Виды брака в римском праве и виды наследования

Контрольная работа По римскому праву Вариант 4 Москва. 2007 г. Ознакомьтесь с материалами учебной литературы и первоисточников, относящимися к брачно-семейным отношениям в римском праве. Какие виды брака существуют в римском праве? В чем их отличие? Каким образом заключается брак? В каких случаях брак прекращается? Как регулируются личные и имущественные отношения супругов? Допускает ли римское право развод по инициативе жены? Является ли браком конкубинат?

Контрольная работа

По римскому праву

Вариант 4

Москва.

2007 г.

1. Ознакомьтесь с материалами учебной литературы и первоисточников, относящимися к брачно-семейным отношениям в римском праве. Какие виды брака существуют в римском праве? В чем их отличие? Каким образом заключается брак? В каких случаях брак прекращается? Как регулируются личные и имущественные отношения супругов? Допускает ли римское право развод по инициативе жены? Является ли браком конкубинат?

В римском праве семья рассматривается в двух аспектах: как союз мужчины и женщины и как наличие в семье детей. Для признания семьи достаточно было наличия одного из данных качеств, однако из данных взаимосвязей следовали различные правовые последствия. Римская семья обладала специфическими чертами.[1] Изучив Титул II «О совершении брака (De ritu nuptiarum)» дигестов Юстиниана можно выделить следующие принципы его заключения:

1. Взаимность (Данный принцип не предусматривал безусловного равенства партнеров);

2. Согласие каждого из партнеров или их законных представителей («Не может быть совершен брак иначе как по согласию всех, т.е. тех, кто вступает в брак, и в чьей власти они находятся);

3. Наличие половой связи между партнерами;

4. Возрастной ценз (Мужчины – не менее 14-ти лет; женщины – не менее 13-ти, в классическую эпоху – 12-ти лет);

5. Необходимость совместного проживания. («Установлено, что женщина может быть выдана замуж за отсутствующего в силу его письма или посредством вестника, если она вводится в его дом; но женщина, которая отсутствует, не может выйти замуж в силу письма или посредством вестника, ибо необходимо введение в дом мужа, как бы в брачное местожительство, а не в дом жены»);

6. Стремление партнеров к заключению именно брачного союза.[2]

Выделялись два вида брака: правильный брак (nuptiae) и неправильный брак (matrimonium). Правильный брак заключался между мужчиной и женщиной одного правового качества, он имел все предусмотренные законом юридические последствия.[3] Неправильный брак заключался между людьми, отнесенными к разным видам права (между римской гражданкой и перегрином и т.д.), он рождал правовые последствия для супругов не в полной мере, не в соответствии с предписаниями цивильного права. "Matrimonium" или "nuptias" - эти термины являются в позднейшем праве синонимами, но в древности первый означал, по-видимому, брак по цивильному праву, а второй - преимущественно брак согласно ius gentium.[4] Правильный брак (в классическую эпоху) мог заключаться в двух формах: cummanumariti (обрядовый) и sinemanumariti (неформальный).

Сummanumariti предполагал религиозный обряд заключения брака, или выкуп жены от ее прежнего домовладыки, либо признание брака вследствие фактического проживания жены в доме мужа в течение 1 года без претензий со стороны ее родственников. Sinemanumariti требовал заключения брачного соглашения, и привод жены в дом мужа. Различие данных двух форм заключения брака состояло в разнице имущественных отношений в семье и судьбы женщины в случае прекращения брака.

Следует отметить, что существовало и такой вид отношений, как конкубинат. Он признавался в тех случаях, когда люди не обладали необходимыми правами для вступления в брак. Для его признания необходимо было наличие постоянства и как бы семейных отношений, чтобы сожительство отличалось от временной половой связи. Как таковым конкубинат браком не признавался. В Титуле II «О совершении брака» указано, что сожительство со свободной женщиной следует рассматривать не как конкубинат, а как брак, исключая случаи, когда та «промышляет своим телом». [5]

Существовали ограничения в заключении брака. Так, их не могли заключать несовершеннолетние, безумные, кастраты, рабы. Не мог признаваться в качестве брака союз между лицами несоотносимого социального уровня. Также имелись ограничения в связи религиозными убеждениями партнеров: допускался брак лиц, исповедующих одну религию и по правилам одного религиозного обряда. Инцест не допускался, однако, в дохристианскую эпоху круг запрещенных для брака степеней родства был значительно уже, чем после.

Заключение брака имело две стадии: обручение (сговор) и собственно брачная церемония. Две данных стадии имели различное правовое значение.[6] Необязательным являлось условие происхождения данных событий одно за другим по времени.

Обручение (сговор) представляло собой выражение вступающих в брак людей серьезности своих намерений («Сговор есть соглашение и обещание будущего брака» Флорентин[7] ). Следует отметить, что обручение могли проводить и представители будущих супругов, например, их близкие родственники. Обручение скреплялось специальными документами (в более ранние времена – присутствием свидетелей), однако могло быть расторгнуто как по взаимному согласию, так и в судебном порядке. Материальный урон при этом должен был быть возмещен.

Главным моментом собственно заключения брака, имеющим правовые последствия, то есть формальным условием для наступления брачных отношений, являлся увод жены в дом мужа.

В римском праве выделяются следующие основания для прекращения брака:

1. Смерть супруга;

2. Развод;

3. Утрата супругом его гражданского правового качества в связи с изменением сословного положения;

4. Изменение супругом гражданства.

Развод разрешался лишь в дохристианскую эпоху и был действителен только для правового брачного союза. Процедура развода зависела от формы заключения брака, однако в любом случае развод означал претензию одного из супругов на его личную и имущественную независимость. Инициатором развода могла быть женщина. Имущественные потери несла виновная в разводе сторона. Данные санкции выражались в виде штрафов или потери стороной своего добрачного имущества. Причинами развода могли служить: прелюбодеяние жены, невыполнение женой своих обязанностей по поддержанию дома в надлежащем состоянии. Процедура расторжения брака напрямую зависела от способа его заключения. [8]

Брак в римском праве не являлся равноправным – жена находилась в ущемленном положении. Муж обладал статусом домовладыки. Например, жена не могла проживать одна, муж имел право насильно заставить жену проживать в своем доме. То же касалось и имущественных отношений при заключении обрядового брака (cummanumariti). Все имущество жены переходило в собственность мужа, он имел право виндикации на любое принадлежащее ей имущество даже в отношении ее семьи. Все возможные приобретения также являлись его собственностью. Однако при такой форме заключения брака жене могло быть дано право наследования в качестве агнатической родственницы.[9] В этом случае пережившему супругу (прежде всего жене) присваивалась четвертая степень агнатического родства. Это означало, что она могла получить наследство в случае отсутствия наследников других степеней, либо они не выразили желание его принять.

При заключении sinemanumariti имущество являлось раздельным. Несмотря на право мужа управлять и распоряжаться доходами с данного имущества, он не имел право его отчуждать без согласия супруги или ее домовладыки. Злоупотребление имуществом жены могли привести к подаче судебных исков. Вместе с тем жена не обладала iuscommercii и сама распоряжаться им тоже не могла. За ней сохранялось пассивное право выступать участницей цивильного оборота: дарить, занимать, участвовать в управлении имуществами, наследовать другие имущества. Исключалось взаимное дарение между мужем и женой. Независимо от формы заключения брака в особом правовом положении находились две категории брачных имуществ: приданое и брачные дары.

Приданое (dos) – это дар супругу со стороны родственников невесты. В римском обществе считалось, что его сохранение является не только личным интересом, но и общественным. Поэтому оно являлось постоянным – оно не могло быть заменено другим, даже большей стоимости, не могло изменять своего статуса. Приданое оформлялось особым документом отдельно от заключения брака, где обязательно указывалась его судьба при прекращении брака. Следует отметить, что при разводе судьба приданого определялась в зависимости от того, кто был в нем виновен. Во время брака приданое запрещалось отчуждать. Фактическим пользователем приданого являлся муж, однако он обязан был возмещать ущерб, а также нести издержки по управлению им.

Брачные дары (dospropternuptias) – дары жене от мужа соответственно с их общественным положением на случай вдовства супруги. Дары при незаконном заключении брака или при его прекращении не возвращались. [10]


2. Что такое необходимое наследование? Как его определяет римское право? Как ограничивалась свобода завещанных распоряжений в древнейшем римском праве? Какие ограничения на свободу завещаний существовали в преторском праве и законодательстве Юстиниана? Что представляет собой обязательная доля? Каков ее минимальный размер в классическом праве и праве Юстиниана?

В римском частном праве выделяется институт необходимого наследования (наследования по закону) – это фактическое ограничение свободы завещаний.

Необходимое наследование – переход наследства не в соответствии с усмотрением наследодателя, а по усмотрению закона в отношении круга лиц, признаваемых наследниками по факту своих кровных, родственных или иных форм связей с наследодателем.[11] Выделялось два типа родства: агнатическое и когнатическое.

Агнатическое родство устанавливалось в силу традиционных представлений о составе римской семьи: наследниками в этом случае считались не только кровные родственники по мужской линии, но и пребывавшие под властью домовладыки. Здесь выделялись четыре условные степени.

1. Первая степень – прямые близкие родственники (находившиеся под властью наследодателя как домовладыки кровные родственники, усыновленные и находившиеся inmancipii, освобожденные дети при внесении ими имущественного вклада в общую массу семейного имущества). При данной степени наследство разделялось по условным степеням родственной общности (поколенно);

2. Вторая степень – братья, сестры, мать (если она состояла в браке cummanumariti). Все наследство разделялось по равным долям;

3. Третья степень – все другие родственники, незаконные дети допускаемых степеней родства. Наследование происходило поколенно;

4. Четвертая степень – оставшийся в живых супруг (прежде всего жена). Она могла наследовать имущество в случае отсутствия других наследников, либо если те не изъявили желание принять наследство.

Когнатическое родство – родство, при котором наследниками признавались все непосредственные родственники без различия пола с соблюдением последовательности степеней и порядка рождения. Здесь выделяется 4 класса.

1. Первый класс – прямые нисходящие родственники (сыновья, дочери от правильного брака, внуки от умерших детей). Наследственная масса разделялась по законным частям;

2. Второй класс – восходящие и полнородные родственники (отец, мать, бабки, полнородные братья и сестры). Наследственная масса распределялась по линиям родства, одна линия устраняла от наследования другие;

3. Третий класс – неполнородные родственники (единокровные и единоутробные братья и сестры). Наследование производилось по частям;

4. Четвертый класс – все остальные боковые родственники. Они наследовали поголовно в равных долях. [12]

Можно выделить следующие принципы наследования по закону:

1. Ближайшая степень родства полностью устраняет от наследства отдаленную;

2. Деление наследственной массы по степеням и линиям, а внутри них – в равных долях;

3. Возможность наследования доли наследства, пришедшуюся бы родителю, если бы он был жив.[13]

В древнейшем римском праве члены семьи наследодателя еще при жизни отца считались как бы собственниками общесемейного имущества и потому в случае его смерти не столько получали наследство, сколько приобретали свободу распоряжения имуществом, которое уже раньше принадлежало им.Весьма вероятно, что и в Риме, как у других народов, завещание допускалось сначала (т. е. разрешалось народным собранием) лишь при отсутствии собственных детей. Если же дети были, то назначение наследником лица постороннего могло быть оправдано только тою или иною негодностью их (предосудительным поведением и т. д.).

В случае наличности уважительных причин устранение их от наследства являлось лишением принадлежащих им прав, для чего необходимо было получить определенную санкцию народного собрания.Следует отметить, что назначение постороннего наследника обязательно должно было быть выражено наследодателем. При этом требовалось, далее, чтобы filii familias были исключены все поименно – nominatim, прочие же члены семьи – дочери, внуки – могли быть исключены и общей фразой – inter ceteros («Ceteri ceteraeque exheredes sunto» – Гай.).[14] Если это выполнено не было, то завещание признавалось недействительным полностью или частично. Примечательно, что даже если после смерти завещателя рождался законный наследник, то завещание автоматически аннулировалось.

В преторском праве прямая exheredatio требовалась для всех liberi, в том числе и эманципированных, причем для всех liberi мужского пола должна была делаться nominatim, для женщин допускалось exheredatio inter ceteros. При несоблюдении этих правил liberi получали bonorum possessio в размере своих законных долей. Однако те, которые были эксгередированы при praeteritio других, оставались эксгередированными. Наследодатель должен был их aut instituere aut exheredare. Назначение постороннего наследника при умолчании о sui heredes не допускалось. Если эти требования не были соблюдены, завещание было недействительно, полностью или отчасти. Оно было недействительно полностью, если praeteritio, т.е. умолчание, касалось filius familiae. Оно было недействительно частично. Если praeteritio была допущена в отношении кого-либо из других sui heredes: обойденный участвовал в наследовании вместе с наследниками, назначенными в завещании, получая свою законную долю (pars virilis), если назначенный наследник также принадлежал к числу sui, и половину наследства, если наследником было назначено постороннее лицо. По законодательству Юстиниана exheredatio, так же, как и institutio heredis, могла быть совершена в любых выражениях, но все нисходящие должны были эксгередироваться nominatim.[15]

Преторский эдикт не только воспринял, но даже расширил формальное необходимое наследование, причем он и здесь понятие sui заменил понятием liberi: эксгередированы должны быть и emacipati. При этом для всех liberi мужского пола нужна exheredatio nominatim, и только для женщин достаточна exheredatio inter ceteros. Если в завещании не исполнено одно из этих условий, то хотя завещание и не считается недействительным, но претор дает bonorum possessio contra tabulas testamenti. Liberi получают свои законные доли, однако, кроме тех, которые были эксгередированы (в этом отношении завещание сохраняет свою силу). Побочные распоряжения в завещании (назначение опеки, отдельные выдачи в пользу родителей или детей завещателя) остаются действительными.[16]

Законодательство Юстиниана установило, что exheredatio может быть, как и institutio, совершена в любых выражениях, однако в нем было предписано, чтобы все нисходящие без различия пола были эксгередированы nominatim.

Как было сказано выше, в римском праве наследодатель ограничивался необходимостью предоставить обязательные доли наследства своим родственникам и наличием возможностей объявить завещание недействительным. Нельзя было обойти в завещании наследников по закону. Право на обязательную долю имели все прямые нисходящие и восходящие родственники когнатического родства.

В новелле 18 дигестов Юстиниана был повышен, по сравнению с классическим правом, размер обязательной доли до 1/2 законной доли, если эта последняя составляет менее 1/4 всего наследства, и до 1/3, если – более. Установлено, что querela inofficiosi testamenti должна иметь место только в случае, когда наследникам ничего не оставлено. Напротив, если им оставлена какая-то часть наследства, но менее обязательной доли, то они не могут требовать полного уничтожения завещания, а только дополнения их непременной доли.[17]

Нужно сказать, что этот honor institutionis имеет более, чем просто почетное значение: в случае отпадения других назначенных в завещании лиц эти необходимые наследники, как heredes instituti, будут иметь jus accrescendi. Exheredatio и лишение обязательной доли стало возможным сделать завещателем только при наличности уважительных причин, которые перечислены в законодательстве. Данных причин насчитывается 14 (различные преступления или проступки против завещателя, предосудительный образ жизни и т. д.), а для асцендентов – 8 (в общем, – то же самое). О братьях и сестрах в дигестах Юстиниана не упоминается, в связи с чем на них продолжает распространяться старое право.[18]

Следует отметить, что в римском праве можно выделить два типа необходимого наследования – формальный и материальный.

Формальный тип наследования состоит в том, что при совершении завещания лицо, у которого есть sui heredes должно или назначить их наследниками или определенно лишить их наследства. Материальный тип наследования состоит в том, что близкие наследодателю лица действительно участвуют в наследстве. Оба эти типа в позднейшем праве действовали параллельно, что не могло не создавать затруднений на практике. В законодательстве Юстиниана сделана попытка слить оба вида необходимого наследования воедино. С этой целью он предписал, что десценденты и асценденты завещателя имеют не только право на получение в каком угодно виде portio debita, но, кроме того, они должны быть назначены наследниками; завещатель должен оказать им honor institutionis, – по крайней мере, в размерах их portio debita.[19]

3. Какой договор в римском праве называется договором займа ( matuum )? К какому виду контрактов он относится? С какого момента договор займа ( matuum ) считается заключенным? Кто несет ответственность за риск случайной гибели занимаемых вещей и почему? В чем состоит отличие договора займа ( matuum ) от договора ссуды?

Договор займа был одним из древнейших форм договорного права и сохранился как один из главнейших институтов всего хозяйственного оборота и впоследствии – кредита.[20] «Взаем даются такие вещи, которые определяются весом, числом, мерой; мы можем путем дачи этих вещей вступить в отношение займа потому, что при выполнении договора имеют значение родовые, а не индивидуальные признаки; таким образом, в отношении других вещей мы не можем устанавливать договора займа, так как без согласия кредитора одна вещь не может быть дана вместо другой для исполнения обязательства».[21]

Для заключения договора займа необходимо, чтобы дающий в займы являлся собственником вещи; при этом «не идет вопреки этому то обстоятельство, что сын семейства и раб, дающие взаймы имущество, входящее в пекулий, обязывают (другое лицо); ибо здесь имеет место такое же положение, как если бы ты дал деньги по моей воле: ведь иск приобретается для меня, хотя бы деньги (монеты) были не моими».

Договор займа относится к реальному виду договоров. Одна сторона передавала в собственность другой денежную сумму; количество вещей, определенный родовыми признаками, с обязательством возврата в срок, того же рода и качества. «Мы даем взаймы с намерением получить обратно не ту же самую вещь, которую мы дали, - иначе это будет ссуда или сдача на хранение, но вещь того же рода; ибо если бы был другой род, например вместо пшеницы мы получили бы вино, то не было бы займа».[22] Договор заключался или на срок, или до востребования.

Смысл договора займа состоит в том, что одна из сторон передает другой стороне право собственности на вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа. В древнейший период это выражалось в форме стипуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями), позднее – в письменной форме. В римском праве предметом договора займа признавалась только вещь, находящаяся в обороте, отмеченная только родовыми признаками.[23] По истечении договора займа возвращена должна быть такое же имущество, должник не имеет право возвратить более плохую вещь, даже совпадающую с ней по роду. Например, нельзя было вернуть молодое вино вместо старого.[24]

Заем считался односторонним обязательством, предполагалось, что пользу от договора займа формально извлекает только должник. Заем являлся безвозмездным договором; в случае, если были заняты деньги, то заемщик в договоре займа не платил процентов с занятой суммы. Отсутствовали какие-либо права на возмещение потерянных выгод. Позже проценты стали включаться в сумму займа. Это делало необходимым составления особого соглашения о процентах или другом вознаграждении (в пределах вещей того же типа), также благодаря этому были сформированы различия между двумя моментами займа: его получением и определением его стоимости.[25] Сформировались понятия об ответственности сторон.

Обязательства, вытекающие из договора займа, строго односторонние. Так, ответственность за случайную гибель вещи, взятую взаймы, несет должник, вне зависимости от степени и формы вины займополучателя. При возникновении спорных ситуаций доказательство того, что было дано по займу, лежало на кредиторе.

Принципиальное отличие договора найма от договора ссуды состоял в том, что по ссуде передавалась вещь, определяемая только индивидуальными признаками (дом, участок земли), а не родовыми. Вернуть требовалось именно ту вещь, которая была дана, а не схожую с ней по родовому признаку. Для заключения договора ссуды не было обязательным, чтобы вещь находилась в гражданском обороте, (это может быть вещь для индивидуального пользования). В договоре ссуды было невозможным скрытое соглашение о процентах, поскольку не признавалось наличие «валюты» ссуды. Ответственность за гибель вещи при договоре ссуды лежала на кредиторе; должник оплачивал гибель вещи только в случае, если на нем за это лежала вина. Однако приводить доказательства на этот счет должен был сам ссудополучатель.


[1] Римское право. Учебно-практическое пособие/О.А. Кудинов. – М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.120

[2] Римское право. Учебно-практическое пособие/О.А. Кудинов. Приложения. Дигесты Юстиниана – М. Издательство «Экзамен», 2007. С. 416

[3] Римское право: учебник/О. А. Омельченко, М.: ЭКСМО, 2007. – 2007. С. 131

[4] Там же, С. 135

[5] Дигесты Юстиниана. Книга вторая. Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.457.

[6] Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.126.

[7] Дигесты Юстиниана. Книга вторая. Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.457.

[8] Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.127.

[9] Там же, С.129

[10] Там же, С.130

[11] Перетерский И.С. «Римское частное право», С. 87

[12] Римское право. Учебник. О.А. Омельченко.- М.: Издательство ЭКСМО, 2007. С.146.

[13] Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов. Приложения. Дигесты Юстиниана - М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.457.

[14] Дигесты Юстиниана. Книга вторая. Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.457.

[15] Необходимое наследование. / Покровский И.А. История Римского Права. Издание 3-е, исправленное и дополненное.// Allpravo.Ru - 2004.

[16] Там же.

[17] Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов. Приложения. Дигесты Юстиниана - М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.457.

[18] Там же.

[19] Необходимое наследование. / Покровский И.А. История Римского Права. Издание 3-е, исправленное и дополненное.// Allpravo.Ru - 2004.

[20] Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.272.

[21] Дигесты Юстиниана. Книга вторая. Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.457.

[22] Там же.

[23]

[24] . Римское право. Учебно-практическое пособие. О.А. Кудинов.- М.: Издательство «Экзамен», 2007. С.273.

[25] Там же, с.275