регистрация / вход

Источники римского права

Исторические системы развития римского права: квиритского, преторского и народов. Обычное право, законы, сенатусконсульты, конституции императоров, эдикты магистратов, ответы юристов как источники римского законодательства. Понятие кодификации Юстиниана.

Содержание

Введение

1. Исторические системы развития римского права

1.1 Квиритское право

1.2 Преторское право

1.3 Право народов

2. Источники римского права

2.1 Обычное право. Закон

2.2 Ответы юристов

2.3 Сенатусконсульты. Конституции

2.4 Эдикты

3. Кодификация римского права. Кодексы

4. Кодификация Юстиниана

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Римское право – это система права, сложившаяся в наиболее развитом государстве древнего мира – Древнем Риме, и ставшая основной для правовых систем большинства современных европейских государств. На всем протяжении истории общества не встречается другой системы частного права, достигшей такой детализации и столь высокого уровня юридической формы и юридической техники, как римское частное право. Римское частное право является предельным выражением индивидуализма и наибольшей свободы правового самоопределения имущих слоев свободного населения. К началу нашей эры уже давно исчезли пережитки первобытно-общинного строя, проявления семейной общности имущества. В центре частного права стоит единоличный субъект собственности, самостоятельно выступающий в обороте и единолично несущий ответственность за свои действия. Индивидуализм в римском частном праве — это индивидуализм домохозяина, рабовладельца, ведущего хозяйство и сталкивающегося на рынке с другими такими же хозяевами. Последовательное проведение этих начал, имеющих огромную ценность для господствующего класса общества, основанного на эксплуатации, сочеталось в Риме с находящейся на весьма высоком уровне формой выражения юридических норм. Точность формулировок, ясность построения и аргументации и глубокая жизненность, конкретность и практичность права и вместе с тем полное соответствие всех юридических выводов интересам господствующего класса — все это является отличительными признаками частного римского права. Недаром многие римские юридические выражения и формулы перешли в века. Цель данной работы – выявить источники познания римского права. Для ее достижения необходимо решить следующие задачи: ознакомиться с понятием римского частного права, изучить его исторические системы, определить виды источников частного права, рассмотреть проект кодификации римского права.


1. Исторические системы развития римского права

Рим был государством рабовладельческим. Классу рабовладельцев противостоял класс рабов. Раб был вещью, находившейся в собственности господина, и никаких прав не имел. Права предоставлялись лишь свободным людям, и одной из основных задач римского частного права являлось закрепление за рабовладельцами неограниченной возможности эксплуатировать рабов. Коренное противоположение свободных и рабов, бесправие рабов являлось важнейшим принципом римского частного права, проходящим через всю историю. В силу особенностей исторического развития к I– IV вв. н. э. в составе римского права можно различать отдельные системы, которые возникли не одновременно, а складывались последовательно одна за другой.

1.1 Квиритское право

Древнейшее римское право называлось квиритским по имени древнейшего племени квиритов. Это название оставило свой след в древнейших сделках, в формальных оборотах языка, особенно там, где дело шло о праве собственника на вещи. Эта система права позднее получила название цивильного пpaвa, подчеркивающее строго национальный характер права римских граждан, права государства-города. Законодательство XII таблиц и последующие законы определяли подробно порядки охраны, а также прижизненных и посмертных распоряжений важнейшими объектами квиритской собственности.

Цивильным правом в тесном смысле считалась закрепленная законами узко национальная система частного права. В более широком смысле цивильное право обнимало также все разъяснения и комментарии к цивильным законам, дававшиеся римскими юристами применительно к системе изложения в XIIтаблицах. К концу республики существовало несколько таких комментариев. Для юристов эпохи принципата и домината было одновременно и совокупностью норм действующего права и наукой права; большая часть старых законов была даже заслонена учениями и толкованиями юристов. В законодательство империи квиритское право вошло в качестве древнейшей части римского права.

1.2 Преторское право

Наряду с этой системой цивильного права постепенно сложилась другая система права — право преторское. Эта система права была вызвана к жизни развитием экономики, ростом рабовладения, сосредоточением в руках господствующей верхушки рабовладельческого класса торгового и ростовщического капитала и крупной земельной собственности.

Цивильное право применялось только к римским гражданам. С развитием производства и обмена, с расширением торгового оборота, стало необходимым признать основные частные права (право собственности, право заключения договоров и т. д.) и за не-римлянами. На этой почве и сложилась система права, получившая название право народов.

1.3 Право народов

Цивильное право противополагалось не только преторскому праву, но также еще одной системе — праву народов. Эта система представляет самое оригинальное явление в римском праве.

В итоге исторического развития эта система включила в себя разные элементы. К понятию права народов относилось древнее право, регулировавшее договоры римлян с иностранными общинами по установлению взаимного права вступления в брак и права торговли. Затем к нему относилось обычное право, применявшееся в практике торговых отношений и имевшее общий характер благодаря племенному родству и тесным экономическим связям членов латинского союза, например, свободные от формализма сделки обмена. Наконец, с распространением римского господства на провинции право народов заимствовало торговые институты различных частей империи.

Право народов становится синонимом универсального права, противопоставляемого, с одной стороны, цивильному праву, а с другой — национальным правам народов, участвующих в римском товарообороте. Поскольку нормы права народов применялись римским претором в Риме, оно остается римским правом. Право народов соответствовало сложной стадии организации обмена товаров в самых разнообразных отношениях. В противоположность цивильному праву, строго формальному и малоподвижному, право народов лучше и быстрее приспосабливается к развивающимся потребностям. Свободное от традиций глубокой старины, выросшее на базисе экономических, в частности, торговых отношений, в которых участвовали и римляне и представители других народностей, право народов является правом универсальным в том смысле, что оно применяется ко всем участникам торгового оборота, независимо от их гражданства. К концу III в. н. э. различие между цивильным и преторским правом практически исчезло.


2. Источники римского права

2.1 Обычное право. Закон

Источники римского права – это формы закрепления и выражения правовых норм, имеющие обязательное значение. Римскому праву известны следующие виды источников: обычное право, законы, сенатусконсульты, конституции императоров, эдикты магистратов, ответы юристов.

Обычное право – совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, однако не зафиксированных в каком-либо формальном акте.

С установлением римского мирового господства в новых условиях правовой жизни обычай стал выполнять новые задачи – именно, функцию отмены и преодоления явно устаревших норм цивильного, квиритского права. В эпоху принципиата значение обычая, как живого источника права, с большой силой разработано и отмечено Юлианом. Он признавал за ним такую же силу и такое же основание, как и за законом. Законы представляли собой решения народных собраний какого-либо вида (куриатного, трибутного, центуриатного).

При издании закона магистрат, имевший право созывать народное собрание, разрабатывал проект, который затем принимался комициями целиком без обсуждения. После этого сенат одобрял этот закон. Формулировка принятых законов распадалась на три части: надпись, указывавшая имена инициаторов закона, вид народного собрания и обстоятельства, вызывавшие издание закона; содержание самого закона; санкция, которая содержала гарантии соблюдения закона.


2.2 Ответы юристов

Ответы юристов представляли собой мнения их по тому или иному вопросу применения права. Данными мнениями часто пользовались в судах для подкрепления своих позиций.

Римская юриспруденция ведет свое начало от практической деятельности юристов республиканского периода. Развивавшаяся экономика и усложнение форм оборота предъявляли новые разнообразные запросы, требовавшие точной формулировки прав рабовладельцев. Рядом с этим противоречия интересов крупных землевладельцев и богачей-ростовщиков на почве различия применявшихся теми и другими методов эксплуатации крестьян и других малоимущих слоев населения, в частности — провинциалов, в свою очередь, делало необходимой помощь юристов в целях наилучшего урегулирования возникавших вопросов.

Юристы, являвшиеся представителями класса рабовладельцев, с успехом разрешали ставившиеся им жизнью задачи: закрепление прав собственника, выработку форм договоров и т. п.

В республиканский период их деятельность имела практический характер и выражалась в редактировании формальных актов, в руководстве ведением судебных дел, в даче советов. По дошедшим до нас отрывкам сочинений республиканских юристом и ссылкам на них позднейших юристов следует признать, что уже тогда юридическая техника достигла довольно высокого уровня. Деятельность старых республиканских юристов выражалась, прежде всего, в толковании права.

Задачи, стоявшие перед юристами классической эпохи, отличались большой сложностью. Классовые противоречия все больше углублялись и обострялись, восстания рабов приняли такие формы и размеры, что весь рабовладельческий строй оказывался в опасности, и требовались чрезвычайные меры для обеспечения господства верхушки рабовладельческого класса. Беспрерывно росли и противоречия между различными группировками свободного населения. С другой стороны, рост государственной территории, расширение торгового оборота, развитие и усложнение всех хозяйственных отношений вызывали необходимость соответствующих изменений правовой надстройки. Необходимо было проявить гибкость и разрешать вновь возникающие вопросы в интересах господствующего класса, в первую очередь — в целях закрепления неограниченного права собственности рабовладельцев на рабов и права собственности на землю.

Классические юристы успешно справились со стоявшими перед ними задачами. Верные своему практическому направлению, они в своих кратких и весьма четких решениях отдельных казусов удовлетворяли новые запросы жизни в соответствии с интересами господствующего класса. При этом нередко наблюдалось, что, устанавливая по существу новые принципы, римские юристы приурочивали их к старым понятиям и подкрепляли ссылкой на авторитет старых юристов: в этом сказывался присущий римским юристам консерватизм. Но, наряду с этим, в их деятельности, и, прежде всего, в толковании закона определенно сказывалось и прогрессивное начало.

Классические юристы не отходили, однако, без нужды от грамматически-словесного толкования. При отсутствии в словах закона или сделки какой-либо двусмысленности недопустимо особо ставить вопрос о воле. Отходя от старого, строго цивильного права, новое толкование направилось в сторону искания справедливого и доброго.

Новое толкование опиралось на зачатки тогдашней науки. Рето-рическая теория толкования права к концу республики вошла в систему обучения, достигла зрелости и оказала глубокое влияние на римскую юриспруденцию. Она примыкала к аристотелевской науке и ставила себе целью научить своих учеников возможно логичному толкованию. Реторическая теория энергично протестовала против старого формализма и буквального толкования, из которого проистекало, что высочайшее право становилось глубочайшей несправедливостью. В спорных случаях теория внушала искать настоящей воли законодателя, выявлять те цели, которые преследовал законодатель, в юридических же сделках цели, которые ставили себе договаривающиеся стороны.

2.3 Сенатусконсульты. Конституции

Сенатусконсульты приобретают значение источника права со II в. н. э. Сенатусконсульты назывались по имени лица, которое было их инициатором, и в них часто устанавливались нормы частного права или какие-либо общие положения, позволявшие влиять на преторские эдикты. В сенатусконсультах нередко давались лишь общие принципиальные положения, а затем предоставлялось преторам указать в эдикте средства их практического осуществления, так что некоторые сенатусконсульты можно назвать неоформленными законами. Сенатские законы назывались так же, как и законы в юридическом обиходе, по имени или прозванию тех лиц, кто их предложил.

Указы (конституции) появились после 27 г. до н. э., с введением принципиата. Конституции издавались в четырех основных формах: а) эдикты – общие распоряжения (по названию продолжавшие практику республиканских магистратов, но существенно отличавшиеся от эдиктов магистратов, поскольку императорские эдикты содержали не программу деятельности, а постановления, обязательные для всех должностных лиц и населения); б) декреты — решения по судебным делам; в) рескрипты — ответы на поступавшие к императорам вопросы; г) мандаты — инструкции чиновникам по административным и судебным вопросам.

2.4 Эдикты

римский право конституция магистрат кодификация

Из этих четырех форм в период домината мандаты выходят из употребления; декреты и рескрипты имеют силу только по конкретным делам, в связи с которыми они даны, и, таким образом, основной формой закона является императорский эдикт. Эдикты магистратов – специальные акты, в которых должностное лицо излагало принципы своей деятельности или решения по каким-либо вопросам.

При вступлении в должность магистрат издавал эдикт, в котором объявлял программу своей деятельности, обязательную для него на время его службы. Особенно большое значение получили эдикты преторов (содержавшие указания, при каких обстоятельствах будет даваться судебная защита).

Эдикты преторов послужили источником образования особой системы преторского права. В эпоху принципата за преторами сохранялось прежнее право издавать эдикты. По-прежнему эдикт ставится наравне с цивильным правом. Однако независимое положение преторов и самостоятельное осуществление ими своей власти не согласовались больше с новыми формами государственного устройства. Издание преторами своих эдиктов формально не прекратилось, но они не могли вступать в конфликт с императорской властью. Подчиненные сенату преторы потеряли всякую инициативу. Сенат обычно предписывал преторам проводить свои постановления (выносившиеся под сильным влиянием императоров), и те послушно предоставляли специальные иски. Вводилось уже мало нового в эдикты предшественников, а новые статьи добавлялись только по предложениям сената или особо влиятельных юристов. Конечно, в начале принципата таково же было влияние и императора, но усиление императорской юрисдикции пока было направлено на содействие преторскому формулярному процессу, который номинально остался неприкосновенным.


3. Кодификация римского права. Кодексы

Большой объем не систематизированного законодательства выявил потребность в кодификации римского права. Вначале были попытки частных лиц систематизировать императорские конституции.

Дальнейшее развитие преторской деятельности формально потеряло свое основание, когда при Адриане, в целях закрепления отдельных постановлений преторского права, юристу Сальвию Юлиану было поручено собрать, пересмотреть и привести в порядок накопившиеся к тому времени материалы постоянного эдикта (125-138 гг. н.э.). Содержание прежних эдиктов в совокупности было окончательно зафиксировано. Другими словами, была произведена кодификация преторского права. Правда, эдикт не был признан законом, но, по предложению императора, особый сенатусконсульт объявил его неизменяемым; право делать прибавления и дополнения было оставлено лишь за императором. Последний, с момента редактирования эдикта, заменил живой голос цивильного права. Преторы продолжали выставлять эдикт в Риме и в провинциях, но только в окончательной редакции Юлиана. Юлиановская редакция эдикта не сохранилась, однако благодаря вызванным кодификацией эдикта и в основном дошедшим до нас обширным комментариям Гая, Ульпиана и Павла стало возможным восстановить и текст, и расположение содержавшихся в эдикте постановлений и формул. Существование комментария Гая также к провинциальному эдикту заставляет предполагать, что Юлиан кодифицировал не только эдикт городских преторов, но и эдикт провинциальных правителей. Эдикт же преторов перегринов остался, по-видимому, вне кодификаций. Если источники совершенно определенно говорят об одном эдикте, то это происходит в силу уравнения в 212 г. н.э. юридического положения свободных обитателей Римской империи, для которых другие эдикты потеряли всякое значение. Эдикт распадался на определенное число титулов небольшого объема с заглавиями и охватывал две части. В главной части были опубликованы отдельные моменты и пункты исков, в дополнительной — приведены типовые формуляры исков. В эдикте не соблюдалось особой системы, так как содержание его складывалось исторически, в течение веков, и обусловливалось практическими соображениями и историческими случайностями. Содержание эдикта вытекало при республике из компетенции судебных магистратов и устанавливалось ими по соображениям современной политики правящего класса.

Многочисленность и разбросанность императорских конституций вызвали потребность их объединения. Последовавшее в конце IIIв. разделение империи на две половины придало задаче такого собрания и политическое значение. Оно назначено было служить символом единства права, при политическом разделении государственного аппарата. Инициатива по кодификации конституций, однако, не была взята на себя правительством. Кодификация была произведена частными лицами.

Между цивильным и преторским правом имело место живое взаимодействие; некоторые правила цивильного права воспроизводились в эдикте, и обратно, достижения преторского права переходили в область цивильного. Императорские конституции и рескрипты, развивая цивильное право, шли иногда путем заимствований из эдикта. Процесс такого взаимодействия захватывал различные институты права. В некоторых областях права на почве преторского эдикта сложились целые новые институты. Так, рядом с квиритской собственностью возникла так называемая бонитарная, наряду с цивильным наследником стал преторский владелец наследства. В других институтах благодаря преторскому эдикту преобразовывалось содержание институтов цивильного права.

Многочисленность и разбросанность императорских конституций вызвали потребность их объединения. Последовавшее в конце III в. разделение империи на две половины придало задаче такого собрания и политическое значение. Оно назначено было служить символом единства права, при политическом разделении государственного аппарата. Инициатива по кодификации конституций, однако, не была взята на себя правительством. Кодификация была произведена частными лицами.

В конце III в. был выпущен Грегорианский кодекс, названный так по имени автора, Грегориана. Он собрал конституции, начиная с Адриана и кончая современными ему. В подлинном виде этот кодекс не сохранился, но в значительной части вошел в ряд других памятников. Оригинальной системы составитель не выработал и из 19 книг, на которые распадается этот кодекс, в 13 книгах следовал системе преторского эдикта последней редакции. Книги делились на титулы с предметными рубриками; но материал размещался неравномерно и пестро. В пределах титулов конституции приведены в хронологическом порядке с указанием адресатов и времени издания. В 14-й и следующих книгах трактовались уголовное право и процесс. Принятое к практическому применению собрание Грегориана пользовалось официальным признанием и авторитетом в последующие два века, пока его не отменил Кодекс Юстиниана.

Дополнением к первому собранию явился после 295 г. второй кодекс, названный Гермогенианским кодексом по имени составителя Гермогениана. Он трижды пересматривался составителем, который подверг большинство конституций тщательной редакции. Всего было собрано 120 конституций, разделенных по содержанию на 69 титулов, без объединения в книги. Система и расположение титулов этого кодекса не могут быть восстановлены.

Первым официальным собранием конституций был кодекс Феодосия. Восточно-римский император Феодосий IIили, вернее, его правительство, имел широкие кодификационные планы — опубликовать сборник императорских конституций с включением произведений классиков. Обширность программы затормозила это предприятие, и в конце концов были собраны только императорские конституции. Кодекс был переслан в Рим и принят соправителем Феодосия II, Валентинианом III. Несмотря на то, что кодекс был составлен на Востоке, он имел на Западе, в Галлии, более продолжительное влияние и применялся там даже тогда, когда был отменен на Востоке Кодексом Юстиниана. Кодекс Феодосия сохранился в многочисленных рукописях и переиздавался как в средние века, так и в новое время. Кодекс распадается на 16 книг, разделенных по предметным титулам.

В кодексе Феодосия получили отражение изменения, которые произошли в государственной и частно-правовой сфере рабовладельческого государства. Открытый абсолютизм монархии восточного типа был ярко отражен в общественной и служебной иерархии. Потрясения, вызванные революцией III в. в экономике и праве, заставили пересмотреть ряд вопросов частного права, связанных с землевладением, и т. п. В частности, следует отметить процесс закрепощения, начиная со свободного прежде колона и кончая высшими сословиями.


4. Кодификация Юстиниана

Устремления юстиниановского периода были направлены на осуществление грандиозной и непосильной задачи восстановления единства Римской империи. К этой цели сводилась политика и в области законодательства.

Законодательная политика ставила задачей из двух потоков памятников прошлого — императорских законов и работ классических юристов — создать свод законов, пригодных для применения в новых политических и экономических условиях. Для того чтобы старые источники права превратить в живые источники нового права, нужно было создать из хаоса текстов, законов, конституций одно стройное целое. Перед юристами была поставлена еще задача использовать все, что дало развитие права за три столетия, прошедшие между классическим периодом и этой эпохой, т. е. отразить изменения, которые претерпело римское право при пересадке его с Запада на Восток, под греческими, восточными и христианскими влияниями, а также и тех изменений, которые происходили на Востоке под влиянием западной послеклассической литературы. Таким образом, свод законов Юстиниана является в основном компиляцией из существовавших до того источников, но многократно преобразованных, переделенных и обобщенных. Кодификация Юстиниана отличается от предыдущих кодификаций несравненно большим размахом и более высокой творческой силой. В ней обнаруживается не только более широкая основа источников и более обильное их использование, но и гораздо более тщательная обработка избранных текстов.

Предыдущие своды были сборниками только императорских законов; вопрос о собирании материалов работ классических юристов, поставленный при Феодосии II, не был реализован. Предварительные сборники и хрестоматии были плодом работ и знаний беритской и константинопольской правовых школ, где еще в V в. н.э. укрепилось изучение римского права. Преподаватели стремились приспособить классические труды к новому порядку вещей, установленному абсолютной монархией. Эти-то труды и были использованы в кодификации Юстиниана. Кодификация имеет много недостатков, особенно в самой технике законодательства, но имеются и положительные стороны, в частности, в области некоторых нововведений.

Характерно было стремление соединить разнообразные ветви римского права и удалить отжившие институты. В иных случаях ясно видны попытки придать новое содержание перешедшим от прошлого правовым понятиям и институтам и таким путем сохранить их жизненность. Новый законодательный труд стремился быть продолжением развития классического права и устранить недостатки его, выступавшие до того времени в трудах юристов и императорских конституциях. Составители уделяли внимание новым правовым воззрениям; в результате этого римское частное право сделалось более пригодным для восприятия его в дальнейшем новыми народами.

Руководство кодификационными работами было возложено на Трибониана. Юстиниан назначил 13 февраля 528 г. комиссию из десяти членов, с участием Трибониана и константинопольского преподавателя права Теофила; этой комиссии было поручено составить в первую очередь свод конституций. Три прежних собрания облегчили работу комиссии, и 7 апреля 529 г. собрание конституций было опубликовано как Кодекс Юстиниана и вместе с тем было запрещено пользоваться старыми собраниями.

Пока шли работы по кодификации конституций, целый ряд спорных вопросов, разделявших старых юристов и вызвавших закон о цитировании, был решен в 529 г. путем отдельных императорских конституций. Было еще издано свыше 200 законов для преобразования старого права, причем некоторые институты были совсем устранены, другие реформированы.

Кодификация юридической литературы была возложена 15 декабря 530 г. на комиссию из семнадцати членов под председательством Трибониана с участием Теофила и беритского профессора Дорофея. Закон о цитировании не связывал комиссии. Компиляторы должны были из громадной массы правовой литературы выбирать самое необходимое и обработать для свода законов. Сокращения, добавления и изменения старых текстов были прямо предписаны, с предоставлением компиляторам свободы действий в этом отношении. Этим правом весьма часто пользовались, и множество текстов было "улучшено", как хвастливо уверяет император. Изменения, или, как их называли, "улучшения", касались не только отдельных технических выражений, относящихся к устаревшим правоотношениям и заменявшихся терминами действующего права, но и целые фразы и части фраз вычеркивались, другие переделывались и вводились новые. Многие из этих изменений открыты и стали известны под названием интерполяции. Работа по обнаружению интерполяций ведется и до настоящего времени. От интерполяций следует отличать глоссы, т. е. объяснения непонятных слов и терминов переписчиками и читателями, попадавшие в самые тексты в рукописях и до компиляторов. Собраны были сочинения 39 юристов, неполный список которых приложен к старейшей рукописи. План производства выборки из сочинений юристов был установлен наперед. Материал разделен на 50 книг, которые, кроме 30-32 книг, распадаются на титулы. Книга 1 служила введением, книги 2-46 следуют системе преторского эдикта со значительными изменениями и дополнениями, книги 47 и 48 отведены уголовному праву и процессу, книга 49 — обжалованию, финансам и военному праву, последняя, 50 книга — муниципальному праву и особым дополнениям.

16 декабря 533 г. законченная работа была опубликована как Дигеста. Применение старых источников было воспрещено, и во избежание контроверз были запрещены также всякие комментарии.

Во время работ комиссии компиляторов Дигест на Трибониана, Теофила и Дорофея было возложено поручение составить институции для замены устаревших Институций Гая. Результат их работы был опубликован на латинском языке 21 ноября 533 г. Издание этого руководства-закона преследовало цель ввести в правовую область полную ясность и представить всю науку законов. По институциям должны были изучать право начинающие студенты тогдашних университетов.

Институции Юстиниана, по существу, составлены по старым институциям. Прототипом были почти целиком использованные Институции Гая, а сам автор, живший в конце II в., называется в VI в. "нашим Гаем". Однако институции были подновлены и содержали ссылки на современные законы. Таким образом, система этих институций распадалась на введение часть первую — "лица", вторую — "вещи", и последнюю — права на вещи, наследственное и обязательственное право. Третья книга посвящена искам, система которых захватывала и четвертую книгу до 17-го отдела. Конец четвертой книги посвящен публичному праву.

До нашего времени дошла только эта редакция, состоявшая из 12 книг, распадающихся на титулы. В пределах титула конституции расположены в хронологическом порядке. Попадаются также конституции поздневизантийского происхождения, на греческом языке. Конституции, включенные в кодеке, хотя изме нены менее, чем сочинения юристов в Дигестах, но все же заключают много интерполяций.

Конституции, изданные после второй редакции кодекса, составили фактически четвертую часть собрания — Новеллы, хотя официально они не были объединены. Это — конституции Юстиниана, изданные между 535-565 гг. и образовавшие обширное дополнение. Они относятся большей частью к государственному управлению и церковному строю, но некоторые содержат и гражданско-правовые определения из области семейного и наследственного права. Они свидетельствуют о проникновении начал провинциального (восточного) права в римское. Из 168 новелл современного издания большинство издано на греческом языке. Собирались и издавались они в разном объеме, при преемниках Юстиниана.

Все издание, несмотря на разновременное происхождение отдельных частей, рассматривалось как единое законодательное произведение. Это чрезвычайно важно для правильного толкования права этой эпохи. Для научного толкования текстов (особенно в Дигестах) применяется "двойное толкование". Текст юриста принимается сначала как часть единой кодификации. Но для понимания того смысла, который вкладывал отдельный юрист в свои слова, необходимо тщательно очистить его от компиляторских ретушевок и исправлений и затем восстановить смысл, который отрывок имел в обстановке времени своего написания. Это уже чисто исследовательская и научная задача.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Римское частное право стало "общим правом" ряда государств и фундаментом дальнейшего развития и феодального и буржуазного права. Оно приобрело уже через ряд столетий после падения Рима значение действующего права в ряде государств Центральной и Южной Европы. Немалую роль сыграли при этом "абстрактность" римского частного права, утрата им в первые века н. э. черт узко национального, местного права, его приспособленность к регулированию хозяйственного оборота различных народов.

Римское публичное право, по общему правилу, умерло вместе с падением Рима. И если германская империя присвоила себе гордое название "священной римской империи", если во многих государствах были учреждаемы сенаты, если титул императора получил значительное распространение, если и Наполеон до того, как стать императором, измыслил должность первого "консула", то все это явилось лишь заимствованием некогда знаменитого титула, но отнюдь не воскрешением римских государственных учреждений.

Римское частное право как право рабовладельческого государства не могло в своем неприкосновенном виде стать законом общества, в недрах которого уже начали развиваться буржуазные отношения. Римское право подвергалось многочисленным приспособлениям, далеко идущим толкованиям и переработке, и этим путем создалось, преимущественно в Германии XVI -XVII вв., то "искаженное" римское право, которое получило название пандектного права или же странное и нелогичное название "современного римского права". Наряду с этим, тексты римских источников подвергались формально-логической обработке: из них извлекались общие принципы, которые располагались во внешне стройном порядке. Эта переработка не являлась, однако, результатом сознательного стремления исказить римское частное право; она являлась исторически необходимым процессом приспособления римского права к новым производственным отношениям. Но чем дальше, тем больше пандектное право отходило от "чистого" римского права. Значению последнего содействовало и то, что тексты римского права явились той основой, на которой развилась общая теория буржуазного гражданского права. Многочисленные теории сделки и волеизъявления, договора и договорной ответственности, вины, понятия, и зашиты владения и т. п. базируются на текстах римского права. Но самих этих теорий в Риме, конечно, не было.

Излагая частное право античного Рима, нет необходимости излагать результаты разработки и применения римского права после падения Рима, то есть касаться учений пандектного права.

В заключение хотелось бы сделать следующие выводы:

1. По своему содержанию римское частное право удовлетворяло потребностям средневековья в регламентации частной собственности и договорных отношений и было овеяно величием славного прошлого.

2. Римское частное право оказало могущественное влияние на все дальнейшее развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности.

3. Римское право явилось основой для дальнейшего развития законодательства даже спустя много лет после падения римской империи.

4. Источники римского права, будучи созданными еще до нашей эры, легли в основу кодификации Юстиниана и положили начало возникновения права в целом.


Список использованной литературы

1. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов / Под редакцией В.С. Нерсесянца. – М.: Издат. группа "Инфа - М – Норма", 1997. – 704 с.

2. Новицкий И.Б. Римское право / Московский университет им. М.В. Ломоносова. – 6-е издание, стереотип. – М.: Гуманитарное знание, 1994. – 245с.

3. Перетерский И.С. Римское частное право – М.: Юристъ, 2001г. – 681 с.

4. Покровский И.А. История римского права. – СПБ.: Издательско-торговый дом "Летний Сад", 1998. – 412 c.

5. Римское частное право. Учебник И.С. Перетенский, В.А. Краснокутский, Е.А. Флейшиц и др.; М.: Юристъ, 2001. – 544 с.

6. Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. – М.: Спарк, 1996. – 522 с.

7. Черниловский З.М. Римское частное право: Элементарный курс. – М.: Новый Юрист, 1997. – 216 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему