с прямым посягательством на собственность (кража, грабеж, разбой, уничтожение или повреждение имущества), а также иные преступления против собственности, не связанные с экономической деятельностью).

Явление организованной преступности.

Организованная преступность - сложнейшая и наиболее опасная форма преступности, которая посягает на политические, экономические, социальные и правовые сферы любого общества.

Проблема организованной преступности, как отмечалось на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности, является второй по степени важности транснациональной проблемой после экологии.

Анализируя проблему организованной преступности, В.В.Лунеев отмечает, что понимание организованной преступности еще менее определенно, чем насильственной, корыстной или иных форм преступности.

В основе выделения организованной преступности из общего противоправного поведения лежат характер и степень организованного взаимодействия нескольких преступников между собой при осуществлении своей пролонгированной криминальной деятельности. Это преступления, часто выходящие за пределы государственных границ, связанные не только с коррупцией общественных и политических деятелей, получением взяток или тайных сговоров, но также и с угрозами, запугиванием и насилием.

Понятие и признаки явления организованной экономической преступности.

Для определения эффективной государственной политики контроля над преступностью, также как и для самой криминологической науки, особое значение приобретает задача изучения взаимной связи и обусловленности экономической и организованной преступности. Этой проблеме российские специалисты стали уделять внимание не так давно. В числе первых отечественных исследователей, кто обратил на нее внимание, были юристы А.И. Долгова, Я.И. Гилинский, А.И. Гуров, В.В. Лунеев, В.С. Овчинский, Ю.Г. Козлов, А.М. Яковлев, И.И. Рогов и др., экономисты - О.В. Осипенко, А.А. Крылов, В.М. Есипов, А.В. Нестеров и др.

Один из известных исследователей теоретических вопросов теневой экономики периода окончания 80-х - начала 90-х годов О. Осипенко, выступая в качестве участника "Круглого стола", организованного в 1989 г. издательством "Юридическая литература" для обсуждения вопросов борьбы с оргпреступностью, обозначил ряд важных положений. Во-первых, о том, что феномен организованной преступности вообще есть явление экономическое (он даже попытался, как политэконом, определить ее место в системе координат реальной экономики). Во-вторых, - что оргпреступность выступает в качестве составного элемента теневой экономики. В-третьих, - что существует понятие организованной экономической преступности (его расшифровки он тогда не привел).

Алма-атинский исследователь И. Рогов преступления в сфере экономики назвал основой организованной преступности при этом он считал, что собственно организованная преступность - более широкое явление, включающее, как преступления в сфере экономики, так и нарко- и порнобизнес, проституцию, незаконные азартные игры, рэкет, и предполагающее сращивание с профессиональной общеуголовной преступностью.

На этот счет существуют и другие точки зрения. Так, А.С. Никифоров полагал, что организованная преступность является частью экономической преступности. С таким подходом можно согласиться лишь в той части, что определенные сегменты экономической преступности действительно имеют явно организованный характер.

Следует сказать, что на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1995 г.) было отмечено, что феномен организованной преступности представляет собой имеющее материальную форму незаконное предпринимательство. В этой характеристике, как видим, выделена ключевая, определяющая черта организованной преступности - ее превращение в некую форму незаконного предпринимательства. Особая специфика отечественных видов организованной преступной деятельности, состоит в том, что российская организованная преступность зародилась в среде легальной экономики, а не в сфере нелегальной криминальной экономической деятельности (наркобизнеса, бизнеса на проституции, бутлегерства и др.), как в ряде стран Запада (в первую очередь в США).

Выделение такого принципиального отличия, очевидно, позволит иначе взглянуть и на проблему соотношения отечественной экономической и организованной преступности, детерминации их развития и становления, сочетания экономической и уголовной составляющей организованной преступности, определения приоритетности двух тенденций – "экономизации" организованной преступности и повышения уровня организованности самой экономической преступности. В этом отношении может стать продуктивным, например, предложение проф. А.А. Крылова разграничить два разнородных явления - организованную общеуголовную преступность и криминальную экономическую деятельность. Интерес может представить и научная проработка (доказательство либо опровержение) предлагаемого нами аксиоматического утверждения о наличии прямо пропорциональной зависимости между ростом энтропии в экономической жизни общества и повышением уровня организованности преступности в этой сфере.

На важность выделения в составе организованной преступности двух составляющих - экономической и общеуголовной - обращается внимание в работах и некоторых других исследователей (напр., Я.И. Гилинского, В.В. Лунеева ).

В монографии К.В. Привалова, посвященной теоретико-правовому анализу теневой экономики, также рассматриваются отличия организованной преступности от экономической. В этой работе подчеркивается, что организованной преступности присуща более сложная организация: Во-первых, организованная преступность, как сложная организация, имеет набор взаимосвязанных целей: максимизации преступных доходов, отмывание "грязных" денег, поддержка осужденных или скрывающихся от правосудия членов организации, сращивание с государственной властью. Экономическая преступность имеет, как правило, одну цель - получение преступных доходов. Второе отличие - в характере разделения труда внутри преступной организации. В экономической преступности доминирующие позиции имеет горизонтальное разделение исполнительского труда. Функцию организатора и координатора действий участников различных составляющих преступной работы может выполнять даже один из исполнителей. Напротив, в организованной преступности доминирующие позиции занимает вертикальное разделение труда. Акцент переносится на создание и обеспечение эффективного функционирования сложной подсистемы организованной преступностью. Провал одной или даже нескольких групп исполнителей не изменит существенно позиции организованной преступности, если сохраняется управленческая вертикаль, поскольку имеющийся капитал, связи, организаторские навыки "управляющих" позволяют достаточно быстро восстановить утраченные исполнительские звенья. Отличие организованной от экономической преступности существует и по социальному составу участников. В экономической преступности главные участники - представители делового мира, которых называют "белыми воротничками". Организованная преступность, помимо представителей "белых воротничков", включает лиц из уголовно-преступной среды, чиновников государственных органов власти, в том числе сотрудников всех ветвей правоохранительных органов.

В исследовании смежных асоциальных явлений - экономической преступности и организованной преступности - появились первые работы, посвященные некому конгломеративному образованию, синтезирующему в себе черты обоих явлений. Сложность данного объекта исследований породила, естественно, и многообразие представлений о его сущности. Посмотрим кратко, каковы в этом отношении основные позиции отдельных авторов, выделяющих и рассматривающих, соответственно, феномен организованной преступности в сфере экономики, феномен организованной экономической преступности, феномен экономической организованной преступности.

Как вытекает из содержания такой дефиниции, здесь представлен крайне ограниченный набор признаков собственно организованной преступности - названы лишь три из них, обозначенных ключевыми словами "сеть групп (сообществ)", "преступная деятельность как промысел", "обеспечение собственной безопасности". К сожалению, ни один из них не имеет прямой связи с характерными чертами организованной преступности, действующей именно в сфере экономики. Лишь второй по счету признак имеет некоторое отдаленное отношение к данной сфере, поскольку он, - если перевести на современный русский авторское выражение, - называет организованную преступность формой предпринимательства.

Итак, попытаемся определить, что представляет собой организованная экономическая преступность, какова ее сущность и каким образом структурированы ее ключевые сегменты.

Вначале следует сказать о некоторых криминологических свойствах собственно организованной преступности, которые проявились в связи с ее проникновением в сферу легального хозяйства страны.

Первое, что можно констатировать определенно, это наличие тесной связи организованной преступности и экономики. Более того, организованная преступность становится социальным фактом лишь при условии обретения собственной экономической и финансовой основы, устойчиво формируемой за счет извлечения доходов как в сфере криминальной экономики (за счет запрещенной экономической деятельности), так и в легальном хозяйстве в результате использования разрешенных форм предпринимательской деятельности.

В основном завершившийся процесс первоначального накопления собственных капиталов российской оргпреступности позволил ей занять прочные позиции в легальной хозяйственной системе и в определенном смысле обладать экономической властью в стране. Накопление структурами организованной преступности гигантских капиталов, обладание экономической властью в легальном хозяйстве страны, реальными рычагами воздействия на политические структуры власти и др., наряду с выходом "на мировую арену" и приобретением транснациональных свойств позволяет сделать заключение о том, что российская оргпреступность имеет устойчивые предпосылки, которые могут вывести ее в число будущих лидеров среди крупнейших криминальных ассоциаций преступного мира западных стран, а, возможно, и подчинить их себе.

Организованная экономическая преступность (далее ОЭП) состоит из двух тенденций: "экономизации" организованной преступности и повышения уровня организованности экономической преступности. Принципиальное феноменологическое отличие российской организованной экономической преступности от аналогичных криминальных явлений в странах Запада состоит в специфике ее генезиса: она имеет двойственную (дихотомическую) природу - одна ее составляющая возникла в результате участия уголовно-преступных элементов в сфере легальной экономики. Вторая составляющая зародилась непосредственно в лоне самой легальной экономики - преимущественно на основе так называемого криминализированного предпринимательства, функционирующего за счет совершения экономических преступлений (в рамках деятельности официально зарегистрированных бизнес-структур). Она, как правило, не имеет тесных связей с традиционным уголовным миром и представляет собственно уникальное явление для изучения закономерностей эволюции оргпреступности в России и мире. Уникальность ее состоит и в ином: именно данная разновидность организованной экономической преступности может быть в значительной степени наиболее безболезненно элиминирована и сведена до минимума в результате акций по амнистии капиталов ее субъектов и структур (при определенных условиях и правилах), по легализации и легитимизации деятельности последних, проводимых в совокупности с иными мерами государства по оздоровлению экономических отношений.

Основные источники извлечения доходов организованная экономическая преступность имеет от деятельности официально зарегистрированных бизнес-структур в легальной экономике. Они извлекаются, во-первых, за счет разрешенного производства экономических благ (товаров и услуг) в соответствии с зарегистрированным уставом фирмы, во-вторых, за счет совершения противоправных деяний под прикрытием имиджа легальной фирмы - рэкетирской деятельности в отношении других юридических лиц (вымогательство денежных средств, материальных ценностей и др. в результате заключения фиктивных сделок, получения оплаты за якобы поставленные товары либо оказанные услуги и т.д.), совершения различного рода экономических преступлений преимущественно мошеннического характера, сокрытия доходов от налогообложения, отмывания "грязных" денег из сферы криминальной деятельности организованной преступности и др.

ОЭП имеет тесные коррупционные связи с представителями политического истэблишмента, властных и силовых структур государства, либо проводит в эти органы своих агентов. Это позволяет ОЭП не только обеспечивать "прикрытие" собственной противоправной деятельности, но и, несмотря на высокие трансакционные издержки, извлекать стабильно высокие доходы, не облагаемые налогами. В условиях современной России с помощью такой "связки" ОЭП получает также возможность влияния на определение экономической политики государства, формирование законодательной базы, "подогнанной" под собственные интересы, и т.д.

Организованная экономическая преступность сложное, синтезированное явление оно объединяет в себе как признаки организованной, так и экономической преступности.

В основе организованной преступности лежит фактор группы, то есть способ организации преступников, преступных групп, сообществ, предприятий, которые совершают те или иные виды преступлений, в том числе и экономические преступления, без этого доминирующего фактора само понятие организованной преступности не имеет смысла.

В основе же экономической преступности лежит другой фактор, это способ совершения экономического преступления, которое совершается, в том числе и организованными преступными группами.

Таким образом, обобщая сказанное выше, можно сделать вывод о том, что организованная экономическая преступность находится на пересечении явлений организованной и экономической преступности.

Говоря о признаках организованной экономической преступности целесообразно отметить, что они представлены всей совокупностью признаков явлений входящих в состав явления изучаемого, которое в свою очередь объединяет в себе признаки организованной и экономической преступности.

Так, например, в докладе Генерального секретаря ООН была дана обобщенная характеристика организованной преступной деятельности. В нем дан перечень признаков, который помогает объяснить характер данного явления:

а) организованная преступность - это деятельность объединений преступных лиц или группировок, объединившихся на экономической основе;

б) организованная преступность предполагает конспиративную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерархически построенных структур координируются планирование и осуществление незаконных деяний или достижение законных целей помощью незаконных средств;

в) организованные преступные группировки имеют тенденцию устанавливать частичную или полную монополию на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку, таким образом, гарантируется получение более высоких доходов;

г) организованная преступность не ограничивается лишь осуществлением заведомо незаконной деятельности или предоставлением незаконных услуг. Она включает также такие изощренные виды деятельности, как "отмывание" денег через законные экономические структуры и манипуляции, осуществляемые с помощью электронных средств. Незаконные преступные группировки проникают во многие доходные законные виды деятельности;

д) когда участвующие в организованной преступной деятельности лица начинают заниматься законной коммерческой деятельностью, они обычно привносят в нее методы насилия и запугивания, которые применяются в незаконных видах деятельности.

Организованная преступность представлена в виде специфической формы социальных связей в обществе, где наблюдается сочетание элементов иерархической структуры на высоких уровнях с более аморфной и гибкой сетевой системой взаимоотношений на более низких уровнях.

Можно выделить так же и иные признаки организованной преступности:

· Первый признак - это наличие устойчивых групп лиц, организованных на постоянной основе для получения прибыли незаконным способом.

· Второй признак организованной преступности - корыстный.

· Третий признак организованной преступности - это наличие

связей с коррумпированными должностными лицами.

Что же касается преступности экономической, то здесь, например, Е. Е. Дементьева, подготовившая серьезное исследование по экономической преступности в зарубежных странах, выделяет следующие признаки экономической преступности.

1. Корыстный характер. Их целью является получение выгоды в результате присвоения экономических ресурсов с нарушением принципа эквивалентности. Данный признак признается обязательным. При этом преступление может быть совершено в целях получения личной выгоды, в интересах третьих лиц или организации.

2. Совершаются в процессе профессиональной деятельности. На Международном семинаре 1982 года особо подчеркивалось, что данный признак является решающим при выработке дефиниции экономической преступности.

3. Совершение с использованием правовых форм экономических отношений полноценными субъектами экономических отношений, которые возникают у субъектов между собой и с государством, необходимыми для производства, переработки, приобретения, распределения и обмена, материальных благ и услуг.

4. Коллективность жертв, скрытый для общества характер преступлений, большое расстояние между жертвой и преступником. Объектом посягательства является экономика в целом, отдельным секторам, частнопредпринимательской деятельности, группам граждан.

5. Анонимность жертв. Данный признак указывает на то обстоятельство, что процесс виктимизации происходит в основном скрыто от самой жертвы.

6. Наличие двух субъектов - юридического (преступность корпораций) и физического лиц (преступность по роду занятости), действующих от имени и в интересах предприятия. Юридическое лицо является субъектом преступления лишь в тех странах, где законодательством предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц (США, Франция).

7. Существенный ущерб, причиняемый экономическим интересам государства, частного предпринимательства и граждан.

8. Множественный характер.

9. Перераспределение материальных благ как следствие экономических преступлений.

10. Длящийся, систематический характер .

11. Совершение без использования насилия.

12. Большое расстояние между жертвой и преступником.

13. Сложность определения персональной ответственности.

14. Нематериальный характер жертв.

15. Неочевидность факта совершения преступления.

16. Высокий уровень латентности.


1.2 Особенности современной организованной экономической преступности в России

Современной российской организованной экономической преступности присущи некоторые специфические особенности и тенденции развития. К наиболее значимым относятся следующие.

Высокий уровень латентности экономических преступлений, совершаемых преступными группами. Уровень латентности увеличивается или, по крайней мере, не уменьшается, раскрываемость преступлений и выявляемость правонарушений не растет.

Так, латентность мошенничества оценивается равной 65, должностных хищений - 925, взяточничества - 2935, (если зарегистрированные преступления принять за единицу, то латентность отдельных видов преступлений составит приведенные цифры).

Быстрое совершенствование способов преступных посягательств. Наблюдается вытеснение из сферы экономики примитивной преступности и замещение ее изощренной, интеллектуальной. Об этом свидетельствует, в частности, неуклонное снижение удельного веса так называемых "традиционных" имущественных преступлений (краж, грабежей, разбоев).

Преступники быстро приспосабливаются к новым видам, формам и методам предпринимательской деятельности. Они активно используют в преступных целях складывающуюся рыночную конъюнктуру, информационные технологии. Возрастает количество преступлений, совершаемых в сфере высоких технологий (картинг, компьютерная преступность, сетевая преступность, преступность в сфере персональной беспроводной связи), с использованием специальных познаний в сфере финансовой и экономической деятельности, в процессе профессиональной деятельности.

В качестве примера можно привести широкомасштабные хищения денежных средств с использованием поддельных банковских документов, фальсификация ценных бумаг, криминальное использование электронных средств доступа к банковскому счету, оргтехники (компьютеров, факс-модемов, множительных аппаратов).

Повышение интеллектуальной активности членов организованных преступных групп их преступления отличаются более эффективной подготовкой, совершением и сокрытием. Они осуществляют постоянный поиск новых возможностей расширения преступной деятельности. По данным МВД, в России действует около 80 тыс. членов организованных преступных группировок, под контролем которых находится около 40 тыс. хозяйствующих субъектов, в том числе 1,5 тыс. госпредприятий, 4 тыс. АО, свыше 500 СП, 550 банков и 700 оптовых и розничных рынков.

Сращивание организованной экономической и общеуголовной преступности. Обострение конкуренции за присвоение сверхдоходов сопровождается посягательствами насильственного характера - поджогами, криминальными взрывами, убийствами по найму (заказными убийствами) должностных лиц конкурирующих организаций, правоохранительных и других государственных органов. Неэффективность судебной системы стимулирует использование незаконных насильственных способов истребования долгов. Существует и множество других проявлений этого процесса, которыми неизбежно сопровождается проникновение в экономику организованной преступности.

Усиление межрегионального и транснационального характера организованной экономической преступности. Эта тенденция проявляется в том, что, во-первых, внешнеэкономические связи используются для легализации незаконных доходов, во-вторых - преступники используют инфраструктуру мировых финансовых рынков для осуществления преступных посягательств. В качестве примера можно отметить мошеннические операции в сети Интернет, незаконную оффшорную деятельность.

Создание эффективной системы легализации доходов, полученных от преступной деятельности. Отмытые средства вводятся в экономический оборот, инвестируются в легальный бизнес, нелегально вывозятся за границу.

Факторы криминализации российской экономики.

На уровень экономической преступности оказывает влияние сложный комплекс факторов, среди которых наиболее значимы политические, экономические и правовые. Выделяют также такие факторы, как организационные, психологические, медицинские и технические.

К политическим факторам экономической преступности относятся:

· нестабильность политического режима;

· непоследовательность уголовной политики;

· коррумпированность работников государственной службы;

· необустроенность межгосударственных границ после распада СССР;

· отчуждение населения от управления государственными делами и контроля за системой мер борьбы с преступностью.

Экономические факторы:

· высокий уровень дифференциации населения по уровню доходов;

· дисфункции социально-экономических институтов;

· общее ослабление государства и его неспособность обеспечивать регулирование экономики;

· макроэкономические диспропорции;

· значительный государственный сектор экономики;

· неэффективная налоговая политика и другие важные факторы.

Организационно-правовые факторы:

· недостаточно эффективная координация деятельности органов дознания, предварительного следствия, суда и прокуратуры;

· недостаточное ресурсное обеспечение правоохранительных органов;

· высокая текучесть кадров правоохранительных органов. Большой процент от общего числа работающих составляют сотрудники со стажем до трех лет. Доля сотрудников, проработавших более пяти лет, с увеличением стажа работы постепенно снижается, т.е. происходит отток высококвалифицированных работников в коммерческие, а иногда и криминальные структуры;

· снижения социально-правовой активности населения;

· отсутствие системы защиты свидетелей и потерпевших (распространение получили их запугивание и подкуп);

· низкая эффективность ревизионного (аудиторского) контроля;

· отставания правовой базы борьбы с преступностью от ее изменений и другие.

1.3 Основные виды преступных организаций, принципы их организации и механизмы жизнестойкости, и приоритетные направления противоправной деятельности в области экономики

С точки зрения специализации различают специализированные и универсальные группы.

Специализированные группы сосредоточивают свою деятельность на какой-то одной области, например, проституции или наркотиках.

Универсальные преступные группы диверсифицируют свою деятельность, которая может, например, включать мошеннические операции с кредитными карточками и различные финансовые преступления.

Существуют и другие подходы к классификации преступных организаций:

1. Традиционная или мафиозная семья, для которой характерны иерархические структуры, внутренние правила, дисциплина, кодекс поведения и разнообразная незаконная деятельность.

2. Профессиональные преступные группы. Члены таких групп объединяются для совершения определенного преступного действия. Подобные группы отличаются от организаций традиционного типа маневренностью и отсутствием жестких структур.

3. Преступные группы на основе этнических, культурных или исторических связей. Эти группы, будучи связанными со странами, из которых они вышли, составляют одну общую сеть, выходящие за пределы национальных границ. Используя общность происхождения, языка и обычаев, они способны оградить себя от действий правоохранительных органов.

В зависимости от характера функций преступных группировок выделяют следующие виды организованной преступности экономической направленности:

1. Организованная преступность корыстного типа (mercenery crime).

Цель - получение непосредственной материальной выгоды. Эти преступные организации осуществляют виды деятельности по страхованию риска, лежащие в основе мафия-метода, однако они совмещены в одной организационной структуре, выполняющей и основную преступную деятельность. Данный вид организованной преступности обозначается в криминологической литературе также термином "гангстерская преступность".

2. Синдикализированная организованная преступность (преступный синдикат). Основная цель - перманентное получение максимальной прибыли путем незаконного производства товаров и услуг и совершения экономических преступлений с использованием мафия-метода. Данный вид организованной преступности обозначается в криминологической литературе также термином "организованная экономическая преступность".

Экономическую организованную преступность в современной России можно условно разделить на бюрократическую, связанную с распределением фондов, товаров, сырья, услуг, должностей, лицензий, привилегий, льгот, и рыночную (черный рынок). Последняя удовлетворяет как рациональные повседневные потребности граждан, так и иррациональные потребности.

В теории криминологии выделяется различное количество признаков, характеризующих организованные преступные формирования как элементы организованной преступности. Они достаточно типичны, однако если говорить об организованной экономической преступности, как синдикализированной, то можно выделить следующие признаки.

Такие преступные организации имеют:

· руководящее ядро, как правило, коллегиальный орган, в котором управление формированием осуществляется группой лиц, имеющих фактически равное положение;

· определенную иерархическую структуру, отделяющую руководство от непосредственных исполнителей путем разделения формирования на составные группы, наличия промежуточного руководящего ядра и т.п. - такая структура управления избавляет руководителей от необходимости непосредственной организации или совершения конкретных преступлений;

· достаточно четкое распределение ролей (функций), которые реализуются при выполнении конкретных заданий, обязанностей или в ролевом "должностном" поведении (боевики, контролеры, "смотрящие", телохранители и т.п.);

· жесткую дисциплину с подчинением по вертикали, основанную на собственных законах и нормах с санкциями за нарушение;

· профессиональное использование основных государственных и социально-экономических институтов, действующих в стране, в целях создания внешней законности преступной деятельности (официальное прикрытие в виде совместных предприятий, фондов, фирм, казино и т.п.);

· финансовую базу в виде общих денежных фондов, недвижимости и т.п., для решения "общих" задач, позволяющую, кроме того, обеспечивать высокую техническую оснащенность;

· информационную базу, позволяющую иметь сведения о выгодных и безопасных направлениях преступной деятельности, применении специальных методов разведки и контрразведки;

· конспиративный характер преступной деятельности; наличие системы планомерной нейтрализации всех форм социального контроля.

Такие организации существуют на основе и в соответствии со специфическими принципами организации и механизмами жизнестойкости:

Экономические причины организованности криминальной деятельности.

Криминальная экономическая деятельность, подобно легальной, осуществляется в самых различных формах: от индивидуальной деятельности предпринимателя или наемного работника до транснациональных преступных синдикатов. Значительный вклад в их исследование внесен правовой наукой, активно исследующей проблему организованной преступности. Вместе с тем, поиск действенных средств контроля над криминальной экономической деятельностью предполагает комплексный подход к изучению криминальной экономической деятельности и выявлению причин и механизмов развития наиболее опасных и эффективных ее организационных форм. Каковы экономические причины возникновения организованных форм криминальной экономической деятельности? Ответ на эти и другие вопросы предполагает рассмотрение экономических факторов, определяющих организационные формы криминальной экономической деятельности.

Для объяснения причин существования различных форм криминальной экономической деятельности наиболее перспективным является подход, основанный на достижениях современной институциональной экономической теории и теории фирмы Лауреата Нобелевской премии 1991 г. по экономике Рональда Коуза. Рассматривая экономическую деятельность в условиях рынка, Р. Коуз выделил наряду с производственными издержками, которые вынужден нести экономический агент, также еще одну важную категорию издержек, которая не принималась во внимание господствовавшей неоклассической экономической теорией. Эти издержки он назвал трансакционными, или издержками сделок, издержками перехода прав собственности, издержками использования рыночного механизма. Вот как он сам их определил: "Чтобы осуществить рыночную трансакцию, необходимо определить, с кем желательно заключить сделку, оповестить потенциальных партнеров об условиях сделки, провести предварительные переговоры, подготовить контракт, собрать сведения, чтобы убедиться, что условия контракта выполняются и т.д.". Иными словами, трансактные издержки могут рассматриваться как издержки адаптации к требованиям рынка. Позднее были предложены и другие подходы к выделению трансактных издержек. Эрроу рассматривал их как издержки, связанные с функционированием экономической системы. Специфика конкретного подхода не колеблет фундаментального вывода Р. Коуза, о том, что деловое предприятие (фирма) возникает, если сознательное регулирование экономической деятельности предпринимателем позволяет снизить трансактные издержки. Это происходит, если вместо краткосрочных контрактов и соглашений между независимыми участниками будет заключен единый долгосрочный контракт, по которому распределение ресурсов будет регулировать предприниматель, а не рынок. Отношения участников будут регулироваться системой норм и правил, соблюдение которых обеспечивает санкционный механизм. Таким образом, возникает предприятие. Вместе с тем, с увеличением размера предприятия возрастают также и издержки по обеспечению его организации, растет число ошибок, усложняется структура управления. Рост предприятия продолжается лишь до тех пор, пока издержки организации растут медленнее, чем снижаются трансактные издержки. Предприниматели постоянно экспериментируют с различным соотношением роли рынка и организации, определяя оптимальный размер и структуру деловой фирмы.

Рассмотренные принципы в полной мере применимы и для объяснения процессов, происходящие в сфере криминальной экономической деятельности, однако их конкретное проявление отличается существенными особенностями.

Выше отмечалось, что трансактные издержки наиболее высоки в условиях быстро меняющихся условий и делового риска. Трансактные издержки криминальной деятельности резко возрастают по сравнению с легальной в связи с наличием постоянного противодействия контролирующих и правоохранительных органов, высокого уровня специфического криминального риска. Важнейшее значение имеют такие виды криминального риска, как риск потери активов (финансовые ресурсы, товарные запасы, сырье, оборудование); риск потери личной свободы или жизни в результате успешного расследования; риск нарушения контракта, предательство (подкуп полиции в личных целях или в качестве средства конкуренции, дача показаний на суде, бегство в конкурирующую организацию, согласие сотрудничать с правоохранительными органами).

Эти виды риска присущи исключительно криминальной экономической деятельности и от того, насколько велика вероятность и величина возможного ущерба, насколько реально подвержен субъект тому или иному виду риска, зависит уровень издержек, которые вынужден нести субъект для страхования риска. Издержки страхования криминального риска являются важнейшими видами издержек адаптации для незаконно действующего экономического агента. Они доминируют как в структуре трансактных, так и в структуре общих издержек деятельности.

Во многих случаях эти издержки настолько высоки, что незаконная деятельность просто невозможна вне специально созданных криминальных предприятий и институтов. Формирование криминальных деловых предприятий позволяет существенно снизить издержки страхования криминального риска и создает условия для расширения незаконной деятельности. Этот процесс подчинен той же логике, которая действует в условиях легальной экономики. На определенном этапе в особо рискованных и доходных сферах криминальной деятельности возникают специализированные структуры, которые берут на себя не только классические трансактные издержки, но и в основном издержки, связанные со страхованием криминального риска. В некоторых отраслях транснационального бизнеса, например, в наркобизнесе, эти издержки настолько велики, что некоторые исследователи рассматривают организованную преступную деятельность там как страховую монополию.

Как будет показано далее, эволюция методов обеспечения жизнестойкости и специализация функций страхования криминального риска приводят на определенном этапе к формированию институциональных структур, выполняющие в преступной среде все функции, свойственные обычно государству.

Страхование риска криминальной экономической деятельности.

Важной движущей силой совершенствования организационных форм криминального бизнеса является снижение издержек страхования различных видов риска. Страхование криминального риска обеспечивается посредством осуществления следующих функций.

1. Формирование страхового фонда. Часть средств, полученных в форме доходов от криминальной деятельности, сохраняется в форме фонда денежных средств, непосредственно предназначенного для компенсации ущерба. При страховании криминальных рисков можно обнаружить практически все классические формы организации страхового фонда.

Самострахование - создание в децентрализованном порядке обособленного фонда каждым субъектом незаконной экономической деятельности. В натуральной форме или в форме рискового фонда. Основное назначение - оперативное преодоление временных затруднений при осуществлении деятельности.

Централизованный страховой фонд - создается сообществом, группой за счет взносов, платежей, отчислений участников. Порядок использования предусматривается традициями, соглашением либо самим субъектом. В последнее время средства общака инвестируются в финансовые инструменты. За счет этого фонда осуществляется личное страхование в форме поддержки семьи в случае потери здоровья, смерти или лишения свободы участника криминальной организации. Финансируются также мероприятия по облегчению условий отбывания уголовного наказания, коррумпированию государственных служащих.

Страховой фонд страховщика используется для страхования экономических интересов, которым придан легальный характер. Страховые компании под контролем организованной преступности.

2. Предупреждение и минимизация ущерба. На эти цели расходуется преобладающая часть криминальных доходов. Криминальная организация осуществляет финансирование мероприятий по предотвращению и уменьшению негативных последствий противостояния с официальной правоохранительной системой. Важнейшим направлением предупреждения и минимизации ущерба является совершенствование норм, правил поведения в организации и сообществе, обеспечение дисциплины, мотивация деятельности, осуществление охранной, разведывательной, контрразведывательной деятельности, применение насилия и распространение информации о его эффективном применении. Организационные издержки выполняют фактически страховые функции, обеспечивая снижение криминального риска.

Операции являются страховыми не по юридической форме, а по экономическому содержанию. Страхование криминальных рисков вплетено в саму криминальную экономическую деятельность, в формы и методы функционирования криминальных институтов и предприятий. Более того, в случае наиболее прибыльных и развитых форм преступного бизнеса, расходование основной части ресурсов направлено на страхование криминальных рисков. Рассмотрим основные формы и методы построения и функционирования преступных организаций. Они являются продуктом многовекового совершенствования криминальной практики и выполняют важнейшую функцию - снижение рисков криминальной экономической деятельности и обеспечение жизнестойкости организации.

Механизмы жизнестойкости преступных организаций.

Основными направлениями страхования криминальных рисков, используемыми наиболее эффективными криминальными организациями, являются следующие:

1. Заключение системы незаконных скрытых соглашений между участниками. Различные виды криминальных организаций появляются как результат замены краткосрочных и случайных контрактов устойчивыми отношениями, единым контрактом, что позволяет контролировать поведение участников сделок, обеспечивать надежность экономической среды, контролировать подключение к преступной группе тех, кто оказывается под его покровительством. Прочность криминального контракта является важнейшим фактором эффективности организации и снижения уровня криминального риска, позволяет увеличить масштаб операций, размеры рынка, надежность цепочки "производитель - посредник – потребитель" (в случае производительной незаконной деятельности).

Прочность криминального контракта определяется во многом тем, какие механизмы мотивации используются для сплочения участников организации:

· Механизм материальной мотивации основан на стремлении получить экономическую выгоду от участия в незаконной деятельности преступной организации.

· Механизм принудительной мотивации основан на властном принуждении к соблюдению норм и угрозе жесткими санкциями.

· Механизм статусной мотивации основан на заинтересованности занять определенное место в иерархической структуре криминальной организации, что дает доступ к материальным и иным благам.

· Механизм идентификации основан на использовании фундаментальной человеческой потребности в принадлежности к какому-либо сообществу, в причастности к ее целям, нормам, идеалам. Данный механизм является одним из наиболее мощных и присущ преступным организациям, имеющим длительную историю. Это мощный механизм стимулирования любой активности, использующий фундаментальную потребность человека в идентификации с каким-либо сообществом.

Рассматривая наиболее эффективные криминальные организации, к которым, прежде всего, относятся мафиозные, можно отметить наличие всех основных механизмов мотивации, обеспечивающих сплочение и эффективность.

Отсутствие какого-либо механизма делает преступную организацию более уязвимой и менее устойчивой. В такому типу организаций относятся многие из тех, что сложились на территории бывшего СССР. Ввиду относительной краткости периода существования основными связующими средствами является механизмы принудительной и материальной мотивации. Если в подобной организации иссякает источник доходов, то она с легкостью распадается. Такие особенности характерны, в частности для профессиональных преступных групп. Напротив, преступные организации на этнической основе отличаются высокой сплоченностью и жизнестойкостью.

2. Ограничение для членов организации до минимума контактов с правоохранительными органами. Например, в итальянской мафии действует закон омерты - обета молчания, за нарушение которого предусмотрены жесткие санкции (как правило, убийство).

3. Криминальная специализация является важным фактором, формирующим институциональную основу криминальной экономической деятельности. Безопасность при осуществлении противоправной деятельности требует выработки у ее субъекта специфических навыков и умений, наличия специальных знаний. Без этого достижение цели становится крайне рискованным или невозможным. Необходимость специализации формирует систему передачи криминального профессионального опыта, воспитания, что осуществляется посредством формирования субкультуры, неформальных норм и правил поведения. Криминальная специализация приобретает особое значение при совершении сложных экономических преступлений, требующих согласованных действий высококвалифицированных специалистов. Примерами, на мой взгляд, криминальной специализации может стать совершение хищения финансовых ресурсов из системы Центрального Банка, предполагающее детальное знание технологии расчетов между банками через систему расчетно-кассовых центров, документооборота, методов передачи информации, шифровки и т.д. Незаконный вывоз капитала за рубеж предполагает знание особенностей постоянно совершенствующейся системы валютного и экспортного контроля, режима использования различных финансовых инструментов. Криминальная специализация имеет также еще одно измерение. Ее высшим проявлением выступает создание структур, специализированных на применении насилия, коррупции и институциональном регулировании.

4. Отмывание доходов, полученных преступным путем и их инфильтрация в легальный бизнес. Это придает преступным организациям видимость респектабельности, а также дает возможность использовать покровительство при проведении контрразведывательных действий, что чрезвычайно затрудняет проведение внезапных операций против них.

5. Профессиональное использование основных государственных и социально-экономических институтов, действующих в стране и мире в целях создания внешней законности своей преступной деятельности.

Таковы универсальные элементы modus operandi, используемые криминальными организациями различных типов. Вместе с тем существует категория преступных организаций, демонстрирующих особую эффективность в достижении целей и подавлении социального контроля. Эта эффективность обусловлена применением специфического modus operandi, метода деятельности, который получил название мафия-метода.

Качественное изменение эффективности и общественной опасности криминальной организации происходит после того, как основные виды деятельности, на основе которых формируется впоследствии мафия-метод, обособляются и закрепляются за особыми организационными структурами, становящимися институциональными оболочками для безопасного осуществления криминальной экономической деятельности конкретных деловых предприятий. В результате обособления этих функций и закрепления их за специализированными структурами превращает их в институциональную оболочку, которая выполняет функции, обычно выполняемые государством в легальной экономике. Преступные организации, применяющие мафия-метод, составляют особую категорию организованной преступности, которую принято обозначать понятием "Синдикализированная преступность", "мафия", или "Организованная экономическая преступность".

Эта организация - оболочка представляет собой криминальный институт, то есть систему противоправных правил и норм поведения, а также санкционный механизм. Именно в этой среде успешно действуют преступные предприятия. По отношению к преступным предприятиям эти институты представляют собой ту среду, где осуществление криминальных операций и сделок требует минимальных издержек. Описывая эту среду, можно привести аналогию с деятельностью биржи. Допуская к участию в торгах только членов биржи, то есть специально проверенных и отобранных субъектов, стандартизируя процедуру и параметры сделки, содержание контрактов, гарантируя их исполнение, регламентируя другие аспекты отношений, биржа позволяет резко снизить издержки сделок и увеличить оборот. Аналогичные функции выполняет и криминальная организация.

Рассмотрим основные элементы структуры мафия-метода:

1. Гибкая сетевая организационная структура. Гибкость обеспечивается за счет отделения важнейших функций по обеспечению безопасности, снижению риска и управлению от непосредственной криминальной деятельности и закрепления за специализированными структурами-оболочками, которые не связаны жесткой иерархией с непосредственными участниками криминальной экономической деятельности. Формируется пирамидальная организационная структура, позволяющая изолировать их руководителей, связь которых с конкретными преступными видами деятельности нелегко установить и непосредственное участие которых в преступных деяниях едва ли возможно выявить.

2. Активное применение насилия и угрозы его применения. Это один из ключевых элементов мафия-метода. Транзакционные издержки резко снижаются в результате изощренного применения насилия для обеспечения контрактной дисциплины, соблюдения неформальных норм, снижения деловых рисков, для подавления конкуренции и подчинения лиц и организаций. Особенностью применения насилия как элемента мафия-метода является его закрепление за специализированными структурами и предоставление на основе принимаемых ее руководителями решений и с учетом неформальных норм. То есть применение насилия институционализировано. Организация, применяющая насилие и убедившая в его неотвратимости, в последующем не нуждается в осуществлении издержек в будущем. Таким образом, создается специфический криминальный "брэнднэйм", то есть фирменной имя, четко ассоциирующееся в сознании потенциальных объектов воздействия со специфической криминальной услугой. "Раскручивание" криминального "брэнда" позволяет деловым предприятиям, действующим в рамках или под покровительством организации-оболочки, резко снизить издержки, связанные с применением насилия. Учитывая это, можно объяснить, почему при отсутствии эффективных специализированных криминальных фирм-оболочек мафиозного типа деятельность преступных групп ведет к чрезвычайному росту насилия. Имеет место не только функциональное применение насилия, но и создание локального "брэнда".

3. Использование коррупции в целях создания благоприятных условий, в которых такие группы могут осуществлять свою деятельность, не особенно опасаясь вмешательства со стороны правоохранительных органов. Коррумпирование становится элементом мафия-метода также лишь после обособления его и закрепления за специализированной оболочечной структурой. Как мне представляется, коррупция, осуществляемая на постоянной основе, снижает трансактные издержки криминальной деятельности по следующим причинам. Во-первых, в связи с нейтрализацией социального контроля. Во-вторых, сформированный и внедренный в сознание "брэнд" криминальной организации в сфере коррупции играет ту же роль, что и в сфере применения насилия.

Использование мафия-метода позволяет не только экономить на трансактных издержках при осуществлении криминальной экономической деятельности, но и резко увеличить издержки для легальной экономической структуры, используя это для установления контроля над хозяйствующими субъектами и экспансии.

При этом пути возникновения организаций-оболочек могут быть различными. С одной стороны, формирование на основе специализации на выполнении функций. С другой стороны - эти функции могут выполнять исторически сложившиеся криминальные организации, такие как китайские "триады", японская "якудза", итальянская мафия и т.д.. Они выдвигаются на эту роль в процессе длительной эволюции и группового отбора, метаконкуренции.

Можно отметить также вспомогательные институциональные средства, используемые криминальными организациями для снижения уровня риска. Большинство из них активно применяется мафиозными преступными организациями, работающими на нелегальных рынках, в том числе международных. К ним относятся:

1. Уменьшение размера предприятий. Например, каждое экономическое преступление, позволяющее получить огромный доход является отдельным предприятием.

2. Диверсификация деятельности: члены группы участвуют во множестве законных и незаконных предприятий.

3. Диверсификация незаконной деятельности преступного сообщества и запрет некоторых видов бизнеса и преступной деятельности, в случае угрозы безопасности организации.

4. Транснационализация преступной деятельности. Успешным действиям по борьбе с операциями транснациональных преступных организаций они могут относительно легко противостоять, если перенесут свои операции в те страны, где системы уголовного правосудия и правоохранительных органов намного слабее.

5. Вертикальная интеграция, то есть установление контроля над технологически взаимосвязанными стадиями криминального "бизнеса".

6. Создание союзов между преступными организациями. Такие союзы позволяют использовать накопленные на месте знания и опыт для маркетинга, и сбыта продукции. Стратегические союзы позволяют им сотрудничать, а не конкурировать с укрепившимися на местах преступными организациями, расширять их возможности обходить закон, нести совместный риск, создавать возможность использования существующих каналов распределения и позволять преступным организациям извлекать различные нормы доходов, сложившихся на различных рынках.

На мой взгляд, рост числа стратегических союзов, по всей вероятности, будет продолжаться и в будущем, поскольку различные группы считают, что как формальные, так и неформальные связи дают не только экономические преимущества, но и дополнительные средства для подрыва усилий правоохранительных органов.

В России процесс становления организованной преступности достиг такого количественного и качественного уровня, при котором группировки вынуждены отстаивать свои интересы перед конкурентами. Жесткая конкуренция приводит к образованию мощных преступных синдикатов. Действующие в стране группировки объединились в 150 ассоциаций и фактически разделили страну на сферы влияния.

Координация преступной деятельности осуществляется также в форме регулярно проводившихся сходок "воров в законе".

Приоритетные направления деятельности организованных преступных групп в области экономики.

Преступность в финансово-кредитной сфере. Финансово - кредитную систему рассматривают в двух аспектах:

1. как совокупность кредитно - расчетных отношений, форм и методов финансирования;

2. как совокупность кредитно - финансовые институты, составляющие кредитно - финансовую систему, подразделяются на следующие виды:

1. Центральные банки - банки, осуществляющие выпуск банкнот и являющиеся центрами финансово - кредитной системы;

2. Коммерческие банки - частные и государственные банки, осуществляющие универсальные операции по кредитованию промышленных торговых и других предприятий;

3. Специализированные финансово- кредитные институты - банковские и небанковские организации, специализирующиеся на определенных видах кредитования.

- сберегательные учреждения - привлекают мелкие сбережения и доходы, которые без помощи кредитной системы не могут функционировать как капитал;

- инвестиционные компании - размещают среди мелких держателей свои обязательства (акции) и используют полученные средства для покупки ценных бумаг различных отраслей хозяйства;

- финансовые компании - особый тип кредитных организаций, действующих в сфере потребительского кредита. Они финансируют продажи в рассрочку, предоставляют потребительские кредиты;

- строительные общества - осуществляют кредитование приобретения жилья его членами. На рынке аннуитетов представлены такие финансовые институты, как страховые организации и негосударственные пенсионные фонды;

- страховые компании привлекают средства путем продажи страховых полисов и размещают их в облигации и акции других компаний, государственные ценные бумаги;

- негосударственные пенсионные фонды.

Кредитно-финансовая сфера является одной из наиболее криминогенных в реформируемой российской экономике.

Преступления в сфере налогообложения. В течение всего периода реформирования экономики наблюдается значительное распространение фактов уклонения от уплаты налогов. По сравнению с другими видами экономических преступлений число официально зарегистрированных преступных нарушений налогового законодательства относительно невелико. Преступные нарушения налогового законодательства обладают высокой латентностью. По прогнозам аналитиков Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации основная часть преступлений пока не выявляется, а количество возбуждаемых по фактам нарушения налогового законодательства уголовных дел, может возрасти до 15-20 тыс. в год.

Распространены налоговые преступления и во внешнеэкономической деятельности. Наибольшее количество правонарушений выявлено на экспортных операциях с продукцией черной и цветной металлургии, лесозаготовках и деревообработкой, нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей, горнорудной промышленности, экспорте природного газа.

Преступность в сфере внешнеэкономической деятельности. Либерализация и демонополизация внешнеэкономической деятельности - важные направления рыночных преобразований и движения России к открытой экономике, эффективного использования конкурентных преимуществ и участия в международной кооперации. Вместе с тем эта сфера оказалась наиболее криминализованной. Рост преступности здесь наблюдается на протяжении всего периода экономических преобразований. Причинами криминализации внешнеэкономической сферы являются:

· форсированный характер либерализации;

· несовершенство законодательства;

· высокая доходность внешнеторговых операций, связанная с различием структуры мировых и внутренних цен;

· длительное отсутствие действенной системы валютного и экспортного контроля;

· "прозрачность" границ в связи с распадом СССР;

· активное участие организованной преступности;

· расширяющееся использование внешнеэкономических каналов России преступным бизнесом (наркотики, опасные вещества, нелегальная торговля оружием со стороны как отечественных, так и международных деловых образований).

Среди преступлений в этой сфере наиболее типичными и опасными являются: контрабанда, невозвращение экспортной выручки, уклонение от уплаты таможенных платежей.

Наиболее часто предметом контрабанды являются цветные и редкоземельные металлы, лес, сырье стратегического характера, углеводородное сырье.

Чаще всего данные преступления совершаются на предприятиях с частной формой собственности, а также иностранными гражданами и лицами без гражданства.

По данным налоговой службы, 30% экспортной выручки в настоящее время укрывается от налогообложения. По оценкам экспертов всего за период с начала экономических реформ из России незаконно вывезено не менее 100 млрд. долл.

Преступность во внешнеэкономической сфере носит преимущественно организованный характер. Действия криминальных группировок направлены на извлечение неконтролируемой государством прибыли, укрытие доходов от налогообложения, размещение валютной выручки в иностранных банках и расходование в личных целях за рубежом. При этом используются различные методы, начиная от документального подлога, регистрации фирм-однодневок и заканчивая силовым давлением и подкупом сотрудников таможенной службы.

Преступность в сфере приватизации. Важнейшим направлением институциональных преобразований при переходе к рыночной экономике является приватизация государственной собственности. Вариант массовой ускоренной приватизации в России обеспечил быстрое формирование слоя собственников, однако, имел и многочисленные отрицательные последствия. Одним из них является криминализация этой сферы и постоянный рост выявляемых здесь преступлений.

Многочисленные факты мошенничества были выявлены со стороны служащих инвестиционных фондов.

Возможности для злоупотреблений были связаны с неэффективной деятельностью контролирующих органов, отсутствием достаточной нормативной и правовой базы, ложной рекламой в средствах массовой информации.

В сфере приватизации государственной собственности преступления наиболее часто совершаются сотрудниками органов власти и комитетов по управлению имуществом. Значительное распространение имели злоупотребления со стороны должностных лиц государственных предприятий, использующих незаконные способы превращения государственной собственности в частную.

Преступность в сфере потребительского рынка. Преступления, совершаемые в сфере потребительского рынка можно объединить в две группы: преступления против прав потребителей и прочие преступления.

Опасной тенденцией в динамике преступности против потребителей является возрастание оборота товаров, услуг, выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья. Наиболее неблагоприятная ситуация на рынке алкогольной продукции.

Особенно интенсивно растет криминогенность сегмента потребительского рынка, связанного с оборотом продовольственных товаров.

Среди преступлений, не связанных непосредственно с посягательством на права потребителей, наиболее типичными являются: незаконное предпринимательство, уклонение от уплаты налогов (ст., УК РФ).

В целях уклонения от уплаты налогов широко используются бездокументарные операции по скупке и продаже товаров. Преступники используют хорошо отработанные приемы документарного прикрытия движения товаров по цепочке: производитель - посредник - продавец, фальсифицируют или подделывают товарно-транспортные документы на доставку товара, приобретенного в основном на наличные деньги у посредников, производителей. После его реализации все фиктивные документы уничтожаются без отражения в бухгалтерском учете.

Неконтролируемый потребительский рынок облегчает также совершение преступлений, связанных с легализацией незаконно полученных доходов, обеспечивая благоприятные условия для смешивания легальных и нелегальных фондов денежных средств.

Использование в расчетных отношениях неучтенной наличности – "черного нала", направлено не только на сокрытие доходов от налогообложения, но также на создание неформальных фондов для целей коррупции и коммерческого подкупа.

Одним из наиболее криминализованных является рынок продукции, связанной с правами на интеллектуальную собственность. Изготовление и реализация контрафактной продукции осуществляется в форме высокоорганизованного бизнеса.

Трудности борьбы с "пиратским" бизнесом связаны тем, что этот рынок контролируется организованными преступными группами и сообществами, которые предпринимают активные усилия по нейтрализации усилий правоохранительных органов.

И это далеко не весь перечень направлений деятельности организованных преступных групп.

1.4 Основные направления контроля над организованной экономической преступностью

Часто при обсуждении на международных форумах проблем контроля над организованной экономической преступностью констатируется фактическое положение дел, в то время как эффективных способов их решения не предлагается, либо они сформулированы в крайне обобщенной форме. Однако это больше свидетельствует о чрезвычайной сложности данных проблем, чем о неэффективных усилиях международной группы экспертов.

В Р.Ф. на сегодняшний день, наряду с множеством отраслевых документов, регламентирующих деятельность отдельных органов государства в области борьбы с преступностью, действуют так же и документы основополагающего характера, на которых мне бы хотелось остановиться поподробнее:

· Концепция национальной безопасности Российской Федерации.

· Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации утверждена Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 300.

В ней в частности говориться, в пункте III Угрозы национальной безопасности Российской Федерации, что одна из угроз национальной безопасности Российской Федерации – "криминализация общественных отношений, рост организованной преступности и увеличение масштабов терроризма". В ней так же говориться, что "серьезные просчеты, допущенные на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных областях государственной деятельности, ослабление системы государственного регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной государственной политики в социальной сфере, снижение духовно-нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими росту преступности, особенно ее организованных форм, а также коррупции. Масштабы терроризма и организованной преступности возрастают вследствие зачастую сопровождающегося конфликтами изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов. Отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма и организованной преступности, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров увеличивают степень воздействия этой угрозы на личность, общество и государство. Угрозы национальной безопасности и интересам Российской Федерации в пограничной сфере обусловлены: экономической, демографической и культурно-религиозной экспансией сопредельных государств на российскую территорию; активизацией деятельности трансграничной организованной преступности, а также зарубежных террористических организаций".

В пункте IV Концепции (Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации.) говорится что: "Требуется консолидация усилий, направленных на борьбу с преступностью и коррупцией. Россия крайне заинтересована в искоренении экономической и социально-политической основы этих общественно опасных явлений, выработке комплексной системы мер для эффективной защиты личности, общества и государства от преступных посягательств".

Важнейшими задачами в области борьбы с преступностью являются: выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность; усиление роли государства как гаранта безопасности личности и общества, создание необходимой для этого правовой базы и механизма ее применения; укрепление системы правоохранительных органов, прежде всего структур, противодействующих организованной преступности и терроризму, создание условий для их эффективной деятельности; привлечение государственных органов в пределах их компетенции к деятельности по предупреждению противоправных деяний; расширение взаимовыгодного международного сотрудничества в правоохранительной сфере, в первую очередь с государствами - участниками Содружества Независимых Государств. Решения и меры, принимаемые органами государственной власти в области борьбы с преступностью, должны быть открытыми, конкретными и понятными каждому гражданину, носить упреждающий характер, обеспечивать равенство всех перед законом и неотвратимость ответственности, опираться на поддержку общества. Для профилактики преступности и борьбы с нею в первую очередь необходимо развитие правовой базы как основы надежной защиты прав и законных интересов граждан, а также соблюдение международно-правовых обязательств Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью и соблюдения прав человека. Важно лишить преступность питательной среды, обусловленной недостатками в законодательстве, кризисом в экономике и социальной сфере. В целях предупреждения коррупции и устранения условий для легализации капиталов, нажитых незаконным путем, необходимо создать действенную систему финансового контроля, усовершенствовать меры административного, гражданского и уголовно-правового воздействия, отработать механизм проверки имущественного положения и источников доходов должностных лиц и служащих организаций и учреждений независимо от формы собственности, а также соответствия их расходов этим доходам. Борьба с терроризмом, наркобизнесом и контрабандой должна осуществляться на основе общегосударственного комплекса контрмер по пресечению этих видов преступной деятельности.

Внешняя политика Российской Федерации должна быть направлена на :проведение активного внешнеполитического курса; упрочение ключевых механизмов многостороннего управления мировыми политическими и экономическими процессами, в первую очередь под эгидой Совета Безопасности ООН развитие международного сотрудничества в области борьбы с транснациональной преступностью и терроризмом.

Основными задачами Российской Федерации в пограничной сфере являются: создание необходимой нормативной правовой базы; развитие межгосударственного сотрудничества в этой области; противодействие экономической, демографической и культурно-религиозной экспансии на территорию России со стороны других государств; пресечение деятельности транснациональной организованной преступности.

Специфика Концепции государственной безопасности в том, что она в самом общем виде рассматривает саму преступность, как угрозу государственной безопасности Р.Ф., и предусматривает комплекс мер, направленных на борьбу с этим антисоциальным явлением. Экономика, а, следовательно, и экономическая преступность рассмотрена здесь в самом общем виде.

Вот почему Целесообразно обратиться к иному основополагающему документу, это Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения), утверждена Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 г. N 608 "О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положениях)".

В ней в частности говорится:

В пункте 1 главы II. (Угрозы экономической безопасности Российской Федерации), говориться, что "увеличение доли бедных слоев населения в городе по сравнению с деревней, создает социальную и криминальную напряженность и почву для широкого распространения относительно новых для России негативных явлений - наркомании, организованной преступности, проституции и тому подобного" в пункте 4 той же главы говориться "Криминализация общества и хозяйственной деятельности", вызванная в основном такими факторами, как:

· рост безработицы, поскольку значительная часть преступлений совершается лицами, не имеющими постоянного источника дохода;

· сращивание части чиновников государственных органов с организованной преступностью, возможность доступа криминальных структур к управлению определенной частью производства и их проникновения в различные властные структуры;

· ослабление системы государственного контроля, что привело к расширению деятельности криминальных структур на внутреннем финансовом рынке, в сфере приватизации, экспортно-импортных операций и торговли.

Основными причинами, вызывающими возникновение указанных угроз, являются неустойчивость финансового положения предприятий, неблагоприятный инвестиционный климат, сохранение инфляционных процессов и другие проблемы, связанные с финансовой дестабилизацией в экономике. И в главе III (Критерии и параметры состояния экономики, отвечающие требованиям экономической безопасности Российской Федерации) говориться, что: " Состояние экономики, отвечающее требованиям экономической безопасности Российской Федерации, должно характеризоваться определенными качественными критериями и параметрами (пороговыми значениями), обеспечивающими приемлемые для большинства населения условия жизни и развития личности, устойчивость социально-экономической ситуации, военно-политическую стабильность общества, целостность государства, возможность противостоять влиянию внутренних и внешних угроз. Для определения критериев и параметров, отвечающих требованиям экономической безопасности Российской Федерации, необходимо учитывать", а пункт 7 гласит "Создание экономических и правовых условий, исключающих криминализацию общества и всех сфер хозяйственной и финансовой деятельности, захват криминальными структурами производственных и финансовых институтов, их проникновение в различные структуры власти".

Подобные документы разрабатываются и в субъектах Р.Ф. и действуют соответственно в границах данного субъекта Р.Ф. Так, например, в Приморском крае сейчас разрабатывается Концепция экономической безопасности в Приморском крае (Указанная Концепция разрабатывается на основе Государственной стратегии, о которой говорилось выше).

Проблемы борьбы с коррупцией и организованной экономической преступностью были освещены в многочисленных монографиях и статьях, а также в документах и материалах международных организаций. Рассмотрим основные предложенные и во многом апробированные способы контроля над организованной экономической преступностью и связанной с ней коррупцией.

Экономический подход к выбору методов и направлений контроля над организованной экономической преступностью базируется на предположении о том, что люди избирают незаконный вид деятельности, если он дает наибольший доход по сравнению с легальной формой активности, либо, если нелегальные способы обеспечивают более низкие вмененные издержки ведения бизнеса.

Основные направления контроля над организованной экономической преступностью в сфере экономических отношений.

Контроль над организованной экономической преступностью, на мой взгляд, можно определить как регламентированную нормами права деятельность государственных, муниципальных органов, а также негосударственных организаций, направленную на предупреждение, выявление и пресечение нарушения правовых норм, обеспечивающих нормальное функционирование экономической системы. Это определение отражает наиболее общее понимание контроля и фиксирует две его основные цели - предупреждение и борьбу с экономической преступностью.

Государственный финансовый контроль над организованной экономической преступностью в России Государственный финансовый контроль осуществляется федеральными органами законодательной власти, федеральными органами исполнительной власти, в том числе специально созданными органами исполнительной власти на основании Указа Президента Российской Федерации "О мерах по обеспечению государственного финансового контроля в Российской Федерации".

Государственный финансовый контроль состоит из двух элементов:

· парламентский бюджетный контроль;

· финансовый контроль органов исполнительной власти.

Парламентский бюджетный контроль, в соответствии со п. 5 ст.101 Конституции РФ, осуществляется Счетной палатой РФ, состав и порядок деятельности которой регламентируются.

Финансовый контроль органов исполнительной власти включает в себя следующие виды контроля:

· бюджетный контроль;

· налоговый контроль;

· валютный контроль;

· контроль за кредитно-денежными отношениями.


1.5 Уголовно - правовой контроль над организованной экономической преступностью в России

Уголовно-правовой контроль над организованной экономической преступностью - это особое направление деятельности государства, целью которого является борьба с организованной экономической преступностью посредством формирования уголовной политики, совершенствования уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, законодательства об оперативно-розыскной деятельности, применения указанных норм, осуществление контроля за их применением и соблюдением конституционных прав и свобод граждан.

В зависимости от субъектов и непосредственных целей можно выделить следующие виды и направления уголовно-правового контроля над организованной экономической преступностью:

· уголовно-правовой контроль, осуществляемый законодательными и исполнительными органами государственной власти при формировании уголовной политики государства;

· уголовно-правовой контроль, осуществляемый законодательными, исполнительными и судебными органами государственной власти при создании и толковании правовых норм, непосредственно регламентирующих борьбу с организованной экономической преступностью;

· уголовно-правовой контроль, осуществляемый органами уголовной юстиции и другими органами, непосредственно связанными с борьбой с преступностью;

· уголовно-правовой контроль на стадии исполнения уголовных наказаний.

Рассмотрим особенности отдельных видов уголовно-правового контроля над организованной экономической преступностью.

Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за экономические преступления.

С 1 января 1997 года введен в действие новый уголовный кодекс. В УК РФ выделен специальный раздел "Преступления в сфере экономики", в который вошли три главы с 47 статьями о преступлениях против собственности, в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих организациях. Ряд других составов экономических преступлений - должностные, компьютерные преступления, преступления против интеллектуальной собственности, авторских прав - вошли в другие разделы.

Парламентский контроль над уголовной политикой.

Под парламентским контролем над уголовной политикой следует понимать совокупность властных полномочий Федерального Собрания РФ - парламента России, позволяющих ему влиять на формирование и реализацию задач уголовной политики, оценивать эффективность деятельности органов уголовной юстиции по борьбе с преступностью, обеспечению законности, прав и свобод личности, внутренней безопасности Российской Федерации.

Это особая разновидность социального контроля, осуществляемого через специально создаваемые для этого органы в целях обеспечения законности и эффективности деятельности органов уголовной юстиции. Он направлен на обеспечение гарантий защиты прав граждан и общества от произвольных действий этих органов и принятие мер в случае нарушений провозглашенных действующими законами прав и свобод физических и юридических лиц.

Парламентский контроль над уголовной политикой осуществляется в форме парламентских слушаний, комиссий по проведению парламентских расследований, заслушиваний отчетов и сообщений руководителей и должностных лиц органов уголовной юстиции на пленарных заседаниях палат Федерального Собрания России (правительственном часе), заседаниях комитетов палат, депутатских запросов к руководителям и должностным лицам контролирующих органов и служб по вопросам, входящим в их компетенцию.

По инициативе Федерального Собрания России или любой из его палат (Совета Федерации, Государственной Думы), могут проводиться парламентские расследования путем создания специальных комиссий или иных временных органов Федерального Собрания по расследованию деятельности органов государственной власти, в том числе органов уголовной юстиции.

Важным направлением парламентского контроля за уголовной политикой является организация парламентских расследований наиболее опасных злоупотреблений экономической направленности.

В Государственной Думе с 1998 г. работает Комиссия по проверке фактов участия должностных лиц органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ в коррупционной деятельности. Ее деятельность не имеет необходимой правовой базы, однако оказывает влияние на борьбу с этим злом.

Уголовно-правовой контроль, осуществляемый законодательными, исполнительными и судебными органами государственной власти при создании и толковании правовых норм, непосредственно регламентирующих борьбу с организованной экономической преступностью

Эффективность уголовно-правового контроля над организованной экономической преступностью зависит от того, насколько удается ограничить произвольное толкования закона, а также создать стабильные и ясные правовые ориентиры, способствующие активному применению уголовного закона. Реальным вариантом решения этой проблемы в современных российских условиях является более активное использование аутентичного толкования законов. С.В. Максимов считает целесообразным, учитывая опыт применения Уголовного кодекса РФ, принятие специальных законов, содержащих его официальное толкование. Это тем более актуально, что Верховный Суд РФ не имеет права давать официальное толкование применяемому уголовному закону. Согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ уполномочен лишь давать разъяснения по вопросам судебной практики.

Принятие закона (группы законов), содержащего официальное толкование Уголовного кодекса РФ, позволило бы стимулировать решение чрезвычайно острой для нашей страны проблемы аномии уголовно-правовых норм, и, прежде всего, об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности, организованную преступную деятельность и иные.

Уголовно-правовой контроль, осуществляемый органами уголовной юстиции и другими органами, непосредственно связанными с борьбой с преступностью. Уголовно-правовой контроль здесь выступает как деятельность, направленная на раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Органы уголовной юстиции представляет собой систему, специально предназначенную для борьбы с различными видами преступлений.

К ним, в первую очередь, относятся:

· Министерство внутренних дел РФ. Функции МВД РФ закреплены в Законе РФ "О милиции", Положении о Министерстве внутренних дел Российской Федерации.

· Федеральная служба налоговой полиции РФ;

· Федеральная служба безопасности РФ;

· Служба внешней разведки РФ;

· Федеральная служба охраны РФ;

· Федеральная пограничная служба РФ;

· Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ;

· Таможенные органы РФ, находящиеся в структуре Государственного таможенного комитета РФ;

· Комитет финансового мониторинга РФ.

Все перечисленные органы действуют как на федеральном уровне, так и на уровне субъекта РФ. Более того на уровне субъектов РФ и даже на уровне местного самоуправления возникают новые государственные органы и органы местного самоуправления призванные осуществлять борьбу с организованной экономической преступностью.

Так в Приморском крае действует Департамент экономической безопасности администрации Приморского края он является самостоятельным структурным подразделением администрации края, обеспечивающим деятельность губернатора края, направленную на устойчивое развитие и совершенствование экономики края, включая разработку и реализацию механизма противодействия внешним и внутренним угрозам экономическим интересам края. Перечень целей и задач Департамента достаточно широк.

В структуру департамента входят:

· Комитет мониторинга экономической ситуации региона;

· Контрольное управление;

· Комитет по работе с правоохранительными, контрольными органами и финансово-кредитными организациям;

· Сектор технической защиты информации.

Основу Департамента составляют специалисты высокого класса, обладающие огромным опытом работы в соответствующих направлениях. При Департаменте создан Консультативный совет, в состав которого вошли наиболее авторитетные ученые, кандидаты и доктора экономических, юридических и иных наук.

И это не единственный опыт такого рода подобные структуры уже существуют в других субъектах Федераций (Астраханской, Саратовской и Ярославской областях, г. Санкт-Петербург). Подразделения, занимающиеся вопросами экономической безопасности создаются не только на региональном уровне, но и на уровне местного самоуправления. В частности, Совет экономической безопасности действует в г.Златоусте Челябинской области.

На мой взгляд, создание системы таких структур это огромный шаг в борьбе с организованной экономической преступностью, легализацией доходов полученных преступным путем и серьезный удар не просто по преступности, но по самим ее причинам. Хочется надеяться, что этот эксперимент пройдет гладко и уже в скором будущем принесет свои плоды.

Органы уголовной юстиции осуществляют уголовно-правовой контроль над экономической преступностью, осуществляя:

· предварительное расследование по делам этой категории в форме дознания и предварительного следствия;

· оперативно-розыскную деятельность, правом на ведение которой они наделены в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности". Перечень прав и обязанностей указанных органов, их компетенция и направления работы определены в соответствующих нормативных актах, перечень которых дан в Приложении №1.

Взаимодействие органов внутренних дел и других субъектов контроля над экономической преступностью. Важное значение имеет взаимодействие органов внутренних дел с органами, осуществляющими межведомственный контроль, и их территориальными подразделениями - Министерством по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства и т.д.

Основные направления контроля над организованной экономической преступностью в сфере пресечения незаконной деятельности организованных преступных групп.

Меры антикоррупционной направленности.

Обучение государственных чиновников правилам общественно-значимого поведения (нормам публичной этики) Международная ассоциация школ и институтов управления подчеркнула насущную необходимость включения учебной дисциплины "Публичная этика" в учебные планы по подготовке управленцев всех звеньев. В перспективе такого рода образовательный подход обязательно принесет свои плоды. В краткосрочном же плане это решение, скорее всего не будет эффективным, ибо невозможно быстро изменить сложившиеся привычки и правила поведения многих людей.

Ужесточение правил заключения государственных контрактов. На политический подкуп нередко идут предприниматели, крайне заинтересованные в получении выгодных государственных контрактов (например, на строительство общественного комплекса зданий или на поставку продовольствия министерству обороны и т.д.). В эти условиях введение жестких правил заключения государственных контрактов будет обязательно способствовать снижению уровня коррупции в данной сфере деятельности.

К сожалению, нередко имеются довольно простые способы обойти действующие ограничения. Даже в том случае, если закон требует предавать гласности заключаемые контракты, подавать заявки в запечатанных конвертах при соблюдении установленных норм конфиденциальности, объявлять победителем на торгах или аукционе самого выгодного подрядчика, все равно остаются лазейки для принятия окончательного решения в пользу того исполнителя, который применяет тактику политического подкупа.

Такая тактика широко практикуется и сегодня, особенно когда речь идет о заключении крупных международных сделок на поставку военной техники. Если производителям данной техники удалось подкупить конкретных государственных чиновников какой-либо страны, изъявившей желание приобрести соответствующую военную технику, эти производители сделают все возможное для того, чтобы по техническим условиям данная авиационная техника, улучшенное вооружение или системы связи абсолютно соответствовали заказу клиента-фаворита.

Сокращение бюрократического аппарата. Коррупция представляет собой один из способов избежать государственных ограничений. Отсюда следует, что чем больше этих ограничений, тем мощнее размах коррупции. Примерами такого рода ограничений являются законы, жестко регулирующие деятельность, связанную с азартными играми, порнографией и проституцией. Эти законы нередко порождают коррупцию среди правоохранительных и иных органов.

В ряде стран мира продолжают применяться ничем не обоснованные ограничения и правила лицензирования различных видов коммерческой деятельности.

Утверждение принципа свободы печати. Средства массовой информации во всем мире устойчиво играют ключевую роль в изобличении государственных чиновников, ставших жертвами коррупции.

Вместе с тем, современные правительства имеют целый ряд возможностей сократить или ограничить свободу прессы в своих странах. К такого рода возможностям относятся неоправданные преследования или аресты журналистов, а также жесткое законодательство о защите граждан от клеветы и дезинформации.

Формирование общественного мнения, влияющего в демократическом обществе на терпимость властей к проявлениям организованной преступности в тех или иных сферах.

Скандальные разоблачения. После крупного публичного скандала, как правило, наступает период, когда политические деятели и государственные чиновники чувствуют, что вынуждены, пойти на определенные перемены в системе общественных отношений. Однако реформы, вызванные крупным общественным скандалом, дают лишь временный эффект.

Запрет на выдвижение лиц с криминальным прошлым в качестве кандидатов на выборные должности. Вопрос о том, стоит ли наложить запрет на выдвижение лиц с криминальным прошлым в качестве кандидатов на выборные должности, в настоящее время активно обсуждается в России.

Анализ международной практики свидетельствует о том, что правовые нормы в этом отношении разнятся в широких пределах. Во многих странах мира лица с криминальным прошлым не могут регистрироваться в качестве кандидатов на выборные государственные должности. Однако есть и такие страны, где такого запрета нет. Более того, действующие запреты весьма отличаются один от другого и в содержательном плане.

Вряд ли следует рассматривать запрет на регистрацию лиц с криминальным прошлым в качестве серьезной меры борьбы с коррупцией в политической сфере. В каждом отдельном случае было бы куда целесообразнее и полезнее проанализировать те обстоятельства и мотивы, которые побудили лиц, связанных с организованной экономической преступностью, участвовать в предстоящих выборах в качестве кандидатов. Эти лица, безусловно, будут стремиться получить выборное место, если соблюдены следующие два условия:

- они обвиняются в совершении уголовно-наказуемого преступления и еще не осуждены или же находятся в состоянии ожидания предъявления соответствующего обвинения;

- члены законодательного органа (или такие выборные должностные лица как мэр или губернатор) не подвергаются уголовному преследованию. Только при этих условиях успех на выборах спасет преступника от наказания.

Альтернативным решением может быть пересмотр норм парламентского иммунитета с тем, чтобы законодатели несли уголовную ответственность за преступления перед законом наравне со всеми другими гражданами. Важнейшей целью возможного проникновения преступных элементов в выборные органы является, прежде всего, получение иммунитета.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Если цель состоит в том, чтобы не дать преступникам возможности использовать выборные должности в качестве убежища от судебного преследования, наилучшим способом достижения ее был бы соответствующий пересмотр действующих правовых норм об иммунитете. Нежелательно, чтобы иммунитет для законодателя был неограниченным и безусловным.

Запрет на замещение выборных должностей осужденными преступниками вполне оправдан, если общество в целом доверяет существующей в стране судебно-правовой системе.

Введение правовых норм, согласно которым кандидаты на выборные должности могут ущемляться в правах лишь на основании подозрений и недоказанных обвинений, нецелесообразно.

Совершенствование способов аудита. Согласно выводам американских консультантов по вопросам управления и надзора, тщательная организация аудита оказывает мощное предупредительное воздействие на потенциальных коррупционеров. Необходимо применять только отработанные и хорошо показавшие себя методики совершенствования стиля управления. В качестве консультантов должны привлекаться признанные профессионалы, имеющие богатый практический опыт в соответствующей отрасли.

Несмотря на очевидную значимость и важность должного применения правил бухгалтерской отчетности и аудита, внедряемых ведущими западными бухгалтерскими и аудиторскими фирмами, результаты не могут быть достигнуты там, где практически отсутствует необходимая дисциплина учета и отчетности, где "черные" деньги играют большую роль, и где аудиторы неизбежно находятся под мощнейшим внешним давлением.

Правовые и организационные меры.

Введение уголовной ответственности за членство в преступной организации и участие в преступном предприятии.

Согласно акту CCE , под преступным предприятием понимается физическое лицо, товарищество, корпорация, ассоциация или иное юридическое лицо, а также любое объединение или группа физических лиц, фактически связанных друг с другом, хотя и не образовавших вкупе юридического лица. Вместо того, чтобы преследовать по суду лидера или нескольких его подчиненных за конкретное преступление или мошенническую махинацию, может быть привлечена к ответственности вся иерархия семьи организованных преступников за различную преступную деятельность, которой занималось предприятие. Это стало возможным после принятия в США Закона о контроле над организованной преступностью в 1970 году.

В качестве мер, направленных на пресечение деятельности преступного предприятия, законодательством США предусмотрено:

· ликвидация и реорганизация любого предприятия с обеспечением законных прав участвующих в нем невиновных лиц;

· лишение лица доли участия в каком-либо предприятии;

· ответственность за участие по типу рэкетирской деятельности в ведении дел какого-либо предприятия в сфере торговли между штатами или внешней торговли;

· ответственность за приобретение долей в предприятии либо учреждении или руководство предприятиями в сфере торговли между штатами или внешней торговли путем инвестирования из средств, полученных от рэкетирской деятельности;

· гражданско-правовая ответственность (В США предусмотрено возмещение в трехкратном размере ущерба, нанесенного имуществу или бизнесу в результате организованной преступной деятельности);

· ужесточение наказания за участие в организованной преступности.

Ужесточение уголовного преследования производителей криминальных услуг.

Более эффективное использование таких санкций, как уголовный штраф, конфискация преступно нажитого имущества, финансовых активов, лишение свободы. В качестве примера влияния репрессивных мер на состояние нелегального рынка рассмотрим рынок героина в ФРГ.

Введение уголовной ответственность за использование преступных доходов в легальной экономической деятельности.

Конфискация имущества. Уголовное наказание, даже в виде лишения свободы, не оказывает на состоятельного преступника серьезного воздействия. Эффективной превентивной мерой является конфискация части или всего преступным путем нажитого имущества.

Оборотной стороной ужесточения санкций, связанных с конфискацией имущества, является разработка все более изощренных способов отмывания незаконно получаемой прибыли.

Создание системы эффективного противодействия легализации ("отмыванию") доходов, полученных в результате преступной деятельности. В числе этих мер - установление определенных норм деятельности банковских и финансовых учреждений, ужесточение уголовной ответственности за легализацию незаконно полученных средств, обеспечение доступа правоохранительных органов к информации о деятельности финансовых организаций.

Принятие нетрадиционных мер, направленных на сдерживание организованной экономической преступности. К ним можно отнести:

Наложение юридических ограничений с учетом прошлых судимостей на собственность, проживание в определенной местности, членство в организациях.

Выдача лицензий и государственных подрядов может быть обусловлена отсутствием связей с уголовным миром и подтверждением надежности репутации.

Распространение жестких правил на физических и юридических лиц, занимающихся экономической, финансовой деятельностью, представляющей значительную опасность для общества.

Контроль за деятельностью юридических лиц, в частности, международных корпораций. На юридическое лицо, по законодательству ряда стран, может быть наложено уголовное наказание в виде штрафа, конфискации имущества или лишения юридических прав.

Совершенствование конструкции уголовно-судебной системы. Например, коррумпирование уголовно-судебной системы затрудняется, если ее конструкция предполагает наличие частично совпадающих сфер деятельности различных ведомств, частично совпадающих округов.

Централизация деятельности по борьбе с организованной экономической преступностью. Организованная преступность, как правило, более успешно коррумпирует местных политических деятелей и правоохранительные органы, чем политиков и сотрудников правоохранительных органов федерального уровня. Там, где местная власть полностью или частично находится в подчинении у криминальных группировок, единственный способ навести законный порядок заключается в привлечении центральных правоохранительных органов для проведения соответствующих следственных действий и судебных разбирательств в отношении преступных элементов. Без привлечения внешних прокуроров и судей не обойтись, особенно в тех случаях, когда в отношении местных честных судей и их семей раздаются угрозы физической расправы.

Вместе с тем, руководители правоохранительных органов федерального уровня могут быть легко вовлечены в политические кампании на федеральном уровне.

Другая проблема центральных правоохранительных органов может состоять в нехватке специалистов для проведения эффективной следственной работы на месте. Внешние специалисты часто имеют ограниченные возможности осуществить проникновение в ряды местных криминальных организаций, особенно когда его члены почти целиком являются выходцами из одной этнической группы.

Использование методов финансового анализа. При расследовании дел, связанных с организованной экономической преступностью, успешно используется финансовый анализ.

Различаются три основных вида финансового анализа: анализ чистой стоимости, анализ расходов и анализ банковских вкладов. Их цель - определить общее состояние или размер расходов какого-либо лица в сравнении с его объявленными доходами.

Методом анализа чистой стоимости из любого увеличения чистой стоимости вычитаются доходы, не подлежащие налогообложению, и объявленный доход, а в остатке получается необъявленный доход.

Методом анализа расходов сумма средств определяется по их движению в течение года, а не по определению изменений чистой стоимости от начала до конца. При методе анализа банковских вкладов анализируются поступления в банковские вклады, покупки за наличные (деньги, израсходованные без посредства банков), а также деньги, хранящиеся в других местах (наличные деньги).

Анализ финансовых документов эффективно используется при расследовании такой организованной экономической преступной деятельности, как создание фиктивных компаний по незаконному присвоению денег, завышение оплаты труда сотрудников или субподрядчиков с целью получения части незаконно выплаченных средств и других видов мошеннической деятельности.

Электронное наблюдение. Роль и значение электронного наблюдения при ведении дел, связанных с организованной экономической преступностью, а также коррупцией среди государственных чиновников, невозможно переоценить. Однако применение электронного наблюдения потенциально содержит в себе опасность ущемить гражданские права и свободы. Эта опасность может стать реальностью только тогда, когда средства электронного наблюдения будут применяться в массовом масштабе и не по назначению.

Использование дискреционного права, которое позволяет правоохранительным органам либо не проводить расследование, либо начинать преследование, в отношении осведомителей из преступного мира. В правовых системах следует поощрять в ряде случаев возможности освобождать мелких преступников от уголовного преследования с тем чтобы выявить главарей групп организованной преступности.

Введение системы судебного иммунитета и защиты свидетелей.

Цель судебного иммунитета - разоблачить лидеров преступных организаций на основании показаний менее значительных участников преступных организаций. Учитывая то обстоятельство, что преступники жесточайшим образом мстят тем, кто не только дает показания против них в полиции, но и готов выступить в суде на стороне обвинения, необходимо принимать меры по защите таких свидетелей. Для этого в отношении информатора необходимо установить правовой иммунитет и защита для его и его ближайших родственников.

Издержки, связанные с защитой свидетеля, довольно велики. Такого рода подход оправдывает себя только при осуждении крупного криминального авторитета. В целях защиты свидетеля и получения показаний суд может принять в качестве доказательства показания, зафиксированные с помощью видеотехники, если это не нарушает конституционных и уголовно-процессуальных норм. В этом случае устранение членами организованных преступных групп свидетеля оказывается лишенным смысла, поскольку даже в случае его смерти, записанные на видеопленку показания сыграют свою роль.

Федеральный Закон РФ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству" принимался Государственной Думой РФ в 1995 и 1998 гг., но отклонялся Президентом РФ.

Создание специальных судебных органов. В США такими органами являются специальные большие жюри. Они создаются в федеральных юридических районах с населением не менее 1 миллиона человек и заседают не реже одного раза в полтора года. Кроме того, жюри могут созываться по специальному запросу прокурора, а их полномочия продлеваться до трех лет.

На заседании жюри идет секретное и обычно одностороннее изложение дела с целью рассмотрения доказательств совершения преступной деятельности. Эта процедура не сопровождается прениями сторон и жестко контролируется обвинителями. Благодаря своим полномочиям жюри может получать такие документы, как истории болезни, регистры счетов за междугородние телефонные переговоры, личные дела, налоговые декларации, счета за коммунальные услуги и другие финансовые документы для конечного использования их обвинением на судебном процессе.

Специальные большие жюри имеют дополнительные полномочия. В частности, в конце своего срока они могут публиковать сообщения о состоянии работы по расследованию конкретных дел о коррупции должностных лиц, проводить дальнейшие расследования вместе с полицией.

Использование метода ударных групп. Метод заключается в том, что сотрудники правоохранительных органов объединяются в команды для координации усилий, направленных против конкретно намеченных преступных групп или лиц. В круг обязанностей этих формирований входят добывание доказательств преступной деятельности участников незаконного предпринимательства и предъявление им обвинений в суде. Особое внимание фокусируется на ключевых фигурах преступных синдикатов.

"Жалящие" меры. Эти меры проводятся негласно с целью возвращения украденного имущества и товаров. Часто их финансируют страховые компании. С помощью имеющихся средств все незаконные операции записываются на видеоленту или кинопленку, сделки подробно регистрируются. Федеральные правоохранительные органы в процессуальном порядке при посредстве специального или большого жюри оформляют обвинительные акты, после чего полиция арестовывает лиц, причастных к тайной скупке краденого, выявленных в ходе этих мероприятий.

Международное сотрудничество.

Международные соглашения, конвенции и обмены информацией. Последним примером в этом отношении является Конвенция о борьбе с международной коррупцией, заключенная и подписанная по инициативе и под эгидой Организации европейского сотрудничества и развития. Конвенция была подписана представителями 34 стран мира и в 1999 г. введена в действие экономическому развитию и международным усилиям по борьбе с организованной преступностью.

1.6 Экономические преступления и методы борьбы с ними

В условиях дестабилизации социально-политической обстановки, нарастания кризисного состояния народного хозяйства широкое распространение получили преступления в сфере экономики. Хищения, взяточничество, коррупция поразили практически все отрасли народного хозяйства. Наиболее значителен рост преступных проявлений на тех участках, которые заняты удовлетворением жизненно важных потребностей населения, в частности в торговле и в бытовом обслуживании, на транспорте, в сфере кредитно-финансовых отношений, строительстве, внешнеэкономической деятельности, в негосударственных структурах хозяйствования.

Экономическая преступность как самостоятельное понятие, обозначающее сложное, внутренне противоречивое социальное явление, появилась сравнительно недавно.

В 70-80-е годы хищения социалистического имущества, совершаемые различными способами, как основной вид экономической преступности включались в единую группу корыстных и корыстно-насильственных преступлений, куда входили и посягательства на личное имущество с целью паразитического обогащения. Затем преступления против социалистической собственности, совершаемые с использованием служебного положения, были выделены в самостоятельный вид преступного поведения. Такой подход оправдывался исключительным положением государственной собственности в системе производственных отношений, но перестал отражать современные реалии. Переход к многоукладной экономике на основе равенства всех форм собственности, в том числе и частной, видоизменил не только социальный портрет лиц, совершающих хищения и другие корыстные преступления, но и структуру противоправных деяний.

В этой связи зарубежными авторами предпринимаются попытки отождествления экономической преступности только с бизнесом, т.е. ведением дела в противоправных формах с целью незаконного обогащения, что соответствует господствующим представлениям стран рыночной ориентации.

Однако не учитываются важные специфические особенности переходного периода России, где бизнес, по уровню криминогенности вышедший на первое место в мире, тесно переплетен с коррупцией, пронизывающей все сферы государственного управления. Разработка мер предупредительного характера вне этого дестабилизирующего фактора вряд ли способна оказать серьезное влияние на формирование общеобязательных правил поведения на рынке, становление надлежащего порядка в экономике.

Уголовный кодекс 1996 г. в отличие от УК предыдущих лет отличается (более или менее) соответствием отечественного уголовного законодательства современным экономическим потребностям общества. Данное положение исходит, прежде всего, из того, что в настоящее время наша страна переживает сложный период: переход от жесткой централизованной планируемой экономики к свободным рыночным отношениям. (Заметим, кстати, что этот переход был в процессе осуществления как в 1996 г., когда был принят УК, так и в настоящее время).

Не случайно в УК главы об экономических преступлениях и преступлениях в сфере экономической деятельности самые большие. В частности, они содержат описание составов преступлений, подавляющее большинство которых являются для российского уголовного законодательства новыми. К их числу следует отнести такие новые виды экономических преступлений, как: лжепредпринимательство; незаконная банковская деятельность; регистрация незаконных сделок с землей; воспрепятствование законной предпринимательской деятельности; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем; незаконное получение кредита; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности; подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов; неправомерные действия при банкротстве; преднамеренное банкротство; фиктивное банкротство; злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии); незаконный экспорт технологий, научно-технической информации, услуг и др.

Остались актуальными со времен прошлых версий УК такие виды экономических преступлений, как кража, мошенничество, растрата, взяточничество и др.

Борьба с экономическими преступлениями непосредственно осуществляется управлением по борьбе с экономическими преступлениями Министерства внутренних дел Республики (УБЭП МВД РТ).

Проанализировав ситуацию дел в РТ, можно сделать выводы о том, что работа государственных органов по борьбе с экономической преступностью все еще ведется не на должном уровне, есть свои недочеты. Существование большого числа недочетов в деятельности самих предприятий различных отраслей промышленности Татарстана также снижает эффективность выявления и предупреждения борьбы с экономическими преступлениями. В связи с этим, на мой взгляд, являются целесообразными следующие предложения:

Изучить кредитоспособность фирм, которые представляются представителями коммерческих структур г. Москвы, С.-Петербурга, Ульяновска, Самары и других до заключения с ними договоров, т.к. в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий с выездами в вышеуказанные города выясняется, что эти фирмы не кредитоспособны или вообще не существуют.

3аключить договоры о материальной ответственности сторон.

Во избежание хищений и краж необходимо провести детальное изучение объектов хранения.

В связи с вышеизложенным, можно сделать вывод, что экономическая преступность подрывает социальную и экономическую целостность республики и борьба только со стороны государства малоэффективна. Необходимо самим предприятиям вести "профилактическую" деятельность. Только сочетание этого содружества (государство плюс частные предприятия и фирмы) способно оказать существенное влияние на борьбу с преступлениями в сфере экономики.

Однако изучая экономическую преступность, заострять внимание только на мошенничестве и незаконной предпринимательской деятельности недопустима. Необходимо также рассмотреть такие преступления, как присвоение и растрата. В соответствии с Уголовным кодексом (ст. 159 и ст. 160), присвоение и растрата есть хищение чужого имущества, вверенного виновному. Причем если по УК РСФСР такие общественно опасные деяния не признавались преступлениями в отношении личного имущества граждан, то сейчас они криминализированы законодателем и являются уголовно наказуемыми посягательствами. Присвоение как самостоятельная форма хищения с объективной стороны представляет собой активные действия, выражающиеся в изъятии, обособлении виновным вверенных товарно-материальных ценностей и обращении их в свою пользу другими лицами путем установления над ними их незаконного владения.

Определяющей особенностью присвоения как самостоятельной формы хищения является особое правовое отношение субъекта к похищаемому имуществу, которое не затрагивает экономической и юридической природы самого предмета посягательства, продолжающего оставаться в чужой собственности. Таким субъектом может быть кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица. Статья 160 УК РФ, характеризуя эти отношения в общей форме, говорит об имуществе, которое вверяется виновному. Данный субъект привлекается к уголовной ответственности только с 16-летнего возраста.

Другой вид экономического преступления - растрата. Растрата - самостоятельная форма хищения, при которой имущество, вверенное виновному для осуществления определенных правомочий, незаконно или безвозмездно истрачивается, расходуется, продается, потребляется и посредством активных действий отчуждается им, например, передается третьим лицам. Как отдельная самостоятельная форма хищения растрата ничем не связана с присвоением и не является последующим после него этапом преступной деятельности. Ее специфика состоит в том, что, в отличие от присвоения, между правомерным владением и незаконным распоряжением имуществом отсутствует какой-либо промежуток времени, в течение которого виновный незаконно владеет этим имуществом.

Растрата признается оконченным преступлением в момент незаконного распоряжения имуществом, вверенным виновному, т.е. тогда, когда завершился процесс его полного отчуждения в той или иной форме. Процесс незаконного распоряжения имуществом может и не носить одномоментного и одноактного характера, а слагается из нескольких эпизодов его отчуждения, растянутых во времени. Растрата является оконченной в момент совершения последнего преступного акта отчуждения ценностей. Присвоение и растрату чужого имущества следует отличать от кражи. Основным разграничительным признаком указанных форм хищений является отношение субъекта преступления к похищенному имуществу. При присвоении или растрате имущество не только вверено виновному, находится в его правомерном владении, но он наделен относительно этого имущества и определенными правомочиями. При краже же субъект либо вообще не имеет никакого отношения к похищенному имуществу, либо лишь получает доступ к нему для выявления чисто технических, производственных функций, которые, однако, не порождают на его стороне никаких правомочий по владению, пользованию, распоряжению или охране. Хищение имущества, совершенное лицом, не обладающим правомочиями, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража. К таким категориям лиц могут быть отнесены, например, комбайнеры, убирающие урожай, трактористы, которым выдано зерно для посева, рабочие предприятий, докеры в портах, грузчики оптовых баз и складов и т.д. Не является субъектом присвоения или растраты должник, взявший у кого-либо взаймы определенную сумму денег. Помимо этого, существует множество других видов и форм экономических преступлений: грабеж, разбой, изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных денег, государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте Российской Федерации либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте. Причем, состав преступления образует как частичная подделка денежных купюр или ценных бумаг (подделка номинала подлинного денежного знака с 10 на 100 и т.д.; подделка номера, серии облигаций и других реквизитов денег и ценных бумаг), так и изготовление полностью поддельных денег и ценных бумаг. Однако это неполный перечень экономических преступлений. С принятием Налогового кодекса появился новый вид мошенничества - подделка или изменение документов с целью неуплаты или уменьшения размера начисления налогов. В Налоговом кодексе предпринята попытка самостоятельно дать определение налоговым правонарушениям, под которыми признается виновно совершенное противоправное деяние (в нарушение законодательства о налогах и сборах), деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое в НК РФ установлена ответственность. К таким деяниям может быть отнесено:

· сокрытие дохода (прибыли), т.е. неполный учет или невключение в налогооблагаемую базу;

· занижение дохода (прибыли);

· сокрытие или неучет иного объекта налогообложения.

Фактически данные правонарушения тесно взаимосвязаны между собой и не имеют принципиальных отличительных особенностей, что позволяет рассмотреть их совместно. Касаются они всех иных объектов налогообложения, за исключением прибыли, которая выделена законодателем в отдельную норму. Да и меры ответственности у этих и рассмотренных выше правонарушений различны. Если в первом случае взысканию в бюджет подлежит сумма сокрытой или заниженной прибыли (дохода) и штраф в том же размере, то в данном случае взыскиваются сумма налога и штраф в размере налога. Итак, мы рассмотрели такие экономические преступления, как: кража, мошенничество, разбой, грабеж, изготовление "фальшивок" и ряд налоговых правонарушений, хищение, растрата. Но и это еще не все. Сейчас Республика Татарстан готовится отметить 1000-летие г. Казань, чуть позже - 1000-летие г. Елабуга. Начинается новый рост и новая волна преступлений в области строительства и внешнеэкономической деятельности. Наиболее значителен рост преступлений на тех участках, которые заняты удовлетворением жизненно важных потребностей населения, в частности в торговле и в бытовом обслуживании, а также на транспорте.

Появляется большой рост преступлений в сфере кредитно-финансовых отношений, таких как незаконная банковская деятельность, создание лжепредприятий. Активная роль в преступлениях принадлежит работникам банка. Они весьма умело осуществляют финансовые махинации, а все сомнительные документы объясняют издержками формирующегося предпринимательства. Появились и такие ранее не встречавшиеся виды преступлений, как создание фиктивных банковских учреждений, ложное банкротство, кредитование подставных фирм, ассоциаций и обществ, мошенничество при получении ссуд и погашении кредитов, отмывание преступно нажитых капиталов, компьютерные посягательства на чужие денежные средства.

Что касается борьбы с преступлениями, то в работе указаны основные их направления, но всегда необходимо определять в договоре ответственность сторон, так как ответственность – сердце договора.

Что касается действий со стороны государства, так это:

· обеспечение политической и экономической стабильности в обществе;

· формирование правовой базы, необходимой для эффективной борьбы с экономическими преступлениями;

· совершенствование системы государственных органов, ведущих борьбу с экономическими преступлениями;

· усиление контроля со стороны государственных органов за деятельностью предприятий, на которых совершается основная масса экономических преступлений, в том числе и за деятельностью их должностных и материально-ответственных лиц;

· усиление профилактической, предупредительной деятельности органами внутренних дел по борьбе с экономическими преступлениями (в частности, в ходе проведения комплексных оперативно-розыскных мероприятий и их реализации вскрывать условия, способствовавшие совершению преступлений, и принимать меры по предотвращению новых, аналогичных преступлений).

1.7 Преступность в России в контексте социально-экономических реформ

В начале XXI века преступность, регистрируемая в России, перешагнула 3-х миллионный рубеж. Много это или мало? (Опрос, проведенный ВЦИОМ в декабре 2005 г. показал, что преступность занимает 2-е место среди факторов, беспокоящих население России. На 1-м месте находится рост цен на потребительские товары.) Думаю, что этот показатель ничего иного не отражает, кроме уровня добросовестности правоохранительных органов, осуществляющих регистрацию преступлений. А они, как известно, не всегда, в силу различных причин, нацелены на раскрытие и расследование совершенных преступлений. По экспертным оценкам, в России реально совершается от 15 до 20 млн. преступлений. Высокая латентность характерна для многих видов насильственных, корыстных, должностных и экономических преступлений. (Например, регистрируемые факты умышленных убийств составляют по экспертным оценкам не более 60 %, а взяточничества - не более 3-4.)

Рассмотрим, как трансформация социально-экономических отношений при проведении реформ, отражается на преступности современной России.

Прежде всего, следует отметить стабильный рост регистрируемой преступности: если в 1986 г., который можно с большой долей условности определить как год начала реформ, в РСФСР было зарегистрировано 1 338 424 преступлений, в 1990 г. - 1 839 451 преступление, в 1995 г. в Российской Федерации - 2 755 669 преступлений, в 2000 г. - 2 952 367 преступлений, в 2005 г. - 3 554 738. Среднегодовой прирост (в абсолютных показателях) в указанные периоды составил: свыше 100 тыс., менее 200 тыс., менее 40 тыс., более 120 тыс. соответственно. Таким образом, наибольший прирост приходится на 1991-1995 г.г., наименьший - на 1996-2000 г.г. Отсюда можно сделать вывод: до середины 90-х годов прошлого века осуществлялись самые непродуманные действия по социально-экономическому реформированию, проводилась "дикая" приватизация государственной собственности и т.д., это выступало мощным криминогенным фактором.

Вторая половина 90-х годов характеризовалась относительной стабильностью экономических отношений, переходом рыночных реформ в некое правовое русло, что позволило обществу, хотя бы частично, задействовать антикриминогенный потенциал.

Внедрение рыночных отношений в известной степени упростили мотивы поведения многих людей, особенно молодежи. Существовавшие прежде (во многом формальные) идеологические конструкции были отброшены как ненужные в новых условиях реформируемой России. Корыстные мотивы в последние годы все в большей степени оказывают влияние на духовный мир людей. Деформация нравственных устоев ведет к расширению масштабов и дальнейшей профессионализации корыстной и экономической, организованной форм преступности со специализацией на разработку и совершение замаскированных, изощренных и крупных хищений, налоговых, таможенных преступлений, вымогательств, криминального передела собственности, похищении людей, заказных убийств и т.п.(Почти в 9 раз возросла в 2005 году, по сравнению с 2004, сумма выявленного и взысканного ущерба только от налоговых преступлений).

Степень проникновения преступности в сферу экономических отношений достигла к настоящему моменту уровня, который представляет реальную угрозу национальной безопасности России. Весомое криминологическое значение в пореформенный период приобрели должностные и коррупционные преступления. Наибольшее значение в начальный период реформ (примерно до 2000 г.) приобретали преступления в сфере приватизации, кредитно- финансовой системе, сокрытие и легализация доходов, полученных преступным путем, незаконные операции в сфере внешнеэкономической деятельности, при производстве и реализации алкогольной продукции. В последующий период (после 2000 г.) актуализировалась преступность компьютерная и в сфере высоких технологий, появились новые виды преступлений в сфере малого предпринимательства и на потребительском рынке, хищения драгоценных материалов и камней, углеводородного сырья, захват чужого бизнеса, получившее название "рейдерство"9 (От анг. "raider" набег) и др.

На экономическую преступность в наибольшей степени оказывали влияние следующие группы факторов:

Изменения в экономической системе государства, процесс приватизации обусловили, во-первых, обвальную смену формы собственности. Во-вторых, существенно расширили круг собственников. Приватизация началась еще до того, как были выработаны необходимые правовые, экономические и иные предпосылки для формирования законной и социально-ориентированной процедуры её осуществления. Не было сделано почти ничего для обеспечения сохранности имущества новых владельцев. При проведении либеральных реформ с большим опозданием формировались новый экономический и правовой механизмы. Таким образом, на состоянии экономики России существенно сказались, прежде всего, криминогенные аспекты приватизации и либерализации экономики России начального периода реформ.

В связи с увеличением числа собственников, у которых возрос объем ценного имущества, увеличилось количество корыстных преступлений. Наряду с кражами, мошенничеством, грабежами и иными посягательствами на чужое имущество растут преступления, посягающие на права собственников по пользованию и распоряжению имуществом. Собственника имущества под угрозой насильственных действий или шантажа вынуждают уступать часть своих прав в пользу других лиц. Это стало одним из основных путей формирования экономики криминального типа.

Ухудшение материального положения и социальных условий жизни значительной части граждан в ходе реформ серьезно сказываются на состоянии и структуре преступности. Социальные изменения порождены имущественным расслоением населения. Дифференциация населения порождает активное вовлечение в преступность неустроенной в жизни молодежи, преступную консолидацию, расширение масштабов организованной преступности и коррупции. Расслоение населения по доходам ведет также к усилению социальных антагонизмов, а совершение экономических преступлений и корыстных посягательств характеризуется бесцельной агрессией, иррациональной мотивацией. Эти явления будут усугубляться в связи с ростом безработицы, социальных антагонизмов, межнациональных и религиозных конфликтов и т.п. Причем следует отметить, что с расширением материальных потребностей и возможностей их удовлетворения отдельными группами населения в связи с переходом к рынку, расширяются проявления монополизма во многих сферах, ограничиваются возможности социальной сферы для большой группы населения. Это усиливает социальное напряжение в обществе, ведет к росту насильственных, корыстных, преступлений, экстремизма, преступлений на почве национальной и религиозной ненависти (По результатам доклада Московского бюро по правам человека около 60 % населения России в той или иной мере поддерживает националистические лозунги, 5 0 тыс. молодых людей причисляют себя к скинхедам. Ими в 2005 году совершено 25 убийств и более 200 нападений на этнической почве.).

Изменения в системе государственного устройства также оказывают влияние на корыстную и экономическую преступность. С процессами реформирования государственного и муниципального управления меняется порядок, определяющий правомочия органов исполнительной власти различного уровня, распоряжающихся денежными и материальными средствами тех или иных территорий. Эксперты уже высказывали предположение, что начнутся подвижки в группах "криминальной бюрократической буржуазии". Есть все основания ожидать, что эти группы во власти, либо приближенные к власти, не удовлетворятся сложившимся положением в структуре "государственного рэкета" и инициируют преступления, "рейдерские" захваты, объектами которых будут государственные и частнопредпринимательские структуры.

Так, например, "рейдерство" только в Московской области приносит преступный доход равный 4 млрд. долларов США. Наблюдаются картельных соглашения о ценах, "дележе" потребительского рынка, наводнение его фальсифицированными товарами, Выступая на заседании расширенной коллегии Генеральной прокуратуры 3 февраля 2006 г. Президент РФ Путин В.В. привел следующие данные.: объем фальсифицированных товаров среди ювелирных изделий, видеопродукции, лекарственных средств составляет 70 и более процентов, а программного обеспечения - почти 90 процентов.

Все еще остающаяся "прозрачной" Государственная граница РФ с государствами СНГ не являются препятствием для реализации преступных замыслов. Более того, сложившаяся ситуация определенно способствует появлению новых видов преступной деятельности. Наряду с контрабандой различных предметов, в их числе и наркотиков, преступные группировки проявляют в последнее время повышенный интерес к предприятиям оборонного и ядерно-энергетического комплексов и отдельных их компонентов, осуществляют незаконный вывоз редкоземельных металлов, драгоценных природных камней, радиоактивных материалов и т.п.

Затянувшийся кризис экономики России требует обязательного учета этого положения при оценке криминогенной ситуации. Это не только безработица, но и локальные отраслевые кризисы перепроизводства. Не находят сбыта по причине непомерно высоких цен многие виды продукции мясомолочной, кондитерской промышленности, отечественные автомобили и другие товары. На фоне этих товарных диспропорций совершаются самые различные преступления - от хищений наиболее ценных компонентов до покрытия за счет государства издержек производства частных либо со смешанным капиталом предприятий. Масштабное банкротство предприятий наблюдается в последнее время несколько реже, чем ранее. Но в последние 2-3 года наработанные приемы и процедура банкротства все чаще используется криминалом для противоправного завладения не только имуществом, но и бизнесом.

Несогласованность различных звеньев производственного механизма, нарушение складывавшихся десятилетиями пропорций прежних экономических отношений продолжают оставаться предпосылками для масштабной коррумпированности, колоссальных по своему размаху и причиняемому ущербу финансовых махинаций и мошенничества. Достаточно сказать, что материальный ущерб от преступлений в 2005 году вырос в 5,1 раза по сравнению с 2004 годом и составил 1399,6 млрд. рублей, 7 что почти в 2 раза превышает объем стабилизационного фонда России, формирующегося уже несколько лет.

Высокий уровень организованности современной преступности и её связь с отдельными представителями властных структур позволяют нейтрализовывать некоторые формы социального контроля. Преступные организации стремятся легализовать свою деятельность, придать ей легитимный характер. Они создают или приобретают официальные коммерческие структуры, которые используют для отмывания денег, добытых преступным путем. Это относится, прежде всего, к приватизированным предприятиям торговли, коммерческим банкам, риэлтерским фирмам, автомобильным сервисным центрам и др.

Указанные тенденции будут оказывать серьезное влияние на экономическую ситуацию, порождать новые, ранее неизвестные и недоступные в силу своей сложности и масштабности преступления, а также преступления, требующие высокой организации при выполнении преступного замысла.

В насильственной преступности наметилась совершенно определенная линия на сращивание с экономической преступностью. Формирование криминальных и полукриминальных структур вокруг производственных, коммерческих и иных бизнес структур будет еще долго сопровождаться самыми разнообразными насильственными действиями поджогами, взрывами, убийствами должностных лиц конкурирующих фирм, банков, нападений на сотрудников правоохранительных органов.

Набирает силу тенденция усиления внешнеэкономического, межнационального и межрегионального характера преступной деятельности. В этой деятельности в настоящее время совершаются преступления как примитивно-вульгарного толка, характеризующиеся похищением, переправкой и продажей за границей любого товара, сырья по демпинговым ценам, так и сложные, многоходовые, масштабные преступления. Участники организованных сообществ используют при этом недостатки нашего внешнеэкономического механизма, системы лицензирования и квотирования, налогообложения, ценовой политики. Преступники, до установления конвертации, используют явно заниженный курс рубля по отношению к доллару и евро. Разница между курсом рубля и его покупательной способностью приносят огромные валютные барыши, которые укрываются от налогов и размещаются в иностранных банках за рубежом. Участие в таких операциях пока что остается практически безнаказанным.

Заметно увеличится число преступлений в кредитно-финансовой сфере, поскольку либерализация экономической деятельности, упрощение условии кредитования, прекращение Центральным банком кассового планирования, значительный объем взаимных неплатежей сопровождается появлением новых правонарушений. К их числу относятся: злоупотребления капиталовложениями и действия, причиняющие ущерб партнерам и акционерам, подделка гарантийных писем, электронных платежных документов и иные компьютерные преступления, нарушающие права потребителей услуг, коммерческие "взятки", и т.п. В связи с развитием коммуникаций и основанных на них расчетов, увеличивается количество хищении денежных средств путем несанкционированного доступа в компьютерные сети и перевод чужих денежных средств на другие счета, хищения с использованием ценных бумаг, электронных платежных и кредитных карт и т.п.

Все изложенное требует разработки адекватных законодательных мер противодействия преступности, совершенствования правовой деятельности и мер профилактики.


1.8 Психологические аспекты борьбы с экономической преступностью. Проблема борьбы с экономической преступностью

Защита экономики от преступных посягательств криминальных элементов стала одной из важнейших задач государства и общества. Проблема экономической преступности и коррупции из чисто полицейской, какой она является в большинстве стран, перешла в разряд политических, представляя сегодня угрозу национальной безопасности[30]. Рост преступности в экономике с учетом латентности сегодня составляет 50-60% в год. Каждое четвертое такое преступление относится к категории тяжких, и их доля растет из года в год[31].

Одной из причин сложившегося положения является то, что государственные органы, в частности правоохранительные и судебные, оказались неподготовленными в правовом, организационном, кадровом, материально-техническом, финансовом и, что важно, в психологическом отношениях к деятельности в принципиально новой экономической обстановке.

Рассматривая феномен экономической преступности, деятельность государственных органов по борьбе с нею, необходимо учитывать их специфические признаки:

1) совокупность этих преступлений совершается в сфере экономических отношений;

2) объектом преступных посягательств выступают прежде всего отношения собственности в различных материализованных формах. Наиболее очевидная форма преступности в сфере экономики — хищения собственности. К этой же категории могут быть отнесены должностные преступления (злоупотребления властью или служебным положением, взяточничество), если они совершаются в связи, по поводу или в процессе экономических отношений;

3) экономическую преступность нельзя рассматривать как нечто существующее отдельно от социальной, экономической структуры общества, они органично связаны;

4) экономическая преступность выражается, прежде всего, в совокупности корыстных посягательств на собственность, порядок управления экономикой со стороны лиц, выполняющих определенные функции в системе экономических отношений;

5) преступное поведение в экономической сфере непосредственно порождается ослаблением социального контроля над противоправными и антиобщественными интересами отдельных лиц и групп, вытекающими из условий их экономической деятельности, которая в свою очередь тесно связана с природой хозяйственных отношений на данном этапе развития общества, экономики и т.д.

Можно с полным основанием утверждать, что и в научно-исследовательских, и в практических целях борьбы с экономической преступностью анализ данного вида преступлений необходимо осуществлять с учетом не только всего комплекса норм права, но и психологических процессов, происходящих в сфере экономических отношений между людьми, являющимися их участниками. Последнее обстоятельство имеет наряду с теоретическим и практическое значение не только для борьбы с экономической преступностью в целом, но и для непосредственной человеческой деятельности по осуществлению организационной, уголовно-правовой и оперативно-розыскной работы органов внутренних дел по защите экономики от преступных посягательств, потерь, бесхозяйственности, расточительности и т.п., так как только на этой основе можно применить комплексный подход в борьбе с нею.

Изучение криминологических, экономико-правовых и социально-психологических аспектов этого явления показывает, что в недавнем прошлом оно было связано с таким общим положением в нашей экономике, когда производитель, труженик длительное время отчуждался от собственности, утрачивая положение и менталитет заинтересованного хозяина. В результате этого "отчуждения" в сознании людей, участвующих в экономических отношениях, глубоко укоренились психологически, да и в настоящее время продолжают культивироваться, административно-командные методы, волюнтаристский подход, правовой нигилизм, игнорирование объективных экономических законов и категорий. Скрытые до этого психологические причины привели к тому, что товарно-денежные отношения, загнанные прежде в подполье, "вдруг" проявили себя в уродливом обличье "теневой" экономики с ее неизбежными спутниками - коррупцией, особо крупными хищениями, а нормальный материальных интерес - в извращенной форме взяток, "поборов", краж и т.д.[32]

Эти причины носят и еще длительное время, вероятно, будут носить универсальный характер, ибо стереотипы сознания людей и глубинные механизмы неудовлетворенности жизнью в значительной степени консервативны. Они обусловливают и сегодня поведение, выражающееся в увеличении корыстных преступлений в сфере экономики, росте их криминальной профессиональности, сращивании корыстных преступников — должностных лиц с общеуголовными элементами, организованной преступностью и созданием "мафиозных" сообществ. Последние, словно "государства в государстве", включают в себя высокопоставленных должностных лиц, контролируемые ими коммерческие структуры и бандитские группировки. Причем власть в этих криминальных "мини-государствах" целенаправленно пытаются захватить как авторитеты преступного мира, так и часть предпринимателей, тесно связанных с криминальными структурами либо сотрудничающих с криминалом для развития коммерческой деятельности[33].

Как отмечает известный юрист В.В. Лунеев, у преступности динамичный, творческий, "рыночный характер". Она мгновенно, безо всяких бюрократических проволочек заполняет все проявляющиеся и доступные ей неконтролируемые или слабо контролируемые государством и обществом ниши, адекватно обстановке меняет виды, формы и способы своей "деятельности", непрерывно изобретает новые и нередко изощренные методы сокрытия своих следов, не ограничивает свои действия никакими правовыми, нравственными, психологическими и даже техническими нормами и правилами[34].

В системе "преступность — борьба с ней" преступность первична, самозащита общества от преступности по своему происхождению вторична. Первые ходы делает преступность, борьба с ней — всего лишь ответ общества и государства на ее вызов. Новые качественные характеристики преступности требуют не только адекватных, но и упредительных мер борьбы с нею — социально-профилактических, экономических, законодательных — уголовно-правового, уголовно-процессуального характера, криминалистических, организационно-управленческих, оперативно-розыскных направлений деятельности, психологически оправданных и обоснованных. Необходимо глубокое, в том числе психологическое понимание причин и условий возникновения новых "ходов" преступности, предвидение психологических факторов, порождающих ее развитие при принятии любых мер, прежде всего, на государственном уровне.

Как известно, функция борьбы с экономической преступностью в нашей стране реализуется комплексом социальных учреждений. Наиболее важная роль в этом комплексе принадлежит специальным органам государства — прокуратуре, органам внутренних дел, службе безопасности, таможенным органам, налоговой полиции, в определенной мере — службе внешней разведки. Каждый из этих органов действует в рамках своей компетенции, своими специфическими, только им присущими формами и методами деятельности, установленными законами. Важнейшим условием успехов выступает глубокая разведка криминального "экономического подполья". Она должна быть направлена в первую очередь на выявление системы его функционирования, финансовых и материальных источников, организации деятельности, структур, иерархии, лидеров, коррумпированных связей и т.п. и уже на этой основе — на выявление конкретных преступных проявлений[35]. В ведении такой разведки масса психологических явлений, условий и зависимостей, нуждающихся в тщательном учете и подготовке сотрудников, организующих и ведущих ее. Специальные службы в процессе защиты экономики от преступлений, выявляя, пресекая и раскрывая их, должны совместно со следственным аппаратом, другими службами органов внутренних дел и правоохранительными органами решать еще одну важную, имеющую свой психологический аспект, задачу — принимать меры к обеспечению, возмещения ущерба, причиненного экономическими преступлениями субъектам собственности.

Психологические проблемы борьбы с преступностью, особенно экономической, исследованы еще совершенно недостаточно. Юридическая психология призвана дать не только теоретический[36], но и прикладной ответ практическим органам. Важны исследования по трем направлениям:

• психологии преступного поведения "экономических" преступников, психологии их личности;

• психологических особенностей правоохранительной (профилактической, следственной, оперативно-розыскной и т.д.) деятельности по борьбе с экономической преступностью;

• психологии работников, осуществляющих борьбу с экономической преступностью, и всех аспектов их отбора, подготовки, обеспечения.

Психологические аспекты уголовно-правовых мер по борьбе с экономической преступностью. Уголовное законодательство — эффективное средство борьбы с экономической преступностью в современных условиях. Развивая и совершенствуя его, не следует исходить из публицистических оценок ситуации с преступностью как "разгула" преступности, "беспредела" или из приравнивания ее силы и силы государства ("кто кого"). Конечно, ситуация в сфере борьбы с преступностью вообще и экономической преступностью, в частности, может быть оценена как сложная. Однако — и это главное — ее нельзя рассматривать изолированно от состояния общества в целом. Экономическая преступность — лишь одно из явлений, в которых проявляется уровень социальной стабильности или нестабильности общества и его экономического состояния. Темпы прироста зарегистрированной преступности в последние годы связаны главным образом не с качеством правоохранительной деятельности, а с болезненными процессами перехода общества в новое состояние, хотя это не означает, что состояние правоохранительной деятельности не влияет на развитие ситуации.

Поэтому исходно важна задача формирования у работников, ведущих борьбу с преступностью, понимания важности своей социальной роли и правильной профессиональной ориентации на упорную и действенную борьбу с повседневными проявлениями экономической преступности. Тем более что оптимальным является не многолетнее слежение за деятельностью преступных сообществ, а предупреждение самого их формирования и активная постоянная работа по их разобщению. Здесь к компетенции правоохранительных органов в первую очередь относится использование уголовно-правовых мер двойной превенции: обезвреживание организаторов и "кандидатов" в активные участники сообщества безотлагательным привлечением их к уголовной ответственности за менее тяжкие, но легко доказуемые преступления — незаконное хранение и ношение оружия, хранение наркотиков, хулиганство, угрозы убийством и т.п. Этот метод борьбы с организованными формами преступности эффективно используется полициями зарубежных стран. Необходимо и законодательное установление объема преступной деятельности, позволяющего применить квалификацию "по максимуму".

Характерны психологическое отношение значительной части работников правоохранительных органов к УПК как к внешнему ограничителю, непонимание, что законность и подлинная целесообразность неразделимы, неумение применять нормы общего характера к частным (особенно нетрадиционным) ситуациям, как и использовать базу, которую дает закон для активных действий (например, положения добровольного отказа от совершения преступлений, освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примечанием 2 к ст. 201 УК РФ в случае причинения вреда преступлением исключительно коммерческой организации и др.).

В доказывании экономических и связанных с ними должностных преступлений такое профессиональное неумение проявляется в недооценке косвенных доказательств (ценность обнаруженного имущества, жизнь не по легальным средствам, отсутствие объяснений происхождения обнаруженных средств и ценностей, быстрота прохождения документов и реализации решений по определенным операциям и т. д.). Успех крупных дел, например, о взяточничестве (крупных и по нынешним масштабам) должен базироваться на правиле: доказательств должно быть достаточно и без признания обвиняемого. Профессиональное неумение проявляется и в беспомощности установления мотивации преступника, когда решение по делу ставится в зависимость от того, что говорит обвиняемый о своем мотиве вместо того, чтобы выявить его по характеру деяния, предшествующим и последующим действиям, образу жизни, информации о высказываниях в "своем" кругу и т.д. Столь же негативные последствия наблюдаются и применительно к уровню профессионального умения применять уголовный закон. Неправильно утверждение, что без закона о борьбе с коррупцией невозможно реальное противодействие злоупотреблениям чиновников. Противоречит закону мнение некоторых представителей практики о том, что активные действия по захвату с поличным взяточника или вымогателя, когда заявителю разрешается передача денег или ценностей (признаки которых фиксируются), являются провокацией. Много и иных упущений по применению уголовного законодательства, зачем внимательно следят в преступной среде, обдумывая свое поведение на случай провала.

Задачами дальнейшего радикального усовершенствования уголовного законодательства и правоохранительной практики являются:

• последовательное формирование в сознании работников правоохранительных органов базовых психологических представлений о праве и законности, нравственных ценностях;

• обеспечение приоритетной защиты человека, его прав (этот приоритет отнюдь не создает конфликта с другими целями, ибо эта защита осуществляется именно путем активной борьбы с преступностью, в том числе посягающей на интересы общества в целом);

• максимальная защита законных интересов потерпевших;

• максимальная уголовно-правовая и иная защита свидетелей;

• устранение избыточности уголовно-правовых запретов, невыполнимость которых в правоохранительной практике порождает правовой нигилизм в психологии населения и должностных лиц и позволяет преступникам остаться безнаказанными;

• создание достаточных возможностей для дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания с учетом личности виновных, мотивов и последствий их деяний, а также возможностей поощрения органами уголовного судопроизводства положительного посткриминального поведения путем смягчения наказания или даже освобождения от него;

• усиление мер по государственно-правовой защите работников правоохранительных органов (жертвующих нередко своей жизнью ради государственных и общественных интересов), обеспечивающих максимальную ответственность преступников за оказание воздействия на них (шантаж, угрозы, повреждение принадлежащего им личного имущества, похищение их детей, покушения, нанесение телесных повреждений и др.);

• решение комплекса вопросов, вытекающих из необходимости взаимодействия с государствами ближнего и дальнего зарубежья в борьбе с преступностью.

Психологические аспекты раскрытия экономических преступлений. Приведенная выше характеристика преступности, особенно в ее новых организационных качествах, дает ответ на вопрос об объективной обусловленности и необходимости оперативно-розыскной деятельности как общественно полезного и необходимого вида человеческой деятельности. А.И. Алексеев по этому поводу пишет: "...Уже давно, много веков, даже тысячелетий назад человечество пришло к такой элементарной истине: тайным действиям преступников надо, помимо всего прочего, противопоставить тайный сыск. Иначе и быть не может: раз есть люди, которые тайно, негласно действуют против себе подобных, против общества, против государства, должны быть и другие люди, которое их изобличают, как говорится, выводят на чистую воду и передают в руки правосудия. Таков принципиальный момент истина. Все остальное - дело техники. А она, наряду с гласными следственными действиями, судопроизводством, включает тайную слежку, скрытое наблюдение, конспиративное выведывание, оперативное легендирование и т.д."[37]. "Другие люди" — это сотрудники оперативных аппаратов органов внутренних дел, в нашем случае — оперативные работники подразделений по борьбе с экономической и организованной преступностью (БЭП и БОП). Каждая профессия и принадлежащие к ней люди характеризуются рядом признаков, отличающих их от других. Одним из определяющих признаков оперативно-розыскной работы в борьбе с экономической преступностью является то, что она представляет собой вид государственной службы и политической деятельности специально уполномоченных на то законом лиц[38]. Направленность работы оперативного сотрудника определяется теми задачами, которые ставит перед ним закон об оперативно-розыскной деятельности. Чтобы успешно решать их, оперативный работник должен иметь прежде всего хорошо развитую профессиональную направленность, которая всегда выступает как стержневое свойство личности. Кроме того, важнейшим качеством профессиональной деятельности оперработника является его моральный облик, высокая нравственность? Есть точка зрения, что оперативно-розыскная деятельность — это придаток следственной работы, допроцессуальная стадия уголовного расследования и только. Однако это не соответствует природе ее общественной необходимости и социальной обусловленности. Иной вопрос, что она в определенной степени является обеспечивающей по отношению к функциям дознания и предварительного следствия. М.С. Строгович писал: "Оперативно-розыскная деятельность - это совокупность различных действий, не имеющих процессуального характера и не облекаемых в процессуальные формы. Подобные действия проводятся в целях обнаружения преступления и преступника". В экономической сфере оперативно-розыскную деятельность всегда отличали действия повышенно рискованного характера. Это предъявляет к сотрудникам, занимающимся ею, высокие требования к морально-психологической и профессионально-психологической подготовленности, устойчивости, преданности долгу, смелости, самообладанию. Высоки требования и к организации оперативно-розыскной деятельности, к ее руководителю. Наряду с тем, что ему необходимо обладать теми же профессионально-психологическими качествами, которые присущи рядовому оперативному работнику, руководитель в сфере оперативно-розыскной деятельности должен представлять собой зрелую в политическом отношении личность. Его политическим кредо должны являться принципы, закрепленные нормативно в Законе об оперативно-розыскной деятельности, который однозначно запрещает органам и должностным лицам, осуществляющим ее, предпринимать свои действия в интересах какой-либо политической партии и оказывать влияние через свои негласные возможности на характер деятельности органов представительной и судейской власти, а также общественных объединений или религиозных организаций, зарегистрированных в установленном законе порядке. Это предъявляет высокие требования к гражданственности, патриотизму, беспристрастности, верности закону руководителей оперативных подразделений БЭП и БОП. Закон устанавливает также, что гражданство, национальность, пол, местожительство, социальное и имущественное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии, политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием в выполнении в отношении них оперативно-розыскных мероприятий на территории России, если иное не предусмотрено законом. Это тоже предъявляет особые требования к профессионализму и личным качествам оперативных работников. По существу психологические положения содержат и требования закона о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий и проведения оперативных мероприятий по раскрытию преступлений только после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Вопросом профессионализма и престижа выступает тут предельно честное и предельно достоверное отношение оперативника к представляемой следователю информации, способность критически осуществлять ее самооценку. Это усугубляется установленным порядком контроля за деятельностью оперативно-розыскных аппаратов, а также предоставленной гражданам возможностью обжаловать их действия в судебном порядке (ст. 3, 5 Закона).

Важность твердых психологических установок на соблюдение законности, норм права в сознании оперативных работников органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскными методами защиту экономики — важнейшей сферы человеческой деятельности, — трудно переоценить. Правовой фактор в деятельности органов внутренних дел в целом всегда имел важнейшее значение в связи с тем, что они относятся к числу органов управления, которым "предоставлена возможность известного усмотрения, индивидуального регулирования общественных отношений".[39] Подобное "усмотрение" широко может применяться в оперативно-розыскной деятельности, поэтому именно здесь необходимо взаимопроникновение права и психологии.


Глава 2. Криминологическая характеристика экономической преступности

2.1 Экономическая преступность: понятие и основные характеристики. Связь "теневой" экономики и экономической преступности

Под экономической преступностью следует понимать совокупность преступных посягательств, причиняющих вред охраняемым законом экономическим интересам общества и граждан вследствие совершения хищений, хозяйственных и корыстных должностных преступлений.

Совершаемые в экономической сфере преступления относятся к группе высоколатентных. По мнению экспертов-криминологов, в общей сложности выявляется 15-20% преступлений подобного рода. Таким образом, реальное положение дел в этой области как минимум в 5-6 раз хуже регистрируемого уголовной статистикой.

При исследовании экономической преступности часто используется понятие "теневая экономика". "Теневая экономика" - совокупность противоправных сделок с товарами и услугами, не отраженных в соответствующей системе регистрации. Разумеется, далеко не все сферы "теневой экономики" представляют собой экономическую преступность, однако само существование "теневой" сферы экономической активности является питательной средой для такой преступности.

В последние годы сформировались криминальные сектора "теневой экономики", непосредственно связанные с экономической преступностью. К ним можно отнести:

· криминальный рынок оружия и военной техники, формирующийся за счет хищений военного имущества с армейских складов, незаконной продажи оружия и военного снаряжения, хищений с оружейных заводов, контрабанды; данный фактор является весьма значимым при оценке все возрастающей вооруженности преступности в целом, а также общей нестабильности как в России, так и в странах ближнего зарубежья. Незаконный оборот оружия, боеприпасов, военной техники и снаряжения во многом взаимосвязан (и взаимообусловлен) с непрекращающимися этническими, националистическими и криминальными вспышками (Чечня, Северный Кавказ, Азербайджан, Грузия, Таджикистан и пр.);

· незаконный экспорт сырья, энергоносителей, редкоземельных и цветных металлов, включающий:

а) контрабандный вывоз из России радиоактивных элементов, драгоценных металлов, а также дорогостоящего сырья животного или растительного происхождения;

б) экспорт цветных и редкоземельных металлов по документам, оформленным на другую экспортную продукцию;

в) осуществление внешнеторговых сделок на неэквивалентной основе;

г) официально оформленный экспорт сырья, полуфабрикатов, изделий по намеренно заниженным ценам с целью последующей перепродажи (по данным правоохранитель-ныхорганов, от20до25% разницы цен поступают на заграничные счета руководства фирм-продавцов);

· "отмывание" денег, полученных незаконным путем;

· сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения (проверками в 1993 году установлено, что каждый четвертый проверяемый нарушает налоговое законодательство);

· криминологически значимые последствия приватизации: весьма распространенными являются случаи противоправного завладения имуществом предприятий (руководители предприятий и организаций незаконно завладевают контрольными пикетами акций с последующей дачей взяток работникам Государственного комитета по управлению имуществом при оформлении документов о приватизации). В ряде случаев зарегистрированы факты силового воздействия организованных преступных структур на "нежелательных конкурентов", что обеспечивало возможность контроля над акционируемыми предприятиями. При этом отдельные лица приобретают огромные пакеты акций наиболее прибыльных компаний без предъявления декларации о доходах. Так, В.Полеванов, возглавлявший в свой время Госкомимущество РФ сообщил следующее: "Когда я поднял списки 600 акционеров Газпрома, там на первом месте оказался некто Тимофеев, который в 1993 году купил 210 миллионов акций, заплатив 2 миллиарда 100 миллионов рублей. На втором месте был еще один такой же человек, который купил 130 миллионов акций, заплатив 1 миллиард 300 миллионов рублей, и т.д. Откуда у них такие деньги, неизвестно. При желании можно, разумеется, выяснить (имеется адрес этого Тимофеева и всех других), но для этого нужна смена правительства и смена парадигмы развития страны. Декларация о доходах жизненно необходима для того, чтобы не происходила дальнейшая криминализация, поскольку число преступлений, связанных с приватизацией, в 1993 году составило 28 тысяч, в 1994 году - всего лишь 2 тысячи. Думаю, что это не более чем верхушка айсберга, поскольку в 1994 году просто научились уже более профессионально прятать концы в воду";

· преступления в кредитно-финансовой сфере (эта сфера остается одной из наиболее уязвимых в криминологическом плане). После известных операций с фальшивыми "авизо" значительную распространенность приобретают незаконное получение и нецелевое использование льготных кредитов (часто связанные с дачей взяток); - обман вкладчиков, мошенничество: только в Москве на 1 марта 1995 года насчитывалось 213 лопнувших финансовых компаний. Большинство было связано с обманом вкладчиков и мошенническим присвоением их денег руководством компаний;

· активизация деятельности расхитителей в сфере добычи, переработки и реализации драгоценных металлов и камней, причем эта преступная деятельность носит все более организованный характер;

· торговля крадеными автомобилями (включая поставки из стран Европы), значительная часть которых реализуется затем в странах ближнего зарубежья;

· расширение подпольного производства спиртного (в 1994 году правоохранительными органами была прекращена деятельность около полутора тысяч подпольных цехов по производству спиртного, за шесть месяцев 1995 года - 1360).

Следует особо отметить относительно новые виды преступной деятельности в экономической сфере, например, мошенничество, связанное с использованием кредитных карточек, а также мошенничество со страховкой; "компьютерные" преступления, торговля человеческими органами и проч.

Тенденции и основные характеристики экономической преступности в значительной мере связаны с процессом аккумуляции негативных последствий проводимых экономических реформ. Уникальное по своим масштабам и срокам перераспределение собственности) происходящее в стране, привело к формированию крупнейших финансовых и деловых групп, по сути своей порожденных отнюдь не рынком, а традиционными политическими и административными механизмами и значительными "инвестициями" криминального капитала (дифференцирующегося в криминологическом плане на "старый теневой" капитал, сформировавший ядо 1991 года, и "новый"). Естественно, что определенное соотношение этих факторов, плюс начавшаяся в 1992 году приватизация, крайне обострили криминологически значимые процессы конкуренции, чаще всего заключающейся в, по меньшей мере, противоправных, а в ряде случаев откровенно преступных, методах борьбы с конкурентом (дифференцирующихся от подкупа чиновников различного ранга с целью обеспечения различного рода льгот, государственных дотаций, иных преимуществ до запугивания и физического уничтожения конкурентов).


2.2 Причины и условия экономической преступности

К основным социальным, экономическим и социально-психологическим явлениям и процессам, выступающим в качестве причин и условий прогрессирующего ухудшения показателей экономической преступности можно отнести:

- растущую аномию, выражающуюся в кризисе системы существовавших на протяжении многих лет ценностей, базовых моделей экономического и правового поведения, невозможности достижения подавляющим большинством населения страны официально декларируемых "новых" ценностей (и связанных с ними стандартов потребления) легальным путем; рекрутирование предпринимателей в заметной степени происходило и происходит из среды функционеров "теневой" экономики; в начале развития кооперативного движения в стране значительная часть преступных "авторитетов" устремилась в легальный бизнес, с успехом "отмыв" весьма крупные суммы. Выраженная криминальная зараженность экономически наиболее активных (высокодоходных) слоев населения (так называемых "новых русских") фиксируется рядом исследований. Так, например, 40% опрошенных Институтом прикладной политики новых миллионеров признались, что раньше занимались нелегальным бизнесом; 22, 5% в прошлом привлекались к уголовной ответственности; каждый четвертый и сейчас имеет связь с криминальной средой;

- отсутствие сложившейся этики бизнеса; чрезвычайно широкое заимствование относительно широким кругом предпринимателей элементов криминальной субкультуры (ценности, взгляды, модели поведения в экстремальных ситуациях и т.п.);

- крайне негативные изменения в социальной структуре общества, характеризующиеся прогрессирующей социальной поляризацией (официально регистрируемый разрыв в доходах десяти процентов наиболее богатых и бедных граждан РФ достиг 27 раз; в 1991 году он составлял 4,5; уже в 1994 году - 20% высокообеспеченного населения имели почти половину -42%- всех денежных доходов в стране);

- заметное снижение трудовой мотивации значительной части населения. Легальные доходы все меньше соответствуют реальному прожиточному минимуму (ниже него в настоящее время доходы 35% граждан). Нельзя не отметить и прослеживающуюся тенденцию сохранения на весьма невысоком уровне (около 30%) доли оплаты труда в составе валового внутреннего продукта. При снижении доли оплаты труда отчетливо увеличивается доля предпринимательского дохода. Явно негативное воздействие оказывает и систематическая невыплата зарплаты (на 1 июня 1995 года государство задолжало двенадцати миллионам работников тридцати шести тысяч предприятий и организаций). Все это, а также ряд других негативных факторов, связанных с тяжелым кризисом экономики, обусловливает отказ от традиционных "трудовых" ценностей (высокий уровень квалификации, профессионализм, заинтересованность в конечных результатах труда, качестве производимых товаров и оказываемых услуг и проч.). Лишь 5,1% населения считает, что талант и трудолюбие помогут человеку разбогатеть. Наиболее же эффективными путями к богатству считаются спекуляция (44,2% опрошенных) и "отмывание" мафиозных денег (20,4%); рост безработицы. Многочисленные исследования западных криминологов неоднократно обращали внимание на обусловленность корыстной преступности уровнем безработицы. Летом 1995 года в России, по оценкам экспертов, около 8% экономически активного населения были безработными. Более того, из-за длительного спада производства, переживаемого во многих отраслях, постоянно растет число людей, лишь числящихся на производстве, находящихся в неоплачиваемых отпусках (от 5,5 до 7% общей численности занятого населения), фактически же являющихся "временными" безработными - резервом безработицы реальной.

Одним из важнейших последствий чрезвычайно высокого уровня криминального заражения экономической сферы выступает резкое снижение инвестиционной активности: Россия оказалась на 136 месте в мире по надежности инвестиций. Лишь 3% "новых русских" собираются вкладывать деньги в российскую экономику из-за крайне высокого риска.

2.3 Правовые меры борьбы с экономической преступностью

Повышению эффективности борьбы с экономической преступностью способствует принятие Федеральной программы РФ по усилению борьбы на 1994-1995 годы, а также разработка федерального Закона РФ "О борьбе с коррупцией", позволяющего привлекать лиц, виновных в коррупционных правонарушениях, к дисциплинарной, гражданско-правовой и административной ответственности, уголовная ответственность наступает по соответствующим статьям УК. Для решения проблемы "отмывания" преступных доходов разработан проект федерального Закона РФ "Об ответственности за легализацию преступных доходов", предусматривающий основания для распространения действия Закона на все виды доходов от преступной деятельности, независимо от вида и тяжести преступлений, являющихся источником таких доходов, а также определяет правовые характеристики действий по легализации преступных доходов как оснований установления правовой ответственности и санкций за их совершение. Закон определяет правомочия государственных органов по предупреждению, выявлению, изъятию и конфискации доходов от преступной деятельности, осуществлению контроля за законностью операций юридических и физических лиц с финансовыми средствами, имуществом, документами финансового и имущественного характера, а также условия проведения подобного рода операций как в банковской, так и в небанковской сфере, направленные на предотвращение легализации доходов от преступной деятельности.


2.4 Стратегия борьбы с организованной экономической преступностью: от противодействия к контролю

Из криминогенной ситуации в России при переходе к новой модели государственного устройства позволил Н. Ф. Кузнецовой в 1997 году сделать вывод о дополнении "структуры преступности еще одним показателем — элитно-властная преступность". При этом именно экономическая преступность, возникшая в недрах теневой экономики социализма, стала действительной базой становления организованной преступности, действия которой особенно ярко проявились в сфере экономики, в настоящее — перестроечное и реформаторское — время.

Т. В. Пинкевич отмечает: "С помощью коррумпированных чиновников лидеры экономической организованной преступности заключают контракты на поставку некачественной зарубежной продукции, реализуют невыгодные для страны инвестиционные проекты, стимулируют экономическую контрабанду сырья и стратегических материалов. В итоге причиненный ущерб стране исчисляется миллиардами долларов США, виновных, как правило, не удается привлечь к ответственности, а экономическая база преступников укрепляется.

Проникая в различные сферы экономики, лидеры преступных сообществ стремятся не только к установлению контроля за деятельностью конкретных предприятий, но и к созданию собственных структур, способных занять лидирующее положение в инфраструктуре отдельных отраслей производства. Вследствие этого в сферу влияния преступных сообществ оказались вовлечены крупнейшие отрасли народного хозяйства: автомобилестроение, строительный комплекс, добыча и переработка полезных ископаемых, драгоценных камней, драгоценных металлов, а также основной источник формирования доходной части госбюджета—энергетический комплекс, кредитно-финансовая (в том числе банковская) система.

В рамках советского государства борьба с преступностью велась, как правило, путем ужесточения уже применяемых мер. Поэтому появление в СССР первых признаков организованной преступности, благоприятной почвой для которой стала теневая экономика, обусловило принятие стереотипных решений, направленных на усиление уже известных мер. Можно назвать, например, Постановление Съезда народных депутатов СССР от 23.12.1989 "Об усилении борьбы с организованной преступностью", в котором ставился вопрос об изменениях в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, направленных на обеспечение неотвратимости уголовной ответственности всех членов преступных групп, в первую очередь их организаторов. Запланированное не было реализовано: борьба с организованной преступностью свелась к изданию подзаконных актов, совместных приказов и инструкций различных правоохранительных ведомств. Так, в рамках уголовной политики того периода было принято Постановление Совета Министров СССР от 22.05.1990 №496 "О создании межрегиональных подразделений Министерства внутренних дел СССР по борьбе с организованной преступностью". При этом предлагалось выделить из структуры Министерства финансов наряду с налоговой службой самостоятельное подразделение для осуществления финансовых или налоговых расследований.

В то же время, по мнению В. В. Лунеева, уголовная политика в России всегда "нацелена на бедные, низшие, слабо адаптированные, алкоголизированные, деградированные и маргинальные слои населения. Тогда как преступность власти, богатства и интеллекта, т.е. институциональная организованная преступность, остается практически нетронутой. А вот возвести в ранг преступления новые коррупционные технологии правящей элиты не удается более 10 лет".

По экспертным оценкам, сегодня непосредственно из-за нужды совершается в среднем до 20% всех корыстных преступлений (мнение ученых), а может быть, и до 50% (мнение опрошенных юристов-практиков), в то время как в 1960—1970 гг. нужда была причиной не более 6% корыстных преступлений. Однако в качественном отношении, которое можно охарактеризовать объемом причиненного ущерба, "богатая" преступность несравнима ни с какой другой. Через руки членов преступных группировок и богатых "одиночек" проходят миллиарды рублей.

Возникновение, становление и развитие организованной преступности, наряду с другими факторами, обусловило разработку и принятие в 1997 году Концепции национальной безопасности Российской Федерации, которая базировалась на Государственной стратегии экономической безопасности России (1996), где организованная преступность и коррупция уже рассматривались как угрозы национальной безопасности.

В научном плане борьба с преступностью предполагает наличие тактического и стратегического уровней.

В историческом разрезе, по мнению В. Н. Кудрявцева, можно наблюдать по меньшей мере "три взаимосвязанных между собой процесса: а) постепенную смену стратегий борьбы с преступностью на разных этапах социально-политического, экономического и культурного развития стран и народов; б) поиски оптимальной стратегии; в) изменение и комбинацию стратегий в каждой отдельной стране с учетом характера совершаемых преступлений и криминогенной обстановки в целом".

Несомненно, что поиск и смена стратегий должны базироваться на научной основе исследований организованной преступности как сложного и динамично развивающегося явления, для чего необходим анализ отечественного и зарубежного опыта.

Так, в начале 1960-х гг. в научных кругах США развернулась бурная дискуссия о двух концепциях уголовного процесса, отражающих полярные течения в общественном мнении о его назначении и сути. Представители одной выступали за необходимость ужесточения мер по отношению к преступникам, включая более узкое понимание их конституционных прав и свобод, другой — за приоритет защиты прав личности в уголовном процессе, отмечая, что нарушение правоприменительными органами этих ценностей должно рассматриваться как основание к признанию лица невиновным.

Следует отметить, что американскими законодателями был найден компромисс, который реализовался в законе "О контроле за организованной преступностью" (1970) и ряде других правовых актов. Они продемонстрировали обществу способность государства принять адекватное реальным условиям решение, определить оптимальную систему правоохранительных органов, позволяющую активно использовать оперативно-розыскную (скрытую, тайную) деятельность, осуществлять криминальную разведку, результаты которых предъявлять в суде в качестве доказательств, т.е. контролировать организованную преступность.

В ФРГ начиная с середины 1970-х гг. была принята целая серия взаимосвязанных законов, имеющих своей целью ускорение судопроизводства и усиление борьбы с терроризмом. Так, закон "Об изменении Уголовного кодекса, Уголовно-процессуального кодекса, закона о судоустройстве, положения о федеральной адвокатуре и закона исполнения наказаний" (1976), сохраняя право обвиняемого на свободную переписку и общение с защитником, все же установил режим просмотра судьей всех деловых писем защитника, адресованных обвиняемому по делам о террористических организациях.

Ряд ограничений конституционных прав на неприкосновенность жилища, свободы личности был введен законом "Об изменении Уголовно-процессуального кодекса" (1978), которым, в частности, предоставлено право судье, а в неотложных случаях прокурору и полиции создавать на улицах, площадях и в других общественных местах специальные контрольные пункты для проверок документов граждан и обыска их вещей.

При этом законом "О всеобщем полицейском розыске" (1986) полиция была наделена правом в целях задержания подозреваемых и раскрытия преступлений вводить в компьютеры полицейских оперативно-справочных систем обширную оперативную информацию, собранную на граждан, а также автоматически "прочитывать" с помощью компьютеров специально изготовленные паспорта и удостоверения с закодированными в них сведениями об их владельцах.

Законом "О борьбе с нелегальной торговлей наркотиками и другими формами организованной преступности" (1992) Уголовно-процессуальный кодекс Германии дополнен нормами, регламентирующими оперативно-розыскные мероприятия, в частности: оперативное внедрение официальных сотрудников в качестве секретных агентов в преступные организации; негласное фотографирование, негласное наружное наблюдение; негласное использование соответствующих технических средств.

В 1997 году законодателем был расширен круг оснований негласного прослушивания телефонных и иных переговоров.

В России изменения правового поля в рамках новой государственности обусловили легализацию оперативно-розыскной деятельности: в 1992 году принят Закон РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в 1995 году — его новая редакция). Были приняты также новые УК и УПК, ряд других нормативных правовых актов. При этом, особенно с принятием новой редакции УПК, акцент сместился на соблюдение прав и свобод граждан, в том числе потерпевших, в ущерб оптимизации деятельности правоохранительных органов.

Сравнивая законотворческую и правоприменительную практику стран с различными моделями государственного устройства, можно выделить следующие стратегии в борьбе с организованной экономической преступностью: контроля, противодействия и нейтрализации.

Представляется, что о стратегии контроля над преступностью можно говорить, когда имеется система мер, включая необходимые ресурсы и возможности, позволяющая удерживать явление в определенных рамках, т. е. быстро реагировать на появление новых тенденций организованной преступности путем упреждающего изменения законодательства, усиления мер безопасности при опоре на социальный капитал.

По мнению американского социолога Ф. Фукуямы, социальный капитал представляет собой определенный потенциал общества или его части, возникающий как результат наличия доверия между его членами. Поэтому стратегия контроля — это прерогатива высокоразвитых стран, где реализуется модель правового государства, которые в рамках борьбы с преступностью руководствуются принципом наступательное™. Здесь имеет место развитая непротиворечивая система права, высок авторитет суда, действует принцип уважения прав и свобод человека и гражданина, а в качестве скрытого контроля за организованной преступностью предусмотрено активное использование оперативно-розыскной деятельности как метода скрытого расследования и метода защиты участников уголовного судопроизводства, проверки высших чиновников государства перед их назначением на должность.

Стратегия нейтрализации характерна, как представляется, для модели полицейского государства (в качестве примера можно назвать страны Европы, включая Россию, в XVII—XIX вв.). В этом случае реальные возможности преступности фактически равны потенциалу правоохранительных органов. То есть правоохранительные органы не могут в полной мере контролировать экстремистские и террористические организации (что позволяет последним создавать реальную угрозу обществу и государству), но у них имеется реальная возможность сдерживать преступность путем принятия адекватных и своевременных мер. Основное усилие оперативно-розыскной деятельности направлено против террористических организаций, в которые внедряются оперативные сотрудники для подрыва изнутри или сбора доказательств противоправной деятельности.

Стратегия противодействия применяется на переходном этапе в России, когда фактически происходит отказ от тех приемов и методов, свойственных несуществующей модели государства, а взятая на вооружение система защиты прав и свобод человека и гражданина (правовое государство) не позволяет эффективно бороться с преступностью организованного характера. Одновременно не в полной мере учитывается реальная опасность организованной преступности, которая активно действует в сфере экономики и может быть связана как с экстремистскими, так и с террористическими организациями, в связи, с чем на законодательном уровне не вырабатываются адекватные меры реагирования. Такое положение проявляется в достаточно пассивной (по сравнению со стратегией контроля) деятельности правоохранительных органов, что обусловлено, в частности, отсутствием возможности своевременного получения необходимой разведывательной информации о противнике. В законодательном плане имеет место запаздывание в разработке системных мер, необходимых для борьбы с преступностью; действующее законодательство не в полной мере систематизировано, что создает условия для противоречивой судебной практики. Наибольшую же эффективность правоохранительные органы демонстрируют в условиях чрезвычайной ситуации, что в конечном итоге не укрепляет стабильность и безопасность общества и государства. Но и тогда оперативно-розыскная деятельность еще не признается как метод скрытого расследования, позволяющий добывать доказательства и осуществлять поиск свидетелей.

По мнению В.Н. Кудрявцева, борьба с преступностью представляет собой совокупность ряда стратегий, используемых в разное время, для разных целей и при разных обстоятельствах.

Таким образом, по мере развития новой государственности в России в рамках борьбы с преступностью, включая ее организованные формы, будет осуществляться переход от стратегии противодействия к стратегии контроля над организованной экономической преступностью, что означает переход к активному использованию приемов и методов оперативно-розыскной деятельности, изменение законодательства в этой сфере, повышение качества подготовки кадров и улучшение самой технологии раскрытия и расследования такого рода преступлений.

Переход от стратегии противодействия к стратегии контроля предполагает изменения в следующих направлениях:

■ общественном — принятие системы правовых актов, где будут закреплены способность и желание общества доверить правоохранительным структурам борьбу с организованной преступностью в экономической сфере, угрожающей национальным интересам;

■ количественном — оптимизация количества сотрудников, правоохранительных органов, техники и ресурсов, необходимых для этой борьбы, включая, возможно, и создание самостоятельных структур;

■ технологическом — повышение эффективности и совершенствование технических средств, включая разработку технологий на основе действующего законодательства по предупреждению, пресечению раскрытию и расследованию такого рода преступных деяний, включая профессиональную подготовку следователей и оперативных работников;

■ организационном — усиление дисциплины и слаженности в действиях правоохранительных органов путем адекватных изменений в системе профессиональной под готовки и переподготовки кадров обеспечение высокого морального духа следователей и оперативных сотрудников, которые должны работать на судебную перспективу.

Эта новая стратегия, как представляется, должна не только найти свое отражение в Концепции национальной безопасности России, но и стать основой для раз работки и принятия взаимосогласованных законодательных актов по контролю за организованной преступностью на национальном уровне (федеральные законы "О национальной безопасности России" "О контроле над организованной преступностью", "О контроле над коррупцией" и др.). При этом для совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства необходимо учитывать ратифицированные Россией международные конвенции в сфере борьбы с транснациональной организованной преступностью.


Глава 3. Меры государственного воздействия на экономическую преступность

3.1 Основные направления борьбы с экономической преступностью

Говоря о мерах борьбы с экономической преступностью, следует иметь в виду, что, хотя явление это уже не новое, ни в одной стране, по признанию западных специалистов, до сих пор не существует какой-либо комплексной программы мер борьбы с ней. Программы, которые уже воплощены в жизнь, имеют в основном ограниченный или показательный характер. Такая ситуация вызвана тем, что экономическая преступность, с одной стороны, связана с базисными отношениями капитализма (некоторые исследователи склонны даже считать ее имманентной условиям рыночной экономики и оценивают ее как "необходимую дань", которую должно платить общество за сохранение свободы предпринимательства), с другой стороны, - с надстроечными моментами (через свой субъект). Это создает объективные трудности для организации борьбы с этим видом преступности.

Здесь уместно также указать на связь, существующую между циклами экономического развития и экономической преступностью. В период экономических кризисов наблюдается, с одной стороны, рост экономических преступлений (что связано с попытками любыми средствами укрепить материальное положение во время неблагоприятных экономических условий), а с другой стороны, усиление борьбы с этим видом преступности (что объясняется особым характером экономических преступлений, наносящих ущерб либо экономике в цепом, либо отдельным ее отраслям, что особенно опасно в периоды кризисов, когда она сильно ослаблена).

Осознавая, что искоренить полностью экономическую преступность не представляется возможным, западные специалисты делают вывод о необходимости хотя бы ограничения ее размаха. Однако при решении и этой задачи возникает целый ряд трудностей научного, практического и технического порядка.

Кроме названных факторов, осложняющих борьбу с экономической преступностью (расплывчатость понятия экономической преступности, раздробленность законодательства, отсутствие конкретной жертвы и пр.), самовыявление и расследование таких преступлений составляет большую проблему. Многие экономические преступления остаются темными цифрами, так как никто о них не заявляет. В некоторых случаях пострадавшие даже не подозревают, что они стали объектом преступления, - так может происходить, например, при сложной системе установления цен. Сотрудникам правоохранительных органов порой трудно распознать случаи противоправной практики по той причине, что методы, используемые предпринимателями при совершении преступлений, нередко оказываются теми же, что приняты в повседневной практике. Многие преступления выглядят как обычные деловые операции. Это затрудняет доказывание наличия преступного умысла и создает препятствие для возбуждения уголовного преследования. Многие экономические преступления являются актами скорее бездействия, чем действия, например, при нарушении норм налогообложения нарушитель в налоговой декларации просто указывает часть своих доходов.

Ряд специфических трудностей связан также с расследованием экономических преступлений. Трудоемкое дело требует иногда нескольких месяцев, порой даже лет упорного труда следователей и экспертов, что по сравнению с практикой оперативного производства арестов за уличные преступления представляется специалистам малоперспективным. Одной из причин сложности проведения расследования, присущей, а основном США, является раздробленность и множественность органов, занимающихся таким расследованием. Эти органы часто дублируют друг друга. Так, дело о мошенничестве, подпадающее под компетенцию Федеральной торговой комиссии, может попасть также под юрисдикцию почтового управления, так как определенные нарушения относятся к законам о мошенничестве в почтовых отправлениях. Таким образом, вследствие отсутствия должной координации может оказаться, что несколько органов расследуют одно и то же дело, не имея понятия о работе другого органа.

По данным Комитета американской ассоциации адвокатов, федеральные органы весьма избирательно подходят к тому, какие правонарушения расследовать. Министерство юстиции, облеченное правом возбуждать уголовное преследование из-за отсутствия специалистов-экспертов нередко не в состоянии завершить расследование по делам, передаваемым ему другими следственными органами.

В США отсутствует общенациональная стратегия привлечения к ответственности за экономические преступления. Отсутствие единообразного подхода к необходимости преследования за такие преступления выражается в том, что административные органы, обнаруживая нарушения под­ведомственных им норм, выносят корпорациям даже в связи с крупными мошенническими операциями приказы о прекращении данного рода деятельности либо административное предупреждение. Таким образом, огромное число преступлений не достигает стадии суда.

В связи с вышесказанным признается важным вопрос о создании специализированных органов и формировании кадров по борьбе с экономическими преступлениями. Например, в ФРГ накоплен определенный опыт в этой области. Еще в 1.968 г. в ФРГ была создана специальная комиссия по изучению экономической преступности. В соответствии с разработанной ею рекомендацией был проведен эксперимент я земле Северный Рейн—Вестфалия, где было учреждено региональное бюро специального прокурора по борьбе с экономической преступностью. После проведения эксперимента, который оказался весьма удачным, был принят закон об организации таких бюро по всей территории страны.

Кроме того, ФРГ, является страной, где законодательно предусмотрена специализация судов по рассмотрению дел об экономических преступлениях. В течение ряда лет на территории земли ФРГ Баден Вюртемберг действует специальная полицейская служба экономического контроля. Сфера ее деятельности включает проверку цен на потребительские товары, контроль за соблюдением правил перевозки продуктов питания, а также надзор за продажей спиртных напитков. За десятилетие с 1972 по 1982 г. личный состав службы был увеличен с 264 до 429 человек. В настоящее время на каждые 22 тыс. жителей земли приходится по одному сотруднику этой службы. Только за один год (1982) ее сотрудники провели 115 тыс. проверок, отобрали для экспертизы 35 тыс. проб продовольственных товаров, направили в органы прокуратуры 1160 дел о совершении различных экономических правонарушений (4, с. 33). В США инициатором мероприятий по борьбе с "беловоротничковой" преступностью на местном уровне является Национальная ассоциация окружных атторнеев, которая с помощью Администрации содействия правоприменительной деятельности и Центра по программам борьбы с экономической преступностью разработала программу преследования экономических преступлений, подготовила руководство по прогнозам и методике расследования. Основную роль в преследовании "беловоротничковой" преступности в США играют федеральные органы. В первую очередь, это связано с тем, что ответственность за экономические преступления в большинстве случаев регулируется федеральными законами. В большинстве управлений атторнеев США созданы отделы по экономическим преступлениям, в состав которых входят квалифицированные специалисты. Если правом возбуждать уголовное преследование по экономическим преступлениям обладает только министерство юстиции США, то проводить следствие по этим делам могут и другие органы. Большую роль здесь играет ФБР, которое в последние годы значительно усилило борьбу с экономической преступностью. Примерно 10% бюджета ФБР расходуется на расследование таких преступлений. Для этого используются 8500 сотрудников ФБР, а также 12 500 лиц, не делающихся агентами ФБР. Бюро также привлекает к расследованию бухгалтерских работников и атторнеев.

Служба по инспектированию почтовых отправлений занимается расследованием мошенничеств, связанных с почтовыми отправлениями. Эта служба вправе применять уголовные санкции. Расследование служба проводит, как правило, совместно с атторнеями из министерства юстиции.

В 1973 г. в министерстве здравоохранения, образования и благосостояния был создан отдел по следствию и безопасности. В нем работают следователи и ревизоры. Отдел проводит расследование в следующих областях:

1) нарушения положений Программы по гарантированным студенческим ссудам. Программа касается возможности получения студентами у кредитных учреждений ссуды на оплату своего обучения. Махинации совершаются при предоставлении ссуды лицам, не являющимся студентами, в рамках этой программы;

2) нарушения программы по предоставлению медикаментов. Отдел расследует различные мошенничества, связанные с этой программой;

3) нарушения Программы по бесплатному медицинскому обслуживанию. Программа касается медицинского обслуживания пожилых лиц.

Служба по налогам и сборам также занимается расследованием преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов. В следственном отделе работают 2500 следователей.

Расследованием нарушения банковского законодательства занимаются Агентство по банковским операциям; Агентство по контролю за валютой; Федеральная корпорация по страхованию банковских депозитов; Федеральное резервное агентство. Эти агентства проводят ревизию банков в пределах своей юрисдикции. Контролер по валютным вопросам проводит проверку банков два раза в год. Агентства вправе отстранить служащих банков от исполнения обязанностей, если они совершили преступление.

Отдельное место в борьбе с экономической преступностью занимает проблема обнаружения и расследования компьютерных преступлений. В связи с постоянным увеличением числа ЭВМ и терминалов специалисты прогнозируют, что возможности совершения этих преступлений будут расширяться. Уровень раскрываемости компьютерных преступлений довольно низкий и зависит, главным образом, от случайностей. Предпринимаемые в настоящее время защитные меры малоэффективны. Определенное место с специальной литературе уделяется разработке вопросов выявления и расследования этих преступлений. Отмечается, в частности, что основным условием расследования компьютерных преступлений является хорошее знание вычислительной техники, особенностей ее применения. Указывается также на необходимость привлечения к расследованию специалистов из числа высокопоставленных должностных лиц пострадавшего предприятия. Немаловажным моментом, обеспечивающим успех дальнейшего расследования, по мнению западных криминалистов, может оказаться внезапность проведения отдельных следственных действий, в частности, арест подозреваемого, поскольку в иной ситуации ему не представит большого труда скрыть следы преступления в самое короткое время. Особые трудности вызывает проведение следователем осмотра информационно-вычислительного центра. Обращается внимание на необходимость быстрого изготовления копий носителей информации (их изъятие может прервать технологический процесс, что связано с рядом трудноразрешимых для следствия задач, в том числе и материального характера), получения оттисков с алфавитно-печатающего устройства (по этим оттискам можно осуществить контроль всех зафиксированных носителей информации).

Не менее важной стороной следствия при осмотре информационно—вычислительного центра является фиксация первичных документов, определение, какие данные и на каких носителях информации содержатся, где они хранятся.

При описании особенностей тактики допроса особое внимание обращается на необходимость технической подготовленности следователя к допросу. В связи с этим рекомендуется вводить должность полицейского инспектора по ЭВМ (можно отметить, что такие должности в связи с высоким уровнем технической оснащенности самих правоохранительных органов уже не редкость для западной уголовной юстиции).

Возросшая интернационализация труда, торговли, транспорта и связи, всей экономической жизни западного мира привела к тому, что экономические преступления выходят за рамки национальных границ. В этой связи все острее ощущается необходимость организации борьбы с этим явлением на международном уровне.

С конца 70-х годов в этой области предпринимаются определенные шаги, которые, однако, еще не привели к каким-либо ощутимым результатам. В рамках Европейского Совета было принято несколько рекомендаций в отношении сотрудничества в борьбе с налоговыми мошенничествами на международном уровне и подписаны протоколы с целью обеспечить обмен информацией, судебную взаимопомощь и выдачу экономических преступников. Большую роль в разрешении этой проблемы играют и Конгрессы ООН, на которых были уже выработаны основные рекомендации по совершенствованию борьбы с экономическими преступлениями.

3.2 Совет Федерации как субъект формирования государственно-правовой стратегии

О роли Совета Федерации в системе органов государственной власти.

Я хочу отметить, в чем состоит особенность Совета Федерации как палаты Федерального Собрания - парламента России, которая по разным причинам недооценивается. Наша настойчивая деятельность по мониторингу законодательства и правоприменительной практики связана с нашей принципиальной ответственностью за наш конституционный статус. Совет Федерации, как установлено Конституцией Российской Федерации, единственный орган государственной власти постоянного, непрерывного действия. И если по Конституции Правительство может быть отправлено в отставку, Государственная Дума может быть распущена, а Президенту в силу ряда очень сложных процедур может быть объявлен импичмент, то в отношении Совета Федерации ничего подобного нет. Это орган, по отношению к которому Конституция Российской Федерации закрепляет статус опоры незыблемости и целостности государственного управления, это первое очень важное обстоятельство. Второе. В Совет Федерации делегируются по два представителя от каждого субъекта Федерации. В этом корневом признаке по способу формирования палаты мы иногда себя называем "палатой регионов". И это правильно, потому что сегодня мы лучше всех представляем реальные интересы и жизненные условия регионов в системе государственных органов власти. И мы обязаны эти интересы отстаивать не только в изнурительной полемике с тем или иным министерством, но, прежде всего в законах, которые мы одобряем или отклоняем. Но есть еще одна важнейшая роль Совета Федерации - это отстаивание интересов государства у себя в субъектах, предупреждая те или иные попытки регионального сепаратизма. Мы должны помогать им понять, насколько важно своевременно и на опережение заботиться о национальной безопасности, помогать удерживаться от незаслуженных претензий или нездоровой конкуренции между регионами, складывающихся в силу неупорядоченности полномочий и нормативной базы. Наша пятилетняя работа по мониторингу законодательства выросла, в том числе и в связи с пониманием Советом Федерации этой своей уникальной, фундаментальной и незаменимой конституционной роли. Даже формула Конституции Российской Федерации такова: Государственная Дума принимает законы, а Совет Федерации их одобряет или отклоняет! Мы не принимаем законы, мы являемся своего рода "фильтром". После нас уже ставится под законом подпись главы государства. Чтобы соответствовать этому высокому предназначению - быть правовым политическим фильтром, мы и учимся через ежегодную подготовку докладов Совета Федерации "О состоянии законодательства в Российской Федерации", через всю систему мониторинга, которую инициируем, быть этим высокопрофессиональным, ответственным и достаточно гибким органом государственного управления.

О стратегии правового развития Российской Федерации.

Мы вводим уже второй год в докладе "О состоянии законодательства в Российской Федерации" понятие стратегии правового развития России. Нуждаясь в нем, прежде всего, для того, чтобы понять, какие законы крайне необходимы в ближайшие годы для страны, а какие могут и подождать. То есть, стратегия правового развития - не красивая научная формулировка, а внутренняя потребность управления развитием общества и государства с точки зрения конституционного критерия правового государства. Без такой стратегии будет очень трудно совершенствовать качество законодательства, потому что будут сохраняться ведомственное лоббирование, политическая конъюнктура момента, манипулирование отсутствием строгих процедур. Беда, когда закон принимается в трех чтениях в один день, или когда годами лежит законопроект. Это все те выводы, которые мы год за годом делаем.

Эти же выводы подтверждают наши партнеры - Минюст, прокуратура, суды. Мы предлагаем объединиться. И уже сейчас завершается работа по доведению до достойного уровня двух принципиальных законов, отсутствие которых качественно отражается на всех наших результатах. Это закон "О нормативных правовых актах Российской Федерации" и закон "О принятии федеральных конституционных законов и федеральных законов". Десятилетняя история и у того, и у другого: вносились, обсуждались, откладывались, находились, терялись, создавались инициативные новые группы. Сейчас мы эту работу предлагаем осуществить на основе нашего трехлетнего мониторинга, и она превращается уже в стратегически необходимую. То есть эти два закона могут упорядочить весь процесс законотворчества и, самое важное, легитимировать сам институт мониторинга, поскольку до сегодняшнего дня правовой процесс рассматривался на уровне правотворчества и правоприменения, а мы убедились, что мониторинг законодательства и правоприменения - это важнейшая внутренняя потребность, чтобы качество законов и эффективность их применения были адекватны.

Мы приходим к идее, что нужна концепция и долговременная программа законопроектных работ в Российской Федерации как естественное дополнение к стратегии правового развития. Ведь мы хотим все иметь эффективное государство, достойное активное общество, мы хотим все иметь гражданина, хорошо знающего свои права и обязанности, и, одновременно, умеющего права отстоять, а обязанности исполнить, опираясь на законы.

Поэтому каждый гражданин должен знать, что сегодня у государства на этот год, на три года есть такие-то правовые задачи, они ему обеспечат такой-то уровень новых возможностей, а где-то введут для него некоторые новые ограничения. Но это не должно падать на человека как град с неба. Это должно быть предсказуемо, экспертно контролируемо, прозрачно и долговременно.

Вот такова идея концепции законопроектных работ, в разработке которой и переплавления ее в программу заинтересованы и будут участвовать, в одинаковой мере, Президент, Администрация Президента, Правительство, субъекты Федерации, Дума, Совет Федерации, общественные организации и Общественная палата как квинтэссенция нашего зарождающегося гражданского общества.

О системной экспертизе законодательства.

Мы настаиваем на системной, комплексной экспертизе интегральных последствий каждого закона, независимо от того, в какой отрасли права будет действовать данный закон.

Более того, мы сейчас вместе с учеными пытаемся найти внятные показатели так называемой гуманитарной экспертизы. То есть каждый закон, это образ человека, который этот закон, либо стимулирует развиваться, активно жить и ответственно, либо его парализует. Каждый закон - это права и свободы человека либо конституционно обеспеченные, либо, по каким-то причинам, деформированные.

Вот эти обновления представлений об экспертном сопровождении законотворческой деятельности, будут, на наш взгляд, серьезно обсуждаться в том издании, которое все согласны сейчас поддержать, это периодический журнал "Мониторинг права в Российской Федерации". И, может быть, пятилетняя наша работа в этом направлении, которую мы сегодня делаем, по большому счету для самих себя, позволит в какой-то момент создать независимый центр мониторинга права в России, чтобы это была принципиальная, профессиональная, с международным опытом синхронная работа по практическому сопровождению деятельности парламента, чтобы в этом центре могли находить поддержку те или иные инициативы, в том числе и из общественных структур.

В этом смысле мы говорим, что качественный и своевременно принятый закон, это самое желанное место встречи общества и власти, гражданина и государства. И я иногда даже добавляю, что это-то свидание, на которое мы каждый день готовы прийти, и которое по разным причинам все откладывается и откладывается, и уже теряется интерес, внимание, доверие и все, из чего складывается нормальная жизнь конкретного человека в родной стране.

3.3 Современные проблемы борьбы с преступностью в России

Преступность в России представляет собой в настоящее время одну из наиболее болезненных общественно значимых проблем. В течение нескольких лет мы наблюдаем беспрецедентный количественный рост преступности и ухудшение ее качественных показателей. Начну с ее общей характеристики.


Рис. 1. Динамика преступности в СССР, СНГ и РФ, 1920-2000 гг.

Рисунок 1 отражает динамику преступности в СССР и России за весь советский и постсоветский период. Следует иметь в виду, что многие данные, на которых основан график, были в свое время секретными и не публиковались. Теперь есть возможность увидеть кривую преступности за длительный временной интервал. В годы гражданской войны, с которых здесь ведется отсчет, уровень преступности был высоким: например, в 1921 г. зарегистрировано 2 500 тыс. преступлений[48]. Затем последовали два спада: первый - между войнами, следующий - после второй мировой войны. Если в 1939 г. общими судами было осуждено около 950 тыс. человек, то в 1947 г. - 1 млн. 400 тыс. [49] Наибольшее снижение преступности приходится на 60-е годы (в 1965 г. зарегистрировано 752 тыс. преступлений, а осуждено около 500 тыс. человек)[50].

Причины столь заметных колебаний в динамике преступности имеют сложную, комплексную природу, включая изменения социально-экономического, политического, демографического и правового характера. Достаточно сказать, что введение в начале 60-х годов товарищеских судов, передачи виновных на поруки и других форм освобождения от наказания "оттянуло" от правоохранительных органов существенное число правонарушений. Затем преступность вновь начала возрастать, и этот процесс продолжается до сих пор. В 1998 г. в Российской Федерации зарегистрировано 2 млн. 582 тыс. преступлений (на 7.7% больше, чем в 1997 г.), если же учитывать всю территорию СНГ, то 3 млн. 500 тыс. Это невиданная прежде цифра. Да и в самой России масштабы преступности превышают худшие показатели для Союза ССР, хотя территория уменьшилась вдвое, а население сократилось до 147 млн. чел.

Рис. 2. Прогнозы и реальная тенденция преступности в РФ, 1971-2005 гг.

В 1982 и 1997 г. предпринимались попытки прогнозировать развитие преступности в стране. На рисунке 2 представлены эти прогнозы (нижняя 1 кривая - 1982 г., верхняя кривая - 1997 г.), а также фактическое положение дел (ломаная линия). Как видим, первый прогноз был несколько более оптимистичным, чем второй, реальная же тенденция проходит между этими экстраполяциями. Как далее будут развиваться события? В 1996-1998 гг. уровень правонарушений стабилизировался; возможно, имеет место, так называемое насыщение преступности, и она уже не превысит показателя 2.5-3 млн. преступлений в год.

Понятно, что абсолютные цифры малоинформативны. Более точную картину позволяет получить коэффициент преступности, то есть количество правонарушений относительно численности населения. В прошедшем году на каждые 100 тыс. человек у нас совершалось 1756 преступлений. Это значительно больше, чем в свое время в Советском Союзе: в 1978 г. коэффициент составлял 503 (на 100 тыс. жителей), к 1985 г. он вырос до 700 с лишним, а с 1990 г. наблюдался постоянный его рост: 1990 г. - 968, 1991 г. - 1115 и т.д.

Это достаточно высокий показатель. По сути дела ежегодно чуть менее 2% населения совершают преступления. Мы, конечно, здесь не одиноки. В государствах СНГ, особенно в Белоруссии и на Украине, уровень преступности тоже довольно высокий. Но есть страны, где ситуация гораздо хуже, чем у нас. Например, в 1994 г. коэффициент преступности достигал в Польше 2351, Венгрии -3789, Соединенных Штатах Америки - 5300, Германии - 8000, а в Швеции - даже 12620.

Однако, анализируя эти цифры, не надо забывать, что речь идет о данных официальной статистики. А ведь есть еще и так называемая латентная (скрытая) преступность, которая не фиксируется официально. Считается, что в последние годы в нашей стране латентная преступность составляет примерно 4:1, то есть на одно зарегистрированное преступление приходиться четыре незарегистрированных. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, около 40% жертв преступлений не обращаются в прокуратуру или милицию. Большинство из них не верит, что преступление будет раскрыто[51]. Во-вторых, некоторые органы внутренних дел регистрируют не все преступления, о которых сообщается гражданами.

Уровень латентной преступности существенно различается по отдельным видам правонарушений. Проведенные криминологами исследования свидетельствуют, что, скажем, по убийствам он составляет 2:1, по изнасилованиям - 6:1, а по кражам - 73:1. Наиболее высокий показатель по взяточничеству (2900 с лишним случаев на 1 зарегистрированный) и вымогательству (рэкет) - более 17000:1[52]. По сути дела речь идет о полной безнаказанности этих преступлений.

Научные исследования подтверждаются официальными данными. Вот две цифры. За 1997 г. в Ингушетии было возбуждено только два дела по обвинению во взятке, а в Алтайском крае - вообще лишь одно такое дело. Трудно поверить, что взяточничество в этих регионах практически ликвидировано[53].


Рис. 3. Структура преступности в РФ, 1978 и 1998 гг.

Теперь обратимся к структуре преступности, то есть к качественной характеристике этого явления (рис. 3). Сравнив ситуацию в 1978 и 1998 гг., мы увидим, что за 20 лет произошли значительные изменения, наблюдался громадный рост корыстной преступности, сильный сдвиг в сторону этой мотивации. Замечу, что такова общая тенденция стран рыночной экономики. Мы пока не достигли максимума корыстной преступности: например, в США она составляет 93% от общего числа преступлений, в Великобритании - 95%, в Западной Германии - примерно столько же.

Может сложиться впечатление, что на фоне увеличения числа нарушений закона из корыстных побуждений меньше стало насильственных преступлений. Действительно, их доля уменьшилась с 50 до 13%, но в абсолютном выражении их количество тоже возросло. Просто насильственная преступность распространялась не столь быстрыми темпами, как корыстная.

Говоря о качественных характеристиках современной преступности, нельзя не отметить того обстоятельства, что из года в год происходит увеличение доли тяжких и особо тяжких преступлений. (К тяжким относятся преступления, за которые по закону предусмотрено наказание свыше 5 лет лишения свободы, а к особо тяжким - свыше 10 лет или более строгое). В 1993 г. тяжкие и особо тяжкие преступления составляли 18% в общем массиве, в 1994 г. - 37%, затем происходил дальнейший рост их доли (59, 55, 59%), к 1998 г. - до 60%. Таким образом, преступность становится все более опасной.


Рис. 4. Соотношение возрастной структуры населения и контингента преступников в РФ.

Еще один важный показатель - сведения о личности тех, кто совершает преступления. Остановлюсь вкратце на их социально-демографической характеристике. Прежде всего - возрастные особенности. На рисунке 4 показано распределение по возрастам всего населения (верхняя кривая) и лиц, преступивших закон (нижняя кривая). Как видим, возраст большинства преступников колеблется в пределах от 25 до 35 лет, причем максимум приходится на 29 лет[54]. Увеличивается число женщин-преступниц: раньше они составляли 5-6%, в 1998 г. - 15% в общей совокупности.

Что касается социального положения, то среди преступников встречаются представители практически всех слоев населения. Однако следует обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, рабочий класс дает большую долю преступников (27%), чем другие социальные группы (раньше это из идеологических соображений не подчеркивалось); в населении же рабочие составляют 24%. В тоже время крестьян среди нарушителей закона всего 2.7%, хотя в населении их сейчас 14%, служащих - соответственно 3.4 и 23%. Во-вторых, преобладающая группа среди преступников (61%) - люди без постоянного источника дохода и безработные, хотя безработных среди экономически активного населения 6-10%. Вполне понятно, что этот контингент является потенциальным резервом преступного поведения.

И наконец, образовательный уровень. Среди преступников 60% имеют неполное среднее образование (в населении -22%), 1%- высшее образование (в населении - более 10%). Таким образом, контингент преступников образуют преимущественно выходцы из низших слоев населения - малообразованные молодые люди без достаточной трудовой квалификации.

Рис. 5. Механизм преступного поведения

Социально-демографическая характеристика преступников не позволяет ответить на вопрос о причинах сегодняшнего трудного положения в рассматриваемой сфере, а равно о том, какие факторы здесь действуют. На схеме (рис. 5) показан общий механизм преступного поведения: при совершении каждого умышленного деяния вначале возникает мотивация, затем преступление планируется и исполняется. В качестве основных системообразующих элементов выступают, во-первых, свойства личности субъекта будущего преступления (они детерминируют все звенья механизма), во-вторых, внешняя среда, то есть физические и в особенности социальные условия жизни. Последние определяют и саму личность, формируют ее в течение всей жизни.

Преступление порождает некий результат, к которому субъект стремится (на схеме нарисован знак доллара), и другой результат, к которому он отнюдь не стремится, но может получить (изображена тюремная решетка). Эти вероятные (желаемые и нежелаемые) последствия путем обратной связи тоже детерминируют поведение.


Рис. 6. Механизм и элементы мотивации поведения

Рассмотрим подробнее мотивацию преступления (рис. 6). Она распадается на три элемента: потребность; имеющиеся возможности удовлетворения потребности; система ценностных ориентаций личности.

Надо заметить, что в современных кризисных условиях существенно искажены все эти составляющие. Деформация начинается уже с потребностей. Они завышены как в общественном, так и в индивидуальном сознании. Причем это касается не только богатых людей. Завышение потребностей влияет и на малообеспеченные слои, поскольку уровень жизни состоятельного населения, недостижимый для большинства, создает определенный общественный эталон, поддерживаемый средствами массовой информации. Существуют наряду с этим и искаженные потребности, например в наркотиках и алкоголе.

Удовлетворение потребностей человека в любом случае зависит от его возможностей. Возможности же могут быть либо законными, либо противозаконными. Легитимные возможности у значительной части населения сегодня резко ограничены. Достаточно напомнить, что в последние годы не менее 30% россиян живут ниже уровня бедности[55]. Не удовлетворяя законным путем даже нормальные потребности, многие люди используют противоправные средства, круг которых заметно расширился. Распространение частной собственности при отсутствии надлежащего финансового, таможенного, налогового контроля открывает тысячи путей для незаконного обогащения, включая прямое расхищение национального богатства.

Специалисты попытались подсчитать, как часто прямая нужда становится причиной корыстных преступлений. По данным социологического исследования 1978 г., лишь в 3% случаев непосредственным источником преступного поведения, в основном краж, явился недостаток средств к существованию. В 1997 г. ситуация была совершенно иной. В соответствии с экспертными оценками, от 21 до 48% корыстных преступлений (в среднем около трети) совершается из-за нужды[56].

Сочетание завышенных потребностей с незаконными возможностями открывает путь к преступлению. Правда, здесь есть некий нравственно-психологический тормоз - ценностные ориентации, или то, что прежде мы бы назвали совестью, а в философии именуется мировоззрением человека.

Ясно, что ценностные ориентации личности, в зависимости от их содержания, могут тормозить, а могут, напротив, содействовать развитию преступной мотивации. К сожалению, ценностные ориентации сейчас тоже искажены. Социологические исследования показали, например, что 37% опрошенных оправдывают взяточничество, более четверти - месть, столько же - проституцию. "Все более широкое значение получает десоциализация личности, потеря жизненных ориентиров, формирование антисоциальных способов личностной мотивации"[57].

Обратим внимание на то, что нежелательные последствия нарушения закона (уголовная ответственность) должны, очевидно, сдерживать преступное поведение. Но так происходит далеко не всегда. Достаточно сказать, что в 1998 г. рецидивы, то есть совершение повторных преступлений, составили 25%. Напомню еще раз о том, что соотношение между скрытой и официально регистрируемой преступностью составляет 4:1. Следовательно, в среднем 4 человека из 5, совершающих противоправные поступки, не считаются с угрозой наказания, деньги значат для них больше, чем угроза тюремного заключения. К тому же многие преступники остаются безнаказанными.

Характеристика преступности в России последних лет позволяет выделить по меньшей мере четыре негативные тенденции, имеющие общенациональное значение. Во-первых, это рост преступности в целом, захлестнувший правоохранительные органы. Во-вторых, небывалое увеличение доли тяжких и особо тяжких преступлений. В-третьих, существенное изменение мотивации противоправного поведения: широкое распространение корыстных преступлений, можно сказать, безудержное разворовывание страны. В-четвертых, преобладание среди преступников лиц без постоянного источника дохода, что тесно связано с резкой дифференциацией населения по имущественному положению. Все это обусловлено происходящими социально-экономическими процессами, в первую очередь экономическим кризисом.

Уголовный кодекс включает более 200 составов преступлений. Я остановлюсь на четырех их категориях, поскольку борьба с ними представляет сегодня наиболее актуальную и трудную задачу.

Первая группа - корыстные преступления, которые уже упоминались. В 1998 г. было совершено около 2 млн. таких преступлений. Кто же их совершает? Примерно 15% - это профессионалы, в основном воры и мошенники. Рецидив достигает у них 80%, то есть почти все они регулярно совершают преступления, являющиеся основным их источником средств к существованию, промыслом. 10% составляют случайные преступники - люди, однажды по тем или иным причинам нарушившие закон, но никогда больше преступлений не совершающие. Основную массу (75%) образуют так называемые ситуативные преступники, которые действуют в зависимости от обстановки: социально-экономическое положение в стране ухудшается - их число увеличивается; положение улучшается - их становится меньше. Это обычные граждане, которые при подходящих обстоятельствах воруют все, что можно украсть.

В категорию корыстных входят теперь разнообразные экономические преступления: незаконное предпринимательство, "отмывание" украденных денег, фальшивомонетчество, контрабанда, уклонение от налогов, подкуп должностных лиц и т.п. Судя по официальному учету, их пока что не очень много - около 250 тыс. в год, но число подобных правонарушений быстро растет. Кроме того, не следует забывать об их высокой латентности, а также о том, что они представляют большую угрозу стабильности финансовой системы и экономики в целом. Они направлены против каждого из нас, потому что обогащение преступников фактически происходит за счет налогоплательщиков.

Вторая группа - это насильственные преступления, агрессия: убийства, телесные повреждения, изнасилования, бандитизм, терроризм и т.п. В 1998 г. их совершено примерно 300 тыс. Они наиболее опасны, потому что направлены против человека, его жизни и здоровья. В минувшем году зарегистрировано 29.5 тыс. умышленных убийств. Это больше, чем в США (24 тыс.), хотя численность населения в России гораздо меньше.

Среди преступников этой группы 7% составляют женщины; 55% - лица без постоянного источника дохода; 71% не имеет даже неполного среднего образования. 86% убийств и 90% случаев хулиганства совершены лицами в нетрезвом виде. Говоря о насильственной преступности, приходится отмечать такие негативные тенденции, как рост жестокости, широкое использование огнестрельного оружия, распространение заказных убийств, учащение случаев захвата заложников и, наконец, проявление агрессии как самоцели.

Агрессия может выступать в двух видах: как инструментальная, то есть в качестве средства достижения некой цели (скажем, убийство ради получения наследства или принуждение бизнесмена к выплате долга), и как самоцель (так называемая немотивированная агрессия). Сейчас наблюдается рост именно немотивированного насилия - вандализма (уничтожение вещей), нападений на не знакомых преступнику людей. Конечно, какой-то мотив здесь тоже присутствует, но зачастую он скрыт в подсознании виновного, и его не удается выявить в ходе расследования и судебного рассмотрения дела.

Возникает вопрос о природе такой агрессии. Существует мнение, что это врожденное свойство определенной категории людей. В соответствии с другой точкой зрения агрессивность социально обусловлена, она есть результат дефектной социализации личности. Окончательные выводы, по-видимому, делать преждевременно, однако большинство отечественных исследователей придают большее значение социальным факторам[58]. Причины агрессивного поведения сводятся к отчуждению личности, глубокому внутреннему (психологическому) конфликту, невозможности или неумению найти свое место в обществе.

Отчуждение от социальной среды нередко возникает уже в раннем детском возрасте. Агрессивным преступникам задавался такой вопрос: "Как к вам относились родители в детстве?" 10% опрошенных считают, что мать их не любила. В контрольной группе (выборка из обычного населения) лишь 0.73% респондентов отметили плохое отношение к ним родителей в детстве. Отчуждению, возникновению немотивированной агрессии способствует, кроме того, систематический рост конфликтов в обществе. Происходит перенос этих конфликтов, вымещение негативных эмоций, связанных с жизненной неустроенностью, на неодушевленных предметах, животных, случайных прохожих... Когда человек не способен рационально осознать и разрешить свой внутренний конфликт, он выражает его в агрессии.

Третья группа - преступность несовершеннолетних, ставшая серьезной общенациональной проблемой. В 1998 г. было зарегистрировано около 190 тыс. несовершеннолетних преступников (10% от общего числа нарушителей закона) [3, с. 20]. Казалось бы, не очень много. Однако дело не столько в количестве, сколько в сути совершаемых деяний. Вызывают тревогу новые формы подростковых преступлений, которых раньше не было. Прежде мы в основном сталкивались с кражами и хулиганством у мальчиков, кражами и проституцией у девочек. А теперь несовершеннолетние все чаще оказываются замешанными в торговлю наркотиками и оружием, рэкет, сутенерство, нападение на бизнесменов и иностранцев, мошенничество, захват детей в заложники.

Подростки, становящиеся затем правонарушителями, поначалу обычно попадают в так называемую группу риска, для которой типичны принадлежность к неполной семье, дурное окружение, раннее приобщение к алкоголю и наркотикам, проституция и отказ от учебы в школе. Надо с сожалением заметить, что 38% детей и подростков живут только с одним из родителей, а 18% - сироты.

"Преступная карьера" подростков, как правило, начинается с плохой учебы. Прямым следствием этого является отчуждение от школы, которая воспринимается как нечто нежелательное и даже враждебное. Затем происходит отчуждение от семьи, поскольку старшие ее члены пытаются поставить подростка "на путь истинный", часто используя весьма непедагогичные методы. Следующий шаг - вхождение в преступную группировку и совершение преступления. Статистика показывает, что на прохождение этой "карьеры" требуется в среднем два года. 60% профессиональных преступников, воров и мошенников начали этот путь в 16-летнем возрасте. Детская преступность, даже если она количественно не очень велика, является резервом взрослой преступности.

Наконец, четвертая из выделенных категорий - организованная преступность. Карл Маркс писал в свое время, что преступление есть борьба изолированного индивида против условий существующего господства. В применении к организованной преступности данное утверждение представляется ошибочным. Участник преступной группировки - отнюдь не изолированный индивид, и он не борется против существующих условий, а паразитирует на них. Организованная преступность - наиболее опасный вид противоправного поведения и потому чрезвычайно серьезная проблема сегодняшнего дня. Она разъедает наше общество, угрожая самому его существованию.

К основным чертам организованных групп относится прежде всего профессионализм. Среди их участников около 20% имеют высшее образование: экономическое, юридическое, техническое и др. Это формально достаточно культурные люди, весьма предприимчивые. Для таких групп характерны иерархическое строение, разделение функций, хорошее материальное обеспечение, наличие системы защиты и прикрытия (так называемая "крыша"), разделение сфер влияния.

Общественная опасность организованной преступности очень велика.

Во-первых, она причиняет государству и гражданам громадный материальный ущерб. Считается, что примерно 30% доходов предпринимателей уходят к мафии. За семь последних лет преступники вывезли за рубеж свыше 130 млрд. долл. Иностранные специалисты называют и вдвое большие суммы.

Во-вторых, происходит сращивание преступности с легальным предпринимательством. Мафиозные группы приобретают "крышу" в виде официально действующих фирм, казино, ресторанов, акционерных компаний и т.п. Зачастую трудно провести грань между легальным и нелегальным бизнесом. Считается, что более 500 российских коммерческих банков, так или иначе связаны с организованной преступностью, а 40 тыс. фирм находятся под ее контролем.

В-третьих, организованная преступность сращивается и с государственным аппаратом, что особенно опасно. Многие преступники любыми путями стремятся попасть во власть: стать депутатом Государственной думы, губернатором, чиновником высокого ранга или на худой конец депутатом местного законодательного собрания.

В-четвертых, благодаря организованной преступности в противозаконную деятельность вовлекается большое число людей. В 1997 г. Министерство внутренних дел РФ зафиксировало существование более 12 тыс. организованных групп. Если суммировать их численность, то это около 300 тыс. человек, хотя называются и более крупные цифры. В прошлом году Конгресс США опубликовал доклад об организованной преступности в России, в котором говорится о 3 млн. человек. Думаю, это преувеличение; видимо, речь идет обо всем контингенте работников сомнительных фирм, контролируемых мафией. Понятно, что далеко не все эти люди являются преступниками.

В-пятых, наблюдается тенденция интернационализации организованной преступности. Каждая десятая группа является международной или имеет международные связи.

В-шестых, появляются новые формы преступных действий - наркобизнес, торговля оружием, кража автомашин, продажа женщин за рубеж, торговля человеческими органами и радиоактивными материалами, заказные убийства.

Каковы пути вхождения в организованную преступность? Прежде всего, это личные связи. Нередко стартовой площадкой является высокая должность в госаппарате, с которой субъект переходит в нелегальную фирму, становится членом преступной группы. Выгодные места в преступном бизнесе покупают за большие деньги, которые в скором времени многократно окупаются (если, конечно, делец не оказывается на скамье подсудимых).

Обзор наиболее опасных форм современной преступности естественным образом приводит к вопросу: ЧТО ДЕЛАТЬ? Как, какими средствами и методами бороться с ней?

Следует подчеркнуть, что борьба с преступностью должна носить комплексный характер. Нельзя думать, что это дело только милиции, прокуратуры или судебных органов, одних юристов. Уровень преступности зависит в первую очередь от общей социально-экономической, политической и нравственной обстановки в стране. Поэтому, чтобы сократить преступность, нужно прежде всего осуществить меры по коренному оздоровлению экономики.

На чем, собственно, базируется организованная, да и всякая иная преступность? На отсутствии нормальной деловой активности. Экономика развалена, и организованная преступность постепенно забирает в свои руки те звенья хозяйства, которые потеряны государством и не освоены частными предпринимателями. Мафиози берут под свой контроль наиболее выгодные сферы банковской, финансовой, торговой, посреднической и в конечном счете производственной деятельности. Если мы вернем экономику номинальному хозяину страны - народу, будь то частная, муниципальная, государственная или иная форма собственности, поле деятельности воров и мошенников существенно сузится.

Далее, должен быть сокращен разрыв в доходах разных слоев населения. У нас в 1998 г. этот разрыв был 12-кратным, в то время как в Соединенных Штатах - максимум 5-кратным. После падения курса рубля 17 августа 1998 г. дифференциация по доходам еще более увеличилась. Бедная часть населения составляет сейчас не 30, а 40-60%. Чтобы эффективно преодолевать преступность, особенно низкообеспеченных слоев, надо начинать с повышения уровня жизни. Не случайно широкая научная общественность настаивает на необходимости формирования социальной программы правительства.

Следующее направление - политические меры. Они сводятся к укреплению государственной власти, которая за последние годы существенно ослабла. Нужно упорядочить, ввести в конституционные рамки отношения центра и регионов, прекратить "войну законов". Совершенно ненормальной для современного государства является ситуация в Чечне, где не считаются с российскими законами.

Важное значение имеет осуществление целого ряда правовых мер. До сих пор, как известно, в стране нет налогового, уголовно-процессуального, земельного кодексов. Устарело финансовое и банковское законодательство. Всем этим широко пользуются преступники, а правоохранительные органы в отсутствие юридического инструментария бессильны.

Совершенно недопустимое явление - коррупция в государственном аппарате, разлагающая не только администрацию, чиновников, но и широкую общественность. Когда взятка становится привычным способом решения повседневных дел, о борьбе с преступностью говорить не приходится.

Одно из главных направлений борьбы с преступностью - обеспечение неотвратимости наказания. За последние годы кое-что в этом отношении сделано. В соответствии с новым Уголовным кодексом "верхняя планка" лишения свободы установлена в 20 лет (раньше - 15 лет), а по совокупности наказаний, когда совершено несколько преступлений, можно назначить и 30 лет. Введено пожизненное лишение свободы. Однако проблема неотвратимости ответственности остается весьма актуальной. Пока уровень латентной преступности высок, а раскрываемость преступлений, напротив, низка, меры наказания, предусмотренные уголовным законом, пусть суровые, жесткие, результата не дадут. Всем известен тезис, что главное в борьбе с преступностью - неотвратимость, а не жестокость наказания. А этого-то и нет.

Особо надо подчеркнуть необходимость восстановления системы профилактики преступности. Что плохого было в комиссиях по делам несовершеннолетних? Следили за трудными подростками, изучали их судьбы, принимали соответствующие меры. Сейчас делаются попытки восстановить эту практику. Можно упомянуть и товарищеские суды, и народные дружины. Хотя они были не столько эффективны, но известную позитивную роль играли. В борьбе с преступностью необходимо опираться на самые широкие слои населения.

Нельзя забывать и о духовно-нравственной сфере. Как отмечалось выше, ценностные ориентации людей сильно деформированы. Следовало бы восстановить систему правового и нравственного воспитания молодежи. В свое время существовали народные университеты правовых знаний - бесплатные, действовавшие на общественных началах, они приносили определенную пользу, но были бездумно уничтожены. Должна быть прекращена пропаганда насилия в средствах массовой информации. Когда телевидение ежедневно демонстрирует кровавые сцены, нет ничего удивительного, если не только подростки, но и многие взрослые начинают воспроизводить увиденное в жизни. Требует существенного улучшения и моральное воспитание в учебных заведениях.

Последнее, о чем следует сказать, - это взаимодействие правоохранительных ведомств с наукой. К сожалению, далеко не все, от кого зависит положение с законностью в стране, в достаточной степени осознают роль науки. А ведь понимание таких сложных социальных явлений, как преступность, невозможно без опоры на науку. Здесь действует комплекс факторов, и какая-либо одна мера и даже целая кампания не может дать серьезного эффекта. Нужны социологические исследования, в работу должны быть вовлечены психологии, ученые-криминологи, экономисты, демографы и другие специалисты[58].

3.4 Международно-правовые проблемы борьбы с транснациональной преступностью и отмыванием денег

Террористические акты в США 11 сентября 2001 года заставили многих политиков и ученых говорить о глобальных изменениях, происходящих в мире, влекущих за собой изменения в межгосударственных отношениях и системе международной безопасности.

После окончания Второй мировой войны основное место в системе обеспечения международной безопасности занимали проблемы предотвращения ядерного конфликта между СССР и США и связанными с ними военными блоками.

В настоящее время глобальной угрозой международной безопасности становятся транснациональная организованная преступность, международный терроризм. Оценка транснациональной организованной преступности и ее деятельности по отмыванию денег в качестве основной проблемы международной безопасности, высказывавшаяся, в частности, бывшим президентом США Б. Клинтоном в обращении к ООН, к сожалению подтвердилась.

Такое развитие событий обусловлено многочисленными факторами, сформировавшимися в конце двадцатого века.

К ним относятся:

- распад СССР и Варшавского блока;

- расширение круга ядерных держав;

- развитие мирового рынка и международных финансовых сетей;

- развитие мировых систем коммуникаций;

- увеличение масштабов миграции, образование многонациональных городов-мегаполисов;

- "прозрачные" границы в отдельных регионах мира;

- общая тенденция к неравномерному распределению ресурсов, доходов и богатства.

Перечисленные факторы оказали большое влияние на формирование нового соотношения сил в мире, тенденции развития преступности, формирование региональных криминальных рынков и мирового криминального рынка.

Наиболее мощные преступные организации смогли воспользоваться развитием цивилизации в своих интересах. В результате мы можем говорить о транснациональной преступности, которую можно условно определить как деятельность транснациональных криминальных корпораций по предоставлению запрещенных товаров и услуг или незапрещенных товаров и услуг запрещенным способом, а также их иной преступной деятельности, систематически осуществляемой на территории нескольких стран с сосредоточением под своим контролем значительных финансовых ресурсов, использованием коррупции и насилия и проникновением в легальную экономику.

По своей структуре и масштабам деятельности транснациональные криминальные корпорации сопоставимы с легальными. В этой связи применение термина "транснациональные криминальные корпорации" представляется правомерным.

Характерной чертой транснациональной преступности является связь с международным терроризмом. Преступные организации, получающие значительные доходы от криминального бизнеса, обеспечивают финансовую поддержку международных террористических организаций. Террористические организации, в свою очередь, обеспечивают силовую поддержку на контролируемых ими территориях. Так, на территории Афганистана производится около 72 % мирового объема производства опия, доходы, от продажи которого позволяют финансировать и террористическую деятельность.

Развитие транснациональной организованной преступности заставляет изменить общую оценку преступности. Если ранее преступность рассматривалась в качестве фактора, влияющего на внутренний правопорядок в стране, то сейчас транснациональную преступность следует рассматривать как глобальную угрозу международной безопасности. Это требует новых подходов в межгосударственном сотрудничестве.

Введение транснациональной криминальной корпорации и международной террористической организации в качестве субъектов ответственности по международному уголовному праву. На сегодняшний день международное право рассматривает в качестве субъектов международных преступлений и преступлений международного характера только государства и индивидов. Привлечение к уголовной ответственности руководителей и членов преступных организаций осуществляется в соответствии с национальным уголовным законодательством. В ряде стран законодательство предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц.

Формирование транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций требует от международного сообщества признания преступными самих организаций и корпораций и принятия действенных мер по пресечению их преступной деятельности и привлечению к уголовной ответственности виновных физических лиц. Применяемые санкции должны препятствовать возможности дальнейшей преступной деятельности транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций и включать конфискацию имущества на территории всех государств, в том числе денежных средств на счетах в банках, акций и долей подконтрольных предприятий, недвижимости, а также наказание руководителей и членов корпораций.

Формирование международных судебных учреждений, наделенных юрисдикцией в отношении преступной деятельности транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций. Привлечение к ответственности транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций возможно только при распространении на них международной юрисдикции. Ни одно государство не в состоянии в рамках национальной юрисдикции обеспечить пресечение их преступной деятельности.

Для ускорения решения вопроса представляется возможным использовать опыт по созданию международных трибуналов по Югославии и Руанде. Данные трибуналы создавались резолюциями Совета безопасности ООН, ставшими обычными нормами международного права по молчаливому согласию государств.

Ответственность государств, содействующих деятельности транснациональных криминальных корпораций. Представляется необходимым установление ответственности государств, содействующих преступной деятельности транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций, как соучастников. Установление ответственности государств должно позволить международному сообществу оказывать давление на государства, укрывающие на своей территории членов транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций, а также обеспечивающие размещение в финансовых учреждениях средств транснациональных криминальных корпораций и международных террористических организаций, созданных или контролируемых ими компаний.

Решение вопроса о порядке раздела конфискуемых преступных доходов между заинтересованными государствами. Серьезной проблемой, которая пока не нашла своего решения и препятствует развитию международного сотрудничества в борьбе с отмыванием денег, является раздел конфискованных преступных доходов. С учетом международного характера современного отмывания денег, в идеале необходимо достижение по этому вопросу общего согласия государств и оформление его в виде универсального международного договора либо протокола к Конвенции против транснациональной организованной преступности 2000 года. На пути к решению данной проблемы, который очевидно будет нелегким, могли бы быть заключены соглашения на региональном уровне. В частности в рамках Совета Европы целесообразно, на наш взгляд подготовить дополнительный протокол к Конвенции "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности" 1990 года. Аналогичным путем можно двигаться и странам СНГ.

На национальном уровне Россией сделаны важные шаги, направленные на развитие международного сотрудничества в борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом. Россия недавно ратифицировала Конвенцию Совета Европы 1990 года. В августе 2001 года пописан Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов от преступной деятельности", который вступает в силу с 1 февраля 2002 года. С принятием закона можно говорить о завершении первого этапа формирования законодательной базы системы борьбы с отмыванием денег.

Борьба с отмыванием денег направлена на решение ряда задач: защиту экономики от криминальных инвестиций, подрыв финансовой базы преступных организаций, пополнение доходной части бюджета, выход на руководство преступных организаций по цепочкам следов финансовых операций. По оценкам ряда специалистов борьба с отмыванием денег является одним из наиболее перспективных направлений борьбы с транснациональной преступностью.

В настоящее время первоочередной задачей является скорейшее создание уполномоченного органа, осуществляющего меры по борьбе с отмыванием денег.


Заключение

По результатам исследования в данной работе проблемы российской организованной экономической преступности можно сформулировать следующие выводы:

Существует много видов экономических преступлений, объединенных в границах преступности в сфере экономической деятельности, сфере предпринимательства. Эта преступность обладает собственными особенными свойствами и аддитивными чертами, которые присущи лишь рыночному типу хозяйствования. Для нее характерен высокий уровень наносимых государству экономических потерь и особая социальная опасность.

Генезис российской преступности последнего десятилетия выявил две взаимообусловленные тенденции - "экономизации" организованной преступности и повышения уровня организованности самой экономической преступности. Их действие привело к возникновению принципиально нового асоциального явления - организованной экономической преступности, представляющей собой некий симбиоз развитых форм организованной и экономической преступности.

Организованная преступность и экономика имеют тесную связь. Сама организованная преступность становится социальным фактом лишь при условии обретения собственной экономической и финансовой основы за счет извлечения доходов как в сфере собственно криминальной экономики, так и в легальном хозяйстве. Последнее характерно преимущественно для России. У нас проникновение оргпреступности в законную экономику и финансовую систему уже состоялось, а для западных стран такая инфильтрация только прогнозируется специалистами.

В основном завершившийся процесс первоначального накопления собственных капиталов позволил российской оргпреступности занять прочные позиции в легальной хозяйственной системе и в определенном смысле обладать экономической властью в стране. К настоящему времени в целом завершено проникновение организованной преступности в политическую сферу, властные структуры на всех уровнях государственного управления, средства массовой информации.

Российская оргпреступность приобрела транснациональный характер, уверенно вышла "на мировую арену" и закрепила там свои позиции. Существуют достаточно основательные предпосылки выхода ее в число будущих лидеров среди крупнейших криминальных ассоциаций преступного мира западных стран, с возможным подчинением их своим интересам.

Организованная преступность, имеющая чисто уголовно-криминальное происхождение, владеет собственной экономикой - криминальной, и проникает в легальную хозяйственную систему государства. В этой последней части оргпреступность имеет общее поле с организованной экономической преступностью.

Генезис организованной экономической преступности выявил закономерность: чем выше уровень энтропии легальной экономической среды, тем выше и уровень организованности самой экономической преступности.

Принципиальное феноменологическое отличие российской организованной экономической преступности от аналогичных криминальных явлений в странах Запада состоит в двойственности (дихотомичности) ее природы: одна составляющая ОЭП возникла в итоге преступной деятельности уголовных элементов в сфере легальной экономики, вторая - зародилась непосредственно в лоне самой легальной экономики на базе развития криминализированного предпринимательства, за счет совершения в рамках деятельности официально зарегистрированных бизнес-структур экономических преступлений. Эта последняя составляющая ОЭП может быть достаточно безболезненно элиминирована и сведена до минимума в результате акций по амнистии капиталов ее субъектов и структур, легализации и легитимизации их деятельности.

Организованная экономическая преступность основные источники извлечения доходов получает от деятельности официально зарегистрированных бизнес-структур в легальной экономике. Они извлекаются:

а) за счет разрешенного производства экономических благ;

б) за счет совершения противоправных деяний под прикрытием имиджа легальной фирмы - различного рода экономических преступлений преимущественно мошеннического характера, сокрытия доходов от налогообложения, отмывания "грязных" денег из сферы криминальной деятельности организованной преступности и др.

ОЭП имеет тесные связи, базирующиеся, как правило, на коррупционных взаимоотношениях, с представителями политического истэблишмента, властных и силовых структур государства, что позволяет ее представителям обеспечивать "прикрытие" собственной противоправной деятельности, и извлекать стабильно высокие незаконные доходы.

Совокупность эндо- и экзогенных факторов эволюции собственно организованной преступности и ОЭП на определенном этапе приводит к возникновению нового неинституционального социального образования - криминальной экономики. Криминальная экономика представляет особый интерес для криминологов, пытающихся понять условия и причины, обусловливающие воспроизводство организованной экономической преступности, изучить ее сущностные характеристики, определить эффективные меры предупреждения и контроля. Криминальная экономика обладает свойствами системы с присущими ей специфическими аддитивными признаками, имеет мощные сегменты, складывающиеся в особую структуру, особенные виды экономической деятельности, собственный характер трансакционных издержек, производства и накопления капитала, распределения и присвоения прибыли, занятости, сегментации рынка, обладает своими "трудовыми ресурсами", особой системой отбора, подготовки и продвижения кадров и др.

Кадровый потенциал ОЭП в лоне криминальной экономики в России в целом сложился и представляет собой достаточно четко структурированную систему. Внутри каждого из двух секторов ОЭП сформировались собственные социально-профессиональные группы (страты): кадры первого сектора - преимущественно социальные маргиналы, "уголовники", кадры второго сектора - они заняты разрешенной экономической деятельностью в официально функционирующих бизнес-структурах легальной экономики государства. Экономические преступления обеспечивают бизнесменам-делинквентам получение высокой нормы и массы прибыли и служат основным инструментом в достижении цели, как максимизации доходов, так и повышения собственных статутных позиций в обществе.

В борьбе с организованной преступностью, включая ОЭП, главные усилия российского государства (в том числе и в международном сотрудничестве в данной сфере), целесообразно сосредоточить на двух направлениях:

а) бескомпромиссной борьбе с деятельностью оргпреступности в собственно криминальной экономике и криминальном бизнесе, воспроизводящих социально деструктивные и опасные товары и услуги;

б) вытеснении и (или) элиминировании криминализированной экономической деятельности в сфере легальной экономики.


Список использованной литературы

1. Аслаханов А, Максимов С. Организованная преступность и коррупция в сфере экономики: состояние и прогноз развития // Криминальный вестник 1995 №12 С.4.

2. Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Мат-лы науч. - практ. конф. 17-18 мая 1994 года,- Вып. 1. -М.: НИИ РИО МЮИ МВД России, 1994. - 264 С.

3. Айдинян Н.Р, Гилинский Я.И. Функциональная теории организации и организованная преступность // Организованная преступность в России: Теория и реальность. СПб„ 1996. С. 3-4

4. Борьба с организованной преступностью в странах АТР проблемы организации и взаимодействия // Материалы международной конференции 4-5 ноября 1997.под ред. А.Л. Репецкой. Изд. Иркутского университета:.1998.

5. Быков А. О нарушениях законодательства при приватизации федеральной собственности // Экономика и жизнь, - 1994,- № 7

6. Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: Научно-практическое пособие М.: Юриспруденция. 2000. С.15-17

7.Волженкин Б. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву стран СНГ// Уголовное право, 1997, № 1

8. Гаухман Л.Д. Организованная преступность: понятия, виды, тенденции, проблемы уголовно-правовой борьбы. - М., 1993.

9. Гараев Р.Ф. , Селихов Н.В. Понятие коррупции // Следователь. 2001. № 2

10. Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью. Мат. конф. М., 2001

11. Преступность: стратегия борьбы /Под. Ред. Проф. А.И. Долговой - М.: Криминологическая ассоциация, 1997.

12. Основы борьбы с организованной преступностью. Монография. Под редакцией В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова М.:"Инфра-м"1996 С.151.

13. Газета Известия 1996 13 Августа.

14. Газета Версия за 2000 год. №№ 37,40,44

15. Босхолов С.С. Законодательное обеспечение борьбы с организованной преступностью // Журнал российского права. 1998. № 9. http://www.edd.ru/rccgi/zhurnaly.exe/Content?Path=magazine/JournalRossiskogoPrava

16. Колесников Вадим Вячеславович Феномен российской организованной экономической преступности. Санкт-Петербургский Центр по изучению организованной преступности и коррупции http://jurfak.spb.ru/centers/traCCC/article/kolesnikov1.htm

17. Финансовые известия. WWW: http://financial.izvestia.ru

18. Компромат.ру http://www.compromat.ru/main/mafia/opdv.htm

19. Прокурорский надзор http://na dzor.vvsu.ru

20. МВД РФ http://www.mvdinform.ru

21. Васин Ю.Г.О разработке прогноза законодательной деятельности в сфере борьбы с организованной экономической преступностью. http://msu.jurinfor.ru/conf/98001/031-ru.h

22. Спецтактика. Российская организованная преступность

23. http://www.professional.spb.ru/SEMINAR/TAKTIKA/smarket/sm_234.htm

24. Теневая экономика и коррупция в Российской Федерации (экономико-криминалистическое исследование) Л. Я. Драпкин http://chinovnik.uapa.ru/old/n7/10.htm

25. Международная конференция Проблемы борьбы с новыми видами экономических преступлений в России и США 20 - 21 мая 1997 года http://msu.jurinfor.ru/conf/97002/97002.html

26. http://www.crime.ru/Main/FMAIN.htm Дежурная часть

27. Аферы, подделки, криминал http://www.aferizm.ru/index.htm

28. Сайт Академии управления ¨ТИСБИ¨ (Татарский институт содействия бизнесу). Вестник ТИСБИ. (http://www.tisbi.ru/science/vestnik/2004/issue4/Economica5.htm)

29. Сайт www.samoupravlenie.ru

30. Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию за 1997, 1998 гг.

31. Есипов В.М. Теоретико-методологические проблемы нейтрализации экономической преступности. // Преступность: стратегия борьбы. - М., 1997. - С. 101.

32. Яковлев A.M. Социология экономической преступности. - М., 1988. - С. 6.

33. Соломенно Е. Война за Петербург. // Известия, 1993, 18 дек. N° 243.

34. Лунеев В.В. Тенденции преступности: мировые, региональные, российские. // Государство и право. - 1993. - № 5.

35. Колесников В.И. Преступность в России и стратегия борьбы с ней. // Преступность: стратегия борьбы. - М., 1997. - С. 24, 25.

36. См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1997; Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1974; Васильев В.Л. Юридическая психология. - М., 1974, 1991; Чуфаров-ский Ю.В. Юридическая психология. - М., 1995; Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. - М., 1996; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. - М., 1998, и др.

37. Алексеев А.И. Социальная ценность и нравственные основы агентурной работы. // Оперативно-розыскная работа. - 1993. - № 2. - С. 20.

38. Токарев Е.В. О целях, задачах и организационной структуре МВД России по борьбе с экономической преступностью. // Проблемы повышения эффективности деятельности аппаратов БЭП органов внутренних дел в современных условиях. - М., 1998. - С. 5, 6.

39. Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. - М., 1971. - С. 191.

40. Криминология: Учебник. М., 1995. Антонян Ю.М., Голубев В.П. Личность корыстного преступника. Томск, 1989.

41. Елисеев С.А. Вопросы теории и практики предупреждения корыстных преступлений. Томск, 1989.

42. Миненок М.Г. Личность расхитителя. Калининград, 1980. Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. Полеванов В. Разрушение российской государственности // Свободная мысль, 1995, №6. С. 21.

43 . Тэсс Л.В. Воры: "в законе" и прочие... Ч. 1. Ч. II. Рига, 1993. ЯковлевАМ. Социологияэкономическойпреступности.М., 1988.

44. Никеров Г.И. Антитрестовское регулирование: Монополии и конкуренция // США: экономика, политика, идее логия. - М„ 1990. - С. 92-98.

45. Государство и управление в США. - М„ 1985. -ЗОЗ с.

46. У1 Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Каракас, Венесуэла, 198О, 25 авг. - 5 сент., 138 с.

47. УП Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями: Жертвы преступлений, Милан, Италия, 1985, 26 авг. - б сент., 134с.

48. Два года работы правительства РСФСР. М., 1927. С. 218.

49. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М.: Наука, 1997.

50. Состояние преступности в России за январь-декабрь 1998 года. М.: Изд. МВД РФ, 1999.

51. Горяинов К.К. Латентная преступность: результаты исследования и меры борьбы // Латентная преступность: познание, политика, стратегия. М., 1993. С. 24.

52. Конев А.А. Преступность в России и ее реальное состояние. Н. Новгород, 1993. С. 235.

53. Преступность и правонарушения (1993-1997). Статистический сборник. М.: Изд. МВД РФ, 1998. С. 119.

54. Криминология. Учебник под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Г.М. Миньковского. М.: БЕК, 1998.

55. Россия у критической черты: возрождение или катастрофа. Социально-политическая ситуация в России в 1996 г. М„ 1997. С. 145.

56. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М.: Форум, 1998. С. 49-50.

57. Динамика ценностей реформируемой России. М.: Наука, 1995. С. 167-168.

58. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. М.: Политиздат, 1989. С. 219.