регистрация / вход

Колонии-поселения как вид исправительных учреждений, исполняющих наказания в Республике Казахстан

Регламентация деятельности и социально-правовая сущность колоний-поселений как вида исправительных учреждений в казахстанском праве. Средства обеспечения режима в колониях, организация воспитательного процесса среди осуждённых и их трудовое использование.

Министерство юстиции Республики Казахстан

Комитет уголовно-исполнительной системы

Академия

Кафедра: уголовно-исполнительного права и организации исполнения наказания

Магистерская диссертация

Колонии-поселения как вид исправительных учреждений, исполняющих наказания в Республике Казахстан

на соискание академической степени магистра

по специальности 6M030300 – "Правоохранительная деятельность"

Мухлыгина Татьяна Викторовна

Научный руководитель:

кандидат юридических наук

Байзакова Г.М.

Костанай

2011


СОДЕРЖАНИЕ

Перечень сокращений и условных обозначений

Введение

Глава 1. Регламентация деятельности колоний-поселений как вида исправительных учреждений в казахстанском праве и его социально-правовая сущность

1.1 Колонии-поселения как вид исправительных учреждений в истории законодательства

1.2 Правовая природа колоний поселений и их место в системе исправительных учреждений

1.3 Нормативно-правовые основы исполнения наказания в колониях-поселениях

Глава 2. Проблемы исполнения и отбытия наказания в виде лишения свободы в колониях-поселениях

2.1 Режим в колониях-поселениях и средства его обеспечения

2.2 Организация воспитательного процесса среди осуждённых в колониях-поселениях

2.3 Трудовое использование лиц, содержащихся в колониях- оселениях

Заключение

Список использованных источников

Приложения


Перечень сокращений и условных обозначений

ГУМЗ – Главное управление мест заключения

ИТК – исправительно-трудовая колония

ИТЛ – Исправительно-трудовой лагерь

ИТУ – исправительно-трудовое учреждение

ИУ – исправительное учреждение

КАССР – Казахская Автономная Советская Социалистическая Республика

КирЦИК – Киргизский центральный избирательный комитет

КП – колония-поселение

КУИС – Комитет уголовно-исполнительной системы

МЮ – Министерство юстиции

НКЮ – Народный комиссариат юстиции

НКВД – Народный комиссариат внутренних дел

ООН – Организация Объединенных Наций

п. – пункт

РККА – Рабоче-Крестьянская Красная Армия

РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

РФ – Российская Федерация

СМ – Совет министров

СНК – Совет народных комиссаров

СССР – Союз Советских Социалистических Республик

ст. – статья

ст.ст. – статьи

ТК – Трудовой кодекс

УИК – Уголовно-исполнительный кодекс

УИС – уголовно-исполнительная система

УИТЛК – Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний

УК – Уголовный кодекс

ЦК КПСС – Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союза

ч. – часть

€ – (euro) официальная валюта стран Европейского союза


Введение

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена тем, что преступности представляет собой одну из самых острых и сложных социальных проблем современного казахстанского общества. Важнейшее место в борьбе с преступностью отводится исправительным учреждениям, поскольку от эффективности их работы во многом зависит состояние рецидивной преступности, которая в настоящее время остается высокой. В этой связи необходимо отметить, что в сфере исполнения наказаний, связанных с изоляцией от общества, имеется немало нерешенных проблем, но прежде всего это касается наказания в виде лишения свободы.

С одной стороны, законодатель, реагируя на рост преступности, увеличивает сроки лишения свободы по многим составам преступлений. С другой стороны, отрицательными последствиями исполнения наказания в виде лишения свободы являются снижение, а иногда и полное прекращение социально полезных связей осужденного с обществом и глубокие, подчас необратимые изменения, происходящие в личности осужденного. Однако ни сегодня, ни в обозримом будущем общество не сможет обойтись без применения этого вида уголовного наказания.

Поэтому актуальной становится задача нейтрализации негативных последствий лишения свободы или его замены иными, альтернативными мерами исправительного воздействия. К числу таких мер и относится наказание в виде лишения свободы, исполняемое в колониях-поселениях.

Несмотря на наличие достаточно широкой нормативно-правовой базы, регламентирующей исполнение наказания в виде лишения свободы, нельзя не обратить внимание на разрозненность и зачастую противоречивость различных ведомственных положений, касающихся деятельности колоний-поселений.

В основном, правовые акты не учитывают особенности работы с осужденными в данном виде исправительного учреждения, такие, как режим содержания, не предусматривающий полную изоляцию осужденного от общества, разнородность контингента, отбывающего наказание в колонии-поселении, что в особенности касается учреждений для положительно характеризующихся осужденных, переведенных из исправительных учреждений с более строгим режимом содержания, и другие.

При этом наблюдается недостаточная степень правовой регламентации отдельных сфер работы с осужденными в условиях колонии-поселения.

Анализ нормативных правовых актов, призванных регулировать деятельность администрации учреждения, показал, что существующие нормы охватывают вопросы работы колонии-поселения лишь поверхностно, а некоторые из существующих положений и образцов документов можно признать морально и юридически устаревшими.

Подобные правовые условия, бесспорно, влекут за собой возникновение трудностей в практической деятельности сотрудников колоний-поселений во многих ее направлениях, возникновение благоприятной среды для нарушения прав осужденных, других граждан, коррупционных проявлений.

Также возникают вопросы по поводу правомерности создания одинаковых условий содержания в колониях-поселениях разных видов, в частности, для лиц, переведенных в колонии-поселения из колоний общего и строгого режима, и для лиц, осужденных за преступления, совершенные по неосторожности, а также для лиц, осужденных к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавших лишение свободы. Нужно учитывать то, что указанные категории лиц имеют различную степень общественной опасности. Можно еще отметить, что в уголовно-исполнительном законодательстве отсутствует нормативное закрепление понятия "территория колонии-поселения", что вызывает значительные различия в понимании его субъектами уголовно-исполнительной системы. Имеются пробелы в правовом регулировании статуса осужденных, проживающих с семьями, поскольку весьма сложно отделить права и обязанности осужденного от прав и обязанностей членов его семьи в нерабочее время или время, свободное от выполнения соответствующих обязательств. Нет четкости и в вопросах о правомочиях администрации колонии-поселения по обеспечению надзора за данной категорией осужденных. Серьезные вопросы возникают в правовом регулировании и организации трудоиспользования лиц, отбывающих наказание в колониях-поселениях. Это только часть проблем исполнения наказания в колониях-поселениях, которые нуждаются в своем решении. К этому можно добавить и недостаточное внимание к использованию исторического опыта советского законодателства в регулировании вопросов функционирования колоний-поселений. Такого рода уголовно-правовые и уголовно-исполнительные аспекты деятельности колоний-поселений требуют своего изучения, поскольку иначе невозможно добиться необходимой эффективности деятельности этого вида исправительных учреждений как одного из средств сдерживания преступности. Вышеуказанные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Теоретическую основу настоящего исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых-юристов, прежде всего, в области уголовно-исполнительного права, а также практических работников.

Общетеоретической базой работы послужили труды ученых прошлого и настоящего периодов времени: В.М. Анисимкова, 3.А. Астемирова, С.В. Бажанова, И.М. Гальперина, С.И. Дементьева, В.В. Егорова, И.И. Карпеца, Ю.А.Кашубы, И.Я. Козаченко, М.А. Кириллова, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, A.B. Наумова, И.С. Ноя, С.С. Остроумова, В.Б. Писарева, С. В. Познышева, Л.П. Рассказова, 3.М. Сайфутдинова, Н.Д. Сергиевского, В. И. Селиверстова, Н.А. Стручкова, Ю.М. Ткачевского, И.В. Шмарова и др. Изложенные в этих работах научные взгляды послужили концептуальной и методологической основой при изучении проблем диссертационного исследования. Достойный вклад в разработку уголовно-правовых и уголовно-исполнительных аспектов функционирования колоний-поселений внесли Н.Ф. Аблизин, А.В. Бриллиантов, Н.А. Беляев, Р.А. Дьяченко, В.К. Дуюнов, А.С. Михлин, П.М. Малин, М.П. Мелентьев, А.Е. Наташев, А.А. Рябинин, С.А. Рожков, М.Д. Шаргородский, В.Е. Южанин и др.

По данной и смежной проблематике имеется ряд диссертационных исследований: Н.Ф. Аблизин "Исправительно-трудовая колония-поселение" (М., 1966); С.Я. Фаренюк "Исправительно-трудовая колония-поселение для лиц, совершивших умышленные преступления (организационно-правовые вопросы)" (Киев, 1989); В.В. Геранин "Правовое положение осужденных, отбывающих наказание в исправительно-трудовых колониях-поселениях" (М., 1990); М.А. Кириллов "Правовое регулирование и организация функционирования исправительно-трудовых колоний-поселений" (М., 1995).

Фрагментарно исследования в формировании правовой политики в системе исполнения уголовных наказаний осуществляли видные отечественные правоведы: С.Ж. Жорабеков, А.Н. Агыбаев, Е. Алаухан, У.С. Джекебаев, Е.И. Каиржанов, Р.Т. Нуртаев, Г.Ф. Поленов, И.Ш. Борчашвили, Д.С. Чукмаитов, М. Сарсенбаев, М.А. Аюбаев, С. Козыбаев и др.

На сегодняшний день отсутствуют монографические работы, посвященные комплексному исследованию проблем функционирования колоний-поселений, учитывающие социально-экономические реалии современного Казахстана, которые, как известно, претерпели кардинальные изменения, а также основанные на ныне действующем уголовном законодательстве. Недостаточно освещены в данном контексте историко-правовые аспекты развития колоний-поселений. В настоящей диссертации предпринята попытка определенным образом восполнить этот и иные пробелы.

Объект исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе организации исполнения наказаний в колониях-поселениях уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан , а также закономерности, обусловившие возникновение, становление, развитие колоний-поселений как вида исправительных учреждений.

Предметом исследования являются нормы уголовного, уголовно-исполнительного законодательства, регламентирующие вопросы деятельности колоний-поселений, а также теоретические положения по организации деятельности и условиям функционирования колоний-поселений.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является научный анализ и обобщение практики функционирования колоний-поселений, а также разработка на этой основе предложений и рекомендаций по повышению эффективности функционирования колоний-поселений.

Содержание указанной цели определяет следующие задачи диссертационной работы:

- выявить исторические предпосылки создания и развития колоний-поселений;

- провести анализ тенденций развития правового регулирования деятельности колоний-поселений и отражение его современного состояния;

- определить место колоний-поселений в системе исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы;

- исследовать и определить правовую природу колоний-поселений;

- определить и систематизировать нормативно-правовые основы исполнения наказания в колонии-поселении;

- выявить основные проблемы исполнения наказания в отношении лиц, отбывающих наказание в колониях-поселениях, и внести авторские варианты их решения;

- проанализировать состояние режима в колониях-поселениях и средств его обеспечения;

- внести предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего деятельность уголовно-исполнительной системы по организации деятельности колоний-поселений;

- выработать конкретные рекомендации по эффективной реализации правовых норм, регламентирующих организацию отбывания уголовного наказания в условиях колонии-поселения;

- разработать методы совершенствования деятельности уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан по организации отбывания уголовного наказания в условиях колонии-поселения.

Методологическая основа и методы исследования. Методологической основой диссертационного исследования является система философских знаний, представляющая собой совокупность положений теории уголовного, уголовно-исполнительного права, уголовно-исполнительной деятельности, криминологии, их методологические и концептуальные принципы.

В процессе работы применялись следующие методы исследования: формально-логический, исторический, сравнительно-правовой, статистический и другие научные методы.

Нормативная правовая основа исследования включает Конституцию Республики Казахстан, конституционное, уголовное, уголовно-исполнительное, уголовно-процессуальное законодательства, законы и подзаконные нормативные правовые акты, имеющие отношение к теме исследования.

В качестве теоретических источников в диссертации использованы труды отечественных и зарубежных авторов в области уголовного и уголовно-исполнительного права, криминологии, педагогики, психологии, социологии и других наук.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Нормативные правовые акты, составляющие правовую основу деятельности колоний-поселений, не учитывают особенности работы с осужденными в данном виде исправительных учреждений, такие как: режим содержания, не предусматривающий полную изоляцию осужденного от общества; разнородность контингента, отбывающего наказание в колонии-поселении, что в особенности касается учреждений для положительно характеризующихся осужденных, переведенных из исправительных учреждений с более строгим режимом содержания, и др. Кроме того, наблюдается недостаточная степень правовой регламентации отдельных сфер работы с осужденными в условиях колонии-поселения.

В связи с этим и в виду специфики исполнения наказания и ярко выраженных отличий в организации работы колонии-поселения от деятельности исправительных учреждений общего, строгого и особого режимов отбывания наказания, тюрьмы и следственных изоляторов, существует необходимость разработки отдельной Инструкции по организации деятельности колонии-поселения.

2. Основываясь на существующих и обоснованных мнениях, а также личных умозаключениях, обоснован вывод о том, что отбытие осужденными наказания в условиях колонии-поселении не является формой отбытия уголовного наказания в виде лишения свободы, а колонии-поселения не являются исправительными учреждениями, исполняющими наказание в виде лишения свободы.

3. Следует пересмотреть критерии, предъявляемые к осужденным для перевода в колонию-поселение с более строгих видов режима содержания.

В частности, нецелесообразно наделять правом перевода в колонию-поселение следующие категории осужденных:

1) имеющих большие сроки отбывания наказания, назначенные судом;

2) имеющих большие непогашенные иски;

3) к которым по решению суда было применено принудительное лечение от алкоголизма, наркомании, токсикомании;

4) осужденных за преступления, совершенные в состоянии алкогольного, наркотического, токсикоманического опьянения;

5) иностранцев;

6) не имеющих определенного места жительства;

7) страдающих различными психическими расстройствами;

8) пенсионного возраста;

9) инвалидов;

10) не имеющих каких-либо рабочих специальностей.

Данные ограничения на перевод будут способствовать упрочнению дисциплины в колонии-поселении (в том числе, трудовой), облегчению розыска осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания.

4. Часть 4 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан необходимо изложить в следующей редакции: "4. Осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены:

из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом;

из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима;

из исправительных колоний общего, строгого и особого режимов в тюрьму на срок не свыше трех лет с отбыванием оставшегося срока наказания в исправительной колонии того вида режима, откуда они были направлены в тюрьму.

Осужденные, не являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, подлежат переводу из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом, а для осужденных, направленных в колонию-поселение по приговору суда, в исправительную колонию общего режима, на основании заявления о таком переводе."

5. Представляется целесообразным дополнить положения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 148 следующим Перечнем предметов, запрещенных к продаже и использованию осужденными в колонии-поселении:

1. Предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота.

2. Все виды огнестрельного и холодного оружия.

3. Транспортные средства.

4. Взрывчатые, отравляющие и пожароопасные вещества.

5. Все виды алкогольных напитков, пиво.

6. Духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе.

7. Наркотикосодержащие лекарственные средства и препараты.

8. Пишущие машинки, множительные аппараты.

9. Игральные карты.

10. Фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, видео- кинокамеры.

11. Топографические карты, компасы.

12. Военная и другая форменная одежда, принадлежности к ней.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы при внесении изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство для более детальной регламентации функционирования колоний-поселений в целях повышения его эффективности. Кроме того, полученные выводы можно использовать в дальнейших теоретических исследованиях деятельности колоний-поселений. Практическая значимость диссертационного исследования состоит в разработке предложений и рекомендаций, реализация которых в деятельности судов и органов, исполняющих наказания, позволит повысить эффективность функционирования колоний-поселений. Предложения и выводы диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке учебных и практических пособий по уголовному и уголовно-исполнительному праву, а также при разработке научно-методических материалов для практических работников уголовно-исполнительной системы.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были представлены на международной научно-практической конференции молодых учёных, адъюнктов, магистрантов, слушателей и студентов "Актуальные проблемы юридических и гуманитарных наук в Республике Казахстан" (г. Костанай), международной научно-практической конференции "Перспективы развития национального законодательства Республики Казахстан в свете правовой политики на 2010-2020 годы (г. Караганда), на второй международной научно-практической конференции "Современная правовая политика: проблемы и тенденции её развития" (г. Павлодар).

Результаты проведенного исследования обсуждались на кафедре уголовно-исполнительного права и организации исполнения наказаний Академии Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, нашли свое отражение в 3-х (трех) публикациях автора, внедрены и используются в научно-исследовательской деятельности Академии Комитета УИС МЮ Республики Казахстан.

Объем и структура диссертации. Диссертация выполнена в объеме, соответствующем предъявляемым к ней требованиям. Структура работы определена целями и задачами исследования.

Диссертация состоит из введения, двух разделов, шести подразделов, заключения, списка использованных источников и приложений.


Глава 1. Регламентация деятельности колоний-поселений как вида исправительных учреждений в казахстанском праве и его социально-правовая сущность

1.1 Колонии-поселения как вид исправительных учреждений в истории законодательства

Определение и уяснение состояния и ближайших перспектив развития теории и практики управления уголовно-исполнительной системой в Республике Казахстан является необходимым условием ее эффективного функционирования, ее звеньев и имеет не только теоретическую, но и практическую значимость. Понять организацию деятельности колоний-поселений в современный период невозможно, не зная истории их появления и эволюции.

Составной и неотъемлемой частью истории Казахстана является опыт суверенного правового строительства, в том числе организации и деятельности уголовно-исполнительной системы, осуществляющей функцию государства по реализации уголовной ответственности и восстановлению социальной справедливости.

Своими корнями УИС Казахстана уходит в далекое прошлое. Вероятно, с момента совершения первого правонарушения, серьезного преступления возникла естественная необходимость, с одной стороны, в справедливом наказании преступника, с другой, - в профилактике преступлений, что обусловливалось элементарными нормами человеческого общежития и социального поведения, законами выживания людей.

В Казахстане тюрьмы стали строиться уже в конце ХVIII века. Так, Семипалатинская тюрьма была введена в эксплуатацию в 1773 г., Уральская тюрьма - в 1858 г. и т.д. До строительства тюрем арестанты содержались в армейских гауптвахтах, в которых условия содержания были крайне тяжелыми.

Положение дел в тюрьмах Российской империи не изменилось ни в XVIII, ни в XIХ столетиях. Одной из причин их неудовлетворительного состояния являлось то, что целью наказания считались возмездие и устрашение. Именно поэтому в царской России на рубеже ХХ века не было спроса на пенитенциарные знания, не сформировалась пенитенциарная наука, не развивалась законодательная основа деятельности мест заключения. Другой причиной плохого состояния тюрем являлся постоянный рост численности заключенных, вследствие негативных социально-экономических изменений в государстве.

На территории Казахстана к началу ХХ века функционировали 20 тюрем со значительным количеством заключенных. Так, в тюрьмах Тургайской области, рассчитанных на 300-350 мест, в 1915 г. содержалось в 9-10 раз больше заключенных. В Верненской тюрьме в 1905 г. содержались 7708 человек, а в 1907 г. численность заключенных составляла 17063 человека. Тюрьмы не были пригодны для решения задач исправления заключенных, поскольку в них окончательно сформировался мир преступников, с присущими им традициями и обычаями. К началу ХХ в., несмотря на реформирование системы, тюрьмы оставались единственным местом изоляции преступников и отбывания наказания лиц, осужденных за контрреволюционные и уголовные преступления.

С установлением советской власти исправительно-трудовые учреждения были переданы в ведение Народного комиссариата юстиции РСФСР, при котором было создано Главное управление местами заключения, переименованное в мае 1918 г. в карательный отдел, который в 1919 г. был переименован в Центральный карательный отдел.

Первейшей задачей органов НКЮ РСФСР была ликвидация дореволюционной тюремной системы и проведение широкой реформы карательных учреждений путем внедрения в практику работы новых методов воздействия на осужденных. Так, Постановлением НКЮ РСФСР от 24 января 1918 г. "О тюремных рабочих командах" было предложено организовать в тюрьмах рабочие команды из числа трудоспособных заключенных для производства необходимых государственных работ. Этот нормативный акт положил начало одному из основных средств перевоспитания осужденных – общественно полезному труду.

23 июля 1918 г. была утверждена Временная инструкция "О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового", ставшая первым нормативным актом, устанавливавшим систему мест заключения и определявшим порядок содержания осужденных. Устанавливались пять видов ИТУ: общие места заключения (тюрьмы), реформатории, земледельческие колонии, испытательные заведения с ослабленным режимом, лечебные заведения для психически больных и тюремные больницы. Подчеркивалось, что исправительно-трудовой характер лишения свободы обязательно связан с принудительным трудом осужденных. В стране были созданы десятки исправительно-трудовых колоний с различным производством.

15 ноября 1920 г. Постановлением НКЮ РСФСР было утверждено "Положение об общих местах заключения". Это был уже фундаментальный нормативный акт, который устанавливал четкую систему отбывания наказания. Положением предусматривалось содержание осужденных в тюрьмах и ИТК с учетом социальной опасности и поведения в местах заключения. Все они первоначально делились на три категории по характеру и тяжести совершенного преступления с раздельным содержанием каждой категории. Осужденные, в свою очередь, делились на три разряда – испытуемые, исправляющиеся и образцовые.

В первые годы советской власти перед ИТУ ставилась важная и гуманная цель – исправление и приспособление преступников к труду, уважению законов. Эта задача была отражена в Декрете СНК РСФСР от 21 марта 1921 г. "О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения", где отмечалось, что лишение свободы имеет своей целью: поставить осужденных преступников в условия, не позволяющие им причинять вред обществу; предоставить им возможность исправления и приспособления к трудовой жизни.

Наряду с общими местами лишения свободы, находившимися в ведении НКЮ РСФСР, существовали места заключения, подведомственные НКВД и ВЧК, именовавшиеся концентрационными лагерями или лагерями принудительных работ, где содержались осужденные за контрреволюционные преступления и особо опасные уголовные преступники. К этому времени было упорядочено и содержание осужденных несовершеннолетних в специально созданных для них трудовых домах.

К началу 1921 г. в республике существовало три вида мест заключения, каждый из которых находился в разных ведомствах: дома лишения свободы с подчинением губюстам, концентрационные лагеря при Главном управлении принудительных работ НКВД и арестные дома, находившиеся в ведении органов милиции. Совнарком республики Декретом от 24 марта 1921 г. упразднил Главное управление принудительных работ НКВД и принял решение о передаче концентрационных лагерей и арестных домов в ГУМЗ в составе Наркомюста республики.

К этому времени в Казахстане насчитывалось 24 места лишения свободы, в том числе концлагеря и 1 сельхозколония. Общая численность заключенных в 1921 г. составляла 8305 человек. КирЦИК декретом от 30 марта 1922 г. упразднил концлагеря, преобразовав их в дома принудительных работ. Постановлением СНК РСФСР от 23 июня 1922 г. все места лишения свободы были переданы из ведения НКЮ в НКВД. В 1924 г. для руководства ИТУ в составе НКВД КАССР был создан Отдел мест заключения.

В том же году вышел в свет первый Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, установивший единую систему деятельности ИТУ. Главной задачей ИТУ являлось приспособление преступника к условиям советского общежития путем исправительно-трудового воздействия, соединенного с лишением свободы. Устанавливалось пять видов мест содержания: дома заключения; исправительно-трудовые дома, в том числе для несовершеннолетних правонарушителей, и отдельные - для правонарушителей из рабоче-крестьянской молодежи; трудовые колонии – сельскохозяйственные, ремесленные, фабричные; изоляторы спецназначения; переходные исправительно-трудовые дома. Учреждались колонии для содержания психически неуравновешенных, туберкулезных и других больных заключенных. Осужденные подразделялась на три категории: подлежащие лишению свободы со строгой изоляцией; профессиональные преступники; все остальные заключенные. Устанавливалось три разряда – начальный, средний и высший, в которые зачислялись осужденные с учетом их поведения в заключении и после отбытия срока наказания. Из высшего разряда осужденные, показавшие свое исправление, переводились в переходные исправительно-трудовые дома, где они на полусвободном режиме готовились к освобождению.

Декретом ВЦИК СНК РСФСР от 23 марта 1925 г. был утвержден Устав службы в местах заключения, которым устанавливались строгая структура служебных аппаратов и положение сотрудников ИТУ, их обязанности, права и льготы. В период с 1926–1930 гг. в республике действовали в основном два вида мест лишения свободы: дома заключенных и исправительно-трудовые дома. При этом осужденные содержались преимущественно в исправтруддомах. При исправтруддомах были отделения переходного исправления. В г. Уральске действовал изолятор специального назначения, в котором содержались наиболее социально опасные преступники. В 1926 г. функционировал краевой дом для несовершеннолетних правонарушителей в г. Казалинске. В 1927 г. была создана первая в республике Алма-Атинская сельскохозяйственная колония. В республике в 1927 г. насчитывалось всего 34 ИТУ разных типов. Многие заключенные использовались на сельхозработах в подсобных хозяйствах исправтруддомов. Положительно проявившим себя в местах лишения свободы предоставлялись отпуска домой для участия в полевых работах. По возвращении они представляли справку из местных Советов о выполненной работе и отзыв о поведении во время отпуска. Заключенные, отслужившие в рядах РККА, осужденные за малозначительные преступления, привлекались на самоохрану. Их назначали на должности стрелков, выдавали оружие, они несли службу по охране ИТУ и конвоированию заключенных.

Следует отметить, что основной акцент государства в сфере исполнения наказаний и функционирования ИТУ Казахстана в этот период и последующие годы делался на экономическую составляющую деятельности ИТУ. Это, в свою очередь, было связано с широкомасштабными кампаниями, которые проводило советское государство в 20-60-е годы ХХ века. По сути, экономическое развитие страны зиждилось на титаническом труде, прежде всего, местного населения республики, депортированных в Казахстан народов, эвакуированного населения и огромной армии заключенных.

Существенные изменения в деятельности ИТУ наступили в 1930-е годы. В это время ставилась задача полного трудоустройства всех осужденных и достижения самоокупаемости исправтруддомов.

В 1931 г. произошли изменения и в материальном положении работников ИТУ. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР №630 в 1931 г. был утвержден Закон, приравнивавший работников ИТУ по правовому и материальному положению к военнослужащим РККА; на них распространился Устав Красной Армии. Был установлен порядок ношения форменной одежды и определены знаки различия.

В последующие годы шел процесс создания в республике исправительно-трудовых колоний, где содержались правонарушители из среды трудящихся, не требующих строгой изоляции. Создание колоний позволяло полностью отделить осужденных за малозначительные преступления от опасных уголовных преступников. В них допускалось широкое использование осужденных на бесконвойных работах.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 августа 1933 г. был утвержден новый Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. Основными мерами исправления преступников стали обязательный (принудительный) труд, режим и политико-воспитательная работа. Устанавливался один вид мест лишения свободы - исправительно-трудовые колонии, подразделявшиеся на фабрично-заводские и сельскохозяйственные колонии - для содержания осужденных из числа трудовых элементов; колонии массовых работ – для осужденных за тяжкие преступления; штрафные колонии – для изоляции злостных нарушителей режима; колонии для несовершеннолетних правонарушителей со школами ФЗУ и сельскохозяйственными училищами; при них оставались учреждения медицинского характера – психбольницы и др. Вместо домзаков были учреждены изоляторы для подследственных и пересыльные пункты.

В октябре 1934 г. был вновь организован НКВД СССР, места заключения из ведения НКЮ были переданы в его ведение. В составе НКВД СССР было создано Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудколоний и мест заключения. В КАССР было организовало УНКВД и в его составе - Отдел мест заключения поселений. В 1938 г. правительством республики было принято решение возложить производство всей мебели на ИТУ, выделив для этого дополнительные фонды на материалы и оборудование, а также средства на расширение производственных площадей. Заключенные приобретали профессию мебельщиков, которая была в то время одной из дефицитных, а мебельная промышленность приравнивалась по своему значению к важнейшим отраслям. Наряду с этим осужденные привлекались к строительству объектов народного хозяйства.

К началу 1941 г. ИТУ республики приняли новую структуру. В составе Отдела ИТУ, трудпоселений НКВД КазССР находились 11 колоний промышленного типа, 6 сельскохозяйственных, две колонии массовых работ и одна пересыльная тюрьма. В ведении было 129 инспекций исправительно-трудовых работ и комендатур по обслуживанию трудпоселенцев.

Годы Великой Отечественной войны наложили значительный отпечаток на функционирование исправительно-трудовых учреждений республики. Подразделения ИТУ, личный состав учреждений были переведены на военное положение, многие призваны в ряды Красной Армии. Большая часть заключенных была направлена на фронт, где своей кровью должна была искупить свою вину перед обществом и государством. Как правило, из числа осужденных формировались штрафные роты, батальоны, дивизии.

В подразделениях производилась перестройка производства на выпуск военной продукции. Колонии по производству мебели: Алматинская ИТК-1, Петропавловская ИТК-3, Семипалатинская ИТК-7, Таинчинский цех и четыре детские трудколонии были переключены на выпуск спецтранспортировки боеприпасов на фронт. Ремонтный завод Карлага производил мины для 50 и 82 мм минометов, другие заводы делали тачанки, носилки, лыжи, маскнакидки, гранаты, обмундирование.

В январе 1942 г. Отдел ИТУиТП НКВД КазССР был преобразован в Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД КазССР.

В это время в республику стал поступать контингент заключенных из прифронтовых областей. В 1942 г. в республике были вновь организованы и действовали 22 колонии массовых работ, к 1944 г. - 32 колонии массовых работ. К 1941 г. в Казахстан стали поступать несовершеннолетние правонарушители из западных стран, среди которых были подростки, чьи родители погибли в первые дни войны. Для содержания этого контингента были созданы четыре детские трудовые колонии. В составе НКВД КазССР был создан Отдел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, из УИТЛК в его ведение были переданы детские трудколонии.

В годы войны в Казахстане было размещено несколько колоний для военнопленных. Первым и крупным был Карагандинский лагерь, где содержалось более 45 тыс. военнопленных. В 1942-1943 гг. были созданы лагерные отделения в г. Караганде, Джезказгане и Балхаше. В Караганде 5 крупных угольных шахт были полностью укомплектованы рабочей силой из числа военнопленных. Они использовались на строительстве шахт и промышленных объектов. Два цеха на заводе им. Пархоменко в Караганде, выпускавшие военную продукцию, были полностью укомплектованы специально подобранными для этой работы военнопленными. Большое число румынских военнопленных трудилось на медных рудниках в Балхаше. В Джезказгане военнопленные работали на медных рудниках и строительстве промышленных объектов. Во второй половине 1945 г. были созданы пять лагерей для японских военнопленных: в Алма-Ате, Усть-Каменогорске, Туркестане, Чимкентской области, Джезказгане. Руководство лагерями военнопленных в республике осуществлял Отдел военнопленных и интернированных НКВД КазССР (ОПВИ). В послевоенные годы ИТУ республики оказались в сложных условиях. Перед ними ставилась задача в кратчайшее время перестроить работу ИТК на мирный лад, перевести промышленные предприятия на выпуск мебели и товаров народного потребления, повысить производительность сельского хозяйства, обеспечить трудоустройство осужденных. Выполнение этих задач усложнялось тем, что после амнистии 1945 г. коллективы трудовых и сельскохозяйственных колоний распались. Сложным оставался вопрос о трудовом использовании заключенных, содержавшихся в ведении УИТЛК МВД КазССР.

К 1950 г. в составе УИТЛК насчитывалось 18 колоний, базировавшихся на собственном производстве, в том числе 8 промышленных и 10 сельскохозяйственных. В послевоенные годы ИТУ вносили свой вклад в развитие народного хозяйства республики. Количество контрагентских колоний, выделявших рабочую силу на важнейшие промышленные стройки росло, и к 1950 г. в составе УИТЛК их уже насчитывалось более двадцати.

Народнохозяйственным планом второй послевоенной пятилетки придавалось большое значение развитию сырьевой базы Казахстана. Ставилась задача резкого увеличения добычи угля и цветных металлов. В целях выполнения этой программы в 1950 г. на базе бывших лагерей военнопленных в г. Караганде были организованы два исправительно-трудовых лагеря - Песчаный и Луговой, в г. Джезказгане – Степной ИТЛ, в г. Экибастузе – Дальний ИТЛ. Были предъявлены жесткие требования к аппаратам ИТУ по повышению производительности труда осужденных. Сотрудникам было вменено в обязанность обеспечивать постоянный контроль за соблюдением заключенными производственной дисциплины и режима работы. Принимались строгие меры в отношении нарушителей трудовой дисциплины и дезорганизаторов производства.

В 1950-х годах не менее сложной была задача обеспечения надежной охраны и режима содержания.

Дифференцированное размещение заключенных было нарушено еще в довоенный период, и всю войну они содержались смешанно, независимо от судимостей и тяжести совершенных преступлений. В 1946 г. устанавливались два вида режима – общий и усиленный. На последнем содержались осужденные за бандитизм, разбой. Позднее был введен третий вид режима – строгий, для злостных нарушителей режима.

Упорядочение в содержании осужденных по категориям началось лишь в начале 1955 г., после выхода в свет Постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 10 июля 1954 г. "О мерах по улучшению работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД СССР", которым было установлено раздельное содержание осужденных на общем, облегченном и строгом режиме. Этим Постановлением предусматривалась изоляция наиболее опасных преступников от остальных правонарушителей, а также исправление и перевоспитание осужденных на основе приобщения их к общественно полезному труду.

В период с 1954 по 1961 год в системе советских исправительно-трудовых учреждений появились колонии облегченного режима. Их правовое положение было закреплено Положением об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах Министерства внутренних дел СССР 1958 г. В колониях облегченного режима могли содержаться:

а) осужденные впервые за менее опасные преступления на срок до трех лет лишения свободы включительно;

б) заключенные, переведенные из колоний общего режима по отбытии ими не менее 1/3 срока наказания при условии добросовестного отношения к труду и примерного поведения;

в) лица, переведенные из трудовых колоний для несовершеннолетних по достижении ими 18-летнего возраста, если они положительно себя зарекомендовали.

В колониях облегченного режима отсутствовала охрана и заключенные содержались только под надзором. На работу они выводились в составе бригад под наблюдением надзирателей или по разрешению администрации самостоятельно. Число отправляемых заключенными писем и предоставляемых им общих свиданий не ограничивалось. Личные свидания разрешались не чаще одного раза в два месяца. Они имели право на получение посылок и передач. При наличии исключительных обстоятельств (смерти или тяжелого заболевания близких родственников, стихийного бедствия и т. п.) заключенный мог быть отпущен за пределы колонии на срок до 7 суток без учета времени, необходимого на дорогу (связанные с проездом расходы нес заключенный). Заключенным, которые примерно себя вели и хорошо работали, администрация могла разрешить провести день отдыха вне колонии. Тем лицам, которые своим поведением и отношением к труду доказали, что они твердо встали на путь исправления, по отбытии не менее 1/3 срока наказания администрация по согласованию с наблюдательной комиссией могла разрешить проживание вне зоны колонии, причем вместе со своей семьей. Он мог работать в колонии или на другом предприятии по указанию администрации. Ему предоставлялось общежитие или право снять частную квартиру. Заключенные получали зарплату по общим для всех рабочих и служащих ставкам и расценкам без понижения, которое применялось к заработку заключенных, находящихся в зоне колонии.

Создание колоний облегченного режима, несмотря на недостатки правового регулирования их деятельности, было положительным явлением, так как посредством их реализовывалась закономерность перехода от тюрем к воспитательным учреждениям. В известном смысле колонии облегченного режима, как и существовавшие в свое время переходные дома, явились предшественниками колоний-поселений [1, С.13].

В дальнейшем идея исправительно-трудовых домов и колоний облегченного режима в своей основе была реализована в России в созданных в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июня 1963 г. колониях-поселениях, в которые переводились осужденные к лишению свободы, твердо вставшие на путь исправления. Практика показала жизненность и эффективность нового вида ИТУ, который, по сути, представляет собой учреждение полуоткрытого типа [2, С.11].

Идея образования колоний-поселений заключалась в создании переходной ступени, на которой производится закрепление результатов воспитания у них навыков и умений, необходимых для успешной адаптации к жизни на свободе. До принятия Основ исправительно-трудового законодательства 1969 г. для перевода осужденных из ИТК в колонию-поселение были установлены значительные ограничения, в частности существовали требования об отбытии обязательного минимума срока наказания перед переводом в колонию-поселение. Вопрос о части срока, по отбытии которого осужденный мог быть переведен в колонию-поселение, законодатель решал дифференцированно в зависимости от того, подпадает ли данное лицо под действие закона об условно-досрочном освобождении от наказания. Если лицо подпадало под действие этого закона, то оно могло быть переведено в колонию-поселение по отбытии половины срока, но не менее трех лет лишения свободы. Прочие осужденные должны были отбыть 2/3 срока наказания, но не менее 5 лет лишения свободы.

После принятия Основ исправительно-трудового законодательства положения, устанавливающие необходимость отбытия обязательного минимума срока наказания, были исключены. Что касается иных условий перевода, то ст. 33 Основ восприняла их без изменения. В соответствии с законодательными актами 1977 г. сроки, которые необходимо отбыть для перевода в колонию-поселение, были применительно к различным категориям осужденных еще более дифференцированы и сокращены, кроме тех, к кому условно-досрочное освобождение не применялось [3, С.10]. В период принятия Основ исправительно-трудового законодательства [4] и Исправительно-трудового кодекса Казахской ССР [5] исправительно-трудовые колонии-поселения предназначались для содержания лиц, "твердо вставших на путь исправления", переведенных туда из колоний общего, усиленного и строгого режимов.

Создание в системе ИТУ колоний-поселений явилось очередным важным шагом в развитии советской исправительно-трудовой политики. Вместе с усилением кары для наиболее опасных преступников, рецидивистов необходимо было учитывать вытекающую из принципов социальной справедливости и гуманизма целесообразность экономии репрессий в отношении лиц, впервые совершивших умышленные или по неосторожности нетяжкие преступления.

Немалое значение имело стимулирование осужденных улучшить свое положение путем перевода в ИТУ с иными, более легкими условиями содержания, включая полусвободный режим.

Однако в тот период существовали нормы, противоречащие данной политике и логике вещей. Так, осужденные в колониях-поселениях могли быть в качестве взыскания лишены свидания. Такой подход четко отражал главный аспект пенитенциарной политики государства того времени – на основе достижений педагогики и создания гуманных условий содержания делать все возможное для исправления преступника, возвращения его в ряды законопослушных граждан.

После успешного эксперимента, проведенного в 1971-1974 гг. (были созданы колонии-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности), в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. были созданы колонии-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности [6]. Их целью являлось исправление и перевоспитание указанной категории осужденных, не представляющей большой общественной опасности, в условиях полусвободы, исключающей негативное влияние рецидивистов и иных лиц, обладающих высокой степенью социально-нравственной запущенности.

В эти исправительные колонии-поселения направлялись осужденные прямо из зала суда по приговорам за различные преступления (против безопасности движения и эксплуатации транспорта либо за преступления против личности), причем законодатель справедливо полагал, что сосредоточение таких осужденных к лишению свободы в отдельных учреждениях открытого типа позволит избежать отрицательного влияния на них со стороны злостных и неоднократно судимых лиц в колониях закрытого типа или в уже существующих исправительных колониях-поселениях.

В 1985 г. появляется новый вид исправительно-трудовых колоний-поселений. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 апреля 1985 г. "О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик" [7, С.11] в колонии-поселения стали направляться также лица, осужденные впервые за умышленные преступления. В них отбывали наказания лица, впервые осужденные к лишению свободы на срок не более 5 лет, за умышленные преступления, не являющиеся тяжкими, перечень которых устанавливался законодательством союзных республик. Это было сделано потому что, во-первых, уровень рецидивной преступности среди освободившихся из колоний-поселений более низкий, чем у освободившихся из ИТК закрытого типа, во-вторых, в колониях-поселениях нет отрицательного влияния со стороны осужденных антиобщественной направленности [8, С.154].

В отличие от колоний-поселений для лиц, совершивших преступления по неосторожности, данные колонии-поселения были созданы без предварительной экспериментальной проверки. Наполнение их в целом ряде регионов страны осуществлялось медленно (достоверные данные о структуре и особенностях содержания в них контингента отсутствуют).

Практические работники отмечали наличие серьезных трудностей в обеспечении надлежащего режима в колониях-поселениях всех видов вследствие того, что осужденные допускали много правонарушений, в том числе употребление спиртных напитков, нарушение границ территорий колоний (самовольные отлучки). Значительное число правонарушений совершалось во внерабочее время, когда они пользовались правом свободного передвижения в пределах территории колонии.

И.В. Шмаров и М.П. Мелентьев обращали особое внимание на установление в этот период судебного порядка распределения осужденных по видам ИТУ, что до этого было прерогативой органов НКВД.

Определение ИТУ как основного вида учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, распределение колоний по режиму, введение политзанятий среди осужденных, создание собственных предприятий было отражением фактически сложившегося положения дел в исправительно-трудовой системе.

Экскурс в историю зарождения колоний-поселений позволяет определить основные тенденции в развитии данного института и сделать следующие выводы:

1) колонии-поселения являются одним из звеньев закрепившейся в Казахстане ирландской прогрессивной системы;

2) предшественниками колоний-поселений были: образцовые места заключения, переходные исправительно-трудовые дома и колонии облегченного режима;

3) происходит постепенная гуманизация указанного института; увеличение категорий лиц, содержащихся в колониях-поселениях, и их абсолютного числа; сокращение рецидивной преступности среди данной категории лиц [9, С.191];

4) конкуренцию институту колоний-поселений в уголовно-исполнительном (исправительно-трудовом) праве в свое время составлял институт условного осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением осужденного к труду, а в настоящее время - уголовное наказание в виде ограничения свободы;

5) наблюдается процесс обособления уголовно-правовых норм, регламентирующих вопросы отбывания наказания в колониях-поселениях, от исполнения наказаний в исправительных колониях закрытого типа.

1.2 Правовая природа колоний-поселений и их место в системе исправительных учреждений

Колонии-поселения являются одним из видов исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы. Однако прежде чем перейти непосредственно к характеристике колоний-поселений, рассмотрим современную структуру исправительных учреждений в целом.

Статья 69 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан "Виды исправительных учреждений" достаточно ясно излагает структуру института исправительных учреждений:

1. Исправительные колонии;

2. Воспитательные колонии;

3. Тюрьмы.

4. Следственные изоляторы – в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию [10].

В соответствии с этим положением колонии-поселения относятся к исправительным колониям. При этом ч. 3 рассматриваемой статьи четко определяет категории осужденных, отбывающих наказание в условиях колонии-поселения: осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в порядке, установленных пунктом 2 статьи 73 УИК Республики Казахстан.

Тем не менее, уголовное законодательство в некоторой степени обособливает колонии-поселения от других исправительных колоний, что, на наш взгляд, только подчеркивает отдельный особый статус данного исправительного учреждения. Так, в ч. 1 ст. 48 Уголовного кодекса Республики Казахстан "Лишение свободы" сущность данного вида уголовного наказания отражается как изоляция осужденного от общества "путем направления его в колонию-поселение или помещения в исправительную колонию общего, строгого, особого режима или в тюрьму" [11].

В настоящее время в Казахстане функционируют 16 колоний-поселений. Здесь следует обратить внимание, что количество колоний-поселений на сегодняшний день значительно снизилось. Например, в 2006 году их количество составляло 21 учреждение [12].

По данным Комитета уголовно-исполнительной системы, наблюдается снижение показателя численности осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении: в 2007 г. – 4238 человек, в 2008 г. – 4066, в 2009 г. – 3548, в 2010 г. – 4070 человек. По состоянию на март 2011 года в колониях-поселениях содержится 3643 осужденных. Превышения порогового значения лимита наполняемости в 4640 мест допущено не было.

Останавливаясь на порядке перевода осужденных для отбывания наказания в колонию-поселение из исправительных колоний общего и строгого режимов в колонию-поселение, необходимо обратить внимание на определенные существующие правила, прописанные в ст. 73 УИК Республики Казахстан:

Во-первых, законодателем установлено такое обязательное требование, как наличие положительной характеристики осужденного.

Во-вторых, обязательным условием является отбытие осужденными:

- находящимися в облегченных условиях содержания, не менее одной четверти срока наказания за преступления небольшой и средней тяжести;

- не менее одной трети срока наказания - за тяжкие преступления;

- не менее одной второй срока наказания - за совершение особо тяжких преступлений;

- ранее условно-досрочно освобождавшимися от отбывания лишения свободы и совершившими новые преступления в период оставшейся неотбытой части наказания - не менее двух третей срока наказания.

Кроме того, в рассматриваемой статье устанавливается перечень осужденных, которые не подлежат переводу в колонию-поселение, а именно:

- осужденные при особо опасном рецидиве преступлений;

- осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым пожизненное лишение свободы заменено в порядке помилования лишением свободы на определенный срок;

- осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы;

- осужденные, не прошедшие обязательного лечения, а также требующие специального лечения в медицинских учреждениях закрытого типа;

- осужденные, не давшие согласия в письменной форме на перевод в колонию-поселение.

На данном вопросе необходимо остановиться отдельно.

По нашему мнению, и об этом говорят результаты опроса сотрудников УК-161/11 (колонии-поселения) Департамента УИС по Костанайской области, следует пересмотреть критерии, предъявляемые к осужденным для перевода в колонию-поселение с более строгих видов режима содержания [13, С.39].

В частности, нецелесообразно наделять правом перевода в колонию-поселение следующие категории осужденных:

1) имеющих большие сроки отбывания наказания, назначенные судом;

2) имеющих большие непогашенные иски;

Предполагается, что данные категории осужденных имеют больше предпосылок и возможностей в условиях колонии-поселения для совершения уклонения от отбывания наказания.

3) к которым по решению суда было применено принудительное лечение от алкоголизма, наркомании, токсикомании;

4) осужденных за преступления, совершенные в состоянии алкогольного, наркотического, токсикоманического опьянения;

По мнению сотрудников колоний-поселений, основными причинами совершения уклонений и иных нарушений установленного порядка отбывания наказания является употребление осужденными спиртных напитков на территории учреждения и на рабочих объектах. Потому перевод осужденных, изначально имеющих вышеуказанные склонности, представляется нецелесообразным.

5) иностранцев;

6) не имеющих определенного места жительства;

Условия колонии-поселения предполагают возможности совершения уклонений от отбывания наказания указанными категориями осужденных, т.к. их последующий розыск, по причине отсутствия определенного места жительства или гражданства Казахстана, представляется затруднительным.

7) страдающих различными психическими расстройствами;

8) пенсионного возраста;

9) инвалидов;

10) не имеющих каких-либо рабочих специальностей.

Данное ограничение основано на очевидной нетрудоспособности и/или невозможности привлечения для работ и трудоустройства пенсионеров, инвалидов и лиц, не обладающих какими-либо специальными трудовыми навыками, а также в связи с затруднениями, связанными с контролем над поведением осужденных, страдающих психическими расстройствами в условиях колонии-поселения.

Очевидно, что данные ограничения на перевод будут способствовать упрочнению дисциплины в колонии-поселении (в том числе, трудовой), облегчению розыска осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания.

Рассматривая установленные Уголовно-исполнительным кодексом Республики Казахстан правила перевода осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом, и из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима, остановимся на возникающих при переводе трудностях.

Как отмечено выше, данный перевод возможен только при наличии у осужденного взысканий за злостные нарушения порядка отбывания наказания. Тем не менее, как показывает практика, ряд осужденных по каким-либо причинам, в том числе связанным с отсутствием уверенности в законопослушности своего поведения и исключения возможности совершения уклонения от отбывания наказания, обращаются к администрации колонии-поселения с просьбой о переводе в исправительное учреждение закрытого типа.

На основании изложенного представляется целесообразным дополнить нормы Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан пунктом, предусматривающим возможность осуществления перевода осужденного из условий колонии-поселения в условия исправительного учреждения закрытого типа, вид которой был ранее определен судом, либо в исправительную колонию общего режима.

Таким образом, часть 4 статьи 73 "Изменение вида исправительного учреждения" Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан необходимо изложить в следующей редакции:

"4. Осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены:

из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом;

из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима;

из исправительных колоний общего, строгого и особого режимов в тюрьму на срок не свыше трех лет с отбыванием оставшегося срока наказания в исправительной колонии того вида режима, откуда они были направлены в тюрьму.

Осужденные, не являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, подлежат переводу из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом, а для осужденных, направленных в колонию-поселение по приговору суда, в исправительную колонию общего режима, на основании заявления о таком переводе".

Подчеркивая особые условия отбывания наказания в условиях колонии-поселения, отметим также, что в колонии-поселении нет и не может быть изолированных участков – все категории лиц, осужденных к отбыванию наказания в колониях-поселениях, должны содержаться изолированно друг от друга, то есть в разных колониях-поселениях.

В колониях общего, строгого и особого режимов могут устанавливаться различные условия содержания: обычные, облегченные и строгие. Это положение не относится к колониям-поселениям: в них осужденные отбывают наказание в одних условиях.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, утвержденные первым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1995 году, устанавливают следующие цели классификации заключенных:

а) отделение заключенных от тех, кто в силу своего преступного прошлого или отрицательных черт характера может оказать на них плохое влияние;

б) разделение заключенных на категории, облегчающие работу с ними в целях их возвращения к жизни в обществе [14].

Однако говорить о необходимости имплементации данной нормы международного законодательства в национальное относительно деятельности колоний-поселений нецелесообразно, учитывая, что данный вид исправительного учреждения и сама идея их функционирования предусматривает под собой лишь частичную изоляцию от общества правонарушителей, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности, а также правонарушителей, твердо вставших на путь исправления. Здесь скорее возможно говорить о необходимости классификации осужденных по следующим условиям отбывания наказания: осужденные, отбывающие наказание в колониях-поселениях и осужденные, отбывающие наказания в других исправительных учреждениях.

В ст. 12.4 Стандартных минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), говорится о возможности изменения условий в зависимости от достигнутых правонарушителем результатов. Относительно осужденных в колониях-поселениях ч. 1 ст. 125 УИК Республики Казахстан предусматривает, что, осужденным, не допускающим нарушения установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади на территории, прилегающей к исправительному учреждению, либо в пределах населенного пункта, где располагается колония-поселение.

Однако важно отметить, что это правило имеет ограниченное действие и применяется только для осужденных, имеющих семью, которая представляет собой "круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений" [15].

При этом, как свидетельствуют результаты опроса практических работников, представляется целесообразным введение дополнительного условия – получение согласия потерпевшей стороны на предоставление права проживания осужденного за пределами территории колонии-поселения по образцу процедуры предоставления осужденного к условно-досрочному освобождению.

Отмечая, что одно из условий предоставления осужденному права на проживание за территорией колонии-поселения является трудоустроенность осужденного или возможность его трудоустройства в период проживания с семьей, также необходимо предоставить осужденным возможность трудоустройства на равных правах на объектах, с которыми у колонии-поселения уже заключены договора о предоставлении рабочих из числа осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении. То есть исключить в качестве обязательного условия самостоятельный поиск работы.

В исправительных учреждениях содержание мужчин и женщин предусмотрено в разных исправительных учреждениях. Однако для колоний-поселений сделано исключение: в них могут содержаться совместно в одной колонии и мужчины и женщины. В определенной степени такое положение является одним из положительных факторов для достижения целей уголовного наказания и социальной адаптации, в том числе вследствие возможности создания между самими осужденными семей, ведения совместного быта, рождения и воспитания ребенка

Дополнительным благоприятным фактором является такой вид поощрения осужденных, как возможность проведения выходных и праздничных дней за пределами колонии-поселения (ч. 2 ст. 109 УИК Республики Казахстан).

В колониях-поселениях нет обязательного признака лишения свободы - изоляции от общества, в связи с чем их нередко называют исправительными колониями открытого типа, где осужденные содержатся без охраны, но под надзором администрации. Территория, как правило, огораживается забором с проходной. В часы от подъема до отбоя осужденные пользуются правом свободного передвижения в пределах границ учреждения. За пределами колонии они также могут передвигаться, но с разрешения администрации, если это необходимо по характеру выполняемых ими работ либо в связи с их обучением.

В колониях-поселениях осужденные носят одежду гражданского образца; имеют при себе деньги и ценные вещи; не ограничены в пользовании деньгами, получении посылок, передач и бандеролей, предоставлении свиданий; проживают в общежитиях и обязаны выполнять установленные правила поведения. Им запрещено приносить в общежитие, использовать и хранить вещи и предметы, перечень которых установлен Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений [16].

При этом дополнительно отметим, что в отличие от исправительных колоний общего, строгого и особого режимов, имеющих охрану и другие указанные атрибуты мест лишения свободы и поэтому относящихся к учреждениям закрытого типа, колонии-поселения охраны и ряда других атрибутов лишения свободы не имеют и, скорее, ограничивают свободу осужденного, чем лишают ее [17, С.399].

Проведенный анализ свидетельствует о том, что колонии-поселения практически не имеют ничего общего с другими видами исправительных колоний и считать их учреждениями, исполняющими наказания в виде лишения свободы, представляется не совсем правильным.

То, что колонии-поселения фактически не являются местами для отбывания лишения свободы, можно подтвердить анализом некоторых положений Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан. Так, согласно ч. 1 ст. 91 УИК Республики Казахстан "положительно характеризующимся осужденным, отбывающим лишение свободы в исправительных и воспитательных колониях, а также оставленным для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию в следственных изоляторах и тюрьмах, может быть разрешено передвижение без конвоя или сопровождения за пределами охраняемой территории, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы". То есть, ссылаясь на положения данной нормы можно утверждать, что осужденным в колониях-поселениях возможно предоставление права на бесконвойное передвижение. Однако, в соответствии с самой правовой природой организации отбывания наказания в условиях колонии-поселения и с установленными законодателем нормами в колониях-поселениях осужденные к лишению свободы и без того "содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии-поселения; пользуются правом свободного передвижения в пределах территории колонии-поселения, кроме времени, отведенного правилами внутреннего распорядка исправительного учреждения, для сна; с разрешения администрации колонии-поселения могут передвигаться без надзора в пределах границ территории, прилегающей к исправительному учреждению, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением;…" (ч. 1 ст. 125 УИК Республики Казахстан). То есть то, что для исправительных учреждений закрытого типа является исключением – для колонии-поселения является правилом, что само по себе уже исключает ее из числа учреждений для отбывания лишения свободы.

Обращаясь к историческим предпосылкам выраженного мнения, подтвердим свою теорию взглядами некоторых ученых. В 60-х годах ХХ века со всей категоричностью по этому поводу выразил свою точку зрения А.Е. Наташев, который отмечал, что в колониях-поселениях, несмотря на их принадлежность к ИТУ, отсутствует основной элемент лишения свободы - изоляция от общества свободных людей. Перевод в колонию-поселение он определил как замену неотбытой части лишения свободы более мягким наказанием: ссылкой со специальным режимом [18, С.64]. В те же годы несколько иначе характер перевода в колонии-поселения представил Д.А. Панков, отнеся этот институт к видам досрочного освобождения от наказания в виде лишения свободы [19, С.20].

После нововведений в уголовном и исправительно-трудовом законодательстве в 1970-х годах некоторые авторы вновь обратили внимание на отдельные противоречия между фактическим положением осужденных, отбывающих уголовное наказание в колониях-поселениях, и признанием этих учреждений местом лишения свободы. Наиболее последовательным в этом отношении был А.Е. Наташев. По-прежнему отрицая наличие признаков лишения свободы в колониях-поселениях, он лишь уточнил свою позицию в этом вопросе, предлагая направление осужденных в колонии-поселения считать самостоятельным видом уголовного наказания и в связи с этим внести соответствующие изменения в уголовное исправительно-трудовое законодательство, не исключая при этом колонии-поселения из системы ИТУ [20, С.102].

С такой же позицией в дискуссию по проблеме правовой природы колоний-поселений включились А.В. Маслихин и С.А. Михлин. Оба автора отмечали единство таких уголовно-правовых мер, как условное освобождение из мест лишения свободы и условное осуждение с обязательным привлечением к труду, а также отбывание наказания в колониях-поселениях обоих видов [21, С.97; 22, С.41].

Н.А. Стручков одним из перспективных направлений развития системы наказания считал объединение данных институтов в один самостоятельный вид наказания [23, С.51].

Свои сомнения по поводу того, что осужденные после перевода в колонию-поселение продолжают отбывать лишение свободы, высказал и Ю.М. Ткачевский, указывая на то, что если исходить из принятого в юридической литературе определения лишения свободы как принудительной изоляции осужденного от общества в течение установленного приговором суда срока, осуществляемой путем помещения его в предназначенное для этого исправительно-трудовое учреждение, то отбывание наказания в колонии-поселении нельзя рассматривать как лишение свободы [24, С.14]. Данную точку зрения на правовую природу исполняемого в колониях-поселениях наказания поддерживает еще целый ряд авторов [25, С.2; 26, С.63; 27, С.8].

Вопрос о правовой природе наказания, исполняемого в колониях-поселениях, носит принципиальный характер. От того или иного его решения во многом зависят правильная организация исполнения этого наказания и определение путей его совершенствования, что, в свою очередь, сказывается на перспективах развития системы уголовных наказаний в целом. В связи с этим представляется необходимым рассмотреть этот вопрос всесторонне.

В науке советского уголовного и исправительно-трудового права по поводу сущности и содержания наказания преобладала точка зрения, в соответствии с которой сущностью наказания является кара: предусмотренные законом ограничения, лишения определенных социальных благ [28, С.53], а содержанием - качественная характеристика кары [29, С.7].

Подобный подход к соотношению сущности и содержания наказания применяется и при рассмотрении отдельных видов наказания. В частности, А.Е. Наташев пишет, что "наказание в виде лишения свободы, будучи карой, по своей сущности, содержанию является прежде всего изоляцией преступника в специальном учреждении" [30, С.5].

Исследуя с этих позиций такое социально-правовое явление, как наказание в виде лишения свободы, можно заметить, что из всей совокупности карательных элементов, составляющих содержание данного наказания, выделяется один, который делает лишение свободы именно таковым, - изоляция осужденных от общества. "Основной признак, определяющий содержание наказания в виде лишения свободы, - пишет Н.А. Стручков, - состоит в изоляции осужденного от общества, установленный приговором суда срок в особом, специально для этого предназначенном учреждении" [31, С.65]. В изоляции заключается сущность лишения свободы, то главное, что характеризует его содержание. В изоляции осужденного от общества в первую очередь выражается кара в лишении свободы [32, С.17; 33, С.13]. "Лишение свободы необходимо, прежде всего как средство изоляции преступников от общества, для которого они на определенном этапе представляют общественную опасность" [34, С.6].

Авторы, исследовавшие деятельность колоний-поселений и утверждающие, что в этих учреждениях исполняется наказание в виде лишения свободы, подчеркивают, что оно осуществляется в условиях специфического режима "полусвободы", отличного от режима иных видов исправительных колоний. Характеризуя этот режим, они прежде всего обращают внимание на существенное ослабление изоляции от общества в колониях-поселениях, которая, однако, как они считают, продолжает сохраняться.

Н.Ф. Аблизин и П.Е. Подымов считают, что отсутствие охраны, свободное передвижение в границах всей территории колонии, командировки за пределы места лишения свободы в значительной мере ослабляют изоляцию, не исключая ее полностью. "Осужденные отбывают оставшийся срок наказания в колонии со строго ограниченными границами ее территории и под постоянным надзором, что характерно для лишения свободы. Изоляция осужденных в колониях-поселениях как средство достижения предупредительных целей наказания обеспечивается следующими требованиями: а) в ночное время запрещается передвижение заключенных по территории без особого на то разрешения; б) не реже одного раза в десять дней в установленные дни и часы заключенные должны являться для регистрации; в) заключенным запрещается самовольно оставлять территорию колоний-поселений" [1, С.41]. Данные авторы, говоря об изоляции осужденных в колониях-поселениях, имеют в виду их изоляцию от общества. По целому ряду оснований с приведенным мнением нельзя согласиться полностью. Термин "изоляция" может быть использован в нескольких смыслах: техническом, биологическом и социальном. В социальном аспекте он означает разобщить, обособить, поместить отдельно, не допуская смешения, соприкосновения с другими [35, С.41].

В социальной сфере изоляцию можно рассматривать как определенную меру, применяемую обществом по тем или иным причинам к отдельным лицам, и как явление, объективно возникающее при тех или иных обстоятельствах.

Изоляция может быть полной либо с установлением строго контролируемых каналов связи (почтовая, свидания, радиосвязь). Однако в любом случае она представляет собой отсутствие свободы личности (без посредства чего-либо), общения с иными гражданами, установления социальных контактов.

Правовая природа изоляции как меры, применяемой обществом, в зависимости от ее целевой направленности может быть различной: при заключении под стражу и содержании в следственном изоляторе; при административном аресте; при проведении медико-санитарных мероприятий, связанных с помещением граждан в специально предназначенные учреждения; в случае применения уголовных наказаний [36, С.11].

Этим, однако, не ограничивается подразделение изоляции как государственно-правовой меры на различные виды. Изоляция (независимо от того, в каком аспекте ее рассматривать: техническом, биологическое социальном) всегда подразумевает вопрос: от чего (от кого)? И поскольку изоляция как правовая категория выражает принудительный характер временных правоограничении социальных связей человека, то в зависимости от количества предусмотренных в законе возможностей установления социальных контактов (исключений из изоляции) изоляция может быть либо от микросреды (микросоциального окружения), либо от общества в целом. В связи с этим указанные два вида изоляции следует рассматривать как качественно отличающиеся друг от друга явления.

На наш взгляд, именно данное обстоятельство не учитывается теми авторами, которые, ссылаясь на изоляцию, представляют исполняемое в колониях-поселениях наказание в виде лишения свободы.

Дело в том, что изоляция, как таковая, свойственна целому ряду наказаний, связанных с исправительно-трудовым воздействием Правовое и фактическое положение лиц, отбывающих условное осуждение (освобождение) с обязательным привлечением к труду ссылку и высылку, является несомненным подтверждением выдвинутого тезиса. "Изоляция от конкретной среды, которая способствовала совершению преступления, - подчеркивает Н.А. Стручков, - имеет место и при ссылке, и при высылке" [37, С.19].

Попытку дать общее определение изоляции осужденных к лишению свободы от общества предпринял А.С. Крылов, выделяя в качестве существенного элемента этого явления именно разрыв социальных связей. "...Изоляция от общества при лишении свободы, - пишет он, - должна выражать: принудительное, регулируемое нормами права отделение осужденного к лишению свободы от общества, связанное с ограничением физических и духовных контактов, сокращением, трансформацией социальных связей и функций, направленное на достижение целей наказания" [38, С.10].

Приведенное определение нуждается, на наш взгляд, в уточнении. Ориентируясь на существо изоляции, следует отметить, что изоляция как карательный элемент наказания в виде лишения свободы представляет собой не только "ограничение физических и духовных контактов", вызывающих сокращение и трансформацию социальных связей, но и лишение осужденного свободы выбора социального общения, которое (лишение) осуществляется, во-первых, за счет полного исключения (перекрытия) одних каналов связи человека с обществом, например, посредством телефонной связи, и, во-вторых, строгого контроля над теми каналами связи, которые сохраняются в соответствии с правовыми нормами для осужденного как определенные исключения из изоляции. По нашему мнению, именно на это обстоятельство обращает внимание Н.А. Стручков, говоря, что при изоляции осужденных от общества они постоянно находятся под охраной, передвигаются под конвоем, не общаются вне установленных правил с лицами, находящимися на свободе [39, С.139-140].

Авторы, представляющие исполняемое в колониях-поселениях наказание в виде лишения свободы в качестве одного из аргументов, свидетельствующих об изоляции осужденного-поселенца от общества, приводят тот факт, что осужденные помещаются в специальные учреждения, именуемые исправительными колониями, что,однако, еще не означает их изоляции от общества. Осужденные могут находиться в строго определенных территориальных границах колонии, под надзором и охраной. Однако невозможно говорить об изоляции от общества, если в соответствии с правовым решением на территорию колонии не будетограничен доступ свободных граждан. Помещение осужденного в специальное учреждение, надзор за ним и, самое главное, охрана являются лишь средствами обеспечения изоляции. Следует отметить, что без охраны и специальных инженерно-технических сооружений обеспечить изоляцию осужденного от общества невозможно.

В условиях колонии-поселения осужденным предоставлена возможность от подъема до отбоя свободно передвигаться в пределах границ территории колонии-поселения, проживать с семьями в собственных домах либо на жилплощади, снимаемой в порядке договора поднайма жилого помещения, обращаться за лечебной помощью в гражданские медицинские учреждения. Не ограничены общение осужденных с любыми гражданами, проживающими на территории населенных пунктов, где располагаются колонии-поселения, а также въезд любого гражданина на территорию этих населенных пунктов. Осужденные-поселенцы имеют свидания с родственниками, близкими и друзьями без ограничения их числа. По решению администрации они могут работать за пределами территории колонии-поселения в трудовых коллективах свободных граждан, ездить в командировки, учиться в заочных высших и средних учебных заведениях в пределах соответствующего административно-территориального образования.

Устанавливая подобные правила, законодатель, по нашему мнению, тем самым исключил изоляцию от общества для осужденных в колониях-поселениях. В частности, отсутствие ограничений в количестве свиданий с родственниками и иными лицами, совместное проживание с близкими предполагает такое состояние, при котором общение с родными и знакомыми возможно по усмотрению осужденного.

В качестве дополнительного аргумента в пользу раскрываемого мнения может послужить то обстоятельство, что в юридической литературе при рассмотрении институтов условного осуждения (освобождения) с обязательным привлечением к труду отсутствие изоляции от общества при исполнении данных уголовно-правовых мер обосновывается ссылкой именно на возможность общения осужденных с их родственниками. "Предусмотренные законом в отношении условно осужденных с обязательным привлечением к труду правоограничения, - указывает С.И. Зельдов, - не означают их изоляцию от общества Наоборот, им предоставлены широко возможности пригласить на жительство к месту новой работы членов семьи, общаться с ними, поддерживать связь" [40, С.41].

Таким образом, для осужденных, содержащихся в колониях-поселениях, существуют лишь определенные ограничения в свободе передвижения, что, безусловно, сказывается на диапазоне их социальных запретов (подобные ограничения свойственны и некоторым другим наказаниям), имеет место изоляция их от прежнего микросоциального окружения, однако совершенно не отрицается общение со свободными людьми. Отказ от такого неотъемлемого элементанаказания в виде лишения свободы, как исключение свободного общения, считает Ф.Р. Сундуров, искажает сущность данного наказания [41, С.27]. В данном случае уместно привести мнение И.С. Ноя, указывающего, что без установления запрета в отношении контактов осужденного с внешним миром не может быть и самого понятия лишения свободы [42, С.57].

Анализ такого явления, как изоляция, выделение ее различных видов, рассмотрение существа и последствий изоляции преступника от общества, положения осужденного в колониях-поселениях позволяют заключить следующее:

1)осужденные в колониях-поселениях не изолируются от общества;

2)совокупность правоограничений, свойственных исполняемомув этих учреждениях наказанию, предполагает изоляцию осужденного от прежнего микросоциального окружения [1, С.50].

Таким образом, основываясь на существующих и обоснованных мнениях, а также личных умозаключениях, вышеизложенное позволяет нам утверждать, что отбытие осужденными наказания в условиях колонии-поселении не является формой отбытия уголовного наказания в виде лишения свободы.

1.3 Нормативно-правовые основы исполнения наказания в колониях- поселениях

Правовой основой деятельности колоний-поселений является ряд нормативных правовых актов Республики Казахстан, основными из которых являются: Конституция Республики Казахстан, Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан, Инструкция по организации надзора за лицами, содержащимися в исправительных учреждениях, утвержденная приказом МЮ Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 154, Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные приказом МЮ Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 148, Инструкция об организации воспитательной работы с осужденными в исправительных учреждениях, утвержденная приказом МЮ Республики Казахстан от 21 октября 2004 года № 305.

Анализ ведомственных нормативных правовых актов Министерства юстиции Республики Казахстан показывает, что, несмотря на отдельный статус колоний поселений в институте мест лишения свободы уголовно-исполнительной системы, в них не уделяется особого внимания регламентации работы именно этого вида исправительных учреждений.

Тем не менее, в п. 3 Правил посещения гражданами учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов прямо делается градация и обособление колоний-поселений от других видов исправительных учреждений: "Режимные объекты подразделяются на объекты, находящиеся под вооруженной охраной (исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы и следственные изоляторы), и на объекты, находящиеся под надзором администрации ИУ (колонии поселения, административные здания, сооружения, хозяйственные объекты, а также прилегающая к ним территория)" [43].

Данными Правилами устанавливается доступ на территорию колонии-поселения в следующем порядке:

1) сотрудники УИС Министерства юстиции Республики Казахстан имеют право входа в административные здания и на режимные объекты УИС на основании предъявления служебного удостоверения;

2) граждане допускаются в административные здания, а равно находятся на территории режимного объекта УИС, только после обязательного предъявления документа, удостоверяющего личность, регистрации в Журнале учета посетителей и получения специального пропуска;

3) граждан, после получения пропуска, принимает должностное лицо. Передвижение данных лиц по территории административного здания, их вход и выход осуществляется в сопровождении сотрудников УИС;

4) пребывание должностных лиц других министерств и ведомств, членов общественных наблюдательных комиссий, а равно представителей иностранных делегаций, осуществляется в сопровождении сотрудников УИС.

Помимо основных, деятельность колоний-поселений регулирует ряд актов, регламентирующих некоторые обеспечительные функции работы рассматриваемого вида исправительных учреждений. Остановимся на них, так как данная работа, по нашему мнению, в достаточной степени отражает положения вышеуказанных нормативных правовых актов.

Правительством Республики Казахстан установлены определенные нормы бесплатного питания осужденных, в том числе содержащихся в колонии-поселении [44]. Данное постановление устанавливает такие нормы как:

1. Нормы обеспечения бесплатным питанием подозреваемых и обвиняемых.

2. Нормы повышенного питания и вещевого обеспечения беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, инвалидов первой и второй групп.

3. Нормы повышенного питания несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых.

4. Нормы питания и материально-бытового обеспечения осужденных.

5. Правила оказания помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания.

Однако и в этом постановлении, несмотря на отдельные позиции, касающиеся норм положенности для осужденных различных категорий (женщины, несовершеннолетние, больные, находящиеся на стационарном и амбулаторном лечении в лечебно-профилактических учреждениях исправительных учреждений, отбывающих наказание в тюрьмах и т.д.), также не предусмотрены какие-либо отдельные нормы.

Учет осужденных в колониях-поселениях, как и в других видах исправительных учреждений, осуществляется отделами специального учета. В частности, применительно к колониям-поселениям, в их функции входят:

1) проверка правильности оформления документов на осужденных при их приеме в колонию-поселение;

2) осуществление персонального и количественного учета осужденных, составление отчетности об их численности, составе и движении;

3) учет, ведение и хранение личных дел на осужденных, содержащихся в колонии-поселении;

4) оформление на осужденных материалов: об условно-досрочном освобождении; об освобождении от отбывания наказания по болезни; о включении времени работы лиц, отбывающих наказание в колонии-поселении, в их общий трудовой стаж;

5) исполнение актов об амнистии осужденных, а также определений и постановлений судов об изменении приговоров в отношении осужденных;

6) подготовка ответов на запросы органов внутренних дел, национальной безопасности, прокуратуры, юстиции, суда и других государственных учреждений по вопросам, относящимся к компетенции отдела (отделения, групп) специального учета;

7) оформление документов о конвоировании осужденных;

8) осуществление контроля за своевременным освобождением осужденных из колонии-поселения и оформление документов об этом;

9) оформление учетно-регистрационных материалов на осужденных для направления их в Комитет по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан и его филиалы в областях;

10) участие в работе по установлению административного надзора за лицами, освобождаемыми из колонии-поселения [45].

Большое значение в правильном функционировании исправительного учреждения имеют контроль и надзор со стороны компетентных государственных органов и гражданского сектора.

Контроль за деятельностью колонии-поселения осуществляют исполнительные органы на своей территории, вышестоящие органы управления уголовно-исполнительной системой, судебные органы, а надзор – Генеральный Прокурор Республики Казахстан и подчиненные ему прокуроры. Так, в Инструкции по организации прокурорского надзора за законностью исполнения наказаний и реабилитации граждан прокурорам вменяется обязанность проведения комплексных проверок состояния законности во всех исправительных учреждениях не реже одного раза в полугодие, проводится постоянный тщательный анализ и обобщение состояния законности. Таким образом обеспечивается постоянный мониторинг в исправительных учреждениях [46].

Кроме того, значительная роль в этом направлении принадлежит общественному контролю со стороны Общественных наблюдательных комиссий, правозащитных организаций, средств массовой информации, также осуществляющих непрерывный мониторинг соблюдения прав осужденных.

Одной из распространенных форм контроля и надзора являются проверки, осуществляемые при посещении исправительного учреждения. Законом предусмотрен перечень должностных лиц, имеющих право посещать учреждения, исполняющие наказания, без специального на то разрешения.

Приведение национального законодательства в соответствии с международными стандартами способствовало тому, что в статье 19 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан расширен круг лиц, имеющих право посещать учреждения, исполняющие наказания, без специального разрешения.

К ним относятся:

1. Президент Республики Казахстан, Премьер-министр Республики Казахстан, депутаты Парламента Республики Казахстан, Общественные наблюдательные комиссии, а также акимы областей, городов республиканского значения и столицы республики в пределах соответствующих территорий.

2. Генеральный прокурор Республики Казахстан и подчиненные ему прокуроры.

3. Сотрудники вышестоящих органов уголовно-исполнительной системы.

Условия и порядок оплаты труда осужденных в колониях-поселениях устанавливается соответствующим Положением, утвержденным Кабинетом Министров Республики Казахстан [47].

Анализ данного Положения показал, что оно в определенной степени устарело как по своему содержанию, так и по оформлению. В частности, в нем до сих пор используются такие юридически устаревшие понятия как "исправительно-трудовые учреждения", "воспитательно-трудовые колонии", ссылки на Министерство внутренних дел как на ведомство, регулирующее уголовно-исполнительную деятельность и т.д.

Указанным Положением предусматривается регулирование следующих вопросов:

1) условия труда лиц, лишенных свободы;

2) порядок оплаты труда лиц, лишенных свободы;

3) система оплаты труда;

4) доплата бригадирам производственных бригад;

5) оплата труда осужденных за выполнение ими обязанностей руководителей, специалистов, служащих, а также занятых на хозяйственных работах;

6) оплата труда инвалидов;

7) оплата труда учеников из числа осужденных;

8) оплата труда квалифицированных рабочих из числа осужденных за обучение учеников и повышение квалификации осужденных или обучение их вторым профессиям;

9) оплата сверхурочных работ;

10) оплата работы в праздничные дни и выходные дни;

11) оплата труда при невыполнении норм выработки, при браке продукции и простое, имевших место не по вине осужденного;

12) оплата труда при освоении новых производств (продукции);

13) порядок оплаты за работу в ночное время;

14) условия и оплата труда осужденных беременных женщин и кормящих матерей;

15) удержания из заработной платы осужденных к лишению свободы.

Подводя итоги проведенному в данном разделе и в целом в работе анализу нормативно-правовой базы, можно прийти к определенному выводу о том, что с учетом специфики содержания осужденных в колониях-поселениях как в исправительном учреждении открытого типа, не имеющего строгих рамок и границ режима и условий отбывания наказания, направленных в том числе на постепенное вхождение (адаптацию) осужденного в свободное общество, требуется создание обособленной Инструкции по организации надзора за лицами, содержащимися в условиях колонии-поселения, включающей в себя правила внутреннего распорядка и вопросы организации воспитательной работы с осужденными.

Кроме того, требуют переработки нормативные правовые акты, регулирующие вопросы нормирования вещевого довольствия и питания, оценки и оплаты труда осужденных в колониях-поселениях.

колония исправительный воспитательный осужденный


Глава 2. Проблемы исполнения отбывания наказания в виде лишения свободы в колониях-поселениях

2.1 Режим в колониях-поселениях и средства его обеспечения

Для каждого вида исправительного учреждения установлен свой режим отбывания наказания, включающий в себя комплекс общих для всех и специфических для каждого вида учреждения прав и обязанностей осужденных и администрации, нормы поведения в учреждении и за его пределами, обеспечивающих достижение целей и решение задач уголовно-исполнительного законодательства [98, С.52].

Порядок содержания в колониях-поселениях как для лиц, переведенных из колоний с другим видом режима, так и для тех, кому колония-поселение назначается в качестве первичного наказания, по своим режимным правилам тождественен (ч. 1 ст.124 УИК Республики Казахстан). Данное законодательное установление указывает на отсутствие в исследуемых колониях дифференцированного подхода к разграничению режимных требований в зависимости от уголовно-правовых признаков совершенного преступления и уголовно-исполнительных характеристик личности преступника.

В отличие от исправительных учреждений с другими видами режима в исследуемых учреждениях допускается совместное содержание осужденных мужчин и женщин (ч. 3 ст. 124 УИК Республики Казахстан). Поэтому при распределении в колонию-поселение правоприменителю нет необходимости учитывать данный социально-демографический признак осужденного. А государству возможность объединенного отбывания наказания осужденными обоих полов в одной колонии-поселении позволяет снизить затраты на их строительство минимум в два раза по сравнению с колониями других видов режима.

Согласно законодательству, совместному отбыванию наказания в одной колонии-поселении может воспрепятствовать факт совершения преступления в соучастии. Данное установление вполне оправданно, так как совместное отбывание наказания лицами, совершавшими преступление в соучастии, влечет ряд негативных последствий как для процесса исправления, так и для личной безопасности осужденных.

Отсутствие охраны и изоляции в исследуемых учреждениях освобождает органы управления таких учреждений от внедрения системы мер, направленных на упреждение пересечения осужденными и другими лицами границы расположения поселка путем возведения заградительных сооружений как по периметру его, так и внутри. Это является принципиальным признаком в создании относительно свободного режима отбывания наказания [99].

Факт содержания осужденных без охраны также позволяет функционировать данным учреждениям без формирования в их штатной численности специальных подразделений УИС, создаваемых для охраны объектов этих учреждений и конвоирования осужденных.

Отсутствие охраны внутри и снаружи учреждения обусловлено наличием:

1) общего правила порядка передвижения осужденных, содержащихся в колонии-поселении, а именно правила свободного передвижения осужденных в пределах колонии-поселения в часы от подъема до отбоя независимо от выполняемых ими функций;

2) особого правила передвижения вне указанной колонии с разрешения администрации, если это необходимо по характеру выполняемой работы либо в связи с их обучением – это дозволение можно рассматривать как специальное правило передвижения осужденных колоний-поселений.

Основной способ проживания осужденных в исследуемых учреждениях осуществляется по правилам общежития в одном здании либо в различных жилых постройках. Так, ст. 125 УИК Республики Казахстан указывает на "специально предназначенные" общежития, но не оговаривает, в чем заключается характер такого предназначения. Поэтому можно лишь предположить, что таким образом законодатель пытался отграничить место проживания осужденных в колониях-поселениях от других граждан. Однако на практике указанные постройки и порядок размещения осужденных мало чем отличаются от условий общежития свободных граждан. Разница состоит лишь в правовом статусе этих лиц.

Льготным способом представляется возможность проживания осужденным на территории колонии-поселения либо за её пределами с разрешения начальника учреждения.

В целом изучение этого направления показало недостаточную степень правовой регламентации отдельных сфер работы с осужденными в условиях колонии-поселения, в том числе и предоставления осужденным права на проживание на арендованной или собственной жилой площади за территорией колонии-поселения в пределах населенного пункта, где она располагается.

По мнению сотрудников колоний-поселений, предоставление такого права для проживания на территории колонии-поселения представляется нецелесообразным [100, С.18].

Анализ нормативных правовых актов, призванных регулировать деятельность администрации учреждения по предоставлению осужденным указанного права, показал, что существующие нормы охватывают данный вопрос лишь поверхностно, а некоторые из существующих положений и образцов документов можно признать морально и юридически устаревшими (например, наименование осужденных как "рабочей силы". Этот термин предлагается заменить на более нейтральный – "рабочие"). Также отсутствуют какие-либо правовые и научные комментарии и рекомендации по порядку предоставления рассматриваемого права осужденным администрацией колонии-поселения, особенностям осуществления контроля за их поведением и образом жизни за пределами учреждения.

Право проживания на арендованной или собственной жилой площади за территорией колонии-поселения предоставляется администрацией колонии-поселения после изучения личности осужденного, но не ранее шести месяцев со дня прибытия в колонию-поселение.

Условия, необходимые для предоставления осужденным права проживания на арендованной или собственной жилой площади:

1. Наличие у осужденного семьи.

Здесь важно обратиться к Закону Республики Казахстан "О браке и семье", где дается следующее понятие семьи - "это круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений" [15].

2. Наличие жилья или возможности ее аренды в пределах населенного пункта, где расположена колония-поселение.

3. Трудоустроенность осужденного или возможность его трудоустройства в период проживания с семьей.

4. Отсутствие у осужденного нарушений режима содержания с момента прибытия в колонию-поселение.

5. Положительные рекомендации психолога колонии-поселения.

6. Положительная характеристика начальника отряда колонии-поселения.

7. Положительная характеристика сотрудника режимного отдела колонии-поселения.

8. Положительная характеристика сотрудника оперативного отдела колонии-поселения.

Сбор документов, предоставляемые администрации колонии-поселения, осуществляется самим осужденным и его родственниками. К таким документам относится:

1. Заявление осужденного и его родственников, с которыми он будет совместно проживать. Заявление осужденного должно быть подписано всеми членами семьи и родственниками, с которыми совместно будет проживать осужденный.

2. Справки о составе семьи и условиях проживания, заверенные в установленном порядке.

3. Рекомендации участкового инспектора полиции о возможности предоставления права проживания на участке поднадзорного лица.

4. После вынесения постановления на проживание с семьей вне территории колонии-поселения – справка от участкового инспектора полиции о его уведомлении в проживании на участке поднадзорного лица.

5. Подписка об ознакомлении осужденного с правилами поведения и ограничениями на период проживания вне территории колонии-поселения.

6. Ходатайства юридических лиц, зарегистрированных в установленном порядке, о представлении рабочего места осужденному.

7. Договор на предоставление работников из числа осужденных, заключенный между руководством колонии-поселения и работодателем, имеющим право на наем работников, или индивидуальный трудовой договор, заключенный между осужденным и работодателем.

После предоставления осужденным всех необходимых документов они подлежат рассмотрению комиссией колонии-поселения.

Постановление о предоставлении осужденному права на проживание за территорией колонии-поселения утверждается начальником территориального Департамента уголовно-исполнительной системы.

Другим немаловажным условием предоставления рассматриваемой осужденному возможности является комплекс мероприятий, осуществляемых заместителем начальника колонии-поселения по воспитательной работе в период изучения и рассмотрения документов. Так, он проводит:

- обследование бытовых условий, в которых будет проживать осужденный;

- изучение мнения соседей об осужденном, если он ранее уже проживал по данному месту жительства до осуждения;

- проверку условий труда по месту работы осужденного либо отбирает ходатайство от работодателя о предоставлении осужденному рабочего места;

- изучение круга общения осужденного по месту жительства;

- изучение рекомендации участкового инспектора полиции о возможности предоставления осужденному права проживания на данном участке.

При принятии положительного решения о предоставлении права на проживание осужденного на арендованной или собственной жилой площади администрация колонии-поселения:

1) знакомит осужденного с правилами поведения и ограничениями на период проживания вне территории колонии-поселения. Подписка об ознакомлении с правилами и ограничениями подшивается в личное дело осужденного;

2) уведомляет территориальные органы внутренних дел о проживании на участке поднадзорного лица. Справка об уведомлении от участкового инспектора полиции включается в личное дело;

3) получает договор на предоставление рабочих из числа осужденных, заключенный между руководством колонии-поселения и работодателем, имеющим право на наем таких рабочих, и/или индивидуальный трудовой договор, заключенный между осужденным и работодателем (Приложение А);

4) выносит Постановление о предоставлении осужденному права на проживание со своей семьей на арендованной или собственной жилой площади за территорией колонии-поселения (Приложение Б).

5) выдает осужденному удостоверение установленного образца с обязательным указанием адреса проживания, подписанное начальником колонии-поселения и заверенное печатью данного исправительного учреждения (Приложение В).

Кроме того, по мнению практических работников колонии-поселения, представляется целесообразным введение дополнительного условия – получение согласия потерпевшей стороны на предоставление права проживания осужденного за пределами территории колонии-поселения (по образцу процедуры предоставления осужденного к условно-досрочному освобождению). Однако данный момент представляется в достаточной степени спорным.

Также необходимо предоставить осужденным возможность трудоустройства на равных правах на объектах, с которыми у колонии-поселения уже заключены договора о предоставлении рабочих из числа осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении.

Особое внимание в вопросе предоставления права на проживание осужденного за пределами колонии-поселения является осуществление контроля за ним.

Здесь установлены определенные требования:

1. За осужденными, проживающими за пределами колонии-поселения, должны быть закреплены сотрудники колонии-поселения из числа аттестованного состава.

2. Осужденные обязаны не менее одного раза в неделю в установленное распорядком дня время (когда осужденный не задействован по месту работы) являться к дежурному помощнику начальника колонии-поселения для регистрации.

3. Проверки осужденных по месту жительства и по месту работы должны осуществляться сотрудниками колонии-поселения не менее двух раз в неделю согласно графику, утвержденному начальником учреждения, с указанием ответственных.

В целях обеспечения личной безопасности к проверкам необходимо привлекать не менее двух сотрудников, в том числе различных отделов и служб.

4. При проведении проверок по месту жительства должен проводиться опрос всех присутствующих членов семьи и родственников, совместно проживающих с осужденным, следует установить степень положительного влияния осужденного на жизнь семьи, воспитание детей, взаимоотношения с соседями.

5. В период действия усиленного графика несения службы и/или режима особых условий в колонии-поселении администрация учреждения в целях совершенствования системы контроля за осужденными имеет право ограничить право осужденного на проживание за пределами колонии-поселения до снятия режима усиленного несения службы и/или особых условий.

6. Сведения о результатах проверки вносятся в тетрадь отметок о проверке, которая хранится у осужденного.

Результаты проверок осужденных по месту жительства и работы докладываются начальнику колонии-поселения рапортом (актом), который подшивается в папку-накопитель на каждого осужденного, имеющего право квартирного проживания.

Существует мнение, что последняя форма контроля является неконституционной, так как нарушаются права граждан на неприкосновенность частной жизни, жилища, личную и семейную тайну.

Однако, как нам представляется, конституционные права в данном случае не нарушаются вследствие того, что такое правоограничение можно применять по судебному решению к лицу, совершившему преступление. В исследуемом случае такие основания имеются.

В случае нарушения осужденным установленных режимных требований, администрация колонии-поселения может лишить осужденного права проживания за территорией учреждения. Основаниями для принятия такого решения могу являться:

1. Нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания.

2. Совершение осужденным административного правонарушения.

3. Нарушение графика регистрации либо уклонение от регистрации в колонии-поселении.

4. Нарушение трудовой дисциплины (наличие дисциплинарного взыскания, наложенного работодателем, и отрицательной характеристики с места работы) либо уклонение от исполнения трудовых обязанностей.

5. Нарушение норм общежития (наличие отрицательной характеристики участкового инспектора полиции о поведении, отзывов соседей, членов семьи и родственников по месту жительства).

6. Уклонение от исполнения обязанностей по воспитанию детей, а также ухода за нуждающимися в уходе членами семьи и совместно проживающими родственниками.

7. Распитие спиртных напитков, употребление наркотических, токсикоманических и иных одурманивающих средств на рабочем месте и/или по месту жительства.

8. Участие в азартных играх.

9. Иные достаточные основания по усмотрению комиссии колонии-поселения (по рапорту/акту должностного лица, выявившего нарушение).

О лишении осужденного права проживания на арендованной или собственной жилой площади за территорией колонии-поселения Комиссией учреждения выносится соответствующее Постановление, утверждаемое начальником колонии-поселения (Приложение Г).

В отличие от закрытых учреждений осужденным колоний-поселений разрешается носить гражданскую одежду, иметь при себе наличные деньги и ценные вещи, пользоваться деньгами без ограничения. Эти дозволения предусмотрены для более успешной адаптации осужденных к условиям жизни законопослушных граждан.

Еще одним характерным только для осужденных колоний-поселений признаком является их право на свидания без количественного ограничения. Но как отграничивать одно свидание от другого - в нормативных актах не закреплено. Ввиду чего на практике данный вопрос решается по усмотрению администрации. В одних колониях свидание протекает до трех суток, в других - пока родственник проживает на территории колонии, а в иных данным способом подменяют возможность для осужденного проживать за пределами колонии-поселения. Поэтому, на наш взгляд, необходимо четко определить в законе, что осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, разрешается иметь краткосрочные свидания без ограничения их количества, а также двенадцать длительных свиданий в течение года. В каждом случае оно не может превышать пятидневный срок.

В ст. 125 УИК Республики Казахстан также упоминается о получении осужденными колоний-поселений посылок, передач и бандеролей. Но не регламентируется их количество. Исходя из смысла нормы в целом, следует предположить, что осужденные колоний-поселений могут их получать без ограничения.

Рассматривая перечень предметов, запрещенных к продаже и использованию осужденными в колонии-поселении, важно учитывать специфику режима отбывания наказания в условиях колонии-поселения.

Это касается, в частности, бытовых колюще-режущих предметов (ножей, вилок, ножниц), лекарственных препаратов, инструментов, используемых осужденным в творческой работе в период досуга, и т.д. Ко всем этим предметам и веществам осужденные имеют свободный доступ за пределами колонии-поселения, например, во время работы за пределами учреждения. При этом процесс пользования этими предметами и веществами практически не может быть проконтролирован. Кроме того, во внерабочее время осужденные имеют право на приготовление пищи в помещении общежития, в котором проживают, на организацию своего досуга, в том числе занятия рукоделием, кройкой, шитьем, вязанием, резьбой по дереву, плотницкими работами и т.п. То есть, изъятие и запрещение предметов, используемых в вышеуказанных целях, нецелесообразно.

При формировании перечня запрещенных к хранению и использованию предметов и веществ необходимо учитывать специфику режима отбывания наказания в колонии-поселении, контингент, отбывающий наказание, бытовые условия и условия труда осужденных. В частности, отсутствие строгой изоляции от общества, низкую общественную опасность совершенного преступления, поведение осужденного, характеризующее его исправление и явившееся поводом для перевода из учреждения с более строгим режимом содержания, доступ к социальным благам за пределами колонии-поселения, по месту работы и т.п. [13].

Таким образом, представляется целесообразным дополнить положения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 148 следующим Перечнем предметов, запрещенных к продаже и использованию осужденными в колонии-поселении (Приложение Д):

1. Предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота.

2. Все виды огнестрельного и холодного оружия.

3. Транспортные средства.

4. Взрывчатые, отравляющие и пожароопасные вещества.

5. Все виды алкогольных напитков, пиво.

6. Духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе.

7. Наркотикосодержащие лекарственные средства и препараты.

8. Пишущие машинки, множительные аппараты.

9. Игральные карты.

10. Фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, видео-кинокамеры.

11. Топографические карты, компасы.

Таким образом, следует согласиться с В.И. Горобцовым в том, что действующие Правила внутреннего распорядка ИУ не учитывают особенностей колонии-поселения [101, С.75]. Мы полагаем, что они не отражены в данном нормативном акте в связи с тем, что они не вписываются в регламент деятельности ИК, предназначенных для исполнения лишения свободы. Это еще раз подчеркивает обоснованность разработки отдельных правил внутреннего распорядка колоний-поселений, в которых будет отражена вся специфика отбываемого в них наказания.

Выверенный и точно определенный расчет сил и средств, необходимых для осуществления надзора, позволяет эффективно использовать данный элемент обеспечения режима в выполнении задач, возложенных на колонии-поселения. Так как надзор в колонии-поселения применяется без охраны, а субъектами непосредственного осуществления надзора являются служащие отдела безопасности, то с учетом особенностей структурных объектов и способов трудового использования, осужденных необходимо определять большую штатную численность отдела безопасности колоний-поселений, чем это предусмотрено нормами положенности для других учреждений УИС.

Действующее законодательство не предусматривает создание в колониях-поселениях дополнительных условий отбывания наказания в зависимости от поведения осужденного (обычные, строгие и т.д.). На наш взгляд, такой стимул должен быть у осужденных, а у администрации - средство воздействия на них. Например, осужденный по прибытии в колонию-поселение помещается в обычные условия содержания. При отсутствии нарушений порядка отбывания наказания через полгода он может быть переведен на облегченные условия. В случае неоднократного нарушения режима отбывания наказания лицо переводится на строгие условия содержания.

В обычных условиях осужденные проживают в общежитиях и в свободное от работы время (кроме ночного) пользуются правом свободного передвижения по населенному пункту, в котором располагается колония. Облегченные условия проживания создаются осужденным путем вывода места их проживания за пределы жилой зоны колонии-поселения. Для таких осужденных может быть предусмотрена обязанность регистрации в вечернее время. Строгие условия колоний-поселений предполагают содержание осужденного в свободное от работы время в штрафном изоляторе. Для последней категории может быть предусмотрено сокращение количества предоставляемых длительных свиданий, ограничение на использование денежных средств.

Подобная градация свобод в зависимости от поведения осужденного позволит дифференцированно проводить воспитательную работу: "правовое положение в зависимости от поведения", исключит возможность недобросовестных осужденных пользоваться всеми преимуществами полусвободного содержания, приведет режим отбывания в колониях-поселениях в соответствие с прогрессивными условиями содержания осужденных.

Специфика исполнения наказания в колонии-поселении обусловливает возможность уклонения от отбывания наказания. Сотрудники колонии-поселения, получившие данные об уклонении осужденного от отбывания наказания, отсутствии осужденного по месту работы более 2-х часов обязаны немедленно сообщить об этом дежурному помощнику начальника колонии-поселения, который принимает необходимые меры к организации розыска осужденного.

Основными причинами совершения осужденными уклонений от отбывания наказания являются:

1) стремление осужденного к восстановлению утраченных в период нахождения в "закрытых" исправительных учреждениях личных и родственных связей путем нелегального выезда к месту проживания родственников;

2) употребление спиртных напитков в период нахождения за пределами колонии-поселения и последующий страх перед наказанием и возвращением в "закрытое" исправительное учреждение;

3) низкий моральный, образовательный и социальный уровень осужденных, когда перевод в колонию-поселение используется ими лишь в целях получения открытого доступа к употреблению спиртных напитков и наркотических средств (такая мотивация, на сленге самих осужденных, называется "съездить в отпуск").

Первоначальные мероприятия по розыску уклонившегося от отбывания наказания осужденного должны включать в себя:

1) опрос осужденных, с которыми уклонившийся имел близкий контакт, родственников, проживающих с осужденным или регулярно посещающих его, которым могут быть известны связи и сведения о вероятном местонахождении осужденного либо иные данные, могущие способствовать его розыску;

2) опрос работодателя, осужденных и других лиц, работающих с осужденным на одном объекте или территории;

3) проверку по учетам органов внутренних дел с целью выявления лица, уклоняющегося от отбывания наказания, среди задержанных, в приемниках-распределителях для лиц, не имеющих определенного места жительства, документов, медицинских вытрезвителях, а также по учетам медицинских учреждений, моргов и бюро регистрации несчастных случаев;

4) направление запросов в органы внутренних дел других регионов по месту жительства родственников осужденного и его знакомых.

5) направление запросов в исправительное учреждение, откуда прибыл осужденный, с целью выявления его связей, в том числе через осужденных, с которыми он отбывал наказание.

Материалы, полученные в ходе первоначальных розыскных мероприятий, приобщаются в личное дело осужденного, заводимого на него администрацией учреждения при постановке на учет.

Исходя из целей деятельности исправительных учреждений и уголовно-исполнительной системы в целом колонии-поселения призваны лишь исполнять наказание. В связи с этим, а также ввиду отсутствия в штате колоний-поселений необходимого числа специалистов по организации и проведению розыска, а также контролеров, осуществляющих контроль за осужденными, работающими за пределами учреждения, представляется целесообразным обязанности по розыску уклоняющихся от отбывания наказания осужденных возложить на территориальные органы внутренних дел или специально созданную оперативную группу Департаментов УИС областей, столицы, города республиканского значения при содействии оперативного аппарата колонии-поселения.

На данный момент из всех видов учреждений, исполняющих лишение свободы, колонии-поселения можно отнести к самым сложным структурным образованиям в плане обеспечения режима содержания. Одной из сложностей является обширность территории колонии, во многом определяющая специфику исполнения наказания в таких учреждениях.

Размеры территории колонии-поселения имеют большое значение для решения стоящих перед ней задач, так как безнадзорное передвижение по данному участку местности способствует адаптации осужденных к свободным условиям. В этом случае представляется естественным, что по размерам она должна быть значительно большей, нежели жилая зона колонии. Но размеры территории колонии-поселения в нормативных актах не закреплены, ввиду чего на практике нередко они сводятся к пределам жилой зоны. Это значительно сужает границы передвижения спецконтингента и препятствует их эффективной ресоциализации.

На наш взгляд, в плане соответствия социальному назначению исследуемого института вопрос о территории колонии-поселения более правильно решался в период возникновения колоний-поселений, когда осужденный мог передвигаться по всей территории колонии, в которую входили не только жилая зона, но и весь разрабатываемый лесной массив (в лесных подразделениях) или все обрабатываемые угодья (в сельскохозяйственных подразделениях). Таким образом, целесообразно в ст. 125 УИК Республики Казахстан закрепить право осужденных колоний-поселений на свободное передвижение в часы от подъема до отбоя в пределах административного района дислокации колонии.

При исследовании проблем и вопросов организации режима содержания в колонии-поселении необходимо руководствоваться задачами института колоний-поселений, нацеленных на решение адаптационных проблем осужденных и сохранения (восстановления) их социально-полезных связей через "полусвободную" работу и обучение. Приемлемым тут видится подход, предложенный В.И. Горобцовым, согласно которому в решении вопроса о пределах предоставления безнадзорного передвижения осужденного колонии-поселения целесообразно использовать опыт ранее действующего законодательства, который предполагал предоставлять осужденным в колониях-поселениях право передвигаться без надзора вне территории колонии, но в пределах автономной республики, края, области [102, С.231]. Подобный подход уравняет в правах представителей всех колоний-поселений и устранит различия в понимании пределов передвижения осужденных без надзора для выполнения работ или учебы.

В связи с вышесказанным хотелось бы добавить, что остается актуальным вопрос о предоставлении осужденным администрацией права передвижения без надзора вне колонии-поселения в пределах территории соответствующей области не только если это необходимо для выполнения ими работы либо в связи с обучением, но и для решения личных вопросов, касающихся лечения, приобретения предметов домашнего обихода, встречи родственников и т.п. Это не противоречит положениям законодательства, регламентирующим основания и порядок предоставления выездов осужденных к лишению свободы за пределы ИУ (ст. 93 УИК Республики Казахстан). На наш взгляд, указание в законе на возможность решения личных вопросов через предоставление свободного передвижения осужденному по территории области будет полнее удовлетворять социальному предназначению колоний-поселений.

Быт и досуг осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, приобретает особую роль и значение, именно поэтому организация исправительного процесса в этих учреждениях нацелена на приобщение их к ритму жизни общества как в сфере производства, так и вне его. Правильное использование досуга и надлежащие бытовые условия в исследуемых колониях напрямую влияют на достижение задач этих учреждений. Если в "закрытых" колониях нерабочее время строго регламентировано распорядком дня и обеспечивается интенсивным надзором, то в колониях-поселениях регулирование бытовых условий и свободного от работы времени мало чем отличается от обычных граждан. Существует связь между неустроенностью бытового сектора и осложнением оперативной обстановки в колонии. Привитие норм правильной организации быта, наряду с формированием ценностного отношения к традициям законопослушания, являются определенной гарантией отсутствия рецидива со стороны освободившихся.

Вместе с положительным опытом использования полусвободного режима в деятельности исследуемых колоний в настоящее время имеется и ряд недостатков, каковыми являются: неразвитая инфраструктура некоторых колоний; отсутствие должным образом оборудованных мест проживания и проведения досуга; нарушения закона в плане выдачи заработной платы наличными деньгами; отсутствие мест для просушки одежды, хранения белья и т.п.

До сих пор остается неурегулированным вопрос о продовольственном обеспечении осужденных колоний-поселений, находящихся в лечебных учреждениях уголовно-исполнительной системы. Так как режим последних аналогичен режиму "конвойных" колоний, у осужденных данной категории необходимо денежные сбережения изымать и зачислять на лицевой счет. Питание и обмундирование этих осужденных должно производиться бесплатно за счет средств лечащего учреждения.

Подводя итог сказанному, отметим, что режим колоний-поселений по степени правоограничений, применяемых к осужденным, отличается более мягким по содержанию средством воздействия в сравнении с режимами других учреждений УИС. Но нормативно-правовое регулирование режимных требований колоний-поселений воспроизводится в объединенных для всех таких учреждениях юридических актах, слабо отражающих специфику исполнения наказания в исследуемых колониях. В связи с этим необходимо режим отбывания наказания в колониях-поселениях регламентировать отдельными правовыми актами, с более детальным отражением механизма осуществления процесса карательно-воспитательного воздействия на осужденных в полусвободных условиях.

2.2 Трудовое использование лиц, содержащихся в колониях-поселениях

На современном этапе развития общества созрела необходимость анализа многих общетеоретических вопросов, имеющих важное методологическое значение, а также разработки конструктивных предложений по дальнейшему совершенствованию действующего законодательства [48, С.58].

В настоящее время труд осужденных регулируется множеством нормативных правовых актов. В ст. 24 Конституции Республики Казахстан, закреплено положение, что каждый имеет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии. Принудительный труд допускается только по приговору суда либо в условиях чрезвычайного или военного положения. То есть, труд осужденных в Казахстане закреплен в основном законе стране и его организация возложена на КУИС МЮ Республики Казахстан.

И.Я. Фойницкий отмечал, что у государства уже издавна появилась мысль получать доход с преступников как с рабочей силы, не имеющей права распоряжаться собой. Вначале работы назначались лицам, не совершившим никакого преступления, а ведшим только праздную жизнь: нищие, бродяги, мелкие правонарушители [49, С.334].

Трудоправовой статус рабочих и служащих Республики Казахстан закреплен в Трудовом Кодексе Республики Казахстан, где в ст. 22 закреплены основные права и обязанности работника. Однако проанализировав статью, мы пришли к выводу, что осужденные могут пользоваться не всеми правами. Например, право на объединения, включая право на создание профессионального союза или других объединений, а также членство в них, для защиты своих трудовых прав в отношении осужденных к лишению свободы остается в нейтральном положении.

В настоящее время право граждан Республики Казахстан на свободу труда (ст. 24 Конституции Республики Казахстан) в отношении осужденных к лишению свободы в период отбывания наказания не действует, так как осужденные не могут сами выбирать вид трудовой деятельности. Это право у них возникает в усеченном виде в колонии-поселении, в полном виде только после освобождения.

В ныне действующих правилах внутреннего распорядка ИУ нет расширенного толкования трудовых прав и обязанностей осужденных. Имеется только раздел 5, где говорится о порядке развода осужденных на работы. На это в свое время обращал внимание А.И. Зубков: "Применительно к условиям конкретного исправительно-трудового учреждения Правила внутреннего распорядка должны быть конкретизированы в плане уточнения трудовых прав и обязанностей осужденных, порядка поведения на производстве и взаимоотношений между собой ..." [50, С.108-109].

В связи с этим есть мнение А.Б. Кайжакпаровой, которая пишет: "Примечательным является тот факт, что в системе государственной статистики лишенные свободы не указываются как группа населения. Публикуемые статистические материалы характеризуют данную группу только юридическими параметрами, не учитывая того, что эта социальная общность представляет собой часть населения Республики Казахстан и соответственно обладает не только правовыми, но и определенными социальными характеристиками" [51, С.133].

В советский период, в области трудовой правосубъектности осужденных исполнение наказаний обуславливает целый ряд ограничений, содержание и количество которых зависело от вида наказания: меньше всего их было при исполнении ссылки и высылки, значительно больше при исполнении исправительных работ без лишения свободы, и еще больше - при исполнении наказания в виде лишения свободы.

Определенная специфика имеется и в характеристике участников данного правоотношения. Особенность характеристики личности осужденного (как одного из участников специфического трудового правоотношения) проявляется в том, что он одновременно выступает и объектом карательно-воспитательного воздействия, в силу чего его некоторые субъективные права в данном правоотношении претерпевают определенные изменения [52, С.167-168].

В связи с этим необходимо установить комплекс гарантий в области трудовых прав осужденных к лишению свободы.

Установление системы гарантий в области трудовых прав осужденных особенно необходимо, так как они свою трудовую правоспособность осуществляют в условиях существенного ограничения своих ряда элементов правового статуса гражданина, в условиях лишения свободы, в условиях применения целого комплекса мер исправительного воздействия.

В настоящее время закрепление труда лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, не противоречит международным нормам.

Так в п. 1 ст. 2 Конвенции о принудительном труде, принятой 28 июня 1930 г., отмечается, что "принудительный или обязательный труд означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которого это лицо не предложило добровольно своих услуг". Вместе с тем, в п. 2 ст. 1 данной Конвенции оговаривается, что к принудительному или обязательному труду не относится всякая работа или служба, требуемая от какого-либо лица, вследствие приговора вынесенного судом, при условии, что эта работа или служба будет производиться под надзором и контролем государственных властей и что указанное лицо не будет уступлено или передано в распоряжение частных лиц, компаний или обществ, также под данный термин не подпадает любая работа или служба, требуемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случаях войны или бедствия или угрозы бедствия [53, С.515].

И в п. 3 ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах также установлен запрет на принудительный или обязательный труд. Там же отмечается, что данное положение не распространяется на страны, где за совершение преступления может быть назначено лишение свободы сопряженное с каторжными работами приговором компетентного суда. Далее, в этой же статье говорится, что термином "принудительный или обязательный труд" не охватывается, какая бы то ни была работа или служба, которую должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения [54, С.55].

С переходом к рыночной экономике предприятия УИС оказались не жизнеспособными, что не могло не сказаться на численности осужденных занятых трудом. Интересны по данной проблеме рассуждения Х.Х. Валиева: "Теперь возможность трудиться - это большое благо, которое не всем доступно. Теперь предоставление работы - это своего рода поощрение, и этот фактор, безусловно, должен найти свое отражение в уголовно-исполнительном законодательстве" [54, С.58].

Приблизительно похожего мнения придерживается В.И.Поздняков, который пишет: "Возникшие, конечно, не от хорошей жизни проблемы с обеспечением трудовой занятости осужденных привели к необходимости осуществлять дифференцированный отбор осужденных для замещения вакансий на объектах труда исправительных учреждений. Предпочтение будет отдано, прежде всего, тому, кто имеет навыки работы по требуемой специальности или необходимую квалификацию. Это создает основу для здоровой конкуренции и, как следствие, формирует стремление трудиться у осужденных, не охваченных трудовым процессом" [55, С.35].

Все вышесказанное, конечно, имеет определенный смысл и более того, является закономерным результатом развития рыночных отношений в стране, так как предприятия уголовно-исполнительной системы находятся в одной конкурентной среде с предприятиями различной формой собственности. Это отдельная проблема.

Далее, развивая вышеизложенное Х.Х. Валиев пишет, что значимость труда будет намного выше "если труд будет не обязательным, т.е. являться волеизъявлением самого осужденного, если осужденный будет трудиться на предприятии исправительной колонии не по обязанности, а по своей воле, то этот факт будет действительно означать, что процесс его исправления протекает реально и успешно" [56, С.24].

Хотя в свое время Х.Х. Валиев, в своей диссертации отмечал, "...что, по мнению руководителей учреждений, с каждым днем, в буквальном смысле слова, сдерживать ситуацию становиться все труднее. Основная проблема - это отсутствие поддержки производства учреждений. ... а незанятость многих из них, как известно, в такой среде выступает в качестве криминогенного фактора" [57, С.88-89].

Так же интересны результаты анкетирования, проведенного КУИС МЮ Республики Казахстан в 2003 г. На вопрос, каким должен быть труд осужденных добровольным или обязательным, 21931 осужденных (78,3%) ответили добровольным, а 6100 (21,7%) респондентов соответственно обязательным [58].

Условия труда лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы в определенные периоды времени развития пенитенциарных учреждений были разные. Рассмотрим развитие и изменения в регулировании оплаты труда, рабочего времени и времени отдыха через призму принятия нормативных правовых актов в исторической последовательности, начиная с установления советской власти.

Одним из существенных правоограничений в свое время выступало лишение осужденных трудовых отпусков, что большинством осужденных воспринималось как дополнительное наказание. И поэтому в ряде случаев, в результате моральной и физической усталости, осужденные сами устраивали себе "отпуска" путем отказа от работы, умышленного невыполнения норм выработки или работают по принципу "лишь бы начальство не ругалось", хотя имели объективные возможности выполнять и перевыполнять установленные задания [59, С.63].

В этой связи следует отметить, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. Основы исправительно-трудового законодательства были дополнены ст. 24-1, в которой устанавливалась возможность краткосрочного выезда осужденного за пределы мест лишения свободы. В ней указывалось, что осужденным, содержащимся в исправительно-трудовых колониях общего режима, колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, колониях-поселениях и воспитательно-трудовых колониях, могут быть разрешены краткосрочные выезды за пределы мест лишения свободы на срок не более семи суток, не считая времени, необходимого для проезда в оба конца (не свыше пяти суток), в связи с исключительными личными обстоятельствами: смерть или тяжкая болезнь близкого родственника, угрожающая жизни больного; стихийное бедствие, причинившее значительный материальный ущерб осужденному и его семье [60, С.17-18].

Сейчас труд осужденных к лишению свободы организуется в соответствии с ТК Республики Казахстан с учетом ограничений, вытекающих из порядка и условий отбывания наказания, предусмотренных УИК Республики Казахстан, и направлена на достижение основной задачи исполнения наказаний - исправление осужденных.

В ч. 1 ст. 99 УИК Республики Казахстан закреплено положение, в соответствии с которым все осужденные к лишению свободы обязаны трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией ИУ. Осужденные привлекаются к труду на предприятиях УИС, в государственных организациях или организациях иных форм собственности при условии обеспечения их надлежащей охраны и изоляции, а также других режимных требований. Осужденные могут заниматься индивидуально-трудовой деятельностью.

Похожая формулировка закреплена в УИК Российской Федерации, где в ч. 1 ст. 103 закреплено: "Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений" [61]. Так же в ч. 1 ст. 98 УИК Республики Беларусь [62] и в ч. 1 ст. 95 Кодекса Азербайджанской Республики об исполнении наказания закреплена обязанность осужденных к лишению свободы трудиться [63].

В Эстонии ч. 1 ст. 37 Закона "Об исполнении наказаний, связанных с изоляцией от общества" это положение изложено несколько иначе: "Заключенные обязаны трудиться, если иное не установлено настоящим Законом" [64].

Несколько мягче изложена норма о привлечении к труду осужденных к лишению свободы в УИК Республики Молдова, где в ч. 1 ст. 78 закреплено: "Каждый осужденный может работать в соответствии с его трудоспособностью" [65].

Нам думается, что все выше изложенные формулировки не совсем удачны. Во-первых, если не закреплять обязательность труда осужденных к лишению свободы в уголовно-исполнительном законодательстве, то нет основания привлекать их к труду, что в свою очередь ухудшит криминогенную обстановку в КП. Во-вторых, если закрепить обязанность осужденных трудиться, то администрация обязана всех их трудоустроить.

В связи с этим необходимо закрепить обязанность осужденных к лишению свободы трудиться, если у администрации колонии-поселения есть возможность их трудоустроить.

Условия труда для осужденных к лишению свободы устанавливаются ст. 100 УИК Республики Казахстан и ст.ст. 76, 77, 80 ТК Республика Казахстан [66].

Согласно ч. 1 ст. 100 УИК Республика Казахстан для лиц, отбывающих наказание в ИУ, недельная продолжительность рабочего времени не может превышать норму, установленную трудовым законодательством. Аналогичная норма закреплена и в уголовно-исполнительном законодательстве России, Беларуси, Узбекистана, Молдовы, Эстонии и Азербайджана.

Для лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, недельная продолжительность рабочего времени, в соответствии с трудовым законодательством, не должна превышать 40 часов.

Продолжительность рабочего дня осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях, предоставление им еженедельных дней отдыха, а также льготы лицам, успешно обучающимся без отрыва от производства в общеобразовательной школе, устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством Республики Казахстан. Для несовершеннолетних осужденных, содержащихся в воспитательных колониях, устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени (ст. 181 ТК Республики Казахстан):

1) для осужденных в возрасте от 14 до 16 лет - не более 24 часов в неделю;

2) для осужденных в возрасте от 16 до 18 лет - не более 36 часов в неделю.

3) для учащихся организаций образования, совмещающих в течение учебного года учебу с работой, в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет - 2,5 часа в день, в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет - 3,5 часа в день.

Продолжительность рабочего времени осужденных, занятых на тяжелых физических работах и работах с вредными условиями труда, - не более 36 часов в неделю (ст. 202 ТК Республики Казахстан).

Интересны выводы по продолжительности рабочего времени сделанные в свое время А.С. Макаренко, он писал: "... я считаю, что правильно организованный четырехчасовой рабочий день, освещенный присутствием интересного занятия и общим повышенным тонусом жизни коммунара, отсутствием утомления, ясной и надежной перспективы впереди, дает гораздо больше, чем погоня за лишним рабочим часом" [67, С.42].

Время начала и окончания работы (смены), перерывов устанавливаются Правилами внутреннего трудового распорядка [16] и графиками сменности, устанавливаемыми администрацией.

В ныне действующих Правилах внутреннего распорядка ИУ труд осужденных детально не регулируется, в отличие от Правил внутреннего распорядка ИТУ 1977 г., где регулированию труда осужденных была посвящена Глава 11 "Труд лиц, лишенных свободы". В данной главе были закреплены особенности труда лиц данной категории. Возможно, в новых правилах нет необходимости регулирования труда осужденных к лишению свободы, так как он регулируется трудовым законодательством с некоторыми ограничениями, которые закреплены в УИК Республики Казахстан. В новых правилах остался только перечень работ и должностей, на которых запрещается использование труда осужденных, он ничем не отличается от перечня старых правил, даже формулировки те же. Различия заключаются только в том, что в старых правилах в дополнении ко всему запрещается использование осужденных в качестве фотографов и зубопротезистов, в новых правилах этого запрета нет.

В ч. 5 ст. 100 УИК Республики Казахстан установлено, что время привлечения осужденных к оплачиваемому труду засчитывается им в трудовой стаж. Норма похожего содержания закреплена и в законодательствах России, Азербайджана, Беларуси. Однако в Республике Молдова ч. 2. ст. 79 УИК изложена иначе: "Срок отбывания наказания в виде лишения свободы в трудовой стаж осужденного не засчитывается". Хотя далее, в этой же статье, предусмотрен случай, когда труд осужденного в ИУ может быть включен в трудовой стаж.

Трудовые отношения между работодателем и работником (осужденным) колонии-поселения регулируются трудовым договором, заключенным в соответствии с ТК Республики Казахстан.

Трудовой договор - письменное соглашение между работником и работодателем, в соответствии с которым работник обязуется лично выполнять определенную работу (трудовую функцию), соблюдать правила трудового распорядка, а работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные настоящим кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами Республики Казахстан, коллективным договором, актами работодателя, своевременно и в полном объеме выплачивать работнику заработную плату. Условия договора являются обязательными для выполнения сторонами в том случае, если не противоречат законодательным актам. Работодатель после заключения трудового договора издает приказ о приеме его на работу (ст. 99 УИК Республики Казахстан; ст.ст. 28, 29, 32, 33 ТК Республики Казахстан).

Кроме других условий в трудовом договоре оговаривается срок трудового договора. И здесь также возникают определенные проблемы. Так, согласно ч. 1 ст. 29 ТК Республики Казахстан трудовой договор может быть заключен на неопределенный срок, на определенный срок не менее одного года кроме таких случаев как на время выполнения определенной работы, на время замещения временно отсутствующего работника и на время выполнения сезонной работы. Случаи, когда срок трудового договора может быть заключен на срок менее одного года, является исчерпывающим.

Однако нам думается, что ст. 29 ТК Республики Казахстан изложена без учета особенностей лиц, отбывающих лишение свободы, что вызывает затруднения у правоприменителя. Так, на предприятиях УИС трудовые договора с осужденными заключаются на сроки лишения свободы, которые согласно ч. 1 ст. 48 УК Республики Казахстан могут быть менее одного года. И работодатели заключают трудовые договора на сроки менее одного года, ссылаясь на то что "неопределенный срок" подразумевает собой любой срок. Хотя, согласно разъяснению Министерства труда и социальной защиты населения Республики Казахстан, "неопределенный срок" подразумевает собой срок не менее одного года. В этой связи предлагаем ст. 99 УИК Республики Казахстан дополнить ч. 10: "Трудовой договор с осужденными заключается в соответствии с трудовым законодательством Республики Казахстан, но учетом срока лишения свободы, назначенного приговором суда".

Для заключения трудового договора работодатель имеет право потребовать документы, подтверждающие трудовую деятельность работника (осужденного), удостоверение личности (паспорт), свидетельство о рождении для лиц, моложе 16 лет, свидетельство о присвоении социального индивидуального кода, регистрационный номер налогоплательщика, пенсионный договор, документ об образовании или профессиональной подготовке и иные документы, предусмотренные законодательством (ст. 31 ТК Республики Казахстан).

В случае отсутствия у осужденного документа, удостоверяющего личность, свидетельства о присвоении социального индивидуального кода, регистрационного номера налогоплательщика администрация колонии-поселения обязана обеспечить оформление документов согласно Положения об отделе организации труда осужденных и совместного приказа "Об утверждении Инструкции по документированию обвиняемых, утерявших документы, удостоверяющие личность, в отношении которых избрана мера пресечения - арест".

Документами, подтверждающими трудовую деятельность осужденного, могут являться: трудовая книжка (при ее наличии) или трудовой договор, либо выписки из приказов о приеме и увольнении. Работникам, впервые поступающим на работу, трудовые книжки заполняются работодателем.

Осужденные, с разрешения начальника колонии-поселения, могут заниматься индивидуальной трудовой деятельностью при соблюдении условий:

1) желание осужденных заниматься такой деятельностью;

2) соответствие этой деятельности требованиям режима содержания;

3) возможности администрации учреждения, исполняющего наказания, организовать такую деятельность;

4) покрытие осужденным затрат, связанных с осуществлением этой деятельности.

Интересно, но изначально в концепции реформы уголовно-исполнительной системы одобренной коллегией МВД СССР 16 июля 1990 г. индивидуальная трудовая деятельность осужденных к лишению свободы допускалась в свободное от основанной работы время [68, С.19-20].

Порядок, формы и системы оплаты труда устанавливается законодательством Республики Казахстан (ст. 101 УИК Республики Казахстан, ст.ст. 120, 121, 123-125, 127-138 ТК Республики Казахстан).

Работодатель обязан оплачивать труд лиц, осужденных к лишению свободы, в соответствии с количеством и качеством, сложностью выполняемой работы согласно действующему законодательству.

Труд осужденных оплачивается в основном по двум формам оплаты труда - повременной и сдельной. Повременной оплатой труда является оплата труда, при которой заработная плата осужденному начисляется по установленной тарифной ставке или окладу за фактически отработанное им рабочее время. Повременная оплата для осужденных должна применяться только на работах, не подлежащих нормированию и точному учету. При сдельной оплате труда заработная плата осужденному начисляется в заранее установленном размере за каждую единицу выполненной работы или изготовленной продукции (ст. 126 ТК Республики Казахстан).

Заработная плата осужденного не может быть ниже минимальной заработной платы, установленной в Республике Казахстан на соответствующий финансовый год (ст. 122 ТК Республики Казахстан). Сроки выплаты заработной платы устанавливаются работодателем в индивидуальном трудовом договоре в соответствии с трудовым законодательством (ст. 134 ТК Республики Казахстан).

Формы и системы оплаты труда определяются актами работодателя. В каждом конкретном случае должна применяться именно та форма и система оплаты труда, которая в наибольшей степени способствует организационно-техническим условиям производства и тем самым способствует улучшению результатов трудовой деятельности (ст. 126 ТК Республики Казахстан).

Проблема оплаты труда осужденных является принципиально важной. Можно сколь угодно долго спорить о том, что труд может приносить моральное удовлетворение, но если за свой труд человек, а тем более осужденный, не будет получать соответствующее вознаграждение, ни к чему хорошему это в конечном итоге не приведет. Как справедливо отмечает Н.Н. Дерюга "труд является одновременно экономической, социологической, правовой и педагогической категорией" [69, С.104].

Как представляется, положение о размере заработной платы осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении, т.е. установление законодателем низшей планки в один минимальный размер заработной платы, является соответствующим действующему законодательству. Но на практике заработная плата осужденных редко поднимается выше этого уровня. Администрация ИУ не нарушает закон, но и не считает необходимым, а в ряде случае просто не имеет возможности (в силу нерентабельности производства и других факторов), повысить заработную плату [70, С.100].

За рубежом к вопросу оплаты труда подходят не везде одинаково. Так, в открытых заведениях Финляндии заключенные получают зарплату, сравнимую с денежным вознаграждением за выполнение аналогичной работы в гражданском мире с соответствующим вычитанием налогов (до 30%). В закрытых тюрьмах зарплата осужденных составляет около 1/10 зарплаты заключенных в открытых учреждениях, и в этом случае налоги не вычитаются.

Во Франции законодательно не регламентирована трудовая деятельность лиц, осужденных к лишению свободы, не предусматривается трудовой договор. Однако осужденные работают и получают заработную плату. Например, осужденные, работающие в местах общего обслуживания (кухня, дежурные, несущие ответственность за порядок на этажах и камерах содержания), получают в месяц 60-120€ и такая оплата считается низкой. Также осужденные работают на СУПУ (Строительное управление пенитенциарных учреждений), их зарплата составляет примерно 300€, и за счет частных предприятий на основе концессий (примерно 255€) [71].

В России на федеральном уровне разработана Инструкция об условиях оплаты труда лиц, отбывающих наказание в учреждениях УИС МЮ Российской Федерации. Данная Инструкция дублирует положения УИК Российской Федерации и разъясняет их. Так, п. 4 Инструкции установлено, что системами оплаты труда могут быть как сдельная, так и повременная. Тарификация работ и установление квалификационных разрядов производится в соответствии с тарифно-квалификационным справочником работ и профессий рабочих [72, С.102].

В Казахстане также разработан аналогичный документ - Положение об условиях и порядке оплаты труда лиц, лишенных свободы, утвержденное Постановлением Кабинета Министров Республики Казахстан от 8 января 1993 г. № 20 [73, С.97]. Несмотря на то, что положение морально устарело, оно действует, однако лишь в той части, в какой не противоречит действующему законодательству.

По этому поводу Ж.Б. Оспанова предлагает: "...в целях систематизации уголовно-исполнительного законодательства республики в области трудовой занятости осужденных к лишению свободы, на наш взгляд, целесообразно признать Положение утратившим юридическую силу (анализ норм данного подзаконного акта, регулирующего вопросы оплаты труда осужденных, выявил их несоответствие нормам действующего законодательства Республики Казахстан, современным условиям организации труда осужденных в местах лишения свободы)" [74, С.15].

В соответствии с Положением, при начислении заработка осужденным учитываются все виды дополнительной оплаты труда, установленные для работников соответствующих отраслей хозяйства. На осужденных распространяются премиальные системы оплаты труда, перечни профессий и работ, оплачиваемых по тарифным ставкам, установленным для рабочих, занятых на горячих, тяжелых работах, на работах с вредными и особо вредными условиями труда, коэффициенты и другие выплаты доплат к заработной плате, действующие в соответствующих отраслях народного хозяйства для рабочих и служащих, за исключением вознаграждения за выслугу лет.

Однако имеется мнение, которое нам представляется сомнительным, что в местах лишения свободы осужденный преступник должен плотью ощутить, что материальная заинтересованность - это привилегия свободных [75, С.13].

Привлечение к работе в праздничные и выходные дни допускается только с письменного согласия осужденного за исключением следующих случаев (ст. 100 УИК Республики Казахстан, ст. 97 ТК Республики Казахстан):

1) для предотвращения чрезвычайных ситуаций, стихийного бедствия или производственной аварии либо немедленного устранения их последствий;

2) для предотвращения и расследования несчастных случаев, гибели или порчи имущества;

3) для выполнения неотложных, заранее непредвиденных работ, от срочного выполнения которых зависит в дальнейшем нормальная работа организации в целом или его отдельных подразделений (ст. 98 ТК Республики Казахстан).

В отличие от ИТК Казахской ССР, УИК Республики Казахстан не предусмотрел возможность привлечения осужденных к сооружению или восстановлению охранных объектов в случае стихийных бедствий.

Например, в Кодексе Азербайджанской Республики об исполнении наказания подобная норма сохранилась. Так в ч. 3 ст. 98 предусмотрено: "осужденные могут быть привлечены без оплаты к восстановлению охранных сооружений только в случаях, когда эти сооружения повреждены или разрушены в результате стихийного бедствия, либо иных чрезвычайных случаев".

Удержания из заработной платы производятся в соответствии со ст. 137 ТК Республики Казахстан и ст. 103 УИК Республики Казахстан [76]. Из заработка, пособий и иных доходов осужденных, работодатель производит удержания в следующем порядке:

1) обязательные взносы в накопительные пенсионные фонды (в размере 10%);

2) индивидуальный подоходный налог.

Оставшаяся сумма заработной платы, пенсий и иных доходов осужденных в обязательном порядке перечисляется на депозитный счет осужденного в исправительном учреждении, с которого удержания производятся учреждением в следующей последовательности:

1) алименты (на основании судебного решения);

2) требования граждан по возмещению ущерба, причиненного их имуществу преступлением или административным правонарушением.

В старой редакции ст. 103 УИК Республики Казахстан также удерживалось из заработной платы, пенсий и иных доходов осужденных стоимость питания, вещевого довольствия и коммунально-бытовых услуг. То есть осужденные, которые не работали, содержались за счет государства, а работающие осужденные должны платить за свое пребывание в ИУ.

Данная проблема существовала и раньше. Л.Г. Крахмальник в свое время писал: "В настоящее время из заработка работающих заключенных удерживаются соответствующие суммы за предоставляемое им питание, вещевое довольствие и др. С тунеядцев же ничего не удерживают, так как они заработка не имеют и все обеспечение предоставляется им государством бесплатно. Справедливо ли это и соответствует ли задачам усиления борьбы с тунеядством в ИТУ?! Следует вспомнить, что согласно временной инструкции о лишении свободы 1918 г. на лицевой счет заключенного, злостно уклоняющегося от работы, неукоснительно записывались все расходы на его содержание в ИТУ, и он не подлежал освобождению пока "сальдо счета было в его пользу", хотя бы и отбыл назначенный судом срок наказания. Видимо в настоящее время к такому способу удержания издержек с тунеядцев не следует прибегать, но воспользоваться самой идеей, содержащейся в инструкции 1918 года, возможно" [77, С.39].

По данной проблеме А.В. Губенко, анализируя заработную плату осужденных, приходит к выводу, что "в настоящее время после всех удержаний, осужденному от его заработной платы практически ничего не остается. Для того чтобы осужденный мог хоть как-то ощущать свою заработную плату, возможно установление размера удержаний в зависимости от поведения осужденного и его трудовых качеств, наличия исполнительного листа по приговору суда и т.д. Кроме того, в отношении осужденных к лишению свободы, отработавших норму рабочего времени и выполнивших нормы труда должно распространяться правило о недопустимости установления месячной заработной платы ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда" [78, С.108].

Однако, мы не согласны с А.В. Губенко, т.к. в УИК как России, так и Республики Казахстан установлены гарантийные минимумы (в процентах) заработной платы, которая зачисляется на счет осужденного. Проблему нужно ставить в другой плоскости. Исходя из последовательности удержаний и гарантированного минимума, можно предположить, что по исполнительным документам производить удержания практически не из чего.

Данная проблема требовала своего разрешения. И производить удержания с работающих осужденных, и содержать осужденных за счет налогоплательщиков несправедливо. Однако, с учетом реалий сегодняшнего времени, придется смириться с последним мнением, которое нашло свое закрепление в Законе Республики Казахстан от 26 марта 2007 г. "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам уголовно-исполнительной системы", о содержании осужденных к лишению свободы за счет государственного бюджета.

Далее в старой редакции ст. 103 УИК Республики Казахстан предусматривались удержания по исполнительным листам или другим исполнительным документам за счет оставшейся суммы в порядке, предусмотренном законодательством Республики Казахстан. В ИУ на лицевой счет осужденных зачисляется, независимо от всех удержаний, не менее 25% начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов, а на лицевой счет мужчин старше 60 лет, женщин старше 55 лет, инвалидов 1-й и 11-й групп, несовершеннолетних, беременных женщин, женщин, имеющих детей в домах ребенка, - не менее 50% начисленных им заработной платы, пенсий или иных доходов. Даже при грубом подсчете, если отнять все необходимые удержания и чтобы осталось 25% или 50% на лицевом счете осужденного, удержания по исполнительным листам затруднительны. Данная проблема частично решилась принятием вышеназванного Закона, согласно новой редакции ч. 2 ст. 103 УИК Республики Казахстан в ИУ на лицевой счет осужденных, после удержаний, зачисляется не менее 50% начисленных им заработной платы, пенсий или иных доходов.

Однако нам думается, что редакция ч. 2 ст. 103 УИК Республики Казахстан не полная. Согласно ч. 1 ст. 125 УИК Республики Казахстан можно предположить, что осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, выплачивается заработная плата, а не перечисляется на их лицевой счет, так как они имеют право иметь при себе деньги и ценные вещи и пользуются деньгами без ограничения. Но на основании ч. 2 ст. 103 УИК Республики Казахстан можно сделать вывод, что осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, заработная плата перечисляется на их лицевой счет, а не выплачивается.

В связи с этим, возможно, необходимо дополнить ч. 2 ст. 103 УИК Республики Казахстан нормой следующего содержания: "Осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в колониях-поселениях, независимо от всех удержаний, выплачивается не менее 50 процентов начисленной им заработной платы".

Также мы считаем, что удержания по исполнительным листам и другим исполнительным документам должны иметь большое значение, так как необходимо создать условия осужденным, чтобы они могли и в процессе отбывания наказания возмещать вред, которые они нанесли потерпевшему преступлением. Однако, "... существующая на сегодняшний день система и виды наказаний не дают через их применение к виновному возможность возместить потерпевшему понесенные последним имущественные издержки, компенсировать физические и душевные страдания" [79, С.127]. И нам представляется, что если в процессе отбывания наказания осужденный в полном объеме возместит вред потерпевшему, то это должно являться одним из оснований к условно-досрочному освобождению по преступлениям небольшой и средней тяжести. Более того, в ч. 3 ст. 169 УИК Республики Казахстан предусмотреть в качестве одного из обязательных условий подготовки представления к условно-досрочному освобождению возмещение вреда потерпевшему средствами заработанными в процессе отбывания наказания. Нам видится, что подобная редакция будет способствовать стремлению осужденного к добросовестному труду и соответственно к исправлению.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что в условиях лишения свободы можно соблюдать трудовое законодательство в части регулирования рабочего времени, времени отдыха, оплаты труда, хотя возникают определенные трудности. И поэтому возникают мысли о том, что возможно необходим нормативный правовой акт, в котором бы были сосредоточены все нормы регулирующие труд осужденных. Потому что регулировать труд осужденных трудовым законодательством, чтобы максимально приблизить труд осужденных к труду на свободе, очень затруднительно, так как труд осужденных к лишению свободы все же имеет существенные различия от труда свободных граждан. И может быть о принятии кодифицированного нормативного правового акта регулирующего труд осужденных говорить, пока, нет необходимости, но разработка специальной Инструкции, регулирующей труд осужденных к лишению свободы, необходимо.

Также было бы целесообразным составление определенного сборника нормативных актов, где были бы сосредоточены все нормативные акты, регулирующие труд, существенно бы облегчило работу по организации труда осужденных в колонии-поселении.

На основании анализа условий труда лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, можно сделать определенные выводы:

1. Ст. 99 УИК Республики Казахстан дополнить ч. 10: "Трудовой договор с осужденными заключается в соответствии с трудовым законодательством Республики Казахстан, но учетом срока лишения свободы, назначенного приговором суда".

2. В ст. 103 УИК Республики Казахстан внести дополнение: "ч. 2: "Осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в колониях- поселениях, независимо от всех удержаний выплачивается не менее 50 процентов начисленной им заработной платы".

3. Назрела необходимость разработки нормативного акта по организации труда осужденных в колониях-поселениях.

2.3 Организация воспитательного процесса среди осужденных в колониях-поселениях

Построение правового государства, в соответствии с принципами демократии и соблюдения, основных прав и свобод человека, невозможно без воспитания правового сознания у граждан, без понимания ими своих прав и обязанностей перед обществом и государством, без знания законов, регулирующих жизнь общества. "Если мы действительно намерены строить цивилизованное общество, где торжествуют идеи права и нравственности, то каждый гражданин со школьных лет должен усвоить их элементарные начала …" [80, С.19]. Как верно замечено, "большинство населения не совершает преступлений не потому, что боится, например, смертной казни, а в силу предшествующей социализации. Поэтому более эффективен путь не устрашения граждан репрессиями, а воспитательного влияния общества на лиц, склонных к деликвентному поведению, поощрение социально одобряемых, полезных индивиду и обществу форм поведения" [81, С.43].

Уровень демократизма и гуманизма в обществе определяется не только формальным провозглашением в Конституции прав и свобод, но и созданием таких условий, при которых человек действительно может ими воспользоваться. Это зависит не только от того, как государственные органы, должностные лица выполняют свои обязанности, возложенные на них законом. Нравственный кризис, а преступность как явление есть один из его показателей, преодолим лишь тогда, когда каждый человек для себя уяснит, что он имеет не только широкий круг прав и свобод, но и обязанности перед другими людьми, перед обществом и, наконец, перед государством. Только тогда, когда все стремятся не только пользоваться своими правами, но и добросовестно выполнять свои обязанности, можно говорить о реальности прав и свобод: "… я никогда не могу сделать что-то другому, не предоставив ему права сделать мне при тех, же условиях, то, же самое" [82, с.181], отмечал классик философии права Кант. И если мы намерены действительно строить гражданское общество и правовое государство, мы должны согласиться с его мнением.

В исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан, к которым относятся и колонии-поселения, в строгом соответствии с принципом законности применяется целый комплекс мер исправительного воздействия на осужденных к лишению свободы [83]. Среди форм и методов воспитательного воздействия, применяемых к осужденным к лишению свободы, важную роль играют меры поощрения и взыскания. Указанные меры используются в целях оказания воспитательного воздействия не только на тех лиц, к которым они применяются, но и на других осужденных, отвечая, таким образом, в том числе и целям предупреждения правонарушений в исправительных учреждениях. С одной стороны меры поощрения и взысканий служат обеспечению установленного режима отбывания наказания [84, С.116], а с другой – выступают средством обеспечения дифференцированного применения основных средств исправления осужденного. В таком случае при применении мер воздействия учитываются вид исправительного учреждения, срок наказания, условия содержания осужденного, а также, в большей мере, индивидуальные особенности личности осужденного.

В пункте 27 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными говорится: "дисциплину и порядок следует поддерживать с твердостью, вводя, однако, только те ограничения, которые необходимы для обеспечения надежности надзора и соблюдения, должных правил общежития в заведении" [85, С.218]. То есть, особенностью мер поощрения и взысканий является и то, что они применяются в условиях строго регламентированных правил поведения осужденных. Поэтому их применение находится в зависимости от отношения осужденных к установленным правилам поведения и от степени их исправления. Данную зависимость, на наш взгляд, верно, отметил В.А. Елеонский: "уголовная ответственность есть содержащиеся в уголовном законе требования, предъявляемые к индивиду, отношение к которым, выраженное в конкретных деяниях, оценивается государством, как позитивное либо негативное с применением в последнем случае мер воздействия, предусмотренных в санкции закона" [86, С.29].

С применением мер поощрения осужденный получает реальную возможность улучшения условий содержания. Напротив, применение мер взыскания может осложнить положение осужденного, так как применение мер взыскания соответствует принципу сочетания доверия с требованиями.

Как указывалось выше, совершение преступления по сути своей есть разрыв связи между требованиями общества и государства и отношением индивида к этим требованиям, которое выражается в отклоняющемся поведении. Исправительное воздействие предназначено для восстановления этой связи и выпрямления поведения, то есть в воспитании и исправлении осужденного. Наличие поощрений и взысканий отражает отношение осужденного к мерам исправительного воздействия, к отбыванию наказания. Обязательным условием применения мер поощрения и взыскания является изменение поведения осужденного, его отношения к средствам исправления. С методологической точки зрения при применении мер воздействия необходимо учитывать мотив поступка, ожидания осужденного и реакцию других осужденных. Психофизиологический механизм восприятия осужденным, применяемых по отношению к нему мер воздействия отражается, на наш взгляд, в следующем высказывании: "уголовное наказание должно восприниматься обществом, а главное осужденным, как справедливая акция государства" [87, С.4].

В зависимости от поведения осужденного, степени его исправления, применяется та или иная мера поощрения либо взыскания. Перечень мер поощрения и взыскания, применяемых к осужденных к лишению свободы указан в статьях 109 и 111 УИК Республики Казахстан.

Анализ уголовно-исполнительного законодательства и правоприменительной деятельности показывает, что к мерам стимулирования стремления осужденных к исправлению относятся и другие формы поощрения, которые не указаны в названных нормах.

Мера поощрения представляет собой тонкое и сильное средство воспитательного воздействия. Диапазон поощрений достаточно широк и позволяет сотрудникам исправительных учреждений выбирать их адекватно случаю. Затруднение в применении некоторых видов поощрения, к примеру, награждение подарком, либо премирование состоит лишь в материальных возможностях исправительного учреждения. С точки зрения правовых оснований проблем при применении мер поощрения не возникает.

Профессиональный, с точки зрения пенитенциарной педагогики, выбор и применение мер поощрения способствует и адекватной реакции осужденного на исправительное воздействие. Осужденный, может быть, подвигнут на дальнейшее повторение положительных проявлений, вызывать у себя чувство удовлетворения, радости и личного достоинства, в него вселяется вера в свои силы, поднимается бодрость духа, у него закладываются потенциальные возможности для развития смелости, инициативы и решительности в преодолении возникающих препятствий. Таким образом, как верно замечено, "нравственное, психолого-педагогическое воздействие на осужденных в период отбывания ими наказания служит в конечном итоге одной задаче – социальной адаптации осужденных, возвращению их к полезной деятельности. Этой же цели должно отвечать и применение основных средств исправления осужденных" [88, С.202].

Для того, чтобы применение мер поощрения достигло своих целей, оно должно отвечать требованиям пенитенциарной педагогики и принципам исполнения наказания в виде лишения свободы. В каждом конкретном случае применения мер поощрения необходимо точно формулировать заслугу осужденного. Мера поощрения должна соответствовать значимости положительного проявления. Мера поощрения применяется не только за окончательный результат, но и возможна в виде закрепления определенных сдвигов, достижений, усилий и за усердие.

При применении мер поощрения сотрудник исправительного учреждения учитывает индивидуальные особенности поощряемого лица и на их основе делает педагогически целесообразный, обоснованный и продуманный вывод. Вынесение одних и тех же поощрений не приносят желаемого эффекта, применение мер поощрений должно быть последовательным и разнообразным. Материальные поощрения можно сочетать с моральными. Наибольший не только воспитательный, но и предупредительный эффект может быть от своевременного и гласного применения меры поощрения, должным образом исполненного и наглядно оформленного. Мы согласны с мнением о том, что "критерий оценки степени исправления осужденного представляет собой сложную категорию, требующую всестороннего анализа направленности личности осужденного" [89, С.296]. Оценивать поведение осужденного также сложно, как и его исправление. От правильно выбранных критериев зависит и применение меры воздействия и наибольший эффект от последствий данного действия.

В интересах проводимого исследования попытаемся классифицировать рассматриваемые нами меры поощрения.

Некоторые авторы считают, что в пределах одной отрасли права поощрительные меры могут подразделяться на общие и специальные (специфические) [90, С.38]. По мнению В.В. Коваленко такие виды поощрения, как объявление благодарности, досрочное снятие ранее наложенного взыскания, премирование за лучшие показатели в работе, и ряд иных не только урегулированных в уголовно-исполнительном законодательстве, но и предусматриваются другими отраслями законодательств (административным, трудовым, финансовым, гражданским и т.д.). Специальные же меры поощрения характерны только для какой-либо отдельной отрасли права и выражают специфику регулируемых отношений [91, С.18]. К таким специальным поощрениям уголовно-исполнительного права он относит: представление осужденным дополнительно одного краткосрочного или длительного свидания в год, перевод на улучшенные условия содержания и т.д.

Как структурные элементы поощрительных норм, меры поощрения классифицируются на материальные и моральные. Моральные меры поощрения (например, объявление благодарности, занесение отличившихся на доску передовиков производства, награждение похвальной грамотой и т.д.) в отличие от материальных не содержат в себе каких-либо экономических благ (денег, ценных предметов). Вместе с тем как те, так и другие нормы поощрения находятся в тесном единстве.

Классификация поощрительных мер зависит и от объема содержащихся в них стимулирующих средств. Такое деление свидетельствует о том, что в одной группе поощрительных мер (статьи 109 УИК Республики Казахстан) объединяются различные по своей социальной сущности виды поощрений. Пункт 1 статьи 109 УИК Республики Казахстан содержит восемь видов поощрений, пункт 2 этой же нормы – одно поощрение, пункты 3-5 определяющие возможность изменения условий содержания, условно-досрочного освобождения и помилования осужденных носят декларативный характер и направлены на стимулирование положительного поведения, поскольку конкретные основания и условия их применения содержатся в иных статьях УИК Республики Казахстан и в других отраслях законодательства (уголовном и уголовно-процессуальном). Каждый из содержащихся в статье 109 УИК Республики Казахстан видов поощрительных мер отличаются не только по своему названию, но и по содержанию стимулирующего воздействия на лиц, лишенных свободы. При этом юридическая система стимулов сформулирована законодателем так, что объем стимулирующего воздействия каждой из последующих норм по отношению к предшествующим, как правило, возрастает.

Меры поощрения, с точки зрения их разновидности, могут характеризоваться как альтернативные и обязательные. Согласно статье 109 УИК Республики Казахстан "за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в работе самодеятельных организации и в воспитательных мероприятиях" к осужденным могут применяться следующие меры поощрения: объявление благодарности; награждение подарком, премирование и пр. Должностные лица исправительных учреждений при наступлении предусмотренных законом юридических фактов в порядке альтернативы имеют право применять одну из нескольких поощрительных мер, имеющих различный стимулирующий потенциал.

Обязательные поощрения альтернативы не имеют. Орган, имеющий право применения соответствующей меры, объявляет только то единственное поощрение, которое указано в законе. Особенностью обязательных поощрений является то, что они содержаться вне системы поощрительных норм, предусмотренных статьей 109 УИК Республики Казахстан. Так, осужденные, твердо вставшие на путь исправления, в установленном законом порядке могут быть представлены к передвижению без конвоя или сопровождения (статья 92 УИК Республики Казахстан). В содержании закона называется только одна мера поощрения.

Особенностью поощрительных мер, предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством, является и то, что они могут классифицироваться в зависимости от правомочного учреждения или органа, который их применяет. Здесь в первую очередь следует указать на такой субъект, как исправительные учреждения. В частности, администрация колонии имеет право самостоятельно реализовать большинство поощрительных средств, предусмотренных п.п. 1, 2 статьи 109 УИК Республики Казахстан.

Вторая классификационная группа поощрений реализуется судом по совместному представлению администрации учреждений и формирований общественности. К числу таких поощрений можно отнести представление осужденного в поощрительном порядке к переводу из одного исправительного учреждения в другое в соответствии с пунктом 2 статьи 73 УИК Республики Казахстан.

При наличии фактического состава, необходимого для возникновения поощрительных правоотношений, правомочным органом реализации института помилования либо амнистии могут выступать высшие органы государственной власти.

Таким образом, субъектами реализации поощрительных правоотношений могут быть: в одних случаях персонал исправительных учреждений; в других – администрация учреждений, общественные формирования, суд; в-третьих, высшие органы государственной власти.

Некоторые ученые классифицируют поощрения и по степени их определенности [92, С.37-47]. Есть меры абсолютно определенные, то есть когда в законе указывается конкретно та или иная норма поощрения. Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 117 УИК Республики Казахстан осужденным, отбывающим наказание в обычных условиях в исправительных колониях общего режима, предоставлено право на шесть краткосрочных или длительных свиданий в течение года. Данная норма закона для колонии общего режима предусматривает строго определенную меру поощрения; имеются и относительно определенные поощрения – это те стимулы, которые содержат название вида поощрения без указания его как низшего, так и высшего уровней (премирование, пункт 1 статьи 109 УИК Республики Казахстан).

А.С. Севрюгин и И.Ю. Бобылева разделяют поощрительные меры и соответственно поощрительные правоотношения в зависимости от комплексной либо простой их правовой конструкции [93, С.18; 94, С. 9].

В первом случае юридическая природа поощрительных мер является сложной, поскольку при их применении реализуется совокупность поощрительных правоотношений различных отраслей права. В частности, при применении такого поощрения, как замена лишения свободы более мягким наказанием реализуется не только уголовно-исполнительные правоотношения, но также государственно-правовые, административные, уголовные, уголовно-процессуальные.

Во втором случае нормы поощрения, с точки зрения их юридической конструкции, имеют однозначный, т.е. некомплектный характер, поскольку регулируются, как правило, только нормами уголовно-исполнительного права, например, объявление благодарности и пр.

А.Ф. Сизый поощрительные меры разделяет на корректирующие приговор суда и меры поощрения, не изменяющие его [95, С.54-62].

Поощрения, корректирующие приговор суда, относятся к числу высших поощрительных мер и применяются, как правило к осужденным, твердо вставшим на путь исправления либо доказавшим свое исправление примерным поведением и честным отношением к труду, обучению, а также активным участием в воспитательных мероприятиях.

Ю.А. Алферов и Г.П. Байдаков разделяют меры поощрения на две группы: меры, применение которых возможно администрацией учреждений без участия формирований общественности и меры, применяемые администрацией органов, исполняющих уголовное наказание, совместно с представителями общественности [96, С.80].

Анализ специальной литературы по исследуемой теме показывают, что классификация поощрительных средств на этом не исчерпывается. Нормы поощрения, применяемые к осужденным, могут подразделяться и на иные группы. В частности, по территориальному признаку: на поощрения, применяемые повсеместно (например, в пределах Республики Казахстан), и поощрения, реализуемые только в отдельных учреждениях (локальные поощрительные нормы). Деление мер поощрений может быть на стимулы, которые объявляются устно или только письменно (пункт 1 статьи 110 УИК Республики Казахстан); в зависимости от статуса должностных лиц (статья 115 УИК Республики Казахстан); по разновидности издаваемых должностными лицами видов правоприменительных актов (постановление или приказ, определение суда и пр.). Представляется, что эти и другие виды классификаций поощрительных норм в дальнейшем станут предметом самостоятельного научного изучения и детального юридического анализа.

Рассмотрим подробнее порядок применения мер поощрения, указанных в законе. Итак, за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций и воспитательных мероприятиях к осужденным в колониях-поселениях могут применяться следующие меры поощрения:

– объявление благодарности. Благодарность может быть объявлена письменно или устно (пункт 1 статьи 115 УИК Республики Казахстан) и право применять это поощрение имеет начальник исправительного учреждения или лицо, его замещающее. Начальник отряда имеет право объявлять благодарность устно (пункты 1, 2 статьи 115 УИК Республики Казахстан) и обязан фиксировать каждый случаи применения данной меры поощрения в специальной документации;

– награждение подарком. Данную меру поощрения имеет право начальник исправительного учреждения или лицо, его замещающее, (пункт 1 статьи 115 УИК Республики Казахстан). Подарок должен быть из числа предметов, хранение которых разрешено осужденным. Начальник отряда фиксирует применение данной меры поощрения;

– премирование выражается в зачислении на лицевой счет осужденного определенной денежной суммы. Денежные суммы, зачисленные на лицевой счет осужденного в качестве премирования, разрешается расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости. Применять данное поощрение имеет право начальник исправительного учреждения или лицо, его замещающее (пункт 1 статьи 115 УИК Республики Казахстан). Начальник отряда осуществляет фиксацию применения данной меры поощрения;

– досрочное снятие ранее наложенного взыскания может иметь место до того пока не истекли шесть месяцев с момента наложенного взыскания, ибо если в течение шести месяцев со дня отбытия взыскания осужденный не будет подвергнут новому взысканию, то он признается не имеющим такового (пункт 7 статьи 113 УИК Республики Казахстан). Взыскание может быть снято тем должностным лицом, которым оно наложено, или вышестоящим должностным лицом (статья 115 УИК Республики Казахстан). В каждом конкретном случае учитывается степень тяжести совершенного проступка, мера взыскания и отношение осужденного к проступку, поведение его после наложения взыскания. Начальник отряда осуществляет фиксацию данного акта;

– к осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, кроме вышерассмотренных мер поощрения может применяться такая мера поощрения, как разрешение на проведение за пределами колонии-поселения выходных и праздничных дней. Условия отбывания наказания в колонии-поселении, и, следовательно, применение мер поощрения к осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в колонии-поселении, находятся под надзором администрации колонии-поселения (статья 125 УИК Республики Казахстан).

Меры взыскания, обладая сильно выраженными элементами принуждения, тем не менее, являются воспитательными мерами. "Разумная система взысканий, – отмечал А.С. Макаренко, – не только законна, но и необходима. Она помогает оформиться крепкому человеческому характеру, воспитывает чувство ответственности, тренирует волю, человеческое достоинство, умение сопротивляться соблазнам и преодолевать их" [97, С.399]. Таким образом, меры взыскания призваны не только предупреждать возможные правонарушения и пресекать проступки осужденных, но и воспитывать в них способность к самоконтролю, чувство ответственности за свои действия, самосознание.

Взыскание обычно ухудшает условия содержания осужденных, но это не есть его самоцель. Взыскание направлено, в первую очередь, на пробуждение изменения осужденным своего поведения. Мера взыскания – это отрицательная оценка поведения осужденного в процессе воспитательного воздействия. С точки зрения пенитенциарной психологии, взыскание рассчитано на вызов чувства переживания вины, раскаяния, самокритики.

Перечень мер взыскания, применяемых к осужденным к лишению свободы, дан в статье 111 УИК Республики Казахстан.

Законодатель все меры взыскания, перечисленные в пункте 1 статьи 111 Кодекса, по степени строгости применяемых мер и правовым последствиям их применения разделяет на две группы.

К первой группе относятся достаточно легкие меры взыскания, которые не влекут за собой негативные правовые последствия их применения, это – предупреждение или выговор, дисциплинарный штраф. Размер дисциплинарного штрафа определен в размере до двух месячных расчетных показателей, которые ежегодно устанавливаются законом о бюджете Республики Казахстан.

Ко второй группе относятся все иные виды мер взыскания, перечисленные в пункте 1 статьи 111 Кодекса. Они по своему содержанию сложные и влекут за собой лишение осужденного целого комплекса прав и возложение на него дополнительных обязанностей.

В колониях-поселениях осужденные проживают, как правило, в специально предусмотренных для них общежитиях. Осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания, может быть разрешено проживание с семьей на арендованной или собственной жилой площади на территории колонии-поселения или за ее пределами. Эта категория осужденных обязана являться для регистрации в колонию-поселение до четырех раз в месяц.

К отбывающим наказание в колониях-поселениях за нарушение установленного порядка отбывания наказания в соответствии с пунктом 2 статьи 111 УИК Республики Казахстан могут применяться два вида взыскания. Первое из них – отмена права проживания осужденного вне общежития. Второе взыскание – запрещение выхода за пределы общежития в свободное от работы время на срок до тридцати дней.

Особенностью первой меры взыскания является то, что она может применяться только к тем осужденным, которые имеют возможность проживать вне общежития. Продолжительность срока, на который правонарушитель переводится в общежитие, законодатель не устанавливает. Вторая мера взыскания распространяется только на правонарушителей, проживающих в общежитиях.

Соединение двух видов взысканий в отношении осужденных, проживающих на собственной или арендованной жилой площади, за одно правонарушение не допускается, что вытекает из указания пункта 1 статьи 113 УИК Республики Казахстан.

В пункте 3 статьи 111 УИК Республики Казахстан установлены такие меры воздействия, которые могут применяться к злостным нарушителям режима. К ним относятся перевод на строгие условия содержания (статья 73) и перевод в колонии с более строгим видом режима (статья 82). Указанные меры воздействия законом не отнесены к мерам взыскания.

Каждый случай применения меры взыскания должен быть обоснованным и взвешенным. Статья 113 УИК Республики Казахстан определяет, что при применении меры взыскания учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность и предыдущее поведение осужденного до совершения проступка. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру проступка. В данной норме также регулируются сроки наложения взыскания, их документальное оформление, указаны лица, уполномоченные налагать взыскание, сроки снятия взысканий. При этом запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий.

Рассмотрим характерные признаки мер взыскания, применяемых в колониях-поселениях, регламентированные уголовно-исполнительным законодательством:

– меры взыскания в виде предупреждения или выговора объявляются осужденным письменно или устно. Письменно предупреждение или выговор вправе применить начальник исправительного учреждения, лица его замещающие. Начальник отряда имеет право объявить предупреждение или выговор только устно, но, тем не менее, фиксирует в своей документации каждый случаи применения такой меры взыскания. Судя по статистике, данная мера взыскания является одной из наиболее часто применяемых мер в исправительных учреждениях Республики Казахстан. Что косвенным образом может подтверждать соблюдение сотрудниками принципов гуманизма в процессе исправительного воздействия, а также преобладание в процессе методов психологии и педагогики;

– дисциплинарный штраф в размере до двух месячных расчетных показателей, как мера взыскании, налагается за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания. Виды злостных нарушений перечислены в пункте 1 статьи 112 УИК Республики Казахстан. Так как данная мера взыскания носит материальный характер, она объявляется осужденному под расписку, взысканная сумма штрафа перечисляется в республиканский бюджет. То есть, рассматриваемая мера взыскания требует кроме фиксации в документации начальника отряда, составление дополнительных документов. Учитывая сложное материальное положение осужденных в исправительных учреждениях Республики Казахстан, данная мера взыскания применяется реже.

Осужденным, переведенным из исправительной колонии общего и строгого режимов в колонию-поселение, предоставляется возможность отбывать оставшуюся часть срока наказания в условиях, приближенных к условиям жизни на свободе. Однако некоторые из них не стремятся к окончательному становлению на путь исправления, нарушают установленный режим, за что к ним могут быть применены меры взыскания:

Представление осужденных к переводу для дальнейшего отбывания наказания из колонии-поселения в исправительную колонию того вида режима, который им ранее был определен судом, а также из колонии-поселения в исправительную колонию общего режима возможно при условии злостного нарушения осужденными установленного порядка отбывания наказания. Если осужденный, будучи переведенным в колонию-поселение, неоднократно и злостно нарушает установленный порядок отбывания наказания и применяемые к нему меры воспитательного характера не оказывают положительного влияния, за что его переводят в исправительную колонию в качестве меры взыскания, то, на наш взгляд, это говорит о том, что в свое время при представлении его к переводу в колонию-поселение были сделаны неправильные выводы о степени исправления осужденного. В среднем в год в целом по Республике из колоний-поселений в исправительные колонии переводятся более 300 человек. Каждый из них представляет собой пример недочетов исправительно-воспитательной работы. Поэтому, как мы уже неоднократно повторяли, сложность работы сотрудника уголовно-исполнительной системы состоит также и в том, что он должен сочетать в себе способности, как юриста, так и педагога, психолога, социолога и т.д. Это само по себе достаточно сложно, и если к этому добавить социально-правовую и экономическую незащищенность персонала, то становится ясна причина сбоев в системе, в данном примере. Для решения проблемы исполнительной системы обществу необходимо помнить, что квалифицированный персонал с хорошим уровнем подготовки составляет основу гуманной пенитенциарной системы, и делать все возможное и необходимое в этом направлении. К осужденным, отбывающим наказание в колонии-поселении, могут также применяться взыскания в виде отмены права проживания вне общежития и запрещения выхода за пределы общежития по постановлению администрации колонии-поселения на срок до 30 дней, но данная мера, как свидетельствует статистика, применяется крайне редко. Столь малое количество примененных мер взыскания может говорить либо о повышении степени исправления осужденных, либо о применении администрации колоний-поселений каких-либо других мер взыскания.

Администрации колоний-поселений чаще идут на ужесточение применения мер взыскания, видя единственный выход в избавлении от злостных нарушителей, переложив, тем самым проблему на сотрудников исправительных колоний. Возможно, администрации колоний-поселений, таким образом, желают подчеркнуть недочеты в воспитательной работе исправительных колоний, из которых к ним поступили осужденные. Но, на наш взгляд, они подчеркивают, таким образом, лишь собственный отказ участвовать в процессе исправления осужденных, переведенных в колонию-поселение.

При применении взыскания необходимо учитывать принцип пропорциональности между необходимостью соблюдения порядка и необходимостью соблюдения уважения к человеческому достоинству осужденных. Применять меры взыскания необходимо немедленно вслед за совершением проступка. Отложить взыскание без уважительной причины означает ослабить основы самого принципа применения мер воздействия. "Взыскание приводится в исполнение, как правило, немедленно и лишь в исключительных случаях – не позднее 3 месяцев со дня совершения проступка" (п. 1 ст. 113 УИК Республики Казахстан). Наложение взыскания через несколько дней будет бесполезным. Виновник либо забудет о своем проступке, либо придумает оправдание. Поэтому важна систематичность предъявления требований, то есть непрерывное, постоянное внимание воспитателя к каждому осужденному. Это поможет, в числе прочего, своевременно заметить отклонение, определить причину и мотивы проступка и принять правильное решение о применении той или иной меры воздействия.

На наш взгляд, особое внимание требуют к себе оценочные понятия – "злостное нарушение", "злостный нарушитель". Указанные термины достаточно часто использованы законодателем в УИК, в частности, применительно к осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы (раздел 4, пункты 1, 3 статьи 111, статья 112, пункт 4 статьи 118, пункт 3 статьи 120, пункт 5 статьи 123, пункт 7 статьи 128). Мы считаем, что указанные термины не получили развернутое и достаточное толкование, что создает определенные затруднения в их использовании в правоприменительной деятельности. Более подробно данный вопрос рассматривается в подразделе 2.1. настоящей диссертации.

Таким образом, меры взыскания также как и меры поощрения, применяемые к осужденным к лишению свободы, являются одним из средств воспитательного воздействия, которые применяются за нарушения установленного порядка отбывания наказания.

По своему юридическому основанию нарушения правил отбывания наказания является дисциплинарным проступком. Основаниями применения мер взыскания является нарушение требований режима, как в быту, так и на производстве.

В рамках одного закона, в частности, УИК Республики Казахстан, меры поощрения и меры взыскания сбалансированы и взаимно корреспондируют.

Правовое регулирование применения мер поощрения и взыскания в уголовно-исполнительной системе Республики Казахстан в целом соответствует международным стандартам, принципам гуманизма и соблюдения законности в деятельности исправительных учреждений.

Таким образом, вышесказанное позволяет нам прийти к выводу о том, что многолетняя дисциплинарная практика исправительных учреждений в Республике Казахстан, а также подобная законодательная регламентация и практика применения мер поощрения и взыскания в других странах наглядно демонстрируют ее жизнеспособность и возможные перспективы развития.


Заключение

Исследование, проведенное в рамках данной диссертации, является частью единого научного направления по изучению теоретических и правовых основ и практической деятельности по организации функционирования колоний-поселений в общей системе исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан.

Полученные в процессе исследования результаты позволили сделать ряд выводов общего характера и более глубокие рекомендации, направленные на усиление отдельных направлений деятельности исправительных учреждений в общем и колоний-поселений в частности.

Наиболее важными из них представляются следующие:

1. Колонии-поселения являются одним из звеньев закрепившейся в Казахстане ирландской прогрессивной системы. Предшественниками колоний-поселений были: образцовые места заключения, переходные исправительно-трудовые дома и колонии облегченного режима.

2 Происходит постепенная гуманизация указанного института; увеличение категорий лиц, содержащихся в колониях-поселениях, и их абсолютного числа; сокращение рецидивной преступности среди данной категории лиц.

3. Конкуренцию институту колоний-поселений в уголовно-исполнительном (исправительно-трудовом) праве в свое время составлял институт условного осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением осужденного к труду, а в настоящее время - уголовное наказание в виде ограничения свободы.

4. Наблюдается процесс обособления уголовно-правовых норм, регламентирующих вопросы отбывания наказания в колониях-поселениях, от исполнения наказаний в исправительных колониях закрытого типа и вытеснения других институтов, составлявших ему конкуренцию.

5. Следует пересмотреть критерии, предъявляемые к осужденным для перевода в колонию-поселение с более строгих видов режима содержания.

В частности, нецелесообразно наделять правом перевода в колонию-поселение следующие категории осужденных:

1) имеющих большие сроки отбывания наказания, назначенные судом;

2) имеющих большие непогашенные иски;

Предполагается, что данные категории осужденных имеют больше предпосылок и возможностей в условиях колонии-поселения для совершения уклонения от отбывания наказания.

3) к которым по решению суда было применено принудительное лечение от алкоголизма, наркомании, токсикомании;

4) осужденных за преступления, совершенные в состоянии алкогольного, наркотического, токсикоманического опьянения;

По мнению сотрудников колоний-поселений, основными причинами совершения уклонений и иных нарушений установленного порядка отбывания наказания является употребление осужденными спиртных напитков на территории учреждения и на рабочих объектах. Потому перевод осужденных, изначально имеющих вышеуказанные склонности, представляется нецелесообразным.

5) иностранцев;

6) не имеющих определенного места жительства;

Условия колонии-поселения предполагают возможности совершения уклонений от отбывания наказания указанными категориями осужденных, т.к. их последующий розыск, по причине отсутствия определенного места жительства или гражданства Казахстана, представляется затруднительным.

7) страдающих различными психическими расстройствами;

8) пенсионного возраста;

9) инвалидов;

10) не имеющих каких-либо рабочих специальностей.

Данное ограничение основано на очевидной нетрудоспособности и/или невозможности привлечения для работ и трудоустройства пенсионеров, инвалидов и лиц, не обладающих какими-либо специальными трудовыми навыками, а также в связи с затруднениями, связанными с контролем над поведением осужденных, страдающих психическими расстройствами в условиях колонии-поселения.

Очевидно, что данные ограничения на перевод будут способствовать упрочнению дисциплины в колонии-поселении (в том числе, трудовой), облегчению розыска осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания.

6. На основании изложенного представляется целесообразным дополнить нормы Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан пунктом, предусматривающим возможность осуществления перевода осужденного из условий колонии-поселения в условия исправительного учреждения закрытого типа, вид которой был ранее определен судом либо в исправительную колонию общего режима. Таким образом, часть 4 статьи 73 "Изменение вида исправительного учреждения" Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан необходимо изложить в следующей редакции:

"4. Осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены:

из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом;

из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима;

из исправительных колоний общего, строгого и особого режимов в тюрьму на срок не свыше трех лет с отбыванием оставшегося срока наказания в исправительной колонии того вида режима, откуда они были направлены в тюрьму.

Осужденные, не являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, подлежат переводу из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом, а для осужденных, направленных в колонию-поселение по приговору суда, в исправительную колонию общего режима, на основании заявления о таком переводе."

7. Ст. 99 УИК Республики Казахстан дополнить ч. 10: "Трудовой договор с осужденными заключается в соответствии с трудовым законодательством Республики Казахстан, но учетом срока лишения свободы, назначенного приговором суда".

8. В ст. 103 УИК Республики Казахстан внести дополнение ч. 2: "Осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в колониях- поселениях, независимо от всех удержаний выплачивается не менее 50 процентов начисленной им заработной платы".

9. Назрела необходимость разработки нормативного акта по организации труда осужденных в колониях-поселениях.

10. Таким образом, меры взыскания также как и меры поощрения, применяемые к осужденным к лишению свободы, являются одним из средств воспитательного воздействия, которые применяются за нарушения установленного порядка отбывания наказания.

11. По мнению практических работников колонии-поселения, представляется целесообразным введение дополнительного условия на предоставление права проживания осужденного за пределами территории колонии-поселения – получение согласия потерпевшей стороны (по образцу процедуры предоставления осужденного к условно-досрочному освобождению).

12. Представляется целесообразным дополнить положения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 148 следующим Перечнем предметов, запрещенных к продаже и использованию осужденными в колонии-поселении:

1. Предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота.

2. Все виды огнестрельного и холодного оружия.

3. Транспортные средства.

4. Взрывчатые, отравляющие и пожароопасные вещества.

5. Все виды алкогольных напитков, пиво.

6. Духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе.

7. Наркотикосодержащие лекарственные средства и препараты.

8. Пишущие машинки, множительные аппараты.

9. Игральные карты.

10. Фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, видео- кинокамеры.

11. Топографические карты, компасы.

13. Целесообразно в ст. 125 УИК Республики Казахстан закрепить право осужденных колоний-поселений на свободное передвижение в часы от подъема до отбоя в пределах административного района дислокации колонии.

14. При исследовании проблем и вопросов организации режима содержания в колонии-поселении необходимо руководствоваться задачами института колоний-поселений, нацеленных на решение адаптационных проблем осужденных и сохранения (восстановления) их социально-полезных связей через "полусвободную" работу и обучение.

15. Режим колоний-поселений по степени правоограничений, применяемых к осужденным, отличается более мягким по содержанию средством воздействия в сравнении с режимами других учреждений УИС. Но нормативно-правовое регулирование режимных требований колоний-поселений воспроизводится в объединенных для всех таких учреждениях юридических актах, слабо отражающих специфику исполнения наказания в исследуемых колониях. В связи с этим необходимо режим отбывания наказания в колониях-поселениях регламентировать отдельными правовыми актами, с более детальным отражением механизма осуществления процесса карательно-воспитательного воздействия на осужденных в полусвободных условиях.


Список использованных источников

1. Аблизин Н.Ф., Подымов П.Е. Исправительно-трудовая колония-поселение. Пособие. - М.: Изд-во ВНИИ МООП СССР, 1967. - 84 c.

2. Минаков Ю.А., Соловьев Ю.Д., Орловский А.С. Исправительно-трудовая колония-поселение для лиц, совершивших умышленные преступления: личность осужденных и проблемы исполнения наказания // Сб. тр. ВНИИ МВД СССР. М., 1960. - C. 3-15.

3. Клюев Л.В. Правовые основы функционирования исправительно-трудовых колоний-поселений Лекция. М., 1986. – 34 с.

4. О внесении дополнений и изменений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Закон СССР от 11 июля 1969 года // Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. № 29. Ст. 247.

5. Об утверждении Исправительно-трудового кодекса Казахской ССР. Закон Казахской ССР от 17 декабря 1971 года // Ведомости Верховного Совета Казахской ССР, 1971 г., № 51; О порядке введения в действие Исправительно-трудового кодекса Казахской ССР. Указ Президиума Верховного Совета Казахской ССР от 11 мая 1972 года // Ведомости Верховного Совета Казахской ССР, 1972 г., № 21.

6. О внесении изменений и дополнений в уголовное законодательство Союза ССР. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 года // Ведомости Верховного Совета СССР, 1977 г., № 7, ст. 116.

7. Основы исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права Российской Федерации. Вопросы дифференциации и индивидуализации наказания / Рябинин А.А. - М.: Юристъ, 1995. - 208 c.

8. Уголовно-исполнительное право : учебник : в 2 т. / под общ. ред. Ю.И. Калинина. - М.: Логос, 2006. - Т.1: Общая часть. - 444 с.

9. Горожанин А.В., Некрасов А.П. Роль исправительных учреждений в борьбе с рецидивной преступностью: Монография. Самара, 2005. - 234 с.

10. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан. Кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 г. № 208 // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1997 г., № 24, ст. 337

11. Уголовный Кодекс Республики Казахстан. Кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 года № 167 // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1997 г., № 15-16, ст. 211.

12. Об утверждении дополнительного доклада о мерах, принятых Республикой Казахстан в целях осуществления положений Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания. Постановление Правительства Республики Казахстан от 16 мая 2006 года № 400 // Юридический справочник "Законодательство".

13. Қоныс-колонияларында сотталғандармен жұмыс ұйымдастыру. Қоныс-колонияларының қызметкерлеріне арналған әдістемелік ұсынымдар /Авт.-құрас. Қабиев Р.Л., Ким Д.А., Такенов Б.С. Организация работы с осужденными в колониях-поселениях. Методические рекомендации для сотрудников колоний-поселений /Авт.-сост. Кабиев Р.Л., Ким Д.А., Такенов Б.С. – Қостанай: ҚР ӘдМ ҚАЖК Академиясы, 2010. – 48 б.

14. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными: Приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г. Одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г. // Юридический справочник "Законодательство".

15. О браке и семье. Закон Республики Казахстан от 17 декабря 1998 года № 321 // "Казахстанская правда" от 24.12.98 г. № 241.

16. Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 148 // Бюллетень нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных государственных органов Республики Казахстан, 2002 г., № 7-8, ст. 542.

17. Уголовно-исполнительное право / Под ред. В.И. Селиверстова М., 2001. – 455 с.

18. Наташев А.Е. О каре и воспитании // К новой жизни. 1964. № 3. С. 64-65.

19. Панков Д.А. Совершенствование правовых институтов досрочного освобождения осужденных - важный стимул их исправления и перевоспитания // Сов. гос-во и право. 1965. № 3. С. 39-46.

20. Наташев А.Е. Об основных тенденциях развития исправительно-трудового законодательства и совершенствования деятельности ИТУ // Тр. ВНИИ МВД СССР. 1976. № 40. - С. 101-102.

21. Михлин А.С., Ромазин С.Б. Условное освобождение с обязательным привлечением к труду // Советское государство и право. - М.: Наука, 1979, № 11. - С. 94-99;

22. Васильев А.И., Маслихин А.В., Фефелов В.А. Режим в исправительно-трудовых учреждениях: Лекция. - Рязань: РВШ МВД СССР, 1978. - 52 с.

23. Стручков Н.А. Проблемы дальнейшего совершенствования правовых основ функционирования системы органов, исполняющих наказания // Проблемы совершенствования управленческой деятельности исправительно-трудовых учреждений М., 1983. - С. 50-55.

24. Ткачевский Ю.М. Замена уголовного наказания в процессе исполнения. М.: Юридическая литература, 1982. – 136 с.

25. Анашкин Г.З. Вопросы совершенствования законодательства на основе новой Конституции // Проблемы советского уголовного законодательства и практики его применения М., 1981. - С. 3-22.

26. Гальперин И.М. О видах и системе наказаний // Проблемы советского уголовного законодательства и практики его применения М., 1981. - С. 61-65.

27. Силков В.Е. Правовое регулирование карательно-воспитательного процесса в колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности/ Автореф. дис. ... канд. юрид. наук Свердловск, 1982. – 16 с.

28. Елеонский В.А. Отношение осужденных к наказанию и вопросы повышения эффективности их исправления и перевоспитания в местах лишения свободы. Учебное пособие. - Рязань: НИиРИО РВШ МВД СССР, 1976. - 200 c.

29. Ременсон А.Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных. Автореф. дис. . д-ра юрид. наук Томск; 1965. – 63 c.

30. Наташев А.Е. О соотношении убеждения и принуждения, кары и воспитания в уголовном и исправительно-трудовом праве. М., 1974. - С. 5-10.

31. Стручков Н.А. Проблемы науки исправительно-трудового права в свете нового исправительно-трудового законодательства. М., 1972. – 167 c.

32. Игнатов А.Н. Совершенствование применения наказания в виде лишения свободы// Тр. ВНИИ МВД СССР. 1977. № 43. - С. 14-21.

33. Наташев А.Е. Содержание наказания и режим его отбывания М., 1974. - С. 11-19.

34. Беляев А.А. Новое в уголовном и исправительно-трудовом законодательстве. Горький: ГВШ МВД СССР, 1978. – 27 c.

35. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: И - О. Т. 2. - М.: Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1955. - 779 c.

36. Крылов А.С. Изоляция от общества в условиях лишения свободы и социальные связи осужденных. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1983. - 22 c.

37. Стручков Н.А. Уголовная ответственность и исправительно-трудовое право // Основы теории исправительно-трудового права. М., 1967. - С. 17-22.

38. Стручков Н.А. Режим отбывания наказания в исправительно-трудовых колониях// Советское исправительно-трудовое право. М., 1983. - С. 137-143.

39. 3ельдов С.И. Освобождение от наказания и от его отбывания. - М.: Юрид. лит., 1982. - 136 c.

40. Сундуров Ф.Р. Лишение свободы и социально-психологические предпосылки его эффективности / Науч. ред.: Волков Б.С. - Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1980. - 216 c.

41. Ной И.С. Теоретические вопросы лишения свободы. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1965. - 167 c.

42. Артемьев Н.С., Лаптев С.А. Организационно-правовые основы деятельности колоний-поселений: Монография. - Рязань: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, 2007. – 170 с.

43. Об утверждении Правил посещения гражданами учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов. Приказ Председателя Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан от 7 января 2003 года № 6 // Юридический справочник "Законодательство".

44. Об утверждении норм бесплатного питания подозреваемых, обвиняемых, в том числе обеспечение беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, инвалидов первой и второй групп, несовершеннолетних, норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных, а также Правила оказания помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания. Постановление Правительства Республики Казахстан от 2 сентября 2003 года № 889 // Юридический справочник "Законодательство".

45. Об утверждении Инструкции по организации работы отделов (отделений, групп) специального учета исправительных учреждений Министерства юстиции Республики Казахстан. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 150 // Бюллетень нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных государственных органов Республики Казахстан, 2002 г., № 13-14, ст. 567.

46. Об утверждении Инструкции об организации прокурорского надзора за законностью исполнения наказаний и реабилитации граждан. Приказ Генерального Прокурора Республики Казахстан от 4 ноября 2005 года № 42 // Юридический справочник "Законодательство".

47. Об утверждении Положения об условиях и порядке оплаты труда лиц, лишенных свободы. Постановление Кабинета Министров Республики Казахстан от 8 января 1993 года № 20 // Юридический справочник "Законодательство".

48. Садинов Т.М. Правовое регулирование труда осужденных по действующему законодательству: постановка проблемы // Молодежь и наука: мат-лы межвуз.науч.-теорет.конф. молодых ученых, адъюнктов, слушателей. - Алматы: Академия МВД Республики Казахстан, 2005. - С. 57-58.

49. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. - М.: Добросвет-2000; Городец, 2000. - 464 с.

50. Зубков А.И. Теоретические вопросы правового регулирования труда осужденных в советских исправительно-трудовых учреждениях: учебное пособие. - Томск: Изд. Томского университета, 1974. - 170 с.

51. Кайжакпарова А.Б. Основы правового обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан // Уголовно- исполнительная система: перспективы реформирования и проблемы подготовки кадров: мат-лы междунар.науч.-практ.конф., посвящ. 35-летию учебного заведения (03.11.2006 г.). - Костанай: КЮИ КУИС МЮ Республики Казахстан, 2006. - С. 132-135.

52. Зубков А.И. Теоретические вопросы правового регулирования труда осужденных в советских исправительно-трудовых учреждениях: учебное пособие. - Томск: Изд. Томского университета, 1974. - 170 с.

53. Международные акты о правах человека: сборник документов. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998. - 784 с.

54. Балагина Н. Займите осужденного трудом // Фемида. 2002. № 10. - С. 58-62.

55. Поздняков В.И. Особенности трудового воспитания осужденных в условиях реформирования производственного сектора УИС // Теоретические и прикладные проблемы деятельности уголовно исполнительной системы: сб.науч.тр. - М.: НИИ Минюста Российской Федерации, 2003. - С. 33-39.

56. Валиев Х.Х. Современные проблемы реформирования уголовно- исполнительной системы // Общественная безопасность и современные проблемы уголовно-исполнительной системы Казахстана: мат-лы междунар.науч.- практ.конф. (14.10.2004 г.) - Костанай: КЮИ КУИС МЮ Республики Казахстан, 2004. - С. 22-27.

57. Валиев Х.Х. Проблемы совершенствования правового регулирования исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных, больных туберкулезом: дис. ... канд. юрид. наук. - Алматы, 1998. - 144 с.

58. Результаты анонимного анкетирования по изучению проблем трудовой занятости человека находящегося в местах лишения свободы, проведенного подразделениями Комитетом УИС МЮ Республики Казахстан с 15.05.2003 г. по 01.06.2003 г.

59. Зубков А.И. Теоретические вопросы правового регулирования труда осужденных в советских исправительно-трудовых учреждениях: учебное пособие. - Томск: Изд. Томского университета, 1974. - 170 с.

60. Сизякин В.М. Применение норм трудового права в деятельности исправительно-трудовых учреждений: учебное пособие. - М.: НИиРИО Академия МВД СССР, 1982. - 36 с.

61. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. - 96 с.

62. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь. // http://prison.memo.ru/laws.htm.

63. Кодекс Азербайджанской Республики об исполнении наказаний // http://prison.memo.ru/laws.htm.

64. Закон Эстонии об исполнении наказаний, связанных с изоляцией от общества // http://www.lichr.ee/rus/deti/law.htm.

65. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Молдова // http://prison.memo.ru/laws.htm.

66. Трудовой кодекс Республики Казахстан. Кодекс Республики Казахстан от 15 мая 2007 года № 251 // "Казахстанская правда" от 22 мая 2007 года № 76 (25321).

67. Данилин Е.М. Трудовое воспитание несовершеннолетних правонарушителей как компонент педагогической системы А.С. Макаренко // Теоретические и прикладные проблемы деятельности уголовно-исполнительной системы: сб. науч. тр. - М.: НИИ УИС Минюста Российской Федерации, 2003. - С. 40-43.

68. Концепция реформы уголовно-исполнительной системы. - Пермь: Изд. "Звезда", 1990. - 32 с.

69. Дерюга Н.Н. Организационно-правовые проблемы занятости осужденных, содержащихся в местах лишения свободы: дис. д-ра юрид. наук. - М., 2005. - 476 с.

70. Губенко А.В. Особенности правового регулирования осужденных к лишению свободы: дис. ... канд. юрид. наук. - Челябинск, 2004. - 177 с.

71. Александров Ю. Пенитенциарная система Франции по состоянию на июль 2003 г. // www.index.org.ru/turma/ft/.

72. Губенко А.В. Особенности правового регулирования осужденных к лишению свободы: дис. ... канд. юрид. наук. - Челябинск, 2004. - 177 с.

73. Уголовно-исполнительное право Республики Казахстан (сборник нормативно-правовых актов) / Составитель Диденко П.В. - Алматы: Данекер, 2001. - 274 с.

74. Оспанова Ж.Б. Заработная плата как материальный стимул труда осужденных в местах лишения свободы // Фемида. 2005. № 11 (119). - С. 14-15.

75. Соловьев Э.Ю. Переосмысление талиона. Карательная справедливость и юридический гуманизм // Новый мир. 2004. № 4. - С. 123-143.

76. О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам уголовно-исполнительной системы. Закон Республики Казахстан от 26 марта 2007 г. № 240-Ш // Юридический справочник "Законодательство".

77. Крахмальник Л.Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР: учебное пособие. - Саратов, 1963. - 95 с.

78. Губенко А.В. Особенности правового регулирования осужденных к лишению свободы: дис. канд. юрид. наук. - Челябинск, 2004. - 177 с.

79. Умурзаков Р.С. Роль государства в обеспечении защиты имущественных интересов потерпевшего // Профилактическая деятельность государства как одно из основных средств сдерживания преступности в стране: мат-лы междунар.науч.-практ.конф. Ч. 2. - Алматы: ООНИиРИР Академии МВД Республики Казахстан, 2006. - С. 126-130.

80. Назарбаев Н. Идейная консолидация общества, как условие прогресса Казахстана. – Алматы, 1993. – 19 с.

81. Чукмаитов Д.С. Теоретические основы системы исполнения наказаний по законодательству Республики Казахстан. – Алматы, 1999. – 288 с.

82. Иммануил Кант. Сочинения в шести томах. Том 4, часть 1. — М., 1965. – 544 с.

83. Об утверждении Инструкции об организации воспитательной работы с осужденными в исправительных учреждениях Министерства юстиции Республики Казахстан. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 21 октября 2004 года № 305 // Юридический справочник "Законодательство".

84. Уголовно-исполнительное право Республики Казахстан. – Алматы: Баспа, 1997. – 256 с.

85. Права человека: сборник международных договоров. – Нью-Йорк: ООН, 1989. – 474 с.

86. Елеонский В.А. Уголовное наказание и воспитание позитивной ответственности личности. – Рязань, 1979. – 84 с.

87. Чукмаитов Д.С. Некоторые проблемы применения уголовного наказания // Право и государство. – Алматы, 1997. – № 4. – С. 3-12.

88. Хасенов Н.Ж. Предупреждение негативных последствий отбывания наказания в исправительной колонии особого режима // Реализация уголовной ответственности: история, современность и перспективы: мат-лы Междунар.науч.-практ.конф. – Костанай, 2005. – С. 200-205.

89. Синичкин А.А. К вопросу о критериях изучения личности осужденного к лишению свободы в процессе оценки его исправления // Реализация уголовной ответственности: история, современность и перспективы: мат-лы Междунар.науч.-практ.конф. – Костанай, 2005. – С. 295-297.

90. Соловьев Ю.Д. Проблемы совершенствования поощрительных норм советского исправительно-трудового права // Совершенствование законодательных основ исполнения уголовных наказаний: сб. науч. тр. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. – С. 310-315.

91. Коваленко В.В. Классификация лиц, осужденных к лишению свободы, и проблемы дифференциации исполнения наказания в исправительно-трудовых колониях. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Киев, 1991. - 19 c.

92. Сизый А.Ф., Дремин В.Н. Классификация поощрительных норм, применяемых к лицам, лишенных свободы // Актуальные проблемы исправительно-трудового права (теория и практика): сб. науч. тр. – Рязань: РВШ МВД СССР, 1989. – 304 с.

93. Севрюгин А.С. Исправительно-трудовые правоотношения. Учебное пособие. - Рязань: Изд-во РВШ МВД СССР, 1988. - 37 c.

94. Бобылева И.Ю. Длительные сроки лишения свободы и их эффективность. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1988. - 24 c.

95. Сизый А.Ф. Актуальные вопросы правового регулирования изменения условий содержания лиц, осужденных к лишению свободы // Повышение эффективности исполнения уголовных наказаний // Сб. науч. тр. – Рязань: РВШ МВД СССР, 1988. – 211 с.

96. Алферов Ю.А., Байдаков Г.П. Предпосылки развития пенитенциарной концепции исправления и перевоспитания осужденных в современных условиях // Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания осужденных: сб. науч. тр. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. – С. 284.

97. Макаренко А.С. Сочинения: В 7 т. - М., 1958. - Т. 5. - С. 242.

98. Стручков, Н.А. Уголовная ответственность и её реализация в борьбе с преступностью. – Саратов: Саратовский университет, 1978. – 288 с.

99. Об утверждении Инструкции по организации надзора за лицами, содержащимися в исправительных учреждениях Министерства юстиции Республики Казахстан. Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 11 декабря 2001 года № 154 // Бюллетень нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных государственных органов Республики Казахстан, 2002 г., № 9-10, ст. 544.

100. Қоныс-колониясында жазасын өтеп жатқан сотталғандарға түзеу мекемесінің аумағынан тыс тұруға құқық беру: Қоныс-колонияларының қызметкерлеріне арналған әдістемелік ұсынымдар / Құраст.-авт.: Қабиев Р.Л., Ким Д.А. / Предоставление осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, права на проживание за территорией исправительного учреждения: Методические рекомендации для сотрудников колоний-поселений / Авт.-сост. Кабиев Р.Л., Ким Д.А. – Қостанай: ҚР ӘдМ ҚАЖК Академиясы, 2010. – 32 б.

101. Горобцов, В.И. Правовая характеристика колоний-поселений: Монография: Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2004. – 132 с.

102. Горобцов В.И. Историко-правовые предпосылки введения колоний-поселений в систему исправительно-правовых учреждений // Уголовное право и современность: Межвузовский сборник научных трудов. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2002. - С. 224-233.


Приложение А

Проект

Договор

на представление рабочих из числа

осужденных-поселенцев учреждения ___________

Департамента УИС по _________________ области

Исправительное учреждение ______________, именуемое в дальнейшем "Учреждение", в лице начальника учреждения _________________________, действующего на основании Устава учреждения, с одной стороны, и представитель работодателя _____________________________, именуемый в дальнейшем "Работодатель", в лице _________________________ заключили договор о нижеследующем:

1. Предмет договора

1.1. Учреждение предоставляет в распоряжение Работодателя, согласно его заявке, рабочих из числа осужденных-поселенцев в количестве __________ человек, для выполнения работ на подведомственных участках.

1.2. Работодатель обеспечивает занятость производительным трудом предоставляемых Учреждением рабочих из числа осужденных-поселенцев в течение всего срока действия договора.

2. Общие условия договора

2.1. Нарушение договорных обязательств фиксируется двухсторонним актом представителей Работодателя и Учреждения. В случае отказа одной стороны от подписи акта он составляется при участии вышестоящей организации.

2.2. Все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего договора, разрешаются, по возможности, путем переговоров между Сторонами.

2.3. В случае недостижения согласия спорный вопрос разрешается в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан.

3. Обязательства Учреждения

3.1. Участие совместно с представителями Работодателя в комплектовании бригад рабочими из числа осужденных в соответствии с их специальностями и практическими навыками.

3.2. Обеспечение своевременного вывода рабочих на объект согласно расчету потребности, предоставляемому Работодателем.

3.3. Обеспечение соблюдения осужденными режимных требований и принятие необходимых мер по представлению Работодателя к рабочим из числа осужденных по соблюдению ими трудовой дисциплины и повышению производительности труда.

3.4. Участие в комиссии Работодателя по расследованию несчастных случаев, происшедших с рабочими из числа осужденных, на объекте работ Работодателя.

3.5. Осуществление регистрации ответственных лиц, закрепленных за рабочими из числа осужденных, работающих на объектах Работодателя.

3.6. Организация проверок проведения предусмотренных инструктажей по технике безопасности среди рабочих из числа осужденных на объекте, учитывая условия и место работы осужденного у Работодателя.

3.7. Администрация колонии-поселения вправе посещать объекты, на которых работают рабочие из числа осужденных, для проведения надзора и контроля за ними на производственных объектах.

4. Обязательства Работодателя

4.1. Все работы производятся под руководством Работодателя с использованием его основных средств, материалов и инструментов.

4.2. Осуществление в течение рабочего времени контроля за соблюдением трудовой дисциплины за рабочими из числа осужденных на объекте (распитие спиртных напитков, оставление рабочего места и т.д.). В случае нарушения осужденными трудовой дисциплины и во всех случаях отсутствия их на рабочем месте, в том числе по уважительной причине, Работодатель обязан незамедлительно уведомить администрацию Учреждения.

4.3. Обеспечение доставки рабочих из числа осужденных к рабочим местам и обратно в колонию-поселение транспортом Работодателя.

4.4. При побеге осужденного с рабочего места (по вине работодателя) задержание и привод осужденного осуществляется за счет средств Работодателя.

4.5. Создание комиссии по расследованию каждого несчастного случая, происшедшего с рабочими из числа осужденных, на объекте Работодателя, а также в пути следования на работу и с работы. Оформление актов о несчастных случаях и ведение их учета по форме Н-1. Две копии акта формы Н-1, утвержденные администрацией Работодателя, направляются в администрацию Учреждения. Расследование и учет несчастных случаев осуществляется с участием представителя Учреждения, а в случае с тяжелым или смертельным исходом – с представителями вышестоящего органа.

4.6. Обеспечение снабжения и хранения специальной одежды, специальной обуви и других средств защиты.

4.7. Оборудование на объектах помещения для обогрева в холодное время, обеспечение аптечкой для оказания первой медицинской помощи, обеспечение условий труда в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

5. Оплата труда

5.1. Работодатель обязан:

1) оплату труда рабочих из числа осужденных производить в соответствии с трудовым законодательством Республики Казахстан. Заработная плата осужденных-поселенцев, проработавших полный календарный месяц, должна быть не ниже установленной минимальной заработной платы. Размер заработной платы может быть изменен в соответствии с действующим законодательством;

2) оплачивать рабочим из числа осужденных сверхурочные работы, работу в праздничные и выходные дни, в ночное время в размерах, установленных трудовым законодательством Республики Казахстан;

3) обеспечивать режим рабочего времени, не превышающий норму, установленную трудовым законодательством Республики Казахстан;

4) вести ежедневный учет рабочего времени осужденных-поселенцев, начислять заработную плату за фактически отработанное время, в том числе отпускные и компенсацию за неиспользованный отпуск;

5) производить закрытие наряда-задания не позднее первого числа месяца, следующего за отчетным месяцем. В срок до третьего числа месяца, следующего после отчетного месяца, предоставлять в Учреждение реестр о заработной плате осужденных;

6) производить удержания и перечисления подоходного, социального налога, обязательных пенсионных взносов согласно законодательству Республики Казахстан.

6. Имущественная и материальная ответственность сторон

6.1. Каждая из сторон при заключении и исполнении Договора должна соблюдать интересы другой стороны, выполнять свои обязанности наиболее рациональным образом, принимать необходимые меры к предотвращению или уменьшению ущерба, который может возникнуть в связи с ненадлежащим исполнением обязательств.

6.2. В случае причинения увечья или иного повреждения здоровья рабочим из числа осужденных в результате непринятия Работодателем необходимых мер по обеспечению техники безопасности и охраны труда, ответственность несет Работодатель.

7. Особые условия

7.1. Учреждение имеет право снять рабочих из числа осужденных с работы частично или полностью в случаях:

1) получения соответствующих указаний Комитета УИС МЮ Республики Казахстан;

2) освобождения осужденных от наказания в связи с отбытием срока или по другим причинам, предусмотренным уголовно-исполнительным законодательством Республики Казахстан;

3) стихийных бедствий;

4) невыполнения Работодателем предусмотренных договором обязательств по обеспечению полной трудовой занятости и соблюдению надлежащих бытовых и производственных условий осужденных;

5) непринятия Работодателем необходимых мер по обеспечению техники безопасности и правил охраны труда;

6) нарушения осужденным режима содержания;

7) нарушения осужденным трудовой дисциплины.

7.2. При снятии осужденного с работы в случаях, предусмотренных пунктами 2), 5) Работодатель должен быть предупрежден письменно Учреждением не менее чем за неделю.

7.3. В случае, когда у Работодателя возникает необходимость отказаться от дальнейшего использования рабочей силы из числа осужденных до истечения срока договора, он обязан письменно предупредить об этом Учреждение не менее чем за 30 дней.

7.4. Работодатель вправе применить к рабочим из числа осужденных меры морального и материального поощрения, дисциплинарного взыскания с оформлением в личном деле рабочего при согласовании с администрацией Учреждения.

8. Срок действия договора

Срок действия настоящего договора устанавливается с ___ _____ 20__ г. по ___ _____ 20 __г.

9. Реквизиты и подписи сторон

Учреждение

Работодатель


Приложение Б


Приложение В


Приложение Г


Приложение Д

Перечень предметов, рекомендуемых для запрещения к продаже и использованию осужденными в колонии-поселении

1. Предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота.

2. Все виды огнестрельного и холодного оружия.

3. Транспортные средства.

4. Взрывчатые, отравляющие и пожароопасные вещества.

5. Все виды алкогольных напитков, пиво.

6. Духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе.

7. Наркотикосодержащие лекарственные средства и препараты.

8. Пишущие машинки, множительные аппараты.

9. Игральные карты.

10. Фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, видео- и кинокамеры.

11. Топографические карты, компасы.

12. Военная и другая форменная одежда, принадлежности к ней.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий