регистрация / вход

Основы правовой культуры

Комплексное изучение сущности, структуры, видов правовой культуры, анализ ее взаимодействия с другими правовыми явлениями общества. Роль правовой культуры для обеспечения прав и свобод человека и правовой системы России, пути повышения ее уровня.

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические основы понятия и основных элементов правовой культуры. Правовая культура как элемент правовой системы

§1. Основные подходы к пониманию правовой культуры

§2. Структура и функции правовой культуры

§3. Виды и типы правовой культуры

Глава 2. Правовая культура общества и гражданина в современной России

§ 1. Правовой нигилизм как черта российской правовой культуры

§ 2. Правомерное поведение как основная форма и критерий выражения правовой культуры

§ 3. Соотношение правосознания и правовой культуры

Глава 3. Совершенствование правовой культуры российского общества

§ 1. Современное развитие прав и свобод человека

§ 2. Правовое воспитание в России и его значение в формировании правовой культуры

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

правовая культура

Актуальность темы исследования. Среди правовых явлений правовая культура безусловно представляет наиболее многостороннее и многослойное явление. Правовая культура — один из аспектов общечеловеческой культуры, воплотившийся в праве и юридической практике, один из обязательных элементов гражданского общества, правового государства. Она включает в себя и правовую культуру населения, и правовую культуру должностных лиц, органов власти, государства в целом. Правовая культура составляет внутреннюю, ментально-духовную сторону правовой системы общества и глубоко пронизывает правосознание, право, правовые отношения, законность и правопорядок, правотворческую, правоприменительную и любую иную юридическую деятельность, регулирует поведение людей, сообразуясь с социокультурными, историческими особенностями различных этносов, выступает инструментом достижения социальной стабильности. Состояние правовой культуры любого государства является важным показателем степени зрелости конкретно-исторической правовой системы. Это в полной мере относится и к современной России. В ее правовой системе как в зеркале отражается достигнутый на рубеже веков и тысячелетии уровень прогрессивно-правового развития общества. Правовая культура опосредует все основные сферы правовой жизни общества: правотворчество и законодательство, правосознание и реализацию права, субъективные права, свободы и обязанности граждан, политико-юридические институты, учреждения общества и государства, определяя их особое качественное состояние, которое можно выразить понятием правокультурность.

Формирование правовой государственности России, укрепление системы государственной» власти немыслимы без соответствующего уровня правовой культуры. России необходим быстрый и решительный прорыв в правокультурное пространство, нужна своеобразная ассимиляция национальных и мировых достижений в сфере права. Отсюда вытекает актуальность исследования и заслуженное внимание к этой проблеме юридической науки.

Степень разработанности темы исследования . Характеризуя состояние научной разработанности данной проблемы, необходимо отметить, что исследованию отдельных ее аспектов придавалось часто больше внимания, чем рассмотрению ее в качестве целостности. Вызывает необходимость более глубокое изучение: понятийная характеристика, субъект и объект правовой культуры, ее цель, задачи и функции, принципы, система законодательного регулирования организации правовой культуры в обществе, вопросы совершенствования данного направления.

Перечисленные проблемы являются актуальными, так как их теоретическое, правовое и практическое разрешение позволит поднять престиж права и воспитать уважение к закону; создать условия для развития гражданской и правовой активности в обществе; организовать изучение права на всех уровнях воспитательно-образовательных учреждений; расширить информирование населения о действующем законодательстве и обеспечить доступ всех слоев населения к юридической информации.

В этих условиях необходимы глубокие исследования, способные содействовать решению назревших задач совершенствования и повышения правовой культуры.

Значительное место занимает эта проблематика в трудах русских ученых: Н.А. Бердяева, В.И. Вернадского, Л.Н. Гумилева, Н.М. Карамзина, В.О. Ключевского, П.А. Кропоткина, Д.С. Лихачева, СМ. Соловьева, Г.В. Плеханова, Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского»и др.

Концептуальные аспекты данной проблемы разработаны в трудах отечественных юристов-правоведов С.С. Алексеева, Е.В. Аграновской, В.М. Баранова, П.П. Баранова, П.К. Блажко, Г.И. Балкж, А.Б. Венгерова, Н.В. Витрука, В.В. Головченко, Г.А. Голубева, В.И. Гоймана, Н.Л. Гранат, Б.Л. Железнова, В.П: Казимирчука, Д.А. Керимова, Н.М. Кейзерова, B.C. Каптарь, В.И. Каминской, С.Н. Кожевникова, Б.А. Кистяковского, В.Н. Кудрявцева.

Объектом исследования является правовая культура как специфическое, сложное и развивающиеся общественное явление, имеющее большое значение для функционирования демократического, правового государства.

Предметом исследования является состояние, особенности и тенденции развития правовой культуры в современном российском обществе и ее роль в формировании и развитии гражданского общества, правовой системы и правового государства.

Цель исследования . Целью дипломной работы является комплексное изучение сущности, структуры, видов и типов правовой культуры, анализ ее взаимодействия с другими правовыми явлениями общества, выявление роли и значения правовой культуры для обеспечения прав и свобод человека и гражданина и правовой системы России, определение основных путей повышения ее уровня.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

-выделить теоретические основы понятия и основных элементов правовой культуры;

-рассмотреть ее сущность, содержание, структуру и функции;

-провести е исследование историко-правовых предпосылок развития правового статуса человека и гражданина;

-проанализировать правовую культуру общества и гражданина в современной России;

-исследовать основные принципы правового статуса человека и гражданина;

-разработать рекомендации по совершенствованию правовой культуры.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили общенаучный и частнонаучные методы изучения правовой системы как общественного явления. Общенаучным методом исследования является диалектический метод, который предполагает изучение правовых явлений с точки зрения законов диалектики. Диалектический метод позволяет проникнуть в сущность государства и права, выяснить их природу, особенности, механизм деятельности государства, правотворчества и правоприменения. К числу использованных частнонаучных методов следует отнести исторический, сравнительный, социологический, формально-юридический, нормативный, логический, системный, структурно-функциональный, посредством которых проводится анализ существующего законодательства и практики его применения.

Теоретическую основу исследования составили положения, идеи, выводы, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных авторов, посвященных вопросам правовой культуры, проблемам совершенствования и развития правовой культуры.

Нормативная основа. Юридической базой исследования являлись международные нормативно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, федеральные законы, подзаконные нормативные правовые акты.

Теоретическая и практическая значимость исследования . В дипломной работе разработана комплексная проблема, которая может служить основой для дальнейшего научно-теоретического исследования правовой культуры. Результаты работы позволяют проследить тенденции развития правовой культуры на современном этапе, выявить ее особенности.

Практическое значение исследования состоит в том, что сформулированные в ней выводы и предложения могут быть использованы в ходе дальнейшего совершенствования правовой культуры, конкретизации структурных элементов правовой культуры, при разработке и совершенствовании текущего законодательства, а также государственно-правовых форм и методов обеспечения и защиты прав и свобод граждан, в подготовке профессиональных специалистов в учебных заведениях.

Структура и содержание работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих 6 параграфов, заключения, списка литературы.

правовая культура

Глава 1. Теоретические основы понятия и основных элементов правовой культуры. Правовая культура как элемент правовой системы

§ 1. Основные подходы к пониманию правовой культуры

В течение длительного времени в российском обществе не существовало благоприятных предпосылок для развития правовой культуры, это объяснялось, прежде всего, различными объективными и субъективными факторами. Итак, отечественной правовой системе были свойственны не развитые институты конституционализма, характерные для западноевропейской правовой системы, а неуважительное отношение к личности, к ее правам и свободам, низкая роль судебной власти, господство тоталитарного режима советской власти в течение 70 лет и т. д.

Правовая культура — чрезвычайно емкое явление. Ее общественная значимость во многом превосходит границы нормативного воздействия права на социальные отношения, так как, являясь составной частью общечеловеческой культуры, правовая культура прямо и косвенно влияет на формирование сознания и деятельность личности в самых различных сферах жизни общества. Не случайно, поэтому к подавляющему большинству проблем построения правового государства и гражданского общества вопросы формирования правовой культуры имеют самое прямое отношение.[1]

Формулировка понятия правовой культуры связана с определенными теоретическими и методологическими трудностями, которые вызваны многогранностью данного феномена.[2]

В настоящее время в юридической науке сложился ряд методологических подходов к исследованию правовой культуры.

Аксиологический подход имеет много сторонников. В данном подходе правовая культура понимается как развивающаяся система правовых ценностей (правосознание, правовая наука, законодательство, правопорядок, правовая деятельность), созданных и создаваемых в ходе развития общества и впитавших в себя передовые достижения юридической культуры человечества. Такой подход обеспечивает характеристику правовой культуры как меры гуманизации человека и общества.[3] Это позволяет четко отграничить правовую культуру от других близких и взаимосвязанных с нею правовых категорий, обосновать ее преемственность и подчеркнуть, что к ней относятся лишь процессы и явления, которые отражают сущность правового государства и гражданского общества, его основные устои и принципы.[4]

Аксиологическое направление в исследовании правовой культуры основывается на философском изучении именно ценностного аспекта культуры и дает возможность определить социальные основы правовой культуры, объективные свойства ее нормативности, духовные и нравственные аспекты. В данном случае «прослеживается связь правовой культуры и нравственности членов общества, без которой правовая культура невозможна».[5]

Определенное значение в юридической науке имеет функциональное исследование правовой культуры. Основное содержание данного подхода состоит в уяснении роли правовой культуры под углом зрения деятельности субъектов права, критерием которой является соответствие ее высшим ценностным критериям права. В данном случае под правовой культурой следует понимать совокупность всех элементов юридической надстройки, рассматриваемых в динамике.[6] Используя функциональное определение правовой культуры, можно говорить о связи ее содержательной стороны со степенью развитости социальных качеств субъектов права, активной преобразующей роли человеческого мышления в сфере правовой культуры.

Существует также деятельностный подход к определению правовой культуры, который акцентирует внимание на различных сторонах или характеристиках человеческой деятельности. В этом аспекте культура понимается как синоним творческой деятельности, как воплощение творческих сил общества, как специфический способ человеческой деятельности. Сторонники данного подхода подчеркивают, что правовая культура возникает, развивается и преобразуется с помощью деятельности. Причем речь идет именно о творческой деятельности.

Процесс деятельности и составляет ее содержание, а также результативную сторону. Одним из направлений деятельностного подхода является технологический. Его представители[7] особо отмечают, что систематизирующим принципом выступает специфический способ организации и развития общественно-человеческой деятельности.

Культура рассматривается как определенная система социальных норм и учреждений, регулирующих взаимоотношения между людьми и их отношение к природе.

В рамках деятельностного подхода правовая культура определяется как деятельность «такого качества, при котором наступает ее соответствие выработанным в правовой сфере ценностям, согласованность поведения с правовыми нормами, включая в себя использование, соблюдение и исполнение предписаний правовых норм, в результате чего происходит постоянное обогащение системы правовых культурных ценностей и дальнейшее гармоническое развитие самого человека».[8]

Особый интерес представляет семиотическая концепция культуры, которую, в частности, разрабатывали Ю.М. Лотман и Б.А. Успенский и которая является комплементарной ценностному и деятельностному подходам. Ученые акцентировали внимание на том, что культура представляет собой знаковую систему, и определяли культуру как «непосредственную память коллектива, выражающуюся в определенной системе запретов и предписаний»[9] .

Существуют и иные подходы к пониманию правовой культуры. Ее определяют, с одной стороны, как правовую среду обитания людей, совокупность текстов, когда-либо легитимированных как правовые, и механизм по их созданию, хранению и трансляции,[10] особый социальный механизм, с помощью которого обеспечивается в соответствии с достигнутым уровнем правового сознания производство, сохранение и передача правовых ценностей, информации, традиций, способствующих правомерному и социально активному поведению людей;[11] как постоянно совершенствующийся процесс поступательного развития правовой действительности, а с другой, как совокупность достигнутых результатов в сфере права в целом[12] ; как выражение государственно-правового опыта конкретных социальных общностей и индивидов в материальных и духовных процессах, продуктах жизнедеятельности, в навыках и ценностях, которые влияют на их юридически значимое поведение.[13]

Профессор А.Б. Венгеров определяет правовую культуру как «более высокую и емкую форму правосознания»[14] . Существенным недостатком данной трактовки является игнорирование деятельности субъектов, обладающих правосознанием, и ее результатов. Правосознание — это лишь одна из характеристик правовой культуры. Нельзя считать правильным и включение в определение правовой культуры факторов, влияющих на последнюю.

Правосознание – это одна из форм, видов общественного сознания.

Специфика правосознания по сравнению с другими видами общественного сознания (политическим, религиозным, нравственным) в том, что в нем выражается отношение к юридической действительности, и, что характерно для правосознания, это отношение передается через термины «права» и «обязанности». Прежде всего, какой должна быть мера правовой свободы, хорошо ли защищены субъективные права, какими они должны быть, какими должны быть юридические обязанности, т. е. в правовом долженствовании с акцентом на меру юридических прав и обязанностей. Поэтому правосознание можно определить как одну из форм, видов общественного сознания, в котором выражается отношение людей к юридической действительности, к правовой материи.[15]

Правовая культура общества зависит, прежде всего, от уровня развития правового сознания населения, т. е. от того, насколько глубоко освоены им такие правовые феномены, как ценность прав и свобод человека, ценность правовой процедуры при решении споров, поиска компромиссов и т. д. Это первый элемент правовой культуры.[16]

С понятием правового поведения тесно связано другое понятие того же ряда - понятие правовой культуры. Если попытаться дать развернутое определение этому понятию, становится ясно, что правовая культура - это специфический социальный институт, выполняющий функцию формирования у людей политического и правового сознания, ценностно-нормативных установок, а опосредованно и правового поведения. Содержательный анализ правовой культуры предполагает понимание ее как системы осуществленных и идеальных элементов, относящихся к сфере действия права и отражению его в сознании и поведении людей.

Итак, правовое поведение реальных субъектов представляет собой структурный элемент правовой культуры, совпадения норм и ценностей, достижения социальной эффективности права.[17]

Поэтому правовая культура не только играет в обществе роль нормативного ориентира. Она активно вторгается в социальную среду, обеспечивая необходимый уровень индивидуального правосознания и вовлекая индивидов в единую систему социальной организации.

Правовая культура на основе существующих в обществе знаний и представлений формирует легитимные и общепризнанные образцы поведения, нормы, ценности, стереотипы и правила в отношении к позитивному праву, регулирующие деятельность социальных субъектов. Взаимосвязь между правовой культурой и правовым поведением обусловлена функциональной направленностью их обоих на поддержание фундаментальных сетей отношений, взаимодействия, взаимопонимания, обеспечения социального порядка и безопасности. Любое правовое поведение и всякая правовая культура по своему характеру амбивалентны: они включают в себя и положительные, и отрицательные устойчивые черты, наблюдаемые в сознании и поведении субъектов политического и правового процесса. Такие - устойчивые черты предстают как своеобразные матрицы правовой жизни, задающие устойчивые формы сознанию и поведению отдельных граждан, групп, институтов и общества в целом.

Правовая культура детерминирует правовое поведение человека на обыденном уровне косвенно, опосредованно.

Правовая культура находит свое практическое воплощение как в правосознании, так и в правовом или противоправном поведении граждан или групповых общественных субъектов. Причем отклоняющееся от правовых норм поведение не всегда является следствием осознанного мятежа, эскапизма или новаторства в отношении к принятым в обществе правилам, а зачастую становится следствием слабой правовой информированности, социальной наивности и деловой некомпетентности.

В своем правовом поведении индивид обычно руководствуется собственными интересами, ориентациями и установками. Различное сочетание потребностей, стремлений и интересов лежит в основе мотивации правового поведения. Ученые выделяют целый ряд мотивов правового поведения. Это внутреннее убеждение в правильности и справедливости требований правовых норм; наличие у индивида собственной потребности в соблюдении законов; осознание социальной необходимости соблюдения законов; сознательное подчинение требованиям закона; сознание собственных прав; осознанная защита групповых интересов; боязнь юридической ответственности; следование традиции; стремление к пассивному подчинению государству и его требованиям. Поступки и действия, совершаемые с внутренней убежденностью в соответствии этих поступков нормам права, можно считать высшей формой правового поведения.

В то же время люди в значительной степени ориентируют свое поведение на стереотипы группового мнения. Однако для того чтобы норма права могла закрепиться в виде такого стереотипа, стать своего рода привычкой, она изначально должна выражать значимые для индивида интересы. Только в этом случае следование нормам права станет привычкой и право превратится в руководство к действию.

Правомерное поведение предполагает знание индивидом своих прав, способность их защищать, умение выражать свои правовые притязания. Все перечисленные качества воспитываются обществом, формируются й оттачиваются в контексте постоянных социальных взаимодействий. Их развитие зависит от характера общественных отношений, уровня правосознания и правовой культуры не только самого индивида, но и общества, в котором он живет. Тоталитарные общества, как и доин-дустриальные, оставляют индивиду мало пространства для проявления инициативы и личной ответственности. Все регламентируют традиция, авторитет правителя, страх перед всемогущими силовыми структурами.

Формирование сильной внутренней убежденности в необходимости правомерного поведения идет тем интенсивнее и эффективнее, чем более развиты в обществе начала самоуправления. Именно поэтому создание правового государства - такого, где право выступает универсальным и абсолютным регулятором всех общественных отношений, - неразрывно связано с формированием гражданского общества.

Представляется, что многообразие различных подходов к определению правовой культуры правомерно. Однако те или иные авторы при разных подходах зачастую абсолютизируют отдельные аспекты правовой культуры.

Уровень развития правового сознания может быть зафиксирован лишь в реальной правовой деятельности, в правовом поведении, которые имеют и самостоятельные характеристики. Поэтому вторым элементом структуры правовой культуры является уровень развития правовой деятельности. Последняя состоит из теоретической — деятельность ученых-юристов, образовательной — деятельность студентов и слушателей юридических школ, вузов и т. д. и практической — правотворческой и правореали-зующей, в том числе правоприменитсльной, деятельности. Понятно, что правовая культура общества во многом зависит от уровня развития и качества правотворческой деятельности по созданию законодательной основы жизни общества. Правотворчеством должны заниматься компетентные в юридическом и многих других отношениях лица с соблюдением демократических и собственно юридических процедур и принципов.[18]

Приведенные определения и трактовки правовой культуры отражают лишь грани ее проявления, социальные феномены, на которые она распространяется и из которых развивается. Кроме того, сама по себе правовая культура — это не просто сознание и деятельность определенного рода, но и испытывающая воздействие права материальная и духовная сфера жизни, вся область воздействия права на общественные отношения.

Представляется возможным определить правовую культуру как совокупность материальных и духовных достижений в правовой жизни общества. Следовательно, правовая культура отражает качественное состояние правовой жизни общества, предстает как право и его реализация в определенном качественном состоянии их развития.

Данное определение правовой культуры через категорию «правовая жизнь» более предпочтительно, так как не содержит перечисления различных элементов структуры правовой культуры, тем более что включение тех или иных элементов неизбежно порождает новые споры.

При этом следует иметь в виду, что правовая культура более узкое понятие, нежели «правовая жизнь», под которой понимается «совокупность всех форм юридического бытия общества, выражающаяся в правовых актах и иных проявлениях права (в том числе и негативных), которая характеризовала специфику и уровень существующей юридической действительности, отношение субъектов к праву и степень удовлетворения их интересов»[19] .

К позитивным составляющим правовой жизни можно отнести:

-само право;

-правовую систему в целом;

-механизм правового регулирования;

-законные правовые акты;

-юридические поступки (как разновидность правомерного действия — юридического факта) и события как юридический факт;

-правовые режимы и составляющие их первичные юридические средства (льготы, поощрения, дозволения, запреты, наказания, обязанности и т.п.);

-правоотношения и юридическую практику;

-правосознание и правовую культуру; законность и правопорядок; юридическую науку и образование (и их структуры) и т.д.;

К негативным противоправным явлениям относятся:

-преступления и иные правонарушения;

-их субъекты и криминальные структуры;

-коррупцию, злоупотребления, деформацию правосознания, выражающуюся, в частности, в правовом нигилизме, идеализме, популизме;

-ошибки в праве и иные препятствующие положительной юридической деятельности факторы.

Таким образом, правовая культура выступает составной частью категории «правовая жизнь», включающей в себя как положительные, так и отрицательные правовые явления и процессы. Поэтому трудно согласиться с точкой зрения В.К. Бабаева и В.М. Баранова, определяющих правовую жизнь как совокупность многообразных видов и форм конструктивной совместной деятельности людей в сфере права.

Следует отметить, что правовая культура в полной мере может быть раскрыта лишь в контексте общественного прогресса, так как она немыслима без своей прогрессивной направленности. В данном контексте правовая культура трактуется через призму становления личности, которая начинает осознавать, а затем требовать и создавать правовые средства защиты своей зарождающейся свободы и автономии[20] . Осмысление правовой культуры как феномена, отражающего уровень и характер прогрессивных достижений общества в правовой сфере применительно к субъектам правового регулирования, позволяет выделить понятие правовой культуры личности.

Рассматривать сущность и функциональную роль правовой культуры общества невозможно вне обозрения проблем, связанных с правовой культурой личности. Так, еще Л.И. Спиридонов справедливо отмечал, что «если общество — целостность, тогда субъект, который познает сам себя, — целостность, включающая в себя и общество, и государство, и право и т.д…»[21] .

Правовая культура личности является фундаментом общей концепции правовой культуры, а, кроме того, само понятие правовой культуры общества в полной мере отражает степень и характер правового развития личности, направленности ее деятельности.

Близким к правовой культуре личности качеством является образованность человека. Как правило, под образованностью обычно понимают результат познавательного процесса, который характеризуется получением определенного рода знаний. Культура в отличие от образованности характеризуется не только знаниями, но и различными способностями по применению этих знаний, т.е. определенными умениями и навыками. Таким образом, культура более широкое понятие по сравнению с образованием, включающее в себя не только определенные представления, информацию, но и умение человека применять их в реальной жизни, с их помощью продолжать поднимать свой общеобразовательный и культурно-правовой уровень, развивать интеллект.

§ 2. Структура и функции правовой культуры

Наиболее полно раскрыть сущность правовой культуры позволяет анализ ее структуры. Следует отметить, что вопрос о структуре правовой культуры в отечественной юридической литературе является дискуссионным. Так, например, В.П. Сальников считает, что структурными элементами правовой культуры выступают компоненты юридической действительности, являясь эталонами поведения: право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов[22] . Логическая структура правовой культуры включает юридические понятия и категории, оценки (оценочные суждения) и деонтические модальности. Под последними понимаются нормативные суждения, включающие такие модальные операторы, как «обязательно», «разрешено», «запрещено», которые складываются на основе правовых знаний, оценок и т.д. Другие представители данного направления в состав правовой культуры помимо вышеназванных структурных элементов считают необходимым добавить:

а) правовые учреждения, обеспечивающие правовой контроль, регулирование и исполнение норм права;

б) политическую оценку права и правового поведения, правотворческую

деятельность, правовую науку;

в) уровень развития всей системы юридических актов (юридических документов)[23] ;

г) государственно-правовую идеологию;

д) права и свободы граждан5[24] .

Выделение в качестве компонентов правовой культуры государственно-правовой идеологии, прав, свобод и обязанностей граждан сближает понимание правовой культуры с пониманием всей юридической надстройки, правовой системы общества, включает личность и ее деятельность. Правовая культура в этом случае выступает как социальное, имеющее ярко выраженную целевую направленность явление, охватывающее всю совокупность важнейших компонентов юридической реальности в ходе ее фактического функционирования.

Следует также отметить, что выделение некоторых из указанных элементов является излишним. Так, оценку права и правового поведения можно давать, выражая свое отношение к праву, правосудию и т.д., т.е. тогда, когда речь идет о правосознании.

Иным образом к рассмотрению структуры правовой культуры подходят С.С. Алексеев и А.П. Семитко. С.С. Алексеев выделяет четыре элемента: уровни правосознания, законность, совершенство законодательства и юридическую практику. А.П. Семитко также считает необходимым акцентирование внимания на уровне развития законодательства, правовой практики, правосознания при определении и характеристике структуры правовой культуры общества. По его мнению, структурными элементами правовой культуры выступают компоненты правовой системы, взятые в уровневом состоянии их развития[25] .

Данная точка зрения, указывающая не просто на правовые явления, а на уровень их совершенства, представляется в целом убедительной, но нуждается в некоторых уточнениях. С одной стороны, она неполная, так как не включает в правовую культуру нормы права и правовые отношения, а с другой стороны, выделяет те элементы, которые не носят самостоятельного характера.

Подчеркнем еще раз недопустимость смешения вопроса о структурных компонентах правовой культуры (ее необходимом содержании) с вопросом о разновидностях правовой культуры, где эти компоненты содержатся в целостном виде. Содержание правовой культуры – это ее материальные и духовные компоненты, прогрессивно-ценностная правовая деятельность и правосознание, включающие свои необходимые составляющие. Виды правовой культуры различаются, как было показано, по качеству единого материально-духовного содержания на специальную (профессиональную) и обыденную (массовую) правовую культуру.

Но в зависимости от вида правовой культуры материальные и духовные компоненты имеютразличные источники формирования и способы проявления. Следует согласиться с мнением И.А. Крыгиной, что формулировка «уровень совершенства законодательства» представляется весьма расплывчатой и одновременно с этим предполагает поиск и обоснование критериев этого уровня совершенства, что вносит элемент субъективности в изучение данного явления и ставит его в зависимость от оценочных ориентаций исследователя[26] .

Особо необходимо отметить структуру правовой культуры, предложенную профессором Э. Бланбургом и другими представителями западной традиции социологии права, включающую в себя:

1) количество, компетенцию, юрисдикцию судов, способы апелляции в судебные органы; организацию и устройство легислатур; исполнительной власти, уголовно-процессуальные процедуры;

2) правила, нормы (включая законодательство) и образцы поведения людей в рамках системы;

3) отношение людей к праву и правовой системе — их убеждения, ценности, идеалы и ожидания — то, что движет юридическим процессом.

Применительно к некоторым странам (например, США) возможно говорить о «местной правовой культуре» — особой локальной неформальной системе взглядов, интересов, практики[27] .

Данный перечень представляется незавершенным, так как ученый считает основным фактором правовой культуры институциональную инфраструктуру — юридическую профессию и методы разрешения споров, не придавая особого значения этнологическим и экономическим факторам, национальной правовой ментальности (в том числе правосознанию). Данный подход отрицает устоявшийся в науке тезис о том, что право возникает на основе обычаев и народных верований (историческая школа права Ф.Г. Савиньи) и лишь затем трансформируется в юридические нормы. С данным утверждением нельзя согласиться, так как «любой институт испытывает влияние какой-либо культуры, с ее языком, традициями, нормами поведения и т.д.»[28] . В то же время нельзя согласиться с точкой зрения сторонников крайнего консервативного национализма и самобытности национального развития, согласно которой формально-юридические источники и юрисдикционные структуры — в основном результаты фундаментальных особенностей менталитета народа. Кроме того, российская правовая культура утрачивает изоляционные черты и становится открытой. При этом межкультурное взаимодействие как фактор формирования правовой культуры определяется следующими обстоятельствами:

1) культурно-правовой близостью контактирующих сообществ;

2) отношением носителей культуры-реципиента к культуре-донору (заимствованию правовых институтов способствует создание технологического и экономического превосходства соответствующей страны; когда же господство основывается на военных, силовых средствах, негативное отношение порабощенного населения к угнетателям препятствует рецепции);

3) степени связи с другими элементами общества (чем сильнее интегрированы компоненты культуры, тем сложнее изменить облик каждого из них в отдельности)[29] .

Наиболее подробно и полно структура правовой культуры отражена И.А. Иванниковым, включившим в последнюю следующие компоненты: право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерную деятельность субъектов, государственно-правовые институты, юридическую науку, юридические акты3.

Элементы, образующие правовую культуру общества, одновременно включены и в другие структуры. Например, право входит в систему социальных норм; правоотношения являются разновидностью общественных отношений и т.д. Таким образом, данные категории интегрируют в общее правовое пространство, правовую систему, однако в определении сущности и содержания последней правовой культуре отводится основная роль.

Исследование правовой культуры во взаимосвязи с другими социальными явлениям, формами ее проявления помогает шире раскрыть систему правовой культуры и отнести к ней широкий комплекс материальных и духовных явлений, выходящих прямо или косвенно на различные стороны государственно-правовой жизни общества. К последним принадлежит политико-правовая идеология и правовая наука, гоударственно-правовые интересы и потребности личности, принципы, формы и институты государственной власти, законность и правопорядок, система общественного контроля и ответственности, каналы политико-правовых коммуникаций, правовые элементы общественного мнения, структура и механизм действия политической и правовой системы, исторический, национальный и международный правовой опыт, правовые традиции, стереотипы или образцы правового поведения и т.д.

Суммируя данные компоненты, существует следующая структура правовой культуры: правосознание, право, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов, государственные правовые институты, юридическая наука, юридические акты[30] .

Важнейшим показателем правовой культуры общества выступает уровень правосознания общества. Существенный вклад в учение о правосознании внес И.А. Ильин, который доказывал, что правосознание представляет собой еще более значительный феномен, чем право. Оно понимается как «естественное чувство права и правоты», как «особая духовная настроенность инстинкта», как «особого рода инстинктивное правочувствие» − как некая универсалия, которая имеет формально-юридическое, естественно-правовое измерение.

Учитывая обозначенные выше компоненты правовой культуры, её можно представить как совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социоправовой ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации).

В социокультурном пространстве правовая культура занимает обособленное место, она не совпадает ни с одним видом культуры (материальной, духовной, политической и т.д.), создавая уникальное сочетание как материальных, так и идеальных, духовных компонентов. То есть правовая культура это особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние и личности, и общества, подлежащее структурированию по различным основаниям. В целом правовую культуру можно определить как совокупность всех ценностей, созданных человеком в правовой сфере8, как достигнутый уровень развития в правовой (и государственно-правовой) организации жизни людей[31] .

Важнейшим элементом правовой культуры является правосознание. Правосознание представляет собой результат и процесс отражения права в сознании людей. Оно воплощается в совокупности знаний и оценок, как самого права, так и реальной практики правовых отношений, существующих в данном обществе. Можно сказать, что правовая культура – это правосознание, реализованное в повседневной жизни (в правовых отношениях, деятельности правовых институтов, поведении людей и т.д.).

В отечественной юриспруденции существует понимание правовой культуры в широком и узком смыслах[32] . В широком смысле она включает в себя все правовые явления и институты: законодательство, юридические учреждения, деятельность государственных органов (юридическую практику), правовое поведение граждан и сознание, таким образом, правовая культура отождествляется с правовой системой. Понимание правовой культуры в узком смысле связано с характеристикой правовой деятельности, ее уровня, направленности, форм и способов, что и обусловливает качество правовой жизни.

Правовая культура немыслима без человека и его деятельности, без прогрессивной направленности этой деятельности и передового мышления. Она выступает как социальное явление, имеющее ярко выраженную цель, охватывающее всю совокупность важнейших ценностных компонентов правовой реальности в ее фактическом функционировании и развитии[33] .

Исходя из понимания правовой культуры как комплекса представлений о праве, его реализации и деятельности государственных органов, должностных лиц, структурными элементами правовой культуры можно считать: право как систему норм, выражающих возведенную в закон государственную волю; правосознание как систему духовного отражения всей правовой действительности; правовые отношения как правовое поведение, деятельность[34] .

Первым элементом правовой культуры общества является уровень развития всей системы юридических актов, т.е. текстов документов, в которых выражается и закрепляется право данного общества. Любой юридический акт должен быть правовым, т.е. отвечать господствующим в общественном сознании представлениям о справедливости, равенстве и свободе. Правовая культура общества зависит, прежде всего, от уровня развития правового сознания населения, т.е. от того, насколько глубоко освоены им такие правовые феномены, как ценность прав и свобод человека, ценность правовой процедуры при решении споров, поиска компромиссов и т.д., насколько информировано в правовом отношении население в целом и его социальные, возрастные, профессиональные группы, каково его эмоциональное отношение к закону, суду, различным правоохранительным органам, какова установка граждан на соблюдение или несоблюдение правовых предписаний и т.д. Это второй элемент правовой культуры[35] .

Уровень развития правового сознания может быть зафиксирован лишь в реальной правовой деятельности, в правовом поведении, поэтому третьим элементом правовой культуры является уровень развития правовой деятельности.

Правовая культура выполняет в обществе ряд функций: познавательную, регулятивную, нормативно-ценностную, коммуникативную и прогностическую. Первая заключается в освоении правового наследия прошлых эпох и достижений отечественного и зарубежного права. Она тесно связана с формированием правового государства и развитием гражданского общества.

Регулятивная функция правовой культуры направлена на обеспечение устойчивого и эффективного функционирования общества путем предписания индивидам и социальным группам стандартов общественно полезного поведения. Правовая культура обеспечивает согласование и подчинение социальных устремлений и идеалов различных групп правовым предписаниям общества и тем самым вносит упорядоченность в общественные отношения[36] .

Нормативно-ценностная функция состоит в «изменении» индивидуального поведения, законности, правопорядка и действующего законодательства путем сопоставления с образцами поведения, ориентирами которого являются нормы позитивного права и нормативные установки естественного права. В результате культурно-правовой оценки одни элементы правовой действительности получают одобрение, другие подвергаются критическому осмыслению.

Коммуникативная функция правовой культуры способствует согласованию общественных, групповых и личных интересов, обеспечивает социальное сплочение людей.

Эта функция реализуется в правовом общении, в процессе получения образования, опосредуется средствами массовой информации, литературы и других видов искусства.

Прогностическая функция выражается в способности предвидеть возможные направления развития правовой системы, правотворчества и реализации права, юридической практики, правовой активности населения и другие изменения правовой системы.

Правовая культура общества не представляет собой единого целого. Она распадается на виды, которые вычленяются на основе следующих критериев. С точки зрения носителей правовой культуры, её подразделяют на правовую культуру общества, группы и личности[37] .

Индивидуальная правовая культура означает правовую образованность человека, включая высокое правосознание, умения и навыки пользоваться правом, подчинение своего поведения требованиям правовых норм.

Правовая культура личности включает в себя следующие основные элементы:

-правосознание человека (знание и понимание права, уважительное отношение к закону и т.д.);

-привычку к правомерному, законопослушному поведению;

-правовую активность личности, т.е. умение эффективно использовать правовые средства для достижения своих целей, реализации субъективных прав и свобод.

Групповая правовая культура (группы, коллектива) выражается в заинтересованности в результатах общего труда, в обеспечении высокой организованности и правопорядка.

Правовая культура общества гарантирует соблюдение объективных прав и свобод, правовой активности граждан, уважение к правосудию, готовности соблюдать и исполнять законы, совершенствование законодательства, повышение уровня правосознания должностных лиц, их убежденность следовать нормам права, эффективность работы правоохранительных органов, наконец, уровень законности и правопорядка.

Вся в целом правовая культура взаимосвязана с политической, нравственной, этической и иными видами культуры и является выражением общественного культурного состояния общества.

По степени познания правовых явлений и их использования выделяют: обыденный уровень правовой культуры, профессиональный и теоретический.

Чаще всего в структуре правовой культуры выделяют три составляющие: знание о праве, отношение к праву, навыки правового поведения. Таким образом, человек, обладающий высокой правовой культурой, должен ориентироваться в законодательстве, обладать позитивным правосознанием, основанном на уважении права, уметь при необходимости правильно его реализовать, в том числе в конфликтных ситуациях. Следовательно, правовая культура представляет собой образ мышления, норму, стандарт поведения, а в целом – правовой менталитет общества[38] .

§ 3. Виды и типы правовой культуры

Правовая культура подразделяется на правовую культуру общества, группы (коллектива) и индивидуальную правовую культуру (личности). Высший уровень правовой культуры индивида - это правовая активность. Она проявляется, во-первых, в готовности личности к активным сознательным, творческим действиям, как в сфере правового регулирования, так и в сфере реализации права, во-вторых, в законосообразности (или законности) поведения (деятельности), в основе чего лежит убеждение в необходимости служения закону как высшей ценности. Особую разновидность групповой и индивидуальной правовой культуры составляет профессионально-правовая культура юристов.

В зависимости от носителя правовой культуры различают три ее вида:

- правовая культура общества;

- правовая культура личности;

- правовая культура профессиональной группы.

Правовая культура общества - разновидность общей культуры, представляющая собой систему ценностей, достигнутых человечеством в области права и относящихся к правовой реальности данного общества: уровню правосознания, режиму законности и правопорядка, состояния законодательства, состояния юридической практики и др. Высокий уровень правовой культуры является показателем правового прогресса.

Правовая культура в каждый данный момент "присутствует" в каждой данной точке правовой реальности, не совпадет с ней полностью, но существует в ней как составная часть, которая способна выступать в виде характеристики уровня развития этой реальности.

Культура общества является результатом социально-правовой активности отдельных личностей, коллективов и других субъектов права; она выступает отправным моментом, базой для такого рода активности и в целом для правовой культуры личности.

Правовая культура личности - это обусловленные правовой культурой общества степень и характер прогрессивно-правового развития личности, обеспечивающие ее правомерную деятельность.

Правовая культура личности предполагает:

1. наличие правовых знаний, правовой информации. Информированность была и остаётся важным каналом формирования юридически зрелой личности (интеллектуальный срез);

2. превращение накопленной информации и правовых знаний в правовые убеждения, привычки правомерного поведения (эмоционально-психологический срез);

3. готовность действовать, руководствуясь этими правовыми знаниями и правовыми убеждениями, т.е. поступать правомерно - в соответствии с законом: использовать свои права, исполнять обязанности, соблюдать запреты, а также уметь отстаивать свои права в случае их нарушения (поведенческий срез)[39] .

Правовая культура личности характеризует уровень правовой социализации члена общества, степень усвоения и использования им правовых начал государственной и социальной жизни, Конституции и иных законов. Правовая культура личности означает не только знание и понимание права, но и правовые суждения о нем как о социальной ценности, и главное - активную работу по его осуществлению, по укреплению законности и правопорядка. То есть правовая культура личности - это ее позитивное правовое сознание в действии. Она включает преобразование личностью своих способностей и социальных качеств на основе правового опыта.

Рассмотрим основные типы правовой культуры:

1. Мифологический тип правовой культуры. Древнейшие экономические, политические и правовые учения возникли в странах Древнего Востока, в которых экономическая и политическая мысль длительное время развивалась на основе мифологических и религиозных представлений, унаследованных от родового строя. Цари, жрецы, судьи наделялись божественными чертами и считались наместниками богов на Земле[40] .

2. Умозрительно-рационалистический тип правовой культуры. Правовая культура является неотъемлемой частью общей культуры народа, которая базируется на её началах, является отражением уровня её развития, менталитета народа. Формирование правовой культуры не есть обособленный процесс от развития других видов культуры — политической, моральной, эстетической, Это комплексная проблема. Их объединяет общность задачи — создание морально-правового климата в обществе, который гарантирует реальную свободу поведения личности и соединении с ответственностью перед обществом, обеспечивает её права, социальную защищённость, уважение её достоинства, то есть ставит человека в центр экономических, социальных, политических, культурных процессов. Исследователи сходятся на мнении, что уровень правовой культуры современного россиянина остаётся на невысоком уровне. При этом выдвигается тезис о безуспешности или торможении построения правого государства, когда правосознание граждан и элиты оперирует по большей части псевдоправовыми категориями. В этой связи надежды возлагаются на позитивное развитие правосознания и оформление правовой культуры[41] .

3. Теологический тип правовой культуры. Теологический тип правовой культуры предполагает совокупность правовых теорий и концепций, видевших причины возникновения права и социальный источник права в сакральном мире (вне и над социальными факторами), а также независимость правовых норм от воли человек[42] а.

4. Экспериментально-рационалистический тип правовой культуры.

Экспериментально-рационалистический тип правовой культуры появилась в эпоху научно технического прогресса. Появление экспериментального знания и рационалистического типа правовой культуры способствовало последующему ее упорядочиванию в XIX в. Она становится научной системой, изучающей процессы происхождения и развития предметов явлений, организмов и их связей. Принципиально новым являлось утверждение идеи развития и принципа взаимосвязи в природе, т. е. к появлению принципов диалектики в научном исследовании. Научный эксперимент в механике привел к установлению связи науки и производства. На базе механики, физики и математики разрабатывалась техника и технология[43] .

5. Позитивистский тип правовой культуры. В позитивистском понимании право – это законы и другие официальные установления независимо от их содержания. Такая позиция является отождествлением права и закона. Законы обеспечиваются властным принуждением, образуют в обществе принудительный, репрессивный порядок. Поэтому позитивисты утверждают, что сущность права – это властное веление, принуждение[44] .

Иначе говоря, позитивисты не различают право и силу, право и произвол. Так, в одном из современных позитивистских трактатов говорится о «праве сильного», «кулачном праве», «праве власти» и поясняется, что при таком «неразвитом праве» в том или ином виде господствует сила[45] .

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы. В самом широком смысле культура есть все достижения человечества, всё, созданное человеком. Едва ли кто-либо возьмёт на себя смелость утверждать, что право не есть продукт деятельности человека, а, следовательно, что правовая культура не есть часть культуры вообще. Очевидно, что культура есть продукт не любой, а непременно творческой деятельности. Для того, что бы вычленить правовую культуру из всего комплекса культурной жизни, достаточно определить сферу творческой деятельности, порождающую её. Говорить о зарождении правовой культуры общества можно ровно с тех самых пор, когда, собственно, зародилось право, а именно в период перехода от присваивающего хозяйства к производящему, то есть в эпоху «неолитической революции». В ходе исторического развития формировались основные правовые понятия и категории, принципы права и правосудия и другие понятия, необходимых для развитой правовой системы.

Наряду с правовой культурой общества через восприятие и переосмысливание правовых ценностей формируется правовая культура личности. Правовая культура личности выражается в субъективно выработанном индивидом уровне овладения правом в своей деятельности, а также в правосознании индивида, то есть в совокупности представлений, взглядов, чувств, в которых выражено отношение к действующему праву.

Таким образом, понятие «правовая культура» употребляется обычно в двух основных значениях, а именно:

· правовая культура общества;

· правовая культура личности.

Любые исследования правовой культуры ориентированы на анализ хотя и различных, но естественно предполагающих друг друга объектов — правовой культуры личности и правовой культуры всего общества. Такой подход позволяет считать выделение соответственно правовой культуры личности и правовой культуры общества важнейшим методологическим принципом.


Глава 2. Правовая культура общества и гражданина в современной России

§ 1. Правовой нигилизм как черта российской правовой культуры

Термин "нигилизм" произошел от латинского слова "nihil", которое означает "ничто", "ничего".

Как социальное явление нигилизм характеризуется:

а) резко критическим, крайне негативным отношением к общепринятым, объективным (абсолютным ) ценностям;

б) максималистским подходом, интенсивностью, бескомпромиссностью отрицания;

в) не сопряжен с позитивной программой;

г) несет в себе деструктивное, разрушительное начало.

Правовой нигилизм – сформировавшееся в общественном сознании или психике определенного человека устойчивое пренебрежительное или иное негативное отношение к праву, выражающееся в отрицании его социальной ценности и конструктивной роли в обеспечении приоритетов личности и общества, в установке на достижение социально значимых результатов неправовыми средствами или на предельно минимальное их использование в практической деятельности либо характеризующееся отсутствием солидарности с правовыми предписаниями или исполнением (соблюдением) их исключительно под угрозой принуждения либо вследствие корыстных побуждений[46] . Л.П. Рассказов полагает, что в новейшей российской истории правовой нигилизм получил "подкрепление" в результате "войны законов" между союзным центром и российским, провозглашения политики безбрежного суверенитета, несогласованности действий представительных и исполнительных органов на всех уровнях, неотлаженности механизма приведения в действие принимаемых законов, длительности процесса осуществления реформ, подмены законности целесообразностью. Несмотря на некоторые позитивные изменения в сфере правосознания, полагает автор, в общественной психологии действие социальных генов, передающих от поколения к поколению элементы правового нигилизма, сохраняется.

В значительной массе людей существует довольно распространенное неуважение к закону, желание обойти его, воспользоваться связями с нужными людьми и т.д. В некоторых случаях правовой нигилизм перерастает в крайнюю степень искажения правосознания, превращается в антипод законности. Об этом свидетельствует большой уровень правонарушений в нашей стране, и прежде всего преступлений[47] . Ученые подчеркивают, что истоки правового нигилизма не исчерпываются факторами специально-юридического характера, а уходят за пределы правового пространства. Это явление правовой жизни связано с культурологическими, политическими, историческими особенностями развития страны, национальными традициями, уровнем социального самочувствия людей, состоянием духовности общества. Следует учитывать при этом, что в современных условиях нигилизм получил широкое распространение в разных сферах общества: в политической жизни находит отражение в отрицании демократических идеалов и ценностей; в литературе, публицистике, истории проявляется в отрицательном отношении к предшествующему опыту развития, стремлении "переписать" историю или представить ее исключительно в одномерном, негативном отображении; в искусстве, живописи проявлением нигилизма является распространение массовой субкультуры. Всё это, несомненно, генерируется в правовую среду, подпитывает почву для правового нигилизма, способствует его распространению[48] .

В.В. Лазарев и С.В. Липень считают, что на обыденном уровне правовой нигилизм выражается в правовой неосведомленности, в недоверии к праву, в стремлении действовать в обход существующих правил и юридических процедур. Иногда люди предпочитают отказаться от защиты своих нарушенных прав, лишь бы не связываться с должностными лицами государственных органов, не запускать юридический механизм разрешения конфликтных ситуаций. Низкая правовая культура населения (основой которой является правосознание) стала особенно заметна с развитием демократизации политической жизни общества, либерализации экономики[49] . В своё время Н.Л. Гранат обращала внимание на широкое распространение в нашем обществе, в том числе и среди юристов, тотального правового нигилизма, выражающегося в девальвации права и законности, игнорировании законов или в недооценке их регулирующей, социальной роли[50] . Н.И. Матузов определяет нигилизм как "негативное отношение субъекта (группы, класса) к определенным ценностям, нормам, взглядам, идеалам, а подчас и всем сторонам человеческого бытия". Сущность же правового нигилизма, по мнению ученого, "в общем негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку"[51] . Что же касается понимания причин правового нигилизма, то, усматривая их лишь в юридическом невежестве, косности, отсталости, правовой невоспитанности основной массы населения, мы ограничиваемся его характеристикой, которая отражает фактически существующее в нашей жизни и обращено к тому, что лежит на поверхности, на уровне обыденного представления о данном феномене. Получается, что правовой нигилизм является отношением неправового сознания к праву вообще. Следовательно, для сознания, в содержании которого отсутствуют правовые представления, права как реальности просто не существует. В лучшем случае право выступает в таком сознании как объективная внешняя принудительная сила, но тогда поточнее было бы говорить не о правовом нигилизме, а о негативном отношении к праву. В этом случае заведомо отказываем нигилисту в том, что он является носителем какого-либо правосознания. Однако, рассматривая явление правового нигилизма в современном обществе, мы не имеем оснований исходить из такой посылки, ибо всякий субъект является носителем хоть какого-то правосознания. На основе вышеизложенных положений И.Д. Невважай правовой нигилизм понимает как проявление определенного правосознания, признающего право, но понимающего его иначе – не так как понимают его другие. Тогда правовой нигилизм будет означать только то, что субъект правосознания не находит в жизни реального воплощения своего "видения", понимания права. Этим можно объяснить негативное отношение к иному правопониманию и к иному бытию права. Оценивая расхожую формулировку, согласно которой "правовой нигилизм" означат недооценку права, автор считает, что ее следовало бы уточнить, сказав о том, что здесь речь идет о том, что, с одной стороны, о недооценке одного типа правопонимания другим типом правопонимания, а с другой – об осознании недействительности, нереализованности в действительности своего собственного понимания права. Здесь одно право не признает другое, оценивает его как неправо, а само не находит воплощение в жизнь[52] . Следует согласиться с теми учеными, полагающими, что юридический менталитет российского общества изначально отличался небрежным, отрицательным отношением к праву. Данная особенность в настоящее время приняла только несколько иные формы, что обусловлено радикальным переустройством всей нашей действительности. Но в онтологическом аспекте это не изменило сущности правового менталитета, что в частности, проявилось в бурном "расцвете" юридического нигилизма, глубоко укоренившегося в сознании людей. Юридические ценности в российском обществе не воспринимались и не воспринимаются до сих пор в качестве необходимых для его существования. Напротив, повсеместное нарушение правовых предписаний, скрытое и порой откровенное попирание права, недопонимание (и нежелание понять) фундаментальных ценностей правового бытия – всё это и многое другое есть проявление жесткого юридического нигилизма российского менталитета, который условно в юридической науке называется "правоаксиологическим", который представляет реальную опасность для духовной культуры общества, который существенным образом тормозит развитие правовой культуры, права, правопорядка, законности, что на фоне общего социального, духовно-нравственного, культурного кризиса нашего общества и государства лишь осложняет ситуацию в стране[53] . И.Д. Невважай полагает, что в современной России распространено мнение, что российское правосознание, особенно это касается так называемого народного или массового правосознания, является, с одной стороны, неразвитым по сравнению с западными цивилизациями, а с другой – характеризуется как расположенное на полюсах нигилизма и идеализма в оценке роли и статуса права[54] .

Причины правового нигилизма присутствуют в социуме постоянно и для каждого периода его развития имеют свой специфический характер. Правовой нигилизм имеет множество оснований. Он возникает, в частности, как следствие несовершенства правовых норм и правоприменительной деятельности органов государственной власти. Это означает, что для конкретного субъекта правовая норма не выполняет той задачи, которая в нее заложена. Правовой нигилизм проникает в сознание и сферу мироощущения отдельных граждан, групп, общностей людей[55] .

Поэтому причиняемый им социальный вред носит многосторонний характер, является катализатором практически всех нарушений законности. Помимо этого, формируется комплекс негативных установок в сознании и практике работы правоохранительных органов и самих граждан (механизм виктимности, равнодушие или даже моральные оправдания некоторых видов правонарушений).

Таким образом, истоком множества негативных явлений являются дефекты индивидуального и общественного правового сознания. Особо следует заметить, что эти механизмы имеют как прямые, так и обратные связи. Действительно, если индивид периодически наблюдает всеобщее безразличие к хищениям, бездействие официальных представителей государства в сфере защиты имущественных интересов граждан, частое перекладывание вины на самого потерпевшего, то следствием этого становится постепенная деформация его правосознания, потеря веры в помощь государства и его органов. Когда это происходит в массовом масштабе, то следствием становится уже деформация общественного сознания и даже криминализации общества, в котором даже законопослушные граждане, не совершая преступления, безразлично относятся к совершению преступлений иными лицами[56] . В этом смысле уровень криминальной чувствительности является своего рода индикатором потенциальной деликветности. Не менее важно и то, что проявление правового нигилизма всегда влечет нарушение прав, интересов граждан, является инструментом разрешения социальных противоречий, публичным показателем реальной власти к человеку. Под действием правового нигилизма идет формирование новых асоциальных ценностей. В итоге утрачивается взаимодействие между населением и государством, снижается ответственность друг перед другом, перед обществом. Структура правового нигилизма представляет собой сложное и многоплановое негативное явление общественной жизни, поэтому изучение ее характера и видов должно способствовать выработке наиболее интенсивных путей борьбы с ним.

Правовой нигилизм включает в себя совокупность регулятивных идей и взглядов, представлений определенных лиц и групп, не разделяющих официально принятых представлений социального регулирования. Отсюда его главными структурными элементами являются идеология и психология.

В наиболее общем виде правовая идеология включает в себя совокупность представлений, потребностей социальных слоев общества и идею их регуляции без согласования с закономерностями общей системы социальных норм, в том числе с правом, или более того, отрицая право. Она возникает и формируется стихийно, зачастую получает толчок к развитию в периоды, когда правовая идеология идет в разрез или не отражает экономические отношения, объективно сложившиеся на определенном этапе развития общества[57] .

Психология правового нигилизма является одной из форм социальной психологии, под которой понимается совокупность чувств, настроений, психического склада определенных групп, классов, наций, их настроений, традиций, привычек, складывающихся стихийно и носящих несистематизированный характер. Она является следствием неудовлетворенности существующими правовыми методами, установленными государством, отсутствия надлежащего механизма и условий реализации права.

Характерной особенностью идеологии и психологии правового нигилизма, наряду с тем, что кроме отношения к тем или иным нормам, заменяющим правовое регулирование, они включают в себя и отношения, непосредственно связанные с отрицанием существующего права, является их проявление как в открытой, так и в скрытой форме.

Чаще всего можно наблюдать пассивное (скрытое) отрицание. Правовой нигилизм в этом случае труднее выявить - субъекты действуют в подполье, не проявляя себя непосредственно «на публике». Такой нигилизм наиболее опасен, с ним трудно и практически невозможно бороться на ранних стадиях развития. При таком подходе правовая психология предшествует правовой идеологии.

Открытое отрицание представляет собой ясно выраженное требование субъектов правового нигилизма, направленное на устранение существующего права из жизни общества. При этом идеология действия индивида, как правило, предшествует психологии.

В зависимости от характера субъекта (носителя) тех или иных специфических черт правового нигилизма, от распространенности в обществе, его можно разделить на: индивидуальный, групповой и общественный правовой нигилизм.

Нередко предлагается рассматривать групповой правовой нигилизм в рамках общественного. Он включает отрицательные эмоции, чувства, переживания и идеи тех или иных групп населения. Причем, у разных групп он может отличаться. Примером может служить идеология различных религиозных организаций и политических партий. Он может различаться также по профессиональной деятельности, возрасту, материальному состоянию[58] .

При этом важно отделять групповой правовой нигилизм от общественного, массового, к которому могут относиться целые нации и народы. За примерами, как говорится, далеко ходить не приходится. В течение столетий идеи права и свободы, правового государства и прав личности не имели места как в нашем историческом опыте, так и в опыте других народов. Ярким подтверждением тому являются недавние события в Грузии, Сербии, на Украине и в других государствах. Но это проявления правового нигилизма на «высшем этаже» общественного сознания. Сюда же можно отнести, по классификации В.А.Туманова, правовой нигилизм в виде идеологических течений и теоретических доктрин. Что же касается уровня обыденного сознания, то ему характерно неправильное представление, заблуждение относительно права и его роли у населения, которое возникает в результате повседневного опыта. Зачастую при наблюдении несправедливого, незаконного отношения чиновников, служителей правопорядка у обывателя и формируется стойкий негативный стереотип по отношению к правовой действительности. Причем отношение к праву выражается не только в народных толках, пословицах и поговорках: «Закон - дышло: куда захочет, туда и воротишь», «Закон что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет», но и в противоправных действиях, возникающих в результате практики применения правовых норм. При этом речь идет о всех без исключения категориях общества, включая научно-техническую и художественную интеллигенцию. Более того, пренебрежительные, скептические оценки права стали у многих ее представителей чуть ли не признаком хорошего тона.

Наибольшую опасность представляет сформированное противоправное сознание на обыденном уровне в связи с непосредственной трудовой деятельностью индивида. Как правило, обладая специализированными правовыми навыками и знаниями, он сознательно нарушает законодательство в целях личной или иной выгоды. Применительно к управленческой сфере это является одной из главных причин появления неправомерных законов, нарушающих права граждан и их объединений, издания неправомерных распоряжений, о чем практически ежедневно свидетельствуют средства массовой информации. К этому следует добавить и теоретический уровень правового нигилизма, который включает в себя как открытое отрицание правовой действительности, так и скрытое употребление философами, политологами, учеными утверждений, доказывающих и обосновывающих приоритетную важность для урегулирования общественных отношений других неправовых социальных норм или идеологических установок.

Преодоление правового нигилизма — это объемный, непрерывный процесс, связанный в частности и с устранением деформаций в структуре российской экономики, укреплением социальной, политической стабильности, коррекции жизненной позиции и поведения членов общества через систему нравственноправового воспитания[59] .

Данные меры не являются исчерпывающими и постоянными. В зависимости от особенностей развития общества и государства они могут изменяться. Требуется консолидация усилий, разработка комплексных мер для эффективной защиты личности, общества и государства от преступных посягательств.

Проявление правового нигилизма в российском обществе можно наблюдать в противоречивости, параллельности или даже во взаимоисключаемости нормативно-правовых актов в российской правовой системе, в так называемой «войне законов», ведущей к нарушению целостности и единства правового пространства и целостности российского государства.

К сожалению, этому способствует тот факт, что Конституция РФ четко не разграничивает предметы законотворчества и «указотворчества», не оговаривает твердо и однозначно, что законы обладают высшей юридической силой по сравнению со всеми иными нормативными актами, в том числе указами, хотя этот основополагающий принцип признан во всем мире. В ней лишь констатируется, что «указы и распоряжения Президента не могут противоречить Конституции Российской Федерации» (ст. 90), что «Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации» (ч. 2 ст. 4), чем подчеркивается их пространственное действие[60] .

В результате негативные тенденции правового нигилизма проявляются как в нормотворческой деятельности федеральных органов законодательной и исполнительной власти, так и на уровне субъектов федерации.

Исполнительными органами государственной власти принимаются большое количество актов, не соответствующих Конституции РФ и федеральным законам. Зачастую отсутствует четкий порядок принятия различных решений, делаются попытки подмены законов подзаконными актами. Более того, введенные в действие законы не применяются чиновниками, которые ссылаются на отсутствие инструкций по их реализации[61] .

Низкий уровень ряда законов, поспешное их изменение и даже отмена, несогласованность с программами реформ приводят к потере престижа закона в обществе. Во многих случаях законы разрабатываются и принимаются с позиций групповых интересов или отдельных регионов, а не всего общества в целом.

Правовое государство может существовать и успешно развиваться лишь в обществе, где есть согласие граждан относительно общих принципов его устройства, где закон стоит на первом месте и служит интересам народа. Люди перестают верить в право из-за того, что оно не защищает их интересы, они перестают видеть в нем свою опору. В настоящее время конституционные принципы являются только декларативными, нет их осуществления на практике. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается отрицание, неверие к существующим институтам.

К другой разновидности выражения правового нигилизма в форме как умышленного, осознанного нарушения правовых норм, так и безразличного к ним отношения в силу правовой безграмотности, получившей распространение в нашем обществе, можно отнести деятельность как религиозных объединений сектантского характера, так и организаций и групп политического и религиозного экстремизма[62] .

Правовой нигилизм, основанный на политическом и религиозном экстремизме, проявляется в разжигании социальной, расовой, национальной и религиозной розни, распространении идей фашизма, создании незаконных вооруженных и военизированных формирований, системном терроризме, угрожающем основам конституционного строя[63] .

Еще одной из наиболее распространенных форм выражения правового нигилизма в сегодняшней России является осознанная деятельность организованной преступности. Преступная деятельность в нашем обществе сегодня для значительного числа лиц превратилась в источник существования. При этом наибольшую опасность представляет то обстоятельство, что организованная преступность срослась с коррумпированной частью госаппарата. В своей деятельности преступные сообщества руководствуются не правовыми нормами и установками, а нормами преступного мира, где преобладают жестокие насильственные методы, такие как шантаж, угрозы, подкупы, физическая расправа. В настоящее время очевиден симбиоз уголовного мира и органов власти и управления, который ставит превыше всего интересы частных лиц и структур.

Правовой нигилизм проявляется и в форме подмены законности политической, идеологической или прагматической целесообразностью. Допущение отхода от принятых законов и обхода или нарушения их под предлогом целесообразности всегда чревато серьезной угрозой правопорядку в целом. Поэтому законы считаются целесообразными и подлежащими обязательной реализации вплоть до их дополнения, изменения или отмены. Не зря существует выражение dura lex, sed lex (закон суров, но это закон)[64] .

Конституция РФ провозглашает Российскую Федерацию правовым государством, в котором «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (ст. 2). Но насколько сам человек готов быть гражданином правового государства? Необходимо, чтобы он сам действительно хотел поступать правовым образом.

К сожалению, приходится констатировать, что недостаточная компетентность отдельных граждан, общества в целом является первопричиной большинства существующих ныне угроз и кризисов.

Перспективным путем преодоления правового нигилизма может стать непрерывное юридическое образование. Непрерывное образование как «принцип, на котором основывается организация системы образования в целом и, следовательно, каждой составляющей ее части»[65] , признается ныне всеми деятелями образования и учеными.

Важно обратить внимание и на социально-психологические предпосылки правового нигилизма. Различия в социальном положении граждан, как правило, определяют их взгляды на право, влияют на оценку правовой системы в целом и отдельных ее частей. Отсутствие фактического равенства членов общества должно обусловливать его развитие. Право играет в этом решающую роль регулятора процессов, протекающих в человеческой среде. Оно предустановлено считать всех равными.

Другая причина правового нигилизма - стремление человека к самосовершенствованию. Это стремление может быть даже неосознанным и обычно проявляется, когда человек по каким-либо причинам не может осуществить свое желание. Развитие разнообразных форм собственности, возникновение различных политических партий и общественных движений, новые возможности высказывать и отстаивать различные точки зрения, возникновение демократического, политического, идейного плюрализма - благотворные факторы раскрепощения общества и личности[66] .

Иным основанием возникновения правового нигилизма является пассивная альтернативность права - существуют целые блоки юридических норм и институтов, которые фактически мертвы, частота обращения к ним граждан мала.

Существует модель «хочешь воспользоваться своим правом - воспользуйся, не хочешь - не пользуйся». Представляется необходимым создать такие условия, чтобы человек хотел пользоваться своими правами.

Основной блок причин правового нигилизма находится в правовой политике. Главной причиной проявления и существования правового нигилизма является дисгармония, дисбаланс между тем, какие сферы право действительно должно охватывать. В настоящее время при издании законов огромное внимание может уделяться расшифровке отдельных вопросов одной области права и совсем не уделяться внимания другим отраслям права (так, например, скудное внимание уделено регламентации семейных отношений)[67] .

Особое место в ряду причин, сопутствующих развитию правового нигилизма, занимают причины юридико-технологического несовершенства права: несовершенство государственно-правовых механизмов реализации правовых норм, низкий уровень авторитета судебной системы, ее неразвитость. Поэтому важнейшим путем преодоления правового нигилизма должно стать совершенствование механизма правового регулирования и правовой защиты. Необходимо при помощи надлежащих юридических и информационных средств создавать такую ситуацию, когда для человека соблюдение закона будет значительно выгоднее его нарушения.

Важно усилить юридическую гарантированность правовых средств, указанных в ст. 46 Конституции РФ. Судебная защита - это не только решение суда, изложенное на бумаге, это деятельность судебной власти в целом по охране прав и законных интересов лица. Каким бы положительным ни было судебное решение для истца, оно не имеет для него позитивной окраски до тех пор, пока не будет исполнено.

Среди причин правового нигилизма можно назвать и неразвитость информационной среды. Для устранения этой причины необходимо развивать свободу слова, активизировать развитие информационных технологий. Средства массовой информации играют далеко не последнюю роль в формировании правового сознания и общественного мнения. Понимание и разумная реализация этой ответственной миссии является одним их основных направлений пропаганды правового сознания[68] .

Подсознательно общество подходит к формированию качественно новой иммунной системы общественного организма, способной переломить патологию правового сознания. Однако, как любой живой организм, общество нуждается в реализации государством целостной системы безотлагательных действий. Они должны быть направлены на решение следующих задач:

· обеспечение главенства закона на всей территории России;

· прекращение "войны законов" на федеральном и региональном уровнях. В масштабе всей России законы и иные нормативные акты должны быть приведены в соответствие с Конституцией по отношению друг к другу. На уровне же регионов все региональные нормативно-правовые акты должны строго соответствовать федеральным;

· ужесточение контроля за соответствием различных подзаконных актов законам и Конституции;

· обеспечение торжества законности и правопорядка на всех уровнях государственной и общественной жизни;

· усовершенствование механизма реализации правовых норм с помощью закона;

· преодоление самоустранения государства от процессов самоорганизации населения, формирования новых форм коллективного решения проблем;

· обеспечение повсеместного непрерывного юридического образования;

· повышение авторитета и культуры власти;

· создание комплексной правовой базы по преодолению правового нигилизма в обществе.

При реализации этих действий в комплексе удастся освободить общество, а затем и избавить от губительной для него болезни под названием "правовой нигилизм" и гарантировать стабильность в стране.

§ 2. Правомерное поведение как основная форма и критерий выражения правовой культуры

В отечественной юриспруденции проблема правомерного поведения интенсивно стала разрабатываться не столь давно, примерно в 70-е - 80-е годы XX в., когда в советском обществе стала насущной задача повышения правовой активности его членов. Традиционным же объектом внимания правоведов всегда было поведение неправомерное, и это вполне объяснимо, поскольку право имеет дело, прежде всего с отклоняющимся от нормы поведением. Поэтому, характеризуя правомерное поведение, следует всегда "держать в уме" детально разработанные характеристики и конструкции неправомерного поведения и использовать их.

Приступая к анализу правомерного поведения, следует сразу определиться с тем, что в юриспруденции понятие поведения ограничено деяниями, выраженными вовне - действиями, бездействием или вербально, то есть словесно (например, оскорбление словом). В философии же, психологии деятельность человека понимается более широко: как любая активность, в том числе и внутренняя, мыслительная деятельность[69] .

Итак, право реагирует лишь на деятельность человека, выраженную вовне. Однако и здесь существует определенное ограничение. Дело в том, что поведение относительно права может быть правомерным, неправомерным (противоправным) и юридически нейтральным (индифферентным, безразличным). Последнее правом не регулируется и правовых последствий не вызывает. Ведь, как известно, право не проникает (и не должно проникать) в некоторые сферы общественной жизни. Правомерное и неправомерное поведение являются юридически значимыми разновидностями поведения и могут быть объединены в одно явление - правовое поведение[70] .

Правомерному поведению присущи следующие признаки:

-правомерное поведение соответствует требованиям правовых норм. Человек действует правомерно, если он точно соблюдает правовые предписания. Это формально-юридический критерий поведения. Нередко правомерное поведение трактуется как поведение, не нарушающее норм права. Однако такая трактовка не вполне точно отражает содержание данного явления, ибо поведение, не противоречащее правовым предписаниям, может осуществляться вне сферы правового регулирования, не быть правовым.

-правомерное поведение обычно социально полезно. Это действия, адекватные образу жизни, полезные (желательные), а порой и необходимые для нормального функционирования общества. Положительную роль оно играет и для личности, ибо благодаря ему обеспечивается свобода, защищаются законные интересы.

-правомерному поведению присущ признак, характеризующий его субъективную сторону, которую, как и у любого другого действия, составляют мотивы и цели, степень осознания возможных последствий поступка и внутреннее отношение к ним индивида. При этом мотивы отражают не только направленность (нарушает или нет нормы права), но и характер, степень активности, самостоятельность и интенсивность поведения в ходе реализации. Субъективная сторона свидетельствует об уровне правовой культуры личности, степени ответственности лица, о его отношении к социальным и правовым ценностям[71] .

Социальная роль правомерного поведения чрезвычайно высока. Она представляет собой ту наиболее эффективную реализацию права, которая охраняется государством. Именно через правомерное поведение осуществляется упорядочение общественных отношений, необходимое для нормального функционирования и развития общества, обеспечивается устойчивый правопорядок. Правомерное поведение является важнейшим фактором решения стоящих перед обществом задач. Однако социальная роль правомерного поведения не сводится к удовлетворению общественных нужд. Не менее важная его функция состоит в удовлетворении интересов самих субъектов правовых действий[72] .

Поскольку общество и государство заинтересованы в таком поведении, они поддерживают его организационными мерами, поощряют, стимулируют. Деяния субъектов, препятствующие совершению правомерных действий, пресекаются государством.

Вместе с тем социальная значимость различных вариантов правомерного поведения различна. Различно и их юридическое закрепление.

Некоторые виды правомерных действий объективно необходимы для нормального развития общества. Это защита Родины, исполнение трудовых обязанностей, соблюдение правил внутреннего трудового распорядка, правил дорожного движения и т.д. Варианты такого поведения закрепляются в императивных правовых нормах в виде обязанностей. Выполнение их обеспечивается (помимо организационной деятельности государства) угрозой государственного принуждения[73] .

Другие варианты поведения, не будучи столь необходимыми, являются желательными для общества (участие в выборах, вступление в брак, обжалование неправомерных действий должностных лиц и т. д.). Указанное поведение закрепляется не как обязанность, а как право, характер реализации которого во многом зависит от воли и интересов самого управомоченного. Многие варианты подобного поведения закреплены в диспозитивных нормах.

Возможно, правомерное социально допустимое поведение. Таковы, например, развод, частые смены работы, забастовка. Государство не заинтересовано в их распространенности. Однако это действия правомерные, дозволенные законом, а потому возможность их совершения обеспечивается государством.

Социально вредное, нежелательное для общества поведение нормативно закрепляется в виде запретов. Правомерное поведение в этом случае заключается в воздержании от запрещенных действий.

Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое поведение), имеет две стороны - объективную и субъективную.

Субъективная сторона правомерного поведения, как и субъективная сторона противоправного поведения, характеризуется интеллектуально-волевым отношением субъекта к своему деянию и его последствиям. Однако если для субъективной стороны правонарушения характерно специфическое интеллектуально-волевое состояние правонарушителя, которое именуется виной, то для поведения законопослушного субъекта характерна иная мотивация. И в зависимости от характера последней можно проводить деление правомерного поведения на виды. Так, в качестве первого вида можно назвать правомерное поведение, при котором субъект осознает необходимость, обоснованность, справедливость требований правовых норм, осознает полезность своего поведения и желает наступления социально полезного результата. Таким образом, для данного вида правомерного поведения характерно сознательное отношение субъекта к праву и своему поведению.

Вторым видом правомерного поведения с точки зрения его субъективной стороны является конформное (или конформистское) поведение, когда субъект подчиняет свое поведение правовым предписаниям лишь по той причине, что "так делают все". Этот вид правомерного поведения характерен для социальных групп с недостаточно развитыми правовой культурой и правосознанием (например, для несовершеннолетних).

И третий вид - это когда субъект исполняет и соблюдает правовые требования под угрозой мер государственного принуждения или уже в результате их применения. В литературе справедливо отмечается, что это "ненадежный" вид правомерного поведения. В случае ослабления контроля со стороны государства здесь вполне вероятно изменение поведения с правомерного на неправомерное.

Объективную сторону правомерного поведения можно рассматривать на основе тех же элементов (категорий), что и объективную сторону противоправного поведения. Речь идет о поведении, определенном результате и причинной связи между ними, только у правомерного поведения все идет со знаком "плюс", то есть поведение и его результат должны быть социально полезны, во всяком случае не вредны для общества[74] .

По объективной стороне правомерное поведение можно подразделить на два вида:

а) необходимое (желательное );

б) социально допустимое.

В качестве примера последнего можно назвать такое нежелательное, но тем не менее социально допустимое явление (и поведение), как супружеские разводы[75] .

Итак, правомерным можно назвать такой вариант правового поведения, который будучи общественно необходимым, желательным или социально допустимым, осуществляется в соответствии с правовыми предписаниями (не выходит за рамки дозволенного законом) и поддерживается возможностью государственной защиты.

Общий механизм формирования правомерного поведения складывается из трех взаимосвязанных подсистем - юридического ("специально-юридического") механизма, психологического механизма и социального механизма. Обособить их можно только в теоретическом плане: с той целью, чтобы отдельно проанализировать специально-юридические, психологические и общесоциальные закономерности правового регулирования. Реально же эти механизмы очень тесно связаны и, по существу, являются сторонами единого механизма - механизма формирования правомерного поведения[76] .

Юридический механизм действует путем установления правовыми средствами определенного социального статуса субъектов и формирования особой социальной структуры - правовых связей и зависимостей (правовых отношений ), что и вызывает к жизни фактическое правомерное поведение их участников.

Однако для того, чтобы юридический механизм сработал, субъекты должны осознать свое особое социально-правовое положение (свои юридические права и обязанности ), воспринять информационно-властное воздействие юридических норм и в соответствии с этим построить свое волевое поведение. Другими словами, правовые предписания прежде, чем воплотиться в конкретном, фактическом правомерном поведении, должны пройти "через головы", то есть через сознание и волю людей. И здесь уже работает психологический механизм действия права.

Значение социального механизма действия права состоит в том, что и юридический, и психологический механизмы всегда действуют в определенной социальной среде, которая оказывает на них самое разнообразное влияние. Так, субъект конкретного правоотношения является участником не только этого правоотношения, но и одновременно - множества других правовых и неправовых социальных связей и зависимостей. И каждое из отношений в своей мере влияет на поведение человека. Не случайно в теории марксизма личность определяется как совокупность общественных отношений[77] .

Правомерное поведение, представляющее наиболее распространенную форму (разновидность) человеческого поведения, весьма разнообразно. Его можно классифицировать по самым различным основаниям: по сферам общественных отношений, по отраслям права, по характеру связи с механизмом правового регулирования и др.

Мы примем за основу дальнейшего изложения классификацию правомерного поведения индивидов в зависимости от преобладающих мотивов. В этой связи выделяются следующие его виды. (Приложение 1).

Положительное (привычное) поведение - это поведение в рамках привычной деятельности по соблюдению и выполнению правовых норм (например, выполнение служебных обязанностей). Такое поведение, соответствующее правовым нормам, находит выражение в повседневной служебной, бытовой и иной сферах жизни человека. В рамках этого вида поведения граждане выполняют юридические обязанности, совершают те или иные юридически значимые действия. Такое поведение необходимо для нормальной жизнедеятельности человека в семье, государстве, обществе. Именно таким образом удовлетворяются материальные, духовные и иные потребности человека. Данный вид правомерного поведения предполагает, что для индивида следование усвоенным правовым идеям и принципам становится во многих случаях само собой разумеющимся, постоянно повторяющимся действием, привычным поведенческим актом, при котором личность не подвергает каждый раз анализу правильность тех требований, которые предъявляет к ней общество, а следует им без особых раздумий, без длительной борьбы мотивов. Такая привычка как бы освобождает личность от многократного обращения к своему сознанию, от построения новой модели своего поведения, давая ему заранее предварительную оценку и, таким образом, регулируя его. В этом случае совершается процесс перерастания привычки в реальный акт поведения, что, в свою очередь, порождает потребность вести себя соответствующим образом в аналогичной, повторяющейся ситуации. Социальные привычки, лежащие в основе анализируемого вида правомерного поведения, хотя и обладают определенной долей автоматизма, не должны рассматриваться в качестве механически выработанного навыка поведения. Это в большей степени синтез многократно повторенного социального опыта человека, его поведенческих мотивов, основанных на убежденности в необходимости исполнения установленных норм поведения. Правовые привычки как поведенческие регуляторы играют существенную роль в процессе становления правомерного поведения. Согласно неоднократно проведенным юристами исследованиям привычку в качестве доминирующего мотива своих поступков в сфере права называют до трети опрошенных. Осознанное усвоение правовых ценностей обеспечивает достаточное высокий уровень развития личности, если исполнение требований права происходит хотя и привычно, но не бездумно, а со знанием дела[78] .

Конформистское (пассивное) поведение характеризуется пассивным соблюдением норм права в силу подчинения своих действий поведению окружающих; человек поступает "как все".

Конформизм (от лат. conformis - подобный, сообразный) как категория социальной психологии вбирает в себя такие его свойства, как приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка, отсутствие собственных позиций, безусловное подчинение психологическому давлению. Нередко конформизм предполагает внешнее формальное согласие с группой, подчиненность ей индивида при внутреннем расхождении с мнением большинства. Конформисты - это лица, во многом лишенные индивидуальности, подверженные нивелированию, усреднению, деперсонализации. Истоки распространения социального конформизма коренятся в нашей недавней истории. Как известно, при советской власти индивид рассматривался как "винтик", приспосабливающий свое поведение к общему стандарту, основанному на том, что инициатива наказуема. Личные качества человека подавлялись и вытеснялись властным авторитетом государства, которое осуществляло над ним всеохватывающую опеку, снимая желание действовать самостоятельно, поступать в соответствии со своим внутренним убеждением. При такой оценке конформистского поведения подчеркнем, что оно все же признается как правомерное поведение, обладающее общественно полезными качествами, поскольку индивид, подчиняясь мнению других, соблюдает требования права и тем самым способствует реализации их в жизнь. Справедливости ради, отметим, что в науке бытует совершенно иная характеристика конформистского поведения. Так, профессор В.М. Сырых полагает, что оно проявляется в том, что гражданин сознательно уклоняется от использования той или иной части субъективных прав и свобод. Такое поведение остается в рамках права, но оно не соответствует его целям. Там, где должны быть получены позитивные результаты, личность не стремится их достичь. Например, не предпринимает попыток реализовать свое право на труд, приобрести профессию или специальность, уклоняется от вступления в брак, не участвует в выборах в Государственную Думу, органы местного самоуправления. По мнению ученого, конформистское поведение причиняет ущерб государству, которое не получает тех результатов от нормативно-правовых актов, которые оно могло бы получить при условии активного правового поведения всех или большинства членов общества[79] .

Маргинальное (пограничное) поведение основано на страхе перед юридической ответственностью, личном расчете, боязни осуждения. Оно сочетается с предрасположенностью к противоправному поведению. Такое поведение людей соответствует действующим нормам права, но их правовое сознание находится в противоречии с этими нормами. Маргинальный тип поведения наиболее характерен для лиц, которые по тем или иным причинам не имеют необходимого минимума материальных благ, проживают за чертой бедности и не видят реального пути для изменения своего положения. Маргинальное поведение является правомерным, поскольку лицо, относящееся к правовым предписаниям неодобрительно, все же идет на их соблюдение и исполнение, и в этой степени его поступки соответствуют требованиям закона, хотя, как ранее отмечалось, с ними расходится сложившееся индивидуальное правосознание личности. По мнению профессора В.В. Оксамытного, в правовом плане маргинальность характеризуется особым, "промежуточным", переходным между правомерным и противоправным состоянием личности, поведение которой вызывается как собственной социально-психологической деформированностью, так и определенным (вольным или невольным) провоцированием со стороны государственных институтов и общества в целом. Причинами могут стать нестабильность политико-правовой ситуации, существование необоснованных препятствий и ограничений на определенные виды деятельности, отсутствие во многих случаях четких границ между дозволенным и наказуемым[80] .

Социально-активное правомерное поведение - деятельность по реализации правовых норм на основе осознания их ценности и глубокого убеждения в необходимости их исполнения. Социально-активное правомерное поведение личности характеризуется ее осознанной и целенаправленной деятельностью ради достижения какого-либо социально полезного результата. Главный критерий такого поведения видится в наличии конкретных позитивных результатов. Социально-правовая активность определяется высоким уровнем правосознания, глубокой правовой убежденностью, сформированной самостоятельностью, сознательно принятой на себя готовностью использовать предоставленные правом возможности, творчески руководствоваться ими в своем повседневном поведении[81] .

Следует заметить, что в юридической науке отношение к социально-активному поведению варьируется от полного его отрицания до различных трактовок этого вида правомерного поведения. Не вдаваясь в дискуссию по этой проблеме, изложим свою авторскую позицию. На наш взгляд, понятие правовой активности имеет сложную структуру. Оно включает, во-первых, правомерное поведение, предусмотренное законом; во-вторых, правомерное поведение, не предусмотренное законом, однако ему не противоречащее. Объективная сторона такого поведения содержит не просто общественно полезное, целенаправленное, имеющее положительный результат деяние, а главное - инициативное со стороны субъекта деяние. Субъективная же сторона характеризуется не только осознанием потребностей и интересов инициативной деятельности, но и готовностью к ней. Изложенное позволяет определить правовую активность как, с одной стороны, свойство, содержательную характеристику личности, выражающуюся в готовности к активной деятельности в сфере права на основе уважительного отношения к праву, солидарности с его принципами и нормами (внутренний аспект), а с другой - как позитивную, целенаправленную, инициативную, сознательную, в значительной степени творческую и интенсивную деятельность личности, превосходящую обычные требования к возможному и должному поведению, как предусмотренному, так и не предусмотренному нормами права, однако им не противоречащую, объективно направленную на укрепление демократии, законности и правопорядка (внешнее ее проявление)[82] .

При анализе правовой активности внутренний и внешний аспекты должны рассматриваться в единстве, ибо внутренняя правовая активность выступает предпосылкой внешнего ее проявления.

Внутренний аспект правовой активности показывает, как личность, взаимодействуя с правовой средой, "снимает" ее объективные свойства, переносит и закрепляет их в своей структуре, накладывая на них печать субъективных восприятий. Специфика взаимодействия, в котором участвуют, с одной стороны, личность как субъект права, носитель юридических прав и обязанностей, с другой - социально-правовая среда, обусловливает специфическое отражение (как результат этого взаимодействия), нашедшее свое оформление в виде определенных образований, закрепленных в структуре данного субъекта. Исходя из того что структура человеческой личности представлена интеллектуальными, эмоциональными и волевыми процессами, а также основываясь на том, что правовая активность обеспечивает участие индивидов в правовой жизни общества, ее (личности) содержание можно охарактеризовать следующими свойствами: информативными (определяющими характер и объем правовых знаний); ценностно-ориентирующими (выражающими правовую позицию личности); поведенческими (обеспечивающими необходимый темп, интенсивность правовой деятельности).

Если внутренний аспект правовой активности отражает подверженность личности правовому воздействию, восприятие им права и его ценностей, то внешняя сторона правовой активности характеризует обратный процесс: воздействие его носителя сообразно его потребностям и интересам на правовую среду, в ходе которого она претерпевает определенные преобразования. Процесс объективирования правовой активности во внешней среде приобретает определенные формы[83] .

Представляется, что правовая активность личности может проявляться в области познания правовых явлений, в сфере правотворчества, в деятельности, направленной против нарушений закона.

Познавательная активность, будучи включенной в общую систему социальной активности, выступает в качестве условия дальнейшей практической деятельности личности. Познавательная активность в сфере действия правовых норм - сложное явление. Основная ее черта - целенаправленность, но от того, совпадают ли цели будущей деятельности (поведения) лица с целями правовой нормы или расходятся с ними, будет, вероятно, зависеть и отношение правового познания к социально-правовой активности или же признание его антиправовой или неправовой активностью. С этой точки зрения и определяется ценность правовой информации. Подчеркнем, что только позитивная цель характеризует правовую познавательную активность личности, в противном случае мы имеем дело с антиобщественным проявлением, со стремлением, изучив закон, поступить в дальнейшем вопреки его требованию[84] .

При определении значимости социально-правовой активности в информационно-познавательной сфере следует учитывать следующие обстоятельства:

- активность в познании правовых явлений - важнейшая часть социальной активности личности;

- данный вид активности является реализацией когнитивного (познавательного) компонента правовой установки;

- познавательная активность в сфере права - основополагающий фактор, предопределяющий характер правовой активности личности в целом;

- до момента получения правовой информации необходимо сформировать (выработать) установку личности на получение такого варианта решения правовой задачи, который находился бы в полном соответствии с нормами и принципами права и морали, т.е. установку на активность, а не псевдоактивность (или антиобщественную активность) в сфере правовой реальности;

- с целью формирования установки на социально-правовую активность в информационно-познавательной сфере необходимо учитывать, к какому социальному слою относится та или иная группа - рабочие, ИТР, врачи, учителя, руководящие работники, студенты, учащиеся и т.п[85] .

Проявление информационно-познавательной активности в сфере права, т.е. восприятие личностью содержания правовой нормы, - первый шаг на пути формирования установок на другие виды социально-правовой активности. Это внешне малоуловимый процесс. Жизненный опыт личности, ее принципы, понятия, представления о праве, моральных ценностях могут еще задолго до получения информации о новой норме права способствовать выработке установок, либо совпадающих с правовыми требованиями, либо противоречащих им. В случае совпадения установки с требованиями нормы возрастает убежденность личности в верности, справедливости нормативного требования. Причинами несовпадения могут быть либо антиобщественная направленность иных установок личности, либо недостаточно полная осведомленность о правовой норме, действующей часто в совокупности с целой системой неизвестных данному лицу правил, либо, наконец, отставание права от быстро развивающихся общественных отношений. Чтобы право постоянно находилось на уровне требований общества, необходимо оперативное и точное отражение в праве всех изменений в общественных отношениях, что может быть достигнуто в немалой степени благодаря усилению правотворческой активности граждан[86] .

Активность личности в правотворческой сфере наряду с активностью в сфере информационно-познавательной есть выражение правового осознания действительности. Правовая норма не всегда "рождается" в государственных органах: практическая необходимость изменения или создания нормы права часто возникает в сознании отдельных граждан, общественных групп, коллективов. Наличие позитивной правовой установки, базирующейся на большом жизненном опыте, знание конкретных общественных отношений порождает несогласие с устаревшей нормой права или отсутствием нормы (пробелом в законодательстве), что при определенных условиях может послужить толчком для проявления гражданином правотворческой активности. Правотворческая активность может проявляться по-разному: это и активность в государственно-организационных формах (участие в обсуждении и принятии законопроектов), это и самодеятельная активность личности в сфере права (голосование определенным образом во время проведения референдумов).

Без сомнения, правовая активность может и должна проявляться и в деятельности, направленной против нарушений закона. Причем активность в правоохранительной сфере может выражаться как в самостоятельном противодействии нарушениям законности (например, при задержании преступника), так и в форме участия в работе различных государственных комиссий (в административных, наблюдательных, по делам несовершеннолетних и защите их прав, работе в качестве присяжных заседателей), государственно-общественных (территориальных комиссий по вопросам помилования и др.) органов и общественных организаций и органов общественности (по охране и укреплению правопорядка, проводимые профсоюзами, домовыми комитетами и т.д.)[87] .

Следует отметить, что в последнее время правоохранительные органы в противодействии совершаемым правонарушениям фактически остались без "общественного прикрытия". Далеко не везде продолжают свою подвижническую деятельность товарищеские суды, только изредка на улицах некоторых городов можно встретить дружинников, окончательно канули в Лету разного рода советы профилактики правонарушений, "народные контроли", "прожекторы", "отряды", "посты", "группы", "общества". Долгое время считалось, что в стране эффективно используются данные формы участия общественности в укреплении правопорядка. Вместе с тем в большинстве случаев это участие либо носило формальный характер, либо не влияло заметно на борьбу с преступностью и укрепление законности. В связи с переходом предприятий на самофинансирование, вступлением их в рыночные отношения, отменой некоторых льгот для членов добровольных народных дружин общественные формирования утратили свою активность в сфере охраны правопорядка. В настоящее время с большим трудом восстанавливаются прежние формы участия населения в правоохранительной сфере, появляются новые (например, специализированные отряды, охраняющие дачные и садоводческие товарищества; деятельность казачьих отрядов, направленная на содействие милиции). Полагаем, что фактором, сдерживающим активность в охране правопорядка, является отсутствие соответствующего федерального законодательства, регулирующего участие граждан и общественных формирований в указанной сфере[88] .

Полагаем, что свои специфические черты имеет профессионально-правовая активность должностных лиц, в том числе сотрудников органов внутренних дел, которые каждодневно применяют нормы права, в указанных сферах жизнедеятельности общества.

В целом препятствий, стоящих на пути формирования и проявления правовой активности личности, весьма много: социальные и правовые деформации в обществе, отсутствие надежно гарантированной системой правовой защищенности личности, широко распространенные правовой нигилизм и юридическая неграмотность населения, низкий социальный престиж правоприменяющих субъектов и их деятельности - лишь наиболее очевидные из них, и потому распространенность активных форм правомерного поведения нельзя рассматривать и оценивать в отрыве от процессов, происходящих в государстве и обществе[89] .

Предложенная классификация правомерного поведения, безусловно, имеет познавательное значение, хотя следует учитывать и то обстоятельство, что границы между перечисленными видами правомерного поведения довольно условны: не всегда тот или иной поступок можно с полной уверенностью отнести к определенному виду правомерного поведения. Для закона мотивы, лежащие в основе в той или иной разновидности правомерного поведения, не имеют решающего значения, поскольку и то поведение, которое совершается из альтруистических побуждений, и поведение, стимулом к совершению которого являются эгоистические интересы, в равной мере признается правомерным.

Правомерное поведение - законопослушное поведение. Именно благодаря ему право действует, стремится достичь стоящих перед ним целей; вне его право не в состоянии проявить в полной мере свой регулятивный потенциал. Это - сама суть процесса реализации требований законности. Благодаря наличию этого способа реализации норм права осуществляется нормальная жизнедеятельность общества, осуществляется его управление, реализуются гражданами субъективные права и юридические обязанности.

Представляется, что важную роль в обеспечении законности играет отношение к праву, его принципам и нормам, их соблюдению, так как именно негативное или безразличное отношение к праву является наиболее распространенной причиной нарушения требований законности.

Немаловажное значение имеют правовые навыки и умения, а также стереотипы правомерного поведения, отсутствие которых является довольно распространенной причиной совершения правонарушений.

Существует немало средств, стимулирующих правомерное и в особенности социально-активное поведение. Речь идет о стимулах, имеющих как правовой, так и неправовой характер. Среди неправовых стимулов активного правомерного поведения могут быть честолюбие, стремление занять более высокую должность, добиться власти и т.д.

Правовые стимулы - это правовые побуждения к законопослушному поведению, создающие для удовлетворения собственных интересов субъекта режим благоприятствования. Среди всех правовых стимулов самыми сильными выступают льготы и поощрения

Поощрительные нормы имеются и в Положении о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. Например, ч. 1 ст. 30 Положения предусматривает, что "очередное специальное звание начальствующего состава может быть присвоено до истечения установленного срока выслуги в предыдущем звании или на одну ступень выше специального звания, предусмотренного по занимаемой штатной должности, в порядке поощрения за достижение высоких результатов в службе и образцовое выполнение служебных обязанностей". Различные виды поощрений закреплены и в ст. 36 Положения ("Поощрение за успехи в службе"). Иными словами, речь идет о применении поощрительных норм, закрепленных в различных отраслях российского права (трудовом, административном, уголовном и др.), которые обладают рядом специфических свойств. Они ориентированы:

- лишь на активное правомерное действие;

- на активные действия, полезные для государства и общества;

- на такие активные действия, которые, как правило, превосходят обычные требования.

§ 3. Соотношение правосознания и правовой культуры

Правовая культура – многозначная характеристика одной из важнейших сторон жизни общества. Это более высокая и емкая форма правосознания.

Правовая культура характеризует уровень правосознания, включает степень сознания права, на которую опираются исполнительная власть, должностные лица, характеризуется она и интенсивностью убеждений в ценности права. Правовая культура также имеет свою структуру: профессиональный и традиционно-бытовой пласты. Высокий уровень правовой культуры – один из признаков правового государства[90] .

Если правосознание охватывает только духовную жизнь общества, является только частью общественного сознания, то правовая культура включает в себя как духовные характеристики, так и «материальные придатки» права – юридические учреждения, их организацию, отношения; как роль в обществе права, судебной, нотариальной, арбитражной и иных систем, так и стиль, культуру их работы, отношения с гражданами, защиту законных интересов, знание и соблюдение законных интересов в обществе; как соотношение правовой культуры с другими системами общей культуры – политической, научной, художественной, так формы рассмотрения споров в суде, работу законодательных органов и тому подобное.

Правовая культура складывается синергетически, отражая, впрочем, уровень, условия существования различных обществ, этапы цивилизованного развития человечества.

Поскольку культура – выражение специфически человеческого способа деятельности, поскольку она по своей природе нормативна; следовательно, культурные и правовые нормы могут совпадать по своему содержанию, то есть они могут заключать в себе одни и те же правила поведения[91] .

Культурная норма всегда социальна, ибо социальна человеческая деятельность, ею нормируемая. Нормативность культуры обеспечивает координацию и организацию действий индивидов, входящих в социальное целое. Нормативность как организационное и координационное средство проявляется в форме институционализации отношений и поведения. Ее сутью является появление объективных, от индивидов, не зависящих правил поведения и обеспечение их выполнения. Процесс институционализации отношений предполагает их формализацию и стандартизацию. Иначе субъект общественной жизни не смог бы предвидеть действия других субъектов, связанных с ним, и обеспечить взаимодействие – самую глубинную основу любого коллективного целого, в том числе и общества. Именно сформировавшаяся институционная система, регулирующая поведение людей, - одно из специфических отличий человеческого общества.

Нормы культуры институцоинализируют отношения между людьми прежде всех прочих правил поведения. Непосредственно выражая качество человека, они образуют наиболее глубинную нормативную систему. То, что культурные нормы исторически первичны, несомненно. Они составляют основу всех остальных нормативных систем: нравственности, религии, эстетики, права. Оставаясь нормами культуры, они только приобретают новые дополнительные качества[92] .

Обращаясь к праву, можно утверждать, что все юридические нормы суть нормы культуры, но не все нормы культуры суть юридические нормы. Осуществляемый обществом отбор культурных норм, после чего они оказываются включенными в право, производится по принципу их значимости для сохранения и функционирования социального целого. Если правило поведения, входящее в культуру, имеет значение для общества или, во всяком случае, связано с осуществлением общих дел, оно должно стать общеобязательным, то есть сталь правом.

При первобытнообщинном строе, когда на месте целостного общества существовал конгломерат кровнородственных коллективов, культурные нормы, разумеется, всеобщего значения приобрести не могли, а следовательно, общеобязательными, то есть правовыми, не становились. Здесь могли институонализироваться лишь личностные (не общественные!) связи. Только после формирования обмена как универсального способа кооперации людей в общество безотносительно к каким бы то ни было их личностным особенностям норма культуры включалась в опосредствование социального организма, становилась общеобязательной и, стало быть, правовой. Правило поведения, не ставшее нормой культуры, в право не включается. Право, следовательно, - часть культуры, ее сторона, «момент».

В заключение данной главы можно сделать вывод, что правовой нигилизм - разновидность социального нигилизма как родового понятия. Сущность его - в общем, негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку, а с точки зрения корней, причин - в юридическом невежестве, косности, отсталости, правовой невоспитанности основной массы населения. Подобные антиправовые установки и стереотипы есть “элемент, черта, свойство общественного сознания и национальной психологии - отличительная особенность культуры, традиций, образа жизни”. Речь идет о невостребованности права обществом. Правомерное Поведение - одна из разновидностей социального поведения людей, строгое и неуклонное следование содержащимся в нормах права правовым требованиям и велениям. Через правомерное поведение осуществляется упорядочение общественных отношений, необходимое для нормального функционирования и развития общества, для господства данного способа производства. Правомерное поведение составляет реальное содержание существующего в стране правопорядка и определяется, в конечном счете, экономичными и социально-политическими условиями жизни людей.

Глава 3. Совершенствование правовой культуры российского общества

§ 1. Современное развитие прав и свобод человека

Права человека – величайшее достижение мировой цивилизации. В настоящее время соблюдение прав и свобод человека и гражданина – главнейший критерий цивилизованного общества, его способности решать самые сложные экономические, политические и социальные проблемы[93] . Современная ситуация с соблюдением прав человека в нашей стране свидетельствует о наличии значительного разрыва между провозглашёнными в Конституции правами и свободами и реальным воплощением в жизнь большинства граждан.

Развитие прав человека – одна из «вечных» проблем социально-культурного развития человечества, прошедшая через века.

Конституция оправдывает своё социальное назначение, когда эффективно работает механизм реализации конституционных гарантий прав и свобод, и в первую очередь – правосудие[94] .

Формирование авторитетной судебной власти составляет неотъемлемую часть современной политики развития России. В новых экономических и социальных условиях, вызывающих множество правовых деликтов неизмеримо возрастает роль справедливого и независимого суда. Однако, формирование этих качеств судебной власти обусловлено взаимоотношениями с другими ветвями власти и воздействием последних на суд.

Другим важным институтом обеспечения и развития прав граждан является Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации и его представители на местах. Уполномоченный следит за состоянием прав и свобод граждан, за их реализацией, проверяет заявления граждан о нарушении их прав. Следует отметить, что и здесь имеются достаточно серьёзные проблемы. Прежде всего, эти проблемы связаны с выполнением своих обязанностей Уполномоченным. Чиновники зачастую препятствуют выполнению задач, возложенных на Уполномоченного, мешают выполнению проверок по заявлениям граждан. Кроме того, сами граждане зачастую не знают, как отстоять свои права, не доверяют институтам государства, призванным к защите прав[95] . Это говорит о том, что правовая культура нашего населения ещё недостаточна, а это грозит довольно серьёзными последствиями как для общества, так и для государства. Необходимо развивать правосознание населения, прививать правовую культуру ещё со школы.

В процессе реализации прав человека важна роль такого органа государства, как Прокуратура. Прокуратура занимается кроме следствия и надзором над органами государственной власти, что очень важно.

В последнее время в стране появилось много негосударственных правозащитных организаций. Их роль весьма существенна, т.к. они осуществляют независимый контроль за реализацией прав граждан. Они обращают внимание общества и государства на нарушения в этой сфере, и, в какой-то мере способствуют работе государственных правозащитных органов[96] .

В общем, в России существует ряд проблем, связанных с реализацией прав граждан: это и плохое социальное обеспечение, и злоупотребления полномочиями властьимущими, и т.д. Однако, самой важной проблемой, на мой взгляд, является практически полная правовая безграмотность населения, люди боятся отстаивать свои права, а зачастую даже не знают, как это делать, куда обращаться. Если не предпринимать срочные меры по повышению уровня правосознания населения, то наше государство может перестать быть демократическим и вообще прекратить своё существование как суверенное образование.

Центральное место в правовой культуре занимает конституционно-правовая культура. На наш взгляд, конституционно-правовая культура - это конституционно-правовая категория для обозначения совокупности достижений, комплекса ценностей, созданных людьми в конституционно-правовой сфере, с помощью которых обеспечивается формирование такой системы социальных, экономических, политических и правовых отношений, которые способствуют становлению определенного общественного строя, при котором соблюдаются права и свободы человека и гражданина, а государство и его органы действуют строго в соответствии с демократической конституцией.

Попытаемся проанализировать отдельные достижения, ценности, созданные людьми в конституционно-правовой сфере нашей страны, и отдельные проблемы в этой сфере.

1. Конституционно-правовая культура предполагает наличие высокой профессиональной подготовленности государственных (и муниципальных1) служащих, составной частью которой являлись бы определенные познания в области теории государства и права, конституционного права.

Органы государственной власти, органы местного самоуправления и должностные лица могут и должны властвовать лишь в той мере и постольку, поскольку их деятельность будет проявлять себя не только как правоприменительная, но и как высоко конституционно-правокультурная2. Для того чтобы осуществлять власть, недостаточно быть к этому уполномоченным.

Профессиональная компетенция государственных и муниципальных служащих должна включать в себя полноценную (профессиональную) юридическую компетентность.

2. Конституция — это важнейший результат конституционно-правовой культуры, акт совместного творчества человека, государства и общества, она должна подвергать прямому регулированию принципиальные вопросы в конституционно-правовой сфере, т.е. не только вопросы организации государственной власти, но и принципиальные вопросы взаимоотношений человека, государства и общества.

В Конституции РФ вопросы приема-передачи власти совсем обходятся стороной и не подлежат хоть какой-либо регламентации. Она содержит только положение о том, что единственным источником власти и носителем суверенитета является многонациональный народ России. Институт же избирательного права выведен за рамки текста Конституции. Порядок наделения конкретных лиц государственной властью устанавливается федеральным законом Российской Федерации самим органом государственной власти, т.е. политической партией, находящейся у руля[97] . Вопрос о власти предрешается интересами этой партии, поскольку порядок его решения Конституция уступила государству.

Выборы в России демонстрируют наличие при их проведении отдельных элементов фарса и обмана. Народ не всегда это понимает, однако он хочет жить достойно, иметь необходимый достаток в семье, быть уверенным в завтрашнем дне, видеть свою страну сильной, могучей державой, не пасующей перед наглеющим «другом», окружающим ее со всех сторон натовскими базами. Не может позитивно оценивать рядовой гражданин факты, когда богатства страны, принадлежащие всему народу, идут в карманы небольшой кучке нуворишей, т. наз. «новых Русских», когда эти богатства вывозятся за границу, кормят и вооружают там тех, кто видит Россию своим сырьевым придатком с населением в десяток раз меньшим, чем нынешняя численность россиян.

Осознавая все это, многие избиратели часто голосовали против курса реформ нынешней власти. Так оно и должно быть, ибо бытие определяет сознание. Ведь представители нынешнего «демократического режима» не могут оторваться от кормушки, честно поделиться властью и проводить реформы в интересах широких слоев населения. «Единая Россия», объявившая себя партией власти, через свою фракцию в Государственной Думе протаскивает законы, защищающие и выражающие интересы экономически господствующего слоя – «Единой России».

Как только народ, протестуя против бедности и бесправия, стал активно голосовать «против всех», тут же убрали из бюллетеня для тайного голосования эту графу. Как только избиратель, в знак протеста, стал голосовать «ногами», то есть перестал участвовать в выборах (абсентеизм), тут же отменили и эту графу.

3. Вслед за решением вопросов приема-передачи власти перед людьми неминуемо встает проблема установления порядка пользования этой властью. Наделяя одних людей властью, другие люди обязаны предусмотреть такую систему предупредительных мер, которая смогла бы предотвратить использование власти не по назначению, в том числе – использование административного ресурса. Российская история изобилует примерами «нецелевого» использования государственной власти. Такие же элементы имеются и в ныне действующей Конституции. Никто не может гарантировать избрание опасного главы государства (например, нацистской направленности). Особенно это актуально в связи с увеличением срока полномочий главы государства.

4. Центральное место в структуре конституционно-правовой культуры занимает избирательное право. Понятие избирательного права можно трактовать в двух смыслах: объективном и субъективном.

В объективном смысле избирательное право представляет собой совокупность общеобязательных конституционно-правовых норм, регулирующих общественные отношения по поводу проведения выборов и референдума. В субъективном смысле избирательное право представляет собой предусмотренную законами и иными правовыми актами возможность лица участвовать в выборах в качестве избирателя (активное избирательное право) или кандидата на выборную должность (пассивное избирательное право).

Конституционно-правовая культура выдвигает в качестве обязательного условия следующее требование к избирательному праву: если число выбывших из политической жизни людей (отказавшихся участвовать в избирательном процессе) достигает какого-то заранее определенного количества, конституция должна подлежать пересмотру, с обязательным учетом мнения всех абсентеистов. Если держатели власти не согласятся на мирный пересмотр конституции, у людей должно возникать легитимное право на принудительную смену власти, пересмотр старых или установление новых политических правил.

5. Принцип добровольности участия в выборах внешне носит, бесспорно, демократический характер. Однако его провозглашение в России привело к крайне негативным последствиям, ставящим под сомнение как фактическую легитимность многих органов власти, избираемых явным меньшинством зарегистрированных избирателей, так и разумность всей избирательной системы России. Неправомерно говорить о "всенародном избрании", если за кандидата голосует лишь несколько процентов избирателей[98] .

Неучастие в выборах может иметь значение определенного политического решения, т.е. бойкота, но нередко оно выявляет элементарную апатию или отсутствие конституционно-правовой культуры. По мнению бывшего председателя Центральной Избирательной комиссии А.А. Вешнякова, одна из причин данного явления в том, что избиратели стали достаточно "ленивыми". Такой аргумент едва ли может быть признан убедительным. Причины, разумеется, глубже, серьезнее и требуют специального исследования.

Причины неявки избирателей на выборы целесообразнее всего сгруппировать следующим образом:

- низкая политическая и конституционно-правовая культура населения, порождающая безразличие к политическому процессу и отчуждение от него;

- причины общесоциального и общеполитического характера (длительные экономические трудности, на решение которых итоги выборов значительного влияния не оказывают, низкий уровень доверия к действующим органам власти, невысокий престиж депутатского корпуса в глазах населения);

- причины, связанные с несовершенством законодательства и работой избирательных комиссий;

- причины, связанные с особенностью конкретной избирательной кампании (неинтересные кандидаты, неинтересная агитация и т.п.);

- причины случайного характера (погода, состояние здоровья и т.п.).

6. Возможность использования административного ресурса партией, находящейся у власти. Президентский указ, назначивший парламентские выборы на 2 декабря, дал старт избирательной кампании.

Ее фаворитом стала "Единая Россия". Это неудивительно для партии, на которую работает вся государственная машина — от Президента до последнего чиновника в самом отдаленном районе. Имеют место случаи добровольно-принудительного вовлечения чиновников в «Единую Россию». Как это происходит в действительности, можно проследить на примере управления сельского хозяйства Почепского района Брянской области, начальник которого В. поставил своих сотрудников перед выбором: либо пишут заявления о вступлении в «Единую Россию», либо – об уходе с работы[99] .

7. Применение политическими партиями, кандидатами на выборную должность грязных технологий. Напрашивается необходимость запретить кандидатам на выборную должность, политическим партиям, баллотирующимся на выборах, подвергать критике своих оппонентов в ходе предвыборной агитации. Это избавит избирателей от «грязи» и отвратительного настроения. В ходе предвыборной агитации субъекты пассивного избирательного права должны отражать свои программные устремления и конкретные намерения, обещания по улучшению существующего положения в стране.

8. В процессе избирательных кампаний политические партии и кандидаты на выборную должность используют ложные обещания по улучшению существующего положения в стране, лживые программные устремления, которые ими забываются на следующий день после выборов. Поэтому представляется целесообразным вернуться к институту отзыва, применив его в отношении политической партии и выборного должностного лица, победивших на выборах, за невыполнение обещаний, даваемых в ходе предвыборной агитации.

9. Заседания Государственной Думы нередко превращается в цирковое представление. Оппозиционно настроенные депутатские фракции не играют существенной роли в Государственной Думе и не имеют возможности реально влиять на принимаемые решения. Поэтому необходимо отменить пропорциональную избирательную систему, заменив ее мажоритарной избирательной системой относительного большинства. Однако в качестве субъектов пассивного избирательного права оставить политические партии. Это позволит все места в Государственной Думе получить одной партии, которой никто не будет препятствовать в проведении ее программных преобразований.

10. В настоящее время наблюдается тенденция возникновения единой «руководящей и направляющей силы российского общества, ядра его политической системы, государственных и общественных организаций»[6] - Единой России. Поэтому необходимо закрепить положение, согласно которому одна и та же партия должна иметь право баллотироваться в депутаты нижней палаты парламента не более двух или трех сроков подряд. Это избавит общество и государство от вечной «руководящей и направляющей силы» и даст возможность другим политическим партиям попытаться реализовать свои программные положения. Особенно это актуально при увеличении срока полномочий Государственной Думы. Правда, могут возникнуть из одной – две партии: одну – Единую Россию- возглавит В.В. Путин, другую – Россию Единую – Медведев. В этом случае необходимо установить ценз функционирования: разрешить партии баллотироваться в депутаты нижней палаты только после истечения двух лет после регистрации.

11. Представляется, что закрепленный Конституцией РФ механизм государства не способен вызывать заинтересованность у представителей органов государственной власти в улучшении положения в стране. Депутаты Государственной Думы (будь то представители КПРФ, Единой России, ЛДПР и т.д.), не страдают от проведенных «реформ», их вполне устраивает существующее положение. (Это относится и к представителям других ветвей власти). Их публичные заявления о неудовлетворительной работе правящей партии, о намерениях осуществить изменения – не имеют реальных намерений в этом. Страшно далеки они от народа[100] . Эти заявления имеют единственную цель – привлечь на свою сторону избирателей. Заинтересованность в реальном изменении положения в стране к лучшему может возникнуть только у членов государственного органа, сформированного на общественных началах из числа оппозиционно настроенных партий, например, Верховного Совета РФ. Они должны работать в этом органе на непостоянной основе и не получать денежное содержание за свою работу в этом органе (подобно депутатам Верховного Совета СССР). Это сблизит их с народом и его проблемами[101] .

12. Одним из фундаментальных принципов, характеризующих правовую и политическую культуру общества является разделение властей. Суть его в том, что поскольку существуют три основные функции государственной власти — законодательная, исполнительная и судебная, то каждая из них должна исполняться самостоятельно соответствующим органом государственной власти. Каждый государственный орган, осуществляющий одну из трех функций государственной власти, взаимодействует с другими государственными органами, при этом они ограничивают друг друга.

Конституция Российской Федерации воспроизводит данный мировой опыт с существенными недостатками. Согласно частям 3 и 4 статьи 117 Конституции Государственная Дума может выразить недоверие Правительству Российской Федерации. После выражения Государственной Думой недоверия Правительству Президент Российской Федерации вправе объявить об отставке Правительства либо не согласиться с решением Государственной Думы. В случае если Государственная Дума в течение трех месяцев повторно выразит недоверие Правительству, Президент объявляет об отставке Правительства либо распускает Государственную Думу[102] .

Представляется, что указанное положение необходимо дополнить механизмом ответственности главы государства за деятельность Правительства. Смысл его заключается в следующем: если Президент Российской Федерации принимает решение о роспуске Государственной Думы по выше указанным основаниям, то новый состав Государственной Думы на первом своем заседании должен иметь право поставить вопрос о доверии Правительству Российской Федерации. В том случае, если Государственная Дума в таком доверии Правительству отказывает, Совет Федерации обязан принять решение о досрочном прекращении исполнения полномочий Президента и назначить выборы главы государства.

Смысл указанного дополнения состоит в следующем: если Правительство проводит политику, не отвечающую интересам большинства населения страны, то в ходе выборов депутатов Государственной Думы будут избраны кандидаты, находящиеся в оппозиции к Правительству. Конституционная ответственность в данном случае наступает и в отношении главы государства. Представляется, что данный вопрос мог бы стать предметом обсуждения на заседании Государственной Думы для внесения изменений в части 3 и 4 статьи 117, часть 2 статьи 92 и другие соответствующие статьи Конституции[103] .

Во-вторых, назначение на должность заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров из числа лиц прежнего состава Правительства (после его отставки по причине выражения ему недоверия со стороны Государственной Думы, либо отказа в доверии) должно осуществляться по предложению Председателя Правительства Президентом Российской Федерации только с согласия Государственной Думы.

В противном случае может возникнуть ситуация, при которой освобожденным от должности окажется только Председатель Правительства, а остальной его состав останется прежним. Возникает ситуация, при которой «И волки сыты, и овцы целы». Представляется целесообразным внести необходимые изменения в ст. 9 федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»[104] .

13. Существенным недостатком избирательных процедур является значительные материальные затраты на их проведение. В целях сокращения материальных затрат на избирательные кампании, обеспечения единства государственной власти и недопущения конфликта между Государственной Думой, исполнительной властью и Президентом, выборы главы государства осуществлять не посредством всенародного голосования, а на первом заседании нижней палаты парламента, путем участия в голосовании ее депутатов и членов Совета Федерации. Это позволит установление такого порядка, когда начало течения и окончания срока полномочий депутатов Государственной Думы и Президента будет совпадать и составлять четыре года.

В настоящее время существует масса проблем в процессе формирования правовой культуры. Это, в первую очередь правовая безграмотность населения, сложный процесс правотворчества, нередкое противоречие нормативно-правовых актов реальной действительности, а также не развитая идеология сильного правового государства и, как следствие, правовой нигилизм, отрицание нравственных принципов. Для разрешения этих и других проблем необходима целенаправленная политика государства в области повышения уровня правовой культуры общества через процессы правотворчества, законодательного процесса, а также средств массовой информации, художественной литературы, кино и искусство. Формирование позитивного отношения к закону, праву, знание гражданами своих прав и обязанностей перед государством и обществом является основными задачами в процессе формирования правовой культуры.

§ 2. Правовое воспитание в России и его значение в формировании правовой культуры

Правовое воспитание есть планомерный, управляемый, организованный, систематический и целенаправленный процесс воздействия на сознание, психологию граждан Российской Федерации всей совокупности многообразных правовоспитательных форм, средств и методов, имеющихся в арсенале современной правовой деятельности, с целью формирования в их правосознании глубоких и устойчивых правовых знаний, убеждений, потребностей, ценностей, привычек правомерного поведения[105] .

Кваша А.А. определяет правовое воспитание через его составные элементы: «правовое воспитание состоит в передаче, накоплении и усвоении знаний принципов и норм права, а также в формировании соответствующего отношения к праву и практике его реализации, умении использовать свои права, соблюдать запреты и исполнять обязанности». «Отсюда есть необходимость в осознанном усвоении основных, нужных положений законодательства, выработке чувства глубокого уважения к праву. Полученные знания должны превратиться в личное убеждение, в прочную установку строго следовать правовым предписаниям, а затем - во внутреннюю потребность соблюдать закон»[106] .

Воспитание плавно перетекает в сознание, формирует общую правовую культуру граждан.

Следует отметить, что современное видение вопросов правового воспитания и обучения как систематической целенаправленной деятельности государственных органов, направленной на формирование правовой культуры и правосознание, неразрывно связано с духовно-нравственной составляющей жизни общества. Само отношение к праву как к ценности, способной воплотить стремление к социальной справедливости, зарождается в недрах духовности, высокой нравственности. Учитывая органическую связь права и морали, можно с твердой уверенностью сказать, что правовое воспитание – это одно из направлений целостного духовно-нравственного воспитания.

Правовое воспитание необходимо рассматривать в двух аспектах. Первый аспект (в широком смысле) предполагает рассмотрение правового воспитания как общего процесса формирования правосознания и правовой культуры членов общества, включая влияние социально-экономического уклада жизни, политического режима, идеологической деятельности, духовно-нравственной атмосферы, системы законодательства и т.д. Практика подтверждает, что правовоспитательную деятельность невозможно планировать в отрыве от влияния вышеуказанных объективных факторов. Второй аспект (в узком смысле) предполагает рассмотрение правового воспитания как одного из видов общественной деятельности, которая выражается в целенаправленной и организованной работе государственных органов и общественных организаций, направленной на формирование правовой культуры и воспитания законопослушных граждан.

Формой правового воспитания является правовое обучение – т.е. непосредственная передача, накопление и усвоение знаний, принципов, норм права, а также формирование соответствующего отношения к праву и практике его реализации, умение использовать свои права, соблюдать запреты и исполнять обязанности.

Общей задачей правового воспитания является формирование нового человека. Правовое обучение – это «способ внешнего выражения и организации передачи теоретического правового материала объекту воспитания»[107] .

Правовое воспитание призвано сформировать в сознании образ должного поведения, в котором чистота мысли сочетается с чистотой поступков, где основными определяющими поведение качествами будут честь и честность, долг и мужество. Более того, синтез незыблемых духовно-нравственных качеств, подкрепленных знанием права и основных закономерностей устройства жизни, позволит сформировать желаемый образ современного прогрессивного гражданина, обладающего чувством личной ответственности за все происходящее, имеющего активную созидательную гражданскую позицию, необходимую для успешной интеграции в демократическое гражданское общество. Достижение желаемого возможно только при тесной связи правового воспитания с идеями духовно-нравственного совершенствования, с гуманистической этикой. В данном аспекте можно констатировать – что правовое воспитание это еще и этико-правовая категория.

Целью правового обучения является формирование теоретической основы правового сознания и правовой культуры, обеспечения необходимого уровня систематизации знаний о праве, развитии правовых интересов, чувств, правового мышления, формирование научного правового мировоззрения[108] . Общие требования общества к правовому (юридическому) воспитанию и обучению граждан, оформились в официальных документах, так, стандарт основного общего образования по обществознания (включая экономику и право) формулирует цели правового обучения школьников, заключающиеся в «развитие познавательных интересов в процессе восприятия правовой информации, развитие нравственной и правовой культуры; воспитание гражданской ответственности, приверженности гуманистическим и демократическим ценностям, закрепленным в Конституции Российской Федерации; освоение знаний, о механизмах реализации и защиты прав человека и гражданина»[109] .

Содержание правового воспитания как процесса формирования правовой культуры личности включает в себя следующие структурные компоненты: информирование о праве (информационный)[110] ; формирование отношения к праву (оценочный); воспитание установки на правомерное поведение (регулятивный); воспитание чувства необходимости правомерного поведения (когнитивный); организация деятельности субъектов правового воспитания в рамках государственных и общественных институтов (организационный).

Правовое воспитание обладает относительной самостоятельностью целей, спецификой методов их достижения и организационных форм. Оно представляет собой многоцелевую деятельность, предполагающую наличие стратегических, долговременных целей и целей тактических, ближайших, общих и Устных. Цели могут конкретизироваться с учетом специфики субъекта и объекта воспитательного воздействия, используемых форм и средств этой деятельности, а также институту осуществляющих правовое воспитание.

Соответственно правовое воспитание и обучение состоят в передаче, накоплении и усвоении знаний, принципов и норм права, а также в формировании соответствующего отношения к праву и практике его реализации, умения использовать свои права, соблюдать запреты и исполнять обязанности. Отсюда необходимость в осознанном усвоении основных положений законодательства, выработке чувства глубокого уважения к праву. Полученные знания должны превратиться в личное убеждение, в прочную установку строго следовать правовым предписаниям, а затем во внутреннюю потребность и привычку соблюдать правовой закон, проявлять правовую и профессионально-юридическую активность.

Правовому обучению и воспитанию уважения к закону служат различные средства, а практика решения названной задачи выработала разнообразные формы деятельности по ее решению. Не ставя цели назвать и охарактеризовать все средства передачи информации в процессе правового обучения и воспитания уважения к закону, выскажу некоторые суждения по этому вопросу.

Вообще средствами правового обучения и воспитания уважения к закону может быть все то, с помощью чего осуществляется целенаправленное воздействие на сознание, волю и поведение людей, или, что то жe, с помощыо чего воспитываемым передается информация о праве, о законе, о разнообразных событиях или факторах, имеющих юридическое значение и может влиять на формирование активной правовой позиции индивидов.

Исходя из такого понимания средств правового обучения и воспитания уважения к закону, к ним следует отнести: а) печать; б) радиовещание; в) кино; г) телевизионное вещание; д) литературу; е) искусство; ж) средства наглядной пропаганды и агитации.

Особое место здесь занимает проблема "правового минимума", некоего обязательного уровня знания права, которым должен обладать каждый гражданин независимо от его социального статуса. Однако уровень этой работы не отвечает современному этапу развития нашего общества. Государственные органы, призванные решать эту проблему, действуют разобщено. В эту деятельность слабо вовлекаются общественные объединения. Происходит естественное разрушение системы правового воспитания, созданной в предшествующий период. В настоящее время практически не ведется последовательная пропаганда действующего законодательства. Проводимые отдельные правовоспитательные мероприятия осуществляются бессистемно, без учета состояния законности и правопорядка, а также потребности населения в тех или иных юридических знаниях. Средства массовой информации, некоторые государственные и политические деятели в своих публичных выступлениях нередко допускают примиренческое отношение к фактам нарушения законности, существования организованной преступности и коррупции. В стране отсутствует концепция формирования нетерпимого отношения к подобным антисоциальным явлениям, особенно в сфере предпринимательской деятельности[111] .

Выборочные исследования показывают, что примерно 1/3 взрослого населения не ориентируется в нормах законодательства, знание которых диктуется повседневными жизненными потребностями. Многие из них подвержены правовому нигилизму, это снижает предупредительную силу закона, затрудняет справедливое и своевременное решение вопросов, возникающих у граждан в социальной сфере и процессе их хозяйственен деятельности, отрицательно сказывается на эффективности пользования конституционными правами и свободами, а так же на состоянии общественного порядка и преступности.

В прошлом заметную роль в осуществлении задачи правового просвещения населения играло Всесоюзное общество “Знание". Оно проводило эту работу как посредством активной лекционной, так и издательской деятельности. К чтению лекций привлекались ученые-правоведы, профессорско-преподавательский состав юридических учебных заведений, практики из числа сотрудников правоохранительных органов, адвокатов и юрисконсультов. Массовыми тиражами издавались популярные брошюры по широкому спектру вопросов укрепления правопорядка и юридической помощи населению. В настоящее время лекционная работа по правовому просвещению встране практически свернута. Что же касается издательской деятельности, то появившиеся за последнее время многочисленные издательские фирмы, выпускающие юридическую литературу (по самым грубым подсчетам, только в Московскихих насчитывается около 30), в погоне за коммерческим успехом сосредоточили свои усилия лишь на издании сборников нормативных актов или же учебников и учебных пособий (издание учебной литературы имеет соответствующие налоговые льготы). Более того, учебную юридическую литературу стали издавать организации, более чем далекие от проблем права. А качество выпускаемой ими учебной литературы никем не контролируется[112] .

В сложившейся ситуациибыло бы целесообразно Министерству юстиции возглавить работу не только по правовому просвещению населения России (вспомним, что в советские времена в Министерстве юстиции существовал отдел правовой пропаганды и правового воспитания, в ведении которого были и эти вопросы), но и по оперативному изданию новых Нормативных актов. Последнее позволит если не ликвидировать, то значительно уменьшить хронический дефицит этой Литературы в низовых звеньях правоохранительных органов, и особенности периферийных[113] .

В целях создания стройной, взаимосвязанной системы правового воспитания и правового просвещения граждан Российской Федерации, включающей в себя государственные органы, средства массовой информации и общественные объединения, следует:

1)рассмотреть вопрос о целесообразности внесения в Положение о Министерстве юстиции Российской Федерации дополнительной функции, в соответствии с которой Минюст должен осуществлять координационное и методическое руководство в области правового воспитания всеми государственными органами и организациями. Этими же функциями следует наделить и органы юстиции субъектов РФ;

2)разработать и принять Указом Президента Российской Федерации "Федеральную целевую программу развития правовой культуры в Российской Федерации", которая должна обеспечить проведение планомерной работы в этом направлении;

3)создать Межведомственный координационно-методический совет по правовому воспитанию, в состав которого должны войти представители правоохранительных органов, министерств и ведомств культуры, кино, образования, печати, радио и телевидения, общественных объединений, научных и учебных юридических институтов и др. Данный орган должен заниматься изучением уровня правовой просвещенности граждан, обобщением форм и методов работы по распространению юридических знаний и организации правового воспитания, анализом правовых материалов и формами их подачи, определением наиболее актуальных направлений правопросветительской работы, разработкой рекомендаций и методических указаний;

4)обеспечить разработку и внедрение во всех типах учебных заведений (школа, профессионально-техническое училище, высшее и среднее специальное учебное заведение) учебных программ самостоятельного курса по изучению основ российского законодательства. Одновременно принять меры по восстановлению практики подготовки преподавателей права;

5)разработать и осуществить конкретные мероприятия по организации широкой пропаганды законодательства и повышению уровня правового сознания населения (по месту жительства граждан, на предприятиях, в учреждениях и организациях, в воинских подразделениях) путем обеспечения активного участия в этой работе судей, сотрудников прокуратуры, внутренних дел;

6)подготовить и издать Квалификационные требования к основным специалистам, работающим на предприятиях, в Учреждениях, организациях, органах управления. Определить объем юридических знаний, которыми должны обладать соответствующие специалисты, а также их обязанности по соблюдению правовых норм, в частности действующих в той отрасли, где эти работники заняты;

7)организовать сеть общественных юридических консультаций для правовой помощи малоимущим слоям населения по социальным вопросам, гражданскому законодательству;

8)обеспечить издание популярной юридической литературы, правовых справочников и комментариев для населения[114] ;

9)принять меры по улучшению научно-исследовательских работ, обеспечивающих сочетание творческих разработок с повседневной практикой правового воспитания граждан. Уделить особое внимание научному обеспечению правового воспитания молодежи, внедрению системы ювенальной юстиции;

10)создать во всех районах, городах, областях, краях и республиках на хозрасчетной основе единый центр правовой информации с использованием электронно-вычислительной техники. Усовершенствовать систему доведения законов и других нормативных актов до адресатов, обеспечить свободный доступ к правовой информации граждан, предприятий, учреждений, организаций.

Тщательно продуманная и эффективная система правовой пропаганды повысит правовую культуру общества и будет способствовать повышению уровня правосознания граждан.

В заключении можно сделать следующий вывод, правовая культура — необходимое условие сознательного осуществления гражданином его долга перед обществом, реализации его гражданских прав и свобод. Опосредование людьми прав, свобод и обязанностей в поведении и деятельности способствует преодолению отсталых взглядов, отклоняющегося поведения граждан, предотвращению случаев произвола и насилия над личностью. Научно обоснованные правовые представления народа являются предпосылками укрепления законности и правопорядка, без чего невозможно построить гражданское общество и правовое государство. Правильное воспитание каждой отдельной личности ведет к созданию культурного, социально активного и законопослушного общества. В российском современном обществе, надо признать, правовое воспитание становится общегосударственной задачей, т.к. показатели и качество правовой воспитанности граждан напрямую влияют на развитие страны, особенно это важно для развития правового государства, цель построения которого провозглашается в ст. 1 Конституции Российской Федерации.

Укрепление норм воспитанности в сознании человека вырабатывает прочное правовое сознание. В данном случае воспитание, как процесс – это средство, а сознание, как результат – цель.

Заключение

Эволюционное развитие многих стран свидетельствует о том, что определённые гарантии прав и свобод человека создаются на основе развитости институтов гражданского общества и демократического правового государства. В российском обществе продолжается процесс формирования новой государственности, становления правового государства и открытого гражданского общества. Изменения произошли и в правовой системе, и в правовой культуре российского общества. В связи с изменившимися социально-политическими условиями требуется качественно новая правовая культура граждан, темпы формирования которой не соответствуют современному состоянию общественно-политической системы. Данное обстоятельство требует научного осмысления тех трансформаций, которые происходят в правовой и политической сферах общественной жизни.

Правовая культура общества – это составная часть созданных им духовных ценностей. Среди значимых элементов данной категории можно назвать и определённый уровень правового сознания, и развитую правовую систему, и эффективное независимое правосудие, надёжные гарантии прав и свобод гражданина, прочные правовые традиции, юридическую грамотность граждан и многие другие факторы, которые определяют правовую жизнь государства.

Правовая культура выступает как социальное явление, имеющее ярко выраженную целевую направленность, охватывающее всю совокупность наиболее значимых ценностных компонентов правовой реальности. Она является неотъемлемым компонентом цивилизованности общества, взаимосвязанности правового государства и гражданского общества.

Гражданскому обществу, как отмечают исследователи[115] , соответствует такая духовно-ценностная система, в которую включены гражданские права и свободы демократической ориентации: личная свобода, справедливость, неприкосновенность и безопасность граждан, право свободного существования и функционирования независимых объединений и др. Эта ценностная система способна функционировать в современном обществе, основанном на индивидуалистических принципах социального бытия. Для российского же общества характерно наличие принципа коллективизма, который является мощным духовным элементом социума. Данное противоречие не позволяет принять в качестве жизнеполагающих принципов основные положения гражданского общества. И если в эпоху политических и экономических трансформаций активно действующие субъекты – государство, политические партии, элиты – понимают и принимают необходимость правовых ценностей гражданского общества, то российское общество в основной своей массе ещё не готово к изменениям.

Таким образом, формирование и развитие правовой культуры гражданского общества должно способствовать повышению активности участия граждан в формировании властных структур, законодательном процессе.

Однако демократические реформы в России повлияли не только на изменения в политической системе государства, но и на общественное правосознание. Как справедливо отмечает Л.Е. Лапаева, многовековой опыт авторитаризма и государственного произвола породил правовой нигилизм у абсолютного большинства россиян.

Очевидно, что построение гражданского общества немыслимо без правового государства и развитого правосознания. Это подтверждают и результаты многочисленных социологических опросов. Так опрос, проведённый в октябре 2006 г. в рамках Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения, подтвердил, что наиболее важными демократическими ценностями для россиян являются закон, порядок, справедливые суды. Такие важные для демократии ценности, как свободные и честные выборы, свобода слова и независимая пресса уступили место желанию иметь в стране справедливую судебную систему.

Вместе с тем исследование показало, что в обществе отсутствует уважение к закону. Наличие значительных групп населения, готовых преступить закон, – это показатель кризиса правосознания, правовой культуры, который фиксируются учеными более десяти лет. Данные факты крайне отрицательно сказываются на состоянии всего общества. Поэтому курс на продолжение политических реформ в российском обществе актуализирует проблему утверждения реальных демократических ценностей.

Вопросы правовой культуры должны стать основой для создания условий роста и значимости права в жизни формирующегося гражданского общества в России.

Список литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации принятая всенародным голосованием от 12.12.1993 г.( с учётом поправок внесённых Законом РФ о поправках Конституции РФ от 30.12.2008 №7-ФКЗ) // №7, 21.01.2009.

2. Федеральный Конституционный закон Российской федерации от 30 мая 2001 г. №3 – ФКЗ «О чрезвычайном положении».

Научная литература:

3. Аринин А.Н. Права и свободы человека и эффективное развитие России // Общественные науки и современность. - М.: ИНФА, 2002. № 1. – 189 с.

4. Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. – М.: Финансовый контроль, 2004 – 410 с.

5. Беринг Д. Либерализм: размышления о свободе. М., 2001. – 271 с.

6. Боер В.М. Правовая информированность и формирование правовой культуры личности (вопросы теории): Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1993. – 132 с.

7. Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. – 2000. – № 2. – 274 с.

8. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. – 545 с.

9. Власов В.И. Теория государства и права: Учебник. Ростов н/Д, 1997. – 370 с.

10. Васильева Т.А. Права человека. М.: Норма: Инфра-М, 2001. - 560 с.

11. Гойман-Калинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Элементарные начала общей теории права. – М., 2003. – 258 с.

12. Глушакова С.И. Права человека в России. М.: Юристъ, 2005. 494 с.

13. Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. 448 с.

14. Горшенков А.Г. Виктимологический аспект предупредительного воздействия на пре- ступность в сфере массовой информации. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1999. С. 9. – 168 с.

15. Дубровина Е.П. Избирательное право субъектов Российской Федерации //Законы России: опыт, анализ, практика, № 2, февраль 2007. – 258 c.

16. Добрынина Е. Путь на запад и обратно // Российская газета. – 2008. – 261 с.

17. Добрынина Е. Россия как она есть // Российская газета. – 2007. – 122 с.

18. Егоров С.Н. Аксиоматические основы теории права. СПб., 2001. – 330 с.

19. Жинкин С. А. Теория государства и права. Конспект лекций. – Р н/Д:Феникс, 2005. – 122 с.

20. История государства и права зарубежных стран. В II т. Т.II/ Под ред. Н.А. Крашенинниковой, О.А. Жидкова. М.: Норма, 2006. - 720 с.

21. Иванников И.А. Концепция правовой культуры // Правоведение. 1998. № 3. – 154 с.

22. Кола Д. Политическая социология/ Пер. с фр.; предисл. А. Б. Гофмана. М., 2001. - 314 с.

23. Козырева П.М. Правовое сознание и доверие // Полис. 2008. № 4. - 486 с.

24. Каламкарян Р.А. Права человека в России: декларации, нормы жизнь// Государство и право. 2000. № 5. – 367 с.

25. Кейзеров Н.М. Политическая и правовая культура. Методологические проблемы. М., 1983. – 320 с.

26. Кальной И.И. Философия права. М., 2006. – 411 с.

27. Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. – 198 с.

28. Любин В. П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. № 2. – 412 с.

29. Лукашева Е.А. Права человека: итоги века, тенденции, перспективы. М.: Юристъ, 2002. - 302 с.

30. Лапаева Л.Е. Достоинство личности и закон в государстве Российском // Общественные науки и современность. 2007. № 6. – 352 с.

31. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: учебник. – М., 2005. – 258 с.

32. Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм // Теория государства и права: учебник // под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 2007. – 244 с.

33. Малько А.В. Теория государства и права. В вопросах и ответах. – М.: Юристъ, 2005. – 341 с.

34. Малько А.В. Теория государства и права.– М.: Юристъ, 2005. – 279 с.

35. Мальцев Г.В. Современное право: анализ основных тенденций.- М., 2005. – 255 с.

36. Мартышин О.В. Национальная политическая и правовая культура в контексте глобализации//Государство и право. – 2005. - №4. – 172 с.

37. Морозова Л.А. Теория государства и права.– М.: Юристъ, 2005. – 511 с.

38. Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. – 2000. – № 2. – 487 с.

39. Основы государства и права/ под ред. академика, заслуженного деятеля науки РФ О.Е. Кутафина. – М.: Юристъ, 2004. – 198 с.

40. Основы государства и права. Учебное пособие для поступающих в юридические вузы/ под ред. член-корреспондента РАН, заслуженного деятеля науки РФ О.Е. Кутафина. – М.: Юристъ, 2005. – 264 с.

41. Общая теория права и государства./ под ред. доктора юридических наук, профессора В.В. Лазарева. – М.: Юристъ, 2005. – 350 с.

42. Певцова Е.А. Современные дефинитивные подходы к правовой культуре и правовому сознанию // Журнал российского права, - № 3 - 2004 г.

43. Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов/ под общей редакцией академика Российской Академии Наук, доктора юридических наук, профессора В.С. Нерсеянца – М.: Издательство НОРМА, 2004. – 647 с.

44. Правовая культура в России на рубеже столетий (обзор Всероссийской научной конференции) // Государство и право. 2001. № 10. – 156 с.

45. Поляков А.В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. 2-е изд., доп. СПб., 2003. – 450 с.

46. Рассказов Л.П. Теория государства и права. – М., 2008. – 354 с.

47. Сальников В.П. Правовая культура: проблемы формирования гражданского общества и правового государства \\ Демократия и законность. Самара - 1991. – 268 с.

48. Савостьянова В.Б. Роль государства в реализации конституционных прав граждан на пенсионное обеспечение и социальные льготы// Государство и право. 2005. № 5. – 277 с.

49. Спиридонов Л.И. Теория права и государства: Допущено МВД РФ в качестве учебника для курсантов, слушателей и студентов образовательных учреждений МВД России юридического профиля / Под. ред. В. П. Сальникова. — СПб.: Фонд "Университет", 2004. — 280 с.

50. Сонин В.В. Хрестоматия по всеобщей истории права. Владивосток: изд-во ВГУЭС, 2005. - 263 с.

51. Семитко А.П. Правосознание и правовая культура // Теория государства и права // отв. ред. В.Д. Перевалов. – М., 2007. – 541 с.

52. Сорокин В.В. Теория государства и права переходного периода: учебник. – Барнаул, 2007. – 746 с.

53. Сорокин В.В. Концепция эволюционного развития правовой системы в переходный период: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. – 158 с.

54. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. Издание 5-е, доп. и перераб./ под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: 2005. – 810 с.

55. Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе//Государство и право. – 1993. - №8. – 197 с.

56. Федорин В.П. Правовая культура как фактор укрепления социалистической законности (Теоретические вопросы): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1986. – 193 с.

57. Федеральный компонент государственного стандарта общего образования. Часть I. Начальное общее образование. Основное общее образование. / Министерство образования Российской Федерации. – М. 2004.

58. Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М., 2006. – 515 с.

59. Честнов И.Л. Актуальные проблемы теории государства и права: Эпистемология государства и права. СПб., 2004. – 374 с.

60. Шмаков В. И. Псевдоконституционный характер, мнимый демократизм и внеморальность российской государственности в отсутствие гражданского общества //XXI век: духовно-нравственное и социальное здоровье человека. М., 2001. – 266 с.


Приложение 1.

Виды правомерного поведения (СХЕМА) по Малько А.В.


[1] Ершова Л.А. Правовая культура должностных лиц и пути ее формирования: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1991-С125.

[2] Ивлев Ю.В. Логика для юристов: Учебник для вузов. М., 2001. С. 151.

[3] Сальников В.П. Правовая культура: теоретико_методологический аспект: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Л., 1990. С. 14—16.

[4] Боер В.М. Правовая информированность и формирование правовой культуры личности (вопросы теории): Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1993. С. 70.

[5] Агибалова Е.Н. Правовая культура в России на рубеже столетий (Обзор Всероссийской научно_теоретической конференции) // Государство и право. 2001. № 10. С. 108.

[6] Сальников В.П. Социалистическая законность: правовая культура и эффективность // Административно_правовые аспекты правового воспитания личного состава органов внутренних дел. Киев, 1984. С. 4.

[7] Аграновская Е.В. Правовая культура и обеспечение прав личности. М., 1998. С. 12—15.

[8] Кейзеров И.М. Политическая и правовая культура. М., 1983. С. 115.

[9] Лотман Ю.М., Успенский Б.А. О семиотическом механизме культуры // Лот"ман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000. С. 87.

[10] Поляков А.В. Общая теория права: Феноменолого_коммуникативный подход. Курс лекций. 2_е изд., доп. СПб., 2003. С. 450.

[11] Федорин В. П. Правовая культура как фактор укрепления социалистической законности (Теоретические вопросы): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1986. С. 16.

[12] Кожевников В.В. Профессиональная правовая культура как условие эффективности правоприменения в органах внутренних дел: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992.С. 37—38.

[13] Иванников И.А. Концепция правовой культуры // Правоведение. 1998. № 3. С. 13.

[14] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М.,2000. С. 321.

[15] Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. – М.: Финансовый контроль, 2004 – С.57.

[16] Теория государства и права. Алексеев С.С., Архипов С.И. и др. М.: Норма, 2005. С.282.

[17] Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. С. 121.

[18] Теория государства и права. Алексеев С.С., Архипов С.И. и др. М.: Норма, 2005. — С.287.

[19] Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. – С. 288.

[20] Боер В.М. Правовая информированность и формирование правовой культуры личности (вопросы теории): Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1993. – С. 14.

[21] Спиридонов Л. И. Теория права и государства: Допущено МВД РФ в качестве учебника для курсантов, слушателей и студентов образовательных учреждений МВД России юридического профиля / Под. ред. В. П. Сальникова. — СПб.: Фонд "Университет", 2004. — С. 177.

[22] Сальников В.П. Правовая культура: проблемы формирования гражданского общества и правового государства \\ Демократия и законность. Самара - 1991. – С. 111.

[23] Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. С.317.

[24] Основы государства и права/ под ред. академика, заслуженного деятеля науки РФ О. Е. Кутафина. – М.: Юристъ, 2004. – С. 132.

[25] Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М., 2006. – С.205.

[26] Каламкарян Р.А. Права человека в России: декларации, нормы жизнь// Государство и право. 2000. № 5. – С.217.

[27] Общая теория права и государства./ под ред. доктора юридических наук, профессора В. В. Лазарева. – М.: Юристъ, 2005. – С.97.

[28] Васильева Т.А. Права человека. М.: Норма: Инфра-М, 2001. – С.388.

[29] Малько А.В. Теория государства и права. В вопросах и ответах. – М.: Юристъ, 2005. – С.242.

[30] Любин В.П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. № 2. – 412 с.

[31] Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. С.392.

[32] Основы государства и права/ под ред. академика, заслуженного деятеля науки РФ О. Е. Кутафина. – М.: Юристъ, 2004. – С.133.

[33] Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. С. 193.

[34] Каламкарян Р.А. Права человека в России: декларации, нормы жизнь// Государство и право. 2000. № 5. – С. 288.

[35] Кейзеров Н.М. Политическая и правовая культура. Методологические проблемы. М., 1983. – С. 241.

[36] Хайек Ф.А. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. М., 2006. – С.218.

[37] Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. – С. 141.

[38] Основы государства и права. Учебное пособие для поступающих в юридические вузы/ под ред. член-корреспондента РАН, заслуженного деятеля науки РФ О. Е. Кутафина. – М.: Юристъ, 2005. – С.199.

[39] Егоров С.Н. Аксиоматические основы теории права. СПб., 2001. – С. 144.

[40] Честнов И.Л. Актуальные проблемы теории государства и права: Эпистемология государства и права. СПб., 2004. – С. 46.

[41] Любин В. П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. № 2. – С. 183.

[42] Общая теория права и государства./ под ред. доктора юридических наук, профессора В. В. Лазарева. – М.: Юристъ, 2005. – С. 266.

[43] Малько А. В. Теория государства и права. В вопросах и ответах. – М.: Юристъ, 2005. – С. 205.

[44] Лукашева Е.А. Права человека: итоги века, тенденции, перспективы. М.: Юристъ, 2002. – С. 155.

[45] Малько А. В. Теория государства и права. В вопросах и ответах. – М.: Юристъ, 2005. – С. 225.

[46] Гойман-Калинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Элементарные начала общей теории права. – М., 2003. – С. 521.

[47] . Рассказов Л.П. Теория государства и права. – М., 2008. – С. 446.

[48] Гойман-Калинский И.В., Иванец Г.И., Червонюк В.И. Элементарные начала общей теории права. – М., 2003. – С. 526.

[49] Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: учебник. – М., 2005. – С.335.

[50] Теория государства и права: учебник // под ред. В.В. Лазарева. – М., 1997. – С. 189.

[51] Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм // Теория государства и права: учебник // под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 2007. – С. 689.

[52] Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. – 2000. – № 2.0 C. 27

[53] Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. – 2000. – № 2. – С. 124.

[54] Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. – 2000. – № 2.- С. 221.

[55] Аринин А. Н. Права и свободы человека и эффективное развитие России // Общественные науки и современность. - М.: ИНФА, 2002. № 1. – С.64.

[56] Глушакова С.И. Права человека в России. М.: Юристъ, 2005. – С. 288.

[57] Честнов И.Л. Актуальные проблемы теории государства и права: Эпистемология государства и права. СПб., 2004. – С. 273.

[58] Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. – СПб., 2003. – С. 438.

[59] Поляков А.В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. 2-е изд., доп. СПб., 2003. – С.353.

[60] Жинкин С.А. Теория государства и права. Конспект лекций. – Р н/Д:Феникс, 2005. – С.30.

[61] Козырева П.М. Правовое сознание и доверие // Полис. 2008. № 4. – С.311.

[62] Глушакова С.И. Права человека в России. М.: Юристъ, 2005. – С. 283.

[63] Поляков А.В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. 2-е изд., доп. СПб., 2003. – С.356.

[64] Честнов И.Л. Актуальные проблемы теории государства и права: Эпистемология государства и права. СПб., 2004. – С. 245.

[65] Сорокин В.В. Теория государства и права переходного периода: учебник. – Барнаул, 2007. – С. 360.

[66] Жинкин С. Теория государства и права. Конспект лекций. – Р н/Д:Феникс, 2005. – С.40.

[67] Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2007; Он же. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). Саратов, 2009.

[68] Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. – 2000. – № 2. – С. 261.

[69] Добрынина Е. Путь на запад и обратно // Российская газета. – 2008. – С.183.

[70] Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. – С.89.

[71] Иванников И.А. Концепция правовой культуры // Правоведение. 1998. № 3. – С.44.

[72] Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. – 2000. – № 2. – С.113.

[73] Глушакова С.И. Права человека в России. М.: Юристъ, 2005. С.292.

[74] Васильева Т.А. Права человека. М.: Норма: Инфра-М, 2001. – С.492..

[75] Правовая культура в России на рубеже столетий (обзор Всероссийской научной конфе­ренции) // Государство и право. 2001. № 10. – С.59.

[76] Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. – С.391.

[77] Аринин А.Н. Права и свободы человека и эффективное развитие России // Общественные науки и современность. - М.: ИНФА, 2002. № 1. – С.83.

[78] Лапаева Л.Е. Достоинство личности и закон в государстве Российском // Общественные науки и современность. 2007. № 6. – С.284.

[79] Общая теория права и государства./ под ред. доктора юридических наук, профессора В. В. Лазарева. – М.: Юристъ, 2005. – С.204.

[80] Савостьянова В.Б. Роль государства в реализации конституционных прав граждан на пенсионное обеспечение и социальные льготы// Государство и право. 2005. № 5. – С.103.

[81] Власов В.И. Теория государства и права: Учебник. Ростов н/Д, 1997. – С.294.

[82] История государства и права зарубежных стран. В II т. Т.II/ Под ред. Н.А. Крашенинниковой, О.А. Жидкова. М.: Норма, 2006. – С.612.

[83] Поляков А.В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. 2-е изд., доп. СПб., 2003. – С.291.

[84] Власов В.И. Теория государства и права: Учебник. Ростов н/Д, 1997. – С.312.

[85] Невважай И.Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. – 2000. – № 2. – С. 284.

[86] Лукашева Е.А. Права человека: итоги века, тенденции, перспективы. М.: Юристъ, 2002. – С.281.

[87] Малько А.В. Теория государства и права.– М.: Юристъ, 2005. – С.103.

[88] Каламкарян Р.А. Права человека в России: декларации, нормы жизнь// Государство и право. 2000. № 5. – С.295.

[89] Добрынина Е. Россия как она есть // Российская газета. – 2007. – С.32.

[90] Добрынина Е. Россия как она есть // Российская газета. – 2007. – С.38.

[91] История государства и права зарубежных стран. В II т. Т.II/ Под ред. Н.А. Крашенинниковой, О.А. Жидкова. М.: Норма, 2006. – С.633.

[92] Сорокин В.В. Теория государства и права переходного периода: учебник. – Барнаул, 2007. – С. 144.

[93] Шмаков В.И. Псевдоконституционный характер, мнимый демократизм и внеморальность российской государственности в отсутствие гражданского общества //XXI век: духовно-нравственное и социальное здоровье человека. М., 2001. – С. 199.

[94] Головастикова А.Н. Права человека. М.: Эксмо, 2006. – С. 188.

[95] Мартышин О.В. Национальная политическая и правовая культура в контексте глобализации//Государство и право. – 2005. - №4. – С. 62.

[96] Основы государства и права/ под ред. академика, заслуженного деятеля науки РФ О. Е. Кутафина. – М.: Юристъ, 2004. – С. 82.

[97] Дубровина Е.П. Избирательное право субъектов Российской Федерации //Законы России: опыт, анализ, практика, № 2, февраль 2007. – С. 153.

[98] Сонин В.В. Хрестоматия по всеобщей истории права. Владивосток: изд-во ВГУЭС, 2005. - С.174.

[99] Мартышин О.В. Национальная политическая и правовая культура в контексте глобализации//Государство и право. – 2005. - №4. – С. 63.

[100] Морозова Л.А. Теория государства и права.– М.: Юристъ, 2005. – С.466.

[101] Дубровина Е.П. Избирательное право субъектов Российской Федерации //Законы России: опыт, анализ, практика, № 2, февраль 2007. – С.185.

[102] Васильева Т.А. Права человека. М.: Норма: Инфра-М, 2001. – С.422.

[103] Дубровина Е.П. Избирательное право субъектов Российской Федерации //Законы России: опыт, анализ, практика, № 2, февраль 2007. – С.154.

[104] Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. – С.332.

[105] Любин В.П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. № 2. – С.322.

[106] Кальной И.И. Философия права. М., 2006. – С. 312.

[107] Федеральный компонент государственного стандарта общего образования. Часть I. Начальное общее образование. Основное общее образование. / Министерство образования Российской Федерации. – М. 2004.- С. 18.

[108] Рассказов Л.П. Теория государства и права. – М., 2008. – С. 286.

[109] Сонин В.В. Хрестоматия по всеобщей истории права. Владивосток: изд-во ВГУЭС, 2005. - С. 176.

[110] Певцова Е.А. Современные дефинитивные подходы к правовой культуре и правовому сознанию // Журнал российского права, - № 3 – 2004. – С. 89.

[111] Любин В.П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. № 2. – С. 356.

[112] Кальной И.И. Философия права. М., 2006. – С. 288.

[113] Сорокин В.В. Концепция эволюционного развития правовой системы в переходный период: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. – С. 87.

[114] Лапаева Л.Е. Достоинство личности и закон в государстве Российском // Общественные науки и современность. 2007. № 6. – С. 242.

[115] Кейзеров Н.М. Политическая и правовая культура. Методологические проблемы. М., 1983. – С. 227.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий