Уголовное преследование

Понятие и виды уголовного преследования как совокупности норм уголовно-процессуального законодательства. Понятие, основания перечень условий прекращения уголовного преследования. Примеры решения некоторых ситуационных задач по теме исследования.

Содержание

Введение

1. Понятие и виды уголовного преследования

2. Понятие и основания прекращения уголовного преследования

Задачи

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы. Уголовно-процессуальное законодательство (ч.2 ст. 28 УПК РФ) устанавливает принципиальную возможность прекращения уголовного преследования специальным основаниям освобождения от уголовной ответственности, которые предусмотрены примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса. В этих случаях применяются общие положения о процессуальном порядке прекращения уголовных дел и уголовного.

Теоретическая значимость заключается в исследовании и обобщении работ юристов-ученых и практиков в области осуществления уголовного преследования следователем при расследовании уголовных дел. Результаты исследования вносят определенный вклад в разделы уголовно-процессуальной науки, посвященные принципам уголовного судопроизводства, уголовному преследованию на досудебных стадиях процесса, участникам уголовного судопроизводства, окончанию предварительного расследования. Результаты диссертационного исследования позволяют дополнительно обосновать необходимость возрождения института судебного следователя как одного из способов демократизации российского уголовного процесса.

Практическая значимость работы состоит в том, что в ней сформулированы предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, предложены новые редакции некоторых статей УПК РФ; разработаны рекомендации по составлению постановлений, принимаемых следователем по окончанию предварительного следствия, и бланки соответствующих процессуальных документов.

1. Понятие и виды уголовного преследования

уголовный преследование

Уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК). Из данного определения вытекает, что уголовное преследование – это деятельность, связанная с преследованием конкретного лица, уже поставленного в положение подозреваемого и обвиняемого. А деятельность стороны обвинения, осуществляемая до появления в деле подозреваемого и обвиняемого, уголовным преследованием не является.

Уголовное преследование осуществляется в целях изобличения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления. Поэтому, если в качестве подозреваемого или обвиняемого фигурирует лицо, не причастное к преступлению, то деятельность по его "изобличению" не называется уголовным преследованиям.

В соответствии с ст.20 ч. 1 УПК, в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке[4].

Уголовное преследование - это прежде всего совокупность норм уголовно-процессуального законодательства, сосредоточенных в гл. 3 УПК РФ "Уголовное преследование". Ею устанавливаются: виды уголовного преследования (ст. 20), обязанность осуществления уголовного преследования (ст. 21), право потерпевшего на участие в уголовном преследовании (ст. 22) и привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации (ст. 23).

Публичное обвинение - не частное, а общественное, осуществляемое в интересах общества обвинение. Суть его заключается в том, что прокурор, следователь и дознаватель обязаны, в целях охраны прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства, по долгу службы, независимо от воли и желания жертв преступления и иных заинтересованных лиц, усмотрения организаций, рассмотреть поступившее сообщение о преступлении.

Согласно 20 УПК ч. 2 ст., делами частного обвинения считаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ[4]. Эти только по заявлению потерпевшего, а также его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

На основании ст. 20 ч. 3 УПК, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч.1 ст. и ст.147 ч.1 УК РФ являются делами частно-публичного обвинения[4]. Они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением его с обвиняемым не подлежат. Единственное исключение из этого общего правила предусмотрено ст. 25 УПК, в которой говорится, что суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Остальные дела, согласно ч. 5 ст. 20 УПК, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Выделение преступлений, преследуемых в порядке частного и частно-публичного обвинения, обусловлено тем, что данные преступления затрагивают интересы потерпевшего, и в связи с этим необходимо учитывать его мнение, нуждается ли то или иное лицо в уголовном преследовании либо можно обойтись иными средствами разрешения возникших конфликтов[5, с. 178].

Вместе с тем, в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Но в данной статье ничего не говорится, подлежит ли это дело прекращению за примирением сторон. В ч. 2 и 3 ст. 20 УПК определяется круг лиц, по заявлению которых может быть возбуждено уголовное дело частного или частно-публичного обвинения. Коль скоро ни одно из этих лиц с заявлением не обращалось, а уголовное дело было возбуждено прокурором (либо следователем или дознавателем с согласия прокурора) по собственной инициативе, то данное дело прекращению за примирением потерпевшего с лицом, в отношении которого оно было возбуждено, не подлежит. Об этом же говорит и ч. 3 ст. 21 УПК[5, 181].

Однако в указанной норме есть одно неясное положение. Если в ч. 4 ст. 20 УПК говорится, что возбудить производство по делу частного и частно-публичного обвинения может не только прокурор, но также следователь или дознаватель с согласия прокурора, то в ч. 3 ст. 21 УПК сказано, что осуществлять уголовное преследование по этим делам вправе только прокурор. В литературе высказывалось мнение, что и возбуждать уголовное дело, и вести уголовное преследование правомочны не только прокурор, но и следователь, и дознаватель. Но возможно и иное суждение: возбудить уголовное дело, преследуемое в порядке частного или частно-публичного обвинения, может и прокурор, и следователь, и дознаватель (два последних участника процесса вправе принять такое решение лишь с согласия прокурора), а вести по нему расследование – только прокурор. Вообще по данному вопросу требуется разъяснение самого законодателя.

В ч. 1 ст. 21 УПК говорится, что прокурор, а также следователь и дознаватель осуществляют уголовное преследование от имени государства по делам частного и частно-публичного обвинения. Стало быть, только эти лица вправе возбудить уголовное дело и вести по нему производство. Для других же лиц участие в данном уголовном деле – это их право, но не обязанность.

В соответствии с ч. 2 той же статьи, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении.

Часть 4 ст. 21 УПК гласит, что требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Отсюда следует, что соответствующие органы и лица, которым адресованы эти процессуальные документы, должны выполнить содержащиеся в них поручения[4].

В ст. 22 УПК содержится указание, что потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать это обвинение. Думается, что указанные лица могут участвовать не только в уголовном преследовании обвиняемого, но и подозреваемого[4].

Согласно ст. 23 УПК, если деяние, предусмотренное гл. 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело в этом случае возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. Как правильно отмечается в литературе, дело о данном преступлении, по существу, является делом частно-публичного обвинения, поскольку подлежит возбуждению только на основании заявления (или с согласия) руководителя данной организации.

2. Понятие и основания прекращения уголовного преследования

От прекращения уголовного дела, т.е. всего досудебного производства, следует отличать прекращение уголовного преследования, т.е. производства в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в преступлении, иначе говоря, уголовно-процессуальной функции, выражающейся в выдвижении и обосновании подозрения и обвинения, инкриминируемого конкретному лицу. Согласно ч. 3 ст. 24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет одновременное прекращение уголовного преследования, но не всякое прекращение уголовного преследования влечет за собой полное прекращение всего дела. Так, если по делу обвиняется несколько лиц, а основания для прекращения установлены только в отношении одного из них, прекращение уголовного преследования в отношении данного обвиняемого не означает полного прекращения следственного производства по уголовному делу, которое в обычном порядке продолжается в отношении остальных обвиняемых.

Действующий УПК РФ (ст. 27) устанавливает собственный перечень оснований прекращения уголовного преследования. Этот перечень включает в себя все основания прекращения уголовного дела, а кроме того:

- непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

- акт амнистии;

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления как основание прекращения уголовного преследования означает, что:

- сам факт преступления имел место, он доказан;

- в деле имеется подозреваемый (ст. 46 УПК РФ) или обвиняемый (ст. 47 УПК РФ);

- установлено, что инкриминируемое преступление совершено не подозреваемым, не обвиняемым, а другим лицом.

Разновидность подобной ситуации выражается в том, что:

- сам факт преступления имел место, он доказан материалами дела;

- в деле имеется подозреваемый или обвиняемый;

- собранных доказательств недостаточно для достоверного вывода, что расследуемое преступление совершено подозреваемым, обвиняемым, а не кем-либо другим;

- все возможности для собирания дополнительных доказательств полностью исчерпаны.

В силу презумпции невиновности и вытекающих из нее правил о том, что все сомнения толкуются в пользу обвиняемого, а недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности, вывод о недоказанности участия обвиняемого в преступлении равнозначен выводу о непричастности данного лица (обвиняемого) к преступлению, по поводу которого возбуждено данное уголовное дело и которое ему вменялось в вину, и означает, что данное преступление совершал кто-то другой[7, с. 118].

Вследствие акта амнистии уголовное преследование в стадии предварительного расследования подлежит прекращению, если выяснится, что расследуемое преступление подпадает под действие акта высшего органа государственной власти, который принимается в отношении индивидуально-неопределенного круга лиц и который, не отменяя уголовного закона, карающего за данное преступление, предписывает либо прекратить начатое уголовное преследование, либо если оно еще не начато, то и не начинать его. В отличие от акта помилования, относящегося к одному конкретному лицу или к нескольким, но всегда индивидуально-определенным лицам, акт амнистии носит нормативный характер; он всегда касается целой категории преступлений или групп субъектов, не обозначенных индивидуально. Эти категории определяются по различным признакам: по составу или тяжести совершенного преступления, по признакам субъекта преступления и т.д.

По общему правилу акт амнистии распространяется на преступления, совершенные до его издания. К лицам, совершившим длящиеся преступления, амнистия применяется лишь в том случае, если весь комплекс действий, составляющих это преступление, был реализован до даты, установленной актом амнистии. Механизм действия акта амнистии и в отношении продолжаемых преступлений: этот акт применяется лишь в том случае, если преступное действие совершено до издания акта амнистии или даты, специально указанной в этом акте, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий было совершено после его издания или указанной даты. Освобождение от уголовной ответственности вследствие акта амнистии означает прощение государством виновного, а не его реабилитацию.

Прекращение уголовного преследования вследствие акта амнистии допустимо лишь при полной доказанности виновности обвиняемого, когда установлены все основные фактические обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу, а именно и по крайней мере:

- событие преступления;

- детали характеризующие субъективную сторону состава преступления;

- характер и размер вреда, причиненного преступлением;

- обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, которые, в отличие от акта амнистии, являются реабилитирующими (пп. 1 - 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

По приговору Хасынского районного суда Магаданской области от 2 июля 2007 г. К. осуждена по п.«в» ч.2 ст. 159 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Магаданского областного суда от 15 августа 2007 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Магаданского областного суда от 17 июля 2008 г. судебные решения в отношении К. изменены: от назначенного наказания по приговору от 2 июля 2007 г. К. освобождена на основании п.5 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 г. «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России».

В надзорной жалобе К. просила отменить приговор и последующие судебные решения с прекращением производства по делу, в том числе и вследствие акта об амнистии.

Судебная коллегия отменила все состоявшиеся судебные решения в отношении К. и прекратила производство по делу, указав в определении на следующее.

В силу п.3 ч.1 ст.27 УПК РФ уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается вследствие акта об амнистии.

По смыслу ч.8 ст.302 УПК РФ, дело подлежит прекращению вследствие акта об амнистии, подлежащего применению к обвиняемому, если этот акт вступил в силу до начала судебного разбирательства, и обвиняемый не возражает против прекращения уголовного дела по этому основанию, и лишь в случае, если акт об амнистии вступил в силу в стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство дела до конца и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания при условии доказанности обвинения и отсутствия оснований для прекращения дела.

В соответствии с подп. 3 п. 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 г. «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России» (вступил в силу 21 апреля 2006 г.) находящиеся в производстве судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу указанного постановления об амнистии, в отношении имеющих несовершеннолетних детей женщин, обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше 5 лет лишения свободы, и ранее не отбывавших наказания в исправительных учреждениях, подлежат прекращению[9, с. 181].

При этом суду было известно, что К. ранее не судима, имеет несовершеннолетнюю дочь, наказание за преступление, предусмотренное п.«в» ч.2 ст.159 УК РФ, не превышает 5 лет лишения свободы.

При таких обстоятельствах уголовное дело в отношении К. было прекращено[16].

Вследствие наличия вступившего в законную силу судебного приговора по тому же обвинению либо определения или постановления суда о прекращении дела по тому же обвинению уголовное преследование в стадии предварительного расследования подлежит прекращению в тех относительно редких ситуациях если выяснится, что оно необоснованно возбуждено, потому что данное дело является вторым по счету по поводу одного и того же преступления, а первое уже разрешено в установленном законом судебном порядке в одном из судов первой, кассационной или судебно-надзорной инстанций. В основе указанных правил находится известное положение, согласно которому никто не может отвечать дважды за одно и то же (поп bisinidem). Данное положение признано мировым сообществом и получило закрепление в Международном пакте о гражданских и политических правах, ч. 7 ст. 14 которого гласит: "Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны".

Вследствие наличия неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении дела по тому же обвинению уголовное преследование подлежит прекращению также в редких случаях, когда в процессе расследования будет установлено, что это уже второе уголовное дело о том же самом преступлении, а первое получило свое законное разрешение в досудебных стадиях уголовного процесса в результате отказа в возбуждении уголовного дела или же прекращения дела и что соответствующий уголовно-процессуальный акт вступил в законную силу и не отменен.

Как только при расследовании уголовного дела будет установлено наличие судебного приговора или постановления органа расследования либо прокурора о прекращении ранее существовавшего уголовного дела по поводу того же деяния, которое исследуется по данному уголовному делу, дальнейшее установление каких бы то ни было обстоятельств, составляющих предмет уголовно-процессуального доказывания, в том числе виновность определенного лица, теряет всякий смысл; повторно возбужденное уголовное дело подлежит прекращению незамедлительно. Если же при расследовании уже были установлены обстоятельства, ставящие под сомнение законность и (или) обоснованность ранее вступившего в силу судебного приговора или постановления органа расследования о прекращении уголовного дела, они могут послужить основанием для их отмены в порядке, предусмотренном УПК РФ, и возобновления производства по "старому" уголовному делу. "Новому" же делу не быть и при этих обстоятельствах.

В системе оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования особое место занимают те, что предусмотрены ст. 25 и 28 УПК РФ.

Согласно ст. 25 УПК РФ, озаглавленной "Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон", суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и орган дознания или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Если речь идет о вреде имущественном, т.е. об убытках, заглаживание означает их возмещение путем денежной компенсации или восстановления своими силами и за свой счет поврежденного имущества. Моральный вред может быть заглажен извинениями и адекватным опровержением не соответствующих действительности и порочащих сведений, от которых в соответствующих кругах пострадала честь или деловая репутация (имидж, реноме) потерпевшего. В соответствии с действующим гражданским законодательством моральный ущерб, причиненный преступлением, может быть компенсирован и в денежной форме. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон даже при соблюдении всех требуемых законом условий не является обязательным исходом данного дела. Суд, следователь и дознаватель вправе принять решение о таком прекращении, но и вправе направить его для рассмотрения в суде в обычном порядке. Такое решение может быть мотивировано любым соображением публичного свойства (сложная криминогенная обстановка, сомнение в добровольном характере заявления потерпевшего о примирении, отчетливо выраженный кабально-"покупной" характер примирения и др.).

Согласно ст. 28 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ, которая (ч. 1) гласит, что лицо, впервые совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. Основание для такого освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования называется деятельным раскаянием[12, с. 145].

Прекращение уголовного дела за примирением потерпевшего с обвиняемым, а равно вследствие деятельного раскаяния последнего предполагает доказанность виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого преступления, а данное обстоятельство, в свою очередь, говорит о том, что до прекращения следственного производства по этим основаниям определенному лицу должно быть предъявлено обвинение, а обвиняемый должен быть допрошен. Минуя эти процедурные этапы, нельзя юридически значимо зафиксировать ни примирение, ни деятельное раскаяние, потому что в обоих случаях участником правоотношений выступает обвиняемый. Прекращение уголовного дела в порядке ст. 25 и 28 УПК РФ означает официальную констатацию того факта, что преступление имело место в действительности и что оно раскрыто, виновный установлен и уголовное дело может быть передано в суд, но не передается по законному усмотрению органа расследования и прокурора[12, с. 148].

Из сравнения перечней оснований прекращения уголовного дела с основаниями прекращения уголовного преследования и вышеизложенной характеристики содержания каждого явствует, что такое громоздкое, дублирующее изложение законодательного материала вряд ли оправданно. Ничем особенным основания прекращения уголовного преследования не обладают, и отделять их от оснований прекращения следственного производства в целом никакой необходимости нет.

Уголовное преследование может быть прекращено в отношении конкретного обвиняемого или подозреваемого практически по всем основаниям, которые в законе обособляются в качестве оснований прекращения всего следственного производства в целом:

1. за отсутствием события преступления, и за отсутствием состава преступления.

2. вследствие истечения сроков давности уголовного преследования (что явствует даже из уголовно-правовой формулировки данного обстоятельства, включающей в себя понятие уголовного преследования). Прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования предусмотрено ст.24 ч.1 п.3 УПК РФ.

В соответствии со ст.78 УК РФ лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

- два года после совершения преступления небольшой тяжести;

- шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

- десять лет после совершения тяжкого преступления;

- пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Как показывает судебная практика, применение указанных положений закона у судов не вызывает каких-либо сложностей.

Так например Ломоносовским районным судом г.Архангельска. Органами предварительного расследования Д. обвинялся в совершении 27 преступлений, предусмотренных ст.160 ч.3 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель изменил обвинение, квалифицировав все действия подсудимого по ст.165 ч.1 УК РФ. В связи с тем, что данное преступление является преступлением небольшой тяжести, а срок давности привлечения к уголовной ответственности за его совершение, составляющий 2 года, на момент принятия судом решения истек, уголовное дело было прекращено[17].

3. из-за смерти подозреваемого и обвиняемого (что явствует даже из самого смысла данного обстоятельства, которое имеет в виду конкретное лицо, ушедшее из жизни). Согласно ст.24 ч.1 п.4 УПК РФ, уголовное дело подлежит прекращению в случае смерти обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего.

и по иным основаниям закрепленных в ст. 27 УПК РФ.

Единственное исключение представляет собой непричастность обвиняемого, подозреваемого к совершению преступления, которая в качестве основания окончания следственного производства всегда имеет адресный характер; она всегда означает прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица и никогда не влечет прекращения уголовного дела в целом, независимо от того, сколько обвиняемых или подозреваемых "проходит" по этому делу. О сущности такого прекращения речь уже шла выше (ч. 4 ст. 24 УПК РФ), это положение отражено в следующей формулировке: уголовное дело подлежит прекращению (в целом - Б.Б.) в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех обвиняемых или подозреваемых, за исключением случаев, когда установлена непричастность лица к совершению преступления.

Задачи

Задача 4. Какие положения из числа указанных ниже можно отнести к принципам уголовного процесса и почему? По каким признакам то или иное положением относится к числу принципов уголовного процесса?

1. Публичность. Относится к принципам уголовного процесса по следующим признакам:

- Вытекает из природы государства

- Закреплен в законодательстве (20, 21 ст. УПК РФ)

- выражают демократические идеи о суде, органах расследования, прокуратуре

2. Состязательность. Относится к принципам уголовного процесса по следующим признакам:

- Закреплен законодательно (Конституция РФ ст. 123 ч. 3)

- выражают демократические идеи о суде, органах расследования, прокуратуре;

- вытекают из природы государства;

- выражают демократические идеи о суде, органах расследования, прокуратуре;

3. Независимость судей. Относится к принципам уголовного процесса по следующим признакам:

- закреплен законодательно (Конституция РФ ст. 1 ст. 118 п. 1.)

- выражают демократические идеи о суде, органах расследования, прокуратуре;

- вытекают из природы государства;

- выражают демократические идеи о суде, органах расследования, прокуратуре;

Задача 5. В суд поступило уголовное дело по обвинению Сидельникова в совершении убийства Михина. Перед началом судебного заседания защитник Сидельникова адвокат Бердников представил судье досье, в котором был ряд документов, в том числе письменное заявление граждан, из которых следовало: Сидельников в ночь убийства находился в другом населенном пункте. Судья отказался принять досье адвоката.

Правильно ли поступил судья? В каких стадиях уголовного процесса находит проявление принцип состязательности?

Как следует поступить адвокату Бердникову?

Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает представление защитником доказательств до начала судебного заседания. Поэтому в данном случае судья поступил правильно.

Принцип состязательности находит свое применение в стадии судебного разбирательства.

Адвокату следует представить вышеуказанные доказательства непосредственно в ходе судебного заседания.

Задача 6. Истомин и Байгузов совершили убийство Ремнева из корыстных побуждений. В процессе расследования было установлено, что ранее Байгузов совместно с Чилиным из хулиганских побуждений избили Семина, причинив ему легкие телесные повреждения. Оба уголовных дела были соединены в одно производство. При ознакомлении с материалами дела Истомин заявил, что желает, чтобы его дело рассматривал суд присяжных. Байгузов и Чилин против этого возражали. Причем Чилин заявил, что ему не нужны ни присяжные, ни иные заседатели, он согласен и желает, чтобы его дело рассмотрел судья единолично. Байгузов же был против единоличного рассмотрения и просил коллегиального рассмотрения, но в составе профессиональных судей.

В какой суд прокурору следует направить уголовное дело?

Какой состав суда будет его рассматривать?

В соответствии со ст. 33 ч.1 УПК РФ согласно которой в случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны судам разных уровней, уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом и ст. 325 ч. 2. Уголовное дело, в котором участвует несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом в данном составе. Таким образом в соответствии со ст. 325 ч.2 УПК РФ прокурору следует направить дело в суд присяжных

Заключение

Прекращение уголовного преследования означает прекращение процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в публичном, частно-публичном и частном порядке в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления по возбужденному уголовному делу. Уголовное преследование является составляющей производства по уголовному делу, поэтому прекращение уголовного дела исключает и дальнейшее осуществление уголовного преследования в рамках данного дела с момента его прекращения. Однако прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица, наоборот, не исключает продолжения производства по данному делу для изобличения виновных и обеспечения привлечения их к уголовной ответственности.

Исчерпывающий перечень оснований прекращения уголовного преследования установлен в ст. 27 и ст. 28 УПК. Указанные основания целесообразно разделять на две категории: 1) императивные (обязательные), когда уголовное преследование подлежит прекращению; 2) факультативное, когда прекращение уголовного преследования допускается.

Своевременное, законное и обоснованное прекращение уголовного дела имеет не только уголовно-процессуальное значение, но и огромное общественное значение. Оно направлено как на защиту прав лица, привлекаемого ранее в качестве подозреваемого, так и потерпевшего от преступления. Кроме того, своевременное, законное и обоснованное прекращение уголовного дела способствует активизации деятельности органов предварительного расследования на работе по установлению действительных преступников.

Список использованных источников

Нормативно –правовые акты

1. "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)

2. "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 04.10.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 18.11.2010)

3. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 N 1-ФЗ (принят ГД ФС РФ 18.12.1996) (ред. от 01.07.2010)

4. "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 27.07.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 18.11.2010)

Литературные источники

5. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России: Учебное пособие для вузов / Ю.И. Дышин. – М.: Издательство «Экзамен», 2009. - 492 с.

6. Коксенко П.К., Кузин Ю.С. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2010. - 328 с.

7. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. С.К. Лавреньева; Науч. ред. А.П. Бондаренко. – М.: Спарк, 2008. - 1007 с.

8. 33. Нечаев К.В. Юридическая сила доказательств в уголовном судопроизводстве. – М.: Издательство «Экзамен», 2009, - 128 с.

9. 48. Смерницкий Б.Ю. Состязательный процесс. – СПб.: Издательство «Альфа», 2010. - 320 с.

10. Соловьев А.Б. Доказывание по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (досудебные стадии): Научно-практическое пособие. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2010. -264 с.

11. Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие. – М.: Приор-издат, 2008. – 112 с.

12. 57. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Бочкарова. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Спарк, 2010. – 574 с.

13. 58. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / А.С. Лунченко. – М.: Юристъ, 2003. - 797 с.

14. Холмогоров Я.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: Монография. – М.: Издательство «Экзамен», 2009. - 352 с.

15. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам. Проблемы теории и правового регулирования. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 1998. – 92 с.

16. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2009 года

17. http://www.arhcourt.ru- официальный сайт Архангельского областного суда