регистрация / вход

Пути совершенствования юридической практики в современной России

Курсовая работа Юридическая практика Содержание. Введение. 1. Понятие юридической практики 2. Структура юридической практики 3. Типы (виды, подвиды) юридической практики

Курсовая работа

Юридическая практика

Содержание.

Введение.

1. Понятие юридической практики

2. Структура юридической практики

3. Типы (виды, подвиды) юридической практики

4. Функции юридической практики

5. Взаимодействие юридической науки и практики

6. Основные пути и направления совершенствования юридической практики

Заключение

Список литературы.

Введение.

Каждая наука ставит перед собой цель получить объективные, достоверные и систематизированные данные об окружающей действительности. С точки зрения предмета изучения все науки делятся на две большие группы - естественные и общественные. Так, общественные науки изучают процессы, протекающие в человеческом обществе.

В свою очередь общественные науки в зависимости опять таки от конкретного предмета делятся на разные отрасли знаний - социологию, психологию, политологию и т.д.

К общественным наукам относятся и те, предметом которых являются государственно-правовые институты и их функционирование. Такие науки называются юридическими.

Юридические науки имеют свою сложную внутреннюю структуру, организованную в зависимости от предмета изучения.

Эта структура в целом выглядит следующим образом:

1. Общетеоретические и исторические юридические науки. К ним относятся - теория государства и права, история государства и права, история политических и правовых учений. Они выступают в качестве методологических по отношению к другим юридическим наукам.

2. Отраслевые юридические науки. Это - науки конституционного, гражданского, уголовного, трудового, административного права и т.д. Они изучают нормы материального права по отраслям.

3. Науки, изучающие структуру, организацию и порядок деятельности государственных органов - суд, прокуратуру и т.д.

4. Науки, изучающие международное право - международное публичное право, международное частное право, право международных договоров и т.д.

5. Прикладные юридические науки - судебная статистика, судебная медицина, судебная психиатрия, криминалистика и криминология и т.д.

«Теория государства и права как самостоятельная юридическая наука имеет свой собственный предмет изучения. Являясь теоретической дисциплиной, она выявляет и изучает наиболее общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права. Поэтому, основные понятия, которыми оперирует эта наука, носят абстрактный, обобщенный характер. В ней формулируются основные юридические термины, которые используются в других юридически дисциплинах, в текстах законов. Поэтому начинающему юристу просто необходимо в первую очередь усвоить положения науки теории государства и права, прежде чем переходить к изучению отраслевых юридических наук.»[1]

Наука теории государства и права развивается во взаимодействии с другими юридическими науками. Обогащая их новыми теоретическими категориями, она, вместе с тем, вырабатывает их на основе конкретных данных, полученных другими юридическими науками.

Современная российская наука теории государства развивается на основе демократических и гуманистических традиций. Она выступает мощным средством формирования нового юридического мировоззрения профессионалов-правоведов, российского общества в целом, столь необходимого ему в условиях политических, экономических и правовых реформ.

В данной работе рассматриваются вопросы, посвященные такому разделу теории государства и права как юридическая практика. Эта тема очень важна тем, что юридическая практика является выражением действия права, т.е. является формой жизни права, выражением права в динамике.

Понимание вопросов, связанных с юридической практике в методическом плане важно тем, что является одним из основных факторов, способствующих формированию понятийного аппарата будущего юриста.

1. Понятие юридической практики

В правоведении существуют различные мнения о понятии юридической практики. На сегодня можно выделить три основные точки зрения. Одни авторы отождествляют практику с юридической деятельностью (И. Я. Дюрягин, А. Герлох, В. Кнапп). Другие, стремясь отграничить юридическую практику от юридической деятельности и представить ее в качестве относительно самостоятельного явления, относят к ней лишь определенные итоги, объективированный опыт правовой деятельности (С. С. Алексеев, С. И. Вильнянский и др.).

И, наконец, третья точка зрения, которая представляется наиболее предпочтительной, — когда любой вид юридической практики рассматривается в неразрывном единстве правовой деятельности и сформированного на ее основе социально-правового опыта (В. К. Бабаев, В. И. Леушин, В. П. Реутов и др.).

Ошибочность первых двух позиций состоит в том, что в первом случае из практики исключается такой важный ее элемент, как юридический опыт, во втором — допускается другая крайность: результаты деятельности, объективированный во вне опыт отрываются, противопоставляются самому процессу деятельности, не учитывается тот факт, что практическое преобразование общественной жизни происходит не только с помощью решений и положений, выражающих итоговую сторону юридической деятельности, но и непосредственно в ходе этой деятельности, при осуществлении организационно-конструктивных правовых действий и операций.

Третья точка зрения позволяет точнее определить природу юридической практики и основные элементы ее структуры, правильнее отразить диалектику прошлой (ретроспективной), настоящей (актуальной) и предстоящей юридической деятельности, понять значение социально-правового опыта в механизме правового регулирования и правовой системе общества. Этот опыт как важнейший компонент практики представляет собой коллективную, надиндивидуальную социально-правовую память, обеспечивающую накопление, систематизацию, хранение и передачу информации (знаний, умений, оценок, подходов и т. д.), позволяющую фиксировать и в определенной степени воссоздавать весь процесс деятельности или отдельные его фрагменты. "Опыт — вот учитель жизни вечной", — писал И. Гете[2]. Без социально-правовой памяти невозможно эффективное правотворчестве и толкование, конкретизация и правоприменение, систематизация и восполнение пробелов в праве.

«Таким образом, юридическая практика — это деятельность по изданию (толкованию, реализации и т. п.) юридических предписаний, взятая в единстве с накопленным социально-правовым опытом.»[3]

К основным признакам юридической практики необходимо отнести следующие.

1. Юридическая практика представляет собой разновидность социально-исторической практики. Поэтому ей присущи черты, характерные для любой общественной практики.

2. Вместе с правом и правосознанием юридическая практика является важнейшим компонентом правовой системы общества. Без этого вида социальной практики немыслимо возникновение, развитие и функционирование правовой системы. Она играет существенную роль в этой системе, связывая в единое целое нормативно-правовые и индивидуально-конкретные предписания, субъективные права и юридические обязанности, правовые идеи и принимаемые на их основе решения и т. п.

3. Юридическая практика образует существенную часть культуры общества. Изучение, например, материалов юридической практики Древнего Рима (законов, судебных решений и т. д.) дает представление не только о тех или иных конкретных правовых ситуациях, но и об экономике и политике этой страны в разные периоды ее развития, о социальном и правовом положении населения, государственном и общественном устройстве.

4. Общественная, коллективная природа юридической практики проявляется в том, что, во-первых, она обусловлена другими типами социальной практики. Во-вторых, любая юридическая деятельность предполагает соответствующие формы сотрудничества между ее субъектами и участниками, обмен информацией и результатами. В-третьих, накапливаемый социально-правовой опыт является совокупным продуктом совместной деятельности.

5. В отличие от теоретической (научной) деятельности, где вырабатываются идеи и понятия, юридическая практика направлена на объективно-реальное изменение окружающей действительности. Сознание, которое опосредует любые практические действия, служит внутренней детерминантой юридической практики. Оно присутствует здесь во внешне выраженном, опредметченном виде.

6. Юридическая практика способствует целенаправленному изменению общественной жизни. Это достигается при помощи издания новых или изменения уже существующих нормативно-правовых предписаний, их толкования и конкретизации, использования и применения.

7. В процессе юридической практики возникают разнообразные материальные, политические, социальные и иные изменения.

К ее особенностям следует отнести то, что она всегда порождает и соответствующие юридические последствия.

8. Юридическая практика сама опосредована (урегулирована) правом и иными социальными нормами (нравственными, корпоративными обычаями, традициями и т. п.). Так, нормативно-правовыми предписаниями определяется компетенция ее субъектов, использование ими определенных средств и методов деятельности, способы оформления вынесенных решений и закрепления накопленного опыта. Тем самым обеспечивается ее стабильность, ограничивается субъективизм и волюнтаризм ее субъектов и участников.

Существенные ограничительные (регулятивные) начала заложены во внешних по отношению к ней природных и социальных, экономических и политических, материальных и духовных, национальных и иных детерминирующих факторах (социальном ее субстрате, "данности" юридической практики). Указанные факторы в той или иной степени ориентируют участников юридической практики, ограничивают их действия определенными рамками, обусловливают основные элементы и функции практики.

9. Основные разновидности юридической практики (правотворческая, правоприменительная, судебная, следственная и т. п.) представляют собой специфические производство, соответствующим образом организованное и спланированное, где есть необходимые производители и потребители, средства и методы, технология и пр. Поэтому, как и в любом производстве, здесь требуется высокий профессионализм и ресурсообеспеченность. Юридическая практика в той или иной степени должна обеспечиваться мерами материального, организационного, кадрового, научного и иного характера.

«Неотъемлемым свойством юридической практики должен быть профессионализм ее субъектов.»[4] Законодательная и интерпретационная, судебная и следственная, нотариальная и другие разновидности юридической практики требуют соответствующей профессиональной подготовки и квалификации субъектов, использования специальных приемов и средств юридической техники и тактики, достижения необходимой производительности труда, развития инициативы и самостоятельности, кооперации и интеграции, учета общественного мнения, внедрения научно обоснованных норм рабочего времени и иных условий труда. Недостаток профессионализма у субъектов юридической практики должен компенсироваться за счет привлечения к участию в работе соответствующих специалистов.

10. Юридическая практика в той или иной степени влияет на все стороны жизни общества, способствуя развитию происходящих в нем процессов либо тормозя их. Это методологически важное положение следует иметь в виду при формировании и реализации любых планов и программ экономического, политического, социального и иного переустройства общества. Так, низкое качество принимаемых нормативных актов, неверное их разъяснение, неудовлетворительное претворение правовых предписаний в жизнь существенно замедляют и затрудняют процесс формирования в России цивилизованного гражданского общества и построение правового государства.

Анализ отмеченных черт и особенностей юридической практики показывает, что она занимает относительно самостоятельное место в правовой системе общества и играет существенную роль в механизме правового регулирования.

2. Структура юридической практики

Под структурой юридической практики понимается такое ее строение, расположение основных элементное и связей, которые обеспечивают ей целостность, сохранение объективно необходимых свойств и функций при воздействии на нее разнообразных факторов действительности.

«Юридическая практика — образование полиструктурное, включающее, в частности, логико-философскую, пространственную, временную, стохастическую и иные структуры.»[5]

Рассмотрение логико-философской структуры позволяет отразить взаимосвязи частей и целого, элементов и системы, содержания и формы юридической практики. Последняя, как уже отмечалось, охватывает два основных компонента: юридическую деятельность и социально-правовой опыт. Динамическая сторона практики выражена преимущественно в деятельности, статическая — в правовом опыте. Каждый из этих компонентов также структурирован.

Структурный анализ предполагает исследовать юридическую практику в диалектическом единстве ее содержания и формы. Содержание позволяет раскрыть совокупность образующих такую практику внутренних свойств и элементов, форма — показать способы организации, существования и внешнего выражения ее содержания.

Конституирующими элементами содержания юридической деятельности выступают ее объекты, субъекты и участники, юридические действия и операции, средства и способы их осуществления, принятые решения и результаты действий.

Объекты — это то, на что направлены юридические действия и операции ее субъектов и участников. Ими могут быть материальные и нематериальные блага, общественные отношения и конкретные действия (бездействия) людей, другие предметы и явления, включенные в соответствующий юридический процесс и служащие удовлетворению общественных и личных потребностей и интересов.

В качестве носителей, управляющих "центров" практической деятельности выступают ее субъекты и участники. Субъект — основной, ведущий носитель правовых отношений, без которого немыслимо существование практики (например, суд в судебной практике). От него непосредственно зависит разрешение юридического дела по существу. Участники юридической практики — это отдельные лица (организации), которые так или иначе содействуют субъектам в выполнении правовых действий и операций. В качестве участников следственной практики выступают, например, свидетели и потерпевшие.

Юридические действия представляют собой внешне выраженные, социально-преобразующие и влекущие определенные правовые последствия акты субъектов и участников (например, подпись документа). Совокупность взаимосвязанных между собой юридических действий, объединенных локальной целью, составляет операцию (например, осмотр места преступления включает самые разнообразные правовые действия).

В качестве средств выступают допускаемые законом предметы и явления, с помощью которых обеспечивается достижение цели и необходимый результат. Они составляют как бы инструментальную часть практической деятельности и используются для установления и фиксации фактов, анализа юридической "материи", вынесения и оформления решений, организации контроля за их исполнением. В некоторых случаях определенные средства жестко "привязаны" к конкретным видам практики и юридическим операциям. Так, в соответствии с гражданско-процессуальным и уголовно-процессуальным законодательством обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут быть подтверждены никакими другими средствами доказывания.

Все средства можно подразделить на общесоциальные (например, нравственные и иные социальные нормы), специально-юридические (договоры, нормы и принципы права) и технические (приборы и инструменты). В своей совокупности они составляют юридическую технику (законодательную, судебную и т. п.).

Одни и те же средства могут быть использованы по-разному, различными способами и с помощью разной методики. Так, важным- средством фиксации материалов осмотра места происшествия является фотосъемка, позволяющая запечатлевать расположение предметов, их специфические черты, состояния, детали. Способы использования фотосъемки (панорамная или масштабная съемка и т. п.) зависят от характера происшествия (преступления), места и времени съемки, множества других обстоятельств.

Способ — это конкретный путь достижения намеченной цели (результата) с помощью конкретных средств и при наличии соответствующих условий и предпосылок деятельности. Способы накладывают отпечаток на выбор средств и характер их использования, в известной степени определяют стиль деятельности субъектов и участников. Интегрированные в единое целое родственные способы образуют тот или иной метод воздействия. Система способов и методов, направленная на достижение ближайших целей, составляет в своей основе юридическую тактику (правотворческую, следственную и т. п.). Когда же речь идет о достижении главных, перспективных целей и задач, то в данном случае имеется в виду юридическая стратегия.

Результат воплощает в себе итог юридических операций, позволяющих удовлетворить индивидуальную или общественную потребность. Результатом, например, может быть принятый компетентным органом интерпретационный акт, судебное решение о восстановлении нарушенного субъективного права гражданина Н., возвращение вещи ее законному владельцу.

Особое место в содержании практики занимает юридический опыт, который может отражать как совокупный итог всей практической деятельности, так и отдельные ее моменты. Он формируется в процессе выделения (отбора; селекции) в юридических действиях и операциях, принятых решениях, социально-правовых результатах деятельности наиболее целесообразного, передового, общего и полезного, имеющего важное значение для правового регулирования общественных отношений и дальнейшего совершенствования юридической практики.

Составными элементами социально-правового опыта являются правоположения (прецеденты), т. е. такие достаточно устоявшиеся, выработанные, как правило, в ходе многолетней практики предписания общего характера, которые аккумулируют социально-ценные и стабильные фрагменты (стороны, аспекты) той или иной практической деятельности, Правоположения бывают право-творческими и правоприменительными, распорядительными и разъяснительными, судебными и нотариальными, регулятивными и охранительными, обязательными и рекомендательными.

Формы юридической практики — это способы организации, существования и внешнего выражения содержания последней.

Говоря о форме, целесообразно выделить в ней внутреннюю и внешнюю стороны. Внешней формой здесь выступают разнообразные юридические акты-документы (нормативные и индивидуальные, судебные и следственные, нотариальные и пр.), в которых закрепляются правовые действия, методы и средства их осуществления, вынесенные решения. К внутренней форме, т. е. способу организации, внутренней связи элементов содержания, относится процедурно-процессуальное оформление практики, которое определяет круг ее субъектов и участников, объемы их процессуальных прав и обязанностей, условия вступления в правовой процесс и выбытия из него, порядок оперирования средствами и методами, сроки и время совершения действий, процессуальные гарантии, условия и процедуру принятия и исполнения решений, порядок их закрепления и опротестования (обжалования) и другие процедурные требования, связывающие в единой целое разнообразные свойства и элементы осуществляемой практической деятельности.

3. Типы (виды, подвиды) юридической практики

Структура юридической практики — это не только состав определенных элементов содержания и формы. Взаимообусловленность развития всех компонентов практики обеспечивается генетическими и функциональными, внутренними и внешними, прямыми и обратными, правовыми и неправовыми связями и отношениями, с помощью которых совершается перенос энергии, информации, свойств и т. д., осуществляется взаимный обмен результатами различных видов деятельности, контроль, помощь в реализации разнообразных полномочий и функций. В этом легко убедиться, если рассмотреть, например, взаимодействие органов следствия, прокуратуры, суда.

Главное место среди этих связей и отношений занимают правовые отношения, которые в силу своей нормативной заданности, персонифицированности, гарантированности, в каждой социально-правовой ситуации определяют индивидуализированные полномочия и обязанности, конкретную направленность юридических действий субъектов и участников практики.

Данный вопрос рассматривается в рамках пространственной структуры практики. В.С. Нерсесянц пишет: «Для правовой системы общества характерно одновременное функционирование разнообразных типов, видов и подвидов юридической практики.»[6] В зависимости от характера, способов преобразования общественных отношений нужно различать правотворческую, правореализационную (правоисполнительную, правоприменительную и т. п.), распорядительную, интерпретационную и другие типы практики. В процессе правотворческой практики происходит разработка, издание и совершенствование нормативно-правовых предписаний. Правоприменительная практика представляет собой единство властной деятельности компетентных органов, направленной на вынесение индивидуально-конкретных предписаний, и выработанного в ходе такой деятельности правового опыта. Распорядительная, практика складывается из распорядительной деятельности управомоченных на то субъектов и накопленного в процессе этой деятельности юридического опыта. Суть интерпретационной практики выражается в формулируемых правовых разъяснениях и правоположениях.

В функциональном аспекте можно выделить правоконкретизирующую, контрольную, правосистематизирующую и иные типы практики. Особенность этих типов заключается в том, что изменения общественных отношений возможны здесь с помощью правотворческих, правоприменительных, распорядительных и праворазъяснительных средств, способов и методов.

Любой тип юридической практики можно подразделить на определенные виды и подвиды. Так, в правоприменительной практике (тип) различают оперативно-исполнительную и юрисдикцион-ную (виды), а последняя, в свою очередь, подразделяется на превентивную, карательную и др. (подвиды).

По субъектам юридическая практика разграничивается, как правило, на законодательную, судебную, следственную, нотариальную и т. п. По этому же критерию возможна и более детальная классификация. Так, к судебной относится практика Верховного Суда Российской Федерации, областных, городских, районных судов. А приняв за основание классификации подведомственность дел судам и категории разрешаемых дел можно говорить о практике конституционных, общих и арбитражных судов, судебной практике, например, по гражданским и уголовным делам и т. д.

Каждый из типов, видов и подвидов юридической практики специфичен по своей природе, элементам содержания и формы, функциям и другим важным аспектам.

4. Функции юридической практики

Функции юридической практики — это относительно обособленные направления гомогенного (однородного) ее воздействия на субъективную и объективную реальность, в которых конкретизируется ее природа, проявляются динамизм, творчески-преобразующий характер, социально-правовое назначение, место и роль в правовой системе (жизни) общества.

Функции — это всегда целенаправленное влияние юридической практики на общественную жизнь. Поэтому они непосредственно связаны с задачами (целями) практики.

В функциях выражается сущность юридической практики, особенности ее отдельных сторон и свойств. Вместе с тем изменение функций влияет на структуру практики, определенные элементы ее содержания и формы. Именно в функциях особенно четко проявляется организационно-конструктивный и динамичный характер юридической практики, ее способность связывать воедино разнообразные элементы правовой системы общества, формировать нормативную базу данной системы, объяснять и конкретизировать правовые предписания. Обеспечивать их интеграцию и реализацию. Следует особо подчеркнуть; о функционировании любых правовых явлений можно говорить лишь в том случае, если за ними стоят действующие субъекты и участники практики.

Правоведами выделяются различные функции юридической практики. Одни авторы (С. С. Алексеев и др.) считают, что таких функций три: правонаправляющая (ориентирующая), правоконкретизирующая и сигнально-информационная. Другие (В. И. Леушин и др.) рассматривают функции формирования права, совершенствования правоприменительной деятельности, воспитательную и правоконкретизирующую функции.

Анализ отмеченных и других выделяемых в литературе функций показывает, что принятые подходы не всегда достаточно полно и всесторонне раскрывают творчески-преобразующий характер юридической практики, не охватывают многие ее созидательные аспекты и направления, оставляя в тени или опуская важные критерии классификации. Не обращается внимание, например, что практически в каждой подвергнутой рассмотрению функции целесообразно выделять ряд подфункций. Если функция — это наиболее общее, ведущее направление, в котором прежде всего выражается сущность, природа и роль практики в правовой системе общества, то подфункция обозначает в рамках данного направления некоторые особые, специфические стороны влияния юридической практики на социальную действительность. Например, в правотворче-ской функции практики можно вычленить правообразующую, пра-воизменяющую и правопрекращающую подфункции.

Одним из существенных критериев классификации рассматриваемых функций является сфера общественной жизни, которая подвергается практическому воздействию. По этому основанию можно выделить экономическую, политическую, социальную, идеологическую (воспитательную и т. п.), экологическую, демографическую и другие функции. Общесоциальные функции предметно раскрывают управленческую природу юридической практики в обществе. Так, например, издание, разъяснение и реализация закона "О ветеранах" призваны разрешить в первую очередь социальные проблемы, а принятие и осуществление закона "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" — экологические вопросы.

Наиболее ярко сущность и правовое назначение практики проявляются в ее специфических функциях, где за основу классификации приняты способы действий, характер деятельности и осуществляемых юридических преобразований либо полученный результат и социально-правовой опыт. К такого рода функциям относятся в первую очередь те, которые определяют конкретный тип (вид, подвид) практики — правотворческой, правоприменительной, праворазъяснительной и др.

Это, однако, не означает, что та или иная функция присуща только одноименной разновидности практики. Так, правотворческая функция характерна также для правоприменительной и других типов и видов практики. Судебная практика, например, сигнализирует правотворческим органам о неполноте законодательства, его противоречия и неэффективности, становясь, таким образом, необходимой основой для создания норм права и даже нормативных актов. "Опыт, полученный от различных действий, создает закон" (experientia per varios actus legem facit), — говорили древние.

В зависимости от целей юридического воздействия все функции практики следует подразделять на регулятивные и охранительные. Сущность первой раскрывается через регистрационно-удостоверительную (закрепительную) и регулятивно-ориентационную ее подфункции, которые нацелены на регулирование позитивного поведения (деятельности) людей, их групп и организаций. Регистрационно-удостоверителъная подфункция предполагает юридическое закрепление существующих и вновь появляющихся общественных отношений, конкретных социальных ситуаций, удостоверение прав и законных интересов, договоров и сделок, имеющих правовое значение, официальное регистрирование и свидетельст-вование фактов общественной жизни, официальное оформление и закрепление сложившегося правового опыта (так, ежегодно только нотариат удостоверяет по нескольку десятков миллионов сделок, обязательств и документов). Регулятивно-ориентационная подфункция выражается в осуществлении централизованного и автономного, нормативного и индивидуального регулирования поведения (деятельности) субъектов общественных отношений.

Содержание правоохранительной функции нагляднее всего можно раскрыть через ее подфункции: правообеспечительную, превентивную, правовосстановительную, компенсационную, карательную. Правообеспечителъная подфункция — одно из важных, но не единственное направление правоохраны. Поэтому их отождествление, допускаемое порой в литературе, не совсем верно. В данном случае с помощью конкретного типа (вида, подвида) юридической практики создаются определенные условия, предпосылки, средства и способы, обеспечивающие нормальное функционирование общественных отношений, достижение поставленных целей, осуществление требований правовых предписаний. Эта подфункция обычно связана с обязывающими и запрещающими методами воздействия на общественную жизнь.

Юридическая практика — важный канал общесоциалъного, специально-криминологического и индивидуального предупреждения правонарушений, осуществляемого с помощью правотворче-ских, правоприменительных, праворазъяснительных, контрольных, распорядительных и других юридических средств и мер. Римские юристы считали, что "правосудие истинно предупреждающее предпочтительнее, чем сурово карающее" (melior est justitia vere praeve-niens quam seve re puniens).

Правовосстановительная подфункция связана с разработкой и закреплением в законодательном и ином порядке соответствующих мер правовой защиты, отменой неправомерных действий, решений и актов-документов, фактическим и юридическим восстановлением правопорядка, прав и законных интересов граждан и организаций. Значение компенсационной подфункции заключается в том, что все разновидности юридической практики должны быть нацелены на возмещение любого материального или морального вреда (ущерба), который причинен противоправными, а иногда и правомерными действиями отдельным лицам, социальным группам или обществу в целом.

Суть карательной подфункции юридической практики проявляется в формулировании и закреплении санкций правовых норм, в разъяснении, конкретизации, в применении к правонарушителям таких мер юридического воздействия, которые связаны с лишениями материального, личного, организационного и иного характера.

В зависимости от способов и результатов юридического воздействия следует разграничивать правообразующую, правопрекращающую и правоизменяющую функции юридической практики.

По времени воздействия функции юридической практики можно подразделить на постоянные и временные. Имеет определенное значение и классификация функций на основные, главные и неосновные. Такое разграничение необходимо и важно, во-первых, для выделения соответствующих подфункций. Во-вторых, в определенные периоды развития общества акцент может быть сделан на одной или нескольких важнейших сторонах юридической практики (например, на экологической функции). В-третьих, в силу специфической природы конкретного типа (вида, подвида) практики одни направления на общественную жизнь (например, для правоприменения — правообеспечительное и индивидуально-регулятивное) выступают в качестве главных, а другие (влияние на правотворчестве правоприменительной практики) являются производными, сопутствующими.

Таким образом, если каждая функция (подфункция) показывает отдельное направление, сторону, аспект социально-преобразующей природы, юридической практики, то взятые вместе они дают более или менее цельное представление о месте и роли этой практики в правовой системе общества.

5. Взаимодействие юридической науки и практики

Поскольку "наука, — по меткому выражению Бернала, — не предмет чистого мышления, а предмет мышления, постоянно вовлекаемого в практику и постоянно подкрепляемого практикой"[7], то следует выделить и рассмотреть основные аспекты соотношения юридической науки и практики, позволяющие углубить и расширить наши представления об их роли в жизни общества.

В самом общем плане проблема взаимодействия юридической науки и практики сводится к тому, что теоретические исследования должны удовлетворять нужды практики, базироваться на ее материалах, а практика в свою очередь опираться на научно-обоснованные рекомендации и выводы. Укрепление этих связей — важная закономерность эффективного социального (государственного) управления, развития правовой системы общества и самой юридической науки. "Сближение теории с практикой" — писал академик П. Л. Чебышев, — дает самые благотворные результаты, и не одна только практика от этого выигрывает, сама наука развивается под влиянием ее, она открывает им новые предметы для исследования или новые стороны в предметах"[8].

Существуют разнообразные прямые и косвенные формы взаимодействия юридической науки и практики.

Рассмотрим вначале основные способы влияния практики на юридическую науку. Во-первых, юридическая практика определяет цели и основные задачи исследования, выбор наиболее важных и актуальных направлений научного поиска. В процессе практической деятельности обычно обнаруживаются пробелы и противоречия в законодательстве, ошибки в его реализации, отсутствие необходимых правоконкретизирующих и интерпретационных положений, другие погрешности и негативные явления правового регулирования.

В конкретных разновидностях практики (законодательной, судебной, следственной и пр.) накапливается личный и социально-правовой опыт, вырабатываются многие эффективные средства и тактические приемы, оптимальные варианты юридических действий и процедурных требований, которые нуждаются в глубоком и всестороннем научном осмыслении.

Однако переоценивать этот аспект взаимодействия практики и науки не следует. Выбор некоторых правовых проблем может быть и не связан непосредственно с конкретной практикой, отдельными ее этапами и стадиями, а опирается на ранее проведенные исследования, логические умозаключения и выводы, интуицию ученого, данные других наук.

Во-вторых, организационно-практическая деятельность и накопленный правовой опыт составляют эмпирическую базу для науки. Фактический материал служит важной основой для его описания и объяснения, обобщения и систематизации, выдвижения гипотез и установления тенденций развития изучаемого явления, для разработки понятий и создания теоретических конструкций, формулирования научных рекомендаций и предложений. Во многих случаях практический материал выполняет иллюстративную функцию.

Юридическая практика придает науке динамизм, побуждает последнюю к постоянному совершенствованию, требует обстоятельной интерпретации процессов современной жизни и определения перспектив развития правовой системы общества.

В-третьих, юридическая практика как относительно самостоятельная разновидность социально-исторической практики выступает одним из важнейших критериев истинности, ценности и эффективности научных исследований. "Истина — это то, что выдерживает проверку опытом", — любил повторять А. Эйнштейн[9]. Жизненность тех или иных рекомендаций и выводов, их достоверность или ошибочность, полезность или вредность проверяются на практике. Последняя позволяет установить как объективность результатов процесса познания, так и в определенной степени надежность тех средств, приемов и методов, с помощью которых осуществляется исследование.

Вместе с тем критерий практики нельзя абсолютизировать. Он никогда не может достаточно полно подтвердить или опровергнуть соответствующие теоретические положения и выводы, поскольку любая практика постоянно изменяется и развивается, представляя собой внутренне противоречивый процесс (его результат), обусловленный природными и социальными, объективными и субъективными, нормативными и другими факторами реальной действительности. Естественно, что практика и сама является фрагментом этой действительности.

Кроме того, имеются и иные (например, логические, математические и пр.) критерии истинности полученных знаний.

По своему непосредственному отношению к практике все юридические науки следует разграничивать на фундаментальные (например, общая теория права и государства, общая теория правовой системы общества) и прикладные (криминалистика и пр.). По такому же принципу можно подразделить и отдельные теории, из которых состоит та или иная наука.

Цель фундаментальных исследований — теоретическое осмысление глубинных процессов, закономерностей возникновения, организации и функционирования правовых явлений безотносительно к их немедленному и непосредственному использованию в конкретной практической деятельности. Прикладные науки (теории) в большей мере нацелены на незамедлительное решение специальных практических вопросов. Через них в основном реализуются в практику и результаты фундаментальных исследований.

Изучение юридической практики происходит на теоретическом и эмпирическом уровнях. Эмпирическое познание направлено обычно на отдельные аспекты практики и опирается на наблюдение фактов, их классификацию, первичные обобщения и описания опытных данных. Теоретическое исследование связано с разработкой и совершенствованием понятийного аппарата, глубоким и всесторонним изучением сущности явлений и процессов, выявлением закономерностей развития юридической практики. Если на эмпирическом уровне ведущей стороной является чувственное познание, то на теоретическом — рациональное, связанное с творческим синтезом понятий и категорий.

Оба уровня изучения практики присущи общей теории права и государства и конкретным юридическим наукам. Однако соотношение теоретических и эмпирических звеньев в них неодинаково. Уровень, а также сфера теоретических обобщений в отраслевых и прикладных науках значительно ниже и уже, чем в общей теории права и государства, поскольку они исследуют лишь строго определенные (обусловленные их предметом) стороны, элементы и процессы юридической действительности. Вместе с тем отраслевые и прикладные науки могут подниматься до такого уровня абстрагирования в изучении отдельных проблем, что порой выходят далеко за пределы исследуемых ими вопросов, достигают общетеоретического уровня обобщений.

В зависимости от целей, направлений научных исследований можно выделять такие основные их типы, как описательные, объяснительные, эвристические, прогностические и другие.

Характер воздействия науки (определенного исследования) на практическую жизнь во многом обусловлен тем, являются ли эти исследования фундаментальными или прикладными, теоретическими или эмпирическими, описательными или эвристическими и т. д. Но в любом случае юридическая наука относится к существенным факторам, детерминирующим практику. Здесь, как нигде, уместны слова И. Гете: "Мало знать, надо и применять"[10].

В практической деятельности широко используются теоретические понятия и категории, конструкции и концепции. Исследование природы юридической практики, ее содержания и формы, функций и закономерностей развития, механизма преемственности и других правовых явлений, процессов и состояний направлены на повышение эффективности и ценности юридической практики. Эти знания составляют теоретическую основу практической деятельности. Научное мышление представляет необходимый и важный элемент практики.

Юридическая наука призвана направлять организационно-практическую деятельность различных субъектов, изучать и корректировать формирующийся личный и социально-правовой опыт, способствовать выработке и реализации юридической политики в разнообразных сферах общественной жизни. Наука разрабатывает методологию и методику юридического познания, систему специальных принципов, -приемов, средств и правил, которые используются не только в теоретических исследованиях, но и в организационно-практической деятельности.

Правоведение призвано играть существенную роль в повышении правосознания и правовой культуры населения и должностных лиц, в деле правовой пропаганды и воспитания должного уважения к закону, праву, суду, правовым и социальным ценностям.

Тесная связь юридической науки с практикой должна обеспечиваться через расширение системы социальных заказов со стороны практических органов на исследование актуальных проблем, активизацию участия ученых в подготовке проектов законов и иных правовых актов, проведении экспертиз, научно-практических конференций и т. п.

С целью повышения эффективности юридической науки необходимо создать четкий организационно-правовой механизм внедрения результатов теоретических исследований в конкретную практику. Разработка такого механизма — одна из важнейших задач юридической науки.

6. Основные пути и направления совершенствования юридической практики

Важная задача современной науки — определение основных направлений и путей совершенствования юридической практики.

Исследование природы, структуры и функций юридической практики дает возможность выделить те ее типы (виды, подвиды), стороны и элементы, которые необходимо совершенствовать и качественно улучшать. Особую значимость в настоящее время приобретают вопросы совершенствования правотворческой практики, поскольку именно с ее помощью формируется нормативно-правовая база радикального экономического, политического и иного преобразования российского общества, вводятся в правовую систему качественно новые средства, формы и методы юридического воздействия на происходящие в стране процессы. Нельзя, например, серьезно говорить о развитии рыночных отношений без достаточно разработанного и эффективного гражданского, торгового, земельного и финансового законодательства.

Изменения в механизме правового регулирования, расширение договорных отношений. Между различными субъектами права, сферы правовой саморегуляции, переход от ограничительно-запретительных способов воздействия на частную жизнь к общедозволительным, а в публичной области — к разрешительному порядку деятельности государственных органов и должностных лиц требуют новых подходов ко всей концепции правотворчества, пересмотру всего ныне действующего; законодательства, приведению его в соответствие с международными нормами о правах человека и другими актами международного права.

Необходимо, чтобы в законах и других нормативно-правовых актах находили наиболее полное отражение идеи свободы и ответственности, гуманизма и справедливости, равенства и безопасности, господства права и солидарности. Качество и эффективность рассматриваемой разновидности практики в значительной мере зависит также от реального воплощения в конкретной деятельности компетентных органов правотворческих принципов научности и демократизма, гласности и законности, целесообразности и экономичности, профессионализма и оперативности, плановости и непрерывности, стабильности и др.

Сложившаяся в России социально-экономическая, политическая и национальная ситуация, обстановка в сфере образования, культуры и духовной среды в целом требуют повышения темпов законодательной деятельности, скорейшего принятия основополагающих законов. Однако это не должно идти в ущерб их качеству. Многие недавно изданные законы, указы Президента и акты Правительства в этом плане подлежат существенной критике. Опыт правотворческой и правоприменительной деятельности показывает, что некачественные и противоречивые законы подрывают авторитет издавшего их органа и 'всего законодательства, негативно влияют на экономику и другие сферы общественной жизни, порождают правовой нигилизм, трудно реализуются, обрастают массой разъяснений, ведомственных инструкций, которые сводят на нет суть основного акта.

Становится очевидным, что процесс подготовки, принятия и опубликования нормативных актов необходимо обеспечивать мерами материального, организационного, кадрового, научного и иного характера. Издание любого федерального закона или подзаконного акта нужно "увязывать" с бюджетом государства.

Следует организовать в стране высокоэффективную право-внедренческую деятельность, своеобразный "сервис" после издания актов: содержание принятых нормативных актов должно широко освещаться в средствах массовой информации, весьма полезно давать их официальное и доктринальное разъяснения, проводить социологические измерения знаний нормативно-правовых предписаний и оптимальности их реализации, проводить глубокое и всестороннее обобщение материалов правоприменительной практики и т. п.

На федеральном уровне, а также на уровне всех субъектов Федерации следует разработать и скоординировать их правотворческую стратегию, обеспечить четкое планирование и прогнозирование всего законотворчества на достаточно длительную перспективу. Необходимо дальше совершенствовать юридическую технику, тактику и методику всех типов (видов, подвидов) правотворческой практики. В современных условиях больше внимания следует уделять экономической и социальной, экологической и демографической, правообеспечительной и компенсационной, контрольной и другим важнейшим ее функциям, а также четкости и ясности принимаемых правотворческих решений.

Большую роль в создании гармоничной правовой системы общества призвана играть правосистематизирующая практика, т. е. деятельность (сформированный на ее основе опыт) по сбору, учету, упорядочению и приведению в стройную систему разнообразных правовых актов (нормативных, правоприменительных, интерпретационных и других).|Эта практика существенно влияет на качество и эффективность правотворческой и правоприменительной деятельности, уровень законности и правопорядка в обществе. Глубокие преобразования во всех сферах жизни общества, интенсификация правотворческой деятельности государственных органов и хозяйствующих субъектов на федеральном и местном уровнях, обострение криминогенной ситуации в стране требуют издания кодифицированных актов по всем основным отраслям и институтам права, улучшения методики и результативности обобщений материалов правоприменительной и праворазъяснительной практики. Необходимо внедрять в правовую систему компьютерную технику, организовывать банки разнообразной юридической информации, российской и региональных справочно-информационных правовых служб, создавать единую систему учета, инкорпорации, консолидации и кодификации законодательства и т. п.

Если определить главные, стратегические направления в области правоприменителъной практики, то они сводятся к тому, чтобы поднять на качественно новый уровень работу всех правоприменительных органов, существенно активизировать их деятельность по охране интересов личности, обеспечению экономической безопасности и общественного порядка, защите потребительского рынка, профилактике правонарушений, борьбе с преступностью.

Скорейшей реализации требует судебно-правовая реформа, дальнейшего совершенствования — конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводства.

Важными представляются пробелы укрепления законности и правопорядка, искоренение формализма и бюрократизма в деятельности правоохранительных органов, улучшения их организационной структуры, материально-технического и финансового обеспечения. Особенно актуальны вопросы комплектования, правильной расстановки, воспитания, юридического обучения, социальной и правовой защищенности сотрудников.

Необходимо повысить эффективность деятельности прокуратуры, активизировать ее контрольно-надзорную и координирующую роль в системе правоохранительных органов.

Так же, как и в отношении суда, в законе о прокуратуре нужно определить конкретные меры юридической ответственности за вмешательство в деятельность прокуратуры, игнорирование выносимых ею предостережений, представлений и протестов, изменить методы правового воздействия на нарушителей закона. Повышение авторитета прокуратуры будет способствовать стабильности правопорядка и формированию правового государства в России.

Пути совершенствования правореализационной практики граждан выражаются в формировании у них осознанного уважения к праву и закону, соблюдению своих обязанностей, законных интересов других лиц и организаций, привычки к законопослушному и активному поведению, элементарных умений и навыков самостоятельно и оперативно находить, уяснять и использовать в своей практической деятельности нужные нормативно-правовые предписания, знать основные формы юридической защиты своих прав.

Рост правовой активности граждан объективно обусловлен их занятостью в производственной деятельности, их ролью в политической, культурной и других областях общественной жизни, конкретными социально-правовыми ситуациями и другими важнейшими факторами. Это следует учитывать при организации и осуществлении правового просвещения и обучения населения.

Заключение

В работе рассмотрены вопросы юридической практики, как одного из разделов науки теории государства и права. Ещё раз стоит напомнить, что теория государства и права является основой всего пласта юридических наук. Без глубокого понимания её положений невозможно понимания положений других юридических наук.

Раздел юридической практики изучает право в динамике, его действие. Поэтому это очень важная тема, без понимания которого невозможна деятельность ни одного юриста.

К сожалению, множество субъектов юридической практики не имеют достаточной теоретической подготовки. Это касается как законодателей, так и правоприменителей. Поэтому у нас рождаются законы, которые не закрывают всех пробелов в праве. А как известно, где кончается действие права, там начинаются криминальные разборки. Подобных примеров в российском законодательстве можно привести множество.

Недостаточность теоретической подготовки правоприменителей ведёт к нарушению прав человека и гражданина. Это в первую очередь касается сотрудников органов внутренних дел.

Данные факты подрывают веру людей в справедливость права, подрывают авторитет государственной власти, что, в свою очередь, подрывает устои демократического общества.

Список литературы.

1. Конституция РФ. М. 1993

2. Алексеев С.С. Государство и право. Начальный курс. М., 1993.

3. Алексеев С.С. Теория права. М., 1994.

4. Алексеев С.С. Право: азбука, теория, философия. В 3-х томах М. 2001

5. Общая теория права. Под ред. Пиголкина А. С. М., 1996.

6. Общая теория права и государства. Под ред. Лазарева В.В. М., 1994.

7. Теория государства и права. Выпуск 1. Под ред. Венгерова А. Б. М., 1993.

8. Теория государства и права. Выпуск 11. Под ред. Венгерова А. Б. М., 1994.

9. Теория права и государства. Под ред. Манова Г. Н. М., 1995.

10. Хропанюк В. Н. Теория государства и права. М., 1993.

11. Лифшиц Р. З. Теория права. М., 1995.

12. Нерсесянц В. С. Право и закон: из истории правовых учений. М., 1983.

13. Нерсесянц В.С. Философия права. М. 1998.

14. Право и власть. М., 1990.

15. Четвернин В.А. Понятия права и государства. М., 1997.

16. Слово о науке. Книга 1. М.1976

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий