регистрация / вход

Уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних

Характеристика преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних. Особенности личности сексуального преступника и его несовершеннолетней жертвы. Проблемы квалификации насильственных действий сексуального характера и назначения наказаний.

Дипломная работа на тему:

Уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних

Диплом по специальности

Уголовное право

2010г.


ЗАЯВЛЕНИЕ

Я,____________________________, студент _ курса группы ___________ направления «_______________» факультета ______________ подтверждаю, что моя дипломная работа на тему: «Информационные каналы в системе управления», представленная на кафедру, не содержит элементов плагиата. Все прямые заимствования из печатных и электронных источников, а также из защищенных ранее курсовых и выпускных квалификационных работ/проектов, кандидатских и докторских диссертаций имеют соответствующие ссылки.

______________(Подпись)

______________(Дата)


Введение

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития государства, когда происходят динамичные процессы в экономических, социально-политических, культурных областях жизни, осуществляется расширенный международный информационный обмен с использованием спутникового телевидения, компьютерных систем сетей Интернет, растёт уровень культурно-коммуникативных потенциалов, происходит значительное высвобождение граждан государства от многих укоренившихся десятилетиями суждений и догм, разрушение моральных и этических идеалов.

Одновременно с этим опускается жизненный уровень определенного социального слоя населения. Особые тревоги вызывают те факты, что упомянутые процессы сказались и на устоявшихся моделях сексуального поведения в обществе. Массовая субкультура энергично внедряет в познавательный процесс и формирование сознания социума элементы эротики, порнографии и насилия через печатную, кино- и видеопродукцию, рекламные ролики, Интернет. Всё это способствует разложению нравственных устоев общества и способствует развитию нетрадиционных и даже извращённых форм сексуального поведения (таких, например, как гомосексуальная проституция), а также резкому уменьшению возрастной категории лиц, вступающих в половые контакты и занимающихся проституцией. В свою очередь, это способствует падению моральных притязаний со стороны большинства населения страны к подобным фактам.

Подобные условия формируют деформированные взгляды на сексуальные отношения и сексуальные потребности, которые все чаще удовлетворяются противоправным, насильственным способом, следствием чего становится формирование общества, в котором уже довольно терпимо в целом относятся к групповой сексуальной агрессивности, применению насилия, жестокости и садизма в отношении потерпевших. Всё это стало действительностью, в которой мы живём, что и определяет общественную опасность подобных уголовных деяний, за совершение которых (в частности, насильственных действий сексуального характера) предусматриваются длительные сроки лишения свободы.

Проблематика исследования, которое будет проводиться в данной дипломной работе определяется тем, что, несмотря на принимаемые меры в борьбы с преступлениями сексуального характера, отмечается тенденция к сохранению общей величины зафиксированных насильственных злодеяний в сфере сексуальных отношений. За прошедшие годы в РФ наметились отдельные позитивные моменты, которые говорят об уменьшении количества зарегистрированных насильственных сексуальных посягательств, но это не означает, что надо успокаиваться, потому что количественный показатель насильственной сексуальной преступности ещё находится на высоком уровне. Нельзя забывать и того, что насильственные действия сексуального характера обладают достаточно большой степенью латентности.

Внесённые в Уголовный Кодекс РФ 1996 года изменения в квалификациях половых преступлений существенно приблизило Россию к мировому стандарту, сконцентрировав участие к правам и свободам человека. Уголовный Кодекс 1996 года, кроме статьи 131, которая предусматривает санкции за изнасилование, определил ответственность зa насильственное мужеложство, лесбиянство, иные насильственные действия сексуального характера[1] (ст. 132 УК РФ).

Методологическую базу исследования вопросов, связанных с борьбой с преступным посягательством в области сексуальных отношений, составляют труды ученых-правоведов и психологов: Ю.В. Александровой, Ю.М. Антоняна, Ю.Н.Аргуновой, Б.В. Даниэльбека, А.П. Дьяченко, А.А. Жижиленко, А.Н. Игнатова, Н.Н. Изотова, И.С. Кона, М.А. Коневой, А.В. Наумова, А.А. Пионтковского, Э.Ф. Побегайло, Ю.К. Сущенко, А.А. Ткаченко, А.Б. Утямешева, Я.М. Яковлевой. Также методологической основой исследования послужили сравнительно-правовой, системный, системно-структурный и статистический методы научного познания. В процессе написания работы использовались достижения общей теории права, уголовного, конституционного права, философии права, криминологии, социологии, психологии, психиатрии и медицины.

Целью данного исследования будут являться теоретические вопросы способов усовершенствования уголовно-правовой системы, направленной на борьбу с насильственными действиями сексуального характера, на основании анализа уголовного законодательства и практики его применения правоохранительными органами и раскрытие причин и условий совершения подобного рода преступлений.

Для достижения этой цели автором дипломной работы решались следующие задачи:

1). дать характеристику теоретических аспектов уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера;

2). проанализировать уголовно-правовую, криминологическую и оперативно-розыскную дефиницию насильственных действий сексуального характера;

3). провести сравнительный анализ данных, подтверждающих причины увеличения уровня показателей совершения преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних;

4). проанализировать судебную практику по некоторым вопросам квалификации насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних лиц;

5). разработать предложения по совершенствованию уголовного законодательства, а также дать рекомендации по его применению, что поспособствует увеличению эффективности мер уголовно-правовой борьбы с насильственными действиями сексуального характера;

Объектом исследования будут являться общественные отношения, которые непосредственно связаны с воплощением в жизнь норм, касающихся уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера.

Предметом исследования, послужат уголовно-правовые нормы, предусматривающие санкции за совершение насильственных действий сексуального характера, а также практика осуществления данных норм в работе правоохранительных органов. Также будут рассмотрены в качестве предмета исследования показатели преступности, детерминанты и существенные критерии предотвращения насильственных действий сексуального характера.

В соответствии с вышеизложенным, в первой главе дипломной работы речь пойдёт о теоретических аспектах уголовно-правовой ответственности за совершение преступлений сексуального характера против несовершеннолетних. Во второй главе определяются факторы, способствующие повышению уровня преступности в этой связи. Эта глава особенно важна для исследования, так как определение подобных критериев поможет систематизировать особенности, влияющие на увеличение числа преступлений сексуального характера против несовершеннолетних. В дальнейших теоретических разработках это поможет в проведении мероприятий по предотвращению подобного рода преступлений. В третьей главе будут проанализированы рекомендации по усовершенствованию законодательства и правоприменение подобных рекомендаций с использованием примеров из судебной практики.


Глава 1. Криминологическая характеристика насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних

1.1 Общая характеристика преступлений сексуального характера отношении несовершеннолетних

Сексуальное насилие над детьми негативно воспринимается не только законопослушными людьми. В преступном сообществе — даже среди самых отъявленных и закоренелых злодеев — сексуальное насилие вообще, а в особенности совершаемое над ребёнком, расценивается как одно из самых низменных, позорных. В России, например, в местах лишения свободы таких преступников «переводят», как правило, в «касту опущенных»[2] .

Среди правоведов всё решается гораздо более цивилизованным образом: в диспозициях ст. 131 и 132 УК РФ указано, что насилие или угроза его применения с целью совершения сексуального действия может применяться к потерпевшему или другому лицу. Следовательно, законодатель определяет, что потерпевшим от насильственного полового преступления может быть только лицо, в отношении которого совершено сексуальное действие. Лицо, в отношении которого применено насилие или высказана угроза его применения с целью склонить другое лицо к вступлению в половые отношения, если следовать такой логике, потерпевшим от насильственного полового преступления не является.

Постановление Пленума Верховного суда «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» рекомендует под другими лицами понимать родственников потерпевшего лица, а также лиц, к которым виновный в целях преодоления сопротивления потерпевшего применяет насилие либо высказывает угрозу его применения[3] .

Решение вопроса о потерпевшем имеет не только теоретическое, но и практическое значение. От этого решения зависит квалификация насилия, применяемого к иным лицам. Среди исследователей нет единства мнений по поводу квалификации такого насилия. Ряд авторов считают, что физическое насилие, применяемое к другим лицам, если оно преследует цель сломить сопротивление потерпевшей, охватывается диспозицией статья 131 Уголовного Кодекса Российской Федерации и не требует дополнительной квалификации по другим статьям (из чего следует, что это тоже потерпевшие от насильственных половых преступлений), в отличие от насилия, применяемого к ним с целью устранения очевидцев и лиц, препятствующих изнасилованию или пытающихся оказать помощь женщине[4] .

Иную позицию по этому вопросу занимает И.В. Шишко. Она утверждает, что в объективную сторону изнасилования входит применение насилия к любым лицам, если оно было непосредственно направлено на совершение акта вопреки воле женщины [5] , а потерпевшие от такого насилия, соответственно, должны признаваться потерпевшими от насильственного полового преступления. Обе эти позиции, по мнению ряда других авторов, не учитывают объект насильственных половых преступлений. Они указывают, что основным объектом рассматриваемого преступления является половая свобода женщин (и половая неприкосновенность лиц, не достигших 16 лет, по мнению некоторых авторов), поэтому и вред причиняется дополнительному объекту – здоровью этой же женщины или девочки. Физическое насилие или угроза такого насилия другим лицам одновременно являются психическим насилием к лицу, в отношении которого виновный собирается совершить сексуальное действие. Это психическое насилие и подразумевается в статьях 131 и 132 Уголовного Кодекса Российской Федерации (поэтому не требует самостоятельной квалификации), а «другое» лицо может быть признано потерпевшим по статьям о преступлениях против жизни и здоровья[6] .

При решении вопроса следует учитывать, что применение физического насилия или угроза его применения к другим лицам одновременно является психическим насилием по отношению к потерпевшему, с которым преступник имеет намерение совершить действие сексуального характера. Именно оно в таком случае является средством преодоления сопротивления потерпевшего, а значит, входит в состав объективной стороны состава насильственного полового преступления.

С другой стороны, это еще и физическое насилие или угроза его применения в отношении другого лица. Самостоятельная квалификация такого насилия по совокупности со статьями 131 или 132 УК РФ, на первый взгляд, противоречит правовому принципу справедливости, который состоит в запрете привлечения дважды за одно и то же преступление. В силу того что физическое насилие в отношении других лиц является одновременно психическим насилием в отношении лица, действий сексуального характера с которым добивается виновный, оно учитывается для вменения соответствующего полового преступления. Если же, наряду с этим, расценить такое насилие как имеющее самостоятельный уголовно-правовой характер и дополнительно привлечь к ответственности за преступление против здоровья, то будет иметь место двойная ответственность за одно и то же деяние, что, в соответствии со статьей 6 Уголовного Кодекса РФ, недопустимо.

А деяние в рассматриваемом случае с физической точки зрения одно, несмотря на то, что направлено одновременно на причинение вреда двум объектам – половой свободе и здоровью разных лиц.

Однако в теории уголовного права имеет место такая категория, как идеальная совокупность – совершение одного действия (бездействия), содержащего признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ. Таким образом, одно действие, например физическое насилие в отношении другого лица, совершенное с целью преодоления сопротивления потерпевшей, распадается на два, имеющих самостоятельное юридическое значение – психическое насилие в отношении потерпевшей от изнасилования (элемент объективной стороны изнасилования) и физическое насилие в отношении лица, к которому оно применяется (самостоятельное преступление против здоровья). Поэтому потерпевшим в насильственных половых преступлениях является только лицо, действий сексуального характера с которым добивается виновный.

Физическое насилие или угроза его применения к другим лицам требует самостоятельной квалификации, что не противоречит принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК РФ. Возможный аргумент противников о том, что в составах насильственных половых преступлений законодатель уже заложил общественную опасность посягательства на два объекта – половую свободу и здоровье – можно опровергнуть тем, что в рассматриваемых статьях речь идет о здоровье того лица, чья половая свобода нарушается посягательством, а не любого лица.

Признание потерпевшим от изнасилования не только женщины, с которой преступник намеревался вступить в половую связь, но и другого лица противоречило бы тезису о специальном потерпевшем в изнасиловании. В этом случае необходимо было бы отказаться от такой позиции и признать, что потерпевшим от изнасилования может быть и мужчина с оговоркой о том, что только в случае применения к нему насилия или угрозы применения насилия с целью преодоления сопротивления потерпевшего к вступлению в половое сношение с посягающим.

Примечательно, что в ч. 1 и 2 ст. 131 и 132 УК РФ говорится о применении насилия или угрозе его применения к потерпевшей или другим лицам, а в ч. 3 ст. 131 и 132 УК РФ – о причинении тяжкого вреда здоровью и смерти по неосторожности только потерпевшей. Такая позиция законодателя не отличается последовательностью и требует корректировки. Необходимо и в ч. 3 рассматриваемых статей указать на возможность причинения тяжкого вреда здоровью или смерти по неосторожности и другим лицам. Такая необходимость вызывается возможностью преодоления сопротивления потерпевшей путем применения насилия такого объема к другому лицу. Что касается насилия, применяемого к лицам, которые препятствовали или могли препятствовать совершению насильственного полового преступления, и которое не являлось способом преодоления сопротивления потерпевшего, то оно не входит в объективную сторону такого преступления, а значит, и потерпевший от него не должен признаваться потерпевшим от насильственного полового преступления.

Это связано с тем, что оно не является объективной стороной насильственного полового преступления, не связано с преодолением сопротивления потерпевшего на вступление в половые отношения. Насилие, примененное к таким лицам, не является способом совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера. Применение насилия к таким лицам, завершившееся благоприятным для виновного результатом, является лишь условием для применения насилия к потерпевшему с целью преодоления сопротивления к вступлению в половые отношения. По такому пути идет судебная практика. Таким образом, потерпевшим от насильственного полового преступления может быть только лицо, совершения действий сексуального характера с которым добивался посягающий применением насилия или угрозой его применения или совершил их с использованием беспомощного состояния.

несовершеннолетний жертва преступник сексуальный


1.2 Причины и условия, способствующие совершению преступлений сексуального характера отношении несовершеннолетних

Трудности в работе по выявлению и раскрытию насильственных действий сексуального характера (НДСХ) с участием несовершеннолетних обусловливаются сложностью получения информации об их совершении, а также тем, что половые преступления связаны с интимной сферой жизни человека, глубокими переживаниями, межличностными отношениями, внутреннее содержание и смысл которых носят скрытный характер. Специфичность оперативно-розыскной деятельности по выявлению и раскрытию НДСХ с участием несовершеннолетних состоит в тесном взаимодействии оперативных работников с сотрудниками отделов образования местных администраций, центра временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, отделами по профилактике правонарушений несовершеннолетних, медицинскими учреждениями, оказывающими психиатрическую и психологическую помощь, службами доверия и другого в целях получения информации о совершенных преступлениях.

В данном случае следует провести анализ оперативно-розыскных мероприятий, имеющих особенности их проведения применительно к рассматриваемым преступлениям с учетом общих правил[7] . При опросе лиц, которые предположительно совершили преступление или пострадали от этого, первостепенное значение имеет максимальное внимание к человеку: понимание сложностей и противоречивости его субъективного мира, личностных потребностей и интересов в различных сферах жизнедеятельности человека и другое, что позволит получить более полную и объективную информацию о совершенном преступлении. Необходимо законодательно придать доказательственное значение объяснениям, признавая их иными документами, ввиду того, что на первоначальном этапе от несовершеннолетних можно получить ценную информацию об обстоятельствах преступления.

Существенное значение для выявления НДСХ с участием несовершеннолетних имеет наведение справок в учреждениях здравоохранения, в том числе венерологического профиля, так как в ходе проведенного анализа картотеки одного из таких учреждений выявлена значительная доля записей о насильственном способе заражения венерическим заболеванием, в то время как аналогичных обращений в правоохранительные органы не поступало, и они остались без их внимания.

Сбор образцов биологического происхождения для сравнительного исследования по рассматриваемой категории преступлений должен осуществляться своевременно ввиду кратковременности их сохранения, высокой вероятности утраты и невозможности восполнения впоследствии. Если после возбуждения уголовного дела будут утрачены объекты, с которых брались образцы, то результаты данного ОРМ могут передаваться лицу, проводящему расследование, за исключением случаев получения образцов от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие.

Учитывая конкретные обстоятельства по рассматриваемым преступлениям, необходимо проводить отождествление личности подозреваемого потерпевшими, очевидцами или иными лицами по имеющимся в органах внутренних дел фото- и видеоучету. Часто составляемый по такого рода преступлениям фоторобот предполагаемого преступника имеет ориентирующий характер, так как целью его использования в работе является обнаружение схожих с ним лиц. Достигнув этой цели, найденного человека можно предъявить для опознания. В связи с этим предлагается конкретизировать положения п.3 ст.193 УПК РФ, допустив возможность проведения следственного опознания в случае предшествовавшего ему составления фоторобота искомого лица.

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств может быть гласным и негласным. При проведении гласного осмотра (обследования) должен составляться акт обследования, который по своей форме и содержанию в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола следственного осмотра. Такой акт может впоследствии приобщаться к материалам уголовного дела. Кроме того важно отметить, что по признаку открытости и защищенности законом от разглашения информация, полученная в ходе оперативно-розыскных мероприятий, разделяется на гласную и негласную; последняя имеет исключительно ориентирующий характер и не подлежит легализации.

Гласная оперативно-розыскная информация в уголовном процессе впоследствии приобретает статус процессуальной путем ее закрепления в той или иной форме согласно нормам уголовно-процессуального законодательства. По рассматриваемой категории дел, с учетом возраста потерпевших, сексуального характера преступления оперативная информация, полученная до возбуждения уголовного дела, часто несет в себе существенную ценность для раскрытия преступления и может быть вскоре утрачена в силу специфики памяти несовершеннолетних, биологического происхождения следов, что требует потом признания ряда результатов ОРД уголовно-процессуальными доказательствами. С этой целью предлагается в ФЗ «Об ОРД» установить порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, а в УПК РФ регламентировать порядок вовлечения в уголовный процесс результатов, полученных в ходе ОРМ, и предусмотреть возможность использовать результаты ОРД в качестве иных документов согласно ст.74 УПК РФ.

«Возбуждение уголовных дел о НДСХ с участием несовершеннолетних» рассмотрены особенности возбуждения уголовного дела. Прежде всего, обосновывается вывод о том, что уголовное дело считается возбужденным с момента вынесения постановления следователем, дознавателем, прокурором, а не с момента дачи согласия прокурором на возбуждение уголовного дела. Рассматривая поводы к возбуждению уголовного дела, автором исследования предлагается в целях урегулирования вопроса о регистрации и своевременном реагировании на сообщение о преступлении, поступающем от несовершеннолетнего лица, дополнить ст.140 УПК РФ примечанием, согласно которому под сообщением о совершенном или готовящемся преступлении в отношении несовершеннолетних, полученным из иных источников, в том числе должно пониматься сообщение, полученное от несовершеннолетнего лица.

Установлено, что в венерологические диспансеры часто обращаются несовершеннолетние, поясняя о насильственном способе заражения венерическими заболеваниями. Данные факты остаются вне поля зрения правоохранительных органов, так как о них нет заявлений. Необходимо на уровне Приказа Минздрава РФ, МВД РФ и Генеральной прокуратуры РФ разработать и утвердить Инструкцию о порядке взаимодействия лечебных учреждений и правоохранительных органов при поступлении (обращении) в такие учреждения несовершеннолетних граждан с признаками насильственного способа заражения венерическими заболеваниями, которая должна предусматривать обязательность сообщения сотрудниками таких учреждений в правоохранительные органы информации о насильственном способе заражения венерическим заболеванием несовершеннолетнего.

Важно проанализировать положение пунктом 4 статьи 146 УПК Российской Федерации, в соответствии с которым к постановлению о возбуждении уголовного дела, направляемому прокурору, прилагаются соответствующие протоколы и постановления в случае проведения до этого осмотра места происшествия, освидетельствования, назначения судебной экспертизы, с позиции возможности проведения этих следственных действий до возбуждения уголовного дела.

По рассматриваемым преступлениям расширения законодателем круга следственных действий, которые допускается проводить до возбуждения уголовного дела, недостаточно. В связи с этим, учитывая специфику НДСХ с участием несовершеннолетних, предлагается дополнить перечень таких следственных действий:

а) производством допроса несовершеннолетнего потерпевшего, что позволит избежать углубления психологической травмы последнего и искажения его показаний об обстоятельствах совершенного преступления при последующих следственных действиях с его участием; необходимо предусмотреть участие в допросе психолога вместо педагога по правилам, предусмотренным для участия последнего;

б) производством судебной медицинской экспертизы для установления возраста, что имеет большую значимость для законности принятия решений на стадии возбуждения уголовного дела и соблюдения прав исследуемых лиц;

в) освидетельствованием с конкретизацией статьи 179 14 УПК РФ;

г) судебно-медицинской наркологической экспертизой, производство которой позволит достаточно точно и своевременно определить состояние опьянения несовершеннолетнего для оценки беспомощного состояния и влияния его на характер и степень преступных действий;

д) получением образцов для сравнительного исследования, что позволит избежать утраты следов биологического происхождения по рассматриваемой категории преступлений;

е) производством биологической экспертизы, что обеспечит своевременное исследование изъятых образцов.

Рассмотрена проблема процессуального статуса лица, задерживаемого за совершение общественно опасного деяния, при разрешении которой возникают вопросы, связанные с защитой прав такого лица. Наиболее целесообразно при этом ввести самостоятельного участника «задержанный», который не должен рассматриваться как «подозреваемый». Задержанный имеет данный статус с момента фактического задержания при наличии предполагаемых данных о возможной причастности к совершению преступления в связи с тем, что он задержан на месте совершения преступления или сразу после этого.

Подозреваемым должно выступать лицо, в отношении которого имеется совокупность достаточных доказательств, свидетельствующих о его предполагаемой причастности к совершению преступления. Каждому из них должен соответствовать свой объем прав и обязанностей, причем право на защиту должно обеспечиваться с момента реального ограничения свободы передвижения. Особенностью задержания несовершеннолетних является незамедлительное извещение его законных представителей. Задержание несовершеннолетнего вызывает у него нервное напряжение, психологический стресс, поэтому, учитывая конкретные обстоятельства совершенного деяния и личность несовершеннолетнего, следователь может принять решение о необходимости приглашения для беседы с задержанным специалиста в области детской и юношеской психологии.

При этом обосновываются:

а) необходимость в ч.3 ст.56 УПК РФ добавления пункта 6, предусматривающего запрет допроса свидетелей, которые в силу малолетнего возраста, физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, и давать о них показания;

б) предложение в целях обеспечения гарантии защиты прав и законных интересов свидетелей ввести 15 статью 56-1 УПК РФ «Участие адвоката-представителя свидетеля», предусматривающую право свидетеля воспользоваться услугами адвоката-представителя и обязательное участие последнего в случае недостижения шестнадцатилетнего возраста либо наличия психического или физического недостатка, который затрудняет свидетелю самостоятельно реализовывать свои права. При невозможности указанных лиц самостоятельно пригласить адвоката его должен пригласить дознаватель, следователь или суд. В отношении лиц в возрасте от 16 до 18 лет дознаватель, следователь или суд должны пригласить адвоката с согласия этих лиц;

в) предложение о введении статьи 56-2 УПК РФ «Права и обязанности адвоката-представителя свидетеля», регламентирующей объем прав адвоката-представителя свидетеля; необходимость вызова на допрос несовершеннолетнего с законными представителями и обязательность их участия в допросе в зависимости от возраста допрашиваемого с закреплением в статье 189 УПК РФ[8] ;

г) предложение о допуске участия защитника несовершеннолетнего с момента поступления в правоохранительные органы явки с повинной;

д) обязательное присутствие защитника при даче первоначальных показаний несовершеннолетним подозреваемым. Следует отметить необходимость предусмотреть обязанность защитника участвовать во всех следственных действиях, производимых с участием несовершеннолетнего подзащитного, в целях обеспечения гарантий оказания надлежащей юридической помощи, особенно по рассматриваемой категории дел.

Важно заметить, что положения статьи 86 УПК РФ, предоставляющие право сбора доказательств по делу представителям потерпевшего и защитнику, ставят их в неравные условия. Предлагается исправить такое положение, уравняв в правах по сбору доказательственной информации представителя потерпевшего с защитником.

Обосновывается необходимость участия законных представителей на стадии возбуждения уголовного дела с правами, вытекающими из представительства по закону.

В целях более четкого определения прав законных представителей подозреваемого, обвиняемого предлагается включить в ст.426 УПК РФ нормы, предусматривающие единый объем прав таких лиц как в ходе предварительного следствия, так и судебного разбирательства. В УПК РФ отсутствует процессуальная форма закрепления показаний законного представителя, восполняя этот пробел, необходимо предусмотреть в УПК РФ такой вид допроса, как допрос законного представителя и, соответственно, в ст.74 УПК РФ предусмотреть самостоятельный вид доказательств – протокол допроса законного представителя.

Спорный вопрос относительно количества участвующих в деле законных представителей диссертант предлагает решить путем 16 предоставления права обоим родителям выступать законными представителями по их желанию. В ряде случаев недобросовестное отношение законных представителей к выполнению своих функций порождает необходимость установления их ответственности в том случае, если законные представители ненадлежащим образом выполняют свои обязанности по защите прав представляемого лица, а также замены законных представителей в том случае, если они будут не заинтересованы защищать, представлять интересы несовершеннолетнего. Более того, при ущемлении интересов несовершеннолетнего свидетеля необходимо отстранять от участия в уголовном деле его законного представителя, предусмотрев такую возможность в законе.

Гарантией соблюдения прав несовершеннолетнего должен выступать допуск законного представителя к участию в деле с момента приобретения статуса свидетеля, что обеспечит надлежащую защищенность несовершеннолетнего как в целом, так и в случае приобретения несовершеннолетним свидетелем при наличии имеющихся оснований статуса подозреваемого

В целях обеспечения гарантии защиты прав несовершеннолетних и компенсации их возрастных психологических особенностей, затрудняющих самостоятельное осуществление защиты своих прав и законных интересов, предлагается предусмотреть обязательное участие специалиста при проведении следственных действий с участием несовершеннолетних и малолетних. При этом в качестве специалиста при производстве следственных действий должны выступать психолог или педагог. Педагог может быть привлечен только в исключительных случаях, когда нет возможности пригласить психолога. По делам рассматриваемой категории необходимо приглашать специалиста одного пола с несовершеннолетним.

При подготовке к следственному действию с участием несовершеннолетнего и его производстве следователю целесообразно провести беседу со специалистом, в ходе которой поставить перед ним задачи, предоставить специалисту возможность предварительно побеседовать с несовершеннолетним и сообщить о результатах этой беседы следователю, по окончании следственного действия допросить специалиста в целях выяснения его мнения об индивидуально-психологических особенностях несовершеннолетнего.

Организация предварительного расследования по уголовным делам о НДСХ с участием несовершеннолетних рассматривает проведение организационных мероприятий, связанных с работой по расследованию уголовных дел рассматриваемой категории и их планированием. Организация расследования базируется на взаимодействии следователей и органов дознания. Наиболее эффективно взаимодействие осуществляется в работе постоянно действующих следственно-оперативных групп, основными признаками которых являются общность усилий проводимых процессуальных, розыскных и оперативно-розыскных действий, согласованность планирования этих мероприятий, самостоятельность деятельности каждой из взаимодействующих сторон, быстрота использования следователем полученной оперативно-розыскной информации и постановка им новых розыскных задач, использование при проведении поисковой и оперативно-розыскной работы данных, полученных в процессе расследования дела.

В целях оптимизации процесса расследования преступлений предлагается в ст.163 УПК РФ предусмотреть возможность создания прокурором следственно-оперативной группы, а процедуру ее создания, организации и деятельности закрепить на уровне совместных методических рекомендаций Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ и ФСБ РФ по конкретным категориям дел[9] . При создании СОГ должны учитываться психологические характеристики ее участников, их взаимоотношения. Качественный подбор участников должен определяться конкретной ситуацией криминального характера. Персональный состав СОГ должен включать оперативных уполномоченных, работающих по преступлениям несовершеннолетних, специалистов, являющихся следственными или оперативными работниками. Обеспечение оперативного сопровождения должно осуществляться в процессе всего предварительного расследования и заканчиваться только после постановки приговора судом.

Организующая роль следователя состоит как в общем планировании расследования по делу, так и в планировании отдельных следственных действий. Планирование по рассматриваемой категории преступлений выражается в составлении плана расследования конкретного уголовного дела. План расследования должен составляться руководителем следственной группы в течение ближайших дней после принятия дела к производству. Планируя проведение следственных действий, следователь должен уделять внимание работе с потерпевшими, подозреваемыми и обвиняемыми.

Психика несовершеннолетних, потерпевших от НДСХ, травмируется в результате совершенного преступления, такие лица в силу сексуального характера посягательства, не обладая знаниями о взаимоотношениях полов, как негативное последствие содеянного испытывают стыд, страх, становятся замкнутыми и поэтому целесообразно, чтобы следователь и при необходимости специалист были одного пола с потерпевшим. Это позволит снять психологическое напряжение потерпевшего и установить с ним контакт. В отношении несовершеннолетних обвиняемых по рассматриваемой категории дел также следует учитывать переживания подростка по поводу содеянного, ибо от этого зависит в целом его поведение в ходе предварительного расследования. При участии в следственных действиях специалиста должна учитываться его психологическая совместимость с несовершеннолетним.

При планировании по рассматриваемой категории дел особое внимание необходимо обращать на определение времени проводимых с участием несовершеннолетних следственных действий. С учетом их быстрой утомляемости не следует подряд планировать проведение нескольких следственных действий с участием одного и того же подростка.

На первоначальном этапе расследования следователю надлежит определить круг экспертиз, которые необходимо назначить, последовательность их проведения, материалы, необходимые для исследования. В зависимости от стадии уголовного процесса в рамках исследования выделяются экспертизы: а) проводимые до возбуждения уголовного дела (судебно-медицинские экспертизы: наркологические, биологические, для установления возраста лица и наличия телесных повреждений); б) проводимые при производстве предварительного расследования (психологические, психиатрические, комплексные психолого-психиатрические, комплексные медико-сексолого-психолого-психиатрические, комплексные сексолого-психолого-психиатрические экспертизы и иные виды).

Предмет и пределы доказывания по уголовным делам о НДСХ с участием несовершеннолетних рассматриваются как особенности предмета доказывания и его пределы. Предмет доказывания по рассматриваемой категории дел характеризуется спецификой объективной стороны преступления и специальным субъектом (несовершеннолетним) в отношении потерпевшего и обвиняемого. Данные лица обладают психофизиологическими особенностями, обусловленными их возрастным развитием.

Ситуация следствия, а также сексуальный характер совершенного преступления травмируют психику несовершеннолетних. Во избежание этого следователь должен предпринять все возможные меры, чтобы исключить проведение повторных следственных и процессуальных действий с несовершеннолетними. Учитывая эти обстоятельства, с момента установления дознавателем, производящим неотложные следственные действия, факта совершения НДСХ уголовное дело должно быть передано прокурору в течение 24 часов и прокурор с учетом специального субъекта преступления (несовершеннолетнего) должен решить вопрос о поручении производства предварительного расследования следователю, специализирующемуся на расследовании преступлений с участием несовершеннолетних. С этого времени сотрудники органа дознания могут осуществлять процессуальные действия по делу в составе следственно-оперативной группы под руководством следователя прокуратуры.

Подвергаются анализу обстоятельства, подлежащие доказыванию как в целом, так и применительно к рассматриваемой категории дел. В частности, по делам о НДСХ специфическими существенными обстоятельствами, которые подлежат доказыванию, в отношении характеристики личности обвиняемого являются установление наличия (или отсутствия) гомосексуальных склонностей при мужеложстве и лесбийских – при лесбиянстве, болезненных состояний психики обвиняемого по отношению к совершению того или иного НДСХ, также необходимо выяснять имелись ли ранее факты насилия на сексуальной почве, если да, то в какой форме они проявлялись и каковы их причины. В связи с тем, что нередко рассматриваемые преступления совершаются лицами с психическими отклонениями, необходимо выяснять все свойства и состояния личности, раскрывающие уровень психического развития несовершеннолетнего.

Производство отдельных следственных действий по уголовным делам о НДСХ с участием несовершеннолетних рассматриваются вопросы производства отдельных следственных действий, имеющих специфику производства. С учетом общих правил проведения того или иного следственного действия раскрываются их особенности по делам о НДСХ с участием несовершеннолетних. Особенности проведения следственных действий обусловлены необходимостью учета психических, психологических и возрастных критериев несовершеннолетних, от которых непосредственно зависит своевременность и качество проведенного следственного действия.

Индивидуальными психофизическими особенностями несовершеннолетних определяется выбор тактики проведения следственного действия применительно к конкретным лицу и ситуации, а также с их учетом решаются вопросы участия специалистов, законных представителей, защитников.

При проведении следственных действий с участием несовершеннолетнего по рассматриваемой категории дел необходимо учитывать нравственно-этические начала следователя. Беседа следователя с данными лицами требует проявления с его стороны терпения, понимания психологического состояния допрашиваемого, корректности в общении. От этого напрямую зависят результаты конкретного следственного действия.

Вместе с тем отдельные следственные действия имеют свою специфику[10] . Так, форма протокола допроса несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля), предусмотренная приложением 112 к УПК РФ, содержит лишь указание на статьи, предусматривающие права и обязанности данных процессуальных фигур.

В целях обеспечения гарантий прав несовершеннолетних потерпевших (свидетелей) многими правоведами предлагается законодательно предусмотреть изложение в протоколе допроса их прав и обязанностей в развернутом виде согласно ст.42 (56) и 191 УПК РФ[11] .

Автором отмечается специфика конкретных следственных действий по рассматриваемой категории дел:

а) особенностью проведения очной ставки, проверки показаний на месте, следственного эксперимента, допроса является применение технических средств фиксации их хода и результатов, наиболее предпочтительна из которых видеозапись, так как она отражает и звуковое, и визуальное восприятие информации, что имеет высокую значимость для фиксации поведения участвующих в следственных действиях лиц, характера задаваемых следователем вопросов, эмоционального состояния несовершеннолетних и др.;

б) предпочтительно проводить опознание по данной категории дел в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч.8 ст.193 УПК РФ), чтобы избежать возможности психического воздействия на несовершеннолетнего опознающего, который характеризуется неустойчивой психикой в силу возраста;

в) во избежание появления замкнутости несовершеннолетнего при производстве проверки показаний на месте ввиду воспроизведения событий интимного содержания желательно участие понятых одного пола с лицом, чьи действия проверяются;

г) при предъявлении обвинения несовершеннолетнему подозреваемому, совершившему НДСХ в составе группы лиц, для четкости и конкретности постановления о привлечении в качестве обвиняемого действия каждого участника должны расписываться только в его постановлении. При этом каждому из участников группы должны вменяться его конкретные действия и их совместность, обусловленная наличием единого умысла.

Особенностями назначения и проведения экспертиз по уголовным делам о НДСХ с участием несовершеннолетних освещаются вопросы назначения и проведения отдельных видов экспертиз, проводится их дифференциация в зависимости от стадий уголовного процесса.

Предлагается с учетом особенностей объективных свойств существования следов, связанных с жизнедеятельностью человека, в круг экспертиз, которые возможно проводить до возбуждения уголовного дела, включить проведение судебно-медицинской экспертизы как потерпевшего, так и подозреваемого на предмет наличия телесных повреждений и обнаружения на их теле выделений биологического происхождения, ибо необходимость в ее производстве возникает в кратчайшие сроки после происшедшего.

Проведение по рассматриваемой категории дел биологических экспертиз объектов не дает результатов, на основании которых следователь мог бы сделать обоснованный вывод о принадлежности того или иного объекта конкретному лицу. На практике любое сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Кроме того, вероятностные выводы могут привести к осуждению невиновных. Во избежание такой ситуации многими правоведами предлагается внедрить в практику предварительного расследования, особенно по делам о сексуальных преступлениях, закрепление на законодательном уровне возможности производства генетических (генотипоскопических) экспертиз, предметом которых является установление тождества конкретного человека, от которого произошли следы (крови, спермы), различные объекты (волосы, части тела), найденные на месте происшествия или в ином месте.

Биологическая экспертиза предоставляет широкое поле для определенных выводов при оценке заключения эксперта, в то время как генотипоскопическая экспертиза дает достаточно высокий процент вероятности отождествления того или иного объекта[12] . Это обстоятельство позволяет более четко при оценке выводов эксперта в совокупности с другими доказательствами по делу решить вопрос о виновности или невиновности конкретного лица в совершении НДСХ. В связи с этим предлагается в ст.196 УПК РФ добавить пункт 6 следующего содержания: «Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить: … 6) тождество подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, от которого произошли те или иные следы биологического происхождения».

Совершение НДСХ несовершеннолетним лицом или в отношении такового часто связано с различного рода отклонениями в психике либо появлением их признаков после случившегося, в связи с чем возникает необходимость в проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Ее предметом является установление влияния особенностей психического состояния личности несовершеннолетнего на качество отражения и регуляции поведения. При совершении тяжких и особо тяжких преступлений несовершеннолетним или в отношении такового, к которым относится и рассматриваемая категория преступлений, обязательно должна проводиться комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, что позволит установить полную психическую и психологическую характеристики личности несовершеннолетнего, которые могут помочь в расследовании преступления.

Кроме того, после совершения преступлений сексуальной направленности, в том числе НДСХ, совершенных в отношении несовершеннолетних, последние находятся в состоянии психологического стресса, шока, что может негативно отразиться на неустойчивой психике таких лиц. Поэтому возникает необходимость проведения КППЭ в целях получения наиболее полной психолого-психиатрической оценки состояния несовершеннолетних потерпевших. Предлагается на практике по делам о преступлениях сексуальной направленности выяснять экспертным путем степень влияния совершенного преступления на психику несовершеннолетнего, что будет иметь существенное значение при определении характеристики примененного насилия, реальности угроз его применения и оценки беспомощного состояния несовершеннолетнего потерпевшего.

Наиболее целесообразно для рассматриваемой категории преступлений проведение комплексной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы, которое характеризуется некоторыми особенностями в части сексологических исследований в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и свидетелей.

При рассмотрении сексологической сферы несовершеннолетних обращает на себя внимание то обстоятельство, что психосексуальное поведение несовершеннолетних окончательно не сформировалось, поэтому говорить об устойчивых критериях сексуального поведения подростка не приходится. Учитывая это, эксперты, проводящие сексологическое экспертное исследование, могут лишь вероятностно определить признаки формирования той или иной парафилии, а, следовательно, не могут указать связь между парафилией и способностью обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Сексуальные расстройства у несовершеннолетних как парафилия (заболевание) существовать не могут, а чаще всего выявляются в рамках установления психических расстройств. Тем не менее, сексологическое исследование несовершеннолетних обвиняемых позволяет более четко определить критерии способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

В отношении несовершеннолетних потерпевших и свидетелей проведение сексологических исследований в рамках комплексной экспертизы в большей мере (нежели по отношению к обвиняемым) влияет на решение вопроса о способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, ибо при этом определяются степень зрелости сексуальной сферы и уровень психосексуального развития. Сексологические исследования имеют определенную эффективность именно в комплексе с психологическими и психиатрическими, поэтому сексопатологическую экспертизу как самостоятельный вид проводить нецелесообразно.

Окончание предварительного расследования по уголовным делам о НДСХ с участием несовершеннолетних рассматривает вопросы приостановления уголовного дела, ознакомления с материалами уголовного дела, составления обвинительного заключения. В практике расследования производство по уголовному делу часто приостанавливается в связи с временным тяжелым заболеванием подозреваемого или обвиняемого, удостоверенным медицинским заключением, на основании справок медицинских учреждений, которое препятствует их участию в следственных и иных процессуальных действиях. В целях определения границ понятия «тяжелое заболевание, препятствующее участию в следственных и иных процессуальных действиях» предлагается разработать. Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих участию подозреваемых, обвиняемых в следственных действиях, утвержденный приказом Министерства здравоохранения РФ и согласованный с правоохранительными органами федерального уровня.

Специфика рассматриваемой категории дел при ознакомлении с материалами дела состоит в том, что вещественными доказательствами выступают различного рода нижнее белье потерпевших и обвиняемых со следами биологического происхождения, презервативы, иные объекты интимного характера. Предъявление для ознакомления такого рода вещественных доказательств несовершеннолетним потерпевшим и обвиняемым мысленно возвращает их к событиям совершенного преступления, травмируя их психику. Поэтому предлагается в законодательном порядке предусмотреть возможность предъявления для ознакомления вещественных доказательств по просьбе потерпевшего, обвиняемого или его защитника.

При совершении НДСХ группой несовершеннолетних в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого действия каждого участника с позиции вменения в вину должны расписываться только в его постановлении, в котором также должна быть указана совместность с действиями других участников группы, обусловленная наличием единого умысла. При составлении обвинительного заключения по делу о групповом совершении НДСХ необходимо излагать существо обвинения с конкретизацией преступных действий того лица, которому они вменены, без таковой в отношении других обвиняемых участников группы.

1.3 Особенности личности сексуального преступника и его несовершеннолетней жертвы

Наиболее часто встречаются следующие отличительные черты в характеристиках насильников[13] :

- отсутствует воспитание или допущены погрешности в воспитании;

- ранняя сексуальная инициация, которая сочеталась с отсутствием количественных и качественных характеристик в сексуальном опыте; патологическое формирование личности (наблюдается реже, по сравнению с другими перечисленными моментами);

- слабый образовательный уровень наблюдается у 75 процентов насильников, а 90 процентов этих лиц причисляется к самым ущемленным в материальном плане категориям общества, приблизительно у 50 процентов выявлены семейные патологии.

Если обсуждать личность жертвы изнасилования, то для нашего исследования интересны(если уместно так сказать) лица, не достигшие совершеннолетия. Диапазон возраста личностей, подвергающихся сексуальному насилию, очень широк (от 12 до 83 лет), но нижняя граница молодеет с каждым годом. На сегодняшний момент времени приходится, к сожалению, говорить о том, что жертвами преступников-извращенцев уже становятся дети 8-10 лет.

Классическому портрету жертвы импонирует следующее описание: жертва обычно робкая, скромная, фаталистически настроенная, у неё отсутствует чувство безопасности, проявляется выраженная податливость чужому внушению. В 30 процентах насилия жертва так или иначе провоцировала агрессора, что особенно характерно для случаев инцестных изнасилований, при которых важную, если не основную роль в произошедшем сыграла ненависть или вражда жертвы с матерью.

Насильник - это преимущественно молодой мужчина, в основном холостой, имеющий первоначальное среднее образование и занятый физическим трудом. Здесь надо отметить, что в последнее время в отношении образования круг лиц, совершающих насилие, в том числе и над детьми, стремительно расширяется, и в него уже входят довольно образованные люди, например, закончившие ВУЗы, семинарии, вращающиеся среди высшего света и бомонда довольно известные личности.

Углубленная аналитика семейного окружения, из которого они произошли, позволяет утверждать, что многие будущие насильники отрицательно оценивали личность своего отца и не имели с ним положительных чувственных связей. Одновременно с этим у них превалировал позитивный момент в оценке личности матери, которая в большинстве случаев послужила идентификационным примером.

В подобном случае негативные воспоминания о личности отца приводят к тому, что в процессе полового идентифицирования наблюдалось мужское самосознание, но в то же время присутствовали и представления мужского полового начала на основании модели женских поведенческих особенностей в совокупности с антиидентификацией личности отца как негативно формирующего составляющей восприятия примеров мужской половой роли. Почти все данные субъекты сами осознают ущербную модель наличествующей у них интерпретации мужской половой идентичности. В этом случае устанавливается гетеросексуальная связь и реализация сексуальных потребностей происходит насильственными путями, так как представители данной группы преступников рассматривают таким образом свою модель поведения как попытку подстроить её под знакомый им пример сформулированной мужской половой роли, который ассоциируется с гипермаскулинным сексуальным поведением.

В том случае, когда исследуемые насильники давали положительную оценку личности отца и воспринимали последнего в качестве идентификационного примера, а о личности матери отзывались отрицательно или индифферентно, - насильственные пути осуществления направленного на жертв насилия скорее были связаны с восприятием ими мужской роли как роли агрессора и завоевателя. При подобном отношении естественно то, что у преступников отмечается совершенное пренебрежение к сексуальному объекту как к личности, что и является проективной моделью всеобщего взгляда на всех женщин, характерной для подобного восприятия мужской половой роли.

Насильники, в сравнении с представителями остальных подгрупп преступников, обнаруживают присутствие большой численности сексуальных партнёров, и у них наличествует большой сексуальный опыт. Хотя бывают и исключения из этого правила. Причем в основном их сексуальными партнёрами становятся жертвы уже содеянных изнасилований. Среди подобного рода преступников встречаются и те субъекты, у которых повышен уровень либидо и потребности в эскалации половых возбудителей (орально- и анальногенитальные контакты, групповой секс и тому подобное). Также установлено, что у большого числа представителей данной группы преступников наличествует значительный гомосексуальный опыт, но, как правило, из-за нахождения в исправительном учреждении и при замене характера осуществления большой сексуальной потребности.

Отмечаются у некоторых обследуемых насильников расстройства эрекции и эякуляторные расстройства, чаще всего это проявляется в качестве вторичного характера при других заболеваниях, например, хроническом алкоголизме, либо они имели место при ситуационно обусловленном характере (ожидание захвата врасплох, острой алкогольной интоксикации и тому подобном).

О психологическом анализе насильников, произведенном при помощи проекционных методов исследования, можно сказать следующее. Он обнаруживает у них повышенную в сравнении с другими группами преступников степень агрессии и враждебности по отношению к женщинам. Зарождавшиеся за время обследования защитные реакции обусловливались тем, что обследуемые боялись установить в ходе экспертиз истинные позиции по отношению к женщинам. Они давали традиционную оценку маскулинности с фиксацией значения физической силы, психосоциального доминантного поведения, агрессивности поведения, самоуверенности, уделяли большое место ценности секса в жизни.

Выявляемые страхи перед женщинами были, с одной стороны, обусловлены срывами в мужской идентичности, а с другой вызывались восприятием женщин как подлинного источника угрозы уголовного наказания.

При вырабатывании фигуры насильника в подростково-юношеском периоде обнаруживается значительное влияние среды сверстников.

Обыкновенно они выступали членами тех группировок, где вульгаризируются секс и чувства, а в модели мужчины господствует позиция мачо, женщинам же при этом отводится роль неодушевленной вещи, ширпотреба, который предназначен главным образом для удовлетворения сексуальных потребностей мужчины. Демонстрации собственного сексуально агрессивного поведения в данных подростковых коллективах примитивно нужна для их членов, так как это предопределяет соответствие особи предназначенному для данной среды эталону «мужчины».

Распространенный в среде насильников опыт отбывания наказания за совершённое изнасилование приумножает их агрессивность в отношении женщин, которые индивидуально анализируются как источник персональной обиды и унижения. Вследствие этого не стоит удивляться тому, что в данной популяции рецидивы изнасилований являются довольно частым явлением. Опыт осуждения стимулирует и нужду в тщательных попытках сокрытия совершаемого преступления, чего часто они и добиваются при помощи устрашения жертвы.

Вопреки распространённому взгляду, подтверждённому, однако и статистическими данными, о том, что большинство из лиц, совершающих НДСХ с малолетними, достаточно хорошо знали свою жертву до совершения преступления, некоторые насильники не были знакомы со своими жертвами, или подобное знакомство имело случайную или поверхностную характеристику и было непродолжительным. Преступления сексуального характера обыкновенно совершаются в вечернее или ночное время и, как правило, чаще в состоянии алкогольного опьянения. В отличии от преступлений, совершаемых против несовершеннолетних, по статистике, примерно 30 процентов жертв изнасилования так или иначе провоцировали преступников к эротическому поведению, либо жертвами являлись женщины, ведущие легкомысленный образ жизни.

При регулярном удовлетворении сексуальных потребностей при помощи насилия у насильников наблюдается вырабатывание ананкастной обусловленности подобной формы их осуществления. Другими словами, опыт сексуального насилия превращается для них в принципиальный сексуальный возбудитель, насущную необходимость и даже исключительную форму осуществления сексуальных потребностей.

1.4 Меры предупреждения половых преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних

На рассмотрение Государственной Думы поступил законопроект № 349188-5 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних", внесенный депутатами ГД А. Бабаковым, Н. Герасимовой, Е. Мизулиной, Н. Карпович, Е. Вторыгиной и С. Горячевой.

Как говорится в пояснительной записке к проекту ФЗ, необходимость разработки и принятия настоящего законопроекта вызвана острой потребностью в повышении уровня безопасности детей в Российской Федерации, расширении уголовно-правовых гарантий их защиты от преступлений, связанных с нравственным растлением, сексуальным совращением и сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних[14] .

В этой части российское уголовное законодательство до сих пор признается одним из наиболее либеральных в мире. В нем не в полной мере реализованы требования международного публичного права о приоритетной охране прав и законных интересов ребенка, международные стандарты защиты детей, пострадавших от "грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке", не соблюдаются обязательства государства принимать все необходимые меры (в том числе законодательные) для предотвращения торговли детьми в любых целях и в любой форме, склонения или принуждения детей к любой незаконной сексуальной деятельности, их использования в целях эксплуатации в порнографии и порнографических материалах, предусмотренные статьями 19, 34, 35 Конвенции ООН о правах ребенка[15] . В связи с этим Комитет ООН по правам ребенка в Заключительных замечаниях по итогам рассмотрения третьего периодического доклада Российской Федерации (30.09.2005) рекомендовал России усилить меры по предупреждению и пресечению сексуальной эксплуатации и совращения детей, по обеспечению их правовой защиты от вовлечения в проституцию и порнографию.

Внесенные в последние годы в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, в частности, Федеральный закон от 27.07.2009 № 215-ФЗ, хотя и ужесточили по ряду позиций уголовную ответственность за совершение преступлений против несовершеннолетних, однако не решили в полной мере задачи обеспечения государством надлежащей защиты детей от преступлений сексуального характера, а по ряду позиций даже ухудшили их правовое положение. Вместе с тем эти преступления лежат в основе развития криминального секс- и порнобизнеса, связанного с извлечением прибыли за счет растления детей и подростков, вовлекаемых в занятие проституцией, в изготовление порнографических материалов или предметов (ст. 134, 135, 240, 241, 2421 УК РФ), и именно они демонстрируют в последнее десятилетие наиболее неблагоприятную динамику при крайне высоком уровне их латентности.

В 2009 году только по данным официальной статистики в отношении детей, в том числе малолетних, совершено почти 4,5 тысяч ненасильственных половых сношений, актов мужеложства и лесбиянства (статья 134 УК РФ) и более чем 1,5 тысяч развратных действий (статья 135 УК РФ). С 2003 по 2009 гг. число указанных ненасильственных половых преступлений против детей возросло почти в 8 раз (с 749 до 5 926), а по статье 134 Уголовного кодекса Российской Федерации) — в 34,2 раза (со 129 до 4 410). В стране распространяется гомосексуальная педофилия. За последние семь лет число мальчиков, пострадавших от ненасильственного мужеложства, возросло более чем в 21,5 раза (с 63 до 1 354), в 7,6 раза увеличилось число фактов вовлечения детей в занятие проституцией (с 15 до 114).

После принятия Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ статистически зафиксировано омоложение контингента потерпевших от ненасильственных половых преступлений. Так, по статье 134 Уголовного кодекса Российской Федерации (в новой редакции) в 2009 году признаны потерпевшими от якобы "добровольных" половых контактов 83 ребенка до 14-ти лет и 5 детей до 12-ти лет. Совершение таких деяний в отношении малолетних детей, ранее квалифицировалось по статьям 131, 132 УК РФ как изнасилование или насильственные действия сексуального характера в отношении лиц, находящихся в беспомощном состоянии.

Введение Федеральным законом в статьи 134, 135 Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицированных составов (части 2 и 3), выделяющих малолетних в возрасте до 14 и 12 лет в качестве потерпевших от ненасильственных половых преступлений, в определенной мере стимулировало снижение на 74,9% (с 3 521 до 885 фактов) числа зарегистрированных в 2009 году насильственных преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и малолетних потерпевших (п. "а" ч. 3, п. "б" ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. "а" ч. 3, п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ).

Положенный в основу конструкции квалифицированных составов статей 134, 135 УК РФ принцип дифференциации уголовной ответственности в зависимости от возраста потерпевшего ребенка без установления нижней возрастной границы допускает возможность признания "добровольного согласия" на половые сношения и иные сексуальные контакты с взрослыми лицами детей любого возраста, включая младенцев. Такой законодательный подход противоречит принципам международного права, в соответствии с которыми согласие, данное несовершеннолетним, не достигшим установленного законом возраста, недействительно, а половые контакты взрослого лица с таким ребенком приравниваются к сексуальному насилию (Рекомендация Rec (2002)5 Комитета Министров Совета Европы государствам — членам о защите женщин от насилия).

Закрепление в названных нормах такой юридической конструкции не позволяет добиться остро необходимой дифференциации уголовной ответственности за совершение разных по степени общественной опасности видов ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних, ужесточить наказание за наиболее опасные формы (инцестные, коммерческие) и способы их совершения (например, с использованием Интернета). Тем самым игнорируются международные рекомендации, согласно которым законодательством государства должна быть установлена безусловная, неоспоримая презумпция отсутствия согласия ребенка в тех случаях полового контакта взрослого лица с несовершеннолетним, когда он навязан ребенку путем обмана; совершен с использованием его уязвимого или зависимого положения (в том числе с использованием отношений, построенных на привязанности, доверии или подчинении ребенка); совершен членом семьи несовершеннолетнего (Рекомендация Rec (2002)5 Комитета Министров Совета Европы государствам — членам о защите женщин от насилия и пояснительная записка к ней (п. 80). Международное право требует, чтобы дети, независимо от их возраста и состояния в браке, были надлежащим образом защищены от всякого посягательства со стороны членов их семьи. Тем более, что результаты криминологических исследований, свидетельствуют о том, что более 40% случаев развратных действий в отношении детей совершается родителями, опекунами и иными законными представителями, от которых они находятся в наибольшей материальной и психологической зависимости.

Нередко дети становятся жертвами преступных посягательств со стороны взрослых в семьях, детских учреждениях. В 2008 году следователями Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации зарегистрировано 124 сообщения о совершении преступлений в отношении несовершеннолетних сотрудниками образовательных учреждений или при их попустительстве иными лицами. По результатам их рассмотрения возбуждено 61 уголовное дело, в том числе 10 уголовных дел по факту совершения преступлений против половой неприкосновенности и свободы несовершеннолетних сотрудниками образовательных учреждений. Только за 5 месяцев 2009 года зарегистрировано 152 сообщения о совершении преступлений в отношении несовершеннолетних сотрудниками органов и учреждений образования и иными лицами при исполнении сотрудниками образовательных учреждений своих профессиональных обязанностей. По результатам рассмотрения сообщений возбуждено 113 уголовных дел, в том числе 11 уголовных дел о совершении сотрудниками образовательных учреждений половых преступлений в отношении детей.

Анализ причин и условий, способствовавших совершению указанных преступлений, выявил случаи формального подхода к отбору кандидатов на замещение должности. Имеют место факты допуска к работе в образовательных учреждениях лиц, ранее судимых, в том числе за совершение половых преступлений против малолетних, применяющих насилие к детям, что исключает осуществление нормального воспитательного процесса, формирует психотравмирующую для ребенка обстановку.

Таким образом, правоприменительная практика свидетельствует о недостаточности уголовно-правовых мер, ограничивающих доступ судимых за преступления против несовершеннолетних лиц к осуществлению деятельности, связанной с воспитанием детей. Согласно статье 47 Уголовного кодекса Российской Федерации в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, суд может назначить лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет в качестве дополнительного вида наказания. В настоящее время лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних предусмотрено в статьях 131, 132, 134, 135, 156, 2281, 230, 2421 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Не отвечает интересам защиты детей от сексуального совращения сохранение в статьях 134, 135 и других нормах Уголовного кодекса Российской Федерации признака "заведомости" осознания возраста потерпевшего ребенка. Федеральным законом от 27.07.2009 № 215-ФЗ этот признак обоснованно исключен из статей 131, 132, 2281, 230, 2421 Уголовного кодекса Российской Федерации, но по непонятным причинам оставлен без изменения в ряде других статей о преступлениях в отношении несовершеннолетних. При отсутствии законодательного его определения применительно к несовершеннолетним потерпевшим, а также четких и единообразных официальных разъяснений по этому вопросу высших судебных инстанций сохранение указанного признака в составах преступлений, потерпевшими от которых являются дети, существенно снижает их правовую защищенность, сохраняет возможности для манипулирования законом при решении вопроса о возбуждении или прекращении уголовных дел, создавая тем самым предпосылки для ухода преступников от уголовной ответственности. К тому же такой неоднозначный подход противоречит международным стандартам (Факультативный протокол к Конвенции ООН о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, статья 8) и зарубежному опыту. В уголовном законодательстве США, Франции и др. в случае совершения преступлений против половой неприкосновенности детей вообще не требуется доказывания факта осознания виновным возраста потерпевшего (потерпевшей), в УК Великобритании, Ирландии, Италии и Норвегии добросовестное заблуждение относительно возраста ребенка не является основанием для освобождения от уголовной ответственности, и только в соответствии с §226 УК Дании, если преступник действовал по небрежности, не зная о возрасте потерпевшего, назначаемое ему наказание должно быть уменьшено.

Недостаточная защищенность несовершеннолетних от ненасильственных половых преступлений проявляется также в нераспространении на 14-15-летних потерпевших действия частей четвертых статей 134, 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих повышенную уголовную ответственность за совершение таких деяний по предварительному сговору группой лиц либо организованной группой только в отношении малолетних.

Серьезные пробелы сохраняются в уголовно-правовом регулировании защиты детей от вовлечения в порнобизнес. За последние годы мировой рынок детской порнографии стал одним из самых прибыльных секторов теневой экономики, принося значительные доходы при относительно небольших вложениях. Анализ статистической отчетности свидетельствуют о крайне тревожной криминальной ситуации в данной сфере. Так, в 2009 году количество зарегистрированных фактов незаконного изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 2421 УК РФ) возросло, по сравнению с 2008 г., на 59,6% (с 223 до 356).

Правоприменительная практика в сфере борьбы с вовлечением и использованием детей в производство и оборот порнографии осложняется тем, что в российском уголовном законодательстве отсутствуют законодательные определения понятий "порнографическая продукция", материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних" (так называемая "детская порнография"). Вместе с тем, закрепление в национальном законодательстве государств-участников дефиниции термина "детская порнография" рекомендовано Факультативным протоколом № 2 к Конвенции ООН о правах ребенка, касающемся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, Рекомендацией Rec (2001) 16 Комитета Министров Совета Европы относительно защиты детей от сексуальной эксплуатации от 31 октября 2001г. и Европейской конвенцией о правонарушениях в сфере электронной информации 2001г.

В российском законодательстве не криминализировано хранение материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних в личных целях, без цели ее распространения, рекламирования и демонстрации. Вместе с тем такого рода действия стимулируют спрос на детскую порнографию и, соответственно, расширение ее производства. Тем временем, количество преступлений, связанных с изготовлением и распространением "детской порнографии" (ст. 242.1 УК РФ), по данным МВД России с 2004 по 2008 годы выросло в 10,5 раза (с 30 до 356).

Не установлены повышенные меры уголовной ответственности за оборот детской порнографии с использованием сети Интернет и других информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования. Такого рода действия, навсегда запечатлевающие акт растления ребенка и делающие его доступным для многочисленной аудитории пользователей, стимулирующие педофильные наклонности, влекут по действующему законодательству такую же ответственность, как и иные менее опасные способы совершения этого преступления. В то же время все большее число растлителей малолетних используют компьютерные технологии для организации, ведения и пополнения своих порнографических коллекций с образами детей. В 2009 году выявлено 320 фактов изготовления и оборота детской порнографии с использованием информационных технологий, за год число таких преступлений возросло более чем на 70%.

Перечисленные недостатки уголовного законодательства не обеспечивают неотвратимости уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении детей, в том числе вызывающих особый социальный резонанс, причиняющих тяжкий и порой необратимый вред потерпевшим, стимулируют рецидив общественно опасных посягательств на несовершеннолетних, позволяют преступникам избегать заслуженного наказания. Сложившаяся ситуация в данной сфере, несомненно, диктует введение более жесткого и эффективного уголовно-правового механизма обеспечения безопасности несовершеннолетних, их защиты от преступных посягательств, угрожающих национальным интересам государства в сфере духовно-нравственной и демографической безопасности.

Зарубежные страны давно приняли соответствующие поправки в свое законодательство. Ответственность за простое владение детской порнографией предусмотрена уголовным законодательством 55 государств, за совершение преступлений в сфере изготовления, хранения и оборота детской порнографии с помощью компьютерных технологий — в законодательстве 68 государств.

В целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних, повышения правовых гарантий защиты физического и психического здоровья детей, охраны их половой неприкосновенности и нравственности, законопроектом предлагается внести в Уголовный кодекс Российской Федерации следующие изменения:

1. Дополнить статью 132 Уголовного кодекса примечанием, предусматривающим, что совершение преступления в отношении ребенка, не достигшего возраста двенадцати лет, считается преступлением, совершенным в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, то есть состоянии, при котором потерпевший в силу своего возраста не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Это будет способствовать более четкому разграничению на практике насильственных и ненасильственных преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и малолетних потерпевших.

2. Дифференцировать предусмотренную статьёй 132 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовную ответственность за половое сношение, мужеложство, лесбиянство и развратные действия посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних (не достигших, соответственно, 16-ти и 14-летнего возраста), в зависимости от характера, способа, места совершения преступления, характеристик субъекта посягательства и иных обстоятельств, обусловливающих тяжесть причиняемого потерпевшему вреда. В этих целях предусмотреть повышенную уголовную ответственность за совершение указанных сексуальных посягательств на детей: их родителями или иными специальными субъектами, выполняющими обязанности по воспитанию несовершеннолетнего; одновременно в отношении нескольких потерпевших; в помещении или на территории образовательного учреждения.

3. Привести в соответствие с названием диспозицию части 1 статьи 132 Уголовного кодекса Российской Федерации, дополнив ее указанием на иные действия сексуального характера, связанные с сексуальным контактом с потерпевшим (потерпевшей).

4. Статью 132 Уголовного кодекса Российской Федерации законопроектом дополнить примечанием, закрепляющим законодательное определение понятия НДСХ, что позволит более четко разграничивать их на практике с иными действиями сексуального характера, ответственность за которые предусматривается предлагаемой новой редакцией статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации.

5. Предусмотреть уголовную ответственность за действия сексуального характера и развратные действия, совершенные по предварительному сговору группой лиц либо организованной группой в отношении 10-12-летних потерпевших.

6. Дополнить санкции статьи 132 УК РФ таким видом дополнительного наказания, как пожизненное лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, что будет способствовать решению задачи предупреждения рецидива преступлений в отношении несовершеннолетних.

7. В целях обеспечения единого подхода к защите несовершеннолетних от преступлений в законодательных формулировках субъективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьёй 132 Уголовного кодекса Российской Федерации, законопроектом предлагается исключить признак заведомости осознания виновным возраста несовершеннолетнего потерпевшего из указанных норм.

8 Законопроектом предусмотрено закрепление в уголовном законодательстве максимально полных и четких определений понятий порнографические материалы и предметы, "материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних", содержащих критерии их отграничения от смежных понятий.

9. Расширить в соответствии с международными стандартами перечень уголовно-наказуемых деяний в сфере сексуальной эксплуатации детей путем установления уголовной ответственности: за незаконное изготовление "детской порнографии" без использования несовершеннолетнего; за хранение, перемещение материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних через Государственную границу Российской Федерации без цели их распространения, публичной демонстрации или рекламирования.

10. Выделить в главе 20 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве самостоятельного состава преступления против семьи и несовершеннолетних наиболее опасную разновидность преступлений в сфере изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних — использование конкретного ребенка в качестве модели для изготовления и оборота "детской порнографии", либо участника зрелищного мероприятия порнографического характера. Указанные деяния в качестве видового и непосредственного объектов посягают прежде всего не на публичные интересы общественной нравственности, а на права и законные интересы индивидуально определенных несовершеннолетних пострадавших. Степень общественной опасности таких преступных посягательств несравнима с вредом, причиняемым общественной нравственности в случаях оборота порнографических материалов, изготовленных с использованием рисованных анимационных или виртуальных образов детей без привлечения в этих целях реально существующих несовершеннолетних моделей.

11. В квалифицированном составе статьи 132 Уголовного кодекса Российской Федерации установить повышенную уголовную ответственность за массовые, публичные формы растления детей, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования.

Предлагаемые изменения социально, криминологически и юридически обоснованы и соответствуют международным стандартам в сфере защиты детей от преступности, подчеркивают авторы законопроекта.

В заключение первой главы можно сделать следующий вывод: теоретическое исследование состояния защиты действующим законодательством несовершеннолетних от преступных посягательств сексуального характера, показало, что санкции и определения злодеяний против половой неприкосновенности несовершеннолетних должны быть расширены за счёт таких общественно опасных деяний, как принуждение к действиям сексуального характера, втягивание в занятия проституцией, организация подобного, незаконное распространение порнографических материалов с изображением несовершеннолетних (и не только), поскольку ряд занятий подобного рода уголовно-правовым полем в нашей стране никак не регламентирован и даёт возможность для многих преступных элементов оставаться безнаказанными.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних

2.1 Объективные признаки насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних

В соответствии с законодательством Российской Федерации есть несколько возрастных порогов, которые так или иначе влияют на состав преступления, и соответственно на уголовную ответственность за совершение данного преступления. Причем влияет возраст как субъекта преступления (обвиняемого), так и потерпевшего. В данной дипломной работе мы попытаемся разобраться в хитросплетениях возрастных границ УК РФ. Рассмотрим все существующие на сегодняшний день возрастные пороги в свете статей с 131 по 135 УК РФ, которые относятся к половой неприкосновенности и свободного полового положения личности[16] .

До 27 июля 2009 года в Уголовном кодексе Российской Федерации существовало три возрастных порога: 18, 16 и 14 лет. На основании их определены четыре важные возрастные группы:

- до 14-ти лет – возраст заведомой беспомощности;

- до 16-ти лет – возраст половой неприкосновенности;

- после 16-ти лет – возраст согласия;

- после 18-ти лет – совершеннолетие[17] ;

После закона №215 от 27.07.2009 года об усилении уголовной ответственности за совершение преступлений против несовершеннолетних появилась еще одна возрастная граница – 12 лет[18] . Она не определяет какой-то особой возрастной группы, а лишь очерчивает круг несовершеннолетних лиц, в отношении которых совершенные ненасильственные действия сексуального характера будут караться более сурово.

В данной работе постараемся дать подробное описание по каждой из перечисленных возрастных групп.

Первая группа – группа после 18 лет. Совершеннолетие – это самый основной возрастной порог, дающий гражданину все предусмотренные законом права и обязанности. В свете интересующих нас преступлений против половой неприкосновенности личности это очень важный порог. Субъектом сексуальных преступлений против половой неприкосновенности личности предусмотренных статьями 134 и 135 Уголовный Кодекс Российской Федерации может являться только лицо, уже достигшее 18-тилетнего возраста.

18 лет с точки зрения сексуальной жизни гражданина является возрастом личной ответственности за совершение любых сексуальных действий. О мерах наказания за преступления против несовершеннолетних лиц будет изложено ниже применительно к каждому возрасту. Там же мы рассмотрим ситуации, когда преступление было осуществлено самим несовершеннолетним лицом.

Вторая категория – после 16-ти лет. Возраст согласия – это тот возраст, после которого лицо теряет половую неприкосновенность. В то же время половая свобода еще остается под усиленной защитой до возраста совершеннолетия. Это значит, что если сексуальные действия с лицом, достигшим 16-тилетнего возраста, происходят с его согласия, то такие действия не караются законом. Статьи 134 и 135 в данном случае уже не могут быть применены. С другой стороны, если такие действия происходили с применением насилия или принуждения, то они караются более сурово, чем, если бы происходили в отношении совершеннолетнего лица. Здесь можно рассмотреть действие статей 131 и 132 применительно к возрасту согласия.

По статьям 131 (изнасилование) и 132 (насильственные действия сексуального характера) половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего в отношении несовершеннолетнего лица, достигшего 16-тилетнего возраста, карается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет.

С точки зрения субъекта преступления 16 лет тоже важный порог. Начиная с 16-ти лет, лицо несет уголовную ответственность за совершение любых уголовных преступлений, за исключением особо оговариваемых. В нашем случае это статьи 134 и 135 УК РФ, по которым не могут быть обвинены несовершеннолетние лица. Если несовершеннолетний преступник, достигший 16-тилетнего возраста, обвиняется по статье 131 или 132, то низший предел наказания сокращается на половину, а высший предел не может превышать 10-ти лет лишения свободы.

Третья категория - до 16-ти лет. Половая неприкосновенность обязывает совершеннолетних лиц избегать сексуальных контактов с лицами, не достигшими 16-тилетнего возраста. Здесь уже начинают действовать статьи 134 и 135. Однако статьи 131 и 132 для данной возрастной группы не предусматривают усиления наказания - здесь продолжает действовать пункт 3 - изнасилование несовершеннолетнего (см. возрастной порог после 16-ти лет).

Однако закон №215 от 27.07.2009 года добавил к статье 134 примечание, которое гласит, что если обвиняемый впервые совершил деяние в отношении несовершеннолетнего лица недостигшего 16-тилетнего возраста, то он освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшим[19] .

В отношении статей 131 и 132 УК РФ, в случае изнасилования несовершеннолетних особое наказание предусмотрено только если жертве меньше 14-ти лет. В данном случае относительно наказаний смотрите предыдущий возрастной порог.

С точки зрения субъекта преступления, начиная с 14-ти лет, несовершеннолетнее лицо несет ответственность за совершение только тяжких преступлений, в числе которых находятся насильственные действия сексуального характера[20] (статьи 131 и 132).

Если несовершеннолетний преступник, не достигший 16-тилетнего возраста, обвиняется по статьям 131 или 132, то низший предел наказания сокращается на половину, а высший предел не может превышать 6-ти, и 10-ти лет лишения свободы для особо тяжких преступлений. К особо тяжким относятся умышленные преступления, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10-ти лет. Применительно к статьям 131 и 132 УК РФ к особо тяжким преступлениям относятся насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего лица.

Четвертая категория лиц - до 14-ти лет. 14 лет - довольно важная возрастная граница в законодательстве РФ. Лицо не достигшее 14 летнего возраста не может являться субъектом ни одного преступления, даже самого тяжкого. Возраст до 14 лет трактуется законом, как заведомо беспомощное состояние. Отсюда вытекает еще большее ужесточение наказания за совершение преступления в отношении этих лиц.

По статьям 131 (изнасилование) и 132 (насильственные действия сексуального характера) половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего в отношении несовершеннолетнего лица не достигшего 14-тилетнего возраста карается лишением свободы на срок от 12 до 20 лет[21] .

Согласно новым редакциям этих статей, преступления по данным статьям караются более сурово, если они совершены в отношении лица не достигшего 12-тилетнего возраста[22] .

2.2 Субъективные признаки насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних

В качестве субъекта насильственных действий сексуального характера выступает любое физическое лицо, которое достигло возраста 14 лет, и является по своему характеру и положению вменяемым.

В силу указания ч. 2 ст. 24 УК РФ необходимо считать, что субъективная сторона данного преступления будет выражена в умышленной вине. Так как основной состав насильственных действий сексуального характера по конструкции является исключительно формальным, то в нем допустим лишь прямой умысел, который формулируется следующим образом: виновный осознает фактический характер и общественную опасность совершаемых им насильственных действий сексуального характера и желает их совершения.

В качестве мотива насильственных действий сексуального характера чаще всего выступает стремление удовлетворить половую потребность. Однако также мотивами могут выступать месть, желание опозорить потерпевшее лицо, принудить его к постоянным половым сношениям или сексуальной жизни. Поскольку состав исследуемого преступления не содержит указания на специальный мотив совершения такого деяния, то мотивы могут быть самыми различными и не будут влиять на квалификацию.

Такое же положение вещей характерно и для целей совершения данного преступления.

С субъективной стороны изнасилование характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что половой акт совершается им против либо помимо воли потерпевшей с использованием насилия или угроз его применения, а равно беспомощного состояния потерпевшей, и желает осуществить с ней половое сношение.

В качестве мотива изнасилования чаще всего случаев выступает стремление удовлетворить сексуальное влечение. Однако совершение изнасилования возможно при наличии и иных доминирующих побуждений (из мести либо желания унизить потерпевшую).

С субъективной стороны изнасилование возможно лишь с прямым умыслом: виновный сознает, что совершение полового сношения происходит в результате физического или психического насилия либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей и желает совершить половое сношение. Мотив, как правило, сексуальный.

Субъектом преступления является лицо, достигшее четырнадцати лет. Соисполнителем может быть и женщина, выполнившая часть объективной стороны преступления физическое насилие или угроза его применения к потерпевшей или к другим лицам.

Квалифицированным видом являются НДСХ, совершенные неоднократно (п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ), то есть, такие НДСХ, которым предшествовали приготовления к ним либо покушения на них, причем не имеет значения, был ли виновный исполнителем или выступал в роли соучастника в том и другом случае. Нужно, чтобы у ранее совершенных НДСХ не истек срок давности привлечения за них к уголовной ответственности, а судимость не была погашена или снята.

Если все ранее совершаемые виновным НДСХ по квалификации были тождественны последним, тогда квалификации по совокупности не требуется. В том случае, когда два или более рецидива предусмотрены различными частями ст. 132 УК РФ, а также, если в одном случае были выявлены приготовления к совершению НДСХ, покушения на них, а в другом оконченное преступление, либо в совершении одного НДСХ виновный действовал в качестве исполнителя, а в другом - в качестве соучастника, каждое деяние должно квалифицировать самостоятельно.

В тех случаях, когда насилие над потерпевшим не прерывалось либо прерывалось на непродолжительное время и обстоятельства совершения НДСХ свидетельствуют о едином умысле виновного, совершение им второго и последующих половых актов не может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака.

В пункте «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ квалифицируется также НДСХ, совершенные лицом, заранее подготовившим насильственные действия сексуального характера. В этом случае насильственные действия сексуального характера квалифицируются (в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующих обстоятельств) по соответствующей части ст. 132 УК, а изнасилование, при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств, по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК.

По п. «б» ч. 2 ст. 132 УК квалифицируются НДСХ, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Согласно ч. 1 ст. 35 УК, преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Соисполнителями являются не только лица, вступившие в половое сношение с потерпевшей, но и лица, сами в половое сношение не вступившие, но непосредственно перед половым сношением или в процессе полового сношения с другим лицом применившие к потерпевшей физическое или психическое насилие с целью подавления ее сопротивления. Из этого следует, что по п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК могут квалифицироваться действия и импотента, и женщины.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Для квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 132 УК в этом случае не требуется, чтобы все эти соучастники совершили НДСХ с потерпевшей либо применили к ней или другим лицам физическое либо психическое насилие. Достаточно, чтобы в процессе преступления соучастники создавали условия для совершения преступления.

НДСХ признается совершенным группой лиц при условии их совершения постоянной группой лиц, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких злодеяний (ст. 35 УК РФ). В отличие от данной квалификации по признакам от «групп лиц по предварительному сговору» основополагающий отличительный признак имеет устойчивость организованной группы. Лица, которые объединились в организованную группу, как правило, скрупулезно приготовляют и намереваются совершить, а потому планируют заранее преступления, распределяя роли между собой.

Угрозы совершения убийства или причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей (п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ) могут быть выражены словесно, а могут истекать из поступков виновного (угрозы ножом, пистолетом и прочим). Намеревался ли виновный реализовать свою угрозу, или он надеялся лишь осуществить на пострадавшую акт психического воздействия, значения не имеет. Вследствие этого этот квалифицирующим признаком будет наличие непосредственно угрозы.

Угрозы убийства или причинения тяжкого вреда здоровью являются квалифицирующими для части 2 статьи 132 УК РФ признаками лишь в том случае, когда угроза незамедлительного использования насилия реализовывалась с целью преодоления отпора потерпевшей при изнасиловании. Такие угрозы охватываются в части 2 ст. 132 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ.

По пункту «б» части 2 ст. 132 УК РФ квалифицируются также НДСХ, соединенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам. Особая жестокость может быть выражена в применении пыток, глумлении над потерпевшей, мучении или истязании потерпевшей или других лиц. Особая жестокость может выражаться также в осуществлении НДСХ потерпевшей на глазах жениха, мужа, родителей, детей и других близких людей.

Преступные действия, вызвавшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией, квалифицируется соответственно по п. «в» ч. 2 или по п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ. Виновный должен знать о наличии у него венерической болезни или, что он является носителем ВИЧ-инфекции. Президиум Верховного Суда РФ в постановлении по конкретному делу, обосновывая особо тяжкие последствия, связанные с заражением сифилисом при изнасиловании, указал, что сифилис может привести к тяжелым заболеваниям внутренних органов: пороку сердца, гепатиту, поражению сосудов, костей, органов зрения, центральной и периферической нервной системы которые в отдельных случаях ведут к инвалидности больного. Кроме того, сифилис вызывает при беременности потерпевшей поражение плода в виде врожденного сифилиса.

Пункт «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ предусматривает ответственность за изнасилование несовершеннолетней, а п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста. При совершении этих преступлений виновный должен знать или допускать, что совершает изнасилование несовершеннолетней или малолетней. В противном случае эти квалифицирующие признаки отсутствуют.

Особо квалифицированными видами НДСХ (ч. 4 ст. 132 УК РФ), кроме изнасилования потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, и НДСХ, вызвавшие заражение ВИЧ-инфекцией, являются действия, повлекшие по неосторожности причинение смерти потерпевшей (п. «а» ч. 4 ст. 132 УК РФ) либо тяжкого вреда ее здоровью или иные тяжкие последствия (п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ). Эти последствия должны быть причинно связаны с НДСХ или покушением на них. Отношение к последствиям, как указано в п. «а» и п. «б» ч. 3 и ч. 4 ст. 132 УК РФ, должно выражаться в форме неосторожности. Дополнительная квалификация по ст. ст. 109, 118 в этих случаях не требуется. Особо квалифицирующим обстоятельством является причинение любого тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

2.3 Проблемы квалификации насильственных действий сексуального характера и назначения наказаний

Уголовное дело, которое рассматривалось областным Судом города Ростов на Дону в 2005 году в отношении лица, совершившего развратные действия в отношении лица, не достигшего совершеннолетнего возраста с применением физического и психического насилия квалифицировало данное преступление как изнасилование, тем более что лицо, подвергшееся данному преступлению не могло самостоятельно оказать сопротивление, в силу инвалидности от рождения.

Квалификация состава преступления была рассмотрена и как НДСХ (статья 132 Уголовного Кодекса Российской Федерации) и как половое сношение и насильственные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (статья 132 Уголовного Кодекса Российской Федерации).

Суд счел лицо, совершившее данное преступление вменяемым и полностью отдающим отчет своим действиям. Объектом преступления в данном случае выступает половая свобода и половая неприкосновенность лица, не достигшего 16-летнего возраста.

Квалификация преступления согласно ст. 132«Насильственные действия сексуального характера» была осложнена, тем, что в составе преступления присутствует акт насилия.

Городским Судом г. Москвы в 2005 г. слушалось уголовное дело в отношении лица, совершившего развратные действия в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста. Лицо, совершившее преступление - молодой человек 28-лет, который являлся сожителем одинокой женщины. К ребенку сожительницы он часто проявлял внимание, которое иногда смущало мать.

Но выбрав подходящий момент, подсудимый совершал неоднократно развратные действия в отношении 13-летней девочки, угрожая ей при этом, что если она расскажет матери или кому-либо еще, он ее убьёт.

Данный состав преступления был квалифицирован как развратные действия в отношении лица, к данному моменту не достигшего шестнадцатилетнего возраста. Квалификация состава преступления в данном случае была осложнена лишь тем, что лицо, совершившее данное злодеяние в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста совершало развратные действия неоднократно, причем угрожая физической расправой, в случае разглашения.

Непосредственным объектом преступления выступает - половая неприкосновенность, нравственное и физическое развитие несовершеннолетних. Объективная сторона состоит в совершении развратных действий без применения насилия, под которыми понимаются действия, направленные на удовлетворение половой страсти виновного или половой страсти лица, заведомо для виновного не достигшего возраста 16 лет, но не связанные с совершением полового акта, мужеложство, лесбиянства или иных действий сексуального характера. Под субъективной стороной суд рассмотрел прямой умысел, то есть удовлетворение страсти. Субъектом преступления выступает вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 18 лет.

Городским Судом г. С-Петербург в декабре 2006 г. слушалось дело в отношении лица, совершившего преступление в отношении своей домработницы. Дело в отношении лица в возрасте 37-лет слушалось в городском Суде г. Архангельска, которого суд обвинял в совершении развратных действий в отношении ученицы 8-го класса Свиридовой С.

В ходе судебного заседания выяснилось, что Алексеев В., являясь преподавателем физической культуры не однократно проявлял сексуальный интерес к своей ученице, в отношении которой также неоднократно совершал развратные действия, в качестве эротического массажа и удовлетворения страсти неполовым путем.

Непосредственный объект преступления - половая неприкосновенность, нравственное и физическое развитие несовершеннолетней Свиридовой С. Объективная сторона состоит в совершении развратных действий без применения насилия, под которыми понимаются действия, направленные на удовлетворение половой страсти Алексеева В., не связанные с совершением полового акта, мужеложства, лесбиянства или иных действий сексуального характера. Субъективной стороной является прямой умысел. Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, в качестве гражданина Алексеева В., достигшего 18-летнего возраста.

Городским Судом г. Твери слушалось уголовное дело в отношении гражданки Арбузовой Е., квалифицируемое по ст. 135 УК РФ как развратные действия, в отношении лица не достигшего 16-летнего возраста Артемьева П.

Арбузова Е. являлась мачехой Артемьева П. В состоянии алкогольного опьянения совершила развратные действия в отношении потерпевшего, которые выражались в появлении в обнаженном виде перед Артемьевым П., и занятии с ним танцами эротического содержания, без совершения полового акта.

В ходе судебного заседания суд счел должным обвинить Арбузову Е. в совершении преступления, предусмотренного статьи 135 УК РФ и квалифицируемого как развратные действия в отношении лица, не достигшего совершеннолетнего возраста. Непосредственный объект преступления - половая неприкосновенность, а также нравственное и физическое развитие несовершеннолетнего Артемьева П.

Объективная сторона состоит в совершении развратных действий без применения насилия, под которыми понимаются действия, направленные на удовлетворение половой страсти Арбузовой Е., не связанные с совершением полового акта, мужеложства, лесбиянства или иных действий сексуального характера. Проблема квалификации данного преступления состоит в Субъективной стороной является прямой умысел, то есть получение сексуального удовлетворения. Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее 18-летнего возраста.

Данные преступления, рассмотренные в этом пункте, относятся к преступлениям против половой свободы и неприкосновенности. Квалификация состава данных преступлений осложняется тем, что все они рассматриваются с учетом смежных статей УК РФ.

Объектом НСДХ является половая неприкосновенность и половая свобода. О половой неприкосновенности как объекте изнасилования можно говорить лишь при изнасиловании несовершеннолетней или взрослой, но психически неполноценной женщины. В остальных случаях объектом изнасилования является половая свобода женщины, которая свободна в решении вопроса о вступлении в близкие отношения с мужчиной. Дополнительным объектом может быть и здоровье женщины, ее жизнь, так как НСДХ могут повлечь расстройство здоровья, смерть потерпевшей (п. «в» ч. 2 ст. 132 УК) или психическую травму, которая может привести к самоубийству.

Объективная сторона изнасилования, согласно части 2 ст. 132 УК, состоит в половом сношении с (применением физического насилия, угрозы его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Как следует из диспозиции этой статьи, изнасилование возможно только в. отношении женщины и только мужчиной в естественной форме.

С субъективной стороны изнасилование возможно лишь с прямым умыслом: виновный сознает, что совершение полового сношения происходит в результате физического или психического насилия либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей и желает совершить половое сношение. Мотив, как правило, сексуальный.

Субъектом преступления является лицо, достигшее четырнадцати лет. Соисполнителем может быть и женщина, выполнившая часть объективной стороны преступления - физическое насилие или угроза его применения к потерпевшей или к другим лицам. Квалифицирующим составом преступления обладает лишь то деяние, которое совершено неоднократно. Чаще данное преступление квалифицируется общим составом преступления и рассматривается согласно ст. 132 УК РФ.

В результате исследования, проведенного во второй главе дипломной работы можно сделать вывод о том, что проблема квалификации преступлений сексуального характера насильственных действий осложняется всегда тем, что данный вид преступления носит многосторонний характер его рассмотрения. Деяния подобного рода в юридической практике носит слабовыраженную субъективную сторону; одно и то же преступление с наличием насильственных действий сексуального характера может квалифицироваться как по статье 132 УК РФ, так и смежным статьям, а так же из-за отсутствия или наличия отягчающих обстоятельствах.


Заключение

В результате исследования, проведённого в дипломной работе, автором были сформулированы следующие выводы:

1). несмотря на некоторого рода уменьшение абсолютных показателей насильственных половых преступлений степень, общественной угрозы и тяжести причиняемых ими последствий динамично возрастают. Под влиянием ряда изменений, которые происходят в социальной жизни общества, соответственно меняется уровень преступности, появляются новейшие приемы осуществляемых преступлений, что, без сомнения, должно иметь свое отражение в законодательстве;

2). при анализе понятий изнасилование и насильственные действия выявлены различия, существенные для определения категории и наказания, касающегося сексуального характера в действующем уголовном законодательстве России и ряда зарубежных стран;

3). раскрытие особенностей и проблем уголовно-правовой характеристики и квалификации составов рассматриваемых деяний позволило наметить недостатки и выработать пути их устранения;

4). предложены варианты, которые могут быть применены при решении спорных проблем отграничения изнасилования и насильственных действий сексуального характера от сопредельных преступных деяний;

5). выявлены и проанализированы проблемы совершенствования норм уголовного законодательства об ответственности за изнасилование и насильственные действия сексуального характера и практики их применения;

В заключении хотелось бы отметить, что минуло больше десятка лет со времени, как Уголовный Кодекса РФ вступил в законную силу, но за весь период его действия ст.ст. 131 и 132 только однажды подвергались изменению, что, однозначно свидетельствует не об отсутствии недочетов, а скорее о том, что законодатель не захотел уделить данным нормам соответствующего внимания, тогда как проблем теории и практики применения норм об ответственности за изнасилование и насильственные действия сексуального характера становится всё больше и больше.


Список использованной литературы

1. УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 18.04.2010)

2. Изменения в УК РФ, внесенные Федеральным законом РФ от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (опубликованы и вступили в силу: 30 июля 2009 г.). 3.ФЗ «О внесении изменений в УК РФ» N 215-ФЗ от 27 июля 2009 года, ст.1

4. Изменения в УК РФ, внесенные Федеральным законом РФ от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (опубликованы и вступили в силу: 30 июля 2009 г.)

5. ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-Процессуальный Кодекс РФ» N 92-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ), п. 50, ст. 158

6. Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 11.05.2007), п. 85, ст. 221

7. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) от 18.12.2001 N 174-ФЗ, ст.ст. 42, 56, 191

8. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 604П04пр по делу Прокопьева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 131 132 УК РФ» /Законность/ - 2005, N 9

10. Постановление № 740п99 по делу Степанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 8. 11.Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 1048п2000пр по делу Тимиркаева и др.; 12.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. № 8. С. 2 – 5 13. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 3. С. 8 – 9 14.Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. № 5. С. 9 - 10;

15. Бюллетень Верховного Суда СССР1989 №2.

16. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1962. № 3. С. 16.

17. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. № 5. С. 40.

18. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. № 4. С. 21

19. Комментарий к Уголовному кодексу с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина.- М.,- 2001, с.371

20. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: Зерцало, 1998, с. 304

21. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева, Ю.И. Скуратова. М., 1997. С. 300.

22. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: ИНФРА М-Норма, 1996, с. 78

Уголовный Кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Л.Л. Кругликова. Э.С. Тенчова. Ярославль, 1994. С. 353.

23. Аргунова Ю.Н. Насильственные действия сексуального характера: законодательный опыт зарубежных стран.//Независимый Психиатрический Журнал/ № 2-2003

24. Дагель П.С Котов Д.П.Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1964,с. 175

25. Догадина М. А., Пережогин Л. О.Сексуальное насилие над детьми. Выявление, профилактика, реабилитация потерпевших. – М.: изд-во «Сам себе адвокат». – 1995

26. Затона Р.Е. Уголовно-правовой и криминологический аспекты ответственности за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста. Дис. канд. юрид. наук. 12. 00. 08. Саратов, 2000. С. 101

27. Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений. М., 1974. С. 18

28. Игнатов А.Н. Ответственность за преступления против нравственности. М., 1966. С. 128 – 129

29. Изотов Н.Н., Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера. Ставрополь, 2000. С. 46.

30. Кошаева Т.О. старший научный сотрудник отдела уголовного законодательства и судоустройства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент. Судебная практика и вопросы квалификации изнасилования и насильственных действий сексуального характера. (Комментарий судебной практики. Выпуск 10 / Под ред. К.Б. Ярошенко. Юридическая литература, 2004)

31. Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности.- Екатеринбург,- 2000, с. 297-298

32. Кулаков А.В. Уголовно-правовой и криминологический аспекты насильственных действий сексуального характера: Дис.канд. юрид. наук. - Рязань, - 2004 с.68

33. Пудовочкин Ю. Доклад. Проблемы понимания и квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: новое в уголовном законодательстве. – М., - 2005

34. Савельева О. Грязное порно или крылатый эрос // Бизнес-Адвокат. 2000. № 9. С. 23 - 24

35. Хлынцов М.Н. Расследование половых преступлений. Саратов, 1965. С. 127

36. Яковлев Я.М. Половые преступления. Душанбе, 1969. С. 291

37.Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии. Редакция от 13 ноября 1998 года, по состоянию на 15 мая 2003 года

38.Уголовный кодекс Австрии :Принят 29 января 2974 г. ; Вступил в силу с 1 января 1975 г. ; С изменениями и дополнениями на 1 мая 2003 г. /Ассоциация Юридический центр; Науч. ред. и вступ. ст. С. Ф. Милюкова ; Предисл. Э. О. Фабрици ; Пер. с нем. Л. С. Вихровой. -СПб. :Юридический центр Пресс,2004

39. Уголовный кодекс Швеции /Ассоциация Юридический центр ; Науч. ред. Н. Ф. Кузнецова, С. С. Беляева ; Пер. со шведского С. С. Беляева. -СПб. Юридический центр Пресс, 2001.

40. Уголовный кодекс Дании =The Danish Penal Code /Ассоциация Юридический центр ; Пер. с дат. и англ..

С.С.Беляева, А. Н. Рычевой ; Под науч. ред. С. С. Беляева. -СПб:Юридический центр Пресс,2001

41. Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шелли. Пер. с англ. СПб., 2003. С. 302

42. Конвенция ООН о правах ребенка (Принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989г. СССР подписал ее в числе первых. Ратифицирована третьей сессией Верховного Совета СССР 13 июня 1990г. Действительна в отношении Российской Федерации как правопреемницы СССР) Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года. Вступила в силу 2 сентября 1990 года.

43. Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 2000. С. 97.

44. Уголовное право. Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2000. С. 149;

45.Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3. Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. 46.Комисарова. М., 2002. С. 258.

47.Уголовное право России. Практический курс. Учеб.-практ. пособие. / Под общ. ред. Р.А. Адельханяна, под науч. ред. А.В. Наумова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 347

48. Российское уголовное право. В 2 т. Т. 2. особенная часть / Под ред. Э.Ф. Побегайло. М., 2008. С. 180 (автор главы - проф. Побегайло Э.Ф.).

49. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 1999 г., утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ 6.10.1999 Консультант: Судебная практика.

50. Определение № 31-098-26 по делу Иванова и Филиппова. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 1998 года по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 3. С. 18

Уголовно-процессуальный аспект беспомощного состояния несовершеннолетних потерпевших по делам о НДСХ // Конституция Российской Федерации 1993 года и развитие отечественного государства и права: Сб. материалов междунар. науч. конф. Омск, 2003. Ч.1 С.187-190.

51. Некоторые особенности возбуждения уголовных дел о насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних // Материалы VI междунар. науч.-практ. конф. Ч.1. Челябинск, 2004. С.291-293.

52. Недостатки при назначении и проведении судебно-психологической экспертизы по делам о насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних // Вестн. Оренбург. гос. ун-та. 2004. № 3. С.35-37.

53. Как ужесточат наказание за педофилию: комментарии к поправкам в УК РФ http://www.pravo.ru/news/view/27225/30.03.2010

54. Законодательство РФ Возрастной ценз. Возраст согласия./www.pedoisteria.ru/ 08.01.2010


[1] Изменения в УК РФ, внесенные Федеральным законом РФ от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (опубликованы и вступили в силу: 30 июля 2009 г.)

[2] http://ru.wikipedia.org/wiki/Сексуальные_преступления_против_несовершеннолетних

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации", п. 7

[4] Комментарий к Уголовному кодексу с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина.- М.,- 2001, с.371

[5] Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности.- Екатеринбург,- 2000, с. 297-298

[6] Кулаков А.В. Уголовно-правовой и криминологический аспекты насильственных действий сексуального характера: Дис.канд. юрид. наук. - Рязань, - 2004 с.68

[7] Некоторые особенности возбуждения уголовных дел о насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних // Материалы VI междунар. науч.-практ. конф. Ч.1. Челябинск, 2004. С.291-293.

[8] Некоторые процессуальные особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего по делам о насильственных действиях сексуального характера // Материалы междунар. науч.-практ. конф. Ч.2. Челябинск, 2003. С.493-495.

[9] ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-Процессуальный Кодекс РФ» N 92-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ), п. 50, ст. 158

[10] Федеральный закон от 05.06.2007 N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 11.05.2007), п. 85, ст. 221

[11] Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) от 18.12.2001 N 174-ФЗ, ст.ст. 42, 56, 191

[12] Недостатки при назначении и проведении судебно-психологической экспертизы по делам о насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних // Вестн. Оренбург. гос. ун-та. 2004. № 3. С.35-37.

[13] Догадина М. А., Пережогин Л. О.Сексуальное насилие над детьми.Выявление, профилактика, реабилитация потерпевших. – М.: изд-во «Сам себе адвокат». - 1995

[14] Как ужесточат наказание за педофилию: комментарии к поправкам в УК РФ/http://www.pravo.ru/news/view/27225/30.03.2010

[15] Конвенция ООН о правах ребенка (Принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989г. СССР подписал ее в числе первых. Ратифицирована третьей сессией Верховного Совета СССР 13 июня 1990г. Действительна в отношении Российской Федерации как правопреемницы СССР) Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года. Вступила в силу 2 сентября 1990 года.

[16] Законодательство РФ Возрастной ценз. Возраст согласия./www.pedoisteria.ru/ 08.01.2010

[17] ФЗ «О внесении изменений в УК РФ» N 215-ФЗ от 27 июля 2009 года, ст.1

[18] ФЗ «О внесении изменений в УК РФ» N 215-ФЗ от 27 июля 2009 года, п. 3, ст.134

[19] ФЗ «О внесении изменений в УК РФ» N 215-ФЗ от 27 июля 2009 года, примечание, ст.134

[20] УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 18.04.2010)

[21] УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 18.04.2010), п. 4, ст. 134, п.4 ст. 132

[22] УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 07.04.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 18.04.2010), п.3 ст.134

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий