регистрация / вход

Договорные обязательства в электроэнергетике

Правовое регулирование электроэнергетики в Российской Федерации, возможности договорного взаимодействия субъектов данной отрасли. Виды договоров, оформляющих снабжение электроэнергией, базовые нормативы для их функционирования. Реформа системы договоров.

Курсовая работа на тему:

«Договорные обязательства в электроэнергетике»


Содержание

Введение

Глава I. Виды договоров, оформляющих снабжение электроэнергией

Глава II. Договоры, заключаемые на оптовом рынке электроэнергии и мощности

Глава III. Договоры, заключаемые на розничном рынке электроэнергии

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Значимость эффективного правового регулирования электроэнергетики трудно переоценить. Стратегическое значение данной отрасли проявляется в том, что она является основой функционирования экономики страны и жизнеобеспечения граждан. Одновременно электроэнергетика - это промышленная отрасль и интегрирующая подсистема всего топливно-энергетического комплекса, особая роль которой в промышленности состоит в том, что от ее функционирования во многом зависит развитие других отраслей промышленности Российской Федерации, в их числе металлургическая промышленность, машиностроение и др.

Одним из результатов проводимой в отрасли реформы стало расширение сферы применения договорного регулирования. Данная особенность новой системы электроэнергетики может рассматриваться как закономерный результат политики, направленной на либерализацию отношений в отрасли. Основными принципами формирования этих отношений являются принципы свободы экономической деятельности, конкуренции и взаимодействия субъектов отрасли на рыночных началах. Указанные принципы нашли отражение в ряде законодательных актов, принятых за период реформирования электроэнергетики и составивших правовую базу реформы. Содержание данных принципов свидетельствует о том, что главным регулятором отношений субъектов отрасли становится гражданско-правовой договор.

Но возможности договорного взаимодействия субъектов электроэнергетики зачастую ограничиваются императивными предписаниями законодательства, что обусловливается значительной спецификой отношений в отрасли. Вместе с тем представляется, что эффективное функционирование электроэнергетики основывается на сочетании административно-правовых и гражданско-правовых методов регулирования. Именно к такому выводу подводит анализ мировой практики реформирования электроэнергетики. Нахождение конкретного баланса и определение сфер применения данных методов в рамках отрасли являются важнейшими составляющими проблемы определения оптимальной модели отношений в электроэнергетике.

Важной особенностью современного состояния отрасли является значительное усложнение отношений и появление в ней большого числа новых субъектов. Необходимость регулирования данных отношений привела к законодательному закреплению достаточно большого новых договоров, применение каждого из которых имеет свои особенности.

Расширение сферы договорного регулирования, установление конкурентной среды в электроэнергетике неизбежно приводят к необходимости решения вопроса об оптимальной структуре договорных связей на рынках электроэнергии, которая во многом зависит от особенностей ее законодательного регулирования.

Создание новой законодательной базы, предназначенной для регулирования отношений в электроэнергетике, позволяет оценить основные черты, которыми характеризуется структура договорных связей в модели оптового и розничных рынков. В связи с этим целью настоящей работы является анализ системы договорных обязательств, существующих в настоящее время в электроэнергетике.

Задачи, которые при этом необходимо выполнить следующие. Во-первых, рассмотреть виды договоров, оформляющих снабжение электроэнергией. Во-вторых, проанализировать договорные обязательства, существующие на оптовом рынке электроэнергии и мощности, и, наконец, в-третьих, продемонстрировать специфику договоров, заключаемых на розничном рынке электроэнергии.

Задачи, предложенные выше, легли в основу содержания настоящей работы и их детальное рассмотрение, на наш взгляд, обеспечит достижение поставленной цели.


Глава I. Виды договоров, оформляющих снабжение электроэнергией

Начавшийся в 1992 г. переход России к рыночной экономике при одновременном переходе от унитарного к федеративному государственному устройству обусловил необходимость проведения структурных реформ в электроэнергетике России.

Первым нормативным правовым документом, в котором была предложена структурная реформа электроэнергетики, явился Указ Президента РФ от 28 апреля 1997 г. № 426 «Об Основных положениях структурной реформы в сферах естественной монополии»[1] .

Развитие в России федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии и мощности на основе конкуренции требовало внесения серьезных изменений в сферу естественной монополии в электроэнергетике.

Статус Российского открытого акционерного общества энергетики и электрификации «ЕЭС России» (далее - РАО «ЕЭС России») как «холдинговой компании, которая контролировала электростанции, межсистемные линии электропередачи, региональные энергоснабжающие компании, и АО «Центральное диспетчерское управление Единой энергетической системы России» неизбежно создавал внутренние противоречия ее интересов при переходе к конкурентным отношениям в электроэнергетике»[2] .

Еще один конфликт интересов возникал при функционировании оптового рынка, когда РАО «ЕЭС России», «имеющее собственные генерирующие мощности, одновременно контролирует оперативно-технологическое управление оптового рынка, процессы отбора состава генерирующих мощностей и распределения нагрузки между всеми производителями, работающими на этом рынке. Недискриминационный характер выполнения операторских функций и повышения доверия участников оптового рынка к механизмам его функционирования требовали разделения функций владельца генерирующих мощностей и оператора оптового рынка»[3] .

Кроме того, в долгосрочном плане РАО «ЕЭС России» объективно не было заинтересовано в появлении на оптовом рынке новых генерирующих мощностей конкурирующих компаний, поскольку выход на оптовый рынок новых, более эффективных электростанций мог бы вытеснить мощности РАО «ЕЭС России», и тем самым снижать ее доходы.

Основополагающим нормативным правовым документом, в котором было предусмотрено поэтапное реформирование электроэнергетики России, явилось Постановление Правительства РФ от 11 июля 2001 г. № 526 «О реформировании электроэнергетики в Российской Федерации». Этим документом были одобрены Основные направления реформирования электроэнергетики Российской Федерации[4] .

В процессе либерализации электроэнергетики должны были решаться следующие первоочередные задачи:

1) создание конкурентных рынков электроэнергии;

2) уменьшение доли государственного регулирования в управлении электроэнергетикой;

3) разграничение монопольных и потенциально конкурентных видов деятельности в электроэнергетике;

4) ликвидация перекрестного субсидирования.

Для проведения структурных преобразований в электроэнергетике России был принят целый ряд нормативных правовых актов, регулирующих поэтапное реформирование всей отрасли.

Базовыми нормативными правовыми документами, заложившими основы реформирования и дальнейшего развития электроэнергетики России, стали Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»[5] (далее – ФЗ «Об электроэнергетике») и Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике»[6] (далее – ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период»), в котором отражена специфика переходного периода реформирования отрасли.

С целью создания правовых условий реформирования электроэнергетики России законодателем были внесены изменения в Гражданский кодекс РФ[7] , Федеральные Законы от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»[8] , от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях»[9] , от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[10] , от 14 апреля 1995 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»[11] , от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»[12] , от 3 апреля 1996 г. № 28-ФЗ «Об энергосбережении»[13] .

«Важным звеном всей реформы электроэнергетики стала реорганизация РАО «ЕЭС России» - вертикально интегрированной компании, в уставном капитале которой были аккумулированы имущество тепловых и гидравлических электростанций, магистральные линии электропередачи с подстанциями и другие энергетические объекты, а также пакеты акций энергетических компаний, отраслевых научно-проектных и строительных организаций»[14] .

Основным направлением реформирования стало отделение потенциально конкурентных видов деятельности (таких как генерация электрической энергии, ее сбыт) от естественно-монопольных видов, к которым отнесены передача электрической энергии по сетям и оперативно-диспетчерское управление.

Новым законодательством была заложена реформа системы договоров в электроэнергетике. «На формирование новой системы договоров влияли такие обстоятельства, как:

- усложнение договорных связей вследствие появления новых субъектов;

- договоры должны соответствовать отношениям, которые формируются в отрасли (производство электрической энергии, ее передача и сбыт);

- появление новых видов договоров и возможность выбора договора»[15] .

«Участникам рынка было предоставлено право заключать договоры, ранее не известные гражданскому законодательству России»[16] . Речь идет о таких договорах, как:

- договор о присоединении к торговой системе оптового рынка электрической энергии;

- двусторонний договор купли-продажи электрической энергии;

- договор купли-продажи электрической энергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и продавцов электрической энергии;

- договоры купли-продажи, а также поставки электрической энергии на розничных рынках;

- договор купли-продажи электрической энергии у гарантирующего поставщика;

- договор об оказании услуг по передаче электрической энергии;

-договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающего устройства (энергетической установки) к электрической сети;

- договор об оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению и некоторых др.

«С введением в действие новой системы договорного регулирования в сфере электроэнергетики… особенно остро встал вопрос о месте и роли договора энергоснабжения. Большинство исследователей сходятся во мнении, что область его применения должна постепенно сокращаться за счет применения новых видов обязательств - например, договоров купли-продажи, поставки, оказания услуг и т.п.»[17] . С практической точки зрения такой подход полностью соответствует концепции законодателя, так как в связи с принятием Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 37-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Гражданского кодекса РФ»[18] к отношениям по договору снабжения электрической энергией применяются правила § 6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом или иными правовыми актами не установлено иное. В свою очередь, согласно п. 4 ст. 37 Федерального закона «Об электроэнергетике» отношения по договору энергоснабжения регулируются утверждаемыми Правительством Российской Федерации основными положениями функционирования розничных рынков в той части, в которой Гражданский кодекс Российской Федерации допускает принятие нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения, при этом не допускается принятие иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения.

Из этого следует, что «правила § 6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются к отношениям, связанным со снабжением электрической энергией через присоединенную сеть, если иное не установлено законом или иным правовым актом. Таким образом, законодатель придал правилам Гражданского кодекса субсидиарный характер»[19] .

«Представляется, что решающим мотивом установления субсидиарного применения норм § 6 гл. 30 ГК РФ к отношениям на розничных рынках стало нежелание законодателя распространить на все договоры на розничных рынках статус публичных договоров, к числу которых относится договор энергоснабжения (п. 1 ст. 426 ГК РФ). Это объясняется следующими причинами. Во-первых, в новых условиях многие продавцы не будут иметь возможности обеспечить электроэнергией всех обращающихся к ним абонентов, тогда как признание договоров на розничных рынках электроэнергии публичными создало бы возможность понуждения к заключению договора любого производителя (продавца) электроэнергии. Во-вторых, при одновременном существовании на оптовом рынке регулируемого сектора и сектора свободной торговли энергосбыты будут приобретать электроэнергию в этих секторах по различным ценам, что непосредственно отразится на ценах на розничных рынках, поэтому соблюдение требований п. 2 ст. 426 ГК РФ в новых условиях оказывается практически невыполнимым»[20] .

Таким образом, предусмотренная ГК РФ модель договора энергоснабжения в сфере электроэнергетики полностью совпадает с договором снабжения электрической энергией лишь в том случае, когда «электроэнергия приобретается потребителем (абонентом) на розничном рынке у энергосбытовой организации, к сетям которой непосредственно присоединены сеть или электроустановка (иное энергетическое устройство), принадлежащие абоненту»[21] . В данной ситуации содержащиеся в ГК РФ правила о договоре энергоснабжения подлежат применению в полном объеме, поскольку они, по сути, и предназначены для регулирования именно этих отношений.

Вместе с тем, приобретая электрическую энергию на розничном рынке, потребитель свободен в выборе контрагента по договору купли-продажи или поставки электроэнергии (п. 2 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетике»). Такой договор может быть заключен потребителем с энергосбытовой организацией (гарантирующим поставщиком) при том условии, что электропринимающее устройство потребителя не присоединено непосредственно к сетям соответствующей энергосбытовой организации. «Однако, несмотря на свое название, договор купли-продажи (поставки) электрической энергии по своей правовой природе не является ни договором купли-продажи, ни договором поставки, объектом которых признаются телесные вещи. Напротив, предмет данного договора (передача энергии), а также его субъектный состав (энергоснабжающая организация и потребитель электроэнергии) говорят о том, что в действительности речь идет о договоре снабжения электрической энергией»[22] . Все отличие этого договора от договора энергоснабжения, предусмотренного ГК РФ, сводится к присоединению энергопринимающего устройства потребителя не к сетям его контрагента - энергосбытовой организации, а к сетям, принадлежащим иной (сетевой) организации, при сохранении общего принципа подачи электроэнергии на энергопринимающее устройство потребителя через присоединенную сеть.

Принадлежность присоединенной сети не энергосбытовой организации, а сетевой компании в данном случае может означать лишь уменьшение числа обязанностей сторон договора о снабжении электрической энергией по сравнению с договором энергоснабжения, предусмотренным ГК РФ: на стороне энергосбытовой организации отсутствуют обязанности по обеспечению доступа потребителя к ее сетям и по передаче энергии, а потребитель, в свою очередь, не несет перед своим контрагентом по договору обязанности по содержанию и эксплуатации сетей, приборов и оборудования. «Соответствующие действия, «выпадающие» из содержания договора о снабжении электрической энергией, составляют предмет самостоятельных договоров об оказании услуг по передаче (транспортировке) электроэнергии и по обеспечению доступа к электрическим сетям (технологическому присоединению энергопринимающих устройств (энергетических установок) к электрическим сетям). Названные договоры заключают соответственно энергосбытовая организация и потребитель электроэнергии с сетевыми компаниями, к электрическим сетям которых присоединены сети и энергетические установки участников договора о снабжении электрической энергией»[23] .

Поэтому следует признать крайне неудачной квалификацию ФЗ «Об электроэнергетике» договорных обязательств, возникающих на оптовом и розничных рынках электрической энергии, в качестве купли-продажи и поставки («двусторонний договор купли-продажи электрической энергии», «договор купли-продажи электрической энергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и продавцов электрической энергии»; договоры «купли-продажи» или «поставки электрической энергии»; «договор купли-продажи электрической энергии с участием гарантирующего поставщика»).

Как считает В.В. Витрянский «большинство норм, регулирующих обязанности продавца (поставщика) по передаче товаров в собственность покупателя, рассчитаны на отношения по передаче телесных вещей и по этой причине не могут распространяться на отношения, связанные с реализацией энергии: в них речь идет об обеспечении доступа к энергетической сети, а не о передаче конкретной партии товаров»[24] .

Аналогичной точки зрения придерживается и С.В. Матиящук «отнесение такого особого товара, как электрическая энергия, к числу объектов договоров купли-продажи, поставки, как это предусмотрено Федеральным законом «Об электроэнергетике», противоречит природе этих договоров. Как известно, договор купли-продажи и договор поставки являются двусторонними сделками, и в качестве существенных условий договора купли-продажи выступают наименование и количество товара, а существенными условиями договора поставки - срок поставки товара и цель, для которой покупателем приобретается товар. Кроме того, объектом и договора купли-продажи, и договора поставки являются товары, но не все материальные блага, а только те, которые признаются вещами в гражданском праве»[25] .

С учетом этого на отношения по договору снабжения электрической энергией действие правил ГК РФ о договоре энергоснабжения распространяется в части:

- порядка заключения и продления договора (ст. 540);

- количества (ст. 541) и качества (ст. 542) энергии;

- оплаты энергии (ст. 544);

- изменения и расторжения договора (п. 1 ст. 546);

- ответственности по договору энергоснабжения (ст. 547).

Нормы ГК РФ об обязанностях потребителя по содержанию и эксплуатации сетей, приборов и оборудования (ст. 543), а также об основаниях для перерывов подачи, прекращения или ограничения подачи энергии (п. п. 2 и 3 ст. 546) теперь регулируют соответствующие отношения, вытекающие из договора об оказании услуг по обеспечению доступа к электрическим сетям (технологическому присоединению энергопринимающих устройств (энергетических установок) к электрическим сетям).

«Вместе с тем для всех договоров, которыми оформляются отношения по реализации (приобретению) электрической энергии на оптовом и розничных рынках (включая и договор энергоснабжения), общим остается то обстоятельство, что их объектом является электрическая энергия, что позволяет говорить о некоем общем договоре (пусть и гипотетически), охватывающем все виды договоров, предмет которых составляют действия сторон по реализации (приобретению) электрической энергии, и являющемся по отношению к последним родовым понятием. Такой общий (родовой) договор и может быть обозначен как договор о реализации (приобретении) электрической энергии.

Видимо, это и имелось в виду законодателем в п. 4 ст. 539 ГК РФ, согласно которому к отношениям по договору снабжения электрической энергией правила о договоре энергоснабжения применяются, если законом и иными правовыми актами не установлено иное. Таким образом, в настоящее время отдельным видом договора купли-продажи, объектом которого является электрическая энергия, по крайней мере, теоретически можно признать договор о реализации (приобретении) электрической энергии»[26] .

Для уяснения данной точки зрения необходимо обратиться к позиции С.А. Свиркова, который считает, что «договор снабжения электроэнергией, как обладающий определенной спецификой договор энергоснабжения, является самостоятельной разновидностью договора купли-продажи, особенности которой регулируются ГК РФ и другими актами законодательства. В этой связи общие положения договора о купле-продаже могут применяться к отношениям по снабжению электрической энергией, если иное не предусмотрено правилами § 6 гл. 30 ГК РФ и другими специальными нормами (п. 5 ст. 454, п. 4 ст. 539 ГК РФ).

Вместе с тем название договора снабжения электроэнергией не вполне соответствует характеру отношений, которые им регулируются. …Понятие «снабжение» включает в себя комплекс мер по предоставлению потребителям возможности использовать электроэнергию, тогда как в содержание договора снабжения электроэнергией не входит оказание услуг по передаче электроэнергии. В этой связи терминологически более правильно было бы назвать его договором о реализации (приобретении) электроэнергии на розничном рынке»[27] .

При этом роль общих правил, регулирующих отдельные разновидности этого договора (в которых только он и существует), должны выполнять содержащиеся в § 6 гл. 30 ГК РФ нормы о договоре энергоснабжения.

К числу таких разновидностей относятся договоры, заключаемые на оптовом и розничных рынках электрической энергии. Названные договоры в первую очередь регулируются специальными правилами, содержащимися в Федеральном законе «Об электроэнергетике», иных федеральных законах и принимаемых в соответствии с ними постановлениях Правительства РФ и других нормативных актах. При отсутствии специального регулирования к ним подлежат применению правила ГК РФ о договоре энергоснабжения, а если соответствующие отношения окажутся не урегулированными ни специальными правилами, ни нормами ГК РФ о договоре энергоснабжения, к ним могут применяться общие положения ГК РФ о договоре купли-продажи.


Глава II. Договоры, заключаемые на оптовом рынке электроэнергии и

мощности

Проводимая в России реформа электроэнергетики предусматривает формирование свободного рынка электрической энергии, регулируемого целой системой договоров. Отношения, складывающиеся в сфере оборота электроэнергии, дифференцируются на:

- оптовый рынок электрической энергии и мощности - сфера обращения особых товаров - электрической энергии и мощности в рамках Единой энергетической системы России в границах единого экономического пространства Российской Федерации с участием крупных производителей и крупных покупателей электрической энергии и мощности, а также иных лиц, получивших статус субъекта оптового рынка и действующих на основе правил оптового рынка, утверждаемых в соответствии с ФЗ «Об электроэнергетике» Правительством Российской Федерации;

- розничные рынки электрической энергии, под которыми понимается сфера обращения электрической энергии вне оптового рынка с участием потребителей электрической энергии (ст. ФЗ «Об электроэнергетике»).

В целях создания полной картины деятельности оптового рынка электрической энергии и мощности представляется важным кратко остановиться на предыстории создания оптового рынка.

В литературе отмечается, что в сфере электроэнергетики в России исторически сложилась естественная монополия. Поскольку Указом Президента РФ от 28 февраля 1995 г. № 220 «О некоторых мерах по государственному регулированию естественных монополий в Российской Федерации»[28] к сфере естественных монополий относились производство электрической и тепловой энергии и предоставление услуг по их передаче, в ходе реформы электроэнергетики оптовый рынок формировался на основе бывшей естественной монополии.

«В экономической теории существуют две основные противоборствующие позиции по вопросу о целесообразности и путях реструктуризации естественных монополий. По мнению сторонников так называемых «рыночных реформ», сохранение монополистических структур в том виде, в каком они существовали в послевоенное время в большинстве стран, т.е. в виде вертикально интегрированных монополий с государственной или общественной формой собственности, ведет к неэффективному использованию финансовых средств и разбазариванию природных ресурсов.

Другая группа экономистов и политиков, защищающая идею усиления роли государства в управлении и регулировании национальной экономики, скептически относится к самой идее реструктурирования и реформирования естественных монополий. Так, М.М. Гельман ставит под сомнение не только целесообразность устранения естественной монополии РАО «ЕЭС», но также перспективы устройства конкурентного сектора в электроэнергетике. Он отмечает, что до сих пор конкурентный рынок не возник по объективной причине – «естественная монополия под него не приспособлена в принципе».

При этом обе стороны приводят «весомые» аргументы в свою пользу, поскольку даже те страны, где реформирование «монополистических» секторов экономики прошло или проходит более или менее успешно, не могут похвастаться большими достижениями»[29] .

Главным направлением реформ электроэнергетики за рубежом следует считать внедрение конкуренции в области производства электроэнергии, чему способствовало признание в начале 90-х гг. XX в. того, что электроэнергетическая отрасль перестала быть неделимой естественной монополией.

Можно выделить следующие цели, которые первоначально ставились при проведении реформ в различных странах:

- снижение стоимости электроэнергии для потребителей за счет повышения эффективности работы отрасли (Великобритания, Аргентина, Австралия);

- привлечение иностранных инвестиций для повышения эффективности работы отрасли (Бразилия, Аргентина);

- внедрение конкуренции для предоставления потребителям права выбора поставщика (Бразилия);

- сглаживание разницы в ценах на электроэнергию в различных регионах страны (Норвегия, США);

- повышение эффективности инвестирования в развитие инфраструктуры электроэнергетики и отрасли в целом для повышения конкурентоспособности национальных производителей (Австралия).

«Поворотным моментом в развитии конкуренции на рынке электроэнергии Европы стало принятие Директивы Европейского Союза от 19 декабря 1996 г., которая определила пути перехода к свободному рынку, означающему свободу для потребителя в выборе продавца электроэнергии. В соответствии с этим документом проводится поэтапное создание свободного выхода потребителей на рынок электроэнергии. К 2003 г. рынок должен был быть открыт не менее чем на 30%. Фактически процесс либерализации рынка развивался гораздо быстрее, и к концу 2000 г. рынок электроэнергии ЕС на 80% оказался открытым для конкуренции. В результате перетоки электроэнергии между странами ЕС значительно выросли»[30] .

Следует отметить, что создание открытого и конкурентного рынка энергетических продуктов предусматривается в качестве общей цели развития отношений в международном сообществе в соответствии с Европейской Энергетической Хартией, принятой в Гааге 16 - 17 декабря 1991 г.[31]

«В соответствии с Директивой ЕС основным средством повышения надежности электроснабжения и конкурентоспособности экономики является создание открытого внутреннего рынка электроэнергии, функционирующего на началах конкуренции и запрета дискриминации. В основу организации рынка электроэнергии положен принцип разделения монопольных и конкурентных видов деятельности в электроэнергетике, который нашел отражение в национальном законодательстве большинства европейских государств.

Вышеуказанной Директивой ЕС были предложены две модели доступа производителей к сетевой инфраструктуре рынка: доступ сторонних участников (далее - ДСУ) (Third Party Access) и модель единого закупочного агента (Single Buyer).

Модель ДСУ предполагает свободный доступ в сеть регламентированных категорий покупателей и продавцов электроэнергии. При регулируемом ДСУ доступ предоставляется по открыто публикуемым тарифам (в большинстве стран ЕС). В случае договорного ДСУ стоимость доступа является предметом отдельных соглашений. Последний вариант нашел свое применение в Германии, Португалии, а также при экспорте (импорте) электроэнергии в Бельгии и Дании.

При использовании модели единого закупочного агента потребители электроэнергии покупают электроэнергию либо у этого агента, либо у зарубежных производителей. Португалия и Италия внедрили комбинированную модель ДСУ и модель единого закупочного агента.

Одним из наиболее часто применяемых инструментов реструктуризации и создания конкурентного рынка является так называемая вертикальная дезинтеграция компаний (unbundling). Этот подход позволяет разделить компании по видам деятельности (генерация, передача, распределение и сбыт), обеспечить их финансовую прозрачность, а также применить различные виды регулирования к разным видам деятельности (см. п. п. 30, 31 преамбулы Директивы ЕС). Эта идея положена в основу содержания Директивы ЕС»[32] .

Указанная модель применялась, например, в Англии и Уэльсе. «Первоначальное разделение отрасли предполагало разделение компаний по видам деятельности. Участниками рынка стали производители электроэнергии National Power, Power Gen и British Energy, сетевая компания National Grid и 12 сбытовых компаний. Однако уже в самом начале формирования оптового рынка инженерная топология отрасли привела к сохранению вертикальной интеграции в лице Scottish Power. Дальнейшее развитие привело к тому, что генерирующие компании приняли участие в приватизации 12 сбытовых компаний и практически восстановили вертикально-интегрированные компании, а также ликвидированную в процессе реструктуризации вертикальную интеграцию в отрасли. Таким образом, в Англии фактически произошел отказ от разделения бизнеса и в настоящее время 11 из 12 распределительных сетевых компаний имеют в аренде или в лизинге генерирующие мощности в значительных объемах»[33] .

«Директива ЕС предполагала возможность сохранения вертикально-интегрированных компаний при условии обязательного раздельного ведения финансового учета (п. 3 ст. 14 Директивы ЕС) и обеспечения отсутствия обмена информацией внутри вертикально-интегрированной компании при осуществлении ею деятельности в качестве централизованного продавца и деятельности по производству и распределению, за исключением информации, необходимой для выполнения функций централизованного продавца (п. 2 ст. 15 Директивы ЕС). По этому пути, в частности, пошла Германия. Вертикальная интеграция сохранилась также во Франции и Швейцарии. Вместе с тем, как отмечают исследователи, организационное разделение вертикально-интегрированных компаний послужило одной из главных причин энергетического кризиса в Калифорнии в 2000 г.»[34] .

В Основных принципах государственной политики реформирования электроэнергетики, разработанных рабочей группой Президиума Государственного совета Российской Федерации по вопросам реформирования электроэнергетики[35] , вертикально-интегрированные компании называются одним из важнейших способов обеспечения надежности энергоснабжения. При этом в п. 17 данного документа указывалось, что существование вертикально-интегрированных компаний не является препятствием для установления рыночных отношений в электроэнергетике.

При оценке целесообразности проведения реформы принципиальным моментом является такой критерий, как глубина реформирования. Как показывает зарубежный опыт реформирования электроэнергетики, свободный рынок не может нормально функционировать без непосредственного участия государства. «В Норвегии крупнейшим игроком остается принадлежащая государству компания Statkraft, на которую приходится 30% производимой электроэнергии. Еще 55% производителей контролируются муниципалитетами. В Швеции концентрация рынка крайне высока: 50% рынка генерации контролируется государственной компанией Vattnfall. В результате проведения реформы энергетики в Новой Зеландии попытка внедрения «саморегулирующегося» рынка при отсутствии государственного регулирования привела к энергетическому кризису. Таким образом, для эффективного функционирования оптового рынка необходимо наличие на нем полностью независимого (финансово и политически) представителя государственных интересов, наделенного широкими полномочиями (по образцу регулятора в Англии и Норвегии). На данный момент Федеральная служба по тарифам в качестве такового рассматриваться не может»[36] .

На первом этапе реформирования электроэнергетики России в соответствии с ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» был создан прообраз оптового рынка электроэнергии - федеральный (общероссийский) оптовый рынок электрической энергии (мощности). В соответствии с данным Законом цены на ФОРЭМ подлежали государственному регулированию (ст. 5). Законом было предусмотрено создание органов государственного регулирования тарифов (Федеральная энергетическая комиссия Российской Федерации, региональные энергетические комиссии субъектов Российской Федерации), которые были сформированы.

В соответствии с названным Законом «ФОРЭМ представлял собой сферу купли-продажи электрической энергии (мощности), осуществляемой его субъектами в пределах Единой энергетической системы России. Впоследствии в данный Закон были внесены изменения, и ФОРЭМ стал определяться как сфера обращения особого товара - электрической энергии (мощности).

В целях дальнейшего развития ФОРЭМ 12 июля 1996 г. Правительство РФ утвердило Основные принципы функционирования и развития федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности). Данный документ определил методические, организационные и правовые вопросы работы, порядок взаимоотношений субъектов и цели функционирования ФОРЭМ.

Однако оказалось, что ФОРЭМ не является настоящим рынком по целому ряду причин:

- поставки электроэнергии на ФОРЭМ более чем на 50% осуществлялись компаниями, входящими в холдинг РАО «ЕЭС России»;

- администрирование ФОРЭМ осуществлялось 100-процентными дочерними структурами РАО «ЕЭС России»;

- свободный выбор поставщиков электроэнергии потребителями был заменен прикреплением их к поставщикам административными мерами;

- применялся административный механизм установления тарифов»[37] .

В результате реальной конкуренции между производителями электроэнергии - участниками ФОРЭМ не возникло. Отрасль оставалась неприбыльной, инвестиции в ее сохранение и развитие не производились, энергетические мощности неуклонно вырабатывали свой ресурс, из-за чего назревала необходимость новой реформы. В связи с этим был принят Указ Президента РФ от 28 апреля 1997 г. № 426 «Об Основных положениях структурной реформы в сферах естественной монополии», в соответствии с которым было принято решение о проведении структурной реформы в сфере электроэнергетики. Структурная реформа была направлена на совершенствование системы регулирования, в том числе ценового, в сферах естественных монополий, дерегулирование видов деятельности, не относящихся к сферам естественных монополий, и формирование рынков этих видов деятельности на основе конкуренции.

Данным Указом предполагалось продолжить развитие конкуренции в сфере производства электрической энергии и создать новую систему организации оптовой торговли электроэнергией, работающую на конкурентной основе.

Согласно Указу Президента РФ от 28 апреля 1997 г. № 426 «Об Основных положениях структурной реформы в сферах естественной монополии» осуществление реформы должно было пройти в три этапа. В целях реализации положений данного Указа Правительством РФ Постановлением от 7 августа 1997 г. № 987 была утверждена «Программа мер по структурной перестройке, приватизации и усилению контроля в сферах естественных монополий»[38] . Однако в силу ряда обстоятельств политического и экономического характера структурная реформа была приостановлена и получила дальнейшее развитие только в 2000 г.

В дальнейшем был издан целый ряд постановлений и распоряжений Правительства РФ, в которых развивались положения структурной реформы электроэнергетики.

Для достижения целей структурной реформы предусматривался ряд мероприятий. Наиболее важными из них являются реструктуризация РАО «ЕЭС России» и АО-энерго путем выделения из них сетевых дочерних обществ, формирование генерирующих компаний и начало демонополизации сектора генерации электроэнергии.

Структурная политика, направленная на демонополизацию и развитие конкуренции в электроэнергетике, получила продолжение в «Энергетической стратегии России на период до 2020 года», принятой Распоряжением Правительства РФ от 28 августа 2003 г. № 1234-р[39] . Согласно этому документу основной задачей проводимых реформ в электроэнергетике является развитие конкуренции в потенциально конкурентных сферах деятельности - генерация и сбыт электроэнергии в тех районах, где это технологически и экономически реализуемо, что в свою очередь создаст условия для более эффективной хозяйственной деятельности в сфере генерации, передачи и сбыта электроэнергии.

Следующий этап в развитии конкурентных отношений на оптовом рынке был ознаменован принятием «Основных направлений реформирования электроэнергетики Российской Федерации» утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2001 г. № 526 «О реформировании электроэнергетики в Российской Федерации». Положения данного документа фактически предопределили структуру оптового рынка переходного периода. Основными направлениями предусматривалось создание двухсекторного рынка: помимо регулируемого сектора, представленного ФОРЭМ, был организован сектор свободного ценообразования с долей продажи электроэнергии в размере 5 - 15% выработки. К 2011 г., по окончании периода реформирования отрасли, предполагается, что сектор торговли с проведением расчетов по тарифам, сегодня представленный федеральным оптовым рынком электрической энергии, должен быть исключен. («По оценкам РАО «ЕЭС России», к 2008 году планировалось полностью завершить процесс реструктуризации компании и выделения из ее состава конкурентных и естественно-монопольных секторов»[40] . В связи с этим следует отметить, что в настоящее время в ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период» фактически устанавливается две даты окончания переходного периода: относительно проведения реорганизации компаний (до 1 июля 2008 г.), закрепленная в ст. 4 рассматриваемого нормативного правового акта, а также касательно становления основ функционирования свободных оптового и розничных рынков электрической энергии и мощности (до 1 января 2011 г.), предусмотренная ст. 6 указанного Закона).

В соответствии с концепцией реформы электроэнергетики, изложенной в «Основных направлениях реформирования электроэнергетики Российской Федерации», в 2003 г. был принят пакет законов, в содержании которых нашла отражение целевая модель оптового и розничных рынков электроэнергии, т.е. модель, предусматривающая создание полностью свободного внутреннего рынка, функционирующего на началах конкуренции и запрета дискриминации.

Данными законодательными актами предусматриваются: разделение отношений, связанных с производством и оборотом электрической энергии на оптовом и розничных рынках, на две сферы: естественно-монопольную и конкурентную; сокращение сферы государственного регулирования в электроэнергетике; передача энергогенерирующих компаний в частную собственность; создание свободного конкурентного рынка электроэнергии.

Следует особо отметить, что «российская реформа пошла намного дальше мероприятий по реформированию данной отрасли, проводимых в большинстве европейских стран (таких, как Норвегия, Швеция, Великобритания). Так, норвежское государственное предприятие «Статкрафт», на которое приходится основная доля выработки электроэнергии, в ходе реформы лишь передало часть своих генерирующих мощностей местным коммунам. Однако ни о какой приватизации не шло и речи. При этом в литературе норвежский вариант реформы называется наиболее жизнеспособным»[41] .

Субъектами оптового рынка электроэнергии в РФ признаются юридические лица, получившие в установленном законом порядке право участвовать в отношениях по обращению электроэнергии на оптовом рынке:

- поставщики электрической энергии (генерирующие компании);

- покупатели электрической энергии (энергосбытовые организации, крупные потребители электрической энергии, гарантирующие поставщики);

- совет рынка, коммерческий оператор и иные организации, обеспечивающие в соответствии с правилами оптового рынка и договором о присоединении к торговой системе оптового рынка функционирование коммерческой инфраструктуры оптового рынка;

- организации, обеспечивающие функционирование технологической инфраструктуры оптового рынка (организация по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью, системный оператор).

Порядок получения юридическим лицом статуса субъекта оптового рынка, участника обращения электрической энергии на оптовом рынке представляет собой совершение им всех установленных процедур, необходимых для начала работы на оптовом рынке, в том числе:

- проведение мероприятий технического характера, необходимых для получения статуса субъекта оптового рынка;

- проведение иных мероприятий, предусмотренных правилами оптового рынка;

- вступление в члены совета рынка и подписание договора о присоединении к торговой системе оптового рынка.

Необходимо отметить, что Федеральным Законом от 4 ноября 2007 г. № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по реформированию Единой энергетической системы России»[42] были внесены изменения и дополнения в ст. 33 ФЗ «Об электроэнергетике», касающиеся особенностей правового статуса коммерческой инфраструктуры оптового рынка.

С 1 апреля 2008 г. деятельность по организации торговли на оптовом рынке, связанную с заключением и организацией исполнения сделок по обращению электрической энергии, мощности и иных объектов торговли, обращение которых допускается на оптовом рынке, должен осуществлять коммерческий оператор оптового рынка.

13 декабря 2007 г. состоялась государственная регистрация Открытого акционерного общества «Администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии» (далее - ОАО «АТС»).

В соответствии с решением Наблюдательного совета Некоммерческого партнерства «АТС» от 30 ноября 2007 г. на ОАО «АТС» возложено исполнение с 1 апреля 2008 г. функции коммерческого оператора оптового рынка. В настоящее время ОАО «АТС» - 100 % дочерняя компания Некоммерческого партнерства «Совет рынка».

«Правила оптового рынка электрической энергии (мощности) переходного периода» (далее - Правила оптового рынка), принятые Постановлением Правительства РФ от 24 октября 2003 г.[43] , предусматривают на оптовом рынке электроэнергии РФ два основных сектора: сектор свободной торговли и регулируемый сектор.

Сектор свободной торговли включает в себя две основные системы ценообразования и взаимодействия субъектов оптового рынка, которые являются своеобразными подсистемами торговой системы оптового рынка, предусматриваемой ФЗ «Об электроэнергетике». Во-первых, это система купли-продажи электроэнергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии по терминологии п. 1 ст. 32 ФЗ «Об электроэнергетике» (конкурентный отбор ценовых заявок на сутки вперед – пп. «в» п. 3 Правил оптового рынка) или, так называемый, спотовый рынок. Во-вторых, это система двусторонних договоров купли-продажи электроэнергии. Кроме того, Правилами оптового рынка могут быть предусмотрены иные способы реализации электроэнергии.

В систему оптовой торговли электроэнергией по результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии коммерческим оператором оптового рынка (им, как было указано выше, является ОАО «АТС») включается несколько организационных процедур, в числе которых подача ценовых заявок на сутки вперед участниками спотового рынка, отбор заявок на сутки вперед ОАО «АТС», определение ОАО «АТС» равновесной цены, договорное оформление отношений по реализации и приобретению электроэнергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии.

Для участия в торгах участник сектора свободной торговли должен подать заявку. Правила оптового рынка предусматривают возможность подачи ценовых и ценопринимающих заявок. Ценовые заявки впоследствии становятся основой для конкурентного определения цен и объемов электроэнергии. Ценопринимающая заявка отражает намерение данного участника продать (купить) указанный в заявке объем электроэнергии по любой сложившейся в результате конкурентного отбора ценовых заявок равновесной цене. Участник оптового рынка имеет право подать ценовую заявку на покупку с ценопринимающей подзаявкой или с ценопринимающей частью в подзаявке.

«Почасовое предложение в заявках формулируется по принципу указания трех пар «количество – цена»»[44] . В заявках на сутки вперед указывается срок их действия, они подаются предварительно до начала торгов в отношении каждой точки поставки и на каждый час суток и являются предметом учета ОАО «АТС».

До начала суток фактической поставки электроэнергии, приобретаемой в секторе свободной торговли, ОАО «АТС» проводит конкурентный отбор поданных ценовых заявок на сутки вперед (п. 77 Правил оптового рынка; абз. 6 п. 2 ст. 32 ФЗ «Об электроэнергетике»). Конкурентный отбор ценовых заявок на сутки вперед производится в форме расчета отдельно для каждой ценовой зоны почасовых равновесных цен на электрическую энергию и объемов электрической энергии, включаемых в плановое почасовое производство (потребление) участников оптового рынка (п. 74 Правил оптового рынка), т.е. в результате проведения отбора заявок на сутки вперед ОАО «АТС» определяет равновесную цену для каждой ценовой зоны оптового рынка на данный час суток торговли. Необходимость установления равновесной цены объясняется тем, что дешевой электроэнергии хватает далеко не всем покупателям, поэтому для потребителей в границах достаточно больших территорий всегда устанавливали средневзвешенные тарифы, дифференцированные по напряжению и характеру нагрузки. В этой связи в литературе указывается, что «оптовый рынок электрической энергии - это не централизованные торги в традиционном смысле, это особая система достижения ценового равновесия на электрическую энергию в рамках ЕЭС России»[45] .

В основу системы торговли электроэнергией по результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии была положена модель единого оптового продавца электроэнергии. Главная особенность данной модели состоит в том, что центральное место в ней занимает оптовый продавец («унифицированная сторона по сделкам»), в роли которого выступает Закрытое акционерное общество «Центр финансовых расчетов» (далее - ЗАО «ЦФР»). «Данная модель была заимствована из скандинавского Nord Pool, где многие контракты исполняются с помощью клирингового дома «NEC (Nordic Electricity Clearing)», который становится официальной стороной договора как для покупателя, так и для продавца, чтобы свести к минимуму риск неплатежеспособности участников рынка»[46] .

ЗАО «ЦФР» зарегистрировано 29 сентября 2004 г. в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, и с 1 января 2005 г. оказывает услуги по проведению финансовых расчетов между участниками оптового рынка электрической энергии.

ЗАО «ЦФР» создано в соответствии с Решением № 1 от 10 сентября 2004 г. единственного учредителя ЗАО «ЦФР» - Некоммерческого партнерства «Администратора торговой системы оптового рынка электроэнергии Единой энергетической системы» (НП «АТС», которое в дальнейшем было преобразовано в ОАО «АТС»). Правовое положение ЗАО «ЦФР» определяется ГК РФ, Федеральным Законом «Об акционерных обществах», иными правовыми актами Российской Федерации, а также Уставом ЗАО «ЦФР».

На сегодняшний день все акции ЗАО «ЦФР» распределены между двумя акционерами - НП «Совет рынка» и ОАО «АТС».

На практике (основанной на приложениях к договору о присоединении к торговой системе, являющихся его неотъемлемой частью) поставщики участвуют в продаже электроэнергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии посредством заключения договоров комиссии с ЗАО «ЦФР». «Применение конструкции договора комиссии в данном случае представляется весьма удобной для поставщиков и целесообразной с точки зрения проведения взаиморасчетов всех участников оптового рынка, учета всех договоров, оптимизации проведения торгов. Однако нельзя не заметить, что в предусматриваемой законом системе его применение практически исключает возможность возникновения конкуренции между поставщиками, поскольку интересы всех поставщиков в отношениях с покупателями электроэнергии представляет одна организация - ЦФР. Думается, что именно по этой причине ФЗ «Об электроэнергетике» не предусматривает конструкции договора комиссии для регулирования указанных отношений.

Выступая от своего имени, комиссионер (ЦФР) самостоятельно заключает сделки по продаже покупателям электроэнергии в секторе свободной торговли оптового рынка. Особенностью договорной конструкции, оформляющей отношения ЦФР и производителя электроэнергии, является необходимость подачи последним ценовой заявки на участие в торгах электроэнергии. Комитент подает заявку в целях определения количества и стоимости электроэнергии в результате проведения торгов. В рамках договорных отношений важен сам факт подачи комитентом заявки, который означает его безусловное согласие продать электрическую энергию в секторе свободной торговли покупателям при посредничестве комиссионера. Исходя из этого, заявки на продажу могут рассматриваться как указания комитента комиссионеру (ст. 992 ГК РФ).

Однако комиссионер не может считаться полностью связанным указанием в заявке определенной цены и количества электроэнергии, предлагаемой комитентом на продажу. Количество и стоимость электрической энергии, которую комитент поручает комиссионеру продать покупателям в торговые сутки в секторе свободной торговли в рамках исполнения обязательств по договору, определяются по окончании процедуры расчета администратором торговой системы плановых объемов производства и потребления на оптовом рынке и равновесной цены. Поэтому другой особенностью конструкции договора комиссии на продажу электроэнергии является то, что указанием комитента не могут охватываться цена и количество продаваемой электроэнергии, поскольку эти условия договора определяются АТС»[47] .

В обязанности комитента по данному договору входит выплата комиссионеру комиссионного вознаграждения. Важно отметить, что его размер определяется Наблюдательным советом НП «Совет рынка». Представляется, что в данном случае имеет место ничем не обоснованное ограничение договорной свободы сторон. Если необходимость определения ОАО «АТС» количества и стоимости реализуемой при исполнении данного договора электроэнергии может быть оправдана целым рядом технологических причин и спецификой оборота электроэнергии, то определение размера вознаграждения комиссионера следовало бы оставить на усмотрение сторон договора.

«В рассматриваемой конструкции договора комиссии условие делькредере, как правило, не применяется. Более того, критерием осмотрительности в выборе покупателя, требуемой нормой п. 1 ст. 993 ГК, в стандартной форме договора комиссии называется осуществление комиссионером (ЦФР) своей деятельности по продаже принятой на комиссию электрической энергии в точном соответствии с Правилами оптового рынка, договором о присоединении, регламентами оптового рынка или решениями уполномоченного Правительством РФ федерального органа исполнительной власти. При нарушении покупателем обязательств из договора купли-продажи электроэнергии ЦФР, в порядке п. 2 ст. 993 ГК, как комиссионер передает свои права по договору купли-продажи производителю электроэнергии посредством заключения договора цессии»[48] .

Участие производителей электроэнергии в ее обороте ограничивается передачей выработанной электроэнергии на комиссию. Во исполнение договора комиссии ЗАО «ЦФР» самостоятельно осуществляет все необходимые действия по продаже электрической энергии комитента в секторе свободной торговли, заключает с покупателями электроэнергии договоры, направленные на покупку электроэнергии на оптовом рынке по равновесной цене, в которых выступает продавцом.

Таким образом, можно сделать вывод, что в секторе свободной торговли оптового рынка электроэнергии существует договорная конструкция, направленная на приобретение электроэнергии результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии (конкурентный отбор ценовых заявок на сутки вперед), видообразующими признаками которого являются:

- особый субъектный состав. Стороной данного договора, осуществляющей передачу прав на электроэнергию, всегда является оптовый продавец (ЗАО «ЦФР»);

- особая процедура заключения данного договора. Данные договоры заключаются централизованно: необходимой предпосылкой их заключения является подача ценовых (ценопринимающих) заявок;

- особый порядок выработки условий договора. Стороны данного договора лишены возможности самостоятельно определять условия заключаемого договора о количестве и цене реализуемой электроэнергии. Эти условия определяются ОАО «АТС» (организацией, не являющейся стороной заключаемых договоров).

С учетом данных особенностей рассматриваемого договора он может рассматриваться как «подвид договора купли-продажи лишь с точки зрения типа правовой конструкции и правовых целей договора, поскольку большинство правил § 1 гл. 30 ГК к нему неприменимо. Поэтому в данном случае речь идет о специальном промышленно-отраслевом договоре, заключаемом на основе принципов частного права и являющемся результатом реализации принципа п. 2 ст. 421 ГК РФ»[49] . Его специальный характер связан с тем, что он не представляет собой какой-то общей договорной модели, является единичным договорным институтом, призванным урегулировать узкую сферу отношений по реализации электроэнергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и производителей электрической энергии в секторе свободной торговли оптового рынка, и заключается по утверждаемой НП «Совет рынка» стандартной форме.

Другой формой торговли электроэнергией, представляющей собой альтернативу биржевой по своему экономическому механизму торговли электроэнергией в спотовом рынке, является система двусторонних договоров купли-продажи электроэнергии.

Наименование договора отражает его экономическую специфику и характеризует порядок его заключения. «Учитывая, что цивилистическое понимание двусторонних договоров подразумевает совершенно иную их характеристику (договоры как обязательства подразделяются на двусторонние и односторонние), следует признать более корректным называть данные договоры прямыми»[50] .

По данному договору продавец обязуется продать покупателю электрическую энергию в определенном количестве и определенного качества, а покупатель обязуется принять и оплатить электрическую энергию на условиях заключенного в соответствии с правилами оптового рынка и основными положениями функционирования розничных рынков договора (ст. 3 ФЗ «Об электроэнергетике»).

В рассматриваемом договоре должны указываться: объем поставки электрической энергии; группы точек поставки и потребления, в которых осуществляется производство и потребление (покупка) договорного объема электрической энергии; группа точек поставки, в которых переходит право собственности на электрическую энергию, поставляемую по двустороннему договору; срок, в течение которого осуществляется поставка по двустороннему договору; указание на порядок определения почасового графика поставки договорного объема электроэнергии.

Продавцы электроэнергии, принявшие обязательства по двусторонним договорам купли-продажи электрической энергии, вправе не подавать заявки. Для обеспечения учета и исполнения обязательств по прямым договорам и внутреннего потребления электрической энергии субъектом оптового рынка стороны данных договоров подают долгосрочное уведомление об отборе электрической энергии или долгосрочное уведомление о внутреннем потреблении. Объем производства электроэнергии, указанный в данных долгосрочных уведомлениях и принятый на оптовом рынке направляется на обеспечение исполнения обязательств по заключенным двусторонним договорам (абз. 13 п. 2 ст. 32 ФЗ «Об электроэнергетике»).

При необходимости эти организации могут уточнять объем электрической энергии посредством подачи заявок в соответствии с Правилами оптового рынка.

В соответствии с п. 73 Правил оптового рынка свободные договоры, а также их изменения регистрируются организацией коммерческой инфраструктуры в порядке, определенном договором о присоединении к торговой системе оптового рынка, с целью их учета при определении обязательств (требований) участников оптового рынка.

Рассмотренные особенности прямого договора на оптовом рынке позволяют считать его самостоятельной разновидностью договора купли-продажи (§ 1 гл. 30 ГК РФ). Его содержание, субъектный состав, порядок заключения и исполнения не позволяют идентифицировать его с известными подвидами договора купли-продажи; впрочем, в этом даже нет острой необходимости, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 3 ГК РФ является центральным, но не единственным законодательным актом, регулирующим гражданско-правовые отношения. Так, В.В. Витрянский считает невозможным относить договоры между субъектами оптового рынка к договорам энергоснабжения или его разновидностям. Он справедливо указывает, что такие договоры «должны регулироваться самостоятельно, в том числе и постановлениями Правительства РФ»[51] .

При необходимости (например, если электрическая сеть, энергоустановка либо иное энергетическое оборудование покупателя не присоединены непосредственно к электрической сети поставщика) стороны двустороннего договора купли-продажи электрической энергии заключают с соответствующей сетевой организацией договор об оказании услуг по передаче электрической энергии, а с системным оператором - договор об оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению (п. 1 ст. 32 ФЗ «Об электроэнергетике»).

Передача электрической энергии - естественно-монопольный вид деятельности, технологической основой которого является Единая национальная (общероссийская) электрическая сеть (ЕНЭС). Она формирует Единую энергетическую систему Российской Федерации, «объединяя для параллельной работы основные электростанции и узлы нагрузки и обеспечивая передачу электроэнергии между ними, а также осуществляя связь ЕЭС России с энергосистемами других стран»[52] .

В настоящее время роль организации по управлению Единой национальной (общероссийской) электрической сетью выполняет ОАО «Федеральная сетевая компания ЕЭС» (ОАО «ФСК ЕЭС»), которая обеспечивает единство ее технологического управления, оказывает на возмездной договорной основе услуги по передаче электрической энергии по Единой национальной (общероссийской) электрической сети.

ФЗ «Об электроэнергетике» услугами по передаче электрической энергии называет комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с техническими регламентами.

Организация по управлению Единой национальной (общероссийской) электрической сетью оказывает на возмездной договорной основе услуги по передаче электрической энергии по Единой национальной (общероссийской) электрической сети субъектам оптового рынка, а также иным лицам, имеющим на праве собственности или на ином предусмотренном федеральными законами основании объекты электроэнергетики, технологически присоединенные в установленном порядке к Единой национальной (общероссийской) электрической сети, таким образом, договор, оформляющий указанные отношения, назван договором оказания услуг по передаче электрической энергии без отсылки к какому-то поименованному договору в Гражданском кодексе Российской Федерации.

ФЗ «Об электроэнергетике» ограничивается только указанием, что заключение договоров оказания услуг по передаче электрической энергии по Единой национальной (общероссийской) электрической сети является обязательным для организации по управлению Единой национальной (общероссийской) электрической сетью, что позволяет признать их публичными договорами (ст. 426 ГК РФ).

Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. № 861 утверждены «Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг»[53] (далее - Правила недискриминационного доступа). Предметом данного договора Правила недискриминационного доступа называют комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей, что в принципе отвечает конструкции договора возмездного оказания услуг. П. 12 Правил недискриминационного доступа прямо устанавливает исключительную возмездность подобных договоров, указывая, что потребитель услуг обязан их оплатить.

Согласно п. 18 Правил недискриминационного доступа лицо, которое намерено заключить договор (далее - заявитель), направляет в сетевую организацию:

а) заявление о заключении договора, которое должно содержать следующие сведения, подтверждаемые приложенными к нему документами:

- реквизиты потребителя услуг по передаче электрической энергии или потребителя электрической энергии, в интересах которого заключается договор;

- объемы и предполагаемый режим передачи электрической энергии с разбивкой по месяцам;

- объем присоединенной максимальной мощности и характер нагрузки энергопринимающих устройств (энергетических установок), присоединенных к сети, с ее распределением по каждой точке присоединения и с приложением акта разграничения балансовой принадлежности электросетей и эксплуатационной ответственности сторон;

- однолинейная схема электрической сети потребителя услуг (потребителя электрической энергии, в интересах которого заключается договор);

- срок начала оказания услуг по передаче электрической энергии;

б) копию договора об оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению - в случае заключения договора с организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью;

в) проект договора - по желанию заявителя.

Сетевая организация в течение 30 дней с даты получения документов, предусмотренных в п. 18 Правил недискриминационного доступа, обязана их рассмотреть и направить заявителю подписанный сетевой организацией проект договора или мотивированный отказ от его заключения.

В случае отсутствия в представленных документах сведений, указанных в пп. «а» п. 18 Правил недискриминационного доступа, сетевая организация в течение 6 рабочих дней уведомляет об этом заявителя и в 30-дневный срок с даты получения недостающих сведений рассматривает заявление.

Заявитель, получивший от сетевой организации проект договора, заполняет его в части сведений о заявителе и направляет 1 подписанный им экземпляр проекта договора сетевой организации.

Договор считается заключенным с даты получения сетевой организацией подписанного заявителем проекта договора, если иное не установлено договором или решением суда.

Следует обратить внимание, что «в тех случаях, когда сетевая компания (исполнитель) отказывается принять условия договора, предлагаемые услугополучателем (заказчиком), последний не вправе требовать в судебном порядке понудить сетевую компанию заключить договор. Его действия могут быть направлены только на разрешение в судебном порядке спора о содержании договора, т.е. предметом иска должно быть не понуждение заключения договора в порядке ст. 426 ГК РФ, а рассмотрение преддоговорного спора на основании ст. 446 ГК РФ»[54] .

Так, например, открытое акционерное общество «Читинская энергосбытовая компания» (далее - ОАО «ЧЭСК») обратилось в Арбитражный суд Читинской области с иском к муниципальному унитарному коммунально-транспортному предприятию «Коммунальщик» (далее - МУП «Коммунальщик») с требованием о понуждении к заключению договора оказания услуг по передаче электрической энергии. Истец ссылался на то, что в июле 2006 г. подготовил и представил на рассмотрение ответчика проект договора на оказание услуг по передаче электрической энергии № 090036 с приложением всех указанных в договоре приложений. Договор является публичным и обязателен к заключению для сетевой организации. Однако ответчик, являющийся сетевой организацией, договор не подписал. В дальнейшем истец в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил исковые требования и просил суд понудить ответчика к заключению договора на оказание услуг по передаче электрической энергии в редакции, предложенной истцом с учетом изменений, внесенных на основании возражений ответчика. Ответчик с редакцией отдельных пунктов договора не согласился по мотивам, изложенным в отзыве на иск.

Решением Арбитражного суда Читинской области от 5 декабря 2006 г. исковые требования были удовлетворены, ответчик понужден к заключению договора в редакции истца, за исключением редакции п. 7.1, который в решении изложен в редакции ответчика. Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 18 января 2007 г. решение от 5 декабря 2006 г. изменено, п. 7.1 договора № 090036 оказания услуг по передаче электрической энергии изложен в иной редакции, в остальной части решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе на указанные судебные акты МУП «Коммунальщик» просило их отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, и имеющимся в деле доказательствам, а также неправильным применением норм материального права. Представители МУП «Коммунальщик» поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель ОАО «Читинская энергосбытовая компания» указал на необоснованность кассационной жалобы и просил оставить ее без удовлетворения.

Суд установил следующее. 28 марта 2006 г. ответчик направил в адрес истца сопроводительным письмом № 287 договор оказания услуг по передаче электрической энергии, а 18 мая 2006 г. сопроводительным письмом № 566 - дополнительные документы к договору. ОАО «ЧЭСК» 26 июня 2006 г. направило в адрес МУП «Коммунальщик» свой договор оказания услуг по передаче электрической энергии № 090036 с приложениями.

2 августа 2006 г. ответчик возвратил истцу нерассмотренный договор № 090036 оказания услуг по передаче электрической энергии, ссылаясь на то, что направлял истцу проект договора 28 марта 2006 г., протокол разногласий по которому ответчику не поступал.

Считая отказ ответчика от заключения договора неправомерным, истец обратился в арбитражный суд с требованием о понуждении МУП «Коммунальщик» заключить договор на оказание услуг по передаче электрической энергии в редакции, предложенной истцом. В указанном проекте договора истец - ОАО «ЧЭСК» - выступает «Заказчиком», а ответчик - МУП «Коммунальщик» - именуется «Исполнителем».

В период рассмотрения спора в суде ответчик представил отзыв на иск, в котором не согласился с редакцией отдельных пунктов предложенного истцом договора. Истцом возражения ответчика по ряду пунктов проектов договора приняты с внесением соответствующих изменений в договор, в остальной части истец считает возражения ответчика необоснованными.

Ответчик в отзыве на возражения настаивал на своей редакции соответствующих пунктов.

Как установлено в п. 4 ст. 445 ГК РФ, если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. В соответствии со ст. 446 ГК РФ в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании ст. 445 ГК РФ либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

Таким образом, из установленных судом фактических обстоятельств дела и действий ответчика следовало, что он от заключения договора фактически не уклонялся, поскольку именно ответчик первоначально направил истцу для подписания проект договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, а затем дважды выражал несогласие с редакцией отдельных пунктов проекта договора, предложенных истцом, предлагая свою редакцию спорных пунктов.

Поскольку ответчик не уклонялся от заключения договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, а был не согласен с отдельными условиями проекта договора, составленного и направленного ему истцом, между сторонами фактически возник преддоговорный спор о рассмотрении разногласий по условиям указанного договора. Однако такой спор (преддоговорный спор о рассмотрении разногласий по условиям договора на оказание услуг по передаче электрической энергии) арбитражным судом не рассматривался. При изложенных обстоятельствах принятые по делу судебные акты подлежали отмене с передачей дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд Читинской области [55] .

Договор оказания услуг по передаче электрической энергии предполагает длительность обязательств, возникающих из него. Следует отметить, что «срок не является существенным условием для данного договора, но, как показывает практика, стороны добровольно ограничивают действительность обязательства конкретным календарным периодом»[56] . Однако, снимая бремя заключения нового договора в каждом периоде, Правила недискриминационного доступа определяют его как пролонгируемый, поэтому договор оказания услуг по передаче электрической энергии, заключенный на определенный срок, считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока его действия ни одна из сторон не заявит о его прекращении, изменении либо о заключении нового договора (п. 32 Правил недискриминационного доступа). Если же одной из сторон до окончания срока действия договора будет внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора будут регулироваться в соответствии с условиями ранее заключенного договора, что отвечает сложившейся практике в электроэнергетике.

Единая система оперативно-диспетчерского управления наряду с единой национальной (общероссийской) электрической сетью и территориальными распределительными сетями, по которым осуществляется передача электрической энергии, составляет технологическую основу функционирования электроэнергетики (п. 1 ст. 5 ФЗ «Об электроэнергетике»). «Государство в качестве основных положений своей политики в сфере электроэнергетики определяет обеспечение энергетической безопасности, технологическое единство электроэнергетики и обеспечение бесперебойного и надежного функционирования электроэнергетики в целях удовлетворения спроса на электрическую энергию потребителей, обеспечивающих надлежащее исполнение своих обязательств перед субъектами электроэнергетики, что без единой системы оперативно-диспетчерского управления достичь не представляется возможным»[57] .

Система оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике включает в себя комплекс мер по централизованному управлению технологическими режимами работы объектов электроэнергетики и энергопринимающих установок потребителей в пределах Единой энергетической системы России и технологически изолированных территориальных электроэнергетических систем, осуществляемому субъектами оперативно-диспетчерского управления, уполномоченными на осуществление указанных мер в порядке, установленном ФЗ «Об электроэнергетике».

Субъектами оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике являются:

системный оператор - специализированная организация, единолично осуществляющая централизованное оперативно-диспетчерское управление в пределах Единой энергетической системы России и уполномоченная на выдачу оперативных диспетчерских команд и распоряжений, обязательных для субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии, влияющих на электроэнергетический режим работы энергетической системы, в том числе потребителей электрической энергии с управляемой нагрузкой;

иные субъекты оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике - организации, осуществляющие оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике в пределах технологически изолированных территориальных электроэнергетических систем и уполномоченные на выдачу оперативных диспетчерских команд и распоряжений, обязательных для субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии с управляемой нагрузкой в пределах зон диспетчерской ответственности соответствующих субъектов оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике.

Системный оператор Единой энергетической системы России выступает центральной фигурой в оперативно-диспетчерском управлении, поскольку является специализированной организацией, осуществляющей единоличное управление технологическими режимами работы объектов электроэнергетики и уполномоченной на выдачу оперативных диспетчерских команд и распоряжений, обязательных для всех субъектов оперативно-диспетчерского управления, субъектов электроэнергетики и потребителей электрической энергии с управляемой нагрузкой.

Перечень организаций, осуществляющих оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике, их структура и зоны диспетчерской ответственности определяются правилами оперативно-диспетчерского управления, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

Следует заметить, что обеспечение надежного энергоснабжения и экономической эффективности оперативных диспетчерских команд и распоряжений является приоритетом при осуществлении оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике. Условием любых действий системного оператора и иных субъектов оперативно-диспетчерского управления является выбор экономически наиболее эффективного решения, которое обеспечивает безопасное и безаварийное функционирование технологической инфраструктуры электроэнергетики и качество электрической энергии, соответствующие требованиям технических регламентов и иным обязательным требованиям, установленным иными нормативными актами.

Субъекты оперативно-диспетчерского управления в технологически изолированных территориальных электроэнергетических системах осуществляют оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике в пределах зон своей диспетчерской ответственности. В пределах указанных зон они вправе принимать решения в форме оперативных диспетчерских команд и распоряжений, связанных с осуществлением функций по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и обязательных для исполнения субъектами электроэнергетики и потребителями электрической энергии с управляемой нагрузкой.

Гражданско-правовой формой оказания услуг оперативно-диспетчерского управления является договор. Заключение договоров оказания услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике между субъектами электроэнергетики и системным оператором является обязательным для обеих сторон, при этом системный оператор не вправе отказать в заключении такого договора, что позволяет его квалифицировать как публичный договор (ст. 426 ГК РФ). Договор оказания данных услуг заключается субъектами оптового рынка до заключения ими договора оказания услуг по передаче электрической энергии с организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью (п. 2 ст. 16 ФЗ «Об электроэнергетике).

В этой связи показателен пример из судебной практики. Хотя в нижеприведенном решении арбитражного суда упоминаются некоторые организации, деятельность которых прекращена, а сами они реорганизованы или ликвидированы, правовая сущность данного примера все же заслуживает определенного внимания.

Так, ЗАО «МЭК-В» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» и ОАО «Воронежэнерго» о взыскании солидарно суммы убытков в размере 91374410,93 руб. (с учетом уточненных увеличенных исковых требований в порядке ст. 49 АПК РФ). К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены: Федеральная антимонопольная служба РФ, Федеральная служба по тарифам РФ, ОАО РАО «ЕЭС России», ОАО «Воронежская энергосбытовая компания».

Решением от 26 августа 2005 г. в иске ЗАО «МЭК-В» о взыскании с ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» и ОАО «Воронежэнерго» солидарно суммы убытков в размере 91374410,93 руб. отказано.

Не согласившись с принятым решением, ЗАО «МЭК-В» обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение отменить, исковые требования удовлетворить.

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц и проверив законность обжалуемого судебного акта в порядке, установленном главой 34 АПК РФ, апелляционный суд пришел к выводу о том, что решение подлежит отмене на основании п. 1 ч. 1 ст. 270 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, истец в порядке ст. 16 ФЗ «Об электроэнергетике» письмом от 12 мая 2003 г., исх. № 38, направил в адрес ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» проект договора, предусматривающий оказание с 1 июля 2003 г. системным оператором услуг по оперативно-диспетчерскому управлению на возмездной основе.

Письмом от 26 мая 2003 г. ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» отказалось заключить договор с истцом, указав на то, что истцом не заключен договор с ОАО «РАО ЕЭС России».

28 января 2005 г. Комиссией Федеральной антимонопольной службы РФ по рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства было выдано ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» предписание № АГ/817 о прекращении со стороны ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» нарушений антимонопольного законодательства в отношении ЗАО «МЭК-В» и об обязании заключить договор на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике.

30 марта 2005 г. истцом получен договор № ДУ-Ц-32-05 на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, подписанный со стороны ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС».

Таким образом, ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС», не имея правовых оснований, необоснованно отказывалось в период с 1 июля 2003 г. по 30 марта 2005 г. заключить договор на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике с истцом.

Судом апелляционной инстанции установлено, что на момент обращения истца к ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» с предложением заключить договор ЗАО «МЭК-В» имело статус участника ФОРЭМ на основании Постановления Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 24 апреля 2002 г. № 23/14 «О включении ЗАО «МЭК-В» в Перечень коммерческих организаций-субъектов федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности), тарифы на электрическую энергию (размер платы за услуги) для которых устанавливаются Федеральной энергетической комиссией Российской Федерации».

Согласно п. 15 Правил оптового рынка (в ред. Постановления Правительства РФ от 15 апреля 2005 № 219) организации, получившие в порядке, установленном Правительством РФ, статус субъекта оптового рынка на основании решений федерального органа исполнительной власти в области регулирования тарифов до даты вступления в силу настоящих Правил являются участниками регулируемого сектора и имеют право участвовать в отношениях, связанных с обращением электрической энергии в любом из секторов оптового рынка.

Таким образом, с 1 июня 2002 года ЗАО «МЭК-В» получило статус субъекта ФОРЭМ и имеет право осуществлять свою уставную регулируемую деятельность по покупке электроэнергии на ФОРЭМ и продаже ее на розничном рынке потребителям Воронежской области. Воронежская РЭК с третьего квартала согласовывала балансы на электроэнергию для ЗАО «МЭК-В» как субъекта ФОРЭМ. В соответствии с Постановлением ФЭК РФ № 23/14, во исполнение Постановления Правительства РФ № 643 20 ноября 2003 года НП «АТС» выдало ЗАО «МЭК-В» - свидетельство о внесении его в Реестр субъектов оптового рынка электроэнергии под номером 1.000162, что свидетельствует о том, что ЗАО «МЭК-В» полноправный субъект оптового рынка электроэнергии.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 ФЗ «Об электроэнергетике» заключение договоров оказания услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике между субъектами электроэнергетики и системным оператором является обязательным для обеих сторон, при этом системный оператор не вправе отказать в заключении такого договора. Договор оказания данных услуг заключается субъектами оптового рынка до заключения ими договора оказания услуг по передаче электрической энергии с организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью.

Поскольку ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» имеет статус системного оператора Единой энергетической системы России, истец и ответчик обязаны были заключить договор на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике.

Основываясь на данных положениях, а также на иных материалах дела, Девятый Арбитражный суд постановил: решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 августа 2005 г. по делу № А40-31534/05-61-273 изменить.

Изложить резолютивную часть в следующей редакции: взыскать с ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» в пользу ЗАО «МЭК-В» 76691931,83 руб. убытков, а также судебные расходы истца в сумме 100000,00 руб., а также расходы по госпошлине по апелляционной жалобе в размере 850 руб. В остальной части отказать. В иске к ОАО «Воронежэнерго» отказать[58] .

Покупатель электрической энергии, кроме того, должен обеспечить технологическое присоединение своего энергопринимающего устройства (энергетической установки) к соответствующей электрической сети на основе отдельного договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающего устройства (энергетической установки) к электрической сети, который не может включать в свой предмет оказание услуг по передаче электрической энергии. Указанный договор также является публичным (п. 1 ст. 26 ФЗ «Об электроэнергетике»).

Что касается регулируемого сектора, то, по мнению С.А. Свиркова, в нем могут быть заключены следующие виды договоров. Первой разновидностью являются «двусторонние прямые договоры в регулируемом секторе оптового рынка. В литературе отмечается, что предоставление такой возможности соответствует интересам в первую очередь крупного энергоемкого бизнеса.

Участники оптового рынка, подписавшие договор о присоединении к торговой системе, осуществляют реализацию (приобретение) электроэнергии в регулируемом секторе и на основании трехсторонних договоров, заключаемых при участии ЦФР. По такому договору продавец обязуется поставлять электрическую энергию в регулируемый сектор, а покупатель - принимать электрическую энергию в регулируемом секторе и оплачивать продавцу ее стоимость. При этом ЦФР обязуется оказывать участникам оптового рынка услугу, в содержание которой входят формирование плановой и фактической схем платежей, направление участнику регулируемого сектора счета-извещения или счета-требования, посредством которого производится окончательный расчет за фактический объем электрической энергии и мощности, поставленный (купленный) по договору в расчетном периоде (равном одному календарному месяцу)»[59] .

Помимо этого, в регулируемом секторе применяются двусторонние договоры комиссии и поставки, заключаемые продавцами и покупателями с ЗАО ЦФР, выступающим в указанных договорах соответственно в качестве комиссионера и поставщика (покупателя). Данная схема во многом напоминает торговлю электроэнергией по результатам отбора ценовых заявок покупателей и продавцов электрической энергии. Принципиальным отличием этих систем является то, что продажа электрической энергии в регулируемом секторе осуществляется по ценам, установленным Федеральной службой по тарифам.

Необходимо отметить, что в соответствии с п. 50 Правил оптового рынка с 1 января 2007 г. по регулируемым ценам (тарифам) на оптовом рынке электрическая энергия поставляется в следующих долях от объема производства (потребления) электрической энергии, определенного для участника оптового рынка в утвержденном в установленном порядке в 2006 году прогнозном балансе на 2007 год с учетом положений п. 52 Правил оптового рынка (базовый прогнозный объем электрической энергии) и предусмотренных Правилами оптового рынка особенностей формирования объемов электрической энергии для поставки населению:

с 1 января по 30 июня 2007 г. - от 90 до 95 процентов;

с 1 июля по 31 декабря 2007 г. - от 85 до 90 процентов;

с 1 января по 30 июня 2008 г. - от 80 до 85 процентов;

с 1 июля по 31 декабря 2008 г. - от 70 до 75 процентов;

с 1 января по 30 июня 2009 г. - от 65 до 70 процентов;

с 1 июля по 31 декабря 2009 г. - от 45 до 50 процентов;

с 1 января по 30 июня 2010 г. - от 35 до 40 процентов;

с 1 июля по 31 декабря 2010 г. - от 15 до 20 процентов.

С 1 января 2011 г. электрическая энергия в полном объеме (за исключением объемов электрической энергии для поставки населению) поставляется по свободным (нерегулируемым) ценам. Это положение Правил оптового рынка прямо корреспондирует норме ст. 6 ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период», в которой сказано, как уже отмечалось, что становление основ функционирования свободных оптового и розничных рынков электрической энергии и мощности завершается до 1 января 2011 г.

Помимо двух основных секторов торговля электрической энергией и мощностью на оптовом рынке осуществляется с использованием следующих механизмов:

- торговля электрической энергией в объемах, соответствующих отклонениям, по свободным (нерегулируемым) ценам, определяемым по соглашению сторон в двусторонних договорах (свободные договоры купли-продажи отклонений);

- торговля электрической энергией по свободным (нерегулируемым) ценам, определяемым путем конкурентного отбора заявок поставщиков и участников с регулируемым потреблением, осуществляемого не позднее чем за час до поставки электрической энергии в целях формирования сбалансированного режима производства и потребления электрической энергии (конкурентный отбор заявок для балансирования системы);

- торговля электрической энергией и мощностью по регулируемым ценам (тарифам) на оптовом рынке на территориях, не объединенных в ценовые зоны оптового рынка;

- торговля электрической энергией и (или) мощностью по регулируемым ценам (тарифам) в целях компенсации потерь электрической энергии (мощности), а также в целях обеспечения совместной работы ЕЭС России и энергетических систем иностранных государств.

После изменений в Правилах оптового рынка, внесенных Постановлениями Правительства РФ от 28 июня 2008 г. № 476 «О внесении изменений в некоторые Постановления Правительства Российской Федерации по вопросам организации конкурентной торговли генерирующей мощностью на оптовом рынке электрической энергии (мощности)»[60] и от 30 июля 2009 г. № 626 «О внесении изменений в акты Правительства РФ по вопросам формирования перспективного источника средств на оплату услуг по формированию технологического резерва мощностей по производству электрической энергии»[61] установлены особые механизмы торговли мощностью на оптовом рынке:

- торговля мощностью по свободным (нерегулируемым) ценам, определяемым по результатам конкурентного отбора ценовых заявок на продажу мощности;

- торговля по свободным (нерегулируемым) ценам мощностью, которая поставляется участником оптового рынка в соответствии с обязательствами, принятыми по договору, заключенному с организацией, осуществляющей в соответствии с договором о присоединении к торговой системе оптового рынка функции по обеспечению коммерческой инфраструктуры, начать поставку мощности с использованием генерирующего оборудования на тепловых электростанциях, строительство которого осуществляется в соответствии с инвестиционной программой, одобренной (утвержденной) в установленном порядке, с ограничениями, предусмотренными Правилами оптового рынка;

- торговля мощностью по ценам, определяемым по результатам конкурсов инвестиционных проектов на формирование перспективного технологического резерва мощностей по производству электрической энергии в соответствии с параметрами, заявленными в отобранном по итогам конкурса инвестиционном проекте по формированию перспективного технологического резерва мощности, которая поставляется участником оптового рынка в соответствии с обязательствами, принятыми по договору, заключенному в соответствии с договором о присоединении к торговой системе оптового рынка с получившими статус субъектов оптового рынка покупателями электрической энергии и мощности.


Глава III. Договоры, заключаемые на розничном рынке электроэнергии

В определении розничных рынков в ст. 3 ФЗ «Об электроэнергетике» различие оптовой и розничной торговли электроэнергией проводится формально-юридическим способом. Розничные рынки электроэнергии определяются как сфера обращения электрической энергии вне оптового рынка с участием потребителей электрической энергии.

«В случае если договор заключается вне рамок организованной системы договоров на оптовом рынке, данный договор резюмируется заключенным на розничном рынке. Поэтому количество розничных рынков может считаться неограниченным»[62] .

Другим необходимым признаком договорных отношений на розничном рынке в соответствии с данным определением является обязательное участие в них потребителей.

Законом определен круг участников отношений, связанных с обращением электроэнергии на розничном рынке. В него входят:

- потребители электрической энергии;

- поставщики электрической энергии (энергосбытовые организации, гарантирующие поставщики, производители электрической энергии, не имеющие права на участие в оптовом рынке в соответствии со статьей 35 ФЗ «Об электроэнергетике»);

- территориальные сетевые организации, осуществляющие услуги по передаче электрической энергии;

- субъекты оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике, осуществляющие указанное управление на уровне розничных рынков.

«Отношения по приобретению потребителями электрической энергии на розничных рынках оформляются путем заключения последними договоров купли-продажи, а также договоров поставки электрической энергии»[63] . В роли продавцов (поставщиков) по таким договорам выступают энергосбытовые организации, в том числе производители электрической энергии (не обладающие статусом субъектов оптового рынка), а также гарантирующие поставщики.

Под энергосбытовыми организациями понимаются организации, осуществляющие в качестве основного вида деятельности продажу произведенной или приобретенной ими электрической энергии. Гарантирующим поставщиком признается коммерческая организация, которая в соответствии с законом или добровольно принятыми обязательствами обязана заключить договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к нему потребителем либо с лицом, действующим от имени и в интересах потребителя и желающим приобрести электрическую энергию.

В соответствии с п. 2 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетике» потребитель свободен в выборе контрагента по договору купли-продажи или договору поставки электрической энергии. При этом сетевая организация не вправе отказать потребителю в заключении договора об оказании услуг по передаче электрической энергии по основаниям, связанным с выбором потребителем определенного поставщика электрической энергии. С другой стороны, если такой договор с сетевой компанией заключен, договор купли-продажи (поставки) электрической энергии не может быть расторгнут его сторонами до момента надлежащего уведомления соответствующей сетевой организации о намерении сторон расторгнуть названный договор.

«Поставщиком - энергосбытовой организацией и потребителем может быть заключен смешанный договор, содержащий наряду с обязательствами по купле-продаже (поставке) электроэнергии элементы иных договорных обязательств, вытекающих из договоров поручения, комиссии или агентского договора»[64] , поскольку согласно п. 2 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетике» договором купли-продажи (поставки) электрической энергии может быть предусмотрена обязанность поставщика заключить договор оказания услуг по передаче электрической энергии потребителю с сетевой организацией от имени потребителя или от своего имени, но в интересах потребителя.

Определенной спецификой обладает договор купли-продажи электрической энергии с участием (в качестве продавца) гарантирующего поставщика. Специфические черты данного договора состоят в следующем:

1. Данный договор является публичным, исходя из чего его заключение для гарантирующего поставщика является обязательным (абз. 4 п. 2 ст. 37, п. 5 ст. 38, п. 2 ст. 39 ФЗ «Об электроэнергетике»);

2. Договор заключается с субъектом, обладающим особым статусом и особым функциональным назначением в системе розничного рынка электроэнергетики, - гарантирующим поставщиком. Контрагентом гарантирующего поставщика по данному договору может быть потребитель электроэнергии либо лицо, действующее от имени и в интересах потребителя;

3. Правила заключения, исполнения данных договоров, включающие в себя их существенные условия, подлежат специальному регулированию в основных положениях функционирования розничных рынков электроэнергии;

4. Существенная особенность договоров с гарантирующим поставщиком состоит в государственном регулировании сбытовых надбавок гарантирующего поставщика, которые включаются в цену на электроэнергию, реализуемую гарантирующим поставщиком потребителям (п. 1 ст. 40 ФЗ «Об электроэнергетике»). В данном случае имеет место способ влияния государства на уровень цен на розничных рынках в условиях свободного ценообразования. Государственное регулирование сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков осуществляется в соответствии с «Основами ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации» (вместе с «Правилами государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»), утвержденными Постановлением Правительства от 26 февраля 2004 г. № 109 [65] .

Принципиально важной особенностью статуса гарантирующего поставщика является установление для него в законе обязанности самостоятельно урегулировать отношения, связанные с оперативно-диспетчерским управлением, приобретением и передачей электрической энергии обслуживаемым им потребителям, с иными осуществляющими указанные виды деятельности организациями.

«Нетрудно заметить, что круг отношений, регулируемых договором с гарантирующим поставщиком, совпадает со сферой регулирования договора энергоснабжения. Однако особенности правовых конструкций данных договоров несколько различаются. Для договора с гарантирующим поставщиком не является обязательным признаком снабжение через присоединенную сеть, хотя такой вариант отношений закон не исключает, даже наоборот, прямо указывает на возможность его существования. Поэтому в ряде случаев договор с гарантирующим поставщиком будет полностью совпадать по содержанию с договором энергоснабжения»[66] .

Однако конструкция договора с гарантирующим поставщиком предусматривает не обязанность по снабжению (реализации и передаче) электроэнергией потребителей, а обязанность самостоятельно урегулировать отношения, связанные с, оперативно-диспетчерским управлением, приобретением и передачей электрической энергии потребителям, с соответствующими организациями (п. 5 ст. 38 ФЗ «Об электроэнергетике»). Законом не раскрывается содержание данной обязанности гарантирующего поставщика. Однако содержание п. 4 ст. 39 ФЗ «Об электроэнергетике» подводит к выводу, что договоры на оказание услуг по передаче электроэнергии потребителю и оперативно-диспетчерскому управлению гарантирующий поставщик должен заключать от своего имени, но за счет потребителя.

Представляются допустимыми следующие варианты построения структуры договорных связей в данной ситуации. «Во-первых, урегулирование отношений по транспортировке электроэнергии и оперативно-диспетчерскому управлению может быть осуществлено посредством заключения потребителем с гарантирующим поставщиком договора комиссии или поручения. Во-вторых, гарантирующий поставщик может заключать договоры в пользу потребителя (ст. 430 ГК РФ) с субъектами, реализующими электроэнергию (в том числе на оптовом рынке) и оказывающими услуги по оперативно-диспетчерскому управлению и передаче электроэнергии, с последующим выставлением счета на оплату электроэнергии и стоимости данных услуг потребителю»[67] .

Исходя из специфики, которой обладает договор купли-продажи электрической энергии с участием (в качестве продавца) гарантирующего поставщика «на практике возник вопрос о публичности договора купли-продажи (поставки) электрической энергии, заключаемого между гарантирующим поставщиком и организацией, которая перепродает энергию (энергосбытовая организация) конечному потребителю»[68] .

Анализ судебной практики (см., например, Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее - ФАС СЗО) от 24 апреля 2008 г. по делу № А05-6096/2007[69] , от 28 марта 2008 г. по делу № А26-998/2007[70] , от 10 января 2008 г. по делу № А05-2904/2007[71] , от 12 сентября 2007 г. по делу № А44-3428/2006[72] ) показывает, что достаточно часто оспаривается публичность подобного договора. Сторона (чаще всего гарантирующий поставщик), полагающая, что договор купли-продажи (поставки) электроэнергии не может быть отнесен к категории публичных договоров, аргументирует свою позицию тем, что организация, заключившая договор с гарантирующим поставщиком, не является потребителем ввиду намерения приобретать электроэнергию для ее дальнейшей перепродажи, тогда как в п. 5 ст. 38 ФЗ «Об электроэнергетике» указано, что публичным является договор, заключаемый между гарантирующим поставщиком и потребителем. Определение потребителя электроэнергии дано в статье 3 ФЗ «Об электроэнергетике», согласно которой потребителями энергии являются лица, приобретающие электрическую и тепловую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд.

Кроме того, согласно ст. 539 ГК РФ потребителем (абонентом) является лицо, имеющее энергопринимающее устройство, отвечающее установленным техническим требованиям, присоединенное к сетям энергоснабжающей организации, и другое необходимое оборудование, оплачивающее принятую энергию, а также соблюдающее предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивающее безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. Из данной статьи также следует, что потребитель самостоятельно использует энергию для собственных, в том числе и производственных, нужд.

Таким образом, противники публичного характера рассматриваемого договора утверждают, что применительно к ст. 539 ГК РФ и ФЗ «Об электроэнергетике» энергосбытовая организация, основным видом деятельности которой в соответствии с уставом является покупка и реализация электроэнергии (мощности) иным лицам, не является потребителем электроэнергии по договору с гарантирующим поставщиком. Поэтому договор купли-продажи энергии, заключаемый между подобной организацией и гарантирующим поставщиком, не может быть отнесен к категории публичных договоров.

Из судебных актов следует, что есть примеры, когда суды соглашаются с указанным толкованием нормативных актов.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что договор купли-продажи, заключенный между обществом с ограниченной ответственностью «Энергосбытовая компания «Энергоснабжение»» (далее - Общество) и акционерным обществом «Карельская энергосбытовая компания» (далее - гарантирующий поставщик), не является по отношению к гарантирующему поставщику публичным договором, поскольку Общество по смыслу ст. 3, 37 ФЗ «Об электроэнергетике» не является потребителем электроэнергии применительно к ГК РФ и данному Закону.

ФАС СЗО, напротив, квалифицирует данный договор как публичный и обязательный для заключения гарантирующим поставщиком.

Так, например, указанным Постановлением ФАС СЗО отменил решение арбитражного суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение, указав при этом на неправильную квалификацию договора купли-продажи электрической энергии, заключенного между двумя энергосбытовыми компаниями, одна из которых являлась гарантирующим поставщиком энергии. Аргументация ФАС СЗО в пользу публичности данного договора следующая.

Согласно п. 2 ст. 421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В соответствии с п. 1, 3 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ.

Согласно п. 4 ст. 445 ГК РФ, если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Согласно п. 2 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетике» поставщики электрической энергии и покупатели электрической энергии вправе заключать договоры, в которых содержатся элементы различных договоров (смешанные договоры). В случае если поставщиком электрической энергии по договору купли-продажи электрической энергии выступает гарантирующий поставщик, заключение такого договора с обратившимся к нему физическим или юридическим лицом в отношении энергопринимающих устройств, расположенных в зоне деятельности гарантирующего поставщика, является обязательным для гарантирующего поставщика. При необоснованном уклонении гарантирующего поставщика от заключения договора купли-продажи электрической энергии обратившееся к нему лицо вправе обратиться в суд с требованием о понуждении гарантирующего поставщика заключить указанный договор. Как указано в ст. 3 ФЗ «Об электроэнергетике», гарантирующий поставщик электрической энергии - коммерческая организация, обязанная в соответствии с настоящим Федеральным законом или добровольно принятыми обязательствами заключить договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к ней потребителем электрической энергии либо с лицом, действующим от имени и в интересах потребителя электрической энергии и желающим приобрести электрическую энергию.

В силу п. 4 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетике» отношения по договору энергоснабжения регулируются утверждаемыми Правительством Российской Федерации основными положениями функционирования розничных рынков в той части, в которой Гражданский кодекс Российской Федерации допускает принятие нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения. Не допускается принятие иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения.

«Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики», утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2006 г. № 530[73] (далее - Правила функционирования розничных рынков), устанавливают правовые основы функционирования розничных рынков электрической энергии (далее - розничные рынки) в течение переходного периода реформирования электроэнергетики, а также определяют условия взаимодействия субъектов оптового рынка электрической энергии (мощности) и розничных рынков в целях обеспечения устойчивого функционирования электроэнергетики, качественного и надежного снабжения потребителей электрической энергией.

Согласно п. 5 Правил функционирования розничных рынков гарантирующие поставщики осуществляют поставку электрической энергии покупателям электрической энергии на территории своей зоны деятельности по публичным договорам энергоснабжения или купли-продажи (поставки) электрической энергии.

Правилами функционирования розничных рынков установлено также следующее:

гарантирующий поставщик обязан заключить договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии) с любым обратившимся к нему лицом (далее - заявитель) в отношении точек поставки лиц, чьи энергопринимающие устройства находятся в границах зоны его деятельности, а также принять на обслуживание граждан при отсутствии их обращения в случаях, установленных разделом VI настоящих Правил.

Гарантирующий поставщик вправе отказаться от заключения договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии) с заявителем в случае:

отсутствия технологического присоединения в установленном порядке соответствующих энергопринимающих устройств к электрическим сетям;

нахождения точек поставки на розничном рынке, в отношении которых заявитель намеревается заключить договор, вне зоны деятельности гарантирующего поставщика.

В случае отказа от заключения договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии) по основаниям, предусмотренным настоящим пунктом, гарантирующий поставщик должен в пятидневный срок со дня обращения заявителя в письменной форме уведомить его об отказе от заключения договора с указанием причин такого отказа (п. 61 Правил функционирования розничных рынков).

С учетом изложенного вывод суда первой инстанции о том, что договор купли-продажи не является по отношению к ответчику публичным договором, поскольку истец по смыслу ст. 3, 37 ФЗ «Об электроэнергетике» не является потребителем электроэнергии применительно к Гражданскому кодексу Российской Федерации и данному Закону, ФАС СЗО признал не соответствующим требованиям действующего законодательства.

Как видно из приведенного Постановления, подателем кассационной жалобы выступало акционерное общество (конечный потребитель), энергообеспечение которого зависело от заключения спорного договора. ФАС СЗО исследовал вопрос о статусе покупателя электроэнергии. Установив, что покупатель не является потребителем энергии, а приобретает мощности для дальнейшей перепродажи, судом было установлено, что покупатель представляет интересы конечного потребителя. Так как статьями 3 и 37 ФЗ «Об электроэнергетике» предоставлено право конечному потребителю заключать договоры с энергоснабжающей организацией лично либо через представителя, то в любом случае права и обязанности возникают у конечного потребителя, который, несмотря на выбранный им вариант правоотношений, должен быть одинаково защищен законом. ФАС СЗО отменил решение арбитражного суда первой инстанции об отказе в иске о понуждении гарантирующего поставщика заключить договор с энергосбытовой организацией и направил дело на рассмотрение в тот же суд (Постановление ФАС СЗО от 28 марта 2008 г. по делу № А26-998/2007).

Публичный характер договора купли-продажи электрической энергии, заключенного между гарантирующим поставщиком и энергосбытовой организацией, поставляющей энергию для конечного потребителя, влечет за собой определенные законом последствия.

Во-первых, заключение данного договора обязательно для гарантирующего поставщика, поэтому иски о понуждении к заключению подобного договора или об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, удовлетворяются судом на основании ст. 445 ГК РФ (см., например: Постановления ФАС СЗО от 28 марта 2008 г. № А26-998/2007, от 24 апреля 2008 г. по делу № А05-6096/2007).

Во-вторых, квалификация данного договора как публичного позволяет применять к отношениям сторон положения статьи 426 ГК РФ, устанавливающей, что в случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации может устанавливать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении данных договоров.

В-третьих, цена товаров, работ и услуг по публичному договору устанавливается одинаковой для всех потребителей.

Также необходимо отметить, что в судебной практике ФАС СЗО имеются случаи, когда суд указал, что договор поставки электроэнергии, заключенный между гарантирующим поставщиком и организацией, приобретающей энергию для перепродажи, не является публичным. Так, например, в Постановлениях от 12 сентября 2007 г. по делам № А44-3428/2006 и № А44-3427/2006 ФАС СЗО отказал обществу в удовлетворении иска об обязании энергоснабжающей организации, имеющей статус гарантирующего поставщика на розничном рынке субъекта РФ, заключить договор купли-продажи электрической энергии, указав при этом, что такой договор не может рассматриваться как публичный. Из материалов дела следует, что судом было установлено, что общество, приобретающее электроэнергию для дальнейшей перепродажи, не являлось потребителем энергии. Судом также было установлено, что общество не являлось лицом, действующим от имени и в интересах потребителя.

Таким образом, при квалификации договора купли-продажи (поставки) электроэнергии в качестве публичного договора ФАС СЗО определяет, является ли покупатель электроэнергии ее потребителем или действует в интересах конечного потребителя. Если же судом будет установлено, что энергия приобретается для дальнейшей реализации перекупщиком либо нет подтверждения правоотношений с конечным потребителем, тогда суд делает вывод об отсутствии признаков публичности в договорных отношениях между гарантирующим поставщиком и покупателем электроэнергии и необязательности заключения подобного договора гарантирующим поставщиком.

Практика ФАС СЗО по данному вопросу единообразна и совпадает с практикой других федеральных арбитражных судов (см., например: Постановления ФАС Уральского округа от 1 апреля 2008 г. по делу № А50-8528/2007[74] ; от 27 ноября 2007 г. по делу № А34-930/07[75] ; Постановление ФАС Центрального округа от 31 января 2007 г. по делу N А54-2116/2006С17[76] ).

В заключение хотелось бы указать на то, что отношения, складывающиеся на розничных рынках электрической энергии, в соответствии с п. 3 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетики», подлежат регулированию основными положениями функционирования розничных рынков, утверждаемыми Правительством РФ, которые предусматривают:

- правила деятельности гарантирующих поставщиков;

- порядок взаимодействия субъектов розничных рынков, участвующих в обороте электрической энергии, с организациями технологической инфраструктуры на розничных рынках;

- правила заключения договоров между потребителями электрической энергии (энергосбытовыми организациями) и гарантирующими поставщиками и правила их исполнения, включающие в себя существенные условия указанных договоров;

- правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии на розничных рынках;

- порядок присвоения организациям статуса гарантирующего поставщика, а также определения и (или) изменения границ зон деятельности гарантирующих поставщиков;

- случаи и порядок утверждения уполномоченным федеральным органом исполнительной власти результатов назначения и смены гарантирующих поставщиков;

- случаи и порядок присвоения статуса гарантирующего поставщика организации по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью, а также на срок, не превышающий одного года, территориальным сетевым организациям;

- границы зон деятельности гарантирующих поставщиков в пределах территорий соответствующих субъектов Российской Федерации (по согласованию с органами исполнительной власти соответствующих субъектов Российской Федерации);

- порядок осуществления расчетов за электрическую энергию, в том числе при продаже по нерегулируемым ценам.

Отношения по договору энергоснабжения согласно п. 4 ст. 37 ФЗ «Об электроэнергетике» также регулируются основными положениями функционирования розничных рынков, но лишь в той части, в которой ГК РФ допускает принятие иных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения. Сфера действия договора энергоснабжения на розничных рынках электрической энергии ограничена теми случаями, когда сети или энергетическое устройство (энергетическая установка), принадлежащие потребителю электрической энергии, непосредственно присоединены к сетям соответствующей энергосбытовой организации.

электроэнергетика правовой российский договор реформа


Заключение

Принятие нового законодательства об электроэнергетике следует считать знаковым явлением в развитии отрасли. Нельзя не признать положительные стороны этого законодательства. В их числе можно назвать установление правовой базы функционирования оптового и розничных рынков, внедрение рыночных механизмов и конкурентных начал в электроэнергетику. Новая модель отрасли, основанная на указанных принципах, должна способствовать повышению уровня эффективности ее функционирования и привлечению в нее инвестиций.

Особо следует выделить тенденцию в новом законодательстве, связанную с установлением единой системы договоров в электроэнергетике.

Новое законодательство оставляет нерешенным вопрос о том, каким образом предусматриваемые им договорные конструкции сочетаются с положениями ГК РФ о договоре энергоснабжения. Данное обстоятельство становится серьезным препятствием для создания единой системы договорных обязательств в электроэнергетике. Анализ договорных конструкций на розничных рынках электроэнергии, предусматриваемых новым законодательством, позволяет рассматривать в качестве единой модели договорного регулирования отношений по реализации электроэнергии на розничных рынках договор снабжения электрической энергией (п. 4 ст. 539 ГК РФ).

Вместе с тем новым законодательством предусматривается целый ряд новых договорных конструкций, направленных на реализацию электроэнергии на оптовом и розничном рынках, таких как договор купли-продажи электрической энергии по результатам отбора ценовых заявок покупателей и продавцов электрической энергии, двусторонний договор купли-продажи электроэнергии, договор купли-продажи и договор поставки электроэнергии на розничных рынках. Законодательством данные договоры рассматриваются как самостоятельные. Между тем они имеют ряд общих признаков, в том числе объект данных договоров, их субъектный состав, необходимость оказания дополнительных услуг в целях надлежащего исполнения указанных договоров и др. Исходя из этого, можно согласиться с В.В. Витрянским, считающим, как уже отмечалось, что можно говорить «о некоем общем договоре (пусть и гипотетически), охватывающем все виды договоров, предмет которых составляют действия сторон по реализации (приобретению) электрической энергии, и являющемся по отношению к последним родовым понятием. Такой общий (родовой) договор и может быть обозначен как договор о реализации (приобретении) электрической энергии»[77] .


Список использованной литературы

Нормативный материал:

1. О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации: Федеральный закон от 14 апреля 1995 г. № 41-ФЗ в ред. Федеральных законов от 11 февраля 1999 г. № 33-ФЗ, от 10 января 2003 г. № 6-ФЗ, от 26 марта 2003 г. № 38-ФЗ, от 7 июля 2003 г. № 125-ФЗ, от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ, от 30 декабря 2004 г. № 211-ФЗ, от 2 декабря 2005 г. № 147-ФЗ, от 26 декабря 2005 г. № 184-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. № 199-ФЗ, от 18 октября 2007 г. № 230-ФЗ, от 4 ноября 2007 г. № 250-ФЗ, от 25 декабря 2008 г. № 281-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 16. Ст. 1316; 1999. № 7. Ст. 880; 2003. № 2. Ст. 158; № 13. Ст. 1180; № 28. Ст. 2894; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 37; № 49. Ст. 5125; 2005. № 52 (часть 1). Ст. 5597; 2006. № 1. Ст. 10; 2007. № 43. Ст. 5084; № 45. Ст. 5427; 2008. № 52 (часть 1). Ст. 6236. (Утрачивает силу со дня вступления в силу в полном объеме ФЗ «Об электроэнергетике»).

2. О естественных монополиях: Федеральный Закон от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях» в ред. Федеральных законов от 08 августа 2001 г. № 126-ФЗ, от 30 декабря 2001 г. № 196-ФЗ, от 10 января 2003 г. № 16-ФЗ, от 26 марта 2003 г. № 39-ФЗ, от 29 июня 2004 г. № 58-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. № 199-ФЗ, от 4 мая 2006 г. № 62-ФЗ, от 29 декабря 2006 г. № 258-ФЗ, от 18 октября 2007 г. № 230-ФЗ, от 8 ноября 2007 г. № 261-ФЗ, от 25 декабря 2008 г. № 281-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426; 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3429; 2002. № 1 (часть 1). Ст. 2; 2003. № 2. Ст. 168; № 13. Ст. 1181; 2004. № 27. Ст. 2711; 2006. № 1. Ст. 10; № 19. Ст. 2063; 2007. № 1 (часть 1). Ст. 21; № 43. Ст. 5084; № 46. Ст. 5557; 2008. № 52 (часть 1). Ст. 6236.

3. Об акционерных обществах: Федеральный Закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ в ред. Федеральных законов от 13 июня 1996 г. № 65-ФЗ, от 24 мая 1999 г. № 101-ФЗ, от 7 августа 2001 № 120-ФЗ, от 21 марта 2002 г. № 31-ФЗ, от 31 октября 2002 г. № 134-ФЗ, от 27 февраля 2003 г. № 29-ФЗ, от 24 февраля 2004 г. № 5-ФЗ, от 06 апреля 2004 г. № 17-ФЗ, от 2 декабря 2004 г. № 153-ФЗ, от 29 декабря 2004 г. № 192-ФЗ, от 27 декабря 2005 г. № 194-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. № 208-ФЗ, от 05 января 2006 г. № 7-ФЗ, от 27 июля 2006 г. № 138-ФЗ, от 27 июля 2006 г. № 146-ФЗ, от 27 июля 2006 г. № 155-ФЗ, от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ, от 05 февраля 2007 г. № 13-ФЗ, от 24 июля 2007 г. № 220-ФЗ, от 1 декабря 2007 г. № 318-ФЗ, от 29 апреля 2008 г. № 58-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 315-ФЗ, от 7 мая 2009 г. № 89-ФЗ, от 3 июня 2009 г. № 115-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными Законами от 13 октября 2008 г. № 173-ФЗ, от 27 октября 2008 г. № 175-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ, от 18 июля 2009 г. № 181-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2956; 1999. № 22. Ст. 2672; 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3423; 2002. № 12. Ст. 1093; № 45. Ст. 4436; 2003. № 9. Ст. 805; 2004. № 11. Ст. 913; № 15. Ст. 1343; № 49. Ст. 4852; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 18; 2006. № 1. Ст. 5; № 1. Ст. 19; № 2. Ст. 172; № 31 (часть 1). Ст. 3437; № 31 (часть 1). Ст. 3445; № 31 (часть 1). Ст. 3454; № 52 (часть 1). Ст. 5497; 2007. № 7. Ст. 834; № 31. Ст. 4016; № 49. Ст. 6079; 2008. № 18. Ст. 1941; № 42. С. 4698; № 44. Ст. 4981; 2009. №1. Ст. 14; № 1. Ст. 23; № 19. Ст. 2279; № 23. Ст. 2770; № 29. Ст. 3618.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный Закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ в ред. Федеральных Законов от 12 августа 1996 г. № 110-ФЗ, 24 октября 1997 г. № 133-ФЗ, 17 декабря 1999 г. № 213-ФЗ, 26 ноября 2002 г. № 152-ФЗ, 10 января 2003 г. № 8-ФЗ, 15-ФЗ, 26 марта 2003 г. № 37-ФЗ, 11 ноября 2003 г. № 138-ФЗ, 23 декабря 2003 г. № 182-ФЗ, 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ, 30 декабря 2004 г. № 219-ФЗ, 21 марта 2005 г. № 45-ФЗ, 18 июля 2005 г. № 89-ФЗ, 2 февраля 2006 г. № 19-ФЗ, 30 декабря 2006 г. № 276-ФЗ, 26 января 2007 г. № 5-ФЗ, 20 апреля 2007 г. № 53-ФЗ, 26 июня 2007 г. № 188-ФЗ, 19 июля 2007 г. №197-ФЗ, 24 июля 2007 г. №218-ФЗ, 2 октября 2007 г. №225-ФЗ, 25 октября 2007 г. № 234-ФЗ, 4 ноября 2007 г. № 251-ФЗ, 29 ноября 2007 г. № 287-ФЗ, 6 декабря 2007 г. № 334-ФЗ, 24 апреля 2008 г. № 49-ФЗ, 14 июля 2008 г. № 118-ФЗ, 25 декабря 2008 г. № 280-ФЗ, 30 декабря 2008 г. № 308-ФЗ, от 9 апреля 2009 г. № 56-ФЗ, от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным Законом от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ; с учетом Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1997 г. № 21-П и определения Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. № 22-О // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410, 411; № 34. Ст. 4025; 1997. № 43. Ст. 4903; № 52. Ст. 5930; 1999. № 51. Ст. 6288; 2001. № 49. Ст. 4553; 2002. № 48. Ст. 4737; 2003. № 2. Ст. 160, 167; № 13. Ст. 1179; № 46 (часть 1). Ст. 1080; № 19. Ст. 1752; № 30 (часть 1). Ст. 3100; 2007. № 1 (часть 1). Ст. 21. № 5. Ст. 558; № 17. Ст. 1929; № 27. Ст. 3213; № 31. Ст. 3993; № 41. Ст. 4845; № 44. Ст. 5282; № 45. Ст. 5428; № 49. Ст. 6048; № 50. Ст. 6247; 2008. № 17. Ст. 1756; № 29 (часть 1). Ст. 3418; № 52. Ст. 6235; 2009. № 1. Ст. 16; № 15. Ст. 1778; № 29. Ст. 3582. Рос. газ. 2006. № 25. 8 февраля; Экономика и жизнь. 2002. № 16. С. 73.

5. Об энергосбережении: Федеральный Закон от 3 апреля 1996 г. № 28-ФЗ в ред. Федеральных законов от 5 мая 2003 г. № 42-ФЗ, от 18 декабря 2006 г. № 232-ФЗ, от 23 июля 2008 г. № 160-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 309-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 313-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1551; 2003. № 14. Ст. 1255; 2006. № 52 (часть 1). Ст. 5498; 2008. № 30 (часть 2). Ст. 3616; 2009. № 1. Ст. 17; № 1. Ст. 21.

6. О лицензировании отдельных видов деятельности: Федеральный Закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ в ред. Федеральных законов от 13 марта 2002 г. № 28-ФЗ, от 21 марта 2002 г. № 31-ФЗ, от 9 декабря 2002 г. № 164-ФЗ, от 10 января 2003 г. № 17-ФЗ, от 27 февраля 2003 г. N 29-ФЗ, от 11 марта 2003 г. № 32-ФЗ, от 26 марта 2003 г. № 36-ФЗ, от 23 декабря 2003 г. № 185-ФЗ, от 2 ноября 2004 г. № 127-ФЗ, от 21 марта 2005 г. N 20-ФЗ, от 2 июля 2005 № 80-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. № 200-ФЗ, от 27 июля 2006 г. № 156-ФЗ, от 4 декабря 2006 № 201-ФЗ, от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ, от 29 декабря 2006 г. № 252-ФЗ, от 05 февраля 2007 г. № 13-ФЗ, от 19 июля 2007 г. № 134-ФЗ, от 19 июля 2007 г. № 135-ФЗ, от 19 июля 2007 г. № 136-ФЗ, от 4 ноября 2007 г. № 250-ФЗ, от 8 ноября 2007 г. № 258-ФЗ, от 1 декабря 2007 г. № 318-ФЗ, от 6 декабря 2007 г. № 334-ФЗ, от 4 мая 2008 г. № 59-ФЗ, от 14 июля 2008 г. № 113-ФЗ, от 22 июля 2008 г. № 148-ФЗ, от 23 июля 2008 г. № 160-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 309-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3430; 2002. №11. Ст. 1020; №12. Ст. 1093; №50. Ст. 4925; 2003. №2. Ст. 169; №9. Ст. 805; № 11. Ст. 956; № 13. Ст. 1178; № 52 (часть 1). Ст. 5037; 2004. № 45. С. 4377; 2005. № 13. Ст. 1078; № 27. Ст. 2719; 2006. № 1. Ст. 1; № 31 (часть 1). Ст. 3455; № 50. Ст. 5279; 2007. № 1 (часть 1). Ст. 7; № 1 (часть 1). Ст. 15; № 7. Ст. 834; № 30. Ст. 3748; № 30. Ст. 3749; № 30. Ст. 3750; № 45. Ст. 5427; № 46. Ст. 5554; № 49. Ст. 6079; № 50. Ст. 6247; 2008. № 18. Ст. 1944; № 29 (часть 1). Ст. 3413; № 30 (часть 1). Ст. 3604; № 30 (часть 2). Ст. 3616; 2009. № 1. Ст. 15; 2009. № 1. Ст. 17. № 29. Ст. 3614.

7. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный Закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ в ред. Федеральных законов от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ, от 29 декабря 2004 г. № 192-ФЗ, от 31 декабря 2004 г. № 220-ФЗ, от 24 октября 2005 г. N 133-ФЗ, от 18 июля 2006 г. № 116-ФЗ, от 18 декабря 2006 № 231-ФЗ, от 5 февраля 2007 г. № 13-ФЗ, от 26 апреля 2007 г. № 63-ФЗ, от 19 июля 2007 г. № 140-ФЗ, от 2 октября 2007 г. № 225-ФЗ, от 1 декабря 2007 г. № 318-ФЗ, от 23 июля 2008 г. № 160-ФЗ, от 3 декабря 2008 г. № 250-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 296-ФЗ, от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ, от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ, от 19 июля 2009 N г. 195-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 19 июля 2007 г. № 139-ФЗ, от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ, от 1 декабря 2007 г. № 317-ФЗ, от 17 июля 2009 г. № 145-ФЗ // СЗ РФ. 2002. №43. Ст. 4190; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 18; № 1 (часть 1). Ст. 46; № 44. Ст. 4471; 2006. № 30. Ст. 3292; № 52 (часть 1). Ст. 5497; 2007. № 7. Ст. 834; № 18. Ст. 2117; № 30. Ст. 3753; № 30. Ст. 3754; № 41. Ст. 4845; № 48 (часть 2). Ст. 5814; № 49. Ст. 6078; № 49. Ст. 6079; 2008. № 30 (часть 2). Ст. 3616; № 49. Ст. 5748; 2009. № 1. Ст. 4; № 1. Ст. 14; № 18 (часть 1). Ст. 2153; № 29. Ст. 3582; № 29. Ст. 3632.

8. Об электроэнергетике: Федеральный закон от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ в ред. Федеральных законов от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ, от 30 декабря 2004 г. № 211-ФЗ, от 18 декабря 2006 г. № 232-ФЗ, от 4 декабря 2007 г. № 250-ФЗ, от 14 июля 2008 г. № 118-ФЗ, от 25 декабря 2008 г. № 281-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1177; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 37; 2006. № 52 (часть 1). Ст. 5498; 2007. № 45. Ст. 5427; 2008. № 29 (часть 1). Ст. 3418; № 52 (часть 1). Ст. 6236.

9. Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике»: Федеральный закон от 26 марта 2003 г. N 36-ФЗ в ред. Федеральных законов от 28 декабря 2004 г. № 178-ФЗ, от 31 марта 2006 г. № 54-ФЗ, от 5 февраля 2007 г. № 13-ФЗ, от 2 октября 2007 г. № 228-ФЗ, от 4 ноября 2007 г. № 250-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1178; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 4; 2006. № 17 (часть 1). Ст. 1783; 2007. № 7. Ст. 834; № 41. Ст. 4848; № 45. Ст. 5427.

10. О внесении изменений и дополнений в часть вторую Гражданского кодекса РФ: Федеральный Закон от 26 марта 2003 г. N 37-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1179.

11. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по реформированию Единой энергетической системы России: Федеральный Закон от 4 ноября 2007 г. № 250-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 45. Ст. 5427.

12. О некоторых мерах по государственному регулированию естественных монополий в Российской Федерации: Указ Президента РФ от 28 февраля 1995 г. № 220 // СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 858.

13. Об Основных положениях структурной реформы в сферах естественной монополии: Указ Президента РФ от 28 апреля 1997 г. № 426 с изм., внесенными Указом Президента РФ от 23 июля 2001 г. № 902 // СЗ РФ. 1997. №18. Ст. 2132; 2001. № 31. Ст. 3235.

14. О составе рабочей группы Президиума Государственного совета Российской Федерации по вопросам реформирования электроэнергетики: Распоряжение Президента РФ от 7 января 2001 г. № 8-рп // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 170. (Утратил силу с 25 октября 2004 г. в связи с изданием Указа Президента РФ от 25 октября 2004 г. № 1354 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации»).

15. Программа мер по структурной перестройке, приватизации и усилению контроля в сферах естественных монополий: Постановление Правительства РФ от 7 августа 1997 г. № 987 в ред. Постановлений Правительства РФ от 25 мая 1998 г. № 506, от 8 августа 2003 г. № 476 // СЗ РФ. 1997. № 34. Ст. 3970; 1998. № 22. Ст. 2466; 2003. № 33. Ст. 3270.

16. О реформировании электроэнергетики в Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 11 июля 2001 г. № 526 в ред. Постановления Правительства РФ от 01.02.2005 N 49 // СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 3032; 2005. № 7. Ст. 560.

17. О Правилах оптового рынка электрической энергии (мощности) переходного периода: Постановление Правительства РФ от 24 октября 2003 г. в ред. Постановлений Правительства РФ от 1 февраля 2005 г. № 49, от 16 февраля 2005 г. № 81, от 15 апреля 2005 г. № 219, от 17 октября 2005 г. № 620, от 7 ноября 2005 г. № 661, от 11 ноября 2005 г. № 676, от 31 августа 2006 г. № 529, от 29 декабря 2006 г. № 830, от 7 апреля 2007 г. № 205, от 29 декабря 2007г. № 951, от 29 декабря 2007 г. № 996, от 28 июня 2008 г. № 476, от 14 февраля 2009 г. № 114, от 1 июня 2009 г. № 462, от 30 июля 2009 г. № 626, от 14 сентября 2009 г. № 726 // СЗ РФ. 2003. № 44. Ст. 4312; 2005. № 7. Ст. 560; № 8. Ст. 658; №17. Ст. 1554; № 43. Ст. 4401; № 46. Ст. 4677; № 47. Ст. 4930; 2006. № 36. Ст. 3835; 2007. № 1 (часть 2). Ст. 282; № 16. Ст. 1909; 2008. № 2. Ст. 84; № 3. Ст. 182; № 27. Ст. 3285; 2009. № 9. Ст. 1103; № 23. Ст. 2822; № 32. Ст. 4040; № 38. Ст. 4479.

18. Основы ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации (вместе с Правилами государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации): Постановление Правительства от 26 февраля 2004 г. № 109 в ред. Постановлений Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 893, от 17 октября 2005 г. № 620, от 11 ноября 2005 г. № 676, от 7 декабря 2005 г. № 738, от 29 мая 2006 г. № 330, от 31 августа 2006 г. № 529, от 31 августа 2006 г. № 530, от 29 декабря 2006 г. № 830, от 21 марта 2007 г. № 168, от 7 апреля 2007 г. № 205, от 29 декабря 2007 г. № 951, от 18 июля 2008 г. № 459, от 28 июня 2008 г. № 476, от 14 февраля 2009 г. № 119, от 14 февраля 2009 г. № 120, от 14 февраля 2009 г. № 121, от 10 марта 2009 г. № 219, от 15 июля 2009 г. № 492, от 22 июля 2009 г. № 512, от 30 июля 2009 г. № 626, от 14 сентября 2009 г. № 726, от 14 сентября 2009 г. № 741 // СЗ РФ. 2004. № 9. Ст. 791; 2005. №1 (часть 2). Ст. 130; № 43. Ст. 4401; № 47. Ст. 4930; №51. Ст. 5526; 2006. № 23. Ст. 2522; № 36. Ст. 3835; № 37. Ст. 3876; 2007. № 1 (часть 2). Ст. 282; № 14. Ст. 1687; №16. Ст. 1909; 2008. № 2. Ст. 84; №25. Ст. 2989; № 27. Ст. 3285; 2009. № 8. Ст. 980; № 8. Ст. 981; № 8. Ст. 982; № 12. Ст. 1429; № 25. Ст. 3073; № 26. Ст. 3188; № 32. Ст. 4040; № 38. Ст. 4479; № 38. Ст. 4494.

19. Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям: Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. № 861 в ред. Постановлений Правительства РФ от 31 августа 2006 г. № 530, от 21 марта 2007 г. № 168, от 26 июля 2007 г. № 484, от 14 февраля 2009 г. № 114, от 14 февраля 2009 г. № 118, от 21 апреля 2009 г. № 334, от 15 июня 2009 г. № 492, от 2 октября 2009 г. № 785 // СЗ РФ. 2004. № 52 (часть 2). Ст. 5525; 2006. № 37. Ст. 3876; 2007. № 14. Ст. 1687; № 31. Ст. 4100; 2009. № 9. Ст. 1103; № 8. Ст. 979; № 17. Ст. 2088; № 25. Ст. 3073.

20. Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики: Постановление Правительства Российской Федерации от 31 августа 2006 г. № 530 в ред. Постановлений Правительства РФ от 16 июля 2007 г. № 450, от 29 декабря 2007 г. № 951, от 29 декабря 2007 г. № 996, от 28 июля 2008 г. № 476, от 17 марта 2009 г. № 240, от 10 мая 2009 г. № 411, от 15 июня 2009 г. № 492, от 2 октября 2009 № 785 // СЗ РФ. 2006. № 37. Ст. 3876; 2007. № 30. Ст. 3940; 2008. №2. Ст. 84; № 3. Ст. 182; № 27. Ст. 3285; 2009. № 12. Ст. 1441; № 20. Ст. 2475; № 25. Ст. 3073.

21. О внесении изменений в некоторые Постановления Правительства Российской Федерации по вопросам организации конкурентной торговли генерирующей мощностью на оптовом рынке электрической энергии (мощности): Постановление Правительства РФ от 28 июня 2008 г. № 476 // СЗ РФ. 2008. № 27. Ст. 3285.

22. О внесении изменений в акты Правительства РФ по вопросам формирования перспективного источника средств на оплату услуг по формированию технологического резерва мощностей по производству электрической энергии: Постановление Правительства РФ от 30 июля 2009 г № 626 // СЗ РФ. 2009. № 32. Ст. 4040.

23. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года: Распоряжение Правительства РФ от 28 августа 2003 г. № 1234-р в ред. распоряжения Правительства РФ от 15.06.2009 N 799-р // СЗ РФ. 2003. № 36. Ст. 3531; 2009. № 25. Ст. 3111.

24. Европейская Энергетическая Хартия: принята в Гааге 16 - 17 декабря 1991 г. // http://www.bellona.ru/Casefiles/energy

Судебная практика:

1. Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31 января 2007 г. по делу N А54-2116/2006С17 СПС «КонсультантПлюс».

2. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 марта 2007 г. № А78-5891/2006-С1-6/209-Ф02-1438/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

3. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 сентября 2007 г. по делу № А44-3428/2006 // СПС «КонсультантПлюс».

4. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27 ноября 2007 г. по делу № А34-930/07 // СПС «КонсультантПлюс».

5. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10 января 2008 г. по делу № А05-2904/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

6. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 марта 2008 г. по делу № А26-998/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

7. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 апреля 2008 г. по делу № А50-8528/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

8. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 апреля 2008 г. по делу № А05-6096/2007 // СПС «КонсультантПлюс.

9. Постановление Девятого Арбитражного суда от 15 ноября 2005 г. № 09АП-11950/05-ГК // СПС «КонсультантПлюс».

Специальная литература:

1. Архипченко А.Ю. Организационная структура электроэнергетики России: итоги реформирования // СПС «КонсультантПлюс».

2. Блинкова Е.В. Оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике // СПС «КонсультантПлюс».

3. Брагинский М.И. Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. Договоры о передаче имущества. М.: «Статут». 2000. С.800.

4. Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С.800.

5. Гончарова Е.В. Договор энергоснабжения в системе гражданско-правовых договоров // СПС «КонсультантПлюс».

6. Ерина Е.Н. Новые тенденции в развитии законодательного регулирования электроэнергетики // СПС «КонсультантПлюс».

7. Зайченко Н. Значение предмета договора энергоснабжения для правового регулирования обязательств в электроэнергетике // СПС «КонсультантПлюс».

8. Запруднов А. Договор оказания услуг по передаче электрической энергии в российском гражданском праве // СПС «КонсультантПлюс».

9. Запруднов А. Заключение, изменение и расторжение договора оказания услуг по передаче электрической энергии: актуальные проблемы теории и судебной практики // СПС «КонсультантПлюс».

10. Матиящук С.В. Понятие, правовая природа и отличительные признаки договора электроснабжения // СПС «КонсультантПлюс».

11. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об электроэнергетике» / Кол. авт.; под общ. ред. В.Ю. Синюгина. М.: ЗАО ФИД «Деловой экспресс». 2003. С. 312.

12. Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике // СПС «КонсультантПлюс».

13. Тоуви К. Последние изменения на электроэнергетических рынках Великобритании // Вести в электроэнергетике. 2005. N 5. С. 40-47.

14. Трунин А.А., Мельников Н.Е., Бычкова Е.И. Споры о понуждении к заключению договоров поставки электроэнергии // СПС «КонсультантПлюс».


[1] СЗ РФ. 1997. №18. Ст. 2132; 2001. № 31. Ст. 3235.

[2] Архипченко А.Ю. Организационная структура электроэнергетики России: итоги реформирования // СПС «КонсультантПлюс».

[3] Архипченко А.Ю. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[4] СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 3032; 2005. № 7. Ст. 560.

[5] СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1177; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 37; 2006. № 52 (часть 1). Ст. 5498; 2007. № 45. Ст. 5427; 2008. № 29 (часть 1). Ст. 3418; № 52 (часть 1). Ст. 6236.

[6] СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1178; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 4; 2006. № 17 (часть 1). Ст. 1783; 2007. № 7. Ст. 834; № 41. Ст. 4848; № 45. Ст. 5427.

[7] СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410, 411; № 34. Ст. 4025; 1997. № 43. Ст. 4903; № 52. Ст. 5930; 1999. № 51. Ст. 6288; 2001. № 49. Ст. 4553; 2002. № 48. Ст. 4737; 2003. № 2. Ст. 160, 167; № 13. Ст. 1179; № 46 (часть 1). Ст. 1080; № 19. Ст. 1752; № 30 (часть 1). Ст. 3100; 2007. № 1 (часть 1). Ст. 21. № 5. Ст. 558; № 17. Ст. 1929; № 27. Ст. 3213; № 31. Ст. 3993; № 41. Ст. 4845; № 44. Ст. 5282; № 45. Ст. 5428; № 49. Ст. 6048; № 50. Ст. 6247; 2008. № 17. Ст. 1756; № 29 (часть 1). Ст. 3418; № 52. Ст. 6235; 2009. № 1. Ст. 16; № 15. Ст. 1778; № 29. Ст. 3582 Рос. газ. 2006. № 25. 8 февраля; Экономика и жизнь. 2002. № 16. С .73.

[8] СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2956; 1999. № 22. Ст. 2672; 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3423; 2002. № 12. Ст. 1093; № 45. Ст. 4436; 2003. № 9. Ст. 805; 2004. № 11. Ст. 913; № 15. Ст. 1343; № 49. Ст. 4852; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 18; 2006. № 1. Ст. 5; № 1. Ст. 19; № 2. Ст. 172; № 31 (часть 1). Ст. 3437; № 31 (часть 1). Ст. 3445; № 31 (часть 1). Ст. 3454; № 52 (часть 1). Ст. 5497; 2007. № 7. Ст. 834; № 31. Ст. 4016; № 49. Ст. 6079; 2008. № 18. Ст. 1941; № 42. С. 4698; № 44. Ст. 4981; 2009. №1. Ст. 14; № 1. Ст. 23; № 19. Ст. 2279; № 23. Ст. 2770; № 29. Ст. 3618.

[9] СЗ РФ. 1995. № 34. Ст. 3426; 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3429; 2002. № 1 (часть 1). Ст. 2; 2003. № 2. Ст. 168; № 13. Ст. 1181; 2004. № 27. Ст. 2711; 2006. № 1. Ст. 10; № 19. Ст. 2063; 2007. № 1 (часть 1). Ст. 21; № 43. Ст. 5084; № 46. Ст. 5557; 2008. № 52 (часть 1). Ст. 6236.

[10] СЗ РФ. 2002. №43. Ст. 4190; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 18; № 1 (часть 1). Ст. 46; № 44. Ст. 4471; 2006. № 30. Ст. 3292; № 52 (часть 1). Ст. 5497; 2007. № 7. Ст. 834; № 18. Ст. 2117; № 30. Ст. 3753; № 30. Ст. 3754; № 41. Ст. 4845; № 48 (часть 2). Ст. 5814; № 49. Ст. 6078; № 49. Ст. 6079; 2008. № 30 (часть 2). Ст. 3616; № 49. Ст. 5748; 2009. № 1. Ст. 4; № 1. Ст. 14; № 18 (часть 1). Ст. 2153; № 29. Ст. 3582; № 29. Ст. 3632.

[11] СЗ РФ. 1995. № 16. Ст. 1316; 1999. № 7. Ст. 880; 2003. № 2. Ст. 158; № 13. Ст. 1180; № 28. Ст. 2894; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1 (часть 1). Ст. 37; № 49. Ст. 5125; 2005. № 52 (часть 1). Ст. 5597; 2006. № 1. Ст. 10; 2007. № 43. Ст. 5084; № 45. Ст. 5427; 2008. № 52 (часть 1). Ст. 6236. (Утрачивает силу со дня вступления в силу в полном объеме ФЗ «Об электроэнергетике»).

[12] СЗ РФ. 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3430; 2002. №11. Ст. 1020; №12. Ст. 1093; №50. Ст. 4925; 2003. №2. Ст. 169; №9. Ст. 805; № 11. Ст. 956; № 13. Ст. 1178; № 52 (часть 1). Ст. 5037; 2004. № 45. С. 4377; 2005. № 13. Ст. 1078; № 27. Ст. 2719; 2006. № 1. Ст. 1; № 31 (часть 1). Ст. 3455; № 50. Ст. 5279; 2007. № 1 (часть 1). Ст. 7; № 1 (часть 1). Ст. 15; № 7. Ст. 834; № 30. Ст. 3748; № 30. Ст. 3749; № 30. Ст. 3750; № 45. Ст. 5427; № 46. Ст. 5554; № 49. Ст. 6079; № 50. Ст. 6247; 2008. № 18. Ст. 1944; № 29 (часть 1). Ст. 3413; № 30 (часть 1). Ст. 3604; № 30 (часть 2). Ст. 3616; 2009. № 1. Ст. 15; 2009. № 1. Ст. 17. № 29. Ст. 3614.

[13] СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1551; 2003. № 14. Ст. 1255; 2006. № 52 (часть 1). Ст. 5498; 2008. № 30 (часть 2). Ст. 3616; 2009. № 1. Ст. 17; № 1. Ст. 21.

[14] Архипченко А.Ю. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[15] Архипченко А.Ю. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[16] Гончарова Е.В. Договор энергоснабжения в системе гражданско-правовых договоров // СПС «КонсультантПлюс».

[17] Зайченко Н. Значение предмета договора энергоснабжения для правового регулирования обязательств в электроэнергетике // СПС «КонсультантПлюс».

[18] СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1179.

[19] Матиящук С.В. Понятие, правовая природа и отличительные признаки договора электроснабжения // СПС «КонсультантПлюс».

[20] Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике // СПС «КонсультантПлюс».

[21] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 349-350. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

[22] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 350. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

[23] Там же. С. 351.

[24] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 351. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

[25] Матиящук С.В. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[26] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 352. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

[27] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[28] СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 858.

[29] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[30] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[31] http://www.bellona.ru/Casefiles/energy

[32] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[33] Тоуви К. Последние изменения на электроэнергетических рынках Великобритании // Вести в электроэнергетике. 2005. N 5. С. 40.

[34] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[35] См.: Распоряжение Президента РФ от 7 января 2001 г. № 8-рп «О составе рабочей группы Президиума Государственного совета Российской Федерации по вопросам реформирования электроэнергетики» // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 170. (Утратил силу с 25 октября 2004 г. в связи с изданием Указа Президента РФ от 25 октября 2004 г. № 1354 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации»).

[36] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[37] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[38] СЗ РФ. 1997. № 34. Ст. 3970; 1998. № 22. Ст. 2466; 2003. № 33. Ст. 3270.

[39] СЗ РФ. 2003. № 36. Ст. 3531; 2009. № 25. Ст. 3111.

[40] Ерина Е.Н. Новые тенденции в развитии законодательного регулирования электроэнергетики // СПС «КонсультантПлюс».

[41] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[42] СЗ РФ. 2007. № 45. Ст. 5427.

[43] СЗ РФ. 2003. № 44. Ст. 4312; 2005. № 7. Ст. 560; № 8. Ст. 658; №17. Ст. 1554; № 43. Ст. 4401; № 46. Ст. 4677; № 47. Ст. 4930; 2006. № 36. Ст. 3835; 2007. № 1 (часть 2). Ст. 282; № 16. Ст. 1909; 2008. № 2. Ст. 84; № 3. Ст. 182; № 27. Ст. 3285; 2009. № 9. Ст. 1103; № 23. Ст. 2822; № 32. Ст. 4040; № 38. Ст. 4479.

[44] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[45] Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об электроэнергетике» / Под общ. ред. В.Ю. Синюгина. С. 223.

[46] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[47] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[48] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[49] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[50] Там же.

[51] Брагинский М.И. Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. Договоры о передаче имущества. М.: «Статут». 2000. С. 140.

[52] Запруднов А. Договор оказания услуг по передаче электрической энергии в российском гражданском праве // СПС «КонсультантПлюс».

[53] Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. № 861 «Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правилнедискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям» // СЗ РФ. 2004. № 52 (часть 2). Ст. 5525; 2006. № 37. Ст. 3876; 2007. № 14. Ст. 1687; № 31. Ст. 4100; 2009. № 9. Ст. 1103; № 8. Ст. 979; № 17. Ст. 2088; № 25. Ст. 3073.

[54] Запруднов А. Заключение, изменение и расторжение договора оказания услуг по передаче электрической энергии: актуальные проблемы теории и судебной практики // СПС «КонсультантПлюс».

[55] Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 марта 2007 г. № А78-5891/2006-С1-6/209-Ф02-1438/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

[56] Запруднов А. Заключение, изменение и расторжение договора оказания услуг по передаче электрической энергии: актуальные проблемы теории и судебной практики // СПС «КонсультантПлюс».

[57] Блинкова Е.В. Оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике // СПС «КонсультантПлюс».

[58] Постановление Девятого Арбитражного суда от 15 ноября 2005 г. № 09АП-11950/05-ГК // СПС «КонсультантПлюс».

[59] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[60] СЗ РФ. 2008. № 27. Ст. 3285.

[61] СЗ РФ. 2009. № 32. Ст. 4040.

[62] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[63] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 356-357. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

[64] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 357. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

[65] СЗ РФ. 2004. № 9. Ст. 791; 2005. №1 (часть 2). Ст. 130; № 43. Ст. 4401; № 47. Ст. 4930; №51. Ст. 5526; 2006. № 23. Ст. 2522; № 36. Ст. 3835; № 37. Ст. 3876; 2007. № 1 (часть 2). Ст. 282; № 14. Ст. 1687; №16. Ст. 1909; 2008. № 2. Ст. 84; №25. Ст. 2989; № 27. Ст. 3285; 2009. № 8. Ст. 980; № 8. Ст. 981; № 8. Ст. 982; № 12. Ст. 1429; № 25. Ст. 3073; № 26. Ст. 3188; № 32. Ст. 4040; № 38. Ст. 4479; № 38. Ст. 4494.

[66] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[67] Свирков С.А. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс».

[68] Трунин А.А., Мельников Н.Е., Бычкова Е.И. Споры о понуждении к заключению договоров поставки электроэнергии // СПС «КонсультантПлюс».

[69] СПС «КонсультантПлюс».

[70] СПС «КонсультантПлюс».

[71] СПС «КонсультантПлюс».

[72] СПС «КонсультантПлюс».

[73] СЗ РФ. 2006. № 37. Ст. 3876; 2007. № 30. Ст. 3940; 2008. №2. Ст. 84; № 3. Ст. 182; № 27. Ст. 3285; 2009. № 12. Ст. 1441; № 20. Ст. 2475; № 25. Ст. 3073.

[74] СПС «КонсультантПлюс».

[75] СПС «КонсультантПлюс».

[76] СПС «КонсультантПлюс».

[77] Гражданское право. В 4-х томах. Том III. Обязательственное право. Учебник. 3-е издание, перер. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова – М.: «Волтерс Клувер». 2006. С. 352. (автор соответствующей главы – В.В. Витрянский).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий