регистрация / вход

Виды, состав и квалификация преступлений против государственной власти

История развития уголовного законодательства в сфере преступлений против государственной власти, криминологическая и уголовно-правовая характеристика, виды преступлений. Разработка методических рекомендаций по проведению урока по уголовному праву.

В ведение

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в нашей стране функционируют законодательные, исполнительные и судебные органы государственной власти, а также органы местного самоуправления. Эти органы реализуют публичную власть, т.е. наделены правом принимать волевые решения, продиктованные общественными потребностями. Поскольку публичная власть функционирует в общественных целях, а ее решения общеобязательны, постольку конституции и законодательство каждого государства устанавливают определенные рамки, правила ее осуществления. В самом общем виде можно сказать, что основным требованием, предъявляемым к публичной власти, ее органам, является требование законности. Нарушение принципа законности в каком бы то ни было виде не только существенно затрудняет реализацию задач публичной власти, но и ставит под сомнение ее право предъявлять к гражданам обязательные для исполнения требования и следить за их правильным выполнением, подрывает ее авторитет. Отдельные нарушения нормального функционирования органов публичной власти обладают настолько высокой степенью общественной опасности, что борьба с ними невозможна без применения уголовной репрессии.

Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления – это предусмотренные гл. 30 УК общественно опасные деяния, совершаемые вопреки интересам публичной службы с использованием занимаемого виновным служебного положения и причиняющие либо создающие непосредственную угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан и организаций, общества и государства.

Давая социальную характеристику указанным преступлениям, необходимо отметить следующее. Проблема коррупции в России и в мире приобретает угрожающий характер. Коррупция получила распространение во всех ветвях власти, ею поражены все сферы жизни общества. Преступления публичных служащих, совершаемые ими с использованием своего служебного положения, угрожают верховенству закона, правам человека, подрывают моральные устои общества, доверие к власти, принципы государственного управления, равенства и социальной справедливости. Особая опасность таких преступлений обусловлена тем, что они совершаются лицами, которые по роду своей деятельности сами обязаны бороться с разнообразными правонарушениями и обеспечивать правопорядок в той или иной сфере.

Российская Федерация по уровню коррупции занимает одно из первых мест в мире. По оценкам специалистов, в этом отношении Россия стоит в одном ряду с такими государствами, как Колумбия, Нигерия и Боливия. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления все более часто совершаются в интересах незаконного бизнеса и организованной преступности – в криминологии стало использоваться понятие «железного треугольника».

В 2008 году было зарегистрировано 20 444 преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, что на 12,7% выше уровня 1998 года. В общем массиве зарегистрированной преступности удельный вес рассматриваемой группы преступлений составил 5,4%.

Прогнозируемые тенденции динамики этого вида преступности также не внушают оптимизма. Например, в ближайшей перспективе ожидается рост активности сформировавшихся масштабных вертикальных коррупционных связей, увеличение количества криминального совместительства государственными и муниципальными служащими своей деятельности с работой в подконтрольных коммерческих структурах, рост участия должностных лиц с использованием своих полномочий в организации и руководстве коммерческими структурами, обеспечении им неправомерно полученных льгот, использования положения должностного лица в продолжающемся процессе приватизации государственных предприятий в целях приобретения в свою собственность недвижимого и движимого имущества, акций, незаконной передачи с использованием статуса должностного лица коммерческим организациям государственных финансов, предназначенных для социальных нужд. В этой связи борьба с коррупционными и другими преступлениями в изучаемой сфере остается одним из приоритетных направлений уголовной политики

В период коренной перестройки всех сфер общественной жизни, проведения правовых реформ, построения демократического государства, отвечающего всем требованиям гражданского общества, развития экономики весьма важная роль принадлежит органам государственной власти и управления, а также органам местного самоуправления. Именно от функционирования государственной службы, четкости и ответственности ее представителей во многом зависит решение крупномасштабных задач, стоящих перед государством. В связи с эти повышенную опасность представляют преступления среди самих служащих в сфере органов власти и управления. В силу ряда причин преступность проникла во многие сферы социально-политической жизни общества и государства в целом, в том числе в его властные структуры, в государственную службу, органы местного самоуправления. Ряд представителей этих органов поражен коррупцией, взяточничеством, протекционизмом и другими негативными явлениями, нарушающими нормальные деятельность государственной власти.

В последнее время проблема борьбы с коррупцией не только привлекла пристальное внимание средств массовой информации и широких слоев населения, но и стала, наконец, предметом профессионального анализа российских специалистов. При оценке эффективности правовых механизмов, направленных на борьбу с коррупцией, наметились два принципиально разных подхода. В одном случае сложилось так называемое узкое понимание, которое рассматривается преимущественно в карательном аспекте и предусматривает создание системы дополнительных ограничений и запретов.

Второй случай предусматривает «мягкие» методы борьбы, такие, как например, персональная политика, организационно-культурное развитие, а также определенные механизмы контроля.

Отметим, что в борьбе разных государств против коррупции применяются оба метода. Так, для этой цели разработаны телевизионные и радиопередачи, социальные кампании, обучающие курсы, информация для общественности, правовые акты, исследования коррупции, информационные буклеты, дополнения к законам и пр. В большинстве государств Западной Европы законы, которые регулируют антикоррупционную деятельность, схожи в значительной части. Одной из крупнейших борцов за наказания за коррупционные действия и назначение за них равноценных наказаний является OECD. Их целью является обеспечения принципа в соответствии с которым, взяточник не должен оставаться безнаказанным в одном государстве, если в соседнем государстве наказания очень суровые. Также они пытаются следить, чтобы во всех союзных государствах действовали для чиновников похожие требования. Однако четкой позиции, какой из методов борьбы против коррупции является самым результативным, не существует. Одни и те же методы не обязательно должно подходить для различных культур.

В принципе, борьба с коррупцией, понимаемой в узком смысле, вполне адекватно регулируется имеющейся нормативно-правовой базой, которая нуждается только в отдельных уточнениях.

В последние годы наблюдается крайне высокая степень пораженности сферы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления коррупционными и иными видами криминальных деяний. Это признается не только средствами массовой информации, государственными и общественными деятелями, но и всеми слоями населения России. Острота проблемы уголовно-правового противодействия дальнейшему негативному развитию ситуации в рассматриваемой сфере заключается прежде всего в том, что, во-первых, эта сфера, как и всякая иная сфера социальной деятельности, подвержена преступным посягательствам, в защите от которых она нуждается, во-вторых, это та сфера деятельности, состояние которой значительно снижает или усиливает криминогенность общества в целом, активно влияет на динамику, структуру и уровень преступности, в-третьих, система государственной власти является главным субъектом борьбы с преступностью, обеспечивая правоохранительную функцию государства.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, урегулированных правовыми нормами, складывающихся в сфере преступлений против государственной власти.

Предметом исследования выступает законодательство Российской Федерации, судебная практика, специальная научная юридическая литература.

Цель исследования – выявить особенности и проанализировать преступления, совершаемые против государственной власти, для совершенствования действующих законодательных норм и правоприменительной практики.

Реализация указанной цели потребовала решения следующих задач:

рассмотреть историю развития уголовного законодательства в сфере преступлений против государственной власти;

дать общую криминологическую и уголовно-правовую характеристику преступлениям против государственной власти;

проанализировать юридический состав указанных преступлений;

выявить и проанализировать виды преступлений против государственной власти, а также определить проблемы, связанные с такой классификацией;

рассмотреть проблемные вопросы уголовной ответственности в рамках исследуемой темы;

– разработать методические рекомендации по проведению урока по уголовному праву.

В ходе исследования использовались общенаучные и частнонаучные методы познания: формально-юридический, логический методы, методы индукции и дедукции и другие.

По своейструктуре работа состоит из введения, двух глав, шести параграфов, списка использованной литературы, приложения.

преступление государственный власть урок

1. Ретроспективная и криминологическая характеристика преступлений против государственной власти

1.1 История развития российского уголовного законодательства об ответственности за преступления против государственной власти

В уголовном законодательстве России институт преступлений против государственной власти выступал в качестве основной защиты политико-правового строя страны. Выделение преступлений против государства в отдельную категорию прослеживается еще в Псковской судной грамоте и Судебниках 1497 и 1550 гг. Отметим, что в Соборном Уложении 1649 г. к такому виду преступлений были отнесены посягательство на жизнь, здоровье и власть царя, восстание против местных властей; в Воинском уставе 1715 г. – оскорбление или осуждение действий и намерений императора и членов его семьи, создание и распространение сочинений, призывов, воззваний и т.п. против правительства.

Особенно следует отметить, что государственные преступления подверглись систематизации в законодательстве XIX – начала XX вв. Так, в 1860–1870 гг. проводимые реформы в России послужили поводом для изменения, а в некоторых местах и дополнения Уложения в 1885 г., содержавшего раздел «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной», которым охватывалось значительное число глав и статей. Подчеркнем тот факт, что уголовно-правовой доктрине того времени еще не было известно понятие должностного лица, соответственно оно и не использовалось в Уложении о наказаниях, в связи с чем в каждом составе должностных преступлений субъект определялся конкретно, применительно к совершенному деянию, например, виновный, чиновник, служащий и т.д. Раздел «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной» начинался главой об ответственности служащего за неисполнение и / или нарушение действовавших указов и предписаний, также раздел содержал главы, устанавливающие ответственность чиновников, и служащих за превышение своих полномочий; за небрежное хранение, за пользование, растрату, присвоение, недостачу вверенных материальных ценностей; за подлог по службе. Взяточничеству, именуемому как мздоимство и лихоимство, посвящалось несколько статей. Раздельно были представлены составы получения взятки лично чиновником или через кого-либо – взятки-вознаграждения. Взятка, совершенная путем вымогательства, различалась в зависимости от ее мотивов, условных прикрытий и т.д. В Уложении предусматривалась ответственность и за дачу взятки.

В 1903 году было принято Уголовное уложение, в котором также содержалась глава о государственных преступлениях, содержащая в себе 51 состав. Однако здесь следует иметь в виду тот факт, что упомянутое Уголовное уложение действовало не на всей территории Российской империи, а только на территории Прибалтики. На остальной же территории Империи применялись законы «О бунте против Верховной власти», «О государственной измене».

Отметим, что Уголовное уложение 1903 г. в ч. 4 ст. 636 давало законодательное определение служащего, указывая, что им является всякое лицо, несущее обязанности или исполняющее временное поручение по службе государственной или общественной, в качестве должностного лица, или полицейского, или иного стража, или служителя, или лица сельского или мещанского управления. Закон не выделял какие-либо признаки субъекта, а делал акцент на некоторых видах должностей. Так, глава 37 предусматривала ответственность за совершение лицом действий, не входящих в его компетенцию и не предоставленных законом. Ответственность за эти деяния дифференцировалась в зависимости от формы вины. Отдельная норма закона регламентировала положение о том, что превышением власти нельзя считать такие противоправные действия, когда они совершены служащим в чрезвычайных обстоятельствах. Однако, что именно понимать под такими обстоятельствами, закон не оговаривал.

Уложение также содержало в себе несколько составов преступлений, касающихся должностного бездействия, к которому оно относило непринятие виновным мер по предупреждению и пресечению вреда, угрожающему порядку управления или казенному, общественному интересу; непринятие виновным мер к обнародованию, объявлению или приведению в действие закона или иного Высочайшего повеления, обязательного постановления; не доведение до сведения своего начальства о получении входящей бумаги, если при этом последовал важный вред для порядка управления; недонесение, вопреки обязанности, своему начальству, полицейской или судебной власти об учиненных тяжких преступлениях; и некоторые др. В этом же разделе были установлены самостоятельные составы, которые применительно к современному уголовному законодательству характеризуют преступления против порядка управления и правосудия.

Ответственность за взяточничество содержалась в двух статьях Уложения, при этом одна из них предусматривала ответственность за принятие взятки-подкупа, а другая – за дачу взятки-вознаграждения. Этой же статьей устанавливалась ответственность за вымогательство взятки. Отметим, что закон также устанавливал ответственность и за такое действие как посредничество при передаче взятки.

Как известно, в период с 1917 и до 1922 г. уголовное законодательство России не было кодифицированным, а источниками уголовного права служили обращения правительства к населению, различные декреты, издаваемые властью и т.п., которые содержали указания на отдельные виды должностных преступлений без определения признаков их составов. Впервые о должностных преступлениях упоминается в ст. 8 декрета СНК от 24 ноября 1917 г. «О суде», согласно которой дела о злоупотреблениях чиновников были отнесены к компетенции рабочих и крестьянских революционных трибуналов.

В период существования СССР под государственными преступлениями понимались такие общественно-опасные деяния, которые были направлены против основ советского строя или основ его управления и хозяйственной мощи. В соответствии с положением о государственных преступлениях, утвержденном ЦИК СССР в 1927 году различали две основные группы рассматриваемого института преступлений: контрреволюционные преступления и преступления против порядка управления в СССР. Впоследствии был введен в действие закон о государственных преступлениях 1958 года, который воспроизводился в уголовных кодексах союзных республик. Отметим, что УК РСФСР разделял преступления против государственной власти на особо опасные и иные.

Следующий этап развития законодательства о преступлениях против государственной власти уже отражен в ныне действующем УК РФ, который содержит специальный раздел «Преступления против государственной власти», классифицирующий такие деяния на:

преступления против основ конституционного строя и безопасности государства;

преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления;

преступления против правосудия;

преступления против порядка управления.

Таким образом, как результат рассмотренных в данном параграфе вопросов следует отметить:

1. В истории российского законодательства одно из первых упоминаний об уголовной ответственности за должностные преступления встречается в Псковской судной грамоте и Судебниках 1497 и 1550 гг.

2. В ходе дальнейшего развития содержание норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против государственной власти, неоднократно изменялось.

3. В развитии законодательства о государственных преступлениях можно выделить следующие этапы:

первый этап, закрепленный в Судебниках 1497 и 1550 гг.,

второй этап нашел отражение в законодательстве конца XIX – начале XX вв.,

третий этап выражен декретами и постановлениями власти,

четвертый этап – закрепление преступлений против государственной власти в УК РСФСР,

пятый этап – отражение указанного вида преступлений в ныне действующем УК РФ.

5. В настоящее время степень общественной опасности преступлений против государственной власти, в числе прочего, определяется:

– тем, что именно от основанной на законах, целенаправленной и качественной деятельности государственного аппарата во многом зависит нормальное функционирование общества и государства в целом;

– характером и тяжестью последствий;

– обоснованной тревогой граждан, созданием атмосферы психологической напряженности, что отражается, прежде всего, на отношении общества к деятельности государственных органов.

1.2 Криминологическая характеристика преступлений против государственной власти

В последние годы наблюдается крайне высокая степень пораженности сферы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления коррупционными и иными видами криминальных деяний. Это признается не только средствами массовой информации, государственными и общественными деятелями, но и всеми слоями населения России. Острота проблемы уголовно-правового противодействия дальнейшему негативному развитию ситуации в рассматриваемой сфере заключается прежде всего в том, что, во-первых, эта сфера, как и всякая иная сфера социальной деятельности, подвержена преступным посягательствам, в защите от которых она нуждается, во-вторых, это та сфера деятельности, состояние которой значительно снижает или усиливает криминогенность общества в целом, активно влияет на динамику, структуру и уровень преступности, в-третьих, система государственной власти является главным субъектом борьбы с преступностью, обеспечивая правоохранительную функцию государства.

В 2008 году было зарегистрировано 20 444 преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, что на 12,7% выше уровня 1998 года. В общем массиве зарегистрированной преступности удельный вес рассматриваемой группы преступлений составил 5,4% 2.

Прогнозируемые тенденции динамики этого вида преступности также не внушают оптимизма. Например, в ближайшей перспективе ожидается рост активности сформировавшихся масштабных вертикальных коррупционных связей, увеличение количества криминального совместительства государственными и муниципальными служащими своей деятельности с работой в подконтрольных коммерческих структурах, рост участия должностных лиц с использованием своих полномочий в организации и руководстве коммерческими структурами, обеспечении им неправомерно полученных льгот, использования положения должностного лица в продолжающемся процессе приватизации государственных предприятий в целях приобретения в свою собственность недвижимого и движимого имущества, акций, незаконной передачи с использованием статуса должностного лица коммерческим организациям государственных финансов, предназначенных для социальных нужд. В этой связи борьба с коррупционными и другими преступлениями в изучаемой сфере остается одним из приоритетных направлений уголовной политики.

Отметим, что на заседании Совета Федерации генпрокурор отметил значительный рост числа преступлений против государственной власти в 2008 году. Таких преступлений в минувшем году было зафиксировано более 28 тысяч. Согласно отчету генпрокурора, в последнее время отмечено увеличение количества правонарушений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, число случаев взяточничества выросло вдвое.

В действующем уголовном законодательстве не содержится определения понятия преступлений против государственной власти, интересов государственной службы.

В ранее действовавшем уголовном законе России рассматриваемая группа деяний называлась должностными преступлениями, т.е. преступными посягательствами, совершенными должностными лицами в связи с занимаемым должностным положением. К числу должностных преступлений можно отнести злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию или Счетной палате Российской Федерации, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки, халатность.

Вместе с тем совершение служебного подлога предусмотрено как должностным лицом, так и иным государственным служащим или служащим органа местного самоуправления. Присвоение полномочий должностного лица может быть совершено только государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, дача взятки совершается общим субъектом.

В примечании 4 к ст. 285 УК разъясняется, что государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по статьям главы 30 УК в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями.

Приведенная формулировка приравнивает в порядке исключения отдельные деяния не должностных лиц, предусмотренные ст. 292, 288 УК, к должностным преступлениям. Следовательно, в состав включенных в главу 30 УК преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления входят как должностные преступления, так и приравненные к ним в порядке исключения деяния государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, а также деяния, совершенные иными лицами. Исходя из изложенного, под преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления следует понимать группу преступных деяний, посягающих на порядок осуществления государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, совершаемых должностными лицами в связи с занимаемым должностным положением, а также в исключительных случаях, предусмотренных уголовным законом, государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, не относящимися к числу должностных лиц, либо иными лицами.

Отметим, что для большинства лиц, совершивших преступления в рассматриваемой сфере, характерен заранее обдуманный умысел. Так, например, при получении взятки, лицо, получающее такую взятку оказывается в условиях выбора, когда есть вероятность оказаться в неблагоприятных условиях.

Согласно ст. 12 Конституции Российской Федерации в России признается и гарантируется местное самоуправление, которое осуществляется в пределах своих полномочий самостоятельно.
В соответствии с Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31 июля 1995 г. под государственной службой понимается профессиональная деятельность по обеспечению исполнения полномочий государственных органов.

Государственная служба включает: 1) федеральную государственную службу, находящуюся в ведении Российской Федерации; 2) государственную службу субъектов Российской Федерации, находящуюся в их ведении.

Функции государственной службы осуществляются государственными служащими, которыми признаются граждане Российской Федерации, исполняющие в порядке, установленном федеральным законом, обязанности государственной службы за денежное вознаграждение, которое выплачивается за счет средств федерального бюджета или бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Правом поступления на государственную службу обладают только граждане Российской Федерации, достигшие восемнадцатилетнего возраста.

В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органами местного самоуправления являются выборные и другие органы, наделенные полномочиями на решение вопросов местного значения и не входящие в систему органов государственной власти. Вопросами местного значения закон признает вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, отнесенные к таковым его уставом.

Согласно Федеральному закону «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 8 января 1998 г. 2 под муниципальной службой понимается оплачиваемая профессиональная деятельность по обеспечению полномочий органов местного самоуправления, которую осуществляют муниципальные служащие.

Следует отметить, что в настоящее время в научных исследованиях вопросам классификации различных категорий уделяется особое внимание. Объясняется это тем, что они служат одним из наиболее часто используемых юридико-технических приемов в праве. Классификация позволяет выявить определенные явления по различным отличительным признакам, устанавливать их характеристики, признаки, функциональную направленность расширять границы познания. Все это способствует их глубокому и всестороннему исследованию.

Действительно, для того чтобы полно, всесторонне и объективно представить какую либо систему, используют такой научный метод, как классификацию составляющих ее элементов. Не является исключением и уголовно-правовой институт преступлений против государственной власти. В данном случае одним из важнейших аспектов его глубокого изучения является проблема классификации. С помощью классификации не только отражаются признаки всех включенных в раздел X УК РФ «Преступления против государственной власти» четырех глав, их многообразие, особенности каждой из них, но и раскрываются вопросы совершенствования правоприменительной практики, так как каждый рассматриваемый объект получает определенную оценку. По мнению известного российского ученого С.В. Познышева классификация как технико-юридический прием имеет двоякое значение для научного исследователя: со стороны внешней, – это прием, который вносит в изучение систему и порядок; со стороны внутренней, – это прием который предопределяет полноту и правильность выводов изучения.

Законодатель, исходя из демократических начал уголовного права и переоценкой в связи с этим приоритетов, а также родового объекта группы преступлений в УК РФ включил четыре главы:

преступления против основ конституционного строя и безопасности государства;

преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления;

преступления против правосудия;

преступления против порядка управления.

Таким образом, в качестве главного критерия уголовно-правовой охраны и основы классификации выступают общественные отношения, которые обеспечивают стабильность государства, нормальное, законодательно регламентированное функционирование государственной власти и ее отдельных компонентов: институтов и органов.

Отметим, что уголовно-правовые нормы, включенные в этот раздел, предусматривают ответственность за общественно опасные деяния, посягающие на регламентированную законом деятельность органов государственной власти, государственного и местного самоуправления, сопряженные с причинением вреда, либо ставящие под угрозу причинение вреда правам и законным интересам общества и государства, либо могущими подорвать их авторитет, а также нарушить права и интересы граждан.

Прежде чем преступить к рассмотрению проблемы классификации преступлений против государственной власти необходимо сформулировать следующее определение преступлений против государственной власти. Под преступлениями против государственной власти следует понимать – умышленно совершаемые общественно опасные деяния, направленные на подрыв основ конституционного строя и ослабление государственной власти в лице законодательных, исполнительных и судебных органов.

Раздел X УК РФ начинается с главы 29, предусматривающей ответственность за совершение преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Основы конституционного строя Российской Федерации регламентированы в главе 1 Конституции Российской Федерации, закрепляющей исходные принципы конституционного строя, экономических отношений, политической системы общества, они являются приоритетными, базисными, определяющими правовыми положениями, позволяющими, как сказано выше, обеспечивать нормальное функционирование государственной власти.

Общественная опасность преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства состоит в том, что они подрывают конституционный строй, социально-экономическую и политико-правовую систему государства, его безопасность, внутреннюю и внешнюю стабильность, ослабляют защищенность жизненно важных благ и интересов личности, общество от исходящих угроз.

Таким образом, видовым объектом данных преступлений являются основы конституционного строя и безопасности государства. Основным непосредственным объектом выступают конкретные общественные отношения, на которые посягают соответствующие преступления рассматриваемой главы, причиняя им ущерб, вред. В научной и учебной литературе предлагаются различные классификации преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства.

Так, А.И. Рарог в зависимости от непосредственного объекта рассматриваемую группу преступлений классифицирует на виды преступлений против:

внешней безопасности Российской Федерации;

политической системы РФ;

экономической безопасности и обороноспособности РФ;

конституционного принципа недопущения пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть или вражду;

сохранности государственной тайны.

Исходя из непосредственного объекта А.В. Наумов все преступления против основ конституционного строя и безопасности государства предложил классифицировать как преступления против:

внешней безопасности Российской Федерации;

легитимности государственной власти;

политического многообразия и многопартийности;

экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации;

конституционного запрета на разжигания расовой, национальной и религиозной розни.

Предложенная научной общественностью классификация была подвергнута взыскательной критике со стороны С.В. Дьякова считающего, что такая классификация уязвима по ряду причин.

Во-первых, в ней не просматривается единое основание классификации, без чего она лишается научной четкости.

Во-вторых, преступления, предусмотренные в п. 2 посягают не на легитимность государственной власти, а на внутреннюю безопасность или политическую систему Российской Федерации.

По мнению ученого, легитимность нельзя считать объектом указанных преступлений, несмотря на то, что она страдает при совершении указанных преступлений.

Не согласен С.В. Дьяковым и с отнесением разглашения государственной тайны и утрату документов, содержащих государственную тайну, к преступлениям, посягающим на экономическую безопасность и обороноспособность, так как государственная тайна имеет место не только в сферах экономики и обороны. На наш взгляд, можно согласиться с высказанными предложениями, в отношении отнесения государственной тайны в указанную группу исходя из того, что государственную тайну образуют и иные сферы интересов, охраняемых государством.

Отметим, что исследователи считают оправданным включение преступлений, посягающих на сохранность государственной тайны в отдельную группу. В данном случае их выделение в отдельную самостоятельную группу произойдет за счет преступлений, посягающих и на внешнюю безопасность, и на экономическую, и на обороноспособность. По мнению ученых это не будет противоречить основным принципам классификации, исходя из ее некоторой условности и относительности, хотя в ряде случаев данная условность может приобретать характер необходимости и неизбежности. Например, в случаях перехода одного основания классификации в другую, либо когда одно основание классификации входит в содержание нескольких предметов.

По мнению С.В. Бородина в целом классификация государственных преступлений может быть представлена как преступления, посягающие на:

внешнюю безопасность;

на внутреннюю безопасность;

на экономическую безопасность.

Предложенная С.В. Бородиным классификация также не решила проблему отнесения ст. 283 и ст. 284 УК РФ в указанную группу, более того усложнила ее. В научной и учебной юридической литературе высказаны предложения о помещении ст. 283 УК РФ «Разглашение государственной тайны» и ст. 284 УК РФ «Утрата документов, содержащих государственную тайну» в главу 30 УК РФ о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, исходя из видового объекта интересов службы.

Так, по мнению профессора Н.Ф. Кузнецовой уравнивать государственную измену с неосторожной утратой документов, содержащих государственную тайну, значит отступить от критериев структуризации Особенной части уголовного кодекса Российской Федерации по родовым и видовым объектам.

А.В. Наумов свое несогласие с С.В. Дьяковым высказывает и по поводу замены внутренней безопасности или политической системы РФ легитимностью государственной власти, аргументирует это тем, что никаких противоречий между указанными объектами не существует, они совпадают по своему содержанию.

В.В. Лунев, в свою очередь, все государственные преступления делит на две большие группы преступлений: против основ конституционного строя и против внешней безопасности государства.

Н.И. Ветров все преступления рассматриваемой категории классифицирует по видам.

А.С. Горелик в зависимости от более конкретных объектов посягательства выделяет преступления, которые посягают на: внешнюю безопасность; на основы конституционного строя и внутреннюю безопасность; конституционные основы национальных, правовых и религиозных отношений; сохранность государственной тайны.

Подчеркнем, что в УК РФ, а именно в главу о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ были внесены изменения принципиального характера, что привело к существенной трансформации объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, кроме этого законодатель также включил в нее две новые статьи, ст. 282 УК РФ).

Таким образом, в связи с законодательными поправками возникает необходимость формулирования классификации рассматриваемых преступлений. Авторы предлагают классифицировать преступления, включенные законодателем в главу 29 УК РФ, следующим образом: преступления, посягающие на внешнюю безопасность; преступления, посягающие на внутреннюю безопасность; преступления, посягающие на конституционные основы национальных, правовых и религиозных отношений.

Заметим, что законодатель в главу 30 УК РФ включил 11 статей, содержащих описание признаков преступлений, совершаемых особой категорией субъектов – должностными лицами.

Общественная опасность анализируемых преступлений состоит в том, что в результате их совершения нарушается нормативная, регламентированная законом деятельность аппарата законодательной, исполнительной и судебной власти, а также органов местного самоуправления. Преступления подобного рода подтачивают основы власти и управления, дискредитируют и подрывают их авторитет в глазах населения, ущемляют конституционные права и интересы граждан, разрушают демократические устои и правопорядок, извращают принципы законности, препятствуют проведению социально-экономических реформ в обществе.

Под преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления следует понимать умышленные или неосторожные общественно опасные деяния, посягающие на общественные отношения, регулирующие нормальную, регламентированную законом деятельность публичного аппарата управления, совершаемые должностными лицами в связи с исполнением ими своих служебных полномочий, а также в исключительных случаях, предусмотренных уголовным законом, государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, не относящимися к числу должностных лиц, либо иными лицами, причиняющие существенный вред государственным и общественным интересам, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан, или содержащие реальную угрозу причинения такого вреда.

В сформулированном определении отражены три наиболее существенных признака, характерных для всех должностных преступлений:

посягательство на один и тот же видовой объект;

совершение только специальным субъектом – должностным лицом;

совершение с использованием служебных полномочий или благодаря занимаемому служебному положению.

Подчеркнем, что именно совокупность этих признаков и составляет содержание должностного преступления.

С учетом квалифицированных видов в данной главе содержится описание 25 составов должностных преступлений. Исходя из законодательных положений, закрепленных в ст. 15 УК РФ рассматриваемую группу преступлений можно классифицировать на: преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие.

В теории и практике до сих пор не достигнуто единого мнения о характере соотношения должностных посягательств с иными преступлениями, совершенными должностными лицами и государственными служащими. Представляет интерес классификация преступлений в зависимости от уголовно-правового статуса субъекта. Все они подразделяются на три группы:

общие должностные преступления, которые могут быть совершены в любой сфере деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления и ответственность, за которые предусмотренными нормами этой главы;

специальные должностные преступления, которые могут быть совершены лицами в отдельных звеньях и сферах деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления и лишь должностными лицами, наделенными специальными признаками;

альтернативно-должностные преступления, которые могут быть совершены как должностными, так и частными лицами.

Законодатель все преступления главы 30 УК РФ, исходя из субъекта, предложил классифицировать на четыре группы:

совершенные только должностными лицами, 285, 286, 287, 289, 290, 293 УК);

совершенные должностными лицами, государственными служащими и служащими муниципальных органов;

совершаемые служащими государственных и муниципальных органов;

совершаемые общим субъектом.

Отметим, что глава 31 УК РФ «Преступления против правосудия» включает в себя 23 статьи, содержащие описание 48 составов.

Общественная опасность преступлений против правосудия состоит в том, что они нарушают гарантированные конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина, наносят непоправимый ущерб интересам правосудия, правопорядку, обществу и государству.

Преступление против правосудия – это запрещенные уголовным законодательством умышленные общественно-опасные противоправные деяния, посягающие на общественное отношение в сфере отправления правосудия, совершаемые должностными лицами, указанных органов и иными лицами, призванными обеспечивать или содействовать реализации задач и целей этой деятельности.

В научной и учебной юридической литературе учеными предлагаются различные основания для классификации преступлений против правосудия.

При этом выделяется несколько подходов к классификации данных преступлений: по субъекту преступления, исходя из непосредственного объекта, по сходству признаков объективной стороны, а также исходя их объекта посягательства.

По субъекту преступления все составы против порядка правосудия Ш.С. Рашковская подразделяла на две группы:

против правосудия, совершаемые должностными лицами – работниками органов дознания, следствия, прокуратуры, судьями;

против правосудия, совершаемые иными лицами.

В.К. Глистин, в свою очередь, выделял три группы:

преступления, совершаемые должностными лицами органов дознания, следствия, прокуратуры и суда;

преступления, совершаемые частными лицами, привлекаемыми к отправлению правосудия;

преступления, представляющие собой уклонение от отбывания наказания.

Вполне уместной будет классификация, предложенная Ю.А. Красиковым. По субъекту преступления, он делит преступления против правосудия на совершаемые должностными лицами органов суда, следствия, дознания и прокуратуры и все остальные преступления против правосудия.

По мнению М.Н. Голоднюк, самой удачной является классификация преступлений против правосудия по непосредственному объекту, поскольку она отражает те общественные отношения, которым определенные группы данных преступлений причиняют вред. По непосредственному объекту преступления против правосудия она дифференцирует следующим образом: посягающие на жизнь, здоровье, честь и достоинство лиц, осуществляющих правосудие; препятствующие исполнению работниками правоохранительных органов их обязанностей по осуществлению целей и задач правосудия; совершаемые в процессе отправления правосудия должностными лицами; препятствующие исполнению наказания или возмещению вреда, причиненного преступлением.

Представляется, предложенная классификация отличается непоследовательностью: за основу классификации взяты, во-первых, различные критерии интегрирует деяния по признаку специального субъекта); во-вторых, широкое формулирование понятие лиц осуществляющих правосудие.

По мнению А.С. Горелика классификация преступлений против правосудия, также должна основываться на конкретных видах отношений, которые составляют нормальную работу органов правосудия. Исходя из этого, он предлагает следующую классификационную систему преступлений против правосудия в сфере:

обеспечения независимости судей и защиты их личной безопасности, чести и достоинства;

правильного отправления правосудия должностными лицами органов правосудия;

выполнения гражданами обязанностей содействовать или не препятствовать осуществлению правосудия;

исполнения приговоров, решений и других актов органов правосудия.

В главу 32 «Преступления против порядка управления» законодатель включил 16 статей, содержащих описание 30 составов преступлений. Общественная опасность преступлений против порядка управления заключаются в том, что преступления указанной группы противодействуют нормально законодательной регламентирование деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, подрывает основы управленческой деятельности, дестабилизирует работу органов правопорядка, дезорганизует деятельность уголовно-исполнительных органов, ослабляет установленный режим государственной границы.

Под преступлениями против порядка управления необходимо понимать виновно совершенные общественно опасные деяния, посягающие на нормальную управленческую деятельность и причиняющие вред или ставившие под угрозу причинение вреда охраняемым отношениям.

Юридическому анализу составов преступлений против порядка управления посвящена достаточно обширная отечественная литература. Если обратиться к анализу конкретных уголовно-правовых составов, входящих в рассматриваемую главу данных в учебной и научной литературе, то можно обнаружить различные классификации.

Так, например, Ю.Ю. Бышевский классифицирует преступления против правосудия, которые посягают на: авторитет государственной власти; нормальную деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления; установленный порядок ведения, пользования, обращения официальной документации; неприкосновенность государственной границы.

А.В. Кладков в зависимости от непосредственного объекта преступления против порядка управления подразделяет на следующие виды:

посягательства на представителей власти и иных лиц в связи с управленческой деятельностью государственных органов;

посягательства на неприкосновенность государственной границы Российской Федерации;

посягательства на порядок обращения официальных документов и государственных наград;

посягательства на порядок призыва на военную и альтернативную гражданскую службу;

посягательства на авторитет Государственного герба и Государственного флага Российской Федерации;

посягательства на порядок осуществления оспариваемых прав.

Мы полагаем, что исходя из непосредственного объекта, преступления против порядка управления можно классифицировать на следующие три группы преступлений:

посягающие на нормальную управленческую деятельность;

посягающие на установленный режим и неприкосновенность государственной границы;

посягающие на установленный порядок обращения официальной документации.

Представляется, что предложенная классификация преступлений против порядка управления является наиболее предпочтительной, так как она позволяет учитывать особенность включенных законодателем в главу 32 УК РФ преступлений, их правовую природу, механизм причинение вреда отношениям, складывающимся в процессе принятия управленческих решений.

Таким образом, как результат криминологической характеристики преступлений против государственной власти необходимо отметить следующее.

1. В период реформирования российской экономики количество зарегистрированных преступлений против государственной власти выражается в следующих цифрах. Так, в 2008 году было зарегистрировано 20 444 преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, что на 12,7% выше уровня 1998 года. В общем массиве зарегистрированной преступности удельный вес рассматриваемой группы преступлений составил 5,4%. В период 1998–2008 гг. суммарно общее число выявленных преступлений против правосудия составило 39394, в число выявленных лиц, совершивших преступления, – 24861. Число же преступлений против правосудия специальных субъектов за этот же период оказалось равным 1875, а число выявленных специальных субъектов – 951.

2. Изучение личности преступника, совершающего преступление против государственной власти, показало, что данное преступление в подавляющем большинстве случаев совершают мужчины, женщины. Образовательный уровень лиц, совершивших преступление против государственной власти, свидетельствует о повышении числа осужденных, имеющих высшее и среднеспециальное образование.

3. Причины роста числа преступлений против государственной власти исследователи видят в экономических, социальных и нравственных изменениях, вседозволенности и бесконтрольности, в забвении традиций и ложном понимании демократических принципов общежития. А также в том, что централизованной системе противостоит скрытая, тайная и опытная сила, которая постепенно врастает в официальные учреждения и организации, парализуя их деятельность или подчиняя их себе.

Итак, анализ нормативно-правовых актов и опубликованной литературы, касающихся ретроспективной и криминологической характеристики преступлений против государственной власти позволяет сформулировать следующие выводы:

1. В истории российского законодательства одно из первых упоминаний об уголовной ответственности за должностные преступления в Псковской грамоте и Судебниках 1497 и 1550 гг.

2. В развитии законодательства о государственных преступлениях можно выделить следующие этапы:

первый этап, закрепленный в Судебниках 1497 и 1550 гг.,

второй этап нашел отражение в законодательстве конца XIX – начале XX вв.,

третий этап выражен декретами и постановлениями власти,

четвертый этап – закрепление преступлений против государственной власти в УК РСФСР,

пятый этап – отражение указанного вида преступлений в ныне действующем УК РФ.

3. Исследование показало, что за преступления против государственной власти в различные исторические периоды назначалось самое строгое наказание, часто смертная казнь.

4. По данным правовой статистики за последние десять лет количество ежегодно совершаемых в России преступлений против государственной власти стабилизировалось на достаточно высоком уровне и занимает четвертую часть в общей структуре преступности.

5. Общественная опасность преступлений против государственной власти состоит в том, что в результате их совершения нарушается нормативная, регламентированная законом деятельность аппарата законодательной, исполнительной и судебной власти, а также органов местного самоуправления.

Преступления подобного рода подтачивают основы власти и управления, дискредитируют и подрывают их авторитет в глазах населения, ущемляют конституционные права и интересы граждан, разрушают демократические устои и правопорядок, извращают принципы законности, препятствуют проведению социально-экономических реформ в обществе.

6. Большинство преступлений против государственной власти в Российской Федерации совершают мужчины, женщины. Образовательный уровень лиц, совершивших преступление против государственной власти, свидетельствует о повышении числа осужденных, имеющих высшее и средне-специальное образование. для большинства лиц, совершивших преступления в рассматриваемой сфере, характерен заранее обдуманный умысел.

7. Причинами роста количества преступлений против государственной власти являются: экономические, социальные и нравственные изменения, вседозволенность и бесконтрольность, забвение традиций и ложное понимание демократических принципов общежития; коррумпированность представителей государственных органов, сращивание их с организованными преступными формированиями.

2. Современная правовая регламентация уголовной ответственности за преступления против государственной власти

2.1 Общая характеристика преступлений против государственной власти

Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, традиционно именуются должностными преступлениями и представляют собой уголовно-правовое проявление коррупции. Будучи многогранным, социально сложным и во многом объективно обусловленным явлением, коррупция с точки зрения правового регулирования требует комплексного подхода, в рамках которого меры уголовного права должны занимать ведущую, но не единственную роль. Опасность коррупционных проявлений емко описана в преамбуле европейской Конвенции, где отмечается, что коррупция угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает основы надлежащего государственного управления, нарушает принципы равенства и социальной справедливости, затрудняет экономическое развитие и угрожает стабильности демократических интересов и моральным устоям общества. Отметим, что наша страна по уровню коррупции занимает одно из первых мест в мире: по некоторым оценкам, в этом отношении Россия стоит в одном ряду с такими государствами, как Колумбия.

В данном параграфе мы рассмотрим некоторые составы преступлений, относящиеся к посягательствам на государственную власть. К сожалению, в рамках данной работы не представляется проанализировать все составы преступлений, касающихся исследуемой проблемы, поэтому мы остановимся лишь на некоторых из них.

Отметим, что нормы главы 30 УК РФ посвящены установлению преступности и наказуемости деяний, которые представляют собой нарушения нормальной деятельности публичной власти и ее органов. Эти нарушения совершаются внутри, т.е. самими субъектами властных полномочий, поэтому они обладают повышенной опасностью.

Преступления против государственной службы и службы в органах местного самоуправления – это предусмотренные УК РФ общественно опасные деяния, совершаемые вопреки интересам публичной службы с использованием виновным служебного положения либо связанные с неисполнением своих служебных обязанностей, что создает непосредственную угрозу правам и законным интересам граждан, организаций, общества и государства.

Видовым объектом этих преступлений является совокупность общественных отношений, обеспечивающих правильную, т.е. соответствующую закону деятельность властного публичного аппарата – органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а также органов управления в Вооруженных Силах.

В названии главы 30 УК РФ говорится о направленности этих преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Отметим, что в соответствии с ФЗ от 27.05.2003 №58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации», государственная служба представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий Российской Федерации, федеральных органов государственной власти Российской Федерации, а также лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации.

Непосредственным объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения, складывающиеся по поводу обеспечения отдельных составляющих правильного функционирования властного публичного аппарата.

Заметим, что с объективной стороны одни из рассматриваемых преступлений характеризуются действиями, другие – как действиями так и бездействием. Так, только в форме действия могут совершаться такие преступления, как дача взятки, превышение должностных полномочий. Такие преступления, как отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной Палате РФ, халатность могут быть совершены и бездействием.

Характеризуя действие или бездействие как признак объективной стороны должностного преступления, необходимо отметить, что оно:

связано со служебной или иной имеющей публичное значение деятельностью лица и в этом смысле совершается альтернативно;

совершается вопреки интересам службы.

Суть первого признака в том, что сама возможность совершения указанных в законе деяний обусловлена компетенцией виновного или значительностью и авторитетом занимаемой им должности. Иными словами, совершая преступление, виновный использует фактически имеющиеся у него в силу занимаемого служебного положения возможности. Таким образом, действие как признак объективной стороны может формально входить в компетенцию виновного или вытекать из нее, быть с ней связанным.

Второй признак свидетельствует о том, что виновный использует свое служебное положение не в интересах публичной службы, а вразрез с ними. Иными словами, специальные возможности, предоставленные виновному для обеспечения общественных интересов, используются им в целях, которые этим интересам противоречат, в результате чего причиняется или создается реальная угроза причинения вреда.

В зависимости от специфики субъекта все преступления против государственной власти можно подразделить на виды:

преступления, совершаемые любыми лицами, отвечающими признакам общего субъекта;

преступления, совершаемые государственными служащими или служащими органов местного самоуправления, которые не являются должностными лицами;

преступления, совершаемые должностными лицами;

преступления, совершаемые как должностными лицами, так и публичными служащими.

В результате рассмотренных в настоящем параграфе вопросов необходимо отметить следующее:

– нормы главы 30 УК РФ посвящены установлению преступности и наказуемости деяний, которые представляют собой нарушения нормальной деятельности публичной власти и ее органов;

– ввиду ограниченного объёма настоящей работы представляется целесообразным рассмотреть и проанализировать лишь некоторые конкретные виды преступлений против государственной власти.

2.2 Виды преступлений против государственной власти и проблемные вопросы их квалификации

В рамках данной работы не представляется возможным проанализировать все составы преступлений, касающихся исследуемой проблемы, поэтому мы остановимся лишь на некоторых из них.

По смыслу закона государственная измена может быть совершена в трех формах: а) шпионаж; б) выдача государственной тайны: в) иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Понятие шпионажа будет рассмотрено при анализе преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 276 УК.

Под выдачей государственной тайныпонимается устное или письменное, а также сделанное иными средствами и способами сообщение иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну. В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 21.07.93 №5485–1 «О государственной тайне» государственная тайна – это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности РФ.

Сведения, составляющие государственную тайну, фиксируются на определенных носителях, к которым относятся материальные объекты, в том числе физические поля. Фиксация осуществляется в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов. Носители сведений, составляющих государственную тайну, имеют реквизиты, свидетельствующие о степени секретности этих сведений. Степень секретности должна соответствовать степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности РФ вследствие распространения этих сведений. Правительство РФ утвердило Правила отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности от 4 сентября 1995 г. №870, в соответствии с которыми указанные сведения подразделяются на:

1) сведения особой важности – это сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам РФ в одной или нескольких перечисленных областях;

2) совершенно секретные сведения – это сведения в перечисленных областях, распространение которых может нанести ущерб интересам министерства или отраслям экономики РФ;

3) секретные сведения – это сведения, распространение которых может нанести ущерб интересам предприятий, учреждений или организаций в тех же областях.

Преступление, заключающееся в выдаче сведений, составляющих государственную тайну, считается оконченнымс момента фактического сообщения государственной тайны представителям иностранного государства, иностранной организации.

Иное оказание помощи предполагает совершение различных действий, которые не охватываются предыдущими формами государственной измены и направлены на содействие иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ. Преступление, образующее данную форму государственной измены, считается оконченнымс момента совершения любого действия по оказанию помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении указанной деятельности.

Следует иметь в виду, что государственная измена осуществляется в пользу иностранного государства, иностранной организации или их представителей. Иностранная организация может быть как государственной, так и негосударственной. Представителями иностранного государства и иностранной организации являются их официальные лица.

Субъективная сторонахарактеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком является цель причинения ущерба внешней безопасности РФ. Мотивы государственной измены на квалификацию не влияют.

Субъект преступления, за исключением такой формы, как выдача, – общий. Субъект выдачи – специальный, это гражданин РФ, обладающий сведениями, составляющими государственную тайну, в связи с его служебной деятельностью или по работе, а также получивший эти сведения при других обстоятельствах.

В соответствии с примечанием лицо, совершившее преступления, ответственность за которые установлена в ст. 275, 276, 278 УК, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам РФ и если в его действиях не содержится иного состав преступления.

Шпионаж определяется как передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Основным объектом шпионажа выступает внешняя безопасность как состояние защищенности суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности от внешнего воздействия.

Предметом данного преступления являются сведения двух категорий: во-первых, это сведения, составляющие государственную тайну; во-вторых, это иные сведения, которые собираются по заданию иностранной разведки и могут быть использованы для нанесения ущерба внешней безопасности Российской Федерации.

В зависимости от содержания предмета преступления различают два вида шпионажа: а) предметом первого являются сведения, составляющие государственную тайну; б) предметом второго – иные сведения, собираемые по заданию иностранной разведки и предназначенные для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Объективная сторона первого вида шпионажапредставляет собой совершение активных действий в форме передачи, собирания, похищения сведений, хранение составляющих государственную тайну. Собирание – это получение информации любым способом, осуществляемое без изъятия предметов или документов из владения их собственников или обладателей. Все способы собирания информации можно разделить на две группы: а) личное наблюдение, т.е. получение сведений из окружающих объектов действительности; б) агентурный метод – получение информации от людей, обладающих такими сведениями. Похищение предполагает незаконное изъятие сведений у их владельца. Изъятие может быть тайное или открытое, с применением обмана или насилия, когда документы и предметы изымаются не на время, а навсегда для передачи указанным в законе адресатам.

Собранные или похищенные сведения обычно хранятся до передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям. С объективной стороны хранение означает, во-первых, что предварительно собранные или похищенные виновным сведения, составляющие государственную тайну, хранятся в определенном месте до их передачи, во-вторых, что виновный сам непосредственно не собирал и не похищал данные сведения, но ему их передают другие лица для последующей передачи определенным субъектам, и, в-третьих, возможна ситуация, когда виновный хранит сведения, собранные и похищенные другим лицом с последующим возвратом тому же лицу. Таким образом, хранение сведений, составляющих государственную тайну, как форма действия при шпионаже может иметь три вида: а) лицо хранит сведения, собранные или похищенные им самим с целью передачи иностранному государству, иностранной организации, их представителям; б) лицо само не собирало и не похищало сведения, а получило их с целью передачи адресату; в) хранение сведений, собранных иным лицом, с последующим возвращением тому же лицу. В данном случае виновный будет нести ответственность за пособничество в шпионаже при условии, что он осознавал характер хранимых сведений, цель, преследуемую собравшим их лицом, и заранее дал обещание скрыть предметы, добытые преступным путем, содержащие эти сведения.

Главной целью, к которой стремится виновный при собирании, похищении или хранении сведений, составляющих государственную тайну, – это передать их определенным адресатам. Под передачей следует понимать сообщение сведений, составляющих государственную тайну, иностранному государству, иностранной организации или их представителям. В данном случае сообщение может осуществляться не только устным путем, но и путем, например, показа каких-либо документов или предметов, а также с использованием тайников, почтовой переписки, радиосвязи. Передаваемые сведения могут быть собраны или похищены самим виновным, а могут быть получены от других лиц. Передача может осуществляться лично или через посредников. При этом если посредник осознает характер передаваемых сведений и статус адресата, то он отвечает за соучастие в шпионаже.

Объективная сторона второго вида шпионажапредставляет собой действия в форме собирания и передачи иных сведений. Законодатель не предусматривает таких форм действия, как похищение и хранение, поскольку эти сведения являются открытыми и могут быть получены из разнообразных источников: официальных изданий научной и технической литературы, периодических изданий: на официальных симпозиумах, конференциях; путем направления запросов в различные организации, анкетирования и т.п. Иные сведения могут собираться и путем личного наблюдения.

Передача или собирание иных сведений наказуемо, если эти действия осуществляются по заданию иностранной разведки с целью использования их в ущерб внешней безопасности РФ, т.е. в данном случае предполагается существование двух признаков: наличие задания иностранной разведки и цели нанесения ущерба внешней безопасности РФ.

Шпионаж относится к преступлениям с формальным составом. Стоит отметить, что такое действие, как хранение, является длящимся, т.е. оно характеризуется непрерывным осуществлением состава данного деяния.

Субъективная сторонашпионажа характеризуется виной в виде прямого умысла.Кроме того, вторая форма шпионажа характеризуется специальной целью – нанести ущерб внешней безопасности РФ, а само собирание, похищение или хранение сведений, составляющих государственную тайну, осуществляется в целях их передачи.

Субъектом шпионажа могут быть иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста 16 лет.

Заметим, что если гражданин Российской Федерации выступает в качестве организатора, подстрекателя или пособника шпионажа, ответственность за который предусмотрена ст. 276 УК, его действия квалифицируются как государственная измена в форме иного оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ.

Применительно к группе преступлений, посягающей на основы политической системы понимаются легитимность государственной власти, т.е. конституционная основа ее функционирования, а также беспрепятственное осуществление своих политических функций государственными и общественными деятелями. К этой группе преступлений относятся деяния, предусмотренные ст. 277–279 УК.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. Непосредственным объектом этого преступления являются не только основы политической системы Российской Федерации, но и жизнь государственного или общественного деятеля.

Потерпевшим при совершении рассматриваемого преступления может быть только государственный или общественный деятель. К государственным деятелямотносятся руководители и иные должностные лица высших органов законодательной, исполнительной, судебной власти и прокуратуры как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации. Под общественными деятелями понимаются руководители и активные функционеры политических партий, общественных движений, фондов, профессиональных и иных союзов на федеральном или региональном уровнях.

Объективная сторонапреступления заключается в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля. Это понятие применительно к посягательству на жизнь было разъяснено Пленумом Верховного Суда СССР в постановлении от 22.09.89: «Под посягательством на жизнь надлежит рассматривать убийство или покушение на убийство…. Такое же толкование понятию посягательства на жизнь дал и Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 24.09.91.

Состав террористического акта является формальным, оконченнымпреступлением он признается с момента совершения общественно опасных действий, направленных на лишение потерпевшего жизни, но фактическое причинение ему смерти охватывается составом рассматриваемого преступления и не меняет юридической сущности деяния.

Субъективная сторонапреступления характеризуется прямым умысломи специальной цельюлибо специальным мотивом. Если убийство государственного или общественного деятеля совершено с иной целью или по иным мотивам, нежели указанные в диспозиции ст. 277 УК, деяние квалифицируется по ст. 105 УК.

Субъекттеррористического акта – лицо, достигшее возраста 16 лет. Если это деяние совершено лицом в возрасте от 14 до 16 лет, то ответственность наступает по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

Насильственный захват власти или насильственное удержание власти.Непосредственным объектом преступления являются основы политической системы Российской Федерации в части легитимности государственной власти, конституционного порядка установления и функционирования государственной власти и ее органов. Дополнительным объектомвыступают здоровье, телесная неприкосновенность, честь и достоинство лиц, пострадавших от насильственных действий.

Объективная сторона преступления может выражаться в действиях, направленных на насильственный захват власти, или на насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ, или на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.

Действия, направленные на насильственный захват власти,означают попытку неконституционного способа прихода конкретных лиц, политических партий, движений и иных политических сил к власти в Российской Федерации или ее субъектах без изменения конституционногостроя в стране. Насилие как неконституционный способ захвата власти или ее удержания может состоять, например, в заключении под стражу, интернировании, насильственной физической изоляции, физических унижениях, побоях, причинении вреда здоровью лиц, представляющих органы власти, сформированные в соответствии с Конституцией и законами России.

Действия, направленные на насильственное удержание власти,– это отказ уступить власть вопреки результатам выборов, референдума или иному законному, основанному на Конституции РФ акту, соединенный с применением насилия к представителям политических сил, к которым в соответствии с Конституцией РФ должна перейти государственная власть. Насилие при неконституционной попытке удержать власть по содержанию ничем не отличается от насилия при неконституционной попытке захватить власть.

Самой опасной разновидностью анализируемого преступления являются действия, направленные на насильственное изменениеконституционного строя Российской Федерации. Они заключается в насильственных действиях, преследующих цель изменить общественный строй, политическую систему, государственное устройство либо основные политические институты Российской Федерации и сформировать новую систему органов власти.

Крайней формой насилия является применение оружия. Но если оно приобретает форму вооруженного мятежа в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, то деяние полностью охватывается составом вооруженного мятежа и не требует дополнительной квалификации по ст. 278 УК, поскольку названные цели предусмотрены и в ст. 27.8, и в ст. 279 УК. Если же мятеж преследует цель захвата власти, что выходит за рамки ст. 279 УК, и одновременно цель нарушения территориальной целостности Российской Федерации, которая не охватывается составом преступления, описанного в ст. 278 УК, то его следует квалифицировать по совокупности ст. 278 и 279 УК.

Состав преступления является формальным. Такое преступление признается оконченным с момента совершения действий, направленных на насильственный захват власти, или на насильственное удержание власти, или на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, независимо от того, удалось ли виновным осуществить преступные планы.

Если в процессе применения насилия причиняется смерть человеку, она не охватывается составом данного преступления и требует дополнительной квалификации по ст. 277, 317 или 105 УК.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью – неконституционного захвата власти, неконституционного удержания власти или изменения конституционного строя Российской Федерации насильственным путем.

Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет. При насильственном удержании власти субъект специальный: представитель органов власти, сформированных в соответствии с Конституцией РФ, но обязанных в соответствии с нею же передать государственную власть политическим силам, которые пришли к власти конституционным путем.

Вооруженный мятеж.Непосредственный объект преступления – основы политической системы Российской Федерации в части незыблемости основ конституционного строя и территориальной целостности России.

Объективная сторона преступления характеризуется как организация вооруженного мятежа либо активное участие в нем.

Мятеж определяется как «стихийное восстание, вооруженное выступление против власти», как «возмущенье, смятенье, восстанье, народное волненье, крамола, бунт, заговор на деле, общее непослушанье». Но в смысле ст. 279 УК мятеж понимается не как стихийное восстание, а как спровоцированное, организованное вооруженное выступление против законной власти, конституционного строя и территориальной целостности Российской Федерации.

Организация вооруженного мятежа – это различные действия, направленные на провоцирование вооруженного выступления против законной власти в Российской Федерации. Они могут состоять, в частности, в пропаганде вооруженного мятежа, в вербовке его участников, в снабжении мятежников оружием, воинским снаряжением, в планировании вооруженных операций и других действиях по идеологическому, материальному или организационному обеспечению мятежа.

Активное участиев вооруженном мятеже означает совместное с другими участниками мятежа совершение насильственных действий с применением или попыткой применения оружия, направленных на достижение целей мятежа. Однако умышленное причинение смерти в процессе применения насилия не охватывается составом данного преступления и подлежит дополнительной квалификации по ст. 105 УК, а если потерпевшими являются государственные или общественные деятели либо сотрудники правоохранительных органов, то по ст. 277, 295 иди ст. 317 УК.

Законодатель, описывая две формы данного преступления, – организацию мятежа и активное участие в нем, – в обоих случаях подразумевает реальное выступление мятежников. Поэтому вооруженный мятеж в форме его организации следует признавать оконченнымпреступлением с момента первого вооруженного выступления мятежников. Если действия организатора фактически не привели к вооруженным выступлениям против законной власти, их следует квалифицировать как приготовление к вооруженному мятежу.

Активное участие в вооруженном мятеже может считаться оконченнымс момента совершения участником мятежа конкретных насильственных действии с применением или попыткой применения оружия, направленных на достижение целей мятежа, независимо от фактического осуществления этих целей или иных последствий.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной цепью:

1) свержения конституционного строя;

2) насильственного изменения конституционного строя;

3) нарушения территориальной целостности Российской Федерации.

Цель сверженияконституционного строя РФ предполагает стремление насильственным путем упразднить основы конституционного строя, закрепленные в гл. 1 Конституции РФ, ликвидировать права и свободы, закрепленные в гл. 2 Конституции РФ, и установить общественный и государственный строй, не соответствующий Конституции РФ.

Цель насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации имеет то же содержание, что и в ст. 278 УК.

Цель нарушения территориальной целостностиозначает намерение разрушить принципы федеративного устройства, закрепленные в гл. 3 Конституции РФ, и насильственно отторгнуть часть ее территории с провозглашением ее независимости от России или присоединением к иностранному государству.

Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет. При совершении преступления в форме организации вооруженного мятежа им могут быть его организаторы и руководители. Активные участникивооруженного мятежа – это лица, непосредственно совершающие насильственные действия с применением оружия ради достижения целей мятежа.

Далее проанализируем с уголовно-правовой точки зрения посягательства на экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации. Так, к одному из составов преступлений указанной группы Уголовный кодекс РФ относит диверсию.Непосредственным объектом диверсии являются экономическая безопасность и обороноспособность Российской Федерации.

Безопасность определена в ст. 1 Закона РФ от 05.03.92 №2446–1 «О безопасности» как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Из этого следует, что под экономической безопасностью понимается состояние защищенности важнейших экономических интересов Российской Федерации.

ОбороноспособностьРоссийской Федерации означает состояние ее защищенности от возможного нападения внешнего агрессора и включает такие элементы, как экономический и военный потенциал России, боевая подготовка и профессионализм личного состава Вооруженных Сил РФ, мобилизационная готовность гражданского населения и т.п.

Объективная сторона диверсии характеризуется совершением взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения.

Это преступление обычно совершается в отношении экономически важных и уязвимых в диверсионном отношении энергетических узлов, предприятий оборонной промышленности и военных объектов, предприятий и средств железнодорожного, водного, воздушного и трубопроводного транспорта, средств связи и сигнализации, объектов обеспечения жизнедеятельности населения.

Способами диверсии являются не только взрывы и поджоги, прямо выделенные законодателем, но и иные действия,которые, подобно взрывам и поджогам, также являются общеопасными и тоже направлены на разрушение или повреждение объектов, перечисленных в диспозиции ст. 281 УК. К иным действиям относятся, например, устройство аварий и катастроф, обвалов, затоплений, радиоактивных и иных подобных заражений или загрязнений и т.д.

Разрушениеперечисленных в диспозиции объектов означает их физическое уничтожение, утрату народнохозяйственного значения, невозможность или экономическую нецелесообразность восстановления. Под повреждениемпонимается причинение такого вреда объектам диверсионных действий, который значительно снижает их народнохозяйственную значимость и экономическую ценность, но может быть устранен путем ремонта или восстановления.

Составдиверсии – формальный,она является оконченнымпреступлением с момента совершения общественно опасных действий, направленных на разрушение или повреждение названных в законе объектов, даже если они фактически не были ни разрушены, ни повреждены.

Гибель людей в результате диверсионного акта не охватывается составом диверсии и образует совокупность этого преступления с убийством при отягчающих обстоятельствах.

Субъективная сторона диверсия характеризуется прямым умыслом испециальной целью – подорвать экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации.

Субъектдиверсии – лицо, достигшее возраста 16 лет. Если диверсионный акт совершается гражданином Российской Федерации по заданию иностранных спецслужб, деяние должно дополнительно квалифицироваться как государственная измена в форме оказания помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

В УК предусмотрен не только основной, но и квалифицированныйсоставдиверсии: ее совершение организованной группой.

Безусловно, Уголовный кодекс предусматривает и иные виды преступлений против государственной власти, однако, учитывая рамки нашей работы, мы не можем остановиться на всех.

Таким образом, общим признаком всехпреступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, предусмотренных разделом X УК, следует считать: совокупность общественных отношений, обеспечивающих незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства, нормальное функционирование государственных органов, относящихся к различным ветвям государственной власти, а также интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Подчеркнем, что значительную роль при решении задач по охране личности, общества, государства играет система Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Как указывала Н.Ф. Кузнецова, структурирование системы Особенной части имеет не только прикладной, но юридико-технический поисковый смысл, подобный алфавитно-предметному указателю статей Уголовного кодекса, и показывает иерархию охраняемых им социальных ценностей, осуществляет взаимосвязь разделов, глав, статей внутри системы и вне ее с другими системами законодательства. Учет места той или иной статьи, группы норм в структуре Особенной части делает более содержательным наше представление о соответствующих уголовно-правовых запретах, а иногда указывает на некоторые противоречия в законодательных конструкциях, на ошибки в избранной тактике охраны общественных отношений.

Так, в исследуемом аспекте обращает на себя внимание глава 33 «Преступления против военной службы». Законодатель поместил ее в одноименный раздел ХI, который в структуре Особенной части УК является предпоследним и расположен между разделом Х «Преступления против государственной власти» и разделом ХII «Преступления против мира и безопасности человечества». Но примечательно не соседство, а фактическое отделение военной службы от государственной власти, очевидно, законодатель посчитал, что развивающиеся в этих сферах общественные отношения разнородны.

Заметим, в уголовных кодексах РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг. воинские преступления всегда объединялись в отдельные главы, которые замыкали Особенную часть. Но в рамках трехчленного деления объектов уголовно-правовой охраны такой подход был приемлемым и объяснимым. Так, например, УК РСФСР 1960 г. наряду с главой 12 «Воинские преступления» содержал такие главы как «Должностные преступления», «Преступления против правосудия» и «Преступления против порядка управления». Аналоги трех последних глав в УК РФ 1996 г. обоснованно объединены в один раздел Х «Преступления против государственной власти». В качестве родового объекта здесь выступает государственная власть. Мы разделяем мнение Н.Ф. Кузнецовой, которая полагает, что родовой объект объединяет подсистему однородных сходных интересов, которым причиняют ущерб также родственные по характеру общественной опасности преступления. При этом степень общественной опасности деяний может быть различной. Родовой объект выполняет функцию основания подразделения общего объекта на объекты крупных подсистем – блоков, родовые объекты которых выступают критериями структурирования Особенной части на разделы. Традиционно в учебниках по теории государства и права в качестве одного из признаков, которые отличают государство от догосударственных и негосударственных организаций называют публичную власть. Армия может существовать только в той мере, в какой ее одушевляет государственное правосознание.

В ст. 2 Федерального закона от 28 марта 1998 г. №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» отмечается, что военная служба – это особый вид федеральной государственной службы и перечисляются виды воинских формирований, в которых она исполняется.

Обратим внимание на тот факт, что Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 27 декабря 2005 г. разъяснил положение о том, что военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах.

Таким образом, признание публичного характера военной службы позволяет отнести посягательства на ее интересы к посягательствам на государственную власть, поэтому, глава 33 «Преступления против военной службы» должна войти в раздел Х «Преступления против государственной власти».

Оппоненты могут возразить: например, нормальное развитие отношений в сфере экономической деятельности или по поводу общественной безопасности также имеет огромное значение для всего общества. Вообще любое преступление – это удар, в конечном счете, и по государству. Но уголовно-правовое значение посягательств на государственную власть заключается в том, что в качестве объекта здесь выступают общественные отношения, которые государство не просто контролирует и охраняет, а является их основным субъектом или выражаясь образно – «главным игроком».

Помимо закрепленного в УК официального деления преступлений против государственной власти по видовому объекту, в самом общем виде можно отметить следующие их группы. Во-первых, это посягательства на органы государственной власти и лиц ее осуществляющих, во-вторых, посягательства на атрибуты и символы государства и в третьих, это преступления, совершаемые представителями власти, а также теми, кто непосредственно обеспечивает их деятельность.

Приведенные общие группы посягательств присутствуют и в главе о преступлениях против военной службы. К нормам, предусматривающим ответственность за физическое или психологическое насилие, а также унижение военнослужащих в связи с исполнением ими своих служебных или должностных обязанностей относятся: ст. 333 УК «Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы», ст. 334 УК «Насильственные действия в отношении начальника», ст. 336 УК «Оскорбление военнослужащего».

Нужно заметить, что особенности преступлений против военной службы обусловлены ее спецификой. Есть в главе 33 УК составы, описанные в которых преступления в полной мере можно отнести к должностным. Реализация публичного интереса связана с выполнением тех или иных функций, осуществлением полномочий. Таким же образом, как судья, прокурор, следователь и дознаватель в связи с осуществлением своих процессуальных полномочий вступают в отношения с участниками уголовного судопроизводства, военнослужащие в силу специфики выполнения своих служебных обязанностей взаимодействуют друг с другом и с иными лицами.

Как было показано выше, то обстоятельство, что военные являются государственными служащими не вызывает сомнения. В ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 мая 2003 г. «О системе государственной службы в Российской Федерации» военная служба называется в качестве одного из видов в системе государственной службы. Пункт 1 примечания к ст. 285 УК предусматривает возможность совершения преступлений против государственной власти, государственной службы должностными лицами, осуществляющими функции представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации». Ряд авторов совершенно справедливо обращают внимание на ошибку законодателя, который распространил уголовно-правовое определение должностного лица только на статьи главы 30 УК РФ.

Должностным лицам Вооруженных Сил в большей степени присущи организационно-распорядительные полномочия по управлению воинскими коллективами, либо административно-хозяйственные функции по распоряжению военным имуществом или бюджетными средствами, поступающими на счета округов и частей. Посягательства, совершаемые в связи с их осуществлением, чаще всего, подпадают под действие норм, предусмотренных в главе 30 УК. Так, за получение взятки был осужден начальник гарнизонного госпиталя Ч. Подсудимый договорился о получении денег за положительное решение вопроса о направлении подчиненных в командировку в Боснию. По ч. 1 ст. 286 УК были квалифицированы действия военного комиссара Пермской области Д., который потребовал от подчиненных ему военных комиссаров районов внести свои материальные вклады в создание «подарочной комнаты». Верховный суд Российской Федерации признал обоснованной квалификацию действий врача воинской части, который за взятки предоставлял военнослужащим срочной службы заведомо фиктивные свидетельства о болезни с заключением военно-врачебной комиссии об их ограниченной годности к военной службе по ст. 290 УК и ст. 286 УК.

Ряд воинских служебных преступлений, предусмотренных в главе 33 УК, можно отнести к альтернативно-должностным. Например, неисполнение приказа может выразиться не просто в бездействии по службе, а в неупотреблении организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий. Подобная нераспорядительность может состоять в уклонении от назначения военнослужащих для несения службы, в не начислении премий, боевых выплат. Кроме того, старший начальник может в приказной форме что-либо запретить командиру подразделения. Например, направлять военнослужащих срочной службы на строительство объектов и производство работ не связанных с боевой подготовкой. Игнорирование такого приказа, следует рассматривать как специальный вид злоупотребления должностными полномочиями.

В качестве специальной нормы по отношению к превышению должностных полномочий выступает ч. 2 ст. 336 УК в части оскорбления «…начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы…».

Примечательной некоторых составов служебных воинских преступлений является то обстоятельство, что они предусматривают ответственность одновременно как за специальный вид злоупотребления, так и превышения должностных полномочий. Так, нарушение уставных правил караульной службы может выразиться и принятии начальником караула противоречащего интересам службы управленческого решения, так, и в совершении караульным действий явно выходящих за его полномочия. «Являясь выводным в составе караула, назначенного для охраны и обороны гауптвахты, рядовой Кмитов за отказ выполнить свое требование избил содержавшихся на гауптвахте рядовых Зырянова и Васильева, причинив первому из потерпевших вред здоровью средней тяжести, а второму – побои.

Действия Кмитова «…наряду с ч. 2 ст. 335 УК, были квалифицированы военным судом Борзинского гарнизона и по ч. 1 ст. 342 того же Кодекса». Анализ ст. 201 Устава гарнизонной и караульной служб Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. №2104, устанавливающей обязанности выводного дает все основания полагать, что он наделен распорядительными полномочиями в отношении арестованных.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями» являются представителями власти. Здесь будет уместно привести две нормы, которые охраняют нормальное развитие общественных отношений возникающих в процессе осуществления Вооруженными Силами внешнего регулирования. Это ст. 341 УК «Нарушение правил несения пограничной службы» и ст. 343 УК «Нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Нарушение может выразиться в невыполнении обязанностей, несоблюдении запретов и ограничений. Мы также считаем, что виновный представляя власть при охране государственной границы и обеспечивая общественную безопасность, может этой властью злоупотребить или превысить свои полномочия.

Обращает на себя внимание формально-материальная конструкция ч. 1 ст. 341 УК. Ответственность за нарушение правил несения пограничной службы будет наступать, если это деяние повлекло или могло повлечь причинение вреда безопасности государства. Так, Военным судом Тбилисского гарнизона ефрейтор Абгарян, рядовые Уваров и Алексеев признаны виновными в нарушении уставных правил пограничной службы и осуждены на основании ч. 1 ст. 341 УК.

Как указано в приговоре, Абгарян, Уваров и Алексеев, находясь в пограничном наряде на посту наблюдения участка границы, в нарушение требований ст. 15 Временного устава Пограничных войск РФ, отвлеклись от несения службы, ослабили бдительность и заснули, оставив в течение 20 минут без присмотра вверенное им оружие и без охраны государственную границу. В ходе проверки начальником несения службы они были обнаружены спящими. За аналогичное нарушение – сон в течение 20 минут в пограничном наряде на участке границы – осуждены тем же судом по ч. 1 ст. 341 УК и рядовые Байдин, Рожков и Оганесян.

Нарушение названными военнослужащими правил несения пограничной службы, как по первому, так и по второму делу очевидно. Более того, допущенное виновными нарушение объективно обусловливало возможность незаконного пересечения охраняемого участка границы и таким образом создавало реальную угрозу причинения вреда интересам безопасности государства.

Такой подход законодателя, а также его материализация в судебной практике, подчеркивают значение границы как одного из важнейших элементов государственной власти и занимают свое существенное место в череде аргументов в пользу включения главы 33 УК в раздел Х «Преступления против государственной власти».

С другой стороны, вызывают недоумение санкции исследуемых составов, они значительно мягче возможных наказаний, предусмотренных за общие виды должностных преступлений. За нарушение правил несения пограничной службы совершенное без отягчающих обстоятельств верхний предел санкции составляет три года лишения свободы, за нарушение правил несения службы по охране общественного порядка, заметим, при условии причинения этим нарушением вреда правам и законным интересам граждан – два года. Так, майор Усов и мичман Стреколовский признаны виновными в том, что в нарушение правил несения пограничной службы умышленно допускали незаконное пересечение рыболовецкими судами участка морской границы Российской Федерации, ведение браконьерского промысла краба, высадку и выгрузку вне пунктов пропуска через границу людей и грузов, предупреждали капитанов упомянутых судов о выходе пограничных кораблей на службу. Поскольку перечисленные последствия фактически причинили вред интересам экономической безопасности государства, суд обоснованно квалифицировал содеянное виновными по ч. 1 ст. 341 УК.

Не оспаривая квалификации, отметим, что виновные злоупотребили должностными полномочиями в форме бездействия и превысили их, предав интересы службы. Считаем, что максимально возможное наказание в виде трех лет лишения свободы, не адекватно отражает общественную опасность совершенных пограничниками преступлений. Причины такого несоответствия кроются в недостаточной интеграции составов воинских посягательств в систему должностных преступлений в действующем УК.

В качестве специального вида должностных преступлений позиционируется нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Состав данного преступления материальный. В обзоре судебной практики по делам о преступлениях против военной службы отмечается, что одним из обязательных оснований для привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 343 УК является факт причинения вследствие нарушения правил несения службы лицом, входящим в состав войскового наряда по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, вреда правам и законным интересам граждан. Этот вред может выражаться в причинении имущественного ущерба гражданину, физических или нравственных страданий. В последнем случае, исходя из характера и степени общественной опасности, отраженных в признаке наказуемости, объем такого вреда ограничивается причинением средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Но напомним, санкция в ч. 1 ст. 343 УК – до двух лет лишения свободы, а за причинение средней тяжести вреда здоровью предусмотрено наказание до трех лет.

О несогласованности меры ответственности установленной в общих нормах главы 30 УК и статьях предназначенных для военнослужащих свидетельствует и приговор военного суда Одинцовского гарнизона. Подсудимый был признан виновным в нарушении правил несения службы в составе войскового наряда по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, повлекшем тяжкие последствия. Его действия были квалифицированы судом по ч. 2 ст. 343 УК. Согласно приговору Ларионов, применяя приемы борьбы, несколько раз бросал Скворцова и Желонкина на землю, причинив им тем самым физическую боль. Кроме того, своим ударом он сломал нижнюю челюсть Гриневичу, то есть причинил последнему вред здоровью средней тяжести. При рассмотрении данного дела в порядке надзора Военная коллегия указала, что тяжкими последствиями по смыслу ч. 2 ст. 343 УК следует признавать причинение тяжкого вреда здоровью в результате незаконного применения физической силы, специальных средств и табельного оружия или же нанесение в совокупности различного вреда здоровью нескольким гражданам. Поскольку действиями Ларионова потерпевшему Гриневичу причинен вред здоровью средней тяжести, а Скворцову и Желонкину нанесены побои, у суда не имелось достаточных оснований для вывода о наступлении тяжких последствий от действий осужденного. С учетом изложенного, содеянное Ларионовым Военная коллегия переквалифицировала с ч. 2 на ч. 1 ст. 343 УК.

Заметим, что за нарушение правил несения службы по охране общественного порядка, повлекшее тяжкие последствия предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы, а за причинение тяжкого вреда без отягчающих обстоятельств – до восьми. Кроме того, Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации признала, что при совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 343 УК, к потерпевшим гражданам могут быть незаконно применены: физическая сила, специальные средства, табельное оружие, т.е. фактически воспроизвела признаки превышения должностных полномочий, совершенного при особо отягчающих обстоятельствах. В свою очередь верхний предел санкции за общий вид превышения ровно в два раза превышает максимально возможное наказание за аналогичное преступление, совершенное военнослужащим. С подобной дифференциацией ответственности за общие должностные преступления и посягательства должностных лиц Вооруженных Сил согласиться трудно.

А.В. Кудашкин аргументировано подчеркивает особый характер военной службы и отмечает, что она обеспечивает независимость, государственный суверенитет и целостность государства специфическими военными методами. Действительно, сложно переоценить значение армии для государства и не понимать необходимости использования исключительных средств и методов для решения, опять таки исключительных, порой судьбоносных, как для государства в целом, так и для каждого отдельного гражданина задач. Но именно в силу этих особенностей деятельность военных институтов должна быть строго подзаконной, что, кстати, является одной из основных традиций армии.

В заключении необходимо отметить следующее. Особенности преступлений против военной службы обусловлены ее спецификой. Есть в главе 33 УК составы, описанные в которых преступления в полной мере можно отнести к должностным. Учитывая изложенное, считаем целесообразным разместить главу 33 «Преступления против военной службы» в раздел Х «Преступления против государственной власти». Такой шаг устранит системную неточность Особенной части УК и позволит объединить в одном разделе главы, имеющие в качестве видового объекта общественные отношения в сфере реализации публичного интереса, основным субъектом которых является государство. Полагаем, это подчеркнет теснейшую связь и взаимную ответственность армии и государства.

В заключении данной главы мы делаем следующие выводы:

1. Общим признаком всехпреступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, предусмотренных разделом X УК РФ, следует считать:

– совокупность общественных отношений, обеспечивающих незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства;

– нормальное функционирование государственных органов, относящихся к различным ветвям государственной власти;

– интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

2. Наиболее опасными из преступлений, образующих этот раздел, являются посягательства на основы конституционного строя и безопасность государства, поскольку они затрагивают фундамент общественного, политического и государственного строя Российской Федерации, ее суверенитет, внешнюю и внутреннюю безопасность.

Видовым объектомэтой группы преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства.

3. В разделе Х УК РФ в качестве родового объекта выступает государственная власть.

Родовой объект объединяет подсистему однородных сходных интересов, которым причиняют ущерб также родственные по характеру общественной опасности преступления. При этом степень общественной опасности деяний может быть различной.

4. Объективная сторонапочти всех преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства характеризуется действиями. И лишь разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну, могут совершаться как действиями, так и бездействием. Составы этих двух преступлений сконструированы как материальные, а остальные составы являются формальными, и преступления являются оконченными с момента совершения описанных в законе действий, независимо от наступления каких-то вредных последствий.

Субъективная сторона почти всех преступлений рассматриваемой группы характеризуется только прямым умыслом:виновный осознает общественно опасный характер совершаемых действий и желает их совершить.

5. Помимо закрепленного в УК РФ официального деления преступлений против государственной власти по видовому объекту, в самом общем виде можно отметить следующие их группы:

– посягательства на органы государственной власти и лиц ее осуществляющих;

– посягательства на атрибуты и символы государства;

– преступления, совершаемые представителями власти, а также теми, кто непосредственно обеспечивает их деятельность.

6. Ряд воинских служебных преступлений, предусмотренных в главе 33 УК, можно отнести к альтернативно-должностным. Например, неисполнение приказа может выразиться не просто в бездействии по службе, а в неупотреблении организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий.

7. Примечательным для некоторых составов воинских преступлений является то обстоятельство, что они предусматривают ответственность одновременно как за специальный вид злоупотребления, так и превышения должностных полномочий.

8. Военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями» являются представителями власти.

9. Особенности преступлений против военной службы обусловлены её спецификой. Вместе с тем признание публичного характера военной службы позволяет отнести посягательства на её интересы к посягательствам на государственную власть, поэтому, глава 33 «Преступления против военной службы» должна войти в раздел Х «Преступления против государственной власти».

Такой шаг устранит системную неточность Особенной части УК РФ и позволит объединить в одном разделе главы, имеющие в качестве видового объекта общественные отношения в сфере реализации публичного интереса, основным субъектом которых является государство. Представляется, что это подчеркнет тесную связь и взаимную ответственность армии и государства.

3. Методические рекомендации преподавания права в общеобразовательных учреждениях

3.1 Методика преподавания права: общие вопросы

В условиях преобразования всех сторон жизни нашего общества усложняется и возрастает социальная роль учителя в связи с чем в настоящее время идет сложная перестройка работы среднеобразовательной школы.

Отметим, что закон об образовании допускает существование разных типов школ, что дает право семье, в которой воспитывается ребенок, на самостоятельный выбор любого общеобразовательного учреждения. Указанный закон предоставляет в свою очередь школе самостоятельно определять содержание и способы преподавания. В учебный процесс вводятся новые дисциплины, новые области знаний. Изменения в школьных программах идут двумя основными путями: экстенсивным и интенсивным. В первом случае продлеваются сроки обучения, увеличивается объем учебного материала, во втором создаются принципиально новые программы. В практику обучения вводятся интегрированные курсы, учитель получил возможность не следовать строгим методологическим предписаниям, а практически полностью ориентироваться на творческий подход к организации процесса обучения: выбирать проблему и учебник из нескольких вариантов, оценивать их, а в некоторых случаях – составлять своию программу и учебные материалы к ней. В этих условиях усложняется социально-профессиональные функции учителя, остро встает вопрос о его методологическом мастерстве, о способности подходить к организации учебного процесса с творческих позиций, осуществлять переход от школы памяти к школе мышления и действия. Возможность проявить творчество в работе требует от учителя глубоких и прочных знаний методики своего предмета. Подчеркнем, что методика, как и педагогика, характеризуется единством двух начал – науки и искусства, в ней тесно переплетаются наука и творчество.

Однако в сложившейся ситуации в работе школы очень опасен методологический нигилизм, методологическое прожектерство, которые готовы отрицать нормы, установленные в методике обучения и проверенной практикой работы школы. Важнейшее качество учителя – инициатива и методологическое творчество, основанное на знании предмета.

Формирование у учащихся правовой культуры как составной части общей культуры человека относится к числу наиболее важных задач преподавания права в общеобразовательной школе. В этом вопросе за основу мы предлагаем взять подразделение общеправовых знаний на две группы:

знания, в формировании которых право изучается наряду с другими школьными предметами;

знания, составляющие специфику самой науки и определяющие его персональный вклад в правовую культуру учащегося.

Рассмотрим сначала первую группу знаний, в которую мы включаем следующие главные части.

Во-первых, это правовые знания, участвующие в формировании научного мировоззрения школьников. Право всегда было и остается важной дисциплиной. К ведущим идеям школьного курса по праву следует, на наш взгляд, относить:

1) идеи, отражающие проявление основных черт и законов в диалектики в правовой оболочке и ее частях:

а) правовая оболочка как качественно своеобразная материальная система взаимопроникающих и взаимодействующих всех его отраслей;

б) правовая оболочка неоднородна по своей структуре: каждая ее часть имеет свои индивидуальные особенности и вместе с тем ей свойственны общие законы развития;

2) идеи, отражающие проявление законов диалектики:

а) все элементы, составляющие процессы, протекающие как в праве в целом, так и в отдельных его отраслях.

Отметим, что результативность формирования правовой карты определяется объемом полученных знаний и возрастает, если процесс обучения строится с учетом возрастных и индивидуальных возможностей школьников, поэтому поиск эффективных путей передачи системы правовых знаний предполагает в том числе и выявление личностных предпосылок учителя.

Второй вариант связан с реализацией в практике обучения права идей педагогики развития. Сопоставляя этот вариант организации взаимодействия индивидуальной картины мира с научно-правовой, следует заметить, что в содержательное ядро учебного процесса должны входить понятия из области теоретического мышления. Однако их отбор предопределен не логикой и строением правовой науки, а значимостью в преобразовании индивидуальной правовой картины мира, основу которой также составляют понятия. Исходя из этого, в учебной дисциплине следует сфокусироваться на тех понятиях, которые отражают специфику правового способа выражения действительности, а не всего содержания правового знания. Средством осуществления такого преобразования индивидуально-правовой картины мира служит самостоятельная учебная деятельность школьников.

Главным результатом формирования правовой картины мира по второму варианту служит развивающаяся у школьников способность создать свое личностное миропонимание. Это достижение становится личностным приобретением учащегося и превращает его из носителя культуры в ее источник.

Таким образом, под правовой картиной мира следует понимать в данном случае результат взаимодействия в процессе обучения научно-правовой картины мира и индивидуальной, создаваемой каждым школьником. На наш взгляд, именно такой подход к трактовке указанного понятия наиболее полно соответствует задачам личностно-ориентированного обучения.

Также следует иметь в виду, что каждая наука и каждый школьный предмет обладают своим языком. И право в этом смысле не исключение, поскольку есть все основания говорить о существовании «правового языка», который имеет определенный набор терминов, что придает ему индивидуальность и колорит.

3.2 Методика преподавания права в сфере изучения преступлений, совершаемых против государственной власти

Как наука методика обучения праву имеет два аспекта – теоретический и прикладной. К основным методологическим и теоретическим проблемам, которые она рассматривает, можно отнести: предмет и методы, цели обучения предмету, принципы отбора содержания и определение структуры школьного предмета, психолого-педагогическую основу обучения праву.

На современном этапе развития среднего образования изменяются и усложняются задачи методологии преподавания, которая сосредотачивает свое внимание на корректировке целей обучения праву, которые должны быть направлены на воспитание средствами предмета личности школьника. Методика обучения праву призвана решить вопрос о том, как сделать обучение праву личностно ориентированным.

В настоящее время особенно актуальна разработка критериев отбора содержания, принципов построения программ предмета в целом и по его отдельным курсам, определение той системы ценностей, которую необходимо сформировать у школьников посредством правовой науки. Поэтому методологическая наука должна соотносить содержание предмета и виды деятельности с теми функциями, которые ныне обучающееся в школе поколение будет выполнять в недалеком будущем в обществе.

Успех в работе учителя во многом определяется интересом к педагогической деятельности, к творчеству, которые невозможны без развития методологического мышления, умений рационально организовывать педагогический труд и вести исследовательскую деятельность по методике обучения праву.

Заметим, что в методике обучения праву используют несколько методов, которые группируются в методы экспериментально-эмпирического и теоретического уровня.

Так, эмпирические методы следует использовать на этапе, когда идет накопление фактов по изучаемой проблеме, в данном случае – примеры совершаемых преступлений против государственной власти.

Методы теоретического уровня следует применять на этапе осмысления фактов.

Отметим, что в методике все чаще применяется системно-структурный подход, при котором анализу подвергают связи между содержанием и методами обучения.

Математические и статистические методы применяются при обработке результатов и проверке качества обучения.

Методологическая работа складывается из нескольких этапов. Так, применительно к изучению преступности и преступлений против государственной власти, можно выделить следующие этапы.

Так, на первом этапе важно обоснование актуальности изучения вопроса о преступлениях против государственной власти.

На этом этапе следует не только изучить историю вопроса, но и отметить, что указанные преступления представляют собой опасные деяния, совершаемые вопреки интересам публичной службы с использованием занимаемого виновным служебного положения и причиняющие либо создающие непосредственную угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан и организаций, общества и государства.

Особо важно на этом этапе подчеркнуть, что коррупция получила распространение во всех ветвях власти, ею поражены все сферы жизни общества. Преступления публичных служащих, совершаемые ими с использованием своего служебного положения, угрожают верховенству закона, правам человека, подрывают моральные устои общества, доверие к власти, принципы государственного управления, равенства и социальной справедливости. Особая опасность таких преступлений обусловлена тем, что они совершаются лицами, которые по роду своей деятельности сами обязаны бороться с разнообразными правонарушениями и обеспечивать правопорядок в той или иной сфере.

На втором этапе следует установить основную проблему, указав, что Конституция Российской Федерации устанавливает и закрепляет функционирование законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти, а также органов местного самоуправления; именно эти органы реализуют публичную власть, т.е. наделены правом принимать волевые решения, продиктованные общественными потребностями. Поскольку публичная власть функционирует в общественных целях, а ее решения общеобязательны, постольку конституции и законодательство каждого государства устанавливают определенные рамки, правила ее осуществления. В самом общем виде можно сказать, что основным требованием, предъявляемым к публичной власти, ее органам, является требование законности. Нарушение принципа законности в каком бы то ни было виде не только существенно затрудняет реализацию задач публичной власти, но и ставит под сомнение ее право предъявлять к гражданам обязательные для исполнения требования и следить за их правильным выполнением, подрывает ее авторитет. Отдельные нарушения нормального функционирования органов публичной власти обладают настолько высокой степенью общественной опасности, что борьба с ними невозможна без применения уголовной репрессии.

На следующем этапе следует сформировать цели и задачи обучения, которые состоят в предупреждении подобных преступлений.

На последнем этапе формируются выводы по изученной проблематике.

Отметим, что целью обучения школьников разделу права о преступлениях против государственной власти является познание окружающего мира, существующего по объективным законам, присвоение ученикам исторического опыта борьбы с данным видом преступлений, повышение правовой культуры. При этом обучение в данной отрасли следует понимать не просто как передачу знаний для заучивания, а как формирование личностных качеств ученика.

Основными идеями в изучаемой области мы считаем следующие:

1) раскрыть правовую картину мира как часть уголовного права в сфере преступлений против государственной власти, дл чего следует:

а) выработать у учащихся научные взгляды на указанную проблематику, на взаимосвязь социологии, экономики, политики с уголовном правом в целом и с преступлениями, совершаемыми против государственной власти;

б) способствовать формированию у учащегося правового сознания с целью переосмысления места и роли государственных служащих в обществе и их нормы поведения;

в) сформировать у школьника умение «читать» закон и правовые справочники;

г) подготовить учащихся к самообразованию в области права в целом и в сфере совершаемых преступлений против государственной власти;

д) развить у учащихся правовое мышление, научить их мыслить комплексно;

2) ориентировать школьников на изучение опыта зарубежных стран по изучаемой проблеме;

3) способствовать формированию у учащихся сознания необходимости усвоения моральных ценностей, норм и правил цивилизованного общения с целью профилактики и предупреждения преступлений против государственной власти.

Особо хотим подчеркнуть, что изучению преступлений против государственной власти может и должен предшествовать курс «правоведение». В этом случае раздел, касающийся преступлений против государственной власти будет логическим продолжением обучения в общей правовой системе и структуре. Изучая общий курс права, школьник получает целостную картину, где все объекты и предметы взаимосвязаны. В рамках такого курса учащиеся должны усвоить понятие и признаки преступления, наказания, ответственности в целом. Основная цель здесь состоит в познании общих вопросов и проблем правоведения с тем, чтобы осмыслить зависимость общих проблем с преступлениями против государственной власти.

При разработке методических рекомендаций по обучению школьников считаем целесообразным обратиться к зарубежному опыту. Так, среди важнейших аспектов в этом плане в американской системе образования можно выделить знакомство с методикой обучения учащихся, построением научно-исследовательской работы. Даже отвлекаясь от специфики философского, юридического или иного образования, можно говорить о принципах и методах обучения в российских и американских школах.

В каждой стране складываются свои традиции преподавания в школе. Российскому преподаванию характерно наличие самостоятельной работы, передача знаний преподавателем в виде лекций, в некоторых случаях допускаются семинарские занятия в сочетании с деловыми играми и т.д. Давно признано, что если европейские модели преподавания имеют значительные сходства, то американское преподавание права кардинально отлично. Именно в США, еще в 1871 г. был введен сократовский метод преподавания права. Названный метод соответствует тому, как Сократ строил свои занятия: он задавал вопросы, заставлявшие студентов принимать собственные решения. Полагаем, что это эффективный способ обучения и его целесообразно использовать и в российских школах.

Отметим, что цель обучения обусловливает и отличие в методике – американское образование стремится не только научить, но и привить профессиональные навыки. Именно этот аспект обучения часто упускается в российской системе преподавания. Однако введение новых методик обучения нередко сталкивается с консерватизмом преподавателей.

Заключение

В соответствии со ст. 3 Конституции Российской Федерации носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является народ, который осуществляет ее непосредственно либо через органы государственной власти и органы местного самоуправления. В ст. 11 Конституции указан исчерпывающий перечень органов государственной власти, которые вправе принимать государственно-властные решения на федеральном уровне и на уровне субъектов Российской Федерации. Публично-правовую природу имеют также властные полномочия, осуществляемые органами местного самоуправления, но они не носят государственный характер, так как в соответствии со ст. 12 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Возможность осуществления властных полномочий публично-правового характера иными субъектами права Конституция Российской Федерации не предусматривает.

Подводя итог работе, необходимо сформулировать следующие выводы:

1. В истории российского законодательства одно из первых упоминаний об уголовной ответственности за должностные преступления в Псковской грамоте и Судебниках 1497 и 1550 гг.

2. В развитии законодательства о государственных преступлениях можно выделить следующие этапы:

первый этап, закрепленный в Судебниках 1497 и 1550 гг.,

второй этап нашел отражение в законодательстве конца XIX – начале XX вв.,

третий этап выражен декретами и постановлениями власти,

четвертый этап – закрепление преступлений против государственной власти в УК РСФСР,

пятый этап – отражение указанного вида преступлений в ныне действующем УК РФ.

3. Исследование показало, что за преступления против государственной власти в различные исторические периоды назначалось самое строгое наказание, часто смертная казнь.

4. По данным правовой статистики за последние десять лет количество ежегодно совершаемых в России преступлений против государственной власти стабилизировалось на достаточно высоком уровне и занимает четвертую часть в общей структуре преступности.

5. Общественная опасность преступлений против государственной власти состоит в том, что в результате их совершения нарушается нормативная, регламентированная законом деятельность аппарата законодательной, исполнительной и судебной власти, а также органов местного самоуправления.

Преступления подобного рода подтачивают основы власти и управления, дискредитируют и подрывают их авторитет в глазах населения, ущемляют конституционные права и интересы граждан, разрушают демократические устои и правопорядок, извращают принципы законности, препятствуют проведению социально-экономических реформ в обществе.

6. Большинство преступлений против государственной власти в Российской Федерации совершают мужчины, женщины. Образовательный уровень лиц, совершивших преступление против государственной власти, свидетельствует о повышении числа осужденных, имеющих высшее и среднеспециальное образование. для большинства лиц, совершивших преступления в рассматриваемой сфере, характерен заранее обдуманный умысел.

7. Причинами роста количества преступлений против государственной власти являются: экономические, социальные и нравственные изменения, вседозволенность и бесконтрольность, забвение традиций и ложное понимание демократических принципов общежития; коррумпированность представителей государственных органов, сращивание их с организованными преступными формированиями.

8. Общим признаком всехпреступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, предусмотренных разделом X УК РФ, следует считать:

– совокупность общественных отношений, обеспечивающих незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства;

– нормальное функционирование государственных органов, относящихся к различным ветвям государственной власти;

– интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

9. Наиболее опасными из преступлений, образующих этот раздел, являются посягательства на основы конституционного строя и безопасность государства, поскольку они затрагивают фундамент общественного, политического и государственного строя Российской Федерации, ее суверенитет, внешнюю и внутреннюю безопасность.

Видовым объектомэтой группы преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие незыблемость основ конституционного строя и безопасность государства.

10. В разделе Х УК РФ в качестве родового объекта выступает государственная власть.

Родовой объект объединяет подсистему однородных сходных интересов, которым причиняют ущерб также родственные по характеру общественной опасности преступления. При этом степень общественной опасности деяний может быть различной.

11. Объективная сторонапочти всех преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства характеризуется действиями. И лишь разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну, могут совершаться как действиями, так и бездействием. Составы этих двух преступлений сконструированы как материальные, а остальные составы являются формальными, и преступления являются оконченными с момента совершения описанных в законе действий, независимо от наступления каких-то вредных последствий.

Субъективная сторона почти всех преступлений рассматриваемой группы характеризуется только прямым умыслом:виновный осознает общественно опасный характер совершаемых действий и желает их совершить.

12. Помимо закрепленного в УК РФ официального деления преступлений против государственной власти по видовому объекту, в самом общем виде можно отметить следующие их группы:

– посягательства на органы государственной власти и лиц ее осуществляющих;

– посягательства на атрибуты и символы государства;

– преступления, совершаемые представителями власти, а также теми, кто непосредственно обеспечивает их деятельность.

13. Ряд воинских служебных преступлений, предусмотренных в главе 33 УК, можно отнести к альтернативно-должностным. Например, неисполнение приказа может выразиться не просто в бездействии по службе, а в неупотреблении организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий.

14. Примечательным для некоторых составов воинских преступлений является то обстоятельство, что они предусматривают ответственность одновременно как за специальный вид злоупотребления, так и превышения должностных полномочий.

15. Военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями» являются представителями власти.

Положения, выносимые на защиту:

1. Предлагается переместить главу 33 УК РФ «Преступления против военной службы» в раздел Х УК РФ «Преступления против государственной власти».

Особенности преступлений против военной службы обусловлены ее спецификой. Есть в главе 33 УК составы, описанные в которых преступления в полной мере можно отнести к должностным. Реализация публичного интереса связана с выполнением тех или иных функций, осуществлением полномочий. Таким же образом, как судья, прокурор, следователь и дознаватель в связи с осуществлением своих процессуальных полномочий вступают в отношения с участниками уголовного судопроизводства, военнослужащие в силу специфики выполнения своих служебных обязанностей взаимодействуют друг с другом и с иными лицами. Такой шаг устранит системную неточность Особенной части УК и позволит объединить в одном разделе главы, имеющие в качестве видового объекта общественные отношения в сфере реализации публичного интереса, основным субъектом которых является государство. Полагаем, это подчеркнет теснейшую связь и взаимную ответственность армии и государства.

2. Нормы главы 30 УК РФ посвящены установлению преступности и наказуемости деяний, которые представляют собой нарушения нормальной деятельности публичной власти и ее органов. Эти нарушения совершаются внутри, т.е. самими субъектами властных полномочий, поэтому они обладают повышенной опасностью.

3. В качестве главного критерия уголовно-правовой охраны и основы классификации выступают общественные отношения, которые обеспечивают стабильность государства, нормальное, законодательно регламентированное функционирование государственной власти и ее отдельных компонентов : институтов и органов.

4. Представляется, что исходя из непосредственного объекта, преступления против порядка управления можно классифицировать на следующие три группы преступлений:

посягающие на нормальную управленческую деятельность;

посягающие на установленный режим и неприкосновенность государственной границы;

посягающие на установленный порядок обращения официальной документации.

5. Формирование у учащихся правовой культуры как составной части общей культуры человека относится к числу наиболее важных задач преподавания права в общеобразовательной школе. В этом вопросе за основу мы предлагаем взять подразделение общеправовых знаний на две группы:

знания, в формировании которых право изучается наряду с другими школьными предметами;

знания, составляющие специфику самой науки и определяющие его персональный вклад в правовую культуру учащегося.

6. Изучению преступлений против государственной власти в школьной программе должен предшествовать курс «правоведение». В этом случае раздел, касающийся преступлений против государственной власти, будет логическим продолжением обучения в общей правовой системе и структуре. Изучая общий курс права, школьник получает целостную картину, где все объекты и предметы взаимосвязаны. В рамках такого курса учащиеся должны усвоить понятие и признаки преступления, наказания, ответственности в целом. Основная цель здесь состоит в познании общих вопросов и проблем правоведения с тем, чтобы осмыслить зависимость общих проблем с преступлениями против государственной власти.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс»

2. Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»

3. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»

4. Федеральный закон «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации»

5. Федеральный Закон от 27.05.2003 №58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс»

7. Баженов А.В. Расследование преступлений противгосударственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: анализ проблем теории и практики // Российский следователь. М., 2008. – №8. С. 2–4.

8. Борков В.Н. Преступления против военной службы в системе посягательств на государственную власть // Военно-юридический журнал. №11. М., 2006

9. Борков В.Н., Векленко С.В. Уголовно-правовая характеристика преступлений противгосударственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Омск, 2007.

10. Бородин С.В. Квалификация преступлений против жизни. М., 1977.

11. Будатаров С.М. Присвоение взятки: преступление против собственности или преступление против интересов государственной власти? // Вопросы судебной реформы: право, экономика, управление. №2. Ростов-на-Дону, 2009. – 115 c.

12. Галахова А.В. Должностные преступления. Преступления противгосударственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. М., 2006.

13. Горелик А.С. Уголовное право. М., 2000.

14. Гороховская А.А. Проблемы классификации преступлений в российской праве. СПб, 2007. – 74 с.

15. Гупинов К.Е. Уголовное право. М., 2009.

16. Дьяков С.В. Государственные преступления против основ конституционного строя и безопасности государства и государственная преступность. М., 1998.

17. Ежов А.Н., Самойлов А.С. Преступления против основконституционного строя и безопасности государства. Архангельск, 2004.

18. Ежов А.Н., Мирзоев Г.Б., Самойлов А.С. Уголовная ответственность за преступления против основконституционного строя и безопасности государства. М., 2004.

19. Кашо В.С. Роль муниципальных правовых актов в предупреждении преступлений против службы в органах местного самоуправления // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. Сборник материалов международной научной конференции: в 2-х частях. Ч. 2. Красноярск, 2006.

20. Климчак А.Г. Понятие и признаки преступлений против основконституционного строя и безопасности государства в России. М., 2008. – 154 с.

21. Кокорин Д.Л. Субъект преступлений противгосударственной власти Криминологические и уголовно-правовые вопросы борьбы с преступностью. Сборник научных статей / Отв. ред.: Смирнов Г.Г. Екатеринбург, 2004.

22. Колпаков И.А. Понятие и виды преступлений против основконституционного строя и безопасности государства // Актуальные проблемы уголовного права и процесса. Сборник статей. Вып. 1. М., 2006. – С. 32–48.

23. Коробеев А.И. Полный курс уголовного права: Преступления противгосударственной власти. Преступления против военной службы. Преступления против мира и безопасности человечества. Международное уголовное право. В 5-ти томах. СПб, 2008.

24. Красиков А.Ю. Классификация преступлений. М., 1992.

25. Кузнецов Е.В., Ступницкий А.Е. Проблемы правового регулирования уголовной ответственности субъектов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы, службы в органах местного самоуправления, в коммерческих и иных организациях // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 60-летию Победы в Великой Отечественной войне 21–22 апреля 2005 г. Иркутск, 2005.

26. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 1999.

27. Лунев М.М. Уголовное право. М., 1990.

28. Лянаев Е.К. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 2007. – 1323 с.

29. Майков В.П. Опыт начертания российского права. СПб, 1906.

30. Минакова И.Г. Об объекте преступлений противгосударственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления // Северокавказский юридический вестник. №1 – Ростов-на-Дону, 2008.

31. Мурыкин А.Р. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 2–1. – 1003 с.

32. Наумов А.В. Российское уголовное право. М., 2006. – 572 с.

33. Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Москва, 1913.

34. Прудников В.В. Преступления противгосударственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Краснодар, 2003.

35. Пряников А.А. Правовая реформа в России. М., 2001. – 94 с.

36. Пятоков Е.Г. Расследование преступлений против государственной власти // Актуальные проблемы современного права. №3. М., 2001. С. 43–54.

37. Рарог А.И. Уголовное право России. М., 2007.

38. Рашковская С. Квалификация преступлений. М., 1991.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Государство и право"