регистрация / вход

Анализ норм уголовного законодательства, содержащих признаки субъекта преступления

Изучение понятия субъекта преступления как лица, способного нести уголовную ответственность за совершенное им умышленно или по неосторожности деяние. Анализ современных норм уголовного законодательства, содержащих признаки субъекта преступления.

Введение

В число обязательных элементов состава преступления входит и субъект преступления, т.е. лицо, совершившее преступное деяние. Отсутствие в деянии признаков субъекта преступления, установленных уголовным законом, свидетельствует об отсутствии состава преступления. Поэтому применительно к деяниям малолетних или психически больных, какую бы высокую степень опасности они ни представляли, не употребляются термины «преступное деяние», «преступление». Взгляд на признаки субъекта преступления как на элемент состава преступления утвердился в российском уголовном праве еще в прошлом столетии.

Новый российский Уголовный кодекс, как и прежний, не пользуется термином «субъект преступления». Для его обозначения в статьях УК употребляются слова: «виновный», «осужденный», «лицо, совершившее преступление», «лицо, признанное виновным в совершении преступления», просто «лицо» и др.

Субъект преступления в общем смысле слова – это лицо, совершившее преступление. В более узком, специальном смысле слова субъект преступления – это лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленно или неосторожно общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Из всех многочисленных свойств личности преступника закон выделяет такие, которые свидетельствуют о его способности нести уголовную ответственность. Именно эти признаки характеризуют субъект преступления.

Формулировка юридических признаков субъекта в новом УК РФ имеет ряд положительных особенностей. Во-первых, эти признаки впервые выделены в самостоятельную главу 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности». Во-вторых, в ст. 19 УК закреплены общие условия уголовной ответственности лица: «Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом». По существу, это первое в российском уголовном законодательстве определение субъекта преступления. В-третьих, в УК РСФСР 1960 г. не говорилось прямо о том, что субъектом преступления может быть только физическое лицо. Этот признак давался доктриной уголовного права и выводился из закона путем систематического толкования. В-четвертых, уточнена редакция статей о возрасте и невменяемости (ст. 20 и 21 УК). В-пятых, введена норма об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22 УК).

Целью настоящей работы является раскрытие понятия субъекта преступления, а также его признаки и значение.

Задачами являются:

1. Изучение понятия субъекта преступления, сравнение его с личностью преступника.

2. Анализ норм уголовного законодательства, содержащих признаки субъекта преступления.

В работе используются работы таких ученых в сфере уголовного права и других наук как Павлов В.Г., Рагулина А., учебники уголовного права, комментарии законодательства.

Объект и предмет исследования определяются тематикой работы, ее целью и задачами. Объектом научного анализа настоящей работы является сущность субъекта преступления и его признаки.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, нормативно-правовых источников: как законодательства, так и судебной практики.

Нормативную основу составили: Уголовный Кодекс РФ, федеральное законодательство, затрагивающее вопросы вменяемости и невменяемости, а также вопросы ответственности несовершеннолетних. Судебная практика представлена разъяснениями Пленума Верховного Суда, решениями федеральных судов.


1. Понятие субъекта преступления. Соотношение понятий субъекта преступления и личности преступника

Необходимым элементом состава преступления в российском уголовном праве признаетсясубъект преступления (от лат. subjectus – находящийся в основе), то есть лицо, способное нести уголовную ответственность за совершенное им умышленно или по неосторожности деяние, ответственность за которое установлена уголовным законом. Отсутствие субъекта преступления означает отсутствие состава преступления, а, следовательно, и собственно преступления. УК Российской Федерации дает собирательное определение понятия субъекта преступления, используя в качестве заменяющего термин «лицо, подлежащее уголовной ответственности» (Глава 4).

Субъект преступления – это физическое, вменяемое лицо, совершившее преступление и достигшее к моменту совершения преступления установленного уголовным законом возраста.

В ст. 19 УК выделены три признака, характеризующие лицо – субъекта преступления и являющиеся условиями наступления уголовной ответственности: а) вменяемость; б) достижение возраста уголовной ответственности; в) характеристика лица как физического.

Субъектом преступления может быть признано только вменяемое лицо. К физическим лицам, которые могут подлежать уголовной ответственности, относятся как граждане России, обладающие правоспособностью, а также полной или частичной дееспособностью, так и иностранные граждане, лица без гражданства, лица с двойным гражданством (бипатриды).

Иногда для наступления уголовной ответственности закон требует, чтобы лицо, совершившее преступление, обладало не только обязательными, но и дополнительными признаками. Такой субъект преступления называется специальным. Характеристика субъекта преступления как личности имеет большое значение в уголовном праве. Качества личности учитываются судом при назначении наказания. Так, в ст. 60 УК РФ говорится, что при назначении наказания суд учитывает не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и личность виновного.

Таким образом, субъект преступления – один из четырех элементов состава преступления. Отсутствие хотя бы одного из обязательных юридических признаков его (лицо физическое, вменяемое, предусмотренный уголовным законом возраст) свидетельствует об отсутствии субъекта преступления и самого состава преступления.

Не следует отождествлять понятие субъекта преступления и личности преступника. Если в понятие субъекта включаются лишь признаки, указанные в статьях уголовного закона, то второе понятие значительно шире и многограннее. Оно включает в себя все многообразие свойств человека (характер, склонности, темперамент, уровень образования и т.п.).

В отличие от субъекта преступления (как одного из элементов состава преступления), имеющего значение для квалификации преступления, понятие «личность преступника» имеет уголовно-правовое значение для наказания. Понятие личности преступника включает биологическую и социально-психологическую характеристики лица, совершившего преступление.

Субъект преступления не следует путать с личностью преступника. Второе понятие значительно шире, многограннее. В понятие субъекта включаются лишь признаки, указанные в статьях уголовного закона. Личность преступника включает в себя все многообразие свойств человека (характер, склонности, темперамент, уровень образования и т.п. Некоторые из этих данных указаны законодателем в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (беременность, наличие малолетних детей, неоднократное совершение преступлений и т.д.).

Субъект преступления – это конкретное лицо (человек), которое обладает множеством других качеств. Это человек, живущий в обществе, связанный с людьми множеством различных отношений. Он обладает целым комплексом психических качеств, определенной суммой знаний, навыков, убеждений, привычек и т.д. Признаки субъекта эти качества не раскрывают. Они могут быть раскрыты лишь при характеристике личности преступника.

Таким образом, личность преступника более широкое понятие, чем субъект преступления.

Как складывается антиобщественная личность?

Все признаки, характеризующие личность преступника, делят на три группы:

1. Социально-демографические признаки (пол, возраст, семейное положение, образование, трудовой стаж, место жительства и т.д.).

2. Социально-психологические (интеллектуальные, эмоциональные и волевые, качества, ценностная ориентация и направленность личности, социальная роль и опыт).

3. Уголовно-правовые (рецидив преступлений, совершение преступления в группе).

Изучением личности преступника занимается такая наука, как криминология. Но и для сферы уголовного права отдельные свойства, качества личности имеют существенное значение. Они могут учитываться судом при избрании вида и размера назначаемого наказания, решении вопроса об освобождении от уголовного наказания или ответственности, применении условного осуждения, назначении наказания ниже, чем предусмотрено в санкции статьи. И хотя свойства и качества личности могут и не быть непосредственно связаны с преступлением, но они характеризуют личность в социально-психологическом плане с отрицательной или положительной стороны, свидетельствуют о большей или меньшей степени общественной опасности. Некоторые из свойств, состояний и качеств личности указаны законодателем как обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание (беременность, наличие малолетних детей, неоднократное совершение преступлений и т.д.).


2. Возрастной признак субъекта

Различают следующие критерии возраста: хронологический (паспортный), биологический (функциональный), социальный (гражданский), психологический (психический). Российский законодатель, устанавливая возраст, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности, руководствовался психологическим критерием.

Достижение установленного Уголовным кодексом РФ возраста – одно из общих условий привлечения лица к уголовной ответственности (ст. 19 УК). Установленный законом возраст уголовной ответственности подтверждает объективную характеристику способности лица осознавать значение своих действий (своего бездействия) и руководить ими.

Привлечение малолетнего к ответственности за действия, опасность которых он не осознает, недопустимо.

Возраст уголовной ответственности не может быть установлен в законе произвольно. Прежде всего, учитываются данные наук физиологии, общей и возрастной психологии и педагогики о возрасте, начиная с которого у нормально развивающегося подростка формируются указанные выше способности. Многие запреты, которым государство придает значение правовых, доступны для понимания и малолетнего ребенка: нельзя присваивать чужое, нельзя обижать других и т.д. Однако для привлечения лица к уголовной ответственности требуется, чтобы у него были известный уровень правового сознания, способность оценивать не только фактическую сторону своих поступков, но и их социально-правовую значимость.

Достижение установленного возраста уголовной ответственности предполагает также наличие у лица способности правильно воспринять уголовное наказание, ибо только в этом случае оно может достигнуть своей цели.

Таким образом, минимальный возраст уголовной ответственности не может быть ниже возраста, когда у человека образуются определенные правовые представления, когда он в состоянии уяснить и усвоить уголовно-правовые запреты. Однако этого недостаточно для установления возраста уголовной ответственности. Процесс ускорения физического и интеллектуального развития подрастающего поколения (акселерация) неизбежно ведет к тому, что и способность правильно оценивать свое поведение будет проявляться во все более раннем возрасте. Но это не требует обязательного снижения возраста уголовной ответственности.

Необходимо учитывать также возможности общества бороться с общественно опасными действиями подростков без применения уголовного наказания, путем воспитательных мер. Очевидно, определение возраста ответственности – вопрос не только социально-психологический или педагогический, но и вопрос уголовной политики. Чем цивилизованнее общество, чем выше в нем уровень профилактической и воспитательной работы, тем выше может быть и возраст уголовной ответственности.

Законодательство устанавливает несколько возрастных границ, обусловливающих наступление уголовной ответственности. По общему правилу установлен 16-летний возраст, с которого наступает уголовная ответственность. В некоторых случаях ответственность может нести лицо, достигшее к моменту совершения преступления возраста 14 лет. Их исчерпывающий перечень установлен в УК (ч. 2 ст. 20). К ним относятся преступления:

против личности (убийство; умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью; похищение человека; изнасилование; насильственные действия сексуального характера);

против собственности (кража; грабёж; разбой; вымогательство; неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения; умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества при отягчающих обстоятельствах);

против общественной безопасности и общественного порядка (терроризм; захват заложника; заведомо ложное сообщение об акте терроризма; хулиганство при отягчающих обстоятельствах; вандализм; хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств или наркотических средств и психотропных веществ; приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения).

Особенности некоторых преступлений таковы, что совершить их в состоянии только лицо, достигшее возраста 18 лет (например, преступления против установленного порядка военной службы, преступления против государственной службы и службы в органах местного самоуправления). Для некоторых преступлений возрастная «планка» еще выше. Так, субъектом вынесения заведомо неправосудного приговора (ст. 305 УК) может быть лишь лицо, достигшее возраста 25 лет, – именно такой возрастной ценз установлен для занятия должности судьи.

Установление возраста субъекта преступления входит в предмет доказывания по уголовному делу. Как отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток. В соответствии с тем же Постановлением Пленума Верховного Суда РФ при отсутствии у несовершеннолетнего лица документов, удостоверяющих его возраст, он определяется экспертами. Если с точностью его установить не удается, то днем рождения лица считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным или максимальным числом лет следует исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Устанавливая четкую формальную границу возраста, с которого наступает уголовная ответственность, законодатель стремится исключить двусмысленность и неясность норм, предусматривающих ответственность за то или иное преступное деяние.

3. Вменяемость и невменяемость

3.1 Понятие вменяемости и невменяемости

Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо.

Достижение лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, по общему правилу означает, что это лицо способно осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими. Наличие таких способностей именуется вменяемостью, которая является обязательным признаком субъекта преступления. Однако названные психические способности человека могут быть полностью нарушены или существенно снижены расстройством здоровья или врожденными дефектами психики. В связи с этим возникает вопрос о состоянии невменяемости Вменяемость (от слова «вменять», в смысле «вменять в вину») – в широком, общеупотребительном значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия.

В уголовном праве данное понятие употребляется в более узком, специальном смысле, как антитеза понятию «невменяемость». Именно этим последним понятием оперирует уголовный закон. Ч. 1 ст. 21 УК РФ гласит: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики». Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость – это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно опасного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими и потому способен быть ответственным за свои действия.

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек, с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям. Видя в этом основание для вменения в вину человеку общественно опасного деяния, уголовное право основывается на известных положениях философии о том, что лишь люди, способные познать действительность и ее объективные закономерности, могут действовать свободно.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки, прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания – исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Состояние невменяемости устанавливается не на какой-то период времени, а лишь применительно к конкретным действиям, признаки которых содержатся в статье (или нескольких статьях) Особенной части УК. Отсюда следует важный вывод: признание лица невменяемым распространяется лишь на те деяния, которые уже совершены, и не имеет силы относительно действий, которые могут быть лицом совершены в будущем. В случае совершения новых общественно опасных деяний необходимо назначение новой экспертизы и принятие самостоятельного (отдельного) решения о признании или непризнании лица невменяемым в отношении конкретных инкриминируемых деяний.

Следует отметить, что в практике встречаются случаи, когда одно и то же лицо в отношении одних общественно опасных действий признается невменяемым, а в отношении других, совершенных спустя не очень продолжительный промежуток времени, – вменяемым.

Состояние невменяемости свидетельствует об отсутствии одного из признаков состава преступления, относящихся к субъекту преступления. В связи с этим общественно опасное деяние, совершенное лицом, не способным вследствие болезненного состояния осознавать фактический характер своих действий или руководить ими, нельзя рассматривать как преступление, и к такому лицу не может применяться наказание.

Согласно ч. 2 ст. 21 УК к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, которые предусмотрены гл. 15 Особенной части УК. Виды принудительных мер медицинского характера, а также основания и порядок их применения регулируются уголовно-исполнительным законодательством.

Так, например, Московским областным судом 3 февраля 2004 г. Давыдов освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 239, ч. 3 ст. 127, пп. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ, с применением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа; Привалов освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, с применением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа. Давыдов признан лицом, совершившим в состоянии невменяемости, следующие общественно опасные деяния: создание вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, и руководство им, создание общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и с побуждением их к совершению противоправных деяний, и руководство этим объединением, незаконное лишение свободы заведомо несовершеннолетних в составе организованной группы, с применением оружия, и истязание несовершеннолетних, находившихся от него в полной материальной и иной зависимости, а Привалов признан лицом, совершившим в состоянии невменяемости общественно опасное деяние – участие в незаконном вооруженном формировании. Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено. Правовая оценка общественно опасным деяниям, совершенным Давыдовым и Приваловым совместно с ранее осужденными Дергузовой и Ломакиной, дана судом правильная. Согласно акту судебной психолого-психиатрической экспертизы Давыдов и Привалов страдают хроническими психическими расстройствами в форме шизофрении. Поэтому в период, относящийся к совершению ими инкриминируемых деяний, они не могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. С учетом конкретных обстоятельств дела и заключений судебно-психиатрической экспертизы суд обоснованно назначил Давыдову принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа, а Привалову – в психиатрическом стационаре общего типа.

3.2 Критерии невменяемости

преступление уголовный ответственность норма

В науке и юридической практике принято выделять два критерия невменяемости – медицинский и психологический (его называют также юридическим). Первый из них означает наличие одного из следующих патологических состояний психики лица: хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие либо иное болезненное состояние психики. Каждое из этих состояний характеризуется определенным психическим заболеванием, имеющим свои симптомы, название, и диагностируется врачами-психиатрами в ходе экспертизы, проводимой по постановлению следователя, дознавателя или суда (например, шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз).

Второй критерий невменяемости – психологический означает неспособность лица понимать социальный смысл своих действий (бездействия), предвидеть вредные последствия, т.е. осознавать общественную опасность своего поведения. Этот критерий включает два признака: интеллектуальный и волевой. Интеллектуальный характеризует сознание, волевой – способность лица руководить своими действиями.

Сознание и воля как свойства нормальной психики неотделимы друг от друга и, как правило, нарушаются одновременно. Однако существуют заболевания, при которых поражается только волевая сфера, или только интеллектуальная, или даже отдельные элементы интеллектуальной и волевой деятельности. Психическое заболевание может вызвать расстройство восприятия, которое проявляется в повышенной либо пониженной восприимчивости к внешним раздражителям, в искажении величины или формы воспринимаемых предметов, пространства в целом. Лицо, например, «видит» в руках другого человека оружие, которого в действительности нет. Болезнь может проявиться в эмоциональном (аффективном) расстройстве, способном вызвать крайнюю раздражительность, вспыльчивость, либо в расстройстве мышления, проявляющемся в утрате способности разделять главное и второстепенное, соотносить свои поступки с моральными и правовыми ценностями, в появлении навязчивых состояний и т.п.

Интеллектуальный критерий невменяемости характеризуется неправильным представлением о явлениях действительности, которое способно спровоцировать агрессивное поведение. Например, галлюцинация у психически больного человека можеттолкнуть его на насильственные действия в отношении другого лица, которое в силу искажений восприятия принято за преступника.

Поражение волевой сферы может быть связано с нарушением способности принимать решение, подавлять желание либо выбирать способ реализации потребности.

Это может привести к таким расстройствам, как непреодолимое стремление к поджогам (пиромания), бессмысленное воровство без проявления корыстных устремлений (клептомания), резкое усиление полового влечения (гиперсексуальность). При поражении волевой сферы лицо может осознавать, что совершает общественно опасное деяние, однако быть неспособным противостоять этому. Так, больной, страдающий пироманией, понимает, что поджог чужого имущества может причинить материальный ущерб и даже повлечь человеческие жертвы, но не в силах удержаться от желания видеть горящие предметы.

Законодатель, формулируя понятие невменяемости и отражая интеллектуальный и волевой признаки психологического критерия, разделил их союзом «или». Это означает, что при наличии медицинского критерия достаточно одного из них, чтобы признать лицо невменяемым. Таким образом, психологический критерий действителен лишь в сочетании с медицинским, причинно обусловлен им. Всякая иная причина поражения волевых или интеллектуальных способностей, например вследствие алкогольного или наркотического опьянения, не порождает состояния невменяемости. И наоборот, наличие психического заболевания либо временного расстройства психической деятельности еще не свидетельствуют о наличии признаков невменяемости, поэтому довольно распространенное в обиходе представление о том, что психически больной человек ни за что не отвечает, ошибочно.

4. Ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость и несовершеннолетних, отстающих в психическом развитии. Специальный субъект преступления

4.1 Ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость

Как показывает практика, и свидетельствуют данные психиатрии, вполне возможно совершение преступления лицом хотя и страдающим психическим расстройством, но обладающим способностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими. Невменяемым его признать нельзя, но в то же время, очевидно, что «вклад» его воли и сознания в общественно опасное поведение, как правило, не так существен, как при нормальном состоянии психики. У такого лица может наблюдаться замедленная реакция, что мешает вовремя распознать опасность наступления вредных последствий при неосторожном совершении преступления, либо, напротив, обостренная реакция на поведение других лиц, способствующая агрессивному поведению.

И в первом, и во втором случае субъект в целом обладает способностью контролировать ситуацию, оценивать социальный смысл своего поступка, принимать самостоятельное решение, однако эти способности снижены.

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности, но указанное состояние учитывается судом при назначении наказания (ч. 1 ст. 22 УК).

Законодатель не уточняет, каким образом и в каких пределах суд должен учитывать не исключающее вменяемости психическое расстройство лица, которое совершило преступление. К тому же само по себе указание на неполную степень осознания лицом фактического характера и общественной опасности своего поведения носит оценочный характер и может быть конкретно установлено лишь применительно к определенному деянию с учетом всех обстоятельств его совершения. Очевидно, что формулировку ст. 22 УК РФ «учитывается судом» следует понимать не как «суд должен учесть», а как «суд может учесть». Учет судом какого-либо обстоятельства не обязательно означает смягчение или усиление наказания (индивидуализация наказания «по вертикали»), но и выбор наиболее рациональной меры уголовно-правового воздействия среди более или менее равных (индивидуализация «по горизонтали»).

Так, к примеру, Лебедев, 1974 года рождения, и малолетний Янин, 1989 года рождения, проживали в одном доме и знали друг друга как соседи. Вечером 13 марта 1997 года нетрезвый Лебедев поднялся на девятый этаж дома, чтобы вернуть деньги, взятые им в долг у Кисилева. Янин пошел следом за ним и стал просить у него деньги на жевательную резинку. Когда тот отказался дать деньги, Янин стал оскорблять его, обзывая обидной кличкой. Желая наказать мальчика за это, он спустил с него штаны и собирался отшлепать, но в связи с тем, что ребенок продолжал оскорблять, он повалил его на пол и с целью причинения тяжкого вреда здоровью стал душить, сжимая ему горло рукой. Увидев, что Янин стал хрипеть и потерял сознание, Лебедев начал оказывать ему первую помощь, и в это время прибежали соседи по дому. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении Лебедева оставлен без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений, смягчении назначенного Лебедеву наказания до трех лет лишения свободы. Президиум Верховного Суда РФ 4 марта 1998 года протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворил, указав следующее. Вина Лебедева в совершении преступления установлена доказательствами, которые собраны в ходе предварительного и судебного следствия и приведены в приговоре суда, а его действиям дана правильная правовая оценка. Вместе с тем судебные решения подлежат изменению в связи с назначением осужденному чрезмерно сурового наказания. В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного. Суд эти требования закона не выполнил, наказание Лебедеву назначил необоснованно суровое в виде лишения свободы сроком на шесть лет, не приняв во внимание, что инициатором конфликта, в результате которого совершено преступление, Лебедев не был и вредных последствий – длительного нарушения здоровья – у потерпевшего не наступило. Лебедев свою вину признал полностью и глубоко раскаялся в содеянном, о чем свидетельствовало его поведение после совершения преступления и во время предварительного следствия: ранее преступлений и административных правонарушений он не совершал, по месту работы и месту жительства характеризовался положительно. Трудовой коллектив, в котором он работал, направил в суд общественного защитника и ходатайствовал о проявлении к нему максимального снисхождения. Из материалов дела следует, что у Лебедева обнаружены признаки умственного недоразвития (олигофрении) в степени легкой дебильности. Указанное психическое заболевание, как отражено в заключении судебно-психиатрического эксперта, не исключало для Лебедева возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, что и определило вывод экспертов и суда о его вменяемости в отношении инкриминируемого деяния. Вместе с тем при назначении Лебедеву наказания суд в нарушение требований ч. 2 ст. 22 УК РФ не учел того, что он страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Поэтому Президиум Верховного Суда РФ приговор Тверского областного суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении Лебедева изменил, снизил ему наказание до трех лет лишения свободы.

Очевидно, что в данном случае суд своим волевым решением применил свое право на смягчение уголовной ответственности, воспользовавшись предоставленным ему правом. С другой стороны суды предыдущих инстанций посчитали иначе, то есть возникает проблема судейского усмотрения в данном вопросе.

Главное же состоит в том, что наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости, может служить основанием для назначения лицу принудительных мер медицинского характера. Содержание этих мер раскрывается в ч. 2 ст. 99 УК РФ: «Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра». В соответствии с ч. 8 ст. 74 УИК РФ указанные лица отбывают наказание в лечебных исправительных учреждениях.

4.2 Ответственность несовершеннолетних, отстающих в психическом развитии

Вместе с тем возможны ситуации, когда лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, в силу отставания в психическом развитии воспринимает окружающую действительность и оценивает свои действия как малолетний ребенок. Такие лица могут не различать обычную шалость и уголовно наказуемое деяние. Применение к ним уголовного наказания не отвечало бы принципу социальной справедливости и его целям.

Возрастная невменяемость – это обстоятельство, исключающее уголовную ответственность в силу того, что лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, в момент совершения общественно опасного деяния из-за отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им.

«В связи с тем, что содержание понятия отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не раскрыто в тексте УК РФ и его официальное толкование так же отсутствует, автор считает: в основе отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, лежат следующие причины: 1) социальный инфантилизм, который возникает из-за педагогической запущенности, неправильного воспитания, «сенсорных дериваций»; 2) соматические заболевания, перенесенные в раннем детстве, если они протекали в длительной или тяжелой форме.

Отставание в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, должно быть временным, то есть при правильном воспитании и обучении (при социальном инфантилизме), и лечении (при соматических заболеваниях), задержка развития является обратимой. Если же речь идет о психическом недоразвитии, то в этом случае надо говорить о расстройствах психики (Д.Д. Еникеева). Социальный инфантилизм и соматические заболевания будут являться признаками возрастной невменяемости только в случае, если они оказывают влияние на способность подростка в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в момент совершения общественно опасного деяния.

УК РФ не предусматривает никаких мер для подростков, которые не подлежат уголовной ответственности в силу возрастной невменяемости. Однако такие субъекты могут быть социально опасными, и их отставание в психическом развитии не исчезнет само по себе. Поэтому в законе необходимо предусмотреть возможность применения принудительных мер лечебно-педагогического характера к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии возрастной невменяемости.»

Часть 3 ст. 20 УК для таких случаев формулирует специальное правило, согласно которому несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, если вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, он во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Если лицо достигло 16 (14) лет, но во время совершения общественно опасного деяния, вследствие отставания в психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, оно не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК). Следовательно, он не признается субъектом преступления.А значит, не подлежит уголовной ответственности.

4.3. Специальный субъект преступления

Уголовному праву наряду с понятием общего субъекта преступления известно понятие так называемого специального субъекта преступления. Эти лица кроме возрастных признаков и вменяемости обладают особыми дополнительными (специфическими) признаками, отграничивающими возможность привлечения их к уголовной ответственности за совершение преступления. Например, субъектом преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления признается только должностное лицо (ст. 285–293 УК), субъектом преступления против военной службы – военнослужащий (ст. 331–352 УК).

Составы преступлений, в которых предусмотрена ответственность таких лиц, называются составами со специальным субъектом. В большинстве случаев законодатель прямо указывает на признаки специального субъекта. Иногда его наличие вытекает из смысла закона. В тех составах, где назван специальный объект, исполнителем может быть только специальный субъект.

Особенностью специального субъекта является его служебное, общественное положение или профессиональные, демографические данные. При этом признание определенных категорий лиц специальными субъектами обусловлено не их положением, а тем, что эти лица вследствие занимаемого положения могут совершать такие преступные деяния, которые не могут быть совершены другими лицами. Отсутствие признаков специального субъекта, предусмотренных конкретным составом преступления, исключают уголовную ответственность за это преступление. В одних случаях это означает отсутствие преступления вообще (например, получение взятки не должностным лицом), в других – ответственность наступает по другим уголовно-правовым нормам.Так, по приговору Самарского областного суда от 20 февраля 2008 г. В. осужден по ч. 3 ст. 290 УК РФ. На основании ст. 73 УК РФ основное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком три года. Он признан виновным в том, что работая главой сельского поселения Красная Поляна муниципального района Пестравский Самарской области, т.е. главой органа местного самоуправления, получил взятку в сумме 3 тыс. рублей.В кассационной жалобе адвокат просил изменить квалификацию действий В., полагая, что глава администрации поселения Красная Поляна муниципального района Пестравский Самарской области является не главой органа местного самоуправления, а должностным лицом.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 7 апреля 2008 г. в удовлетворении жалобы отказала по следующим основаниям. Виновность осужденного В. в получении взятки от К. – денег в сумме 3 тыс. рублей за незаконные действия – доказана, подтверждена материалами уголовного дела и не оспаривается осужденным и адвокатом. Из показаний В., признавшего вину полностью, видно, что 27 июня 2007 г. к нему обратился К. с просьбой выдать две незаконные справки о якобы проживавших на территории поселения Красная Поляна лицах, чтобы последние получили право на торговлю сельскохозяйственной продукцией на территории этого поселения, а также право на незаконное освобождение от налогообложения доходов от торговли. Он (В.) пообещал передать К. два незаполненных бланка справок с оттисками штампа и печати администрации сельского поселения, и за каждый бланк предложил передать ему деньги – 1500 руб. (всего 3 тыс. рублей). К. согласился, и 3 июля 2007 г. В. в соответствии с договоренностью передал ему бланки справок, получил от него 3 тыс. рублей, положил деньги к себе в карман, но в этот момент подошли сотрудники милиции и задержали его. Действия В. в силу закона квалифицированы судом как получение взятки главой органа местного самоуправления. Согласно ч. 1 ст. 34 Федерального закона от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация, контрольный орган муниципального образования, иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения. В силу п. 1 ст. 23 устава сельского поселения Красная Поляна глава поселения является высшим выборным должностным лицом поселения, возглавляющим администрацию поселения и исполняющим полномочия председателя собрания представителей поселения, входящим в состав собрания представителей поселения с правом решающего голоса. Как следует из указанного выше Федерального закона, муниципальное образование – и есть городское или сельское поселение. Поэтому считать поселение, которым руководил В., лишь территорией, входившей в подразделение района, нет оснований. Действия В. судом квалифицированы правильно, оснований для переквалификации его действий и изменения приговора не имеется.

По своему содержанию признаки специального субъекта очень разнообразны. Они могут касаться различных свойств личности. В действующем законодательстве весьма много норм со специальным субъектом, что говорит об ограничении круга ответственных лиц, т.е. сужении уголовной репрессии.

Все признаки специального субъекта преступления условно можно подразделить на группы:

1) по гражданству субъекта: субъектом государственной измены (ст. 275 УК РФ) может быть только гражданин Российской Федерации, а субъектом шпионажа (ст. 276 УК РФ) – только иностранный гражданин или лицо без гражданства;

2) по биологическим характеристикам (пол, возраст): непосредственным исполнителем изнасилования (ст. 131 УК РФ) может быть только мужчина; субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ) может быть только совершеннолетний;

3) по должностному положению и профессиональным обязанностям: субъектом получения взятки может быть только должностное лицо (ст. 290 УК РФ);

4) по семейно-родственным отношениям: субъектом злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей могут быть только родители, а нетрудоспособных родителей – совершеннолетние и трудоспособные дети (ст. 157 УК РФ);

5) по отношению к воинской обязанности: субъектами преступлений против военной службы могут быть лишь военнослужащие, проходящие военную службы по призыву либо контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, или граждане, пребывающие в запасе во время прохождения ими военных сборов, и некоторые другие категории лиц (ст. 331 УК РФ);

6) признаки, относящиеся к личностно-правовым особенностям: субъектами побега из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи могут быть лишь лица, отбывающие наказание или находящиеся в предварительном заключении (ст. 313 УК РФ).

Установление признаков специального субъекта при квалификации преступления имеет большое значение. Исходной позицией в правильном решении этого вопроса будет положение о том, что общественно опасное деяние будет признано преступлением только тогда, когда в нем будут установлены все признаки состава преступления. Следовательно, установление признаков специального субъекта является столь же необходимым, как и определение признаков общего субъекта.

Признаки специального субъекта в теории уголовного права получили название факультативных признаков в общем понятии состава преступления, поскольку они не являются обязательными для всех конкретных составов преступлений. Признаки специального субъекта указываются хотя и в значительном числе составов, но не во всех. Значение этих признаков проявляется различно.

Дополнительные признаки субъекта преступления имеют троякое значение: 1) когда они входят в конструкцию основного состава, они являются обязательными для квалификации преступления; 2) когда они входят в конструкцию состава с отягчающими обстоятельствами, они являются обязательными для квалификации преступления, совершенного при отягчающих обстоятельствах; 3) когда дополнительные признаки субъекта не имеют конструктивного значения, они являются факультативными и могут быть учтены судом при назначении наказания.

Заключение

По Уголовному Кодексу Российской Федерации субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. В заключение пройдемся коротко по основным аспектам нашего исследования. Субъект преступления является необходимым элементом состава преступления. Уголовное право России, рассматривая преступление как социальное явление, последовательно проводит взгляд, что субъектом преступления может быть только человек, обладающий разумом и относительной свободой воли. Этот взгляд полностью соответствует задачам уголовного законодательства, его принципам, понятию преступления и наказания, сформулированным в самом законе. Достижение установленного УК возраста – одно из общих условий уголовной ответственности лица (ст. 19). Необходимость установления в законе минимального возраста уголовной ответственности обусловлена, прежде всего, тем, что это обстоятельство неразрывно связано со способностью лица осознавать значение своих действий и руководить ими. Привлечение малолетнего к ответственности за действия, опасность которых он не сознает, недопустимо. Называя в числе общих условий уголовной ответственности вменяемость лица, УК, как и прежнее законодательство, не содержит определения вменяемости. Способность субъекта преступления осознавать фактическую сторону и социальную значимость своего деяния, а также способность руководить своим поведением (в чем и заключается вменяемость) предполагаются, если отсутствуют признаки невменяемости, названные в комментируемой статье. Понятие и критерии невменяемости, выработанные прежним законодательством и апробированные теорией и практикой уголовного права и судебной психиатрии, в основном сохранились.

УК однозначно устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного опьянения либо, будучи одурманенным, вследствие употребления наркотических средств или других одурманивающих (токсических) веществ, подлежит уголовной ответственности независимо от степени тяжести такого опьянения (одурманивания). В отличие от патологического опьянения, которое рассматривается как временное психическое расстройство и влечет признание невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние в таком состоянии, при обычном (физиологическом) опьянении (одурманивании) отсутствует как минимум медицинский (психиатрический) критерий невменяемости. Психиатрией разработан ряд признаков, позволяющих в комплексе устанавливать патологическое опьянение. Однако это требует проведения судебно-психиатрической экспертизы. Конечно же, существуют определенные проблемы в вопросах признания некоторых лиц субъектами преступления. Идет громадная работа по обновлению законодательства, создается нормативно-правовая база рынка, определяются наиболее оптимальные варианты регулирования национально-государственных отношений, возникают новые государственные структуры, работающие на иных, чем ранее, началах. Чтобы этого не произошло, каждый из принимаемых законодательных актов должен соответствовать основным естественным правам человека. Развивая общечеловеческие начала и обретая тем самым широкую социальную базу, российское право обретет подлинную ценность и займет подобающее место в нашем обществе. Особо следует сказать, что актуальность вопросов о субъекте преступления в уголовном праве не теряет значимости и в наши дни. Наконец, любое учение требует своего развития, более глубокого теоретического осмысления с позиций современных реалий и трудностей сегодняшнего дня, а законодательство – совершенствования. В данном случае не будет исключением и учение о субъекте преступления в уголовном праве на современном этапе развития российского государства.

Комплексность и системность изучения субъекта преступления, обеспечение правильного понимания уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление, непременно будет способствовать не только неукоснительному его исполнению, но и укреплению законности в деятельности правоприменительных органов в предупреждении преступлений.

Список литературы

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 01.04.2009).

2. Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 №1-ФЗ (ред. от 09.05.2005).

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних (с изменениями на 6 февраля 2007 года)».

4. Постановление Верховного Суда РФ «Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении виновному наказания (ч. 2 ст. 22 УКРФ)» (извлечение) от 4 марта 1999 г.

5. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2004 г. №4-О04–37 (Извлечение)

6. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 апреля 2008 г. №46-О08–19

7. Российское уголовное право. В двух томах. Том 1. Общая часть / Под. Ред. Проф. А.И. Рарога. – М.: Профобразование. 600 с. 2002.

8. Уголовное право российской федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 1999. – 480 с.

9. А. Арутюнов, адвокат Журнал «Современное право» N9 – 2002 г. Арутюнов Александр Арташевич

10.Гаухман Л.Д., Колодкин Л.М., Максимов С.В. Уголовное право. Общая часть: Учебник – М.:Юриспруденция, 1999.

11.Кадников Н.Г. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов – М.: ОАО «Издательский Дом «Городец»», 2006.

12.Уголовное право России (Общая часть): Учебное пособие. Диаконов В.В. //Allpravo.ru. – 2003.

13.Курс уголовного права в пяти томах. Том 1. Общая часть: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2002.

14.Колоколов Георгий Pюрикович, Судебная психиатрия, 2006

15.Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. – Волтерс Клувер, 2005 г.

16.Павлов В.Г. Субъект преступления. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. – 318 с.

17.Рагулина, А.В. Психические отклонения и их уголовно-правовое значение: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

18.Комментарий к уголовному кодексу РФ (постатейный), Чучаев А.И. 2009

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий