регистрация / вход

Особенности квалификации преступлений со специальным субъектом

Изучение правового значения и общих признаков субъекта преступления. Анализ ответственности за использование лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы. Описания включения дополнительных признаков в состав с отягчающими обстоятельствами.

Особенности квалификации преступлений со специальным субъектом

правовой преступление отягчающий служебный

Журавлев Александр Юрьевич. 2 курс 2 группа


Наряду с существованием в уголовном праве общего понятия «субъект преступления», признаки которого нашли законодательное закрепление в ст.ст. 19, 20, 22 УК РФ (физическое лицо, возраст, вменяемость), существует понятие «специальный субъект преступления», обладающий дополнительными свойствами, присущими определенной категории лиц, совершивших общественно опасное деяние.

Данные признаки прямо указаны в статьях Особенной части Уголовного кодекса РФ и являются обязательными лишь для некоторых составов. Такие признаки называют факультативными (дополнительными, специфическими, особыми), т.к. они определены не во всех статьях УК РФ. Однако названные признаки являются факультативными не для преступления, а для общего понятия субъекта преступления. В конкретном же составе преступления, где признаки указаны, они строго обязательны, и не должны рассматриваться как вспомогательные.

Так как нет легальной дефиниции, разные ученые толкуют определение «специального субъекта» по-своему. Но, не смотря на многообразие подходов, многие авторы сходятся в одном: специальным субъектом является лицо, обладающее наряду с общими признаками субъекта(возраст, вменяемость) особыми дополнительными признаками, обязательными и необходимыми для конкретного состава преступления.

Как замечает А.С. Михлин, отражение в диспозиции нормы такого элемента состава преступления как субъект, происходит лишь в том случае, когда законодатель вводит какие-либо ограничения[1] .

Правовое значение общих и специальных признаков субъекта преступления неодинаково. Отсутствие хотя бы одного из общих признаков субъекта означает вместе с тем и отсутствие состава преступления. При отсутствии признаков специального субъекта преступления возникает иная ситуация: в отдельных случаях отсутствие этих признаков полностью исключает уголовную ответственность, в других – меняется лишь квалификация преступления. [2]

В действующем законодательстве приблизительно 40% норм со специальным субъектом. Стоит отметить, что цифра довольно таки не мала. Установление признаков специального субъекта имеет большое значение при квалификации преступления. Их значение различно.

Во-первых, когда признаки специального субъекта являются конструктивными, т. е. закон включает их в основной состав преступления, то они являются обязательными. Примером может послужить статья 285 УК РФ, предусматривающая ответственность за использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересам общества или государства. Понятие должностного лица раскрывается в примечании к данной статье: лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а так же в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Использование тех же функций в общественных или кооперативных организациях не образует признаков состава указанного преступления.

Например. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассматривая дело Н., осужденного Свердловским районным судом г. Москвы по ч.1 ст. 285 УК РФ, не установила признаков данного преступления. Н. признали виновным в злоупотреблении служебным положением, причинившим значительный вред общественным интересам. Н, работая председателем проектно-строительного кооператива объединения «Промстрой» в г.Москве, был наделен, согласно Уставу кооператива, организационно-распорядительными функциями. Используя с корыстной целью своё служебное положение, он без согласия правления и общего собрания кооператива дал указание подчиненным работникам оформить продажу девяти самосвалов, находящихся в собственности кооператива, по заниженной цене в пользу частной фирмы «Полан», единственным владельцем которой он оказался сам, чем причинил существенный вред кооперативу. По мнению Судебной коллегии, фактические обстоятельства дела районный суд установил правильно, но юридическую квалификацию дал неверно. Кооператив не являлся государственным учреждением, поэтому Н. не мог быть должностным лицом. Действия по продаже Н. самому себе самосвалов не образовывали состава преступления, предусмотренного ст. 285 и следовательно все судебные решения по данному делу подлежали отмене.

Во-вторых, дополнительные признаки субъекта могут включаться в конструкцию не основного состава, а в состав с отягчающими обстоятельствами. И в этом случае они тоже являются квалифицирующими. Так, часть 1 и ч.2 ст. 290 (Получение взятки) предполагают в качестве субъекта только должностное лицо. А ч.3 этой же статьи говорит об ответственности лица, занимающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно о главе органа местного самоуправления. Таким образом, дополнительный признак специального субъекта включен законодателем в конструкцию состава с отягчающими обстоятельствами. Так, Президиум Верховного Суда РФ не усмотрел признаков должностного лица, занимающего ответственное положение, в деле Ф, осужденного по ч.3 ст. 290 УК. Ф, работая прокурором отдела по надзору за следствием и дознанием в органах внутренних дел Прокуратуры г.Москвы, был признан виновным в получении от П. взятки за оказание помощи в благоприятном исходе уголовного дела П. и за организацию необходимой консультативной помощи. Президиум указал в своем постановлении, что Ф. являлся рядовым прокурором отдела, обязанности которого сводились в основном к организации и методическому обеспечению прокурорского надзора. В деле отсутствовали данные о широких властных полномочиях Ф, его функциональные обязанности не включали важных судебных функций, прав и полномочий, он не проводил следственных действий, не обладал процессуальной самостоятельностью, не возбуждал и не прекращал уголовные дела. С учетом конкретных обстоятельств дела, установленных приговором суда, Президиум обоснованно переквалифицировал действия Ф. с Ч.3 ст. 290 на ч.1 ст. 290 УК РФ.

В-третьих, значение факультативных признаков специального субъекта проявляется тогда, когда они вообще не предусмотрены ни в основном составе, ни в составе с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они находятся вне рамок состава и относятся к характеристике личности преступника. Указанные признаки могут, учтены судом при назначении наказания в качестве отягчающих обстоятельств, если они предусмотрены в ст. 63 УК РФ.[3] Например. И. по приговору Новгородского областного суда признан виновным в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации на водном транспорте, повлекшем несчастный случай с людьми и осужден по ч.2 ст. 263 УК к четырем годам лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду. Работая сменным капитаном теплохода, И. в день аварии, являясь вахтенным начальником на теплоходе, вместе с рулевым мотористом П. употребляли спиртные напитки. Находясь в нетрезвом состоянии, И. при отводе теплохода от берега в нарушение Правил плавания по внутренним водным путям РФ не подавал звуковых сигналов, не вел постоянного наблюдения за окружающей обстановкой и за водным пространством по ходу судна. В результате этого он не заметил находящуюся на пути следования теплохода лодку с заглохшим мотором и совершил на нее наезд. От столкновения лодка перевернулась, при этом А., находившаяся в лодке, попала под работающие винты теплохода и скончалась на месте происшествия. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассматривая дело И. по жалобе адвоката, не нашла оснований для смягчения наказания даже при наличии некоторых смягчающих обстоятельств (первая судимость, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении несовершеннолетних детей ), указанных в кассационной жалобе. Решающую роль в оценке действий И. сыграл факт опьянения в момент совершения преступления.

Проблема специального субъекта как элемента состава преступления имеет большое практическое и теоретическое значение. Законодатель посредством введения признаков специального субъекта преступления сужает сферу распространения нормы, соотнося ее с определенным кругом ответственных лиц. Поэтому в процессе уголовно-правовой оценки многих преступлений чрезвычайно важно выявлять признаки их субъектов. Ошибки при установлении признаков специального субъекта влекут за собой неверную квалификацию содеянного и нарушение конституционного принципа законности.


[1] Михлин А.С. Последствия преступлений. М.: Юридическая литература, 1969. С. 29-30.

[2] Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений, М., 1984, С. 104-105

[3] Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть. М.: «Юнити», 1999. С. 190

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий