регистрация / вход

Социальные права человека и их обеспечение в Республике Северная Осетия - Алания

Права и свободы человека и гражданина и гарантии их обеспечения, закрепленные Конституцией Республики Северная Осетия. Роль в защите социальных прав Правительства Республики. Особенности судебной защиты социальных прав гражданами в Конституционном суде.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В РЕСПУБЛИКЕ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ – АЛАНИЯ


В Конституции Российской Федерации наше государство определяется как социальное, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Воплощение в жизнь данного конституционного положения является обязанностью государства. Это обуславливает необходимость научной разработки и реализации мер социальной защиты. Среди них значительное место занимают правовое регулирование и судебная защита социальных прав человека.

Правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина, в соответствии со статьей 71 Конституции Российской Федерации, относится к исключительному ведению Российской Федерации, а их защита находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72). Несмотря на сказанное, органы государственной власти субъектов Российской Федерации активно участвуют в правовом регулировании прав и свобод, особенно социальных, поскольку в Конституции Российской Федерации на это нет прямого запрета. Более того, как правильно отмечается в юридической литературе, «с одной стороны, обеспечение правовой защиты прав и свобод невозможно без правого регулирования, а с другой – установление прав и свобод в конституции или в уставе субъекта Федерации уже есть дополнительная мера правовой защиты в силу юридических свойств конституции и устава» [1].

Поэтому Парламент Республики Северная Осетия – Алания принял правильное решение, закрепив в Конституции Республики Северная Осетия – Алания все права и свободы человека и гражданина и гарантии их обеспечения, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, а в отдельных случаях Конституция Республики Северная Осетия – Алания предоставляет человеку более широкие социальные права. Если в соответствии со статьей 38 Конституции Российской Федерации под защитой государства находятся материнство, детство и семья, то статья 38 Конституции Республики Северная Осетия – Алания устанавливает в качестве объекта социальной защиты и отцовство. Такое законодательное положение подкрепляется позицией Президента Российской Федерации, изложенной им в Послании Федеральному Собранию в 2005 году, в котором была отмечена необходимость повысить престиж не только материнства, но и отцовства [2]. В то время как статья 41 Конституции Российской Федерации предусматривает право на медицинскую помощь, Конституция Республики Северная Осетия – Алания предоставляет право на квалифицированную медицинскую помощь. Она же гарантирует бесплатное среднее (полное) образование, тогда как Конституция Российской Федерации только основное.

Наряду с конституционными нормами, важную роль в регулировании и, тем самым, в обеспечении социальных прав граждан играют текущие законы и иные нормативно-правовые акты. Необходимо согласиться с Руководителем Администрации Президента Российской Федерации С.С. Собяниным в том, что принятие нормативно-правовых актов в социальной сфере остается первоочередной задачей на настоящий момент для правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации [3]. Понимая это, региональные органы государственной власти ведут активную правотворческую деятельность. Так Парламент Республики Северная Осетия – Алания только за последние полтора года принял 15 законов, обеспечивающих социальную защиту граждан. Они во многом обеспечивают права социально незащищенных групп населения республики: ветеранов, инвалидов, семей, имеющих детей-инвалидов, семей погибших и др. Так, например, Законом Республики Северная Осетия – Алания от 5 марта 2005 года № 20-РЗ «О мерах социальной поддержки ветеранов» установлены правовые гарантии социальной поддержки ветеранов в целях создания им условий, обеспечивающих достойную жизнь, активную деятельность, почет и уважение в обществе.

В числе таких гарантий сохранение бесплатного обслуживания в медицинских учреждениях, бесплатное обеспечение путевками на санаторно-курортное обслуживание, бесплатное получение земельного участка, бесплатный проезд на всех видах городского пассажирского транспорта (кроме такси) на территории республики, льготная оплата (50%) предоставляемых коммунальных услуг и др.

В республике ежегодно принимаются целевые программы в социальной сфере («Развитие общей врачебной практики», «Борьба со СПИДом», «Здоровье ребенка», «Онкология»), на реализацию которых законом о бюджете выделяются денежные средства. В 2007 году законом о бюджете утвержден перечень социальных программ («Неотложные меры борьбы с туберкулезом в Республики Северная Осетия – Алания на 2006-2010 годы», «Обеспечение населения питьевой водой», «Улучшение условий и охраны труда» и др.), на которые выделено 25 млн. рублей.

В республике серьезное внимание уделяется профилактике заболеваний, обусловленных особенностями ее природного характера, как, например, заболеваний, связанных с дефицитом йода. В связи с этим задействована Республиканская целевая программа «Профилактика заболеваний, связанных с дефицитом йода и других микронутриентов в питании населения Республики Северная Осетия – Алания на 2007-2011 годы» (утверждена Законом Республики Северная Осетия – Алания от 18 апреля 2007 года № 12-РЗ). Кроме того, Законом республики утверждена Республиканская целевая программа «Социальная поддержка инвалидов в Республике Северная Осетия – Алания» на 2007-2009 годы, задачами которой являются: усиление социальной поддержки и улучшение качества жизни инвалидов; содействие решению социальных, профессиональных, экономических, медицинских и правовых проблем инвалидов в обществе путем обеспечения их техническими средствами реабилитации; повышение качества медико-социальной экспертизы и др.

Республика за счет собственных возможностей (республиканский и местные бюджеты), несмотря на все сложности, связанные с миграционными процессами, имеющими место на ее территории, пытается расширить объем гарантий, обеспечивающих охрану здоровья своих граждан, что нашло закрепление в республиканском Законе от 28 апреля 1997 года (в ред. от 19 июля 2006 года) «Об охране здоровья граждан Республики Северная Осетия – Алания». Заслуживают упоминания и законы Республики Северная Осетия – Алания «О жилищной политике в Республике Северная Осетия – Алания» от 27.10.06 г. № 51-РЗ, «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий» от 05.03.05 г. № 19-РЗ, «О молодежной политике в Республике Северная Осетия – Алания» от 14 января 2003 года (в ред. от 22 мая 2006 года), «Об охране труда в Республике Северная Осетия – Алания» от 15 марта 1999 года № 4-РЗ (в ред. от 22 мая 2006 года), «Об оплате труда приемных родителей и льготах, предоставляемых приемной семье и семье усыновителей (удочерителей)» от 21 июля 2004 года № 24-РЗ (в ред. от 29 марта 2006 года).

Отметим, что одной из первых среди субъектов Российской Федерации республика учредила институт Уполномоченного по правам ребенка» согласно Положению об Уполномоченном по правам ребенка при Главе Республики Северная Осетия – Алания, утвержденному Указом Главы Республики Северная Осетия – Алания от 16 октября 2002 года № 175 а.

Аналогичные нормативные правовые акты приняты также еще в 15 субъектах Российской Федерации (Москва, Краснодарский край, Ивановская область и др.), однако, к сожалению, несмотря на постановление Совета Федерации Российской Федерации от 23 июня 2006 года № 199-ФС, в котором содержится предложение учредить институт Уполномоченного по правам ребенка, данный институт до сих пор не прописан в федеральном законодательстве.

Активную роль в защите социальных прав играет и Правительство Республики Северная Осетия – Алания, которое за последние два года приняло 25 постановлений и 5 распоряжений в социальной сфере: Постановление от 5 февраля 2007 года № 15 «Об утверждении форм документов для ведения органами местного самоуправления учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма», Постановление от 5 февраля 2007 года № 28 «О выплате единовременного пособия усыновителям, опекунам (попечителям) и приемным родителям при передаче ребенка на воспитание в семью», Постановление от 23 сентября 2005 года № 260 «Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты государственного адресного ежемесячного пособия гражданам, имеющим детей». Не зря по социальным показателям республика занимает первое место среди субъектов Южного федерального округа [4].

Защита прав и свобод, будучи в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, осуществляется не только с помощью правового регулирования, но и путем судебной защиты. Причем все права и свободы, как предусмотренные в Конституции Российской Федерации, конституции (уставе) субъекта Федерации, федеральных и региональных законах, так и не нашедшие нормативного закрепления, подлежат судебной защите.

Защита социальных прав человека занимает также значительное место в работе конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. В этом можно убедиться на примере деятельности Конституционного Суда Республики Северная Осетия – Алания, который был образован в соответствии со ст.ст. 98 и 1011 Конституции республики и относится к числу дополнительных гарантий обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Так по запросу Владикавказской общественной организации инвалидов Чернобыля России Конституционный Суд республики рассмотрел дело о проверке конституционности положения пункта 3 Временного порядка предоставления инвалидам автотранспортных средств (утвержденного Постановлением Правительства Республики Северная Осетия – Алания от 30 июля 1999 года № 219а). Оспариваемыми положениями нарушались права некоторых категорий инвалидов на бесплатное обеспечение их специальными транспортными средствами, так как был снижен уровень социальных гарантий по сравнению с тем, который был установлен федеральными законами. В частности, оспариваемым актом определена только та часть инвалидов, которая имеет медико-социальные показания и у которой отсутствуют противопоказания к вождению специального транспортного средства. Между тем, в соответствии с федеральными законами «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», указанные транспортные средства предоставляются независимо от противопоказаний к вождению. Конституционный Суд республики признал ограничительное требование не соответствующим Конституции Республики Северная Осетия – Алания.

В 2006 году в Конституционный Суд Республики Северная Осетия – Алания обратилась гражданка Саджая М.Я. с запросом о проверке конституционности отдельных норм Положения о порядке предоставления безвозмездных субсидий на обустройство в Республике Северная Осетия – Алания и возвращение в места прежнего проживания беженцев и вынужденных переселенцев, пострадавших в результате грузино-осетинского конфликта 1991 года и временно проживающих в санаториях «Осетия» и «Редант» (утвержденное Постановлением Правительства Республики Северная Осетия – Алания от 21 февраля 2000 года № 43 «О мерах по ускорению процесса отселения беженцев и вынужденных переселенцев из аварийных зданий санаториев «Осетия» и «Редант»). Конституционный Суд Республики Северная Осетия – Алания пришел к выводу, что нормы оспариваемого Положения в части, устанавливающей требования об освобождении беженцами и вынужденными переселенцами занимаемых ими и членами их семей жилых помещений по месту временного размещения за день до получения субсидии, а также в части установления требования о снятии вынужденных переселенцев с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий при получении ими субсидий до фактического жилищного обустройства не соответствуют Конституции Республики Северная Осетия – Алания и, тем самым, нарушают право на жилище указанных лиц.

Эффективность судебной защиты социальных прав во многом зависит от состава субъектов, наделенных правом инициировать рассмотрение дела в суде. В числе их, на наш взгляд, в первую очередь должны быть предусмотрены граждане. Однако, анализ законодательства о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации показывает, что граждане, как носители социальных прав, в большинстве субъектов Федерации не обладают правом на обращение в конституционные (уставные) суды не только с запросом о неконституционности того или иного нормативного правового акта субъекта, но даже с жалобой на нарушение их конституционных прав в конкретном деле. Так, в Республике Тыва граждане вообще не являются субъектами права на обращение в конституционный (уставный) суд, также как и в Москве, Курганской области, Иркутской области, Тюменской области. Согласно законам об Уставном суде Самарской областей, о Конституционном суде Республики Карелия граждане не наделены правом на обращение с жалобой в соответствующий конституционный (уставный) суд на нарушение конституционных прав примененным или подлежащим применению в деле законом или нормативно-правовым актом. Во многих законах не предусмотрены в качестве субъектов права на обращение в конституционные (уставные) суды и объединения граждан, как, например, в Республике Тыва (Конституционный закон от 4 января 2003 года № 1300 «О Конституционном Суде Республики Тыва»), в Республике Дагестан (Закон от 7 мая 1996 года «О Конституционном Суде Республики Дагестан»), в Республике Коми (Закон от 31 октября 1994 года № 7-РЗ «О Конституционном Суде Республики Коми»).

В то время как организации, союзы, фонды и иные объединения стремятся (и это подтверждается практикой конституционных (уставных) судов) защитить в первую очередь своих членов (участников) и, как правило, это социально незащищенные группы людей: инвалиды, ветераны, дети, вынужденные переселенцы, беженцы.

Анализ законодательства о конституционных (уставных) судах показывает, что наиболее широкие возможности судебной защиты социальных прав самими гражданами предоставляются в Республике Северная Осетия – Алания, так как это единственный пока субъект Российской Федерации, где они наделены правом на обращение в Конституционный Суд республики не только с запросом о проверке конституционности закона, нормативного правового акта, изданного Главой республики, Парламентом и Правительством республики, министерствами, государственными комитетами, другими органами государственной власти и органами местного самоуправления, но и с запросом о конституционности нормативного правового акта общественного объединения, государственного и муниципального учреждения, противоречащего, по их мнению, Конституции республики; с запросом о толковании норм Конституции Республики Северная Осетия – Алания и проверке конституционности договоров и соглашений. И, как показывает практика Конституционного Суда республики, такие широкие возможности позволяют не только восстанавливать уже нарушенные права, но и предупреждать их нарушение нормативным правовым актом. В заключение отметим, что в Республике Северная Осетия – Алания в социальной защите граждан значительное место занимает правовое обеспечение социальных прав, которое дополняется широкими законодательными возможностями их судебной защиты.

право конституционный республика осетия


Литература

1. Конституционное право субъектов Российской Федерации / Под ред. В.А. Кряжкова. – М., 2002. – С. 254.

2. См.: РГ. 2005. 26 апреля.

3. См.: Собянин С.С. Тенденции развития законодательства субъектов Российской Федерации в социально-экономической сфере // Журнал российского права.

4. Ларина А. Главы по ранжиру // Российская газета. – 22 марта 2007 года. – № 106 (4369). – С. 17.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Государство и право"