Правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных учреждениях

История становления надзора за осужденными в России, его правовое регулирование на современном этапе. Обеспечение безопасности в исправительных учреждениях как одна из форм осуществления надзора. Анализ статистических данных по надзорным мероприятиям.

Содержание

Введение

Глава I. Правовые основы осуществления надзора за осужденными

1.1 Исторические аспекты надзора в России

1.2 Правовое регулирование осуществления надзора в исправительных учреждениях на современном этапе

1.3 Понятие и содержание осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях

Глава II. Организационно-правовые проблемы обеспечения надзора в местах лишения свободы

2.1 Организационно-правовое обеспечение надзора

2.2 Обеспечение безопасности в исправительных учреждениях, как одна из форм надзора

2.3 Структура надзора

2.4 Организационно-правовые проблемы обеспечения надзора и пути их решения

Заключение

Библиографический список

Приложения


Введение

В Российской Федерации активно проводится правовая реформа, в том числе реформа законодательства, регулирующая исполнение наказаний.

Принятие Уголовно-исполнительного кодекса позволило не только расширить предмет правового регулирования, но и кодифицировать ранее действовавшие разнородные акты, регулирующие исполнение разных видов наказаний.

Уголовно-исполнительный кодекс закрепил важнейшее положение уголовно-исполнительной политики Российского государства о направленности законодательства и практики его применения на решение задачи первостепенной важности, а именно на нравственное совершенствование личности осуждённого, его исправление. Достижение именно этой цели, при всех трудностях воспитательного процесса, позволяет с большей степенью вероятности рассчитывать на правопослушное поведение осуждённого во время отбывания наказания, и после освобождения от него.

Актуальность темы дипломной работы заключается в том, что в трудах учёных проблемы надзора за осуждёнными исследованы не полностью. Реформы в сфере экономики, социально-политической системе Российского государства, повлекшие изменения в пенитенциарной системе, требуют изменение правовых и функциональных основ, совершенствования теоретических и прикладных аспектов различных видов профессиональной деятельности по исполнению наказания в виде лишения свободы.

Целью дипломной работы является выявление правовых и практических проблем организации надзора за осужденными и выработке конкретных предложений, направленных на совершенствование механизма организации надзора и его правовой регламентации.

Достижение цели осуществляется путём постановки и решения следующих задач:

- проведение исторического анализа правового и организационного аспекта службы надзора в исправительных учреждениях;

- уточнение понятия, содержание и роль надзора за осуждёнными в исправительных учреждениях;

– выявление и исследование основных факторов, оказывающих влияние на организацию осуществления надзора за осужденными в исправительных колониях;

- раскрыть значение обеспечения безопасности в исправительных учреждениях как одной из форм осуществления надзора;

- провести анализ статистических данных по проводимым надзорным мероприятиям и их результатам.

- выявить проблемы обеспечения надзора и наметить пути их решения.

Объектом исследования являются проблемы организационно-правовых отношений, возникающих в сфере осуществления надзора за осужденными в исправительных колониях Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации.

Предметом – правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных колониях.

Гипотеза исследования заключается в том, что уровень правового регулирования и результативность реализации мер и средств обеспечения надзора за осужденными в исправительных колониях находятся в опосредованной зависимости от степени разработанности данного правового института в общетеоретическом и отраслевом плане, обуславливаются значительным рядом факторов исторического, социального, экономического и иного характера, учет которых предполагает возможность его законодательного совершенствования и повышения эффективности деятельности исправительных учреждений.

Поставленные задачи решаются общими и специальными методами теоретического исследования, сущность которого состоит в анализе нормативно-правовых актов, научной и учебной литературы, а также публикаций в средствах массовой информации, раскрывающих выбранную тему дипломной работы. Кроме этого в дипломной работе широко используются элементарно-теоретический и структурный анализ и синтез, ситуационное моделирование.

Методологической основой данной работы является диалектическая логика, позволяющая рассмотреть исследуемые явления во взаимной связи, движении и саморазвитии.

С практической точки зрения данная работа призвана исследовать правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных учреждениях в период глубоких и качественных изменений социально-экономической и правовой жизни, в условиях трансформации общества, реформирования уголовно-правовой системы, выявлять их проблемы и искать пути решения данных проблем.

Одной из основополагающих задач, решаемых учреждениями и органами ФСИН России, является обеспечение безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала. В пределах своей компетенции обеспечением безопасной деятельности учреждений занимаются многие службы, но практика работы, а также опыт пенитенциарных европейских стран показали, что организующую и координирующую роль в этом направлении целесообразно возложить на самостоятельное структурное подразделение. Все это и обусловило создание в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы служб безопасности[1] .

Надзор в местах лишения свободы и его профилактика находился в центре внимания многих ученых. Существенный вклад в их разработку внесли: А.И. Алексеев, Л.П. Амелин, В.М. Анисимков, Ю.М. Антонян, Р.С. Ахметшин, Н.П. Барабанов, А.В. Бриллиантов, В.Н. Брызгалов, В.Н. Бурлаков, Л.Д. Гаухман, С.И. Дементьев, Ю.Н. Демидов, А.И. Долгова, В.К. Дуюнов, В.А. Елеонский, М.В. Елеськин, А.Э. Жалинский, Д.М. Зарипова, А.И. Зубкова, И.В. Каретников, И.И. Карпец, М.Ф. Костюк, В.Н. Кудрявцев, А.С. Михлин, А.Н. Павлухин, П.Г. Пономарев, Э.А. Саркисова, О.В. Старков, Н.А. Стручков, С.М.Тараканов, Э.В. Тураев, Г.Ф. Хохряков, А.В. Шамис, И.В. Шмаров, В.Е. Южанин и др.

Несмотря на довольно значительное число работ, в которых исследовались проблемы обеспечения надзора в ИУ, многие ее теоретические и практические вопросы остались неразработанными или нуждающимися в дальнейшей углубленной проработке. Следует обратить внимание и на тот факт, что большинство из этих работ выполнено на основе предшествующего уголовного и исправительно-трудового законодательства и без учета новых реалий в криминологической обстановке в исправительных учреждениях, проявившихся в последние годы.

Сложившееся положение свидетельствует об отсутствии комплексного подхода, преобладании различных взглядов представителей отраслевых наук на исследуемую проблему, что не дает возможности определить роль администрации исправительных учреждений в организации надзора.

Указанные выше обстоятельства и определили выбор темы дипломной работы.

Глава I. Правовые основы осуществления надзора за осужденными

1.1 Исторические аспекты надзора в России

История становления и развития службы надзора в исправительных учреждениях во многом зависела от времени их функционирования. Условно выделяют три периода:

1) дооктябрьский период (1900-1917 гг.);

2) советский период (1917-1990 гг.);

3) суверенной России (1991 – по настоящее время).

В Советском периоде можно выделить пять этапов:

Первый этап: (1917–1928 гг.) После Октябрьской революции места заключения были призваны выступать в качестве средства подавления сопротивления свергнутых классов и борьбы с уголовной преступностью. Перед пролетариатом, взявшим власть в свои руки, стояла задача подчинить тюремную систему органам советской власти на территории всей страны. Решение этих задач Совет народных комиссаров РСФСР поручил губернским (областным) Советам депутатов, возложив на них «заведование тюремной частью». Местные тюремные инспекции поступили в распоряжение Советов в качестве их исполнительного органа. Назначение новых руководителей мест лишения свободы являлось компетенцией Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Новой власти нужна была новая политика в сфере исполнения наказания. Эта политика сформировалась не сразу, менялись её цели, задачи, средства реализации. На первом этапе формирования совершенно нового общественного строя продолжала использоваться правовая база[2] старого царского и Временного правительства в той части, которая не противоречила новым задачам. На первоначальном этапе деятельность Народного комиссариата юстиции осуществлялась в условиях саботажа, при отсутствии необходимого количества квалифицированных кадров. Для исполнения наказания использовались старые тюремные здания, значительная часть тюремного персонала имела дореволюционный опыт работы, на тот момент не было нормативного документа, регламентирующего в достаточном объёме порядок исполнения наказания. Пенитенциарный режим, подчеркивается в одном из циркулярных писем тюремного главка в 1917 году, ставящий во главу угла возрождение и социальное перевоспитание человека, имевшего несчастье совершить преступление, и не забывающий в заключенном личного человеческого достоинства, должен, конечно, покоится на соблюдении известного порядка и дисциплины в местах заключения. Если там нет необходимой дисциплины, если заключенные совершают побеги, запасшись доставленными им с воли оружием и другими предметами, то все меры, направленные к их перевоспитанию, окажутся безрезультатными и напрасными.

Выработанные в первые годы советской власти основные направления реформы тюремной системы, нашли сконцентрированное выражение во Временной инструкции НКЮ (1918 г.) «О лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания таковой». В соответствии с инструкцией в местах заключения вводился штат надзирателей, в обязанности которых входило несение внутренней и внешней охраны учреждения и наблюдение за заключенными. Сохранившиеся материалы и исследования учёных показывают, что состояние надзора было крайне неудовлетворительным.[3] Штат надзирателей был постоянно не укомплектован, в связи с этим администрация была вынуждена на должности надзирателей и посты внутренней и наружной охраны ставить заключённых, что в общем итоге давало отрицательный результат и снижало эффективность надзора.

В циркуляре Наркомюста от 24 мая 1918 г. администрации мест заключения прямо предписывалось «Заключенных, где только это, возможно, необходимо привлечь к самоконтролю и самонаблюдению»1.

Надзор за осуждёнными следует понимать как разновидность социального контроля, осуществляемого в отношении лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Слово «надзор» означает наблюдение за кем-либо или чем-либо с целью охраны, контроля.

Являясь одним из основных средств обеспечения режима, надзор способствует созданию в местах лишения свободы необходимых условий для эффективного исправительного воздействия на осужденных. Руководство лагерей это прекрасно понимало, поэтому разработало инструкцию «О развитии лагерей принудительных работ» в которых определяло силы и средства надзора.[4] В соответствии с этой инструкцией все надзиратели делились на младших и старших, в дальнейшем функции надзирателей были закреплены в Положении 1920 г.[5] Старшие надзиратели несли суточные дежурства по лагерю, при этом выполняли следующие обязанности: наблюдали за несением службы караулом и надзирателями, за соблюдением порядка заключенными, за поведением других сотрудников (персонала и лиц, занятых на обслуживании лагерей), принятием передач заключенными, обыскивали заключенных, проводили проверки и т.д. Младшие надзиратели несли непосредственно наблюдение за заключенными, обеспечивали выполнение заключенными распорядка дня, руководили раздачей пищи, сопровождали на прогулку, на работы, на свидания и т. д. Подобная практика привела к тому, что во многих случаях вся внутренняя жизнь в местах заключения регулировалась самими осужденными. Администрации отводилась роль чисто внешнего надзора. «В силу этого, – отмечалось в циркуляре НКЮ, в местах заключения верховодили наиболее опытные и опасные преступники, подчинившие себе остальную массу».

Вследствие разгона дискредитировавших себя старых тюремных кадров, охраны (окарауливания) практически не было. В этих условиях побеги заключенных носили массовый характер.

Нарком юстиции П.И. Стучка писал позднее, что не бегали только те, кому было лень.[6]

В соответствии с положением 1920 г. окарауливание мест заключения (внешняя и внутренняя постовая служба) возлагалась или на надзирателей или на местные караульные команды.[7]

В местах лишения свободы Главумзака, находящихся на госснабжении, с численностью заключенных в июне 1923 г. 15504 человека, было предусмотрено 1211 надзирателей. Всего в системе Главного управления местами заключения РСФСР на июль 1923 г. функционировало 180 исправдомов, 78 домов заключения, 58 других мест заключения. Численность надзора за заключенными составляла 8445 штатных единиц.

Сложившийся в первые годы Советской власти опыт ведомственного нормативного регулирования исполнения такого вида наказания, как лишение свободы, позволил приступить к разработке законодательных актов на уровне союзных республик. В РСФСР первым таким нормативным актом 17 стал Исправительно-трудовой кодекс, утвержденный постановлением ВЦИК, принятым на второй сессии одиннадцатого созыва 16 октября 1924 г. В ст. 6 ИТК РСФСР говорилось, что содержание в исправительно-трудовых учреждениях, стремясь к целесообразному влиянию на заключённого и укреплению тех черт его характера и навыков, которые могут удержать от дальнейших преступлений, должно быть целесообразно и не должно иметь целью причинения физических страданий и унижения человеческого достоинства. В соответствии со ст. 8 в исправительно-трудовых учреждениях принимаются все меры к устранению вредного влияния наиболее опасных заключённых на остальных, и к развитию самостоятельности заключённых, направленной к приобретению свойств и профессиональных навыков, необходимых для трудовой жизни в обществе. В ст. 50 определялось, что режим в местах заключения строится по прогрессивной системе так, чтобы в зависимости от характера, поведения заключённых, продолжительности их пребывания в том или ином исправительно-трудовом учреждении, они могли в большей или меньшей степени проявить свою самостоятельность и инициативу.

В Декрете ВЦИК и СНК №552 « О службе в местах заключения » от 12 июня 1924 года содержалось положение о приравнивании начальников, помощников начальника и надзирателей мест заключения в отношении правил внутренней службы и дисциплины к лицам, несущих действительную военную службу.

В конце 1924 г. постановлением ВЦИК и СНК РСФСР утвержден и с 1 января 1925 г. введен в действие устав службы по местам заключения РСФСР,[8] определивший правовое положение работников мест заключения, которые были приравнены в отношении внутренней службы и дисциплины к лицам, несущим действительную военную службу. От них могла быть потребована работа, сопряженная с опасностью для жизни.

Элементы надзора в этот период рассматривались как часть отношений между арестантами и людьми, осуществляющими надзор. Наружная охрана из числа конвойной стражи осуществляла сопровождение арестантов гражданского ведомства на внешние работы и в присутственные места, оказывала содействие тюремному начальству при производстве внезапных обысков, подавлении беспорядков в местах заключения.

Внутренний надзор осуществлялся в дореволюционный период в тюрьмах через надзирателей, и чтобы он был эффективным, арестанты должны были содержаться в запертых камерах, не допускалось самовольного перехода из камеры в камеру. В целях предупреждения побегов, содержащиеся под стражей, по обвинению в тяжких преступлениях были закованы в кандалы.

Практика осуществления надзора и охраны осуществлялась крайне неудовлетворительно, количественный состав надзирателей пополнялся лишь тогда, когда переполнялась тюрьма, а их подготовка к службе фактически не проводилась. Были тюрьмы, в которых существовал такой обычай, стоящий на посту надзиратель, заметив, издали подъезжающее начальство, ударом в колокол давал знать об этом тюрьме. Все немедленно расходились по своим местам, двери камер запирались должным образом. Были, наконец, и такие тюрьмы, в которых внутренний порядок размещения арестантов был подчинен им, а потому руководство исполнением наказания исходило из личных соображений, а не из закона.

В числе «специально-предупредительных» мер обуздания арестантов были такие, как «воспрещение держать арестантские камеры открытыми, что постоянно практиковалось ранее, давая возможность арестантам, различных категорий, беспрепятственно общаться между собой, и чтобы в камерах устраивались занавески и загородки, затрудняющие или даже делающие совершенно невозможным надзор».

Вместе с тем осуществление надзора в местах лишения свободы было невозможно без квалифицированного тюремного персонала и соответствующего его количественного состава. В 1909 году по сравнению с 1908 годом численность тюремной стражи возросла на 2 240 человек, или на 17 процентов и в дальнейшем количественный состав надзирателей увеличивался, несмотря на огромные трудности и особые условия тюремно-административной службы. Низшая ступень администрации, была ограничена, в праве отлучиться из тюрьмы, как и сами заключенные. «Это добровольные узники, от которых требуется одна из самых тяжелых для человека жертв – чувство личной свободы».

Для охраны, перевозки заключенных необходимо было содержать массу надзирателей и конвоиров. Одних административно высылаемых числилось в 1906 году по тюрьмам до 36 000 человек. Кроме того, были осужденные в ссылку, на каторжные работы в Сибирь, рассылаемые по другим тюрьмам. Строя свою смету по пересылке арестантов, ГТУ исходило из среднего числа (в 1906 г.) – 4000 верст на человека в год. Количество надзирателей для охраны заключенных было следующим: 1904 г. – 10 316 надзирателей; 1908 г. – 13 272 надзирателя; 1910 г. – 15 483 надзирателя; 1913 г. – 18 000 надзирателей.

Ввиду серьезных требований, предъявляемых к сотрудникам надзирательного состава, которые должны служить образцом несения обязанностей, министр юстиции направил распоряжение о тщательном отборе кандидатов для прохождения курса обучения в школе Санкт-Петербурга (МЮ – ГТУ №35, 26 июля 1913 г.). Всем без исключения чинам тюремной стражи вменялось в обязанность знать на память основные положения Инструкции о порядке употребления оружия, обращая внимание на правильное ношение револьверов (спереди, слева у поясной бляхи).

Что касается указания на изоляцию осужденных, то она обеспечивалась посредством охраны осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях. В Инструкции «Об употреблении оружия чинами тюремной администрации» от 17.12.1907 года сочетаются элементы надзора и охраны за арестантами, устанавливалась тесная связь между часовыми на постах и надзирательским составом[9] . В случае если от часового получены сведения о каком-либо обнаруженном им нарушении арестантами должного порядка, в соответствующую камеру должен немедленно направиться начальник, его помощник или дежурный надзиратель и приказать арестантам прекратить беспорядок, при этом виновные арестанты должны быть без малейшего промедления удалены из камеры в карцер. К числу проступков относился запрет «подходить арестантам к окнам и кричать или переговариваться с кем бы то ни было, обмениваться через окна какими-либо знаками, садиться на подоконник, и чтобы то ни было выбрасывать за окно». Арестанты должны твердо знать, что в случае нарушения ими означенных требований часовой может применить оружие. С преобразованием управления местами заключения, в частности, в Тобольской губернии, воинский караул при тюрьмах сняли, и наружное окарауливание возложили на тюремную стражу. Главное назначение наружных постов охрана тюрьмы извне и недопущение сношения арестантов с внешним миром.

Таким образом, надзор за арестантами преследовал задачи предупреждения различных нарушений в местах лишения свободы, осуществления юридических обязанностей и поддержания надлежащего режима как неотъемлемого элемента карательно-воспитательного процесса.

Вплоть до 1917 г. Министерством юстиции при поддержке правительства предпринимались меры по совершенствованию тюремной системы. Неуклонно повышалось финансирование, принимались решения, направленные на смягчение карательной политики. Наиболее прогрессивными были меры в отношении несовершеннолетних преступников. Они нашли свое отражение в Законе «О воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних» от 19 апреля 1909 г., которым предусматривалось их содержание без охраны, а надзор возлагался на педагогический персонал. Закон детально регламентировал все стороны деятельности этих учреждений, особое внимание в нем уделялось вопросам организации образовательного обучения подростков и их профессиональной подготовки.[10]

Период Февральской революции 1917 г. характерен нестабильностью тюремной системы, которая в сознании народа отождествлялась с насилием и беззаконием. Переломить такое настроение в условиях политической напряженности в стране было сложно. В это время четко определились две основные тенденции: стремление арестантов к самоорганизации, вплоть до самовольного освобождения, и желание тюремного ведомства построить арестантскую жизнь, но принципах демократизма и гуманизма.

Но июльские события в Петрограде в корне изменили обстановку в городе, обострили ее до предела. Брожение солдат и неспособность властей взять ситуацию под контроль негативно отразились на поведении заключенных, в результате чего резко возросло количество побегов и беспорядков. В этих условиях Главное управление мест заключения было вынуждено не только отказаться от предложенной им же идеи гуманизации, но и принять неотложные меры по ужесточению порядка и условий содержания заключенных. Черту под этим процессом подвело решение о возложении на места заключения обязанности по исполнению смертной казни.

После Октябрьской революции 1917 г. ГУМЗ было переименовано в Карательный отдел Народного комиссариата юстиции. Тюремное ведомство какое-то время продолжало руководствоваться (с определенными изъятиями) нормативными актами царского времени и Временного правительство. Основной документ в этой сфере «Уставы о содержащихся под стражей и ссыльных» – был признан утерявшим силу лишь в июле 1918 г. Одним из первых документов, принятых Наркомом юстиции при новой политической власти, было постановление «О тюремных рабочих командах» (24 января 1918 г), которое регламентировало организацию трудового использования осужденных и оплоту их труда.

Случайно ли этот, казалось бы, частный вопрос, далекий от революционных преобразований всей царской тюремной системы, вдруг стал предметом такого внимания. Если заглянуть вперед, то, оказывается, не случайно Название отдела и упомянутого постановления, по сути, определили политику уголовно-исполнительной системы на многие десятилетия. Принимавшиеся в дальнейшем акты декларировали некоторые послабления, но выбранное направление в основных чертах долгое время оставалось неизменным.

1.2 Правовое регулирование осуществления надзора в

исправительных учреждениях на современном этапе

Правовые основы осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях содержаться в системе различных нормативно-правовых актах в виде законов (Уголовно-исполнительном кодексе РФ[11] , Законом 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»[12] , Федеральный закон от 21 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы»[13] , и другие законодательные акты Российской Федерации» и др.), указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Министерства обороны РФ и др.).

Правовые основы осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях по своему содержанию могут рассматриваться в широком и узком смыслах. В узком смысле они представлены только законами, в широком – всей системой нормативно-правовых актов. В принципе правовое регулирование данных правоотношений на уровне законов является предпочтительным, но в реальной действительности этого достичь невозможно. В девяностые годы 20 века в момент перехода, система находилась в чрезвычайно тяжелом положении, устаревшая техническая оснащенность инженерных средств охраны, переполнение некоторых видов исправительных колоний и особенно следственных изоляторов, угрожающий рост числа лиц, страдающих туберкулезом и другими социально опасными инфекционными заболеваниями, большое количество осужденных, не обеспеченных трудом, недостаток бюджетных средств на полноценное питание, лечение, коммунально-бытовое обеспечение осужденных и граждан, находящихся под стражей.

С учетом этих обстоятельств и были определены приоритетные задачи по реформированию УИС совершенствование нормативно-правовой базы, ускорение судебно-правовой реформы, существенное сокращение количества осужденных и подследственных, улучшение условий содержания контингента.

За истекшее после акта передачи время, как неоднократно отмечалось руководителями Министерства юстиции Российской Федерации, проделана большая напряженная работа. За время пребывания Президентом страны В.В. Путина, в федеральных органах законодательной и исполнительной власти последовательно обновляется уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительной законодательство, принимаются постановления Правительства Российской Федерации и на этой основе осуществляется комплексное обновление системы.

В настоящее время уголовно-исполнительная система действует в условиях открытости, имеющиеся проблемы становятся предметом заинтересованного обсуждения на семинарах, конференциях, встречах с представителями общественных организаций, в средствах массовой информации.

Процессу преобразований системы способствуют набирающие силу международные контакты. Установлены деловые отношения с коллегами многих зарубежных государств. Реализуются проекты в рамках программ Совета Европы, различных международных организаций, двустороннего и регионального сотрудничества.

Одним из приоритетных направлений деятельности Министерства юстиции является соблюдение законности, прав и свобод граждан в местах лишения свободы. Их соблюдение становится одним из главных и обобщающих показателей состояния уголовно-исполнительной системы. Для проведения последовательной работы в этом направлении в структуре Министерства создано специальное управление, а в территориальных органах уголовно-исполнительной системы учрежден институт помощников начальников по правам человека.

В результате комплексных мер по реформированию уголовно-исполнительной системы, в том числе и реализации инициатив Министерства юстиции по совершенствованию законодательства, численность осужденных в местах лишения свободы и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, с 2001 г. (когда содержалось их наибольшее количество) по настоящее время сократилась на 88413 тыс. человек. Вступившие в силу 16 декабря 2003 г. Федеральные законы №162-ФЗ и 161-ФЗ позволил в 2004 г. сократить контингент уголовно-исполнительной системы на 217036 тыс. человек. В последующие годы был опять отмечен рост численности осужденных содержащихся в уголовно-исполнительной системе. (Приложение №1).

В учреждениях уголовно-исполнительной системы функционирует 131 больница различного профиля, а также медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, 59 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом, 9 исправительных учреждений для осужденных, больных наркоманией.

В учреждения уголовно-исполнительной системы по состоянию на 1 ноября 2008 г. содержалось 891738 тыс.человек, в том числе в 758 исправительных колониях – 737,9 тыс., 222 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов – 145 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних – 8,8 тыс.человек. В учреждениях содержится 68,2 тыс. осужденных женщин, при женских колониях имеется 12 домов ребенка, в которых проживает 784 ребенка.

В состав УИС входят также 2441 уголовно-исполнительных инспекций, в которых состоят на учете 570,2 тыс. человек осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы.

В штаты исправительных учреждений введены должности психологов, социальных работников. В 1998 году при передаче системы в Минюст России их насчитывалось около 800, сегодня – около 3 тыс.

Значительно усилилась государственная поддержка уголовно-исполнительной системы, было налажено деловое взаимодействие с органами власти субъектов Российской Федерации. За время, прошедшее с момента передачи УИС в ведение Минюста России, ее бюджетное финансирование возросло примерно в шесть раз. Решены вопросы, связанные с выделением необходимых средств на медицинское обеспечение и питание осужденных. Улучшено финансирование по материальному обеспечению подразделений и оплате коммунальных услуг. В рамках подготовки проекта программы реформирования УИС, значительная часть которой посвящена программе строительства новых изоляторов, Минфин России подтвердил выделение под нее на 10 лет (с 2007 по 2016 гг.) 54 млрд. руб.[14]

Для улучшения условий содержания осужденных в 2005 г. введены 3 новые охраняемые исправительные колонии на 920 мест, перепрофилировано 24 колонии с общим лимитом наполнения 20 тыс. мест, создано 69 изолированных участков разных видов режима более чем на 8 тыс. мест.

Важным шагом в реформировании уголовно-исполнительной системы стало создание 25 октября 2001 г. специальной правозащитной службы «в погонах», которая состоит из отдела по соблюдению прав человека в УИС, входящего в настоящее время в состав правового управления. Главного управления федеральной службы исполнения наказаний Минюста России, и помощников начальников территориальных органов УИС по соблюдению прав человека.

Основными задачами этих сотрудников определены:

- участие в контроле за созданием необходимых условий для соблюдения прав лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, осужденных к лишению свободы, сотрудников и работников учреждений и органов УИС Минюста России;

- систематическое информирование руководства ГУФСИН Минюста России о положении дел в области соблюдения прав человека в УИС;

- оказание содействия руководителям подразделений УИС в реализации их полномочий в части обеспечения прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых, осужденных, а также вольнонаемных работников и сотрудников УИС;

- подготовка предложений руководству ГУФСИН Минюста России и начальникам территориальных органов УИС по вопросам совершенствования механизмов обеспечения прав человека в УИС, взаимодействия с российскими и зарубежными правозащитными организациями, осуществляющими в установленном порядке контроль за соблюдением прав человека в подразделениях УИС;

- обеспечение взаимодействия с Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП), с Международным Комитетом Красного Креста (МККК), другими зарубежными правозащитными организациями;

- обеспечение взаимодействия с Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации;

- организация взаимодействия с российскими общественными правозащитными организациями в сфере совершенствования порядка соблюдения прав человека в следственных изоляторах, тюрьмах, колониях и других подразделениях УИС Минюста России.

В соответствии с Европейской конвенцией по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания организовано 11 визитов делегаций ЕКПП в места изоляции от общества, находящиеся в составе различных органов исполнительной власти. Из них шесть визитов были осуществлены в Чеченскую Республику. ЕКПП систематически проверяет деятельность исправительных учреждений и следственных изоляторов УИС, изоляторы временного содержания органов внутренних дел, следственные изоляторы ФСБ России и психиатрические больницы органов здравоохранения.

Отчеты этой организации также позволили выявить наиболее узкие места в деятельности подразделений УИС и принять упреждающие меры. В первую очередь этому способствовала подготовка правозащитной службой УИС, начиная с 1998 г., консолидированных отчетов Правительства Российской Федерации о выполнении рекомендаций ЕКПП правоохранительным органам.

В связи с этим в ряд ведомственных инструкций были включены персонифицированные обязанности сотрудников исправительных учреждений и следственных изоляторов по обеспечению указанных в законе прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных.

Наиболее яркими примерами реагирования на рекомендации ЕКПП стали указания, данные заместителем Министра юстиции Российской Федерации Ю.И. Калининым, о снятии жалюзи с окон камер, об ограничении ношения сотрудниками УИС специальных средств на территории исправительных учреждений и следственных изоляторов, об усилении мер по выполнению санитарно-эпидемиологического надзора на объектах УИС, об устранении недостатков в деятельности ШИЗО и приведении условий содержания в ШИЗО в соответствие с действующим законодательством.

Однако, как утверждает всемирно известный криминолог Нильс Кристи в своем труде «Борьба с преступностью как индустрия. Вперед к ГУЛАГу западного образца»[15] , изменения социальной системы привели к снижению порога восприятия, и теперь даже незначительные проступки рассматриваются как преступления, а совершившие их люди – как преступники.

Результаты деятельности системы за последние пять с половиной лет, ее реформирования в структуре Министерства юстиции Российской Федерации убеждают в том, что курс на гуманизации, защиту прав человека выбран верный. Следуя ему, уголовно-исполнительная система страны может занять свое достойное место в структуре государственных институтов России и получить международное признание.

Закрепление прав, свобод и обязанностей осужденных осуществляется действующим уголовно-исполнительным законодательством в основном в виде установления норм, регулирующих режим (порядок) отбывания и исполнения наказания, а также в отдельных наказаниях – применение мер исправительно-трудового воздействия. Вместе с тем имеются нормы, непосредственно посвященные обеспечению прав и свобод гражданина, например, ст. 14 УИК РФ, гарантирующая обеспечение свободы совести осужденных, ст. 13 УИК РФ, гарантирующая право осужденных на личную безопасность. С развитием действующего уголовно-исполнительного законодательства количество таких норм будет возрастать.

1.3 Понятие и содержание осуществления надзора за осуждёнными

в исправительных учреждениях

Надзор в исправительных учреждениях – это система мер, направленных на обеспечение процесса исполнения наказания в виде лишения свободы путем постоянного контроля за поведением осужденных в местах их размещения и работы, предупреждение и пресечение их противоправной деятельности, а так же безопасность осужденного и персонала. В настоящее время деятельность УИС осуществляющей надзор за осужденными в исправительных учреждениях регламентирована десятками законов и несколькими тысячами иных нормативно-правовых актов. Приведение этих нормативно-правовых актов в связи с передачей УИС в ведение Министерства юстиции РФ в соответствие с изменившимися условиями проходит уже в течение нескольких лет, но данная работа еще далеко не закончена.

Имеют свою специфику цели и задачи, стоящие перед органами, осуществляющими надзор в исправительных учреждениях.

Статья 1 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ говорит о целях исправления осужденных и предупреждении совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами[16] .

Для надзора за осужденными в уголовно-исправительных учреждениях выполнимыми целями выступают – исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами. Исправление осужденных – это генеральная линия законодательства об исполнении уголовных наказаний (кроме смертной казни). Она вытекает также из требований международных стандартов обращения с осужденными и является непосредственной задачей учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания и иные меры уголовно-правового характера. В этой связи подлежит корректировке Закон РФ от 21 июля 1993 г. "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в части постановки задачи исправления осужденных перед уголовно-исполнительной системой, в которой содержится требование не подчинять интересы исправления осужденных цели получения прибыли от их труда. Цели предупреждения преступлений со стороны осужденных и иных лиц отводится достаточно много внимания как в самом Уголовно-исполнительном Кодексе РФ, так и в других законах и иных нормативных правовых актах.

Уголовно-исполнительный Кодекс РФ говорит о цели исправления осужденных, а не об исправлении и перевоспитании, как было в ранее действовавшем законодательстве[17] . Это порождало на практике путаницу – кого из осужденных нужно было только исправлять, а кого – еще и перевоспитывать. В последние годы в исправительной педагогике утвердилось положение: перевоспитание – это процесс самого воспитательного воздействия на осужденных во время отбывания ими наказания, а исправление является результатом данного процесса. Степень исправления осужденных может быть различной, но из закона сейчас исключены такие уже ставшие азбучными понятия, как "встал на путь исправления", "твердо встал на путь исправления", "доказал свое исправление". Вместо них Уголовный Кодекс РФ ввел сугубо оценочные понятия типа "если судом будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания", как это имеет место при применении условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ). Однако признание возможности такого исправления вне рамок применяемого наказания у суда должно сложиться на основании тех материалов, которые представит администрация органов и учреждений, исполняющих наказания, которые будут свидетельствовать об исправлении осужденного. Уголовно-исполнительный Кодекс РФ использует различные понятия: "хорошее поведение", "добросовестное отношение к труду, обучению", "активное участие в работе самодеятельных организаций и в воспитательных мероприятиях", а также "злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы" и "злостный нарушитель установленного порядка отбывания наказания". В настоящее время Федеральным законом от 21 февраля 2001 г. отменено положение, содержащееся в п. 10 ст. 175 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ, о том, что для представления, осужденного к условно-досрочному освобождению или к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания необходимо, чтобы осужденный находился в облегченных или льготных условиях отбывания наказания, в которые осужденный мог быть переведен лишь при хорошем поведении и добросовестном отношении к труду.

Цель предупреждения преступлений реализуется в двух направлениях. Во-первых, недопущение преступлений со стороны осужденных во время отбывания наказания.

Во-вторых, предупреждение совершения преступлений, как иными лицами, так и бывшими осужденными.

Поставленные цели реализуются через решение конкретных задач. Ими являются: регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний; определение средств исправления осужденных, охрана их прав, свобод и законных интересов; обеспечение правопорядка и законности в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территориях этих учреждений. Это задачи укрупненного плана.

Решение данных задач обеспечивается социально-экономической базой и всем правовым механизмом государства, конкретной деятельностью правоохранительных и иных государственных органов, самих органов и учреждений, исполняющих наказания, а также участием общественных формирований, трудовых коллективов и отдельных граждан. Решить большинство указанных задач только усилиями правоохранительных органов, учреждений и органов, исполняющих наказания, невозможно, так как они требуют комплексного решения.

Уголовно-исполнительное законодательство, регламентируя основы осуществления надзора за осуждёнными в уголовно-исправительных учреждениях, основывается на принципах: законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных, стимулирование их правопослушного поведения, соединение наказаний с исправительным воздействием. В отличие от Уголовного кодекса Уголовно-исполнительной Кодекс РФ не раскрывает содержания указанных принципов, поэтому сущность каждого из них и всей системы вместе следует выводить из научного анализа используемых в законе терминов, характера и направленности отдельных норм Кодекса, а также многолетней практики их применения. Раскроем кратко содержание этих принципов.

Принцип гуманизма в осуществлении надзора за осуждёнными в уголовно-исправительных учреждениях проявляется в различных направлениях и формах. Прежде всего, из содержания норм, регулирующих порядок и условия исполнения и отбывания наказаний (особенно лишения свободы), изъята излишняя тюремная атрибутика, отражающая суровость наказания, – отменены многие ограничения в отношении осужденных.

В Уголовно-исполнительном Кодексе РФ закреплено требование, строго соблюдать гарантии защиты осужденных от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с ними. Существенно расширены возможности поддержания и развития социально полезных связей осужденных с родственниками и трудовыми коллективами, а также развития их позитивной инициативы.

Реализация принципа гуманизма поставлена в прямую зависимость от поведения осужденных, от их желания и настроения проявлять себя определенным образом. Так, если осужденный не нарушает установленного порядка и дисциплины, то ему предоставляется широкая возможность получения различного рода льгот и ослабления режимных требований; если же он выбирает путь неповиновения и правонарушений, то, наоборот, режимные требования могут быть существенно ужесточены (например, в исправительном учреждении – путем системы взысканий, перевода в более строгие условия содержания и даже в тюрьму).

Благодаря такой системе противовесов основная масса осужденных заинтересована в правопослушном поведении. Это в конечном счете обеспечивает устойчивую обстановку в уголовно-исполнительной системе, по существу исключая массовые проявления недовольства со стороны осужденных. Сегодня фактическое воплощение в жизнь всех гуманистических проявлений закона затрудняет крайняя скудность материально-финансового и иного ресурсного обеспечения данной системы.

В последнее время осуществлены крупные изменения в карательной политике, сняты или существенно уменьшены многие ограничения в расходовании осужденными денег на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, получение посылок и передач, сокращены сроки фактического отбытия наказания для представления к условно – досрочному освобождению или замене наказания более мягким и ряд других.

Принцип гуманизма имеет и обратную сторону: он должен проявляться не только по отношению к осужденным, но и ко всему обществу в целом, обеспечивая должный порядок и спокойствие граждан, охрану их законных интересов. Поэтому в Кодексе предусматриваются меры по надежной изоляции и охране осужденных, по пресечению различных попыток (как с их стороны, так и со стороны иных граждан) проникновения на охраняемые территории, нападения на охрану, проноса запрещенных предметов и подобных действий.

Принцип демократизма проявляется в том, что уголовно-исполнительное законодательство, предоставляет довольно широкие права субъектам РФ в отношении учреждений и органов, исполняющих наказания, расположенных на их территории. Органы власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления оказывают большую финансовую помощь учреждениям и органам, исполняющим уголовные наказания (по приобретению продовольствия, строительству различных зданий и сооружений, освобождению от налогов, предоставлению различного рода льготных кредитов и т.п.). Принцип демократизма проявляется и в других направлениях: в порядке подачи и разрешении жалоб и заявлений осужденных; языке обращений и переписке; контроле органов государственной власти и органов местного самоуправления, судебном и ведомственном контроле; прокурорском надзоре за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания; контроле общественных объединений

Принцип равенства перед законом выражается в едином правовом положении лиц, отбывающих конкретный вид наказания или находящихся в одинаковых условиях отбывания наказания в исправительном учреждении, независимо от национальной принадлежности, социального положения, вероисповедания и других социально-политических, демографических и иных признаков. Такие различия предусматриваются в зависимости от пола, возраста, состояния здоровья, наличия беременности или малолетних детей, а главное – от поведения осужденных.

Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний предполагает рациональность мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения. Это, в свою очередь, есть следствие проведенных дифференциации и индивидуализации личности самих осужденных.

Осужденные дифференцируются на разных этапах и в зависимости от: возраста; состояния здоровья; наличия семьи, родственников; отбытого срока наказания и их поведения; возможности досрочного (в любой форме) освобождения; наличия профессии и т.д.

Внутри классификационных групп осужденных выделяется личность каждого из них, выявляются ее основные характеристики, в том числе положительные и отрицательные качества. Следует отметить, что личность осужденного не может быть представлена как средоточие одних лишь негативных свойств и качеств: отдельные из них могут быть поражены полностью, другие – частично, а некоторые – вообще могут находиться в удовлетворительном состоянии. Задача педагогов и всего персонала уголовно – исполнительной системы – составить подробный психолого-педагогический портрет личности каждого осужденного и на этой основе разработать и осуществить программу воспитательных воздействий, опираясь на положительные качества данной личности и разрушая, блокируя ее отрицательные свойства.

Например, в каждом исправительном учреждении разрабатываются единые режимно-педагогические требования, которые персонал всех служб предъявляет к осужденным. В зависимости от принадлежности осужденных к той или иной классификационной группе, к ним индивидуально применяется конкретный комплекс мер принуждения, стимулирования и исправления. Эффективность действия этого комплекса мер зависит от многих обстоятельств, но в целом она доказана практикой.

В законодательстве указанные аспекты дифференциации и индивидуализации изложены достаточно полно и подробно. Система мер стимуляции правопослушного поведения сейчас намного богаче и обширнее, чем раньше. Эффективность ее реализации зависит от уровня организаторской работы и педагогического мастерства воспитателей.

Принцип соединения наказания с исправительным воздействием был закреплен и в ранее действовавшем законодательстве, но тогда он определял собственно предмет правового регулирования, а именно лишь те наказания, которые соединялись с мерами исправительно-трудового воздействия (лишение свободы, исправительные работы и отмененные позднее ссылка и высылка). Теперь же этот принцип относится ко всем видам наказаний (за исключением смертной казни) и иным мерам уголовно-правового характера, хотя в действительности к отдельным видам наказаний данный принцип не применяется. Но, учитывая, что большинство наказаний на стадии их исполнения соединяется с мерами исправительного воздействия, этот принцип является определяющим для всего уголовно-исполнительного права.

Под исправительным воздействием понимается широкий комплекс воспитательных мероприятий и воздействий: труд, обучение, профессиональная подготовка, развитие самодеятельности и многое другое, что призвано формировать позитивные свойства личности, которые в конечном итоге, и говорят о степени исправления осужденных.

Статья 9 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ определяет исправление осужденных и его основные средства. Исправление осужденных – это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения[18] . Таким образом, речь идет о нравственном исправлении осужденных, а не о просто юридическом исправлении (впредь не совершать преступлений). Основными средствами исправления осужденных закон называет: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательную работу, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональную подготовку и общественное воздействие. Средства исправления осужденных применяются с учетом вида наказания, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденных и их поведения, т. е. с учетом рассмотренного выше принципа дифференциации и индивидуализации. Применительно к отдельным видам наказаний Уголовно-исполнительный Кодекс РФ детально регламентирует использование тех или иных средств исправления осужденных, акцентируя особое внимание на тех из них, которые соединены с исправительным воздействием.

На основании выше изложенного можно сделать вывод, что основное содержание надзора – обеспечения порядка в исправительных учреждениях и безопасности осуждённых и персонала. Надзор как сложный правовой институт состоит из совокупности элементов, и поэтому требует к себе системного подхода. Поэтому отсутствие хотя бы одного из элементов не позволяет говорить о надзоре как целостном правовом явлении.

Но законодатель не уделяет надзору за осуждёнными в уголовно-исправительных учреждениях должного внимания в федеральных законах, за исключением ст. 82 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ. В данной статье в порядке перечисления надзор отнесён к одному из средств режима, осуществляемому наряду с охраной за осуждёнными, в соответствии с Инструкцией о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях[19] .

В Концепции реформирования уголовно-исполнительной системы (на период до 2005 года) ставится задача «укрепить режим отбывания наказания, надежность охраны мест лишения свободы, используя инженерно-технические средства надзора, контроля и охраны, создание на основе современных достижений в области науки и техники»[20] .

Для уяснения, что же представляет собой средства обеспечения надзора, необходимо определиться с понятием «средство». Это:

1) приём, способ действия для достижения чего-нибудь;

2) орудие (предмет, совокупность приспособлений) для осуществления какой-нибудь деятельности[21] .

Для рассмотрения вопроса о средствах надзора необходимо исследовать вопрос о классификации этих средств. В теории нет единого подхода к пониманию и классификации средств обеспечения режима, а одним из основных его требований является надзор. В основу классификации должны быть положены определённые признаки, критерии. Их выделение и создает некоторые затруднения в проведении классификации средств обеспечения режима, а следовательно и надзора[22] .

Среди имеющихся мер, способов, приёмов направленных на обеспечение режима, немалая роль отводится именно средствам, ибо лишение свободы – это изоляция преступников в специальных учреждениях, где нельзя обойтись без забора и вышек, иных приспособлений, обысков осужденных, досмотра вещей граждан, входящих на территорию исправительного учреждения, контроля за поведением осужденных, строгого внутреннего распорядка[23] .

Статья 83 УИК РФ предусматривает при осуществлении надзора за осужденными использование аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля для предупреждения побегов и других преступлений, нарушений установленного порядка отбывания наказания и в целях получения необходимой информации о поведении осужденных.

Технические средства по обеспечению надзора за осужденными предназначены:

- создать необходимые условия для выполнения задач надзора минимальной численностью в любое время суток и года;

- повысить эффективность работы младших инспекторов безопасности и действий администрации по поддержанию установленного правопорядка;

- управлять составом караула, дежурной сменой и действиями боевого расчета подразделения при несении ими службы и действиях при чрезвычайных обстоятельствах;

- обнаруживать осуждённого (нарушителя) при различных способах преодоления им линии охраны, несанкционированном выходе (входе) из специальных зданий, таких, как здания КПП, ПКТ и ШИЗО, административные здания и помещения хранения товарно-материальных ценностей, транспортных средств;

- оповещать наряд младших инспекторов безопасности, охраны, администрацию объекта о нарушении линии охраны или об угрожающих действиях осужденных по отношению к лицам, находящимся на объекте;

- задерживать осуждённого в пределах запретной зоны на время, необходимое для действий караула, наряда и администрации объекта по предотвращению или пресечению побега;

- регистрировать (документировать) сигналы, распоряжения, команды и переговоры должностных лиц;

- обеспечивать дистанционное наблюдение за территорией объекта и поведением осуждённых на ней;

- обеспечивать обнаружение запрещённых предметов при попытке их проноса (передачи) через пункты контроля, воспрепятствование перебросу, через запретную зону;

- обеспечивать изоляцию друг от друга групп осуждённых в соответствии с установленным режимом их содержания;

- управлять лицами дежурным нарядом;

- обеспечивать подачу команд и распоряжений осуждённым.

Специальными средствами – активного или пассивного противодействия предназначены для защиты жизнии здоровья личного состава, а также применяются для лишения возможности осужденных вести активные противоправные действия.

Согласно Инструкции о надзоре за осужденными дежурная смена, выделенная для выполнения задач по надзору за осужденными, свои обязанности выполняет без оружия и обеспечивается специальными средствами индивидуальной защиты и активной обороны, для обеспечения безопасности персонала, осужденных и иных лиц.

Под специальными средствами понимаются предусмотренные законодательством, различающиеся по тактико-техническим, химическим и иным параметрам и характеристикам приспособления, механизмы и устройства, а также служебные собаки и газовое оружие, предназначенные для обеспечения безопасности персонала, осужденных и иных лиц, находящихся на территории исправительного учреждения и прилегающих к ним территориях, в целях пресечения противоправных действий со стороны осужденных, а также предотвращение причинения осужденными, их совершающими, вреда окружающим или самим себе[24] .

В настоящее время на основании указания ГУИН МЮ РФ 18/6/2-621 от 26 ноября 2002 года и 18/5/4-145 от 6 декабря 2002 г, ношение резиновых палок младшими инспекторами дежурной смены в жилой зоне ограничено, они находятся в комнате оперативного дежурного. Я считаю, и это подтверждается мнением большинства сотрудников отделов безопасности, что это решение неверное. В местах лишения свободы находятся люди, которые совершили преступление и их изолировали от общества, так как они опасны, а у сотрудников, которые непосредственно в силу своих функциональных обязанностей должны с ними работать забрали специальные средства, уменьшили возможность их защиты от противоправных посягательств.

Одной из причин, предопределяющих низкую эффективность осуществления надзора, является недостаточная оснащенность отделов безопасности и сотрудников дежурных смен учреждений специальными средствами, средствами связи, техническими средствами надзора и контроля. Укомплектованность сотрудников дежурных смен носимыми радиостанциями составляет – 51,6%, изделиями ПР-73 – 67,2%, изделиями БР – 57,6%. Наличие специальных средств типа "Сирень" не составляет и половины положенности, причем более трети из них подлежит списанию. Аудиовизуальные средства надзора применяются отделами безопасности в единичных случаях. Пульты связи оперативных дежурных выработали свой ресурс[25] .

Все это говорит о необходимости в деятельности исправительных учреждений, а в частности в обеспечении надзора за осужденными активно использовать как технические, так и специальные средства. Обеспечить ими все учреждения в необходимом количестве это позволит более эффективно осуществлять надзор при таком же количестве сотрудников.

В настоящее время утверждена Концепция совершенствования оборудования объектов уголовно-исполнительной системы инженерно-техническими средствами охраны и надзора на период до 2010 года. Она определила основные направления совершенствования оборудования объектов УИС инженерно-техническими средствами охраны и надзора, которые будут проходить в два этапа. Первый 2004-2006 годы, второй 2007-2010 годы.

По мнению Э.В. Тураева преподавателя кафедры УОИУН Академии права и управления Минюста России Кировского филиала, что средства надзора за осужденными необходимо классифицировать следующим образом:

- наблюдение, осмотр, обыск, досмотр, и др.;

- инженерные средства;

- технические средства (наблюдения, обнаружения, оповещения, связи и сигнализации);

- инженерно-технические средства;

- специальные средств (резиновые палки, наручники, газовое оружие светозвуковые средства отвлекающего воздействия, служебные собаки);

- транспортные средства;

- физическая сила;

- огнестрельное оружие.

Субъекты, используя выше перечисленные средства при организации и осуществлении надзора, применяют разнообразные методы, на которых мы и остановимся.

Если средство выступает в деятельной или предметной форме, то метод – это всегда только действие или ряд последовательных действий. Под ними следует понимать способ реализации, приведения в действие средств для достижения поставленной цели. Таким образом, метод конкретизирует средство в определённых направлениях его применения для непосредственного достижения поставленной цели.

Совокупность способов, приёмов или операций, применяемых в процессе реализации мер по гласному наблюдению и контролю за осужденными в целях обеспечения безопасности, порядка исполнения и отбывания наказания в исправительных учреждениях, представляют собой методы надзора[26] .

Непосредственно содержание метода надзора может быть установлено лишь с объектом его применения.

Во-первых, объективированной организационной формы, под которой понимается вид воздействия, т.е. индивидуальное предписание (приказ) или норма (правило) поведения;

Во-вторых, характером воздействия (непосредственного, косвенного, что достигается путём создания ограничивающих или стимулирующих условий);

В-третьих, способом воздействия (единоличный, коллегиальный, коллективный);

В-четвёртых, временной характеристикой (краткосрочные, долгосрочные);

В-пятых, тактическим и стратегическим характером[27] .

В деятельности по обеспечению надзора за осужденными применяется множество различных методов. Их можно квалифицировать по трем группам: упреждающие, императивные (властные) и силовые методы.

1. Упреждающие методы направлены на профилактику правонарушений в исправительном учреждении. К ним относится:

- разъяснение – доведение до сведения тех или иных лиц (сотрудников, осужденных, иных граждан) в понятной, доходчивой форме правил поведения, пребывания, взаимоотношений в исправительном учреждении, требований, предъявляемых в ИУ, и последствий, наступающих при их нарушении;

- приучение – выработка путем периодического повторения требований привычки у сотрудников, осужденных и иных граждан к порядку, установленному в ИУ;

- объявление – извещение сотрудников, осужденных и иных граждан о возможной опасности (стихийные бедствия, эпидемии и др., угрожающие события). Применяются в устной и письменной форме.

- наблюдение – внимательное слежение за порядком в исправительном учреждении, поведением осужденных и иных граждан, посещающих учреждение, а также сотрудников и персонал в части взаимоотношений с осужденными и выполнения установленных правил;

- обыск – официальный осмотр осужденных, помещений и территории ИУ с целью нахождения укрываемых, запрещенных к употреблению, хранению осужденными предметов, вещей, веществ;

- досмотр – проверочный осмотр вещей сотрудников и граждан, посещающих исправительное учреждение, автомобильного и иного транспорта, посылок, передач и бандеролей, поступивших и отправляемых осужденным с целью предотвращения поступления к осужденным запрещенных в исправительном учреждении предметов, веществ;

- осмотр – проведение визуального обследование внешнего вида осужденных, территории жилых и производственных зон;

- обследование инженерно-технических средств охраны и надзора с целью проверки за их работоспособности и исправности;

- патрулирование по прилегающей к ИУ территории сотрудниками учреждения и работниками милиции с целью пресечения перебросов.

2. Императивные (властные) методы, за которыми следует принуждение, документирование, наказание, применение физической силы, специальных средств, оружия:

- предупреждение – извещение, какого-либо лица, группы лиц, предостерегающее от совершения тех или иных действии, угрожающих безопасности, порядку исполнения и отбывания наказания в ИУ и о последствиях, которые могут наступить в результате пресечения таких действий. Применяется в устной, письменной форме или при помощи какого-либо принятого в ИУ сигнала, например, предупредительного выстрела, другого звукового или светового сигнала;

- обращение – речь, призывающая к прекращению каких-либо начавшихся действий со стороны осужденных или иных граждан, угрожающих порядку или безопасности в ИУ. Сопровождается извещением о возможных последствиях в результате пресечения таких действий;

- приказ – официальное распоряжение о выполнении лицом, группой лиц каких-либо действий по восстановлению нарушенного порядка в ИУ или устранению возникших в ИУ очагов опасности. Применяется в устной или письменной форме, например, приказ о введении карантина в исправительном учреждении и др.;

- требование – решительная, категоричная форма просьбы о прекращении кем-либо действий (бездействий), нарушающих порядок исполнения и отбывания наказания в ИУ.

3. Силовые методы, физическое воздействие на лиц, группу лиц (осужденных, иных граждан) с применением специальных средств или оружия.

- усмирение – подавление силой получивших опасное развитие беспорядков в ИУ или за ее пределами, но опасными последствиями для ИУ. Опасные развитие и последствия в данном случае обозначают телесные повреждения, человеческие жертвы, погромы, пожары, разрушения и др. Этот метод применяется и к отдельным агрессивным или буйствующим осужденным, которые могут нанести вред себе или окружающим с целью их усмирения;

- задержание – воспрепятствование движению лица (группы лиц) с последующим разбирательством, дисциплинарным или административным воздействием, изоляцией или заключение под стражу (например, при побегах осужденных, других преступлениях, совершенных осужденными, а также сотрудниками или иными гражданами;

- изъятие – устранение из общей массы и изоляция осужденных (иных лиц), которые умышленно или, находясь в ненормальном состоянии (алкогольное или наркотическое опьянение, агрессивность, психическое расстройство или заболевание), своими действиями угрожают отдельным лицам (сотрудникам, осужденным) или ИУ в целом (зачинщики, организаторы беспорядков и др.), а также устранение из обращения у лиц запрещенных, колюще-режущих предметов, оружия и др.

Необходимо отметить, что в зависимости от ситуации в надзоре за осужденными могут применяться не только вышеуказанные методы, но и организационные, экономические, социально-психологические, психолого-педагогические, технические, математические и другие методы. Необходимость использования сочетания различных методов, в зависимости от конкретных условий является отражением комплексного характера самого надзора за осужденными.

Рациональное использование средств в исправительном учреждении является непременным условием эффективности надзора в обеспечении правопорядка среди осуждённых.


Глава II. Организационно-правовые проблемы обеспечения

надзора в местах лишения свободы

2.1 Организационно-правовое обеспечение надзора

Укрепление правопорядка, обеспечение изоляции и дифференцированных условий содержания осужденных, гуманизация исполнения наказаний – именно эти направления деятельности являются важнейшими для служб безопасности учреждений и органов УИС.

Организация надзора за осужденными в колонии включает в себя:

Изучение и знание всем личным составом колонии объектов надзора, лиц, склонных к правонарушениям; анализ складывающейся оперативной обстановки и принятие решения на каждые сутки в форме суточной ведомости надзора. (см. Приложение 2).

Расстановку сил и средств, привлекаемых для надзора; постановку задач и инструктаж сотрудников, осуществляющих надзор, а также членов самодеятельных организаций осужденных, выделяемых для поддержания порядка.

Так позитивных результатов в обеспечении правопорядка добились территориальные органы УИС Ставропольского края, Архангельской, Астраханской, Курской, Камчатской, Мурманской, Ростовской, Тверской, Тульской областей[28] .

Значительный вклад в общее дело внесли сотрудники отделов безопасности УИС, которые совместно с кадровыми аппаратами учреждений проделали большую работу по комплектованию службы безопасности и увеличению плотности надзора.

В свою очередь, главк принимает меры по повышению профессионального статуса сотрудников надзорной службы, в частности, был решен вопрос о переводе помощников оперативных дежурных в категорию среднего начальствующего состава. И работа в этом направлении продолжается.

На сентябрь 2008 года были полностью укомплектованы отделы безопасности только в 9 территориальных органах УИС: в республиках Адыгея, Алтай, Кабардино-Балкария, Северная Осетия-Алания, Тыва, Курской, Тамбовской областях, Ямало-Ненецком автономном округе, Усольском УЛИУ (в 2007 году подобные показатели были в 6 регионах).

Обеспечение выполнения службами колонии функции надзора.

Поставленные перед УИС задачи исполнения уголовных наказаний в условиях дифференцированного подхода к подопечным в зависимости от их поведения в основном выполняются.

Важным фактором, влияющим на состояние правопорядка в ИУ, является надежная изоляция осужденных, а работа по предупреждению и пресечению каналов поступления к ним запрещенных предметов служит одним из ее основных показателей.

Закрепление начальствующего состава, с учетом функциональных обязанностей, за участками, объектами жилых и производственных зон, территориями, уязвимыми в побеговом отношении, в целях усиления изоляции осужденных и обеспечения систематических проверок состояния этих объектов.

Подведение итогов выполнения поставленных задач.

Принимая решение по организации надзора на месяц, начальник колонии учитывает состояние правопорядка за истекший период, виды и обстоятельства правонарушений, условия и причины, способствовавшие их совершению; силы и средства надзора; возможные противоправные действия осужденных в местах их проживания, нахождения и работы; планируемые мероприятия.

Решение по надзору на месяц оформляется планом мероприятий, в котором предусматриваются меры, направленные на предупреждение и пресечение правонарушений и антиобщественных проступков со стороны осужденных; установление и перекрытие каналов проникновения на объекты запрещенных вещей, контроль за наличием осужденных в жилых и производственных зонах, проведение осмотров и обысков; тактико-специальные занятия и тренировки, поддержание в исправном состоянии и внедрение в надзор инженерных и технических средств надзора и контроля.

К плану мероприятий по надзору на месяц прилагаются графики дежурства руководящего состава колонии, дежурных смен, проведения обысков, проверок и осмотров внешнего вида осужденных (по отрядам, изолированным участкам, объектам работ).

Планы мероприятий по надзору на месяц и указанные графики разрабатываются заместителем начальника колонии по безопасности и оперативной работе и начальником отдела безопасности и утверждаются начальником колонии или лицом, его замещающим. Планы мероприятий и графики хранятся: первый экземпляр – у заместителя начальника колонии по безопасности и оперативной работе, второй – у начальника отдела безопасности.

Решение по надзору на сутки оформляется суточной ведомостью надзора, разрабатываемой заместителем начальника колонии по безопасности и оперативной работе и начальником отдела безопасности, которая утверждается начальником колонии и передается оперативному дежурному. По истечении суток, после анализа начальником отдела безопасности результатов надзора и доклада руководству колонии о выполнении запланированных мероприятий, суточная ведомость надзора сдается в дело.

Личный состав дежурной смены не позднее, чем за 30 минут до начала службы докладывает о своем прибытии оперативному дежурному и с этого момента выполняет обязанности под его непосредственным руководством (см. Приложение 3). До заступления на службу дежурная смена обеспечивается средствами связи, а также специальными средствами, указанными в пункте 1.8 настоящей Инструкции. О выдаче спецсредств оперативный дежурный делает отметку в журнале. После этого он выстраивает личный состав дежурной смены, проверяет экипировку и докладывает начальнику колонии (или его заместителю) о готовности к службе, который совместно с начальником предыдущей смены (оперативным дежурным) проводит инструктаж.

Инструктирующий проверяет знание сотрудниками обязанностей по надзору за осужденными, требований нормативных правовых актов, доводит до сведения дежурной смены обстановку в колонии, ставит задачи и разъясняет особенности их выполнения, определяет порядок взаимодействия сил надзора, в том числе с самодеятельными организациями осужденных. Продолжительность инструктажа не более 10-15 минут.

Дежурные младшие инспектора заступают на службу (сменяются) под наблюдением оперативного дежурного, инспектора-дежурного по жилой зоне, а на производственном объекте – инспектора-дежурного по производственной зоне или представителя администрации на этом объекте. В соответствии с решением начальника учреждения не реже четырех раз в месяц инструктажи и инструктивные занятия с сотрудниками дежурных смен должны проводиться совместно с личным составом караулов по охране объектов. Совместные инструктажи, инструктивные занятия проводятся под руководством начальника учреждения, либо по его распоряжению, заместителем по безопасности и оперативной работе и по охране[29] .

Инспектора-дежурные по жилой и производственной зонам, приняв доклады от младших инспекторов о приеме (сдаче) постов и приняв (сдав) имущество согласно описи, расписываются в суточной ведомости надзора. При этом оперативный дежурный новой смены записывает все недостатки и неисправности, обнаруженные во время приема дежурства. О выявленных недостатках и неисправностях в оборудовании инженерных и технических средств надзора и контроля, количестве осужденных на объекте и обнаруженных следах на контрольно-следовой полосе информирует начальника караула.

Сотрудники колонии, входящие в оперативную группу, включаются в суточную ведомость надзора с учетом графика работы (в 2 или 3 смены) для выполнения под руководством оперативного дежурного задач по надзору, соблюдению осужденными распорядка дня, а в случае осложнения оперативной обстановки принимают незамедлительные меры по ее нормализации. Оперативная группа установленной планами надзора численности должна находиться в колонии в ночное время, в выходные и праздничные дни. В состав оперативной группы по графику включаются лица начальствующего состава всех отделов и служб учреждения (по усмотрению начальника колонии).

Сотрудники, входящие в состав оперативной группы, на производственных объектах сменяются самостоятельно. Сменяемый информирует заступающего о количестве осужденных и обстановке на объекте, о результатах наблюдения за осужденными и полученных указаниях от старших начальников. Заступающий осматривает объект, проверяет наличие осужденных и докладывает оперативному дежурному о принятии объекта под надзор, на выводном объекте информирует начальника караула о количестве осужденных и отмеченных недостатках.

В системе служебной подготовки планируется регулярное проведение занятий с сотрудниками, привлекаемыми к выполнению задач по надзору за осужденными. На занятиях изучаются нормативные правовые акты, регламентирующие организацию надзора, требования установленного порядка исполнения и отбывания лишения свободы, а также взаимодействие в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств, функциональные обязанности лиц дежурной смены. Занятия проводят начальник колонии, его заместитель по безопасности и оперативной работе, а также сотрудники отдела безопасности колонии, территориального органа УИС.

Все выше перечисленные действия администрации безусловно необходимы, но проблема остается в том, что на практике остается формальный подход к составлению планов, графиков, ведомостей, как со стороны сотрудников к выполнению своих обязанностей, так и со стороны начальников исправительных учреждений. Как правило, это происходит из-за постоянной переработке личного состава, у сотрудников притупляется чувство ответственности, понимания возможных последствий халатного отношения к своим функциональным обязанностям.

2.2 Обеспечение безопасности в исправительных учреждениях, как

одна из форм надзора

В статье 1 Закона Российской Федерации «О безопасности» 1992 года и Концепции национальной безопасности России дается следующее определение безопасности: «Безопасность – это состояние защищенности жизненно важных интересов общества, государства, личности от внешних и внутренних факторов». Исходя из этого, безопасность УИС можно определить как состояние защищенности объектов УИС, сотрудников, осужденных, других лиц от возможных угроз и опасных посягательств.

В статье 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации указано, что Россия уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний.

Кроме того, в уголовном законодательстве имеются группы специальных норм, ориентированных на регулирование вопросов безопасности лиц, содержащихся в ИК. Например, закрепив в Уголовном кодексе Российской Федерации[30] уголовную ответственность за такие деяния, как «захват заложника» (ст. 206), «массовые беспорядки» (ст. 212), «дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества» (ст. 321), законодатель тем самым сформулировал правовые основы не только порядка и безопасности в учреждении, но и безопасности самих осужденных. Одновременно он установил уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285), превышение должностных полномочий (ст. 286), халатность (ст. 293) и другие должностные преступления. Таким образом, в пределах компетенции уголовного права законодатель обеспечивает безопасность осужденных от произвола со стороны персонала исправительных учреждений.

Важно отметить и то, что Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» определил обеспечение безопасности персонала, осужденных и иных лиц как одну из главных задач уголовно-исполнительной системы[31] .

Что же касается иных граждан, причастных к деятельности ИУ, то в этом случае смысл понятия «безопасность» значительно шире совокупности правоотношений, ограничиваемых пределами исправительных учреждений (хотя и напрямую связан с непосредственным ее обеспечением в них). К такой категории граждан относятся в первую очередь лица, осуществляющие свои должностные или общественные полномочия в ИУ: представители власти всех уровней и ветвей, неформальных и религиозных организаций, юристы различных категорий, граждане, привлекаемые к участию в перевоспитании осужденных. Вторую группу граждан, входящих в названную категорию, составляют родственники и близкие осужденных. Обеспечение безопасности необходимо не только при посещении ими исправительного учреждения, но и вне его территории, то есть везде, где возникает угроза их жизни и здоровью (а она может исходить, например, от осужденных, совершивших побег, или от других связанных с ними лиц). Аналогичное значение понятие «безопасность» имеет по отношению к третьей группе граждан рассматриваемой категории, которую образуют потерпевшие, свидетели и лица, проходившие по одному делу с осужденными или участвовавшие в оперативных разработках, а также бывшие правонарушители, освободившиеся после отбывания срока наказания.

В пределах своей компетенции обеспечением безопасной деятельности ИУ занимаются многие службы. В соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 84 УИК РФ) в исправительных учреждениях оперативными подразделениями осуществляется оперативно-розыскная деятельность, имеющая целью и обеспечение личной безопасности осужденных, персонала ИУ и иных лиц.

К средствам обеспечения безопасности персонала пенитенциарных учреждений России, осужденных и иных лиц относятся, в частности, дифференциация и индивидуализация исполнения наказаний, рациональное применение мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения, соединения взыскания с исправительным воздействием. Эти вопросы входят в компетенцию сотрудников подразделений по организации воспитательной работы с осужденными.

Задачи обеспечения безопасности персонала, осужденных и иных лиц возложены и на личный состав подразделений охраны исправительных учреждений. Однако российская практика, а также опыт европейских стран показали, что организующую и координирующую роль на этом направлении работы целесообразно возлагать на самостоятельное структурное подразделение, а именно – на службу безопасности, давно уже являющуюся неотъемлемым элементом зарубежных пенитенциарных учреждений.

С созданием такой службы у нас механизм обеспечения безопасности персонала, осужденных и иных лиц стал соответствовать общепринятым европейским стандартам.

Указание на термин «обеспечение» предполагает наличие деятельности компетентных органов, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан в конкретных целях, определенных тем или иным кругом правоотношений. Если же речь идет об обеспечении прав и свобод граждан (в том числе и права на безопасность), то имеется в виду также и система их гарантирования.

В ФСИН России функции контроля за обеспечением безопасности и режима в исправительных колониях возложены на Управление безопасности, в территориальных органах – на управления и отделы безопасности органов УИС и отделы безопасности ИК. Деятельность отделов безопасности колоний регламентируется специальными правовыми актами, изданными в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством.

Необходимо обратить внимание на тот факт, что состояние безопасности персонала, осужденных и иных лиц, их защищенность от физического и психического насилия со стороны других осужденных самым непосредственным образом зависят от состояния режима содержания и дисциплины в ИК. А согласно ст. 82 УИК РФ режим в исправительных учреждениях – установленный законом и соответствующими подзаконными нормативными актами порядок исполнения и отбывания срока лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность спецконтингента и персонала ИУ.

Практика свидетельствует, что, как только нарушается порядок отбывания наказаний в местах лишения свободы, растет число правонарушений, совершаемых осужденными, увеличивается употребление спиртных напитков, наркотиков, сильнодействующих медицинских препаратов, а вместе с тем учащаются случаи притеснений и физического насилия среди осужденных. Поэтому нормативные акты, регламентирующие режим содержания осужденных в исправительных учреждениях, имеют целью способствовать обеспечению безопасности персонала, осужденных и иных лиц.

Практика широкого применения уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы, привела к тому, что в исправительных учреждениях стала концентрироваться наиболее криминогенная часть контингента осужденных. По данным Управления безопасности ФСИН России, каждый шестой из них осужден за убийство, каждый восьмой – за причинение тяжкого вреда здоровью или за разбойное нападение. Растет количество осужденных к длительным срокам лишения свободы и пожизненно. Около половины осужденных судимы неоднократно[32] .

Многосторонняя работа личного состава учреждений и органов УИС Минюста России по предупреждению и пресечению каналов поступления к осужденным запрещенных предметов – важный фактор, влияющий на состояние правопорядка и обеспечение безопасности в ИУ.

Одним из основных нормативных актов по вопросам организации обеспечения безопасности персонала ИУ, осужденных и иных лиц в исправительных колониях является наставление по организации и порядку производства обысков и досмотров в уголовно-исполнительной системе. Им регламентируются, в частности, действия сотрудников исправительных колоний по обнаружению и изъятию запрещенных вещей, выявлению подкопов и поиску скрывшихся осужденных, их надежной изоляции. По графику, утверждаемому начальником ИК, проводятся обыски осужденных и помещений, осмотры территорий жилых зон, производственных объектов колоний.

Общие обыски проводятся ежемесячно, согласно графика, утверждённого начальником ИК. Кроме того, составляется план проведения общего обыска. Также составляются постановления на уничтожение изъятых во время обыска веществ, и акт об уничтожении вещей.

На примере ФБУ ОУХД ИК-12 за 2008 г. проведено 12 обысков в ходе которых были изъяты:

- в жилой зоне – карты кустарного производства, кипятильники кустарного производства, электроплитка кустарного производства, машинка для татуировки, вещи гражданского образца, стеклопосуда;

- в промышленной зоне – немаркированный инструмент, динамики кустарного производства, заготовки для изготовления ширпотреба, кипятильники кустарного производства, вещи гражданского образца, карты игральные кустарного производства.

По Федеральному Бюджетному Учреждению с особыми условиями хозяйственной деятельности (ФБУ ОУХД ИК-12) изъято запрещённых предметов.

- 2005 г. – денег 1228 руб. 0,5 л. спиртных напитков промышленного производства, 3 литра кустарного производства, 0,13 гр. наркотических веществ, огнестрельного оружия – 0 единиц, колюще-режущих предметов 0 единиц;

- 2006 г. – денег 1336 руб., 0,4 л. спиртных напитков промышленного производства, 6 л. кустарного производства, 0,17 гр. наркотических веществ;

- 2007 г. изъято денег – 3923,3 руб., спиртных напитков промышленного производства – 5,5 л;

- за первое полугодие 2008 г. изъято денег – 8,3 руб., спиртных напитков промышленного производства 19,5 л.

Количество денег, изымаемых на территории ИУ Кемеровской области, имеет тенденцию к увеличению, что в основном объясняется инфляционными процессами и отчасти – повышением благосостояния населения. Однако в долларовом эквиваленте это количество на протяжении последних пяти лет практически не изменилось.

В отношении изъятых за тот же период спиртных напитков нет оснований говорить о наличии жесткой тенденции к увеличению. Тем не менее, доля изъятых спиртных напитков при доставке неуклонно возрастает.

В комплексе средств обеспечения безопасности персонала, осужденных и иных лиц в исправительных учреждениях важное место занимают изолированные участки и ЕПКТ (единые помещения камерного типа).

Практически во всех территориальных органах УИС выполняются требования законодательства по исполнению уголовных наказаний в условиях дифференцированного подхода к осужденным в зависимости от их поведения. В настоящее время функционируют 83 ЕПКТ. Созданы они главным образом в помещениях ШИЗО, ПКТ исправительных колоний общего и строгого режимов. Число осужденных, переведенных в ЕПКТ, уменьшилось с 1391 в 2006 году до 962 в 2007 году (на 31%). В строгих условиях отбывают наказание 3996 осужденных, что на 3,9% меньше, чем в 2007 году.

В абсолютном большинстве колоний реализованы требования закона об определении границ территорий, прилегающих к учреждениям, и установлении в них режимных требований. К сожалению не везде организованно патрулирование с привлечением милиции и отрядов специального назначения, но там где руководители территориальных управлений УИС и УВД смогли решить вопрос о взаимодействии увеличилось количество изымаемых запрещенных предметов при попытке их доставки осужденным.

Все это может служить подтверждением повышения качества изоляции осужденных как одного из слагаемых обеспечения безопасности персонала, осужденных и иных лиц в исправительных колониях.

Обеспечение безопасности в ИК достигается также посредством надзора за осужденными, содержащимися в исправительных колониях. Порядок его осуществления определен соответствующей инструкцией, утвержденной приказом Минюста России от 7 марта 2000 г. №83.

Особое внимание при надзоре уделяется лицам, предрасположенным к совершению правонарушений и состоящим на профилактическом учете. С ними проводится целенаправленная индивидуальная работа по склонению их к отказу от противоправных намерений; за осужденными устанавливаются усиленный контроль и надзор без каких-либо ущемлений законных прав и свобод этих лиц.

На 1 января 2008 года на профилактическом учете ИК территориальных органов УИС состояли 77,7 тыс. осужденных (на 11,5% меньше, чем в 2007 году). Среди профилактируемых 19,3% составляют лица, склонные к употреблению, сбыту или приобретению наркотических веществ; 15,6% – к совершению побега; 12% – к гомосексуализму или лесбиянству; 10% – систематически употребляющие спиртные напитки; 3,5% – относящиеся к «ворам в законе», лидерам и активным участникам групп отрицательной направленности, а также организующие и провоцирующие групповые эксцессы (в 2007 году соответственно – 24,5%; 14%; 13%; 10,7%; 3%).

Целенаправленная работа администрации учреждений с подучетными лицами благоприятно сказалась на обеспечении безопасности в исправительных колониях. Количество совершенных ими преступлений в 2008 году по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилось на 10,3% (с 53 до 48). В большинстве регионов преступлений со стороны указанной категории осужденных не допущено. Особое внимание уделялось профилактике побегов. В результате за последние пять лет количество побегов осужденных из-под надзора в исправительных колониях неуклонно снижается (с 269 в 2000 году до 113 в 2008 году)[33] . При этом количество побегов, допущенных осужденными, пользующимися правом передвижения без конвоя, снизилось со 152 в 2000 году до 47 в 2008 году.

Необходимо отметить, что до настоящего времени имеются серьезные просчеты в организации работы по подбору осужденных, которым разрешается передвижение без конвоя, и надзоре за ними. Всего право передвижения без конвоя в течение 2008 года предоставлялось 163 осужденным, что на 23% меньше, чем в предыдущем; почти каждый четвертый такой поднадзорный был его лишен за нарушение установленного порядка отбывания наказания. Этой категорией спецконтингента совершено 23 побега, что составляет почти половину всех побегов из-под надзора (в 2000 году – 60 побегов).

Осужденные, совершившие побег из-под надзора, наносят ущерб состоянию безопасности не только исправительного учреждения, в котором они отбывают наказание. Они представляют реальную угрозу и для безопасности населения и объектов, расположенных в районе дислокации этого учреждения.

Анализ побеговой активности осужденных данной категории свидетельствует о том, что основными причинами их совершения являются:

- предоставление права передвижения без конвоя с нарушением действующего законодательства;

- отсутствие необходимого оперативного прикрытия;

- неудовлетворительная организация надзора;

- недостаточное изучение личности и материалов дел осужденных;

- упущения в работе психологических служб.

Кроме того, одной из причин допущения побегов является халатное отношение к служебной обязанностям отдельно взятых сотрудников. Свидетельством этому служит совершение побега 22 мая 2005 г. с выездного объекта ИК-43 п. Звездный осужденных пользующихся правом передвижения без конвоя Мельникова А. В. (ИК-42) и Булгакова С. В. (ИК-44). Надзор за осужденными должны были осуществлять начальник отряда ИК–42 капитан вн. службы Фомин О. Н. и младший инспектор отдела безопасности ИК-44 сержант вн. службы Федоров Р. А., которые, находясь на службе, стали употреблять спиртное, воспользовавшись отсутствием контроля, осужденные Мельников и Булгаков 10.05.2005 г. с 18-00 начали сами распивать спиртные напитки, после чего самовольно покинули объект и ушли в д. Ляпки Кемеровского района и около часа ночи были задержаны сотрудниками и доставлены на территорию объекта. Однако, вместо того, чтобы усилить за ними надзор, вышеуказанные сотрудники ИК–42 и ИК–44 про них просто забыли и спохватились только около 11 часов, когда за ними приехал подполковник вн. службы Вагайцев В. Н., но к удивлению всех Мельников и Булгаков снова исчезли. В данной ситуации виновата не система плохого надзора, сложившаяся в ИК-42 и ИК-44, а предательство интересов службы конкретных сотрудников этих учреждений.

Не в полной мере решена проблема с обеспечением безопасности и правопорядка в колониях-поселениях. Почти каждое четвертое преступление из всех зарегистрированных в исправительных колониях УИС допущено в этих учреждениях. Всего в 2007 году из колоний-поселений совершено 35 побегов. И хотя по сравнению с предыдущим годом их количество сократилось почти наполовину, анализ результатов работы по профилактике подобных преступлений в колониях-поселениях выявил ряд серьезных недостатков. К ним относятся, например, формальное или халатное отношение отдельных руководителей и сотрудников к выполнению своих служебных обязанностей; игнорирование требований нормативных актов; низкий уровень организации и несения службы сотрудниками отделов безопасности; отсутствие комплексного подхода к использованию сил при постоянном контроле за осужденными; неполная трудовая занятость спецконтингента; неудовлетворительное коммунально-бытовое обеспечение осужденных; отсутствие контроля за деятельностью подчиненных учреждений со стороны аппаратов территориальных органов УИС.

Решение вопросов безопасности в исправительных учреждениях напрямую увязывается с ухудшением криминогенных характеристик содержащегося в них спецконтингента. Вследствие изменения некоторых положений уголовного и уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, реформирования УИС и приведения условий содержания спецконтингента в исправительных учреждениях к международным стандартам значительно сократилось количество лиц, отбывающих наказание за преступления, не представляющие большой общественной опасности. В то же время в них увеличилось число осужденных, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Большинство этих преступников отличаются особой дерзостью поведения, приверженностью к «воровским» традициям и нежеланием стать на путь исправления, что оказывает негативное влияние на оперативную обстановку и обеспечение безопасности персонала, осужденных и иных лиц в исправительных учреждениях.

Лидирующее положение среди них занимают «авторитеты» («воры», «смотрящие», «фраера»), зачастую становящиеся подстрекателями или организаторами противоправных действий. «Авторитеты» особенно опасны своим умением подготавливать побеги, отличающиеся глубокой конспиративностью и тщательностью планирования задуманного. Они же, как правило, выступают в роли организаторов притеснений осужденных, вплоть до физического насилия над ними.

И далеко не случайно, что в 2008 году уровень преступности в расчете на 1 тыс. осужденных возрос на 17,9% и составил 2,4 (против 1,7 в 2007 году). Это указывает на необходимость безотлагательного принятия дополнительных мер безопасности, направленных на нейтрализацию отрицательного воздействия «авторитетов» на оперативную обстановку в исправительных колониях. Среди таких мер, на мой взгляд, должно быть предусмотрено усиление защиты осужденных, которые наиболее часто подвергаются насильственным посягательствам («отверженные», бывшие «авторитеты», лица, проходившие по уголовным делам в качестве свидетелей или потерпевших, неплатежеспособные должники). Особого внимания в этом ряду заслуживают так называемые «отверженные». Самими осужденными к ним причисляются лица из их среды, обнаруживающие после прибытии в ИУ ярко выраженную неспособность адаптироваться к резкому изменению условий жизни в период отбывания наказания и принять во внимание специфику социально-психологического климата в колонии. Это нередко вызывает неадекватную реакцию «отверженных», особенно тогда, когда они становятся объектами притеснений и физического насилия, осуществляемого осужденными отрицательной направленности.

Об особенностях морально-психологической атмосферы, складывающейся вокруг «отверженных», равно как и об опасности их криминогенного поведения, неоднократно писалось в специальной литературе. Подобные случаи продолжают иметь место и в настоящее время. Такие ситуации порождают, в свою очередь, незащищенность от их произвола в отношении отрицательно настроенной части осужденных, а также представляют угрозу безопасности персонала и иных лиц в исправительных колониях. Поэтому администрации ИУ следует проводить в этих случаях кропотливую работу по нормализации оперативной обстановки, так как доведенные до крайности презрительным к себе отношением «отверженные», пытаясь избавиться от унижений и не находя для этого правомерного способа, нередко совершают преступления (и в том числе убийства).

При возникновении угрозы личной безопасности осужденного он, в соответствии со ст. 13 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением об этом к любому должностному лицу пенитенциарного учреждения. Указанное должностное лицо обязано незамедлительно принять меры по обеспечению его личной безопасности. Вместе с тем и начальник учреждения (по заявлению осужденного либо по собственной инициативе) обязан принять меры, устраняющие названную угрозу. Ее устранение достигается различными способами, вплоть до перевода заявителя в другое исправительное учреждение.

К средствам обеспечения безопасной деятельности исправительных учреждений относится и строго регламентированное законом применение физической силы, специальных средств и оружия. Они используются в качестве крайней меры реагирования на случаи оказания осужденными сопротивления сотрудникам ИУ, злостного неповиновения законным требованиям персонала колоний, проявления буйства, участия в массовых беспорядках, захватов заложников и иных общественно опасных действий. Применение упомянутых средств допускается при пресечении побега или задержании осужденных, бежавших из исправительных учреждений.

Для обеспечения безопасности персонала ИУ, осужденных и иных лиц законом предусмотрено использование аудиовизуальных, электронных и других технических средств надзора и контроля для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также выявления и установления правонарушителей, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Как положительный пример организации такого надзора можно отметить введение видеонаблюдения за осужденными в ИК. ГУИН Минюста России по Красноярскому краю. Здесь за счет внебюджетных средств закуплено более 600 видеокамер с выводом изображения на мониторы в дежурные части. Кроме того, личный состав полностью обеспечен специальными средствами и средствами связи. Позитивные результаты в данном направлении работы имеются в ГУИН, УИН Минюста России по Кемеровской, Тюменской областям, Республике Карелия.

В декабре 2007 года ГУИН Минюста России утверждена Программа кадрового и материально-технического обеспечения отделов безопасности учреждений и органов УИС Минюста России на 2008-2010 годы. Реализация программы позволит улучшить кадровое и материально-техническое обеспечение отделов безопасности; решить проблему распределения и профессиональной подготовки персонала надзора; создать надлежащие условия для несения службы сотрудниками дежурных смен; усовершенствовать систему надзора за осужденными в исправительных учреждениях УИС.

Повышенной мерой безопасности в деятельности ИУ является предусмотренное законом введение режима особых условий в случае возникновения массовых беспорядков и других групповых неповиновений осужденных.

В течение последних лет не снижается активность противодействия администрации исправительных учреждений при обеспечении ею установленного порядка исполнения наказаний осужденных, поддерживающих «воровские» традиции и прибегающих к попыткам подкупа, шантажа и запугивания персонала. Эти попытки нередко перерастают в угрозы и акты физического воздействия в отношении сотрудников ИУ, активно участвующих в обеспечении правопорядка, и членов их семей. Усиление агрессивности спецконтингента по отношению к представителям администрации исправительных учреждений связано, прежде всего, как уже было отмечено ранее, с изменением криминогенного состава осужденных, отбывающих наказания в исправительных колониях. И это изменение нельзя оставлять без внимания[34] .

Захвату в качестве заложников (преступлению, нередко получающему большой общественный резонанс, представляющему угрозу жизни и безопасности персонала, осужденных и иных лиц в ИК), как правило, подвергаются наиболее доверчивые, легкомысленные либо самонадеянные сотрудники. Эти личностные качества часто дополняются у них недостаточной профессиональной подготовленностью и неопытностью.

Отсюда ясно, что успешное выполнение служебных задач личным составом отделов безопасности учреждений и органов УИС Минюста России во многом зависит именно от уровня его профессиональной подготовки, а в более широком плане и от состояния работы по комплектованию кадров названных подразделений.

Подготовка руководящего состава для служб безопасности ведется в высших образовательных заведениях Министерства юстиции и Министерства внутренних дел.

Первоначальная подготовка младших инспекторов отделов безопасности исправительных учреждений в 80 территориальных органах осуществляется на базе межрегиональных и областных учебных центров, пунктов УИС, а также в филиалах Академии права и управления Минюста России (в городах Киров и Кузбасский институт), Санкт-Петербургском ИПК работников УИС и межрегиональном учебном центре при ГУИН (в г. Фрязево). Кроме того, сотрудники подразделений безопасности проходят боевую, физическую и служебную подготовку по месту службы на основании указания ГУИН Минюста России от 4 марта 2003 г. №18/5-31.

В процессе подбора сотрудников в отделы безопасности учитываются как их личностные психологические качества, так и умение выполнять свои служебные обязанности в постоянном контакте с осужденными, правильно ориентироваться во внезапно возникающих сложных конфликтных ситуациях. Значительное внимание при этом уделяется знанию ими законов, нормативных и других правовых актов, регламентирующих деятельность исправительных учреждений, службы безопасности, прав и обязанностей осужденных, а также их физической подготовке, правильному и умелому применению специальных средств.

Однако сохраняющаяся до сих пор высокая текучесть кадров побуждает рассмотреть эту проблему более подробно.

В 2006 году на службу были приняты 5039 человек, а вследствие различных причин уволились 3207 человек. Как видим, каждый шестой сотрудник работает в уголовно-исполнительной системе не более года. Более того, в ряде регионов количество уволившихся сотрудников значительно превышает количество принятых (Калининградская, Липецкая, Новосибирская, Орловская области).

К основным причинам, побудившим этих сотрудников принять решение об увольнении, следует отнести неудовлетворенность денежным содержанием, отсутствие перспективы получения жилья, ухудшение социальной защищенности персонала ИУ.

Все это приводит к тому, что «размывается» профессиональное ядро сотрудников службы. По состоянию на 1 января 2008 года полностью укомплектованы отделы безопасности только в 9 территориальных органах УИС: в республиках Северная Осетия-Алания, Тыва и Хакасия, в Ставропольском крае, Тамбовской, Тверской, Томской, Ульяновской областях, в Ямало-Ненецком автономном округе. Штатная численность персонала надзора сократилась на 0,5%, хотя фактическая численность его и увеличилась на 2%.

Отметим и то обстоятельство, что у недавно вступивших в должность сотрудников и молодых специалистов из профильных институтов обнаруживаются значительные расхождения между имеющимися у них представлениями о характере работы и существующей реальностью, в результате чего у отдельных лиц могут возникать стрессовые состояния и даже функциональные отклонения в состоянии здоровья. В профессиональном плане это выражается в неудовлетворительном выполнении служебных задач, конфликтах с сотрудниками, пренебрежении к законным требованиям и нуждам спецконтингента, игнорировании их личностных особенностей и т. п.

Существенный ущерб состоянию безопасности персонала, спецконтингента и иных лиц наносят действия сотрудников, которые в поисках легкой наживы вступают в незаконные связи с осужденными, их родственниками, идут на предательство интересов службы.

Несмотря на то, что количество сотрудников, уволенных по отрицательным мотивам, за последние пять лет, сократилось на 25,1% (с 303 до 227), а число случаев неслужебных связей персонала учреждений со спецконтингентом снижается, оно продолжает оставаться большим.

Таким образом, считаю, что положительные тенденции налицо. Однако для дальнейшего снижения числа случаев неслужебных связей нам предстоит приложить еще немало усилий. Это предполагает и выработку новых подходов, имеющих целью недопущение таких связей в последующем.

Аналогичной оценки, как представляется, заслуживает и проделанная работа по широкому кругу вопросов, затронутых в дипломной работе. Проанализированные в ней статистические данные свидетельствуют о наметившихся сдвигах к лучшему в решении целого ряда проблем, имеющих непосредственное отношение к обеспечению безопасности персонала, осужденных и иных лиц в исправительных колониях. Тем самым подтверждается результативность ведущейся сейчас последовательной работы на этом участке служебной деятельности. И только неослабное внимание к ее продолжению во всех исправительных учреждениях будет способствовать повышению эффективности функционирования уголовно-исполнительной системы.

Подводя итог в конце этого параграфа, считаю, что безопасность – это объективное состояние защищенности жизненно важных прав и законных интересов личности от преступных посягательств или угрозы таких посягательств, порождаемых специфическими криминогенными факторами пенитенциарных учреждений.

2.3 Структура надзора

Законодательное определение надзора четко очерчивает его правовые основы, содержание и признаки, а также основные требования, предъявляемые к его организации. Оно служит связующим звеном между такими категориями уголовно-исполнительного права, как порядок и условия исполнения и отбывания наказания (ч. 2 ст. 9, ч. 1. ст. 82 УИК), определяет его место в системе средств исправления осужденных, а также круг субъектов и участников правоотношений, связанных с исполнением данного вида наказания. Кроме того, законодательное определение режима обусловливает предмет и объем правового регулирования общественных отношений, возникающих по поводу и в связи с исполнением лишения свободы.

Нормы по осуществлению надзора устанавливают правила поведения всех субъектов и участников правоотношений, их права и обязанности, возникающие по поводу исполнения и отбывания наказания. Нормы надзора обеспечивают порядок реализации правоограничений, прав и обязанностей соответствующих субъектов и участников процесса исполнения и отбывания наказания.

Наконец, нормы надзора создают необходимые предпосылки для применения к осужденным других средств исправления (ч. 2 ст. 82 УИК), а также для предупреждения совершения преступлений и, иных правонарушений, как осужденными, так и иными лицами.

Самостоятельное значение имеют нормы регламентирующие предупреждение преступлений и иных правонарушений как со стороны осужденных во время отбывания ими наказания, так и иных лиц. Они включают правила охраны и надзора за осужденными; применения мер безопасности, проведения различных профилактических мероприятий.

Содержание организационных основ осуществления надзора за осуждёнными в ИУ определяется его основными функциями и включает совокупность правил, обеспечивающих или регулирующих порядок и условия исполнения и отбывания данного вида наказания. Их можно условно разделить на три основные группы: правила, относящиеся 1) к персоналу исправительных учреждений; 2) к осужденным; 3) к иным гражданам, находящимся в исправительных учреждениях или прилегающих к ним территориях.

Правила, относящиеся к персоналу исправительных учреждений, регламентируют его обязанности и права в сфере надзора. К ним относятся правила по обеспечению изоляции осужденных, безопасности, соблюдению внутреннего распорядка, реализации прав осужденных и выполнению ими своих обязанностей, предупреждению и пресечению с их стороны преступлений и иных правонарушений.

Изоляция от общества означает принудительное помещение осужденного на основании вступившего в законную силу приговора суда (ст. 7 УИК) в исправительное учреждение соответствующего вида, лишение его права свободного передвижения и ограничение социальных связей. Степень изоляции зависит от вида исправительного учреждения, где осужденный отбывает наказание. Максимальная изоляция от общества имеет место в тюрьмах и колониях особого режима, минимальная – в колониях-поселениях. Степень изоляции зависит от поведения осужденного. Она может снижаться (перевод на облегченные условия, предоставление права на передвижение без конвоя или без сопровождения, проживание осужденных вне колонии, выезды за пределы мест лишения свободы) или усиливаться путем водворения в штрафной изолятор, перевода в помещение камерного типа и т.д.

Изоляция осужденных осуществляется путем наружной охраны и надзора за ними. Охрана в исправительных учреждениях обеспечивается специальными подразделениями. Надзор за осужденными ведется службой безопасности исправительного учреждения. Он проводится в жилых помещениях и на производстве, в учебных помещениях, библиотеке, столовой, клубе, во время проведения воспитательных мероприятий.

На указанную службу возложены обязанности производства обысков помещений и осужденных, досмотры их вещей, посылок и передач. Она осуществляет контроль за нахождением осужденных в жилых и производственных помещениях, пресекает с их стороны правонарушения.

В Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» детально урегулированы правила по обеспечению правопорядка и безопасности осужденных, персонала исправительных учреждений, граждан, находящихся на их территории. Согласно ст. 14 указанного Закона администрации предоставлено право: контроля за соблюдением режимных требований на объектах исправительных учреждений и прилегающих к ним территориях; применения к правонарушителям предусмотренных законом мер воздействия и принуждения; административного задержания; досмотра и обыска осужденных и иных лиц, их вещей, транспортных средств на объектах исправительных учреждений и прилегающих к ним режимных территориях; изъятия запрещенных вещей и предметов.

Внутренний распорядок в исправительных учреждениях включает:[35] порядок приема осужденных; правила их поведения во время работы и отдыха; перечень работ и должностей, на которых запрещается использование осужденных; перечень и количество предметов и вещей, которые они могут иметь при себе; порядок изъятия предметов, запрещенных к использованию; правила производства проверок свиданий, приема и вручения осужденным посылок, передач, бандеролей и корреспонденции, а также перечень и количество продуктов питания и предметов первой необходимости, разрешаемых к продаже осужденным.

Как видно из приведенного перечня, правила, определяющие внутренний распорядок, в первую очередь адресованы администрации исправительных учреждений, поскольку она несет ответственность за состояние законности и правопорядка в этих учреждениях.

Внутренний распорядок в исправительных учреждениях детализируется в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемых Министерством юстиции РФ и согласованных с Генеральной прокуратурой РФ. В них подробно расписаны все элементы внутреннего распорядка, детализируются обязанности и права администрации исправительных учреждений, обязанности и права осужденных, определяются процедуры их реализации. Необходимо подчеркнуть, что Правила внутреннего распорядка не создают новые материальные нормы (это компетенция Кодекса), а формулируют, процедурные нормы, основная задача которых – детально регламентировать механизм реализации правовых предписаний, обеспечивающих порядок исполнения и отбывания наказания.

Надзор в колонии включает:[36]

- Постоянное наблюдение за поведением осужденных в местах их размещения и работы с целью предотвращения и пресечения совершения ими преступлений, других правонарушений и нарушений порядка отбывания наказания.

При этом разрешается использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля. Администрация ИК обязана под расписку уведомлять осужденных о применении таких средств надзора и контроля.

- Обеспечение выполнения осужденными Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, своих прав и обязанностей.

– Осуществление установленного пропускного режима между жилой и производственной зонами, изолированными участками, цехами и другими объектами, контроль за соблюдением осужденными порядка передвижения, ношения предусмотренной формы одежды, нагрудных и нарукавных знаков и пропусков установленного образца для лиц, пользующихся правом передвижения без конвоя или проживания за пределами колонии.

- Проведение проверок наличия осужденных.

- Использование технических средств надзора и контроля, инженерных заграждений, средств блокировки в подземных коммуникациях и сооружениях, изолированных участках, просматриваемых коридорах.

Контроль за состоянием внутренней запретной зоны и прилегающей к ней территории шириной 15 метров, возведение зданий, сооружений и выполнение других работ на которой осуществляются только по согласованию с отделом безопасности колонии.

- Пресечение использования осужденными не по назначению промышленного оборудования, рабочего инструмента, электроэнергии, сырья и материалов, а также предотвращение самовольного возведения ими различных строений, оборудования шкафов, хранилищ и т.п.

- Проведение обысков осужденных, помещений жилых и производственных объектов, а также осмотров территорий жилых и производственных зон, изъятие запрещенных предметов, веществ и продуктов питания.

- Контроль за поведением осужденных, пользующихся правом передвижения без конвоя, и проживающих за пределами колонии.

- Обеспечение порядка проведения свиданий осужденных с родственниками и иными лицами. Контроль за ведением ими телефонных разговоров.

- Досмотр, проверку и выдачу посылок, передач и бандеролей, поступающих в адрес осужденных, а также досмотр и проверку посылок и бандеролей, отправляемых осужденными.

- Сопровождение транспортных средств на территории колонии, контроль за погрузочно-разгрузочными работами.

- Контроль за соблюдением персоналом и лицами, посещающими колонию, установленного порядка взаимоотношений с осужденными; проведение в необходимых случаях досмотра вещей и одежды этих лиц при входе на объекты ИК и выходе из них.

- Обеспечение установленного порядка отбывания наказания осужденными в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах, запираемых помещениях.

- Обеспечение силами караулов по охране жилых и производственных зон наблюдения за территориями внутри и вне охраняемых объектов, непосредственно прилегающих к основному ограждению, в целях предотвращения побегов, перебросов запрещенных предметов и других противоправных действий осужденных и иных лиц.

- Патрулирование по прилегающей к колонии территории по специальным планам во взаимодействии с сотрудниками милиции и представителями общественности в целях обеспечения установленных на ней режимных требований. Проведение в необходимых случаях досмотра транспортных средств, вещей и одежды лиц, нарушающих режимные требования на этой территории, а также изъятие запрещенных вещей и документов.

- Применение в предусмотренных случаях в соответствии с Законом Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" специальных средств и физической силы.

- Ежемесячное комиссионное обследование инженерных и технических средств надзора и контроля с целью поддержания их в исправном состоянии.

- Содействие осуществлению оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности".

Численность младших инспекторов для каждой колонии определяется решением начальника территориального органа УИС, исходя из объема службы по осуществлению надзора и норм положенности личного состава, особенностей оперативной обстановки.

Планы надзора на год для каждой колонии разрабатываются отделами безопасности ИК в двух экземплярах, согласовываются с начальником колонии, подписываются заместителем начальника территориального органа УИС по безопасности и оперативной работе и утверждаются начальником территориального органа УИС. Один экземпляр такого плана хранится в отделе безопасности территориального органа УИС, второй – в отделе безопасности ИК.[37]

План надзора на год состоит из схем, табеля постам, инструкции должностным лицам по осуществлению надзора, расчета сил и средств для действий при чрезвычайных обстоятельствах. На схемы надзора наносятся изолированные участки, иные объекты, за которыми закрепляются сотрудники (жилые, бытовые, производственные и другие помещения, подземные сооружения и коммуникации, прилегающая к колонии территория, на которой установлены режимные требования, места погрузочно-разгрузочных работ, площадки для стоянки автотранспорта и маршруты движения транспортных средств, посты несения службы по осуществлению надзора, места нахождения средств связи и сигнализации, места построения осужденных, а также места возможных подкопов, побегов осужденных ухищренными способами и на таран, места работы и проживания осужденных, пользующихся правом передвижения без конвоя, а также осужденных, проживающих за пределами колонии). Условные знаки и сокращенные обозначения на планы и схемы наносятся согласно требованиям Инструкции по охране исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденной приказом Минюста России от 22 июня 2002 года №205-дсп.

С учетом изменения численности сотрудников, привлекаемых к осуществлению надзора, и оперативной обстановки в колонии в план надзора на год по мере необходимости вносятся коррективы, утверждаемые начальниками территориальных органов УИС.

При осуществлении надзора за поведением осужденных личному составу дежурной смены необходимо:[38]

1. Проверять каждые два часа наличие осужденных, склонных к побегу, а через каждые четыре часа – внутреннюю запретную зону, исправность средств блокировки подземных коммуникаций, а также другие места, труднодоступные для контроля и удобные для подготовки подкопов и совершения побегов (результаты осмотров и проверок записываются в суточную ведомость надзора и о них информируется начальник караула).

2. Контролировать работу дневальных по общежитию и требовать от них выполнения возложенных обязанностей, а от бригадиров – докладов о численности осужденных на местах их работы.

3. При нарушении осужденными правил поведения требовать от них прекращения нарушения, а при необходимости – задерживать и сопровождать в служебное помещение оперативного дежурного. Если осужденные, несмотря на предупреждение, не выполняют эти требования, то о происшествии немедленно докладывается оперативному дежурному и задержание нарушителей в этом случае производится усиленным нарядом под его руководством.

К осужденным, оказывающим злостное неповиновение или сопротивление, применяются наручники. При надевании наручников руки осужденного удерживаются в положении "сзади".

О применении наручников составляется акт и производится запись в журнале рапортов приема-сдачи дежурств и в суточной ведомости надзора.

4. При задержании лиц, находящихся в нетрезвом состоянии или состоянии сильного душевного волнения, дежурная смена должна проявлять сдержанность и осмотрительность с тем, чтобы не спровоцировать с их стороны противоправных действий. Не допускается демонстративное сопровождение этих лиц в штрафной изолятор.

5. Осуществлять контроль за транспортными средствами, следить за их погрузкой и разгрузкой и не допускать общения водителей с осужденными с целью предотвращения доставки им запрещенных предметов, веществ и продуктов питания.

Общая проверка наличия осужденных в колонии с обязательным построением производится дежурной сменой два раза в день в установленное распорядком дня время. При необходимости такая проверка может проводиться в любое время суток. Осужденные по сигналу "Проверка" выстраиваются на территории изолированных участков поотрядно (отряды – по бригадам) в определенных для этого местах.

От построения освобождаются осужденные, отдыхающие после работы, имеющие освобождение по болезни (с постельным режимом), а также занятые на работах, оставление которых невозможно. Их проверка производится по местам пребывания. Персональные списки таких осужденных утверждаются начальником колонии.

При ненастной погоде и низкой температуре, когда работы вне помещений в соответствии с Правилами о работе на открытом воздухе в холодное время года не допускаются, проверки проводятся в помещении.

По команде оперативного дежурного начальники отрядов, дежурная смена производят пофамильную проверку осужденных по контрольным карточкам.

Места нахождения отсутствующих срочно уточняются. Результаты проверки докладываются оперативному дежурному.

Помощник оперативного дежурного и младшие инспектора лично производят подсчет осужденных, находящихся в каждом отряде и в местах работы на территории жилой зоны, уточняют количество осужденных, находящихся на производственных объектах, лечении, в длительных и краткосрочных выездах и т.д. По окончании проверки оперативный дежурный и его помощник сверяют ее результаты с учетами спецотдела. При расхождении данных выясняются их причины; отсутствующие осужденные разыскиваются, а при необходимости проводятся повторные проверки. О результатах оперативный дежурный докладывает начальнику колонии и информирует начальника караула по охране.

Таким образом, при проведении мероприятий по профилактике правонарушений ИУ обеспечивают:[39]

1) Определение конкретных задач в сфере профилактики правонарушений, тактических способов их решения на основе анализа и оценки оперативной обстановки

2) Разработку и непосредственное осуществление мероприятий по профилактике правонарушений, эффективное использование в этой работе всех сил и средств.

3) Взаимодействие всех частей и служб между собой, а также с территориальными органами УИС, органами внутренних дел, государственными и общественными организациями по месту дислокации исправительных учреждений при проведении профилактических мероприятий

4) Ведение учета работы по профилактике правонарушений.

При выявлении причин правонарушений в исправительных учреждениях и условий, им способствующих, выработке мер по их устранению используется, прежде всего, информация, содержащаяся:

- в отчетности о состоянии преступности и дисциплины.

- в материалах ведомственных и прокурорских проверок деятельности исправительных учреждений

- в материалах служебных проверок, предварительного следствия по уголовным делам по фактам допущенных правонарушений.

- в представлениях органов прокуратуры и частных определениях судов

- в переписке лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, в сведениях, полученных на личном приеме

- в медицинской документации

- в данных по результатам несения службы по охране и надзору

- в оперативной информации

- в рекомендациях психологов.

Порядок проведения общей профилактики правонарушений осуществляется следующим образом – при проведении обшепрофилакгических мероприятий особое внимание обращается на динамику правонарушений, изменения, происходящие в качественном и количественном составе осужденных, обеспечении изоляции и надзора за ними, трудовом использовании, размещении, материально-бытовом и медицинском обеспечении.

2. Отделы безопасности (режима):

- обеспечивают систему надзора, выполнения осужденными (обвиняемыми и подозреваемыми) распорядка дня и соблюдение правил поведения

- совместно с оперативными отделами, начальниками отрядов выявляют и разобщают организаторов и активных участников группировок отрицательной направленности, а также иных лиц, намеревающихся совершить правонарушения (такие мероприятия проводятся с соблюдением правил безопасности).

- оформляют и постоянно обновляют планшеты информации о лицах, состоящих на профилактических учетах, ведут учетные карточки лиц этой категории и журнал их учета.

- в местах, где наиболее вероятны правонарушения, организуют дежурство членов секции дисциплины и порядка

- по информации оперативных отделов пресекают каналы проникновения к осужденным (подозреваемым и обвиняемым) предметов, запрещенных к использованию в исправительных учреждениях.

- обеспечивают тщательное проведение обысков осужденных (подозреваемых и обвиняемых), объектов, расположениях на территории жилых и производственных зон исправительных учреждений.

- систематически проводят обыски подучетных лиц, мест их проживания и работы.

- совместно с сотрудниками оперативного отдела, отдела воспитательной работы разъясняют осужденным (подозреваемым и обвиняемым) требования уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (следственных изоляторов), оказывают им юридическую помощь.

- осуществляют контроль за мерами, исключающими доступ осужденных к заточному оборудованию, за порядком хранения, выдачи, использования колюще-режущего инструмента, лакокрасочных и других жидкостей, содержащих токсические вещества, а также медикаментов.

- осуществляют досмотр посылок, передач и бандеролей, а также одежды и вещей граждан, прибывших к лицам, содержащимся в исправительных учреждениях, на длительные свидания.

Оперативные отделы:

- осуществляют сбор информации, необходимой для разработки основных мероприятий по предупреждению правонарушений, изучают негативные процессы среди подучетных лиц, обеспечивают оперативный контроль за их поведением. Своевременно доводят до руководства исправительных учреждений информацию об оперативной обстановке на объектах исправительного учреждения, а в необходимых случаях – до оперативного дежурного и сотрудников заинтересованных служб;

- при поступлении в оперативный отдел рапортов сотрудников исправительного учреждения о необходимостипостановки конкретных лиц на профилактический учёт проводят предварительную проверку обоснованности изложенных в нем сведений;

- выявляют организаторов и активных участников группировок отрицательной направленности, принимают меры к их разобщению, выявляют иных лиц, намеревающихся совершить правонарушения;

- совместно с другими службами принимают меры к пресечению конфликтных ситуаций среди осужденных (подозреваемых и обвиняемых);

- выявляют и пресекают неслужебные связи работников исправительных учреждений, а также других лиц с осужденными (подозреваемыми и обвиняемыми), каналы поступления к ним предметов, запрещенных к использованию в исправительных учреждениях.

- совместно с другими службами проводят работу по склонению и отказу от противоправных намерений и действий осужденных (подозреваемых и обвиняемых), выявлению лиц, ранее совершивших преступления, оставшихся нераскрытыми

- ведут учет преступлений.

Отделы воспитательной работы с осужденными[40] :

- осуществляют правовую пропаганду среди осужденных (подозреваемых и обвиняемых), разъясняют им положения норм уголовного, уголовно-исполнительного законодательства и Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (следственных изоляторов) об уголовной и дисциплинарной ответственности в случае их невыполнения.

- совместно с заинтересованными службами выявляют и осуществляют учет осужденных (подозреваемых и обвиняемых), склонных к противоправным действиям, проводят комплекс воспитательных мероприятий с этой категорией лиц.

- совместно с сотрудниками оперативных, режимных отделов и отделов безопасности готовят материал по вопросам постановки на профилактический учет лиц, к рассмотрению на заседаниях комиссии администрации исправительного учреждения;

- разрабатывают совместно с другими службами профилактические мероприятия с подучетными лицами и добиваются их реализации.

- совместно с сотрудниками, ведущими профилактическую работу в исправительном учреждении, осуществляют профилактические мероприятия с подучетными лицами, а результаты работы записывают в тетради индивидуальной воспитательной работы осужденных.

- разрешают возникшие в отряде конфликтные ситуации между подучетными и другими осужденными.

Правила отбывания наказания осужденными можно подразделить на правила, регулирующие поведение осужденных, устанавливающие распорядок дня, правила, обеспечивающие реализацию предоставленных им прав и выполнение возложенных на них обязанностей, правила, определяющие применение к ним средств исправительного воздействия, обеспечивающие социальную защиту осужденных.

Правила, регулирующие поведение осужденных и распорядок дня в конкретном исправительном учреждении, определяют образ их жизни во время отбывания наказания.

Особенности осуществления надзора на отдельных объектах и за определенными категориями осужденных заключаются в следующем:

Порядок водворения, перевода и условия содержания осужденных в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах определяются Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации и Правилами внутреннего распорядка.[41]

Надзор за осужденными в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО и одиночных камерах осуществляется младшими инспекторами, а при содержании в камерах свыше 100 осужденных – совместно со специально выделенными сотрудниками.

Они отвечают за поддержание установленного порядка, выполнение распорядка дня, установленных требований по приему, условиям содержания, освобождению осужденных из ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камер.

Производят пофамильно проверку осужденных, соответствие их размещения данным камерных карточек, проверяют правильность оформления документов на осужденных, содержащихся в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО и одиночных камерах. О приеме, сдаче дежурства, служебной документации, инвентаря, оборудования и имущества (согласно описи), а также о выявленных недостатках делают запись в журнале рапортов, докладывают оперативному дежурному и его помощнику.

При приеме осужденного в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночную камеру младший инспектор в присутствии оперативного дежурного или инспектора-дежурного по жилой зоне проверяет правильность оформления постановления (см. Приложение 5), записывает осужденного в книгу учета (см. Приложение 6), проводит совместно с медицинским работником осмотр, производит полный его обыск, изъятые предметы записывает в бланке постановления. После переодевания осужденного в специальную подменную одежду (при наличии такой возможности) по согласованию с оперативным работником младший инспектор помещает его в камеру. На бланке постановления расписывается о приеме осужденного, делает отметку о принятых на хранение вещах и предметах, затем заполняет камерную карточку (см.приложение 7).

Отдельно от других осужденных содержатся лица, помещенные в экстренных случаях в ШИЗО по постановлению оперативного дежурного, а также переведенные в камеры в целях обеспечения их личной безопасности. Осужденные, помещенные в ШИЗО по постановлению оперативного дежурного, содержатся там до прихода начальника колонии, но не более 24 часов.

При несении службы по надзору за осужденными в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах лица дежурной смены находятся в разделяющем камеры коридоре. Постоянный контроль за наличием и поведением содержащихся в них осужденных осуществляют путем постоянного наблюдения за ними через смотровые отверстия в дверях.

Лица дежурной смены должны[42] :

- твердо знать условия содержания осужденных в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах, требовать от осужденных соблюдения установленных правил поведения, о нарушениях докладывать оперативному дежурному;

- не допускать установления связи и контактов между осужденными, содержащимися в разных камерах и находящимися в жилой зоне;

- принимать от осужденных жалобы и заявления, немедленно передавать их оперативному дежурному;

- вызывать медработника к осужденным, нуждающимся в медицинской помощи, ставить об этом в известность оперативного дежурного;

- обеспечивать в установленное распорядком дня время доставку и раздачу осужденным пищи и воды;

- открывать двери камер только с разрешения и в присутствии оперативного дежурного или инспектора-дежурного по жилой зоне. При посещении камер администрацией колонии и иными лицами младший инспектор должен потребовать от осужденных встать, построиться, принять руки в положение "сзади" и только убедившись, что эти требования выполнены, открывать дверь камеры. Помощник оперативного дежурного обязан первым входить в камеру и занимать место впереди прибывшего. Младшие инспектора ведут наблюдение за осужденными в готовности пресечь нападение и не допустить их выхода из камеры.

Раздача пищи и прогулки осужденных проводятся с участием не менее двух младших инспекторов и сотрудника колонии под руководством инспектора-дежурного по жилой зоне или должностного лица, ответственного за состояние режима в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах. Перед выводом осужденных на прогулку тщательно осматриваются прогулочный дворик и его ограждение. Для прогулки, осужденные покамерно, выводятся в прогулочный дворик, где постоянно находятся под наблюдением младшего инспектора. По окончании прогулки все осужденные подвергаются обыску.

Осужденные, водворенные в ШИЗО с выводом на работу, а также лица, содержащиеся в ЕПКТ, ПКТ, одиночных камерах, в установленное время выводятся на работу в специально оборудованные рабочие камеры. Вывод осужденных в рабочие камеры производится согласно разнарядке, подписанной начальником колонии. Младший инспектор и представитель администрации осуществляют постоянный контроль за поведением и отношением к труду осужденных и по окончании работы подвергают их полному личному обыску.

Во время работы и прогулок осужденных производятся осмотр и обыск камер в целях установления неисправности их оборудования, обнаружения подкопов, проломов или повреждений в полу, потолке, стенах, оконных решетках, других приготовлений к побегу, а также орудий нападения и других запрещенных предметов. Результаты осмотра отражаются в книге дежурного по ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночным камерам.

При возникновении пожара в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах или иного стихийного бедствия младший инспектор (сотрудник) немедленно сообщает о пожаре в подразделение ведомственной противопожарной службы (ВПС) учреждения и докладывает об этом оперативному дежурному. Принимает меры к ликвидации пожара либо последствий стихийного бедствия. При наличии опасности для жизни осужденных проводит эвакуацию их на территорию двора из здания ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камер.

В случае внезапного заболевания, членовредительства или попытки самоубийства осужденного при одиночном содержании в камере младший инспектор (сотрудник) немедленно подает сигнал тревоги и по прибытии оперативного дежурного или инспектора-дежурного, убедившись в отсутствии факта симуляции, открывает камеру и оказывает осужденному необходимую помощь. При аналогичных происшествиях в общей камере, немедленно установленным сигналом, вызывается оперативный дежурный, открывается только внешняя дверь и предлагается другим осужденным оказать помощь пострадавшему. Прибывшим на место происшествия оперативным дежурным или его помощником принимается решение о дальнейших действиях.

Уборка камер производится осужденными в порядке очередности, а мест общего пользования, подсобных помещений, топка печей, доставка и раздача пищи, завоз сырья и вывоз готовой продукции из рабочих камер осуществляются специально назначенными лицами, занятыми на работах по хозяйственному обслуживанию колонии. Привлекать осужденных, содержащихся в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах, к этим работам запрещается.

Об окончании срока содержания осужденного в ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночной камере младший инспектор заблаговременно докладывает оперативному дежурному. Освобождение осужденного производится в присутствии оперативного дежурного или инспектора-дежурного по жилой зоне. В книге учета и в постановлении делается соответствующая отметка и освобождаемому под расписку возвращаются изъятые у него не запрещенные к хранению предметы.

Младшему инспектору запрещается отлучаться с территории ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камер, открывать камеры без разрешения оперативного дежурного, самостоятельно переводить осужденных из одной камеры в другую, передавать ключи от них кому-либо (за исключением оперативного дежурного и его помощника), входить в камеру с ключами.

Дежурная смена, выделенная для выполнения задач по надзору за осужденными, назначается на службу, как правило, не более чем на 12 часов. Свои обязанности по надзору она выполняет без оружия и обеспечивается специальными средствами индивидуальной защиты и активной обороны: специальным химическим средством типа "Сирень-10", палками резиновыми (ПР-73) и наручниками, а также носимыми радиостанциями, а при необходимости – транспортом.

Для контроля за состоянием внутренней запретной зоны и прилегающей к ней территории шириной 15 метров, а также при патрулировании по прилегающей к колонии территории, на которой установлены режимные требования, допускается использование служебных собак подразделений охраны ИК.

2.4 Организационно-правовые проблемы обеспечения надзора и

пути их решения

надзор осужденный безопасность исправительный

Необходимым средством обеспечения режима в исправительном учреждении является охрана осужденных и постоянный надзор за ними, по средствам которых обеспечивается порядок отбывания наказания, предупреждения совершения со стороны осужденных новых преступлений. Статья 83 УИК РФ представляет право администрации исправительного учреждения использовать аудиовизуальные, электронные и другие средства контроля и надзора.

Обеспечению режима отбывания наказания способствует применение к осужденным мер поощрения и взыскания, которые стимулируют их правомерное поведение и предостерегают от нарушений режима отбывания наказания.

От взысканий необходимо отличать меры безопасности. Первые применяются за конкретные проступки, вторые для отражения нападения на персонал исправительного учреждения, на других заключенных, пресечению преступлений и др. К мерам безопасности относятся применение физической силы, специальных средств и оружия.

Здесь же следует отметить, что острой проблемой стоит текучесть кадров. Причем в ряде регионов количество уволившихся значительно превышает количество принятых сотрудников (Калужская, Кемеровская, Ленинградская, Пензенская, Тульская, Ярославская области, Микуньское УЛИУ). В результате «размывается» профессиональное ядро службы. Подобная ситуация складывается во многом из-за того, что в народном хозяйстве начали создаваться новые рабочие места, где заработная плата значительно выше, чем в УИС.

В свою очередь, главк принимает меры по повышению профессионального статуса сотрудников надзорной службы, в частности, был решен вопрос о переводе помощников оперативных дежурных в категорию среднего начальствующего состава. И работа в этом направлении продолжается.

Основной и главной проблемой правового обеспечения надзора за осужденными, является слабое знание сотрудниками документов, приказов и инструкций регулирующих права осужденных в местах лишения свободы.

Рассмотрим данную проблему на примере ИК-12:

23.09.08 г. в учреждении был проведен совет профилактики, где осужденный Затеев А.Я. был признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания и водворен в штрафной изолятор на пятнадцать суток, за нарушение п. 15 ПВР ИК-12.

Но прокурором по надзору за законностью в учреждениях 01.10.08 г. было выявлено нарушения приказа №213 ГУФСИН России по Кемеровской области, в п. 3.2 данного приказа. После изучения материалов на осужденного Затеева А.Я прокурор отменил постановление о признание данного осужденного злостным нарушителем, так как материалы, собранные на осужденного не подтверждали факт употребления им алкогольных напитков, а значит, обвинения выдвинутые осужденному Затееву А.Я. были беспочвенными. Данный факт нарушения стал возможным из-за того, что оперативный дежурный майор вн. службы Циглярский Н.В. был слабо знаком с приказом ГУФСИН России №213.

Важнейшими целями уголовно-исполнительного законодательства РФ является исправление осужденных и предупреждение совершения преступлений, как осужденными, так и иными лицами. Выполнение этих целей достигается за счет реализации комплекса оперативно-режимных, профилактических, воспитательных, технических и других мероприятий. Безусловно, одним из главных условий исправления осужденных и предупреждения совершения преступлений на территории исправительных учреждений является полная изоляция осужденных, недопущение проникновения к ним предметов и вещей, которые могут спровоцировать совершение преступлений или выступить в качестве средств их совершения. Поэтому приоритетным направлением деятельности персонала исправительных учреждений была и остается работа по выявлению и перекрытию каналов поступления осужденным вещей и предметов, которые им запрещено иметь при себе. Перечень таких вещей и предметов определяется законодательством РФ и Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.[43]

В некоторых случаях деятельность персонала учреждений УИС по перекрытию каналов поступления осужденным запрещенных вещей регламентируется:

- нормами гражданского права, в частности по вопросу определения предметов, изделий и веществ, изъятых из гражданского оборота (которые, согласно правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений, осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать) Приложение 8;

- нормами уголовного права – в части возбуждения уголовных дел по фактам передачи осужденным запрещенных веществ сотрудниками УИС и иными лицами;

- в зависимости от конкретных жизненных ситуаций – другими законодательными нормативными актами.

Как показывает практика, наиболее жесткие меры воздействия за организацию доставки осужденным запрещенных вещей применяются к сотрудникам исправительных учреждений, хотя их доля в общем количестве задержанных за передачу либо попытку передачи осужденным этих вещей составляет не более 10%. Иных же лиц в лучшем случае, возможно, привлечь только к административной ответственности (за исключением случаев совершения ими уголовных проступков – пронос наркотических веществ, оружия и т.д.), и практика показывает, что этого недостаточно. Такая ситуация также складывается из-за того, что за частую администрация исправительных учреждений не показывает количество реальных случаев доставки осужденным запрещенных предметов, что бы показатели оперативно-хозяйственной деятельности учреждения были выше. Из года в год усиливается давление на администрацию исправительных учреждений с целью передачи осужденным запрещенных вещей, активизируется поиск новых путей доставки данных предметов в исправительные учреждения (при проведении свиданий, путем переброса и т.д.). Действия осужденных и других лиц в процессе установления каналов их доставки становятся дерзкими и опасными. Так, известны случаи, когда за переброшенными предметами осужденные выдвигались с подручными средствами (ломы, металлические прутья, трубы и т.д.) для устрашения сотрудников дежурной смены или оказания им сопротивления при их изъятии. В течение 2006 года задержано 6448 граждан, передавших либо пытавшихся передать осужденным запрещенные предметы, что почти на 50% больше предыдущего года, в 2007 году число задержаний увеличилось еще на 20%, и данный показатель продолжает расти.

Проникновение запрещенных к использованию предметов на территорию исправительного учреждения влечет за собой рост числа нарушений установленного порядка отбывания наказания, связанных с их оборотом – это карточные долги, употребление спиртных напитков и наркотических веществ, изготовление спиртных напитков кустарного производства, возникающие на этой почве конфликты, которые при наличии у осужденных опять же запрещенных колюще-режущих предметов могут перерасти в преступление против жизни, здоровья и т.д.

Существует масса способов доставки осужденным запрещенных вещей, и для организации качественной работы по их нейтрализации требуется целый комплекс профилактических мер, привлечение максимального количества имеющихся сил и средств. Непосредственная реализация данных задач прописывается в ведомственных нормативных актах, наиболее значимые из которых выше были указаны. Однако здесь также имеются серьезные проблемы[44] . Несмотря на проблематичность, объемность и важность данной области служебной деятельности, до сих пор отсутствует единый документ, который бы объединил в себе все направления деятельности по перекрытию поступления осужденным запрещенных предметов, а самое главное скоординировал бы деятельность разных служб. Поэтому при организации работы по недопушению поступления осужденным запрещенных вещей приходится прибегать к множеству различных нормативно-правовых актов (которые к тому же не охватывают все направления данной деятельности), руководствоваться методическими рекомендациями, указаниями и распоряжениями.

Анализ нормативно-правовых актов и других документов, в той или иной мере касающихся вопросов перекрытия каналов поступления к осужденным запрещенных предметов, позволил вычленить несколько направлений данной работы. К таковым можно отнести:

- организационное;

- профилактическое;

- техническое;

- индивидуально-воспитательное.

Подводя итог, необходимо отметить, что перекрытие каналов поступления осужденным запрещенных веществ относится к одному из самых трудоемких направлений оперативно-служебной деятельности. На сегодняшний день имеется много проблем в нормативной организации данной работы как на законодательном, так и на ведомственном уровнях.

Однако решение данных проблем не стоит на месте. Так, разработаны Наставление по проведении обысков и досмотров, Положение о режимных требованиях на территории, прилегающей к учреждению, подведомственному территориальному органу УИС, а также другие нормативно правовые акты, различные методические рекомендации, учебные пособия.

В этих условиях проблема обеспечения безопасности системы в целом и ее сотрудников в частности стоит достаточно остро. Проведенные исследованияпоказали, что многие сотрудники ИУ не чувствуют себя защищенными в плане личной безопасности. В частности, по их мнению, реализация рекомендаций Европейских тюремных правил по ограничению ношения и применения ими специальных средств не вселяет уверенности в эффективности действий по пресечению конфликтных ситуаций, сопровождающихся насилием.

На наш взгляд, реализация международных стандартов обращения с осужденными в отечественной уголовно-исполнительной системе должна проводиться корректно, с учетом ее исторически сложившейся специфики, определяющейся военизированным принципом построения и управления исправительными учреждениями.

С одной стороны в них не должно быть диктатуры, построенной на эскалации насилия, с другой – применение физической силы, специальных средств или оружия для обеспечения безопасности (ст. 86 УИК РФ) – мера необходимая, не идущая вразрез с принципами гуманизма, при условии соблюдения принципа законности и разумной достаточности.

Вместе с тем применение силы должно быть крайней мерой, следующей, по общему правилу, за мерами убеждения, которые по тем или иным причинам не дали желаемого результата.

П. 1 ст. 64 Европейских пенитенциарных правил (2006 г.) гласит, что «Персонал пенитенциарного учреждения не должен применять силу против заключённых за исключением случаев самообороны или в случае попытки побега, или активного или пассивного физического сопротивления установленному законом порядку, причём всегда это должно быть крайним средством».

Как видно, данная норма не только определяет чрезвычайный характер силового воздействия, но и строит четкую систему правовых оснований его применения. Это самооборона, попытка побега, активное или пассивное сопротивление установленному законом порядку.

Было бы полезно систематизировать правовые основания применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, предусмотренные Законом РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (ст.ст. 29-31) с учетом рекомендаций Европейских пенитенциарных правил, а также – норм Гл. 8 УК РФ (ст.ст. 37, 38, 39), объединив их (основания) в три блока:

1) применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в состоянии необходимой обороны для отражения нападения на работников уголовно-исполнительной системы, осужденных, заключенных и других граждан; освобождения заложников, захваченных зданий, сооружений, помещений и транспортных средств;

2) применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия для задержания и возвращения осужденных и заключенных, бежавших из-под стражи или из учреждения, исполняющего наказания; для задержания правонарушителей, оказывающих злостное неповиновение или сопротивление персоналу;

3) применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия для пресечения массовых беспорядков, групповых нарушений общественного порядка осужденными и заключенными; при конвоировании и охране осужденных и заключенных, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе.

В целом же нормы, регламентирующие применение мер безопасности сотрудниками УИС, должны, по нашему мнению, содержаться в Уголовно-исполнительном кодексе (необходима детализация ст. 86 УИК РФ), а не в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», определяющем систему и функции данных учреждений.

Ст. 28 данного закона гласит, что меры безопасности применяются сотрудниками УИС «на территории учреждений, исполняющих наказания, прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования, и на охраняемых объектах». Однако п. 5 ст. 30 того же Закона разрешает применять специальные средства «для задержания и возвращения осужденных и заключенных, бежавших из-под стражи или из учреждения, исполняющего наказания», что предполагает возможность применения в ходе проведения оперативно-поисковых мероприятий в момент обнаружения и задержания (доставления) в любом месте, а не только на указанных в ст. 28 территориях.

В соответствии с ведомственными нормативно-правовыми актами сотрудники УИС при проведении оперативно-поисковых мероприятий по розыску и задержанию лиц, совершивших побег, вооружаются огнестрельным оружием. Следовательно, оно также может быть применено не только на территории учреждений.

Для устранения обозначенных противоречий необходимо уйти от принципа территориальности, заменив его целевой установкой применения мер безопасности: «Сотрудники УИС применяют физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие самостоятельно или в составе подразделения при выполнении возложенных на них Законом служебных обязанностей по пресечению правонарушений и преступлений, обеспечению личной безопасности и безопасности граждан».

В действующем приказе по организации охраны исправительных учреждений отсутствует формализованный образец рапорта о применении огнестрельного оружия, что создает объективные трудности для инспекторского состава при оформлении отчетной документации.

Отсутствуют нормы, закрепляющие гарантии личной безопасности вооруженного сотрудника при попытке невооруженного лица приблизиться, сократив указанное сотрудником расстояние.

Предложенная система правовых оснований применения физической силы и специальных средств позволит сотрудникам УИС более четко ориентироваться в пределах применения мер безопасности – наиболее трудной для восприятия и понимания правовой категории.

Европейские пенитенциарные правила 2006 г. определяют пределы применения следующим образом:

- масштабы применения силы должны быть минимально необходимым, и период её применения должен быть минимальным (п. 2 ст. 64 ЕПП);

- персонал, непосредственно работающий с заключёнными, должен быть обучен методам, позволяющим им сдерживать агрессивных заключённых с минимальным применением силы (ст. 66 ЕПП);

Если говорить о пределах применения физической силы и специальных средств то это, прежде всего – выбор способа и степени интенсивности воздействия на правонарушителя. Сотрудник четко должен понимать, для чего он применяет физическую силу или специальное средство. Например, по каким частям тела он имеет право нанести удар или куда направить струю слезоточивого газа и т.п.

В то же время минимальность причиняемого вреда – критерий оценочный, который может изменяться в зависимости от развития криминальной ситуации.

О сложности этого вопроса свидетельствуют, в частности, данные проведенного исследования. Из опрошенных сотрудников исправительных учреждений более 70% считают правомерным причинение смерти при пресечении побега или при задержании лица совершившего тяжкое преступление против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться (снайперы – 90%, мл. инспектора охраны – 60%, помощники начальника территориального органа по соблюдению прав человека в УИС – чуть менее половины). Следовательно, сотрудники не могут отличить пределы применения мер безопасности (как меру причиняемого вреда) в состоянии необходимой обороны и пределы применения при задержании лица, совершившего преступление, что на практике может повлечь причинение необоснованного, чрезмерного, а значит незаконного вреда.

Предложенная система классификации правовых оснований позволит более конкретно обозначить пределы применения, определив, что причинение смерти допустимо только в состоянии необходимой обороны при защите от посягательства сопряженного с насилием, опасным для жизни сотрудника или другого лица, либо при непосредственной угрозе применения такого насилия[45] .

Заключение

Система надзора в исправительных учреждениях, как и любой другой государственный институт, имеет продолжительную и уникальную историю. В течение столетий на территории России формировались система уголовных наказаний и порядок их исполнения.

В настоящее время уголовно-исполнительная система действует в условиях открытости, имеющиеся проблемы становятся предметом заинтересованного обсуждения на семинарах, встреча с представителями общественных организаций, в средствах массовой информации.

Правовые основы осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях по своему содержанию могут рассматриваться в широком и узком смыслах. В узком смысле они представлены только законами, в широком – всей системой нормативно-правовых актов. В принципе правовое регулирование данных правоотношений на уровне законов является предпочтительным, но в реальной действительности этого достичь невозможно. В настоящее деятельность уголовно-исполнительной системы осуществляющей надзор за осужденными в исправительных учреждениях регламентирована десятками законов и несколькими тысячами иных нормативно-правовых актов. Приведение этих нормативно-правовых актов в связи с передачей уголовно-исполнительной системы в ведение Министерства юстиции РФ в соответствие с изменившимися условиями проходит уже в течение долгого времени, но данная работа еще далеко не закончена.

Уголовно-исполнительное законодательство регламентируя основы осуществления надзора за осужденными в уголовно-исправительных учреждениях, основывается на принципах: законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных, стимулирование их правопослушного поведения, соединение наказаний с исправительным воздействием.

Содержание организационных основ осуществления надзора за осужденными в ИУ определяется его основными функциями и включает совокупность правил, обеспечивающих или регулирующих порядок и условия исполнения и отбывания данного вида наказания. Их можно условно разделить на три основные группы: правила, относящиеся 1) к персоналу исправительных учреждений; 2) к осужденным; 3) к иным гражданам, находящимся в исправительных учреждениях или прилегающих к ним территориях.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что основное содержание надзора – обеспечение порядка в исправительных учреждениях и безопасности осужденных и персонала. Надзор как сложный правовой институт состоит из совокупности элементов, и поэтому требует к себе системного подхода. Поэтому отсутствие хотя бы одного из элементов не позволяет говорить о надзоре как целостном правовом явлении.

Но законодатель не уделяет надзору за осужденными в уголовно-исправительных учреждениях должного внимания в федеральных законах, за исключением ст. 82 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ. В данной статье в порядке перечисления надзор отнесен к одному из средств режима, осуществляемому наряду с охраной за осужденными, в соответствии с Инструкцией о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях.

Необходимо отметить, что до настоящего времени имеются серьезные просчеты в организации работы по подбору осужденных, которым разрешается передвижение без конвоя, и надзоре за ними. Всего право передвижения без конвоя в течение 2008 года представилось 15396 осужденным, что на 23% меньше, чем в предыдущем; почти каждый четвертый такой поднадзорный (4302 человека) был его лишен за нарушение установленного порядка отбывания наказания (в 2007 году – 4357 человек). Этой категорией спецконтингента совершено 17 побега, что составляет почти половину всех побегов из-под надзора (в 2007 году – 26 побегов).

Анализ побеговой активности осужденных данной категории свидетельствует о том, что основными причинами их совершения являются:

- предоставление права передвижения без конвоя с нарушением действующего законодательства;

- отсутствие необходимого оперативного прикрытия;

- неудовлетворительная организация надзора;

- недостаточное изучение личности и материалов дел осужденных;

- упущение в работе психологических служб.

Здесь же следует отметить, что острой проблемой стоит текучесть и непрофессионализм кадров. Причем в ряде регионов количество уволившихся значительно превышает количество принятых сотрудников. В результате «размывается» профессиональное ядро службы. Подобная ситуация складывается во многом из-за того, что в народном хозяйстве начали создаваться новые рабочие места, где заработная плата значительно выше, чем в УИС.

На основании вышеизложенного основным этапом решения данной проблемы может послужить организация дополнительных занятий с принятием зачетов у инспекторов и оперативных дежурных, оформляющих материалы о наказании осужденных, и проведением дополнительных занятий со всем личным составом учреждений.

Проанализированные в дипломной работе статистические данные свидетельствуют о наметившихся сдвигах к лучшему в решении целого ряда проблем, имеющих непосредственное отношение к обеспечению безопасности персонала, осужденных и иных лиц в исправительных колониях. Тем самым подтверждается результативность ведущейся сейчас последовательной работы на этом участке служебной деятельности. И только неослабное внимание к ее продолжению во всех исправительных учреждениях будет способствовать повышению эффективности функционирования уголовно-исполнительной системы. Но все же для улучшения деятельности работы учреждений, уменьшения нарушений, побегов и мелких проступков, еще придется приложить не мало усилий.

Из выше изложенного можно сделать вывод о том, что в деятельности администрации исправительных учреждений в осуществлении надзора силы, средства и методы обеспечения надзора за осужденными играют большую роль. Только их комплексное применение позволит обеспечить поддержание и укрепление порядка исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы. Эффективное использование сил, средств и методов позволит на должном уровне обеспечить надзор за осужденными в исправительных учреждениях. При этом большое значение имеет творческое применение данных средств для решения конкретных задач, использование положительного опыта их реализации, совершенствование действующих и разработка новых видов таких средств.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации принята 12 декабря 1993 г. (с изменениями от 09. 06. 2001) \\ Российская газета – 1993 г. – 25 декабря.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. №64-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – №25. – Ст. 2954.

3. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 г. №1-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. – №2. – Ст. 198.

4. Федеральный закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21.07.1993 г. №5473-1 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – №30. – Ст. 3613.

5. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» от 21.07.1998 г. №117-ФЗ // Российская газета. – 1998. – №142. – 29 июля.

6. Приказ Минюста России «Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 07.03.2000 г. №83 //Российская газета. – 2000. – №177. – 13 сентября.

7. Приказ Минюста России «О мерах по усилению борьбы с побега ми осужденных» от 02.03.2001 г. №78.

8. Приказ Минюста РФ «Об утверждении правил внутреннего распорядка ИУ» от 3.11.2005 г. №205.

9. Приказ ГУИН Минюста РФ «Об утверждении инструкции о порядке проведения профилактики правонарушений, замышляемых и подготавливаемых лицами, содержащимися в учреждениях УИС Минюста РФ» от 27.05.2002 г. №117.

10. Приказ Минюста России «Об утверждении Положения об отряде осужденных ИУ» от 30.12.2005 г. №259.

11. Положение ГУИН Минюста России по Кемеровской области «О обысково-маневренной группе» от 27.02. 2001 г. №43/4/2-18.

12. Положение ГУИН Минюста России по Кемеровской области «По организации учёта, хранения, использования и клеймения колюще-режущего инструмента» от 17.04.2001 г. №43/4/2-76.

13. Алексеев В. Правовые основы надзора и охраны заключённых в Российской империи (1900-1917 гг.) /В. Алексеев // Преступление и наказание. – 2004. – №9. – С. 23-25.

14. Бахтин А. Организация и осуществление надзора за осуждёнными /А. Бахтин // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2002. – №5. – С. 12-15.

15. Бойкова Н. Объектовый надзор: вчера, сегодня, завтра / Н Бойкова // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2002. – №4.

16. Волков Г. Инженерно-техническое обеспечение охраняемых объектов /Г. Волков // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2002. – №4. – С. 26-28

17. Гончаров А. Обеспечение безопасности персонала, осуждённых и иных лиц в исправительных колониях / А. Гончаров // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2004. – №5. – С. 21-25.

18. Дергачев А., Федоров В. Предупреждение поступления в ИУ запрещенных предметов. // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2008. – №11. – С. 8-14.

19. Девяшин Д.Г., Яковенко Г.Н. К проблеме законодательного регулирования применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудников УИС. // Сборник методических материалов. – Новокузнецк. – 2007.

20. Зубкова А.И. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РФ /А.И. Зубков. – М.: ИНФРА-М, НОРМА, 2001.

21. Зубкова А.И. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX–XX века./ Под ред. А.И. Зубкова. – М.: НОРМА, 2003.

22. Калинин Ю.И. Претворять в жизнь взятые обязательства. /Ю.И. Калинин // Ведомости УИС. – 2003. – №2.

23. Калинин Ю.И. 125 лет системе исполнения наказаний России /Ю.И. Калинин// Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. – 2004. – №3. – С. 24

24. Корнилов А.А. Мотивация и стимулирование служебно-трудовой деятельности в уголовно-исполнительной системе /А.А. Корнилов // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. – 2004. – №12. – С. 88-89.

25. Кристи Н Центр содействия реформе уголовного правосудия. /Н. Кристи. – М.: 2001.

26. Леонов А.В. Контроль гражданского общества за деятельностью правоохранительных органов /А.В. Леонов // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. – 2004. – №12. – С. 78-88.

27. Э.А. Сатин Аннотированный сборник материалов передового опыта в уголовно-исполнительной системе Министерства юстиции Российской Федерации за 2003-2004 годы. – С. 39-40.

28. Селивёрстов В.И. Уголовно-исполнительное право России \ Под ред. В.И. Селивёрстова. – М.: ЮРИСТЪ. – 2003.

29. Симонов И.Н. История уголовно-исполнительной системы России – путь к гуманизации / И.Н. Симонов // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. – 2004. – №3. – С. 33-44.

30. Тараканов С.М. Соблюдение прав лиц, лишенных свободы, в условиях реформирования уголовно-исполнительной системы Минюста России / С.М. Тараканов // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. – 2005. – №1. – С. 82-88.

31. Тураев Э.В. «Средства и методы обеспечения надзора за осужденными в исправительных учреждениях». – (Электронная версия).


Приложение 1


Приложение 2


Приложение 3
Приложение 4
Приложение 5
Приложение 6 КНИГАУЧЕТА ОСУЖДЕННЫХ, СОДЕРЖАЩИХСЯ В ЕПКТ, ПКТ,ШИЗО И ОДИНОЧНЫХ КАМЕРАХ Примечания. 1. Книга должна быть пронумерована, прошнурована, скреплена печатью и иметь инвентарный номер.2. Учет осужденных ведется в книге, разделенной на 4 части: одна – для записи осужденных, содержащихся в ЕПКТ, ПКТ и одиночной камере, вторая – в ШИЗО, третья – для лиц, водворенных в ШИЗО по постановлению оперативного дежурного, четвертая – для лиц, помещенных в камеры в целях безопасности.3. Для лиц, водворенных по постановлению оперативного дежурного, в графе 6 вносится запись "до прихода начальника колонии".4. В графе 4 учитывать лиц, помещенных в камеры в целях безопасности, а в графе 10 учитывать продление срока их пребывания в камере.
Приложение 7 КАМЕРНАЯ КАРТОЧКА Карточку составил _________________________________________(должность, фамилия, инициалы, подпись) Примечание. Последующие перемещения осужденного осуществляются по согласованию с оперативным работником.
Приложение 8

Перечень

Вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать

1. Предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота.

2. Все виды оружия, боеприпасы.

3. Транспортные средства.

4. Взрывчатые, отравляющие, пожароопасные и радиоактивные вещества, зажигалки.

5. Деньги, ценные вещи.

6. Ценные бумаги, валюта зарубежных стран.

7. Оптические приборы.

8. Наручные и карманные часы (в тюрьмах).

9. Продукты питания, требующие тепловую обработку (кроме чая и кофе, сухого молока, пищевых концентратов быстрого приготовления, не требующих кипячения или варки), продукты домашнего консервирования, дрожжи.

10. Все виды алкогольных напитков, пиво.

11. Духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе.

12. Наркотические средства, психотропные, токсические и сильнодействующие вещества, их аналоги и без медицинских показаний лекарственные вещества, предметы медицинского назначения.

13. Электронно-вычислительные машины, пишущие машинки, множительные аппараты и другая оргтехника.

14. Ножи, опасные бритвы, лезвия для безопасных бритв.

15. Колюще-режущие предметы, конструктивно схожие с холодным оружием.

16. Топоры, молотки и другой инструмент.

17. Игральные карты.

18. Фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, кинокамеры, видео-, аудиотехника (кроме телевизионных приемников, радиоприемников), средства связи.

19. Любые документы (кроме документов установленного образца, удостоверяющих личность осужденного, копий приговоров и определений судов, ответов по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, квитанций на сданные для хранения деньги, вещи, ценности).

20. Топографические карты, компасы, литература по топографии, единоборствам, служебному собаководству, устройству оружия.

21. Военная и другая форменная одежда, принадлежности к ней.

22. Одежда, головные уборы и обувь (за исключением тапочек, спортивных костюмов и спортивной обуви) неустановленных образцов.

23. Цветные карандаши, фломастеры, маркеры, чернила, тушь, шариковые и гелиевые стержни (за исключением синего и черного цветов), краски, копировальная бумага.

24. Порнографические материалы, предметы.

25. Электробытовые приборы (за исключением электробритв, бытовых электрокипятильников заводского исполнения).

26. Вещи и предметы, продукты питания, полученные либо приобретенные в не установленном УИК Российской Федерации и настоящими Правилами порядке.

Примечания:

1. Настоящий перечень распространяется на осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, за исключением пунктов 5, 9 (кроме дрожжей), 22, 25.

2. Осужденным, находящимся в помещениях камерного типа, ЕПКТ, в одиночных камерах колоний особого режима, а также переведенным на строгий режим в тюрьмах, не разрешается приобретение и хранение чая, кофе.

3. При переводе в другое учреждение осужденным разрешается брать с собой только личные вещи, продукты питания и предметы, приобретенные ими в установленном порядке.

4. Количество вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденные могут иметь при себе, определяется начальником учреждения, исходя из местных условий и возможностей. Общий вес принадлежащих осужденному вещей и предметов, продуктов питания, включая находящиеся на складе, не может превышать 50 кг.

5. Телевизионные приемники и радиоприемники могут приобретаться только для коллективного пользования и устанавливаться в местах, определенных администрацией.

6. Ношение спортивных костюмов и спортивной обуви разрешается во время спортивно-массовых мероприятий.


Приложение 9 ЖУРНАЛУЧЕТА РАПОРТОВ О НАРУШЕНИЯХ УСТАНОВЛЕННОГОПОРЯДКА ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ Примечания. 1. В журнале регистрируются рапорта о нарушениях установленного порядка отбывания наказания, поступившие во время дежурства.2. Графы 7 и 8 заполняются сотрудниками, проводившими проверку, не позднее 5 суток с момента получения документов.3. Ежедневно заместители начальника колонии по безопасности и оперативной работе, воспитательной работе обязаны ознакомиться с зарегистрированными нарушениями.

[1] П.И. Колеватов. Обеспечение безопасности осужденных в ИУ как одно из направлений реализации уголовно-исполнительной политики. // Сборник материалов круглого стола. – Москва 2007. – С. 33.

[2] См. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX – начала XXI века: Учебник для вузов / Под ред. Зубков А.И. М., 2002. С. 302.

[3] См.: Казак Б.Б. Безопасность уголовно-исполнительной системы. /Основные средства исправления осужденных в структуре механизма управления безопасностью УИС. Монография. – Рязань: 2001. С. 262.

[4] См.: Сборник основных приказов 1818 – 1928 гг. М., С. 151 – 154.

[5] См.: Говорухин Э.А. и др. Организация режима в исправительно-трудовых учреждениях: Учебное пособие / Под ред. А.Е. Наташева. - Рязань: РВШ МВД СССР 1987. С. 139.

[6] См.: Стучка П.И., Алетер И.И. Переход от принудительного труда по приговору суда к добровольному труду. Советское государство и революция права. 1931. №7. С. 125.

[7] См.: Историю исправительных учреждений РСФСР 1917-1920 г. /Сборник документов. М., 1960. С. 28.

[8] См.: Собрание указаний и распоряжений правительства СССР 1924 г. С. 688.

[9] Алексеев В. Правовые основы надзора и охраны заключённых в Российской империи (1900-1917 гг.) /В. Алексеев // Преступление и наказание. – 2004. – №9. – С. 23-25.

[10] Зубкова А.И. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX–XX века./ Под ред. А.И. Зубкова. – М.: НОРМА, 2003. – С. 198.

[11] Федеральный закон от 08.01.1997 г. №1-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. – №2. – СТ. 198.

[12] Федеральный закон от 21.07.1993 г. №5473-1 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – №30. – Ст. 3613.

[13] Федеральный закон от 21.07.1998 г. №117-ФЗ // Российская газете. – 1998. – №142. – 29 июля.

[14] Кузнецов Ю.Ю.Обзор материалов совещания руководителей финансово-экономических служб и главных бухгалтеров территориальных органов и образовательных учреждений ФСИН России. /Ю.Ю.Кузнецов // Ведомости уголовно-исполнительной системы. -2006.-№5. – С. 15-16.

[15] Кристи Н Центр содействия реформе уголовного правосудия. /Н. Кристи. – М.: 2001. – С. 22.

[16] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 г. №ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997 г.

[17] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 г. №ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997 г.

[18] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 г. №ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997 г. – №2. – Ст. 198.

[19] Приказ Минюста России от 13.07.2006 г. №252-дсп

[20] Концепции реформирования уголовно-исполнительной системы (на период до 2005 года).// Ведомости уголовно-исполнительной системы Минюста России. Спецвыпуск. 1999.

[21] См: С.Н. Ожегов Словарь русского языка. 17-е изд. М.: Русский язык, 1985. С. 660.

[22] См: Громов А.М. Обеспечение порядка и безопасности в исправительных учреждениях. Учебное пособие. – Рязань: Ин-т права и экономики Минюста России, 2000. С. 10.

[23] См: Стручков Н.А. Нужна новая концепция исполнения наказания // Правовые и организационные основы исполнения уголовных наказаний: Труды Академии МВД СССР. М., 1991. С. 30.

[24] См: Мартынович А.П. Правовые и организационные проблемы применения специальных средств в целях обеспечения режима в учреждениях УИС: Монография. Уфа, 1998. С. 19.

[25] См: Программа совершенствования кадрового и материально-технического обеспечения отделов безопасности учреждений и органов УИС Минюста России на период 2004-2006 годы.// Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2004.№2. С. 18.

[26] См.: Журавленко Н.И., Курбанов Д.А., Фаттахов С.Г. Указ. соч. С. 65.

[27] См.: Минин А.Я. Основы управления и информатики // Курс лекций. Екатеринбург: 1993. С. 44–48.

[28] Бахтин А. Организация и осуществление надзора за осуждёнными /А. Бахтин // Ведомости уголовно- исполнительной системы. – 2002. – №5. – С. 12-15.

[29] Приказ Минюста России «Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 07.03.2000 г. №83 // Российская газета. – 2000. – №177. – 13 сентября.

[30] Федеральный закон от 13.06.1996 г. №64-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – №25. – Ст. 2954.

[31] Гончаров А. Обеспечение безопасности персонала, осуждённых и иных лиц в исправительных колониях / А. Гончаров // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2004. – №5. – С. 21-25.

[32] В.Б.Дворцов «К проблеме законодательного регулирования применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками УИС». – (электронная версия).

[33] Бахтин А. Организация и осуществление надзора за осужденными /А. Бахтин // Ведомости уголовно- исполнительной системы. – 2007. – №9. – С. 12-15.

[34] Бахтин А. Организация и осуществление надзора за осуждёнными / А. Бахтин // Ведомости уголовно- исполнительной системы. – 2002. – №5. – С. 12-15.

[35] Приказ Минюста РФ «Об утверждении правил внутреннего распорядка ИУ » от 3.11.2005 г №205.

[36] Приказ Минюста России «Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 07.03.2000 г. №83 //Российская газета. – 2000. – №177. – 13 сентября.

[37] Приказ Минюста России «Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 07.03.2000 г. №83 // Российская газета. – 2000. – №177. – 13 сентября.

[38] Приказ Минюста России «Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 07.03.2000 г. №83 //Российская газета. – 2000. – №177. – 13 сентября.

[39] Приказ ГУИН Минюста РФ «Об утверждении инструкции о порядке проведения профилактики правонарушений, замышляемых и подготавливаемых лицами, содержащимися в учреждениях УИС Минюста РФ» от 27.05.2002 г. №117.

[40] Приказ ГУИН Минюста РФ «Об утверждении инструкции о порядке проведения профилактики правонарушений, замышляемых и подготавливаемых лицами, содержащимися в учреждениях УИС Минюста РФ» от 27.05.2002 г. №117.

[41] Приказ Минюста РФ «Об утверждении правил внутреннего распорядка ИУ » от 3.11.2005 г №205.

[42] Приказ Минюста России «Об утверждении Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 07.03.2000 г. №83 //Российская газета. – 2000. – №177. – 13 сентября

[43] Приложение к Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений

[44] А. Дергачев. Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2008. – №11. С. 8-14

[45] Девяшин Д.Г., Яковенко Г.Н.К проблеме законодательного регулирования применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудников УИС. Сборник методических материалов. – Новокузнецк. – 2007.