регистрация / вход

Методологические проблемы соотношения гражданского общества и государства

Категория "гражданское общество" как предмет изучения философии и права. Разность структур и взаимоотношение гражданского общества и государства. Возникновение и развитие конституционного законодательства. Правовое государство с точки зрения Канта.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА


Гражданское общество возникает в результате обособления государства от социальных структур; обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и вместе с тем разгосударствления ряда общественных отношений (закон для всех один; право на собственность; законодательное признание равенства людей, наделение их правами и обязанностями – главный признак и основа гражданского общества). Категория «гражданское общество» стала предметом изучения в XVІІ – XІХ в., досконально рассмотрена в «Философии права» Гегеля. Гражданское общество – это связь лиц через систему потребностей и разделения труда, правосудие (правовые основы и правопорядок), внешний порядок (полиция и корпорация). В философии права правовая сущность гражданского общества – это равенство людей как субъектов права, их юридическая свобода, интеллектуально-правовая собственность, безупречность договоров, охрана прав от их нарушений, упорядоченное законодательство, авторитетный суд (Гегель считал гражданским обществом современное ему буржуазное общество) [1]. Это был, без сомнения, прорыв в развитие общественных наук.

К исследованию гражданского общества приобщались социология, политология, теория государства и права, теория конституционализма и прочие общественные науки. Самое понятие «гражданское общество» получило признание лишь в Новое время. Почему так? Прежде всего потому, что оно было оторвано от основной массы людей (в древнем мире, в Средневековье привилегии высших сословий и государственной власти осуществлялись от их имени). Соответственно существовали государства: классовые, деспотические, рабовладельческие, феодальные, монархические, республиканские, теократические и прочие.

Совпадение организационных структур общества и государства признавалось существованием в те периоды истории разных форм собственности и разделения труда, когда (как утверждали К. Маркс и Ф. Энгельс) благодаря высвобождению частной собственности «государство приобрело право самостоятельного существования рядом с гражданским обществом и вне его...» [2].

Это, собственно, и обусловило возможность отдельного исследования проблем общества и государства, возникновения и развития наук, изучающих структуры общества и государства как самостоятельных явлений.

Понятие «гражданское общество» очень часто используется, собственно, в сопоставлении с понятием «государство» [3].

Профессор Боннского университета пишет: «государство существует в виде того, что противостоит обществу».

Отделение государства от общества и обособление общества от государства выражены в отличиях структур, принципов организации и правового регулирования.

Вспомните, государство – организация, управляемая единым центром (вертикальная система): иерархия государственных органов и должностных лиц, связанных дисциплиной. Эта система содержится за счет общества (налоги, сборы). Постоянная и главная цель государства, его оправдание и легитимность – охрана общества и управление им.

В отличие от государства гражданское общество – это система разнообразных связей и отношений граждан, их объединений, союзов, коллективных отношений. Эти отношения базируются на равенстве и личной инициативе. Цель граждан и их объединений разнообразная и меняется в зависимости от их интересов.

Разность структур гражданского общества и государства предусматривает разные способы правового регулирования частных и публичных отношений, в связи с этим накладывает отпечаток на систему права.

1. Государственные органы и должности создаются правом Жизнь и деятельность гражданского общества правом не обусловлена, его образования могут регулироваться законом, но возникают организации по доброй воле их участников
2. Граждане имеют правоспособность (делать все, что не запрещено в разных сферах) Государственные органы и должностные лица, наделены компетенцией (которая определяет узкие параметры их деятельности, обусловленные их целью, предметом)
3. Права граждан – это гарантированные возможности пользоваться тем либо другим благом, которые они реализуют или не реализуют по собственному усмотрению и желанию Должностные лица и государственные органы наделены полномочиями, которыми они должны пользоваться при осуществлении своих функций, для решения задач, которые стоят перед ними
4. Отношения между гражданами, их объединениями (и внутри этих объединений) базируются на соглашениях, договорах, на равенстве, свободе, координации, горизонтальных отношениях равноправных лиц

Должностные лица, органы государственного управления связаны субординацией – вертикальные отношения

5.

Гражданам разрешено все, что не запрещено законом

Должностным лицам разрешено только то, что определено их компетенцией или указано в соответствующем предписании
6. В отношениях между частными лицами или объединениями, которые регулируются частным правом, закон устанавливает правила лишь на будущее В публичном праве закон может иметь обратную силу, если государство улучшает правовое положение лиц, закон смягчает наказание или вообще не признает противоправность действия

Обособление гражданского общества от государства привело к ряду государственно-правовых следствий, которые обусловили эти особенности современного государства, отличающие его от государства кастово-сословной эпохи. В новое время Конституция, в которой закрепляются основные права и свободы человека, рассматривается как договор о делении власти между обществом и государством. Если для европейского конституционализма как политической теории присуще крайне неопределенное толкование конституции как «основного закона любого общества» и осуществление идей ограничения обществом власти государства [4], то эволюция конституционализма привела к резкому сужению этого понятия. Как видим, сегодня оно приобретает договорной характер и признает, в сущности, конституцию как соглашение о распределении власти между обществом и государством. Идея «общественного договора» приобрела распространение в XVІІ-XVІІІ веках. На чем базировалась эта идея? Прежде всего, на осознании государством положений всеобщего равенства людей и категорий частного права, которые имеют особое значение для отношений в гражданском обществе.

Развитие конституционного законодательства состоит не только в закреплении прав и свобод членов гражданского общества, но и в предоставлении гражданам средств влияния на государственную власть. Собственно становление гражданского общества дало возможность теоретически осмыслить проблему политического отчуждения и создало предпосылки для его преодоления.

В структуре органов государства Нового времени появляются постоянные, общенациональные представительные учреждения парламентского типа, наделенные правом установления налогов и сборов, а также принятия наиболее важных нормативно-правовых актов (законов).

Возникновение и развитие представительной демократии – явление, присущее эпохе гражданского общества. Представительные учреждения всегда осуществляли законодательную функцию от лица народа (нации).

Посягательство представительных органов (учреждений) на участие в государственной власти (от лица общества) в ряде стран привело к революциям (недоразумениям), а это обусловило возникновение идеи распределения власти с целью обеспечения прав и свобод членов общества.

Вместе с тем появились понятия «правовое государство и «законность» как политико-правовые идеи, направленные против «деспотизма», против «полицейского государства».

Как известно, важными факторами гражданского общества являются свобода личной инициативы, самостоятельность граждан в получении средств существования.

Конечно, такая свобода резко контрастировала с сословно-кастовыми ограничениями рода и вида занятий (была боязнь утратить все). Еще Кант утверждал, что свобода проявляется тогда, когда «каждый ищет свое счастье на том пути, который ему воображается правильным, если только он не ограничивает свободу других» [5]. Развивая эту мысль, философ отметил, что управление, которое базируется на принципе восхваления народа, подобно отцу, который обожествляет своих детей (управление родительское, при котором ко всем относятся как к несовершеннолетним, которые не в состоянии различать, что для них полезно, а что вредно, вынуждены оставаться пассивными, ожидая от главы государства советов о том, что им делать, чтобы быть счастливыми, и ждут милостыню от него). Такое правление – это деспотизм (любая свобода уничтожается, никаких прав просто нет).

Эти раздумья Канта точно и полно выражают сущность правового государства.

Сущность правового государства состоит в том, как оно:

а) обеспечивает правопорядок;

б) обеспечивает свободу и равенство членов общества;

в) гарантирует соотношение права и государства в гражданском обществе, которое базируется на законности действий государства, его органов и должностных лиц.

Очень удачно высказался в этом контексте Г. Хайек: «Сущность правового государства не в том, что все регулируется законом, а в том, что государственный аппарат принуждения применяется только тогда, если это оговорено законом, причем так, чтобы средства его применения можно было своевременно предвидеть» [6]. Аналогичное понятие законности обосновывалось и некоторыми нашими учеными.

Законность определяли как режим существования государственной власти, как принцип деятельности государственного аппарата.

В свое время Н.Г. Александров утверждал, что правонарушение, совершенное гражданином, законность не укрепляет (правонарушитель наказывается, мера наказания определяется на основе закона и права) [7].

Правопорядок как результат осуществления законности нарушается лишь при неэффективной деятельности правоохранительных органов или наказуемости нарушения законов со стороны должностных лиц, органов, наделенных властными полномочиями. Законность, конечно, нарушается принятием «незаконных законов» (законов, которые противоречат конституции).

Такое понимание законности советскими научными работниками вызывало споры (они говорили, что законность является «единой», «всеобщей» и сводится лишь к законопослушности, все должны вести себя в рамках закона).

Природе гражданского общества отвечает принцип законности как суровое соответствие закона деятельности государства и его органов.

Почему следует так трактовать законность?

Во-первых, лишь при таком понимании появляется проблема законности самых законов, которые выдаются вышестоящими органами государственной власти в понимании их соответствия общепризнанным и узаконенным правам и свободам граждан (даже в обществах, где крепостные права узаконивались, отменялись привилегии духовенства, дворянства), то есть любой закон был обязательным. В гражданском обществе закон не только правило, устанавливаемое верховной властью (народом), но и норма, выданная в соответствии с конституционными принципами общества и государства, которые учитывают права и свободы членов общества и базируются на юридическом равенстве и автономии свободных людей.

Во-вторых, лишь такое понятие законности выдвигает на первый план задачи защиты от чиновников, вмешивающихся в жизнь и деятельность членов гражданского общества, рождает инициативу при добывании средств существования, свободно определять свои отношения с другими людьми и их объединениями, которые живут в стабильной и безопасной стране, где властвует закон, созданный государством и одинаковый для всех.

Дж. Локк подчеркивал: «Свобода людей в условиях существования системы управления состоит в том, чтобы жить в соответствии с постоянным законом, общим для всех и любого, и установленным законодательной властью, которая создана этим обществом» [8].

В-третьих, только при таком подходе к понятию законности гражданин в случае нарушения его прав относится на один правовой уровень с государством и его должностными лицами при рассмотрении и решении спора о нарушенных правах. Гегель писал, что член гражданского общества имеет право искать защиты в суде и обязан предстать перед ним, и только через суд отстаивать свое право. Конечно, в эпоху феодализма знатные лица игнорировали такие принципы, для них суд был ничто. В этой ситуации реалии жизни противоречили декларациям, которыми определялось место такого института, как власть.

В новейшее время тот, кто руководит, обязан в частных вопросах признавать над собою власть суда. В свободных государствах он, как правило, проиграет свои процессы (Гегель) [9].

На протяжении восемнадцати лет о правовом государстве опубликовано немало работ. Одни авторы источники такого государства ищут в далеком прошлом, другие же утверждают, что его никогда не существовало и быть не может (вспомните Г. Кельзена, по мнению которого любое государство является правовым, поскольку оно формируется правом).

Как известно, для юристов само право есть предметом познания. В этом контексте они ищут ответ на вопрос: что же такое правовое государство? И с этой целью выдвигаются такие тезисы:

- идеальный тип правления (как утверждают философы права);

- запрограммированное состояние, которое не может быть полностью реализовано (но предусматривает широкомасштабную работу);

- идея, для воплощения которой нужны титанические усилия.

Государство не может стать на 100% правовым (всегда обнаружится недобросовестный чиновник, непонятный текст статьи закона). К тому же, как нам представляется, государство декларирует, но не стремится стать правовым. Ведь значительная часть бюрократии тезисы закона о правовом государстве игнорирует; до ума и до сердца носителей верховной власти не доходят мысли ученых-юристов «о праве как умной политике власти», о том, что «одна норма заменяет для власти тысячи индивидуальных требований».

В какой-то мере государство следует обустраивать таким образом, чтобы оно могло стать правовым. Все-таки сущность власти в ее делении на ветви, в организации системы сдержек и противовесов, гарантиях правовой деятельности любой из них. Устройство разных государств, которое базируется на принципе деления властей, – предмет конституционного права.

Если же речь идет о соотношении права и государства, государственных органов, то главное в делении властей – создание государственной структуры, которая надежно предохраняла бы правовую систему гражданского общества.

В обществе продолжаются дискуссии и реформы относительно перспектив усовершенствования государства. Тематика обсуждений касается изменений количества субъектов федерации, статуса главы государства, расширения компетенции Конституционного Суда, усовершенствования избирательной системы (все это влияет, конечно, на форму государства).

Тем не менее, сущность правового государства, хотя и связана с его формой и даже обусловлена ею (поскольку деление власти – важный признак правового государства), не сводится только к этому. Правовое государство – не только устройство, но и способ организации государства, состояние государственной власти, власть закона для всех без исключения. Это, по образному выражению, - «мечта о том, чтобы правили законы, а не персоны».

Ныне – это социальная обусловленность и ряд политических гарантий.

«Лицо – право – гражданское общество – государство» – это не только логика предмета исследования, а и логика права.

Если конституционная (то есть главная) обязанность государства состоит в утверждении и обеспечении прав и свобод человека (ст. 3 Конституции Украины), то почему при определении правового государства следует брать за основу не правовой статус лица в государстве, а накопление признаков такого государства? Ни один из них не является исчерпывающим: суть дела в том, что устройство государства, деление властей – не самоцель, а только средство обеспечения свободы в гражданском обществе.

Образование правового государства – не одноразовый акт. Даже если мы его провозгласили, создали через несколько лет, то он утратит смысл, если законодательство (постепенно) вступит в разногласие с самим собою и с основами конституционного порядка, требованиями законности, действиями всех государственных органов и должностных лиц (с течением времени теряет свою строгость и безусловность, а правосудие осуществляется не по закону, а от случая к случаю).

Правовое государство само себя уничтожит, если к процессу сохранения и поддержания права, правопорядка и законности не приобщится верховная власть, государственные органы, средства массовой информации, политические и прочие формирования, граждане, права которых нарушаются.

Сегодня в некоторых развитых государствах возникает серьезная опасность нарушения правового статуса и состояния законности, что уже случалось в начале XІ века.

Почему? Причины кроются в вертикальном развитии законодательства (в том числе делегированного); широком лоббировании сомнительных законопроектов, учитывая их соответствие интересам общества, правам и обязанностям граждан; возрастании административного аппарата; упрощенной форме правосудия (признание вины в криминальном процессе); появлении непонятных по социально-правовым результатам материально-правовых институтов (например, страхование юридической ответственности).

Нам крайне необходимо вдумчивое отношение к проблемам законности и становления правового государства.

Ныне эти проблемы исключительно актуальны для нашего общества. В ст. 1 Конституции Украины провозглашено: «Украина является суверенным и независимым, демократическо-социальным, правовым государством» [10]. Это, конечно, большое достижение в конституционном развитии Украины, которое предусматривает деление власти, признание и гарантии прав и свобод человека и гражданина. Провозглашена необходимость создания институтов демократического правосудия. Таким образом, закладываются конституционные основы гражданского общества, правового государства, а значит, открывается возможность для широкомасштабных законодательных реформ.

Осуществление практического подчинения государства праву – довольно сложная задача.

Отношения государства и права зависят от многих факторов, составных частей.

Решением проблем законности и государственной дисциплины в Украине проникаются политики, средства массовой информации, Президент, все, кому не равнодушна судьба Родины. Как показывает мировой опыт, главная опасность правам и свободам человека, демократии в целом исходит от исполнительной власти (конечно, законодательная власть, принимая законы, также приобщается к этому).

Тем не менее, главный фактор опасности правам и свободам человека – все-таки исполнительная власть.

Актуальным в соотношении права и государства в гражданском обществе остается подчинение государства праву и правопорядку, включая права и свободы членов общества, их объединений, неуклонное осуществление гарантий законности деятельности государственных органов и должностных лиц, усовершенствование правосудия, работы других правоохранительных органов.

В связи с социализацией права в процессе развития гражданского общества также актуальной является проблема создания и усовершенствования государственных социальных служб, которые призваны гарантировать реализацию «второго поколения» прав человека и гражданина (социальных прав). Создание условий, которые обеспечивают достойную жизнь и свободное развитие человека, – конституционная обязанность государства, признанная во многих развитых странах, в которых государство объявляется не только правовым, но и социальным. Целиком закономерно, что обеспечение социальных прав должно быть действенной системой материальных гарантий.

На рубеже XX-XXІ веков актуализировалась новая проблема – необходимость включения общеобязательных принципов и норм международного права в правовые системы новообразовавшихся государств, возможность вмешательства ООН и других международных организаций в правовые споры, конфликты, решение которых раньше относили к внутригосударственным делам.

В соответствии с формулировками, которые помещены в конституциях некоторых стран (Италия, Япония), отказ от права на ведение государством войны как суверенного права нации означает ограничение государственного суверенитета. Но суверенитет как независимость государственной власти от всякой другой власти – он или есть, или его нет. Неограниченность власти нельзя ограничить.

Государство полновластно в своих границах (и по отношению к своим граждан, которые находятся за границей). Выражением этого полновластия является его возможность создавать, перестраивать, изменять правовую систему.

Следует заметить, что к числу обстоятельств, которые влияют на право, уже давно начали включаться межгосударственные отношения, международная ситуация в целом. И даже в те эпохи, когда право войны и мира считалось признаком суверенного государства, а права и свободы личности не всегда признавались, все же запрещалась торговля рабами, а потом само рабство, пиратство, всеми государствами был признан режим свободного моря.

По мере развития цивилизации, общей культуры человечества, расширения международных связей стали запрещаться расовая дискриминация, химическое, бактериологическое и некоторые другие виды оружия, угроза силой или ее применение в международных отношениях и т.п.

Признание обязывающих или запрещающих норм и принципов международного права означает не больше, чем самоограничение государственной власти, а оно, как и все правовые государства, требует соответствующих гарантий. Ныне эти гарантии предоставляются ООН и другими международными организациями.

Таким же образом решаются правовые споры, конфликты, принимаются решения, которые являются исключительно внутригосударственным делом.

Государство полновластно в рамках своих границ. Выражением этого полновластия является возможность создавать, менять свою правовую систему. Итак, к перечню обстоятельств, которые влияют на право, относятся международные отношения (международное положение в целом).

Литература

гражданский общество государство

1. Гегель Г.В.Ф. Философия права. – М., 1980. – С. 227 и след.

2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. – С. 3. Т. 5, 62.

3. Изензее И. Государство // Вестник Московского университета. Серия 12. Социально-политическое исследование. – 1992. – № 6. – С. 36.

4. Медушевский А.Н. Гражданское общество и правовое государство в политической мысли Германии // Вестник университета. Серия 12. Социально-политическое исследование. – 1992. – № 5. – С. 43.

5. Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. Т. 1. – М., 1994. – С. 285.

6. Хайск Ф. Дорога к рабству // Новый мир. – 1990. – № 7. – С. 209-115.

7. Теория государства и права. – М., 1968. – С. 383 и друг.

8. Локк Дж. Сочинение в трех томах. Т. 3. – М., 1988. – С. 274-275.

9. Гегель Г.В.Ф. Философия права. – М. 1980. – С. 258-259.

10. Голос України. 1996. 1 липня. – С. 2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий