регистрация / вход

Характеристика видов должностных преступлений

История законодательства, регулирующего должностные преступления. Понятия и виды должностных преступлений. Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Содержание

Введение

Глава 1. Ретроспективный анализ должностных преступлений по Уголовному кодексу РФ

1.1 История законодательства, регулирующего должностные преступления

1.2 Понятия и виды должностных преступлений

Глава 2. Правовое регулирование должностных преступлений

2.1 Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

2.2 Проблема квалификации преступлений, совершаемых с использованием служебного положения

Заключение

Список используемой литературы


Введение

На протяжении всей своей жизни человек очень часто оказывается перед моральным выбором: делать или не делать. Как он поступит во многом зависит от уровня его сознания, социального развития, уважения к собственной личности, обществу и государству в целом. Выбор человеком определенного поведения – это, как правило, результат воздействия на личность всего комплекса воспитательных мер, влияния общества.

Правила, регулирующие поведение людей, действия социальных групп, коллективов, организаций, в своей совокупности составляют социальные нормы.

Целостная, динамическая система социальных норм является необходимым условием жизни общества, средством общественного управления, организации и функционирования государства, обеспечения согласованного взаимодействия людей, прав человека. Человек, в своем поведении может либо придерживаться этих норм, либо отступать от них.

От четкости функционирования государственной службы, честности и ответственности ее работников во многом зависит решение крупномасштабных задач, стоящих перед обществом и государством. Между тем, некоторые работники этих органов и служб поражены коррупцией, взяточничеством и другими негативными явлениями, которые нарушают их нормальную деятельность, подрывают их авторитет в глазах общества.

Должностная преступность появилась не в наши дни. Распространенность и общественная опасность этого явления возрастала в периоды крупных социальных потрясений. Современная Россия - не исключение.

В данной работе рассматриваются различные виды должностных преступлений, а так же предполагается показать важность борьбы с должностными преступлениями. Уделяется внимание необходимым мерам по искоренению должностных преступлений, в любых его проявлениях.

Предмет исследования является общая характеристика и анализ преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Целью работы является изучение общей характеристики и видов должностных преступлении, а так же изучение законодательства по уголовной ответственности за должностные преступления.

Задачи работы:

1. Изучить историю российского законодательства о должностных преступлениях.

2. Рассмотреть различные виды должностных преступлений.

3. Дать общую характеристику преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

4. Исследовать проблемы квалификации преступлений, совершаемых с использованием служебного положения.

Теоретической основой работы послужили труды А.И. Рарог, Д.Г. Долгих, Е.А. Свинарева и др., законодательные и нормативные акты Российской Федерации, комментарии законодательства, литература справочного характера, материалы периодической печати.

Структура курсовой работы включает следующие разделы: введение, две главы по два параграфа, список используемой литературы.


Глава 1. Ретроспективный анализ должностных преступлений по Уголовному кодексу РФ

1.1 История законодательства, регулирующего должностные преступления

Оформление понятия «должностное лицо» в уголовном праве России отдельные ученые ведут от Псковской судной грамоты 1467 г.[1] Исторический анализ памятников русского права, проведенный Т.С. Исаевой, позволил ей сделать вывод, что впервые в Судебнике 1497 г. вводится ответственность должностных лиц за нарушение порядка судопроизводства. В ст. 19 Судебника 1497 г. устанавливалась процедура отмены неправильного решения суда. Судья, виновный в разбирательстве «дела не по суду», обязан был возместить сторонам понесенные ими расходы, другого наказания он не нес. Судебник 1497 г. (в ст. 33-340) запрещал представителям суда — недельщикам брать посулы (взятки). В последующем преступления против суда нашли свое отражение в ст. 25 Судебника 1550 г., где различались хитростное и бесхитростное не-правосудие2. Анализ Судебников 1497 г. и 1550 г. показывает, что системного подхода к определению субъекта должностных преступлений не было, а в казуистичной форме перечислялись возможные субъекты данных преступлений.

Действие Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. на протяжении более чем полувека (с учетом редакций 1866 г. и 1885 г.) сформировало обширную судебную практику, в том числе в виде разъяснений высших судебных инстанций и Правительствующего Сената, и явилось почвой для научных разработок ученых того времени. Именно с Уложения 1845 г. преступления по службе начинают оформляться в отдельную группу преступлений либо в специальной главе, либо в разделе уголовного закона[2] . В Уложении 1845 г. решающими признаками должностного лица выступали наличие служебных обязанностей и их публичный характер. К должностным лицам относились и иные лица в случае, если нарушение возложенных на них обязанностей наносило ущерб публичным интересам. Разъяснения Правительствующего Сената, по мнению Н.М. Ковалевой, сводились к тому, что предание суду в общем или особом должностном порядке зависело не от свойств виновного лица, а от свойств самого действия, явилось ли деяние следствием нарушения служебных обязанностей и причинило ли оно ущерб публичным интересам. Должностными лицами признавались лица, выполняющие служебные обязанности публично-правового характера, остальные же лишь приравнивались по ответственности к должностным лицам, хотя таковыми не являлись. Субъектами служебных преступных деяний, отмечал А.В, Кенигсон, могут быть лица служащие, т.е. лица, ставшие вследствие порученного им участия в государственном управлении в особые юридические отношения как к государственной власти, делегировавшей им власть, так и к гражданам, подчиненным управлению.

Современники Уложения 1845 г. отрицательно высказывались о расширительном толковании субъекта должностного преступления. Думается, что и нынешним исследователям должна быть близка такая точка зрения. Таким образом, как положения Уложения 1845 г., так и разъяснения Сената носили в большинстве своем казуистический характер.

В нормах ст. 636 Уголовного уложения 1903 г. служащим признавалось всякое лицо, несущее обязанности или исполняющее временное поручение по службе государственной и общественной, в качестве должностного лица, или полицейского или иного стража или служителя, или лица сельского или мещанского управления. Как видим, понятие должностного лица было более узким, нежели понятие служащего. Уложение 1903 г. содержало многочисленные составы должностных преступлений, в их числе: превышение власти, бездействие власти (многочисленная группа составов преступления), злоупотребление полномочиями, разглашение тайны, взяточничество, служебный подлог, незаконное участие в сделках.

Революция 1917 г. повлекла за собой ликвидацию предыдущей системы государственного и общественного управления, а также отмену всех ранее действовавших актов, в том числе уголовного и уголовно-процессуального характера. Но это не привело ни к автоматическому исчезновению преступной деятельности на территории бывшей Российской империи, ни к исчезновению теоретических проблем в праве и законодательстве. Скорее, наоборот. Построение нового государства и огосударствление экономики страны и других сфер ее жизни способствовали распространению понятия должностного лица на всех руководителей и ответственных лиц во всех сферах деятельности государства. Потребность в выделении руководящего состава в числе служащих была вызвана тем, что круг субъектов должностных преступлений стал настолько широк, что практически каждое виновное в преступном деянии лицо могло быть признано должностным. Причиной тому было не расширение круга субъектов таких преступлений в смысле наименования должности, а в сфере действия данных лицо их обязанностей.

Введенный в действие Постановлением ВЦИК РСФСР от 1 июня 1922 г. Уголовный кодекс РСФСР впервые в истории российского уголовного права содержал обобщенное понятие должностного лица. Использование накопленного дореволюционными учеными теоретического и практического опыта в новом уголовном законе выразилось в несколько измененном виде, а именно: основополагающий признак должностного преступления дореволюционного уголовного закона — свойство преступного деяния по службе, был заменен на другой признак — свойство субъекта. Уголовный кодекс 1922 г.» предусматривал отдельную главу II«Должностные (служебные) преступления». В примечании к ст. 105 Уголовного кодекса 1922 г. так определялись должностные лица — «лица, занимающие постоянные или временные должности в каком-либо государственном (советском) учреждении или предприятии, а также в организации или объединении, имеющем по закону определенные права, обязанности и полномочия в осуществлении хозяйственных, административных, просветительных и других общегосударственных задач». Опираясь на Уголовный кодекс 1922 г., А.А. Жижиленко характеризует должностное (служебное) преступление как нарушение служащим его служебного долга, его служебных обязанностей. При определении понятия должностного лица А.А. Жижиленко отмечает, что «по самому духу существующего советского строя, всякий служащий, занимая определенное место, выполняет определенные задачи общегосударственного характера», поэтому «с точки зрения современного строя, всякий служащий является в то же время должностным лицом, как бы ни была незначительна его функция в общей системе управления».

Новый Уголовный кодекс РСФСР (вернее, его новая редакция) был введен в действие с 1 января 1927 г. В примечании к ст. 109 содержалось такое же определение должностного лица, что и в Уголовном кодексе 1922 г. Первое ограничение расширительного толкования должностного лица было предпринято в разъяснении Пленума Верховного Суда СССР от 27 марта 1935 г. В указанных разъяснениях должностными признавались лица, выполняющие административно-хозяйственные или оперативно-распорядительные функции. Именно расширение круга субъектов должностных преступлений в описанном выше виде и привело к выделению административно-хозяйственных и организационно-распорядительных функций, так как они, по мнению тогдашних высших судебных инстанций, наиболее полно характеризовали должностное лицо как субъект должностного преступления. На основе изучения робот советских криминалистов по вопросу ограничительного толкования понятия должностного лица, горячо обсуждаемого 1937 — 1941 гг., М.Д. Лысов пришел к выводу, что первым этапом развития понятия должностного лица в уголовном праве было исключение из числа должностных лиц рядовых рабочих и колхозников.

Реформы 50-х годов, подготовка проектов уголовного законодательства были сопряжены с обсуждением новых критериев определения должностного лица. Должностными лицами признавались те, кто осуществляет руководящую деятельность или выполняет управленческие обязанности. Н.С. Лейкина к должностным относила лиц, занимающих по назначению или по выбором, за плату или безвозмездно, постоянно или временно должности в государственных или общественных предприятиях, учреждениях и организациях и тех, на кого возложены управленческие обязанности по выполнению в целях построения коммунистического общества различных функций государства.

В отдельных работах ученые старались выработать свое определение должностного лица как субъекта должностного преступлениям. Теоретические предложения ученых рассматриваемого периода были взяты за основу при разработке нового Уголовного кодекса РСФСР 1960 г, (УК 1960 г.). УК 1960 г. представлял собой более систематизированный свод положений уголовного законодательства. Глава 7«Должностные преступления» содержала шесть статей об уголовной ответственности за должностные преступления. Составы преступлений данной главы являлись «общими», т.е. описываемые преступления могли быть совершены в любой сфере деятельности должностных лиц. Под должностным лицом в Примечании к ст. 170 УК 1960 г. в рамках главы понималось лицо, постоянно или временно осуществляющее функции представителя власти, а также занимающее постоянно или временно в государственных или общественных учреждениях, организациях или на предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, или выполняющее такие обязанности в указанных учреждениях, организациях и на предприятиях по специальному полномочию.

Дальнейшее изучение учеными определения должностного лицо не касалось разграничения государственного и частного, а относилось лишь к «наполняемости» определения отдельными функциональными правами и обязанностями. Начиная с 50-х годов прошлого столетия были широко развиты стремления советских ученых к выработке единого межотраслевого понятия должностного лицо, связанные с формулировкой аналогичного понятия в административном праве.

Необходимо оговориться, что особое внимание уделено вопросу соучастия.

Обратимся к Договору Олега с грехами 911 г. Он не содержал четкого указания на соучастие, однако в нем были закреплены отдельные нормы, подразумевавшие таковое. Например, ст. 12 гласила: "Если русский челядин будет украден или убежит, или будет насильно продан и русские начнут жаловаться, то пусть подтвердится это показаниями челядина, и (тогда) русские его возьмут, также если и купцы потеряют челядина и заявят об этом, то пусть производят розыск и, найдя его, заберут. Если кто не даст произвести этого разыскания местному чиновнику, то будет считаться виновным".

В Русской Правде можно отыскать зачатки института соучастия в преступлении. Например, размер наказания зависел от того, было ли совершено преступление в одиночку или несколькими лицами.

Следует отметить, что особенности понятия соучастия были выведены наукой отечественного уголовного права еще в середине XIX в. Так, профессор А. Жиряев понимал под соучастием "стечение нескольких преступников при одном преступлении"[3] . Считая данное определение недостаточно точным, проф. Н.С. Таганцев писал позднее: "Соучастие не есть простое совпадение действий нескольких лиц. К соучастию относятся лишь те случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех, в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института"[4] . Профессор С. Познышев предложил определение соучастия, включив в него и объективные, и субъективные признаки: "Соучастие и можно определить, как виновное совершение одного преступления совместною деятельностью нескольких лиц"[5] .

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. уже содержат специальный разд. V — "О соучастии", объединявший четыре статьи, в которых раскрывались понятия соучастия, соучастников, а также критерии определения наказания за преступления, совершенные в соучастии. Согласно ст. 21 соучастием признавалось совершение деяния "сообща группой лиц (шайкой, бандой, толпой)».

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., отказавшись от общего понятия соучастия и в основном восприняв трактовку видов соучастников Руководящими началами по уголовному праву, внес значительные изменения в рассматриваемый институт.

В УК РСФСР 1926 г. в основном была сохранена система должностных преступлений, зафиксированная в УК РСФСР 1922 г. При этом следует отметить некоторое снижение санкций за должностные преступления, совершенные без отягчающих обстоятельств (в т.ч. совершенные не в соучастии).

Таким образом, формирование и развитие норм об ответственности за должностные преступления непосредственно связано с общественно-политическими и социально-экономическими условиями, складывающимися в стране на том или ином историческом этапе. Особенности последних прямо отражаются на системе и содержании норм, предусматривающих ответственность за соучастие в указанных посягательствах.


1.2 Понятия и виды должностных преступлений

Преступления должностные - преступления, посягающие на нормальную деятельность государственного или муниципального аппарата, если налицо сочетание двух признаков: виновный является должностным лицом, а совершенные им общественно опасные действия (бездействие) связаны с его служебным положением. В УК РФ получили наименование "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления" (гл. 30). К ним относятся злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, дача взятки, получение взятки, служебный подлог, халатность и др.

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК). Закон определяет это преступление как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит из трех обязательных признаков: 1) использование должностных полномочий вопреки интересам службы; 2) существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; 3) причинная связь между деянием и последствиями.

С субъективной стороны должностное злоупотребление характеризуется двумя признаками.

Во-первых, это умышленное преступление. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. При прямом умысле виновный осознает, что использует свои должностные полномочия вопреки интересам службы, предвидит неизбежность наступления в результате своего поведения существенного нарушения правоохраняемых интересов и желает их наступления. При косвенном же умысле виновный предвидит реальную возможность существенного нарушения правоохраняемых интересов и сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично.

Во-вторых, злоупотребление должностными полномочиями совершается из корыстной или иной личной заинтересованности.

Субъект специальный - должностное лицо.

Злоупотребление должностными полномочиями необходимо отличать от таких преступлений, как присвоение или растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК), злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК) и злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК). Эти преступления имеют разные объекты.

Квалифицированный состав злоупотребления должностными полномочиями предполагает наличие одного квалифицирующего признака - совершение злоупотребления лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ч. 2 ст. 285 УК).

Особо квалифицированный вид злоупотребления должностными полномочиями будет иметь место тогда, когда оно повлекло тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК). Тяжесть причиненных последствий - признак оценочный.

Нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285.1 УК). Дополнительным объектом рассматриваемого преступления являются отношения, возникающие в процессе осуществления расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы. Предметом преступления являются средства бюджета соответствующего уровня.

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в действии - расходовании бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения. В соответствии со ст. 219 и п. 1 ст. 227 БК РФ расходование бюджетных средств - это процедура финансирования, осуществляемая путем списания денежных средств с единого счета бюджета в размере подтвержденного бюджетного обязательства в пользу физических и юридических лиц.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается с прямым умыслом.

Субъект преступления специальный - должностное лицо получателя бюджетных средств. Получателем бюджетных средств является бюджетное учреждение или иная организация, имеющие право на получение бюджетных средств в соответствии с бюджетной росписью на соответствующий год. Должностные лица главных распорядителей бюджетных средств, допустившие злоупотребления при составлении бюджетной росписи, не являются субъектами рассматриваемого преступления и при наличии к тому оснований должны отвечать по ст. 285 УК.

В ч. 2 ст. 285.1 УК предусмотрены два квалифицирующих признака - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере.

Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов (ст. 285.2 УК). Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется действием - расходованием средств государственных внебюджетных фондов на цели, не соответствующие условиям, определенным законодательством, регулирующим деятельность фондов, и их бюджетам. В настоящее время в Российской Федерации существует три разновидности государственных внебюджетных фондов: Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный и территориальные фонды обязательного медицинского страхования. Задачи, структура, полномочия и порядок деятельности этих фондов регулируются значительным числом нормативных правовых актов.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления специальный - должностное лицо, обладающее статусом распорядителя соответствующих средств (руководитель и главный бухгалтер фонда или отделения фонда).

О понятиях группового (п. "а" ч. 2 ст. 285.2 УК) и совершенного в особо крупном размере (п. "б" ч. 2 ст. 285.2 УК) нецелевого расходования средств государственных внебюджетных фондов см. ст. 285.1.

Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК). Превышение должностных полномочий - это совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется тремя признаками:

1) общественно опасное деяние в форме действия, явно выходящего за пределы полномочий должностного лица;

2) общественно опасные последствия, указанные в законе идентично с должностным злоупотреблением;

3) причинная связь между действием и последствиями.

В отличие от злоупотребления должностными полномочиями, при превышении полномочий совершаемые действия не находятся в рамках компетенции виновного.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что его действия выходят за рамки предоставленных ему полномочий, предвидит неизбежность существенного нарушения правоохраняемых интересов в результате этого и желает наступления этих последствий. Косвенный умысел нехарактерен для данного преступления, поскольку, как указывается в законе, превышение носит явный характер. Следовательно, лицо не может не предвидеть именно неизбежности наступления указанных в законе последствий[6] .

Субъект преступления специальный - должностное лицо.

Квалифицированный вид превышения должностных полномочий предполагает совершение преступления лицом, занимающим государственную должность РФ или субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления.

Особо квалифицирующими признаками рассматриваемого преступления являются:

а) применение насилия или угроза его применения;

б) применение оружия или специальных средств;

в) причинение тяжких последствий (ч. 3 ст. 286 УК).

Присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК). Статья 288 УК устанавливает преступность и наказуемость следующих действий: присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица и совершение им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций.

С объективной стороны преступление характеризуется деянием в форме действия, наступившими общественно опасными последствиями и причинной связью между действием и последствиями. В законе не указывается конкретная форма присвоения полномочий - устно, с предъявлением фиктивных документов и т.п. Текстуально диспозиция ст. 288 УК сформулирована таким образом, что позволяет судить, будто виновный сначала присваивает полномочия, т.е. вводит окружающих в заблуждение относительно того, является ли он должностным лицом, а уже затем совершает действия, повлекшие указанные в законе последствия. Однако временной разрыв между присвоением звания должностного лица и использованием вытекающих из него должностных полномочий не всегда обязателен - фактическое совершение действий, которые может совершить только должностное лицо, и есть присвоение его полномочий[7] .

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что путем обмана присваивает себе полномочия должностного лица и на этой основе совершает общественно опасные действия вопреки интересам службы, предвидит неизбежность наступления в результате этих действий существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций и желает нарушить указанные интересы. Мотив и цель в законе не указаны, поэтому их наличие на квалификацию не влияет.

Субъект преступления специальный - государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами. Если лицо не является государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, оно не несет ответственности за это преступление.

Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК). Статья 289 УК предусматривает уголовную ответственность за учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме.

Объективная сторона рассматриваемого преступления альтернативно состоит из действий двух видов:

1) учреждение организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, - это совершение таких действий, как передача имущества, прав на интеллектуальную собственность (формирование уставного капитала), заключение учредительного договора, утверждение устава, государственная регистрация юридического лица. Виновный может быть как единственным учредителем организации, так и одним из соучредителей;

2) участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо - это деятельность в качестве члена органа управления организацией (совета директоров, правления и т.п.). Доверенное лицо, через которое виновный участвует в управлении организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность, несет ответственность за пособничество в незаконном участии в предпринимательской деятельности.

Предоставление льгот (таможенных, налоговых и т.п.) - это полное или частичное освобождение организации от публичного обременения. Предоставление преимуществ - это предпочтительная по сравнению с иными аналогичными организациями оценка ее деятельности при решении того или иного вопроса (при определении результатов конкурса на государственный подряд, аукциона и т.п.). Покровительство в иной форме охватывает собой все остальные, не связанные с предоставлением льгот и преимуществ виды незаконного способствования организации со стороны должностного лица (снабжение конфиденциальной информацией, упрощение процедуры получения лицензии и т.п.).

Состав преступления формальный, оно окончено в момент предоставления льготы, преимущества либо оказания покровительства в иной форме.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Вид умысла прямой: виновный осознает, что вопреки установленному федеральным законодательством запрету учредил либо принимает участие в управлении организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность, осознает, что в этой связи предоставляет ей преимущества, льготы или оказывает покровительство в иной форме, и желает действовать таким образом. Хотя в законе мотивы не указаны, рассматриваемое преступление, очевидно, совершается из корыстных побуждений.

Субъект преступления специальный - должностное лицо.

Взяточничество (ст. ст. 290 - 291 УК). Термин "взяточничество" в широком смысле этого слова объединяет собой два самостоятельных, но тесно связанных друг с другом состава преступления - получение взятки (ст. 290 УК) и дачу взятки (ст. 291 УК). Самостоятельными эти составы преступлений являются потому, что они совершаются разными субъектами, различно содержание объективной их стороны, наконец, потому, что возможна уголовная ответственность взяткополучателя при освобождении от нее взяткодателя. Вместе с тем получение взятки тесно связано с ее дачей, поскольку объективно не может состояться одно без другого[8] . В узком смысле слова термин "взяточничество" означает получение взятки, т.е. преступление, предусмотренное ст. 290 УК.

Получение взятки. Закон определяет это преступление как получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Объективная сторона преступления выражается в получении взятки лично или через посредника. Получение взятки - это ее фактическое принятие как самим должностным лицом, так и его родными и близкими с его согласия или если оно не возражало против этого (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе").

В ст. ст. 290, 291 УК указывается, что взятка может быть получена и дана через посредника. Посредником во взяточничестве является лицо, которое непосредственно получает или передает определенные ценности, заменяя тем самым взяткополучателя или взяткодателя. От указанных лиц посредник отличается тем, что действует не в своих интересах и не по своей инициативе.

Субъективная сторона получения взятки характеризуется прямым умыслом и корыстным мотивом. Виновный осознает, что незаконно получает деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоду имущественного характера за совершение или несовершение в интересах дающего (представляемых им лиц) каких-либо действий с использованием служебного положения, и желает получить указанное вознаграждение. Предметное содержание умысла при получении взятки носит несколько более сложный, чем обычно, характер.

Субъект преступления специальный - должностное лицо.

В ч. 2 ст. 290 УК содержится квалифицирующий признак рассматриваемого преступления: незаконность действий (бездействия), за которые получается взятка. В русском дореволюционном уголовном праве подобное деяние именовалось лихоимством. Действия (бездействие), о которых говорится в ч. 2 ст. 290 УК, могут быть преступными (совершение за взятку служебного подлога, злоупотребления полномочиями, вынесение заведомо незаконного приговора и т.п.) и непреступными, но противоправными с точки зрения иных отраслей законодательства. В обоих случаях они, так же как и в основном составе, находятся за рамками объективной стороны преступления - фактического их совершения не требуется.

Групповое получение взятки. Взятка считается полученной группой лиц по предварительному сговору, если в ее получении принимало участие несколько должностных лиц, достигших об этом предварительного соглашения. Преступление при этом окончено, когда часть взятки получена хотя бы одним должностным лицом. Однако для наличия рассматриваемого квалифицирующего признака требуется, чтобы на момент получения взятки предполагалось, что каждое должностное лицо совершит в интересах взяткодателя или представляемых им лиц какое-либо действие (бездействие) с использованием своего служебного положения. Не влияет на наличие этого признака незнание взяткодателя о том, что он передает взятку группе должностных лиц, а также размер причитающейся каждому из них суммы. По смыслу закона организованная группа создается для многократного получения взяток. Она характеризуется устойчивостью, более высокой степенью согласованности действий соучастников, распределением ролей, наличием организатора и руководителя. Поэтому в организованную группу взяткополучателей помимо должностных лиц могут входить лица, не являющиеся должностными; последние несут ответственность за получение взятки организованной группой со ссылкой на ст. 33 УК.

Вымогательство взятки - это требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий (бездействия), которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина.

Крупным размером взятки в соответствии с примечанием к ст. 290 УК признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 150 тыс. рублей. Если взятка в крупном размере получена частями, но эти действия представляли собой эпизоды одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки в крупном размере. И наоборот, если фактически получена сумма менее указанной в примечании к ст. 290 УК, но установлено, что умыслом взяткополучателя охватывалось получение взятки в крупном размере, содеянное им следует квалифицировать не по ч. 1 ст. 290 УК, а по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК

Дача взятки. Признаки дачи взятки указаны не только в ст. 291 УК, где преступным объявляется дача взятки должностному лицу лично или через посредника, но и в ст. 290 УК, где описывается предмет этого преступления и содержится законодательная характеристика действий (бездействия) должностного лица, за которые дается взятка.

Состав дачи взятки является формальным, это преступление окончено в момент получения взятки, когда хотя бы часть ее принята должностным лицом.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что дает взятку должностному лицу за совершение им действий (бездействия) по службе, и желает этого. Мотивы и цели на квалификацию не влияют.

Субъект преступления общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав этого преступления предполагает дачу взятки за совершение должностным лицом заведомо незаконных действий (ч. 2 ст. 291 УК).

Служебный подлог (ст. 292 УК). Предметом рассматриваемого преступления является официальный документ, т.е. письменный акт, удостоверяющий с соблюдением принятой формы и реквизитов (дата, наименование органа, номер, печать или бланк, подпись составившего лица и др.) определенные юридические факты и в силу этого способный порождать определенные правовые последствия. В большинстве случаев официальным является документ, выданный (составленный) государственным органом или органом местного самоуправления.

Объективная сторона служебного подлога выражена в одном из следующих действий:

1) внесение в официальные документы заведомо ложных сведений (интеллектуальный подлог) - предполагает изначальное составление документа, не соответствующего по содержанию действительности, ложного по существу. При этом сам документ полностью соответствует предъявляемым требованиям и не подвергается каким-либо изменениям;

2) внесение в официальные документы исправлений, искажающих их действительное содержание (материальный подлог) - предполагает изменение изначально подлинного документа путем удаления части сведений и (или) дополнения его сведениями, не соответствующими действительности, в результате чего искажается оценка всей содержащейся в документе информации. Способами материального подлога могут быть подчистка, пометка другим числом, вытравливание надписей и т.п.

Состав преступления является формальным, оно окончено в момент совершения одного из указанных выше действий. Фактического наступления общественно опасных последствий не требуется.

Субъективная сторона служебного подлога характеризуется прямым умыслом и наличием специального мотива. Виновный осознает, что, используя свое служебное положение, совершает подлог официального документа, и желает действовать таким образом. При этом он руководствуется корыстной или иной личной заинтересованностью.

Субъект преступления специальный - должностное лицо или государственный служащий, не являющийся должностным лицом, или служащий органа местного самоуправления, также не являющийся должностным лицом.

Халатность (ст. 293 УК). Халатность является единственным должностным преступлением, совершаемым по неосторожности. Уголовный закон определяет это преступление как неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба.

Объективная сторона халатности образована тремя признаками: 1) общественно опасным деянием в форме действия или бездействия; 2) общественно опасными последствиями в виде крупного ущерба; 3) причинной связью между деянием и последствиями.

Состав преступления материальный, оно окончено в момент наступления общественно опасных последствий. Если же должностное лицо и не выполняло возложенных на него обязанностей, но последствия не наступили в силу разных причин, состава рассматриваемого преступления не имеется.

Субъективная сторона халатности выражается в обоих видах неосторожности.

Субъект преступления специальный - должностное лицо.

В ч. 2 ст. 293 УК сформулирован квалифицированный состав халатности, который имеет место при неосторожном причинении таких последствий, как тяжкий вред здоровью или смерть человека.

В ч. 3 ст. 293 УК предусмотрен особо квалифицированный состав халатности, характеризуемый неосторожным причинением смерти.

Таким образом, должностное преступление – это общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти или должностными лицами благодаря занимаемому ими служебному положению и вопреки интересам службы и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда.


Глава 2. Правовое регулирование должностных преступлений

2.1 Общая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

Нормы гл. 30 УК посвящены установлению преступности и наказуемости деяний, которые представляют собой нарушения нормальной деятельности публичной власти в целом и ее органов. Эти нарушения совершаются "изнутри", т.е. самими субъектами властных полномочий, поэтому они обладают повышенной общественной опасностью.

Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностные преступления) - это предусмотренные гл. 30 УК общественно опасные деяния, совершаемые вопреки интересам публичной службы с использованием занимаемого виновным служебного положения и причиняющие либо создающие непосредственную угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан и организаций, общества и государства.

Видовым объектом преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления является совокупность общественных отношений, обеспечивающих правильную, т.е. соответствующую закону, деятельность властного публичного аппарата - органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а также органов управления в Вооруженных Силах, других войсках и иных воинских формированиях РФ.

В названии гл. 30 УК говорится о направленности этих преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Государственная служба - это профессиональная служебная деятельность граждан РФ по обеспечению исполнения полномочий РФ, федеральных государственных органов, субъектов РФ, государственных органов субъектов РФ, а также лиц, замещающих государственные должности РФ и государственные должности субъектов РФ. Выделяются следующие виды государственной службы: государственная гражданская служба, военная служба и правоохранительная служба.

Муниципальная служба - это профессиональная деятельность, которая осуществляется на постоянной основе на муниципальной должности, не являющейся выборной[9] . Служба в органах местного самоуправления - более широкое понятие, нежели муниципальная служба, поскольку она включает в себя деятельность выборных должностных лиц местного самоуправления и членов выборных органов местного самоуправления. И государственная служба, и служба в органах местного самоуправления являются самостоятельными, но близкими по своей юридической природе видами публичной службы. Посягательство на интересы публичной службы означает нарушение законности в деятельности ее институтов, т.е. государственных органов, органов местного самоуправления, органов управления в войсках и воинских формированиях, а также отдельных муниципальных или государственных служащих. Указание на направленность должностных преступлений против государственной власти следует понимать следующим образом: некоторые должностные лица не являются государственными или муниципальными служащими, следовательно, совершая соответствующее преступление, не посягают на интересы соответствующей службы, но посягают на законную деятельность властного публичного аппарата.

Предмет является обязательным признаком составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 285.1, 285.2, 290 - 292 УК, - бюджетные средства, средства государственных внебюджетных фондов, взятка, официальный документ.

С объективной стороны одни из рассматриваемых преступлений характеризуются действиями, другие - как действиями, так и бездействием. Только в форме действий могут совершаться нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285.1 УК), нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов (ст. 285.2 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК), присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК), получение взятки (ст. 290 УК), дача взятки (ст. 291 УК) и служебный подлог (ст. 292 УК). Такие преступления, как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287 УК) и халатность (ст. 293 УК), могут быть совершены и бездействием.

Характеризуя действие или бездействие как признак объективной стороны должностного преступления, необходимо отметить, что оно: а) совершается с использованием служебных полномочий либо благодаря занимаемому служебному положению; б) совершается вопреки интересам службы.

Основные составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 285.1, 285.2, 287, 289 - 292 УК, сконструированы по типу формальных, поэтому такие преступления являются оконченными в момент совершения указанных в законе деяний, вне зависимости от фактического наступления последствий. Составы остальных должностных преступлений материальные, т.е. они предусматривают в качестве обязательного признака общественно опасные последствия, чаще всего характеризуемые как существенное нарушение прав и охраняемых законом интересов личности, общества или государства. Соответственно обязательным признаком этих преступлений является причинная связь между нарушением (неисполнением) лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями.

С субъективной стороны все должностные преступления, кроме халатности, характеризуются умышленной формой вины. Преступления, предусмотренные ст. ст. 285, 292 УК, в качестве обязательного признака альтернативно предусматривают мотив совершения преступления - корыстная или иная личная заинтересованность. Корыстный мотив также характерен и для преступлений, предусмотренных ст. ст. 289, 290 УК, однако прямо в диспозициях соответствующих статей не назван.

В зависимости от специфики субъекта преступления, все преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления подразделяются на следующие виды:

1) преступления, совершаемые любыми лицами, отвечающими признакам общего субъекта, - ст. 291 УК;

2) преступления, совершаемые государственными служащими или служащими органов местного самоуправления (публичными служащими), которые не являются должностными лицами, - ст. 288 УК;

3) преступления, совершаемые должностными лицами, - ст. ст. 285 - 287, 289, 290, 293 УК;

4) преступления, совершаемые как должностными лицами, так и публичными служащими, которые не являются должностными лицами, - ст. 292 УК.

Должностные лица. Отечественное право не содержит единого понятия должностного лица. Поэтому лица, признаваемые должностными в соответствии, например, с административным или хозяйственным законодательством, могут не отвечать требованиям, предъявляемым к этой категории лиц законодательством уголовным

Уголовно-правовое понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК, из которого следует, что должностными лицами признаются три категории граждан: а) лица, осуществляющие функции представителя власти; б) лица, выполняющие организационно-распорядительные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ; в) лица, выполняющие административно-хозяйственные функции в тех же органах, учреждениях и формированиях.

Помимо классификации преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления в зависимости от специфики субъекта преступления, их можно подразделить на виды по непосредственному объекту:

1) преступления, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу обязанности должностных лиц и иных публичных служащих осуществлять свою профессиональную деятельность только в интересах службы, - ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 292 УК;

2) преступления, посягающие на общественные отношения, складывающиеся по поводу обязанности должностных лиц и иных публичных служащих осуществлять свою профессиональную деятельность компетентно и строго на основе закона, - ст. ст. 286, 288, 293 УК;

3) преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие реализацию принципа бюджетного финансирования служебной деятельности должностных лиц, - ст. ст. 289 - 291 УК;

4) преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционного принципа разделения властей, - ст. 287 УК.

Эта классификация в известной мере условна. Кроме того, она не совсем удобна для использования в учебно-методических целях. Поэтому составы преступлений, предусмотренных гл. 30 УК, в учебнике анализируются в том порядке, в каком они расположены в законе.

Таким образом, под использованием служебных полномочий вопреки интересам службы понимаются действия, которые совершаются должностным лицом в пределах своей компетенции, но по своему содержанию заведомо противоречат целям и задачам, ради достижения которых функционирует соответствующий орган. Использование служебных полномочий вопреки интересам службы может совершаться как путем активного поведения, так и путем бездействия.

2.2 Проблема квалификации преступлений, совершаемых с использованием служебного положения

К сложным вопросам квалификации служебных преступлений, в том числе злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ), относится вопрос о содержании понятия использования служебного положения. Это понятие как в юридической литературе, так и в судебной практике трактуется неодинаково.

Существует два взгляда на данное понятие. Узкое понимание использования служебного положения состоит во включении в его содержание действия или бездействия, совершаемого только в рамках служебной компетенции, в пределах прав и обязанностей лица[10] . Согласно широкой трактовке, сторонниками которой являемся и мы, использование служебного положения включает совершение деяний: 1) в пределах служебных полномочий лица; 2) непосредственно не связанных с обязанностями лица по службе, а основанных на его авторитете, связях; 3) выходящих за пределы его служебных полномочий.

Третий вид использования служебного положения представляет собой превышение служебных полномочий. Такого же мнения придерживается Ю.А. Красиков, утверждающий, что использование лицом своего служебного положения при нарушении неприкосновенности жилища будет иметь место в случае, если лица «вторгаются в чужое жилище, не имея на то никакого права, поскольку это не входит в их полномочия (например, комендант общежития производит обыск, осмотр, выемку...».

Данный вывод имеет принципиальное значение. По нашим подсчетам, УК РФ предусматривает 34 преступления, где использование лицом служебного положения является признаком основного либо квалифицированного состава. Понятно, что объем репрессии зависит от содержания понятия «использование служебного положения». Он меньше в случае широкой трактовки использования служебного положения, поскольку ответственность для виновного наступит за одно преступление, а не за их совокупность.

В УК РФ отдельной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за превышение полномочий по службе лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, нет. Некоторые ученые считают, что превышение служебных полномочий такими лицами является «частным случаем злоупотребления полномочиями и отсутствие в законе специальной нормы не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности по статье УК, предусматривающей норму общего характера, каковой... является ст. 201 УК»[11] .

Другая позиция состоит в том, что превышение полномочий управленцами УК РФ не рассматривается как преступление[12] . В данной полемике вторая позиция предпочтительнее.

Превышение служебных полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации, в действующем УК РФ криминализированы двумя способами: в виде самостоятельного состава преступления, например, превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК РФ) и в виде квалифицированного состава преступления, например, нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина лицом с использованием своего служебного положения (ч, 2 ст. 136 УК РФ), нарушения неприкосновенности частной жизни лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 137 УК РФ) и др. Столь же дискуссионным видится вопрос о круге субъектов, использующих такое положение.

В 30 из 34 составов преступлений, включающих признак использования служебного положения, упоминается лицо без его конкретизации, в остальных четырех случаях (ст. 149, 169, 170 и 188УК РФ) говорится об использовании служебного положения должностным лицом.

В науке уголовного права круг лиц, использующих свое служебное положение, определяется по-разному.

В ст. 159 УК РФ «под использованием служебного положения понимаются действия лица в пределах своих служебных полномочий». Лицами с использованием своего служебного положения применительно к составу, предусмотренному ст. 174.1 УК, «могут быть: 1) должностное лицо; 2) государственный служащий или служащий органов местного самоуправления, не относящийся к числу должностных лиц; 3) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (п. 23... постановления Пленума)». Раскрывая понятие лица, использующего свое служебное положение, применительно к ч. 2 ст. 137 УК, Г.Н. Борзенков пишет, что этим лицом может быть «должностное лицо либо служащий государственного или муниципального учреждения, использующий для совершения преступления свое служебное положение».

Учеными используются разные понятия при характеристике рассматриваемого субъекта: полномочия, положение, должностное, служебное, государственный служащий или служащий органов местного самоуправления, служащий государственного или муниципального учреждения. Понятия «государственный и муниципальный служащий», а также «служащий государственного или муниципального учреждения» — неравнозначные.

Согласно ст. 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. «О системе государственной службы в Российской Федерации» государственные служащие делятся на служащих федеральных и служащих субъекта Российской Федерации. Федеральный государственный служащий — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета. Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации может получать денежное содержание (вознаграждение) также за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с Федеральным законом от 2 марта 2007 г. «О муниципальной службе в Российской Федерации» муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное содержание, выплачиваемое за счет средств местного бюджета".

Служащие государственных и муниципальных учреждений не являются государственными и муниципальными служащими, поскольку в государственных и муниципальных учреждениях не осуществляется государственная или муниципальная служба. Аналогично сказанному служащий государственного или муниципального предприятия не относится к государственным и муниципальным служащим.

Таким образом, служащий является собирательным понятием, охватывающим следующие виды: 1) государственный и муниципальный служащий; 2) служащий государственного и муниципального учреждения; 3) служащий коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением. И по отношению к каждому из видов служащих признак использования служебное положения имеет свое собственное содержание.

Неединообразна и судебная практика. Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» под лицом, использующим свое служебное положение, понимаются должностные лица, а также лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой и иной организации. Пленум Верховного Суда РФ рекомендует «обратить внимание судов на то, что в случаях, когда виновным в совершении экологического преступления признается должностное лицо государственного предприятия, учреждения, организации или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, оно должно нести ответственность по соответствующей статье за совершение экологического преступления, а при наличии в действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями или полномочиями лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, несет также ответственность соответственно по статьям 285 и 201 УК РФ. При этом необходимо учитывать, что статьями 256, 258 и 260 УК РФ специально предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения. Исходя из этого, содеянное следует квалифицировать только по указанным нормам об экологических преступлениях без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой и иной организации».

В другом постановлении Пленум Верховного Суда РФ рассматриваемое понятие дополняет третьей фигурой — служащим. В п. 23 постановления от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» суд говорит, что «под лицами, использующими свое служебное положение (пункт «б» части 3 статьи 174 и -пункт «б» части 3 статьи 174 УК РФ), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях»".

Иначе раскрывается понятие лица, использующего служебное положение, в постановлении от 26 апреля 2007 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушениях авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака». Здесь Пленум Верховного Суда РФ говорит: «По пункту «г» части 3 статьи 146 УК РФ подлежит уголовной ответственности лицо, использующее для совершения преступления служебное положение. Им может быть как должностное лицо, обладающее признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, так и государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, а также иное лицо, отвечающее требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ...» Аналогичное понимание анализируемого субъекта преступления дает Пленум Верховного Суда РФ в п. 24 постановления от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ дает три варианта понимания анализируемого субъекта. Общим в них является отнесение к исследуемому субъекту двух фигур: должностного лица и лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Такое решение вопроса основано на объективных факторах, поскольку степень общественной опасности содеянного, несомненно, повышается, когда виновный при совершении преступления использует возможности своего служебного положения. В этой трактовке субъекта, использующего служебное положение, можно отметить единодушие, как судей, так и ученых, что является в определенной степени свидетельством истинности вывода.

Трактовка третьей фигуры в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» является наиболее приемлемой.

Такое решение соответствует и принципу равной ответственности виновных лиц, поскольку повышенная уголовная ответственность наступает для всех служащих.

Таким образом, служебные полномочия, имеющиеся у лица благодаря его службе, служебному авторитету, не только способны, но и на, самом деле повышают общественную опасность совершаемого преступления.


Заключение

законодательство должностной преступление

Наше государство всеми средствами борется с нарушениями, которые наносят ущерб правильной деятельности государственных и общественных учреждений, предприятий, независимо от их форм собственности.

Общественно опасное действие или бездействие в должностном преступлении должно находиться либо в непосредственной деятельности со служебной компенсацией должностного лица, либо выполняемых или определенных функций в сфере служебной деятельности, либо совершатся хотя и вне служебной деятельности, но с использованием и исключительно благодаря служебному положению.

Субъективная сторона данных составов заключается, как указано в законе, выражается только в умышленном совершении преступления.

В правильной юридической оценке совершенного преступления (квалификации) заинтересованы, как правило, все участники уголовного процесса. Преступник (если он раскаялся в совершении преступления, и ожидает справедливого наказания); жертва преступления (потерпевший), адвокат защищающий интересы обвиняемого или потерпевшего; судья, постановляющий обоснованный приговор; прокурор, призванный обеспечить соблюдение законности.

Наиболее опасные посягательства, которые наносят ущерб правильной деятельности государственных органов и общественных организаций, предприятий и учреждений не зависимо от их форм собственности считаются должностные преступления.

Прежде всего, на тенденцию роста преступления влияют многие причины и условия. Наиболее важнейшими из них являются несовершенная правовая база, неблагоприятная политическая и экономическая обстановка и ситуация в России приводят к тому, что различного уровня должностные лица государственного аппарата, которые признаны стоять на страже и соблюдения закона – сами нарушают законодательство и совершают различные преступления связанные с занимаемой ими должности или служебным положением. Даже самые незначительные противозаконные деяния должностных лиц порождают нежелательные последствия, например, хотя это и стало самым распространенным последствием, неверие народа в государственную власть, органов милиции и других государственных организаций. Наше законодательство должно пройти еще долгий путь до своего совершенства.


Список используемой литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 (с последними поправками от 30 декабря 2008 №7 ФКЗ).

2. Уголовный Кодекс РФ от 13 июня 1996 №63- ФЗ (с последними изменениями от 29 декабря 2009).

3. Федеральный Закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 года №79 – ФЗ (с последними изменениями от 14 февраля 2010).

Литература

1. Долгих Д.Г., Регулирование уголовной ответственности за служебные преступления: исторический анализ Российского законодательства. // История государства и права. – 2009. – №1.

2. Дуюнов В.К., Уголовное право России. Общая и особенная часть. – М.: «Риор», 2009.

3. Иногамова-Хегай Л., Черебедов С., Квалификация преступлений, совершенных с использованием служебного положения. // Уголовное право. – 2008. – №4.

4. Кадников Н.Г., Уголовное право. Общая и особенная части. – М.: Городец, 2006.

5. Козаченко И.Я., Уголовное право. Особенная часть. – М.: Норма, 2008.

6. Макаров С.Д., Квалификация взяточничества и коммерческого подкупа по объективным признакам. // Уголовный процесс. – 2008. – №9

7. Наумов А. В. Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 2. Особенная часть. — М.: Юридическая литература, 2004.

8. Рарога А.И., Уголовное право РФ. Особенная часть. – М., «Юристъ», 2003.

9. Российское законодательство Х – ХХ в.в. Т.1. / Под ред. О. И. Чистякова. — М.: Высшее образование, 1984.

10. Сверчков В.В., Уголовное права. Особенная часть. – М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009.

11. Свинарева Е.А., Институт соучастия в должностных преступлениях в российском уголовном праве: традиции и современность. // Государство и права. – 2009. – №6.

12. Шнитенков А.В., Незаконная выдача паспорта гражданина РФ. Комментарий к статье 292.2 УК РФ // Уголовный процесс. – 2008. – №9.


[1] См.: Ковалева Н.М. Понятие должностного лица по российс-кому уголовному праву. – Ставрополь – 2001 – С. 4.

2 См.: Исаева Т.С. Основные памятники русского права: Учеб-ное пособие. – Владивосток – 1974 – С.5 8.

[2] См Колоколов Г.Е. Уголовное право. Особенная часть. Лекции. – М. – 1899 – С. 438 — 439.

[3] См.: Жиряев А.О. Стечение нескольких преступников при одном и том же преступлении. – Дерпт – 1850 – С. 37-37

[4] См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции.Часть общая. Том 1 – Спб – 1902 – С. 392

[5] См.: Познышев С. Основные начала науки уголовного права – М. – 1912 – С.380

[6] см.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ/Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М.: НОРМА -1996 - С. 665

[7] См.: Егорова Н. Присвоение полномочий должностного лица // Российская юстиция.- 1999 - N 6. - С. 46.

[8] См.: Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество. - М. - 1957 – С. 45

[9] См.: Федеральный закон от 8 января 1998 г. "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации".

[10] См.: Кириченко В.Ф. Виды должностных преступлений по советскому уголовному праву. – М – 1959

[11] См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления – СПб – 2005 – С. 257-258

[12] См.: Изосимов С.В., Кузнецов А.П. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях – Н.Новгород – 2001 – С. 18

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий