регистрация /  вход

Уголовное преследование (стр. 1 из 4)

Содержание

Введение

1. Понятие и виды уголовного преследования

2. Понятие и основания прекращения уголовного преследования

Задачи

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы. Уголовно-процессуальное законодательство (ч.2 ст. 28 УПК РФ) устанавливает принципиальную возможность прекращения уголовного преследования специальным основаниям освобождения от уголовной ответственности, которые предусмотрены примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса. В этих случаях применяются общие положения о процессуальном порядке прекращения уголовных дел и уголовного.

Теоретическая значимость заключается в исследовании и обобщении работ юристов-ученых и практиков в области осуществления уголовного преследования следователем при расследовании уголовных дел. Результаты исследования вносят определенный вклад в разделы уголовно-процессуальной науки, посвященные принципам уголовного судопроизводства, уголовному преследованию на досудебных стадиях процесса, участникам уголовного судопроизводства, окончанию предварительного расследования. Результаты диссертационного исследования позволяют дополнительно обосновать необходимость возрождения института судебного следователя как одного из способов демократизации российского уголовного процесса.

Практическая значимость работы состоит в том, что в ней сформулированы предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, предложены новые редакции некоторых статей УПК РФ; разработаны рекомендации по составлению постановлений, принимаемых следователем по окончанию предварительного следствия, и бланки соответствующих процессуальных документов.

1. Понятие и виды уголовного преследования

уголовный преследование

Уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК). Из данного определения вытекает, что уголовное преследование – это деятельность, связанная с преследованием конкретного лица, уже поставленного в положение подозреваемого и обвиняемого. А деятельность стороны обвинения, осуществляемая до появления в деле подозреваемого и обвиняемого, уголовным преследованием не является.

Уголовное преследование осуществляется в целях изобличения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления. Поэтому, если в качестве подозреваемого или обвиняемого фигурирует лицо, не причастное к преступлению, то деятельность по его "изобличению" не называется уголовным преследованиям.

В соответствии с ст.20 ч. 1 УПК, в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке[4].

Уголовное преследование - это прежде всего совокупность норм уголовно-процессуального законодательства, сосредоточенных в гл. 3 УПК РФ "Уголовное преследование". Ею устанавливаются: виды уголовного преследования (ст. 20), обязанность осуществления уголовного преследования (ст. 21), право потерпевшего на участие в уголовном преследовании (ст. 22) и привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации (ст. 23).

Публичное обвинение - не частное, а общественное, осуществляемое в интересах общества обвинение. Суть его заключается в том, что прокурор, следователь и дознаватель обязаны, в целях охраны прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства, по долгу службы, независимо от воли и желания жертв преступления и иных заинтересованных лиц, усмотрения организаций, рассмотреть поступившее сообщение о преступлении.

Согласно 20 УПК ч. 2 ст., делами частного обвинения считаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ[4]. Эти только по заявлению потерпевшего, а также его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

На основании ст. 20 ч. 3 УПК, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч.1 ст. и ст.147 ч.1 УК РФ являются делами частно-публичного обвинения[4]. Они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением его с обвиняемым не подлежат. Единственное исключение из этого общего правила предусмотрено ст. 25 УПК, в которой говорится, что суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Остальные дела, согласно ч. 5 ст. 20 УПК, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Выделение преступлений, преследуемых в порядке частного и частно-публичного обвинения, обусловлено тем, что данные преступления затрагивают интересы потерпевшего, и в связи с этим необходимо учитывать его мнение, нуждается ли то или иное лицо в уголовном преследовании либо можно обойтись иными средствами разрешения возникших конфликтов[5, с. 178].

Вместе с тем, в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Но в данной статье ничего не говорится, подлежит ли это дело прекращению за примирением сторон. В ч. 2 и 3 ст. 20 УПК определяется круг лиц, по заявлению которых может быть возбуждено уголовное дело частного или частно-публичного обвинения. Коль скоро ни одно из этих лиц с заявлением не обращалось, а уголовное дело было возбуждено прокурором (либо следователем или дознавателем с согласия прокурора) по собственной инициативе, то данное дело прекращению за примирением потерпевшего с лицом, в отношении которого оно было возбуждено, не подлежит. Об этом же говорит и ч. 3 ст. 21 УПК[5, 181].

Однако в указанной норме есть одно неясное положение. Если в ч. 4 ст. 20 УПК говорится, что возбудить производство по делу частного и частно-публичного обвинения может не только прокурор, но также следователь или дознаватель с согласия прокурора, то в ч. 3 ст. 21 УПК сказано, что осуществлять уголовное преследование по этим делам вправе только прокурор. В литературе высказывалось мнение, что и возбуждать уголовное дело, и вести уголовное преследование правомочны не только прокурор, но и следователь, и дознаватель. Но возможно и иное суждение: возбудить уголовное дело, преследуемое в порядке частного или частно-публичного обвинения, может и прокурор, и следователь, и дознаватель (два последних участника процесса вправе принять такое решение лишь с согласия прокурора), а вести по нему расследование – только прокурор. Вообще по данному вопросу требуется разъяснение самого законодателя.

В ч. 1 ст. 21 УПК говорится, что прокурор, а также следователь и дознаватель осуществляют уголовное преследование от имени государства по делам частного и частно-публичного обвинения. Стало быть, только эти лица вправе возбудить уголовное дело и вести по нему производство. Для других же лиц участие в данном уголовном деле – это их право, но не обязанность.

В соответствии с ч. 2 той же статьи, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении.

Часть 4 ст. 21 УПК гласит, что требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Отсюда следует, что соответствующие органы и лица, которым адресованы эти процессуальные документы, должны выполнить содержащиеся в них поручения[4].

В ст. 22 УПК содержится указание, что потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать это обвинение. Думается, что указанные лица могут участвовать не только в уголовном преследовании обвиняемого, но и подозреваемого[4].

Согласно ст. 23 УПК, если деяние, предусмотренное гл. 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело в этом случае возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. Как правильно отмечается в литературе, дело о данном преступлении, по существу, является делом частно-публичного обвинения, поскольку подлежит возбуждению только на основании заявления (или с согласия) руководителя данной организации.

2. Понятие и основания прекращения уголовного преследования

От прекращения уголовного дела, т.е. всего досудебного производства, следует отличать прекращение уголовного преследования, т.е. производства в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в преступлении, иначе говоря, уголовно-процессуальной функции, выражающейся в выдвижении и обосновании подозрения и обвинения, инкриминируемого конкретному лицу. Согласно ч. 3 ст. 24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет одновременное прекращение уголовного преследования, но не всякое прекращение уголовного преследования влечет за собой полное прекращение всего дела. Так, если по делу обвиняется несколько лиц, а основания для прекращения установлены только в отношении одного из них, прекращение уголовного преследования в отношении данного обвиняемого не означает полного прекращения следственного производства по уголовному делу, которое в обычном порядке продолжается в отношении остальных обвиняемых.