регистрация / вход

Терроризм как фактор дестабилизации мирового порядка

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ФИЛИАЛ Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ФИЛИАЛ

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ»

в г.Мурманске

Специальность: «Государственное и муниципальное управление»

РЕФЕРАТ

по предмету

«Национальная безопасность»

На тему «Терроризм как фактор дестабилизации мирового порядка»

Исполнитель:

Дмитраш А.В.

Группа П-12

Преподаватель:

Дьяконов А.Г., к. и. н.

Мурманск

2011 г .


ПЛАН

Введение_____________________________________3

Основная часть:

1. Исторические корни и этапы развития идей террора___________ 4

2.Основные особенности терроризма на современном этапе______ 9

3.Основные направления борьбы с терроризмом на международной

арене____________________________________________________17

Заключение __________________________________25

Список литературы ___________________________27

Введение

Как специфическое явление общественно-политической жизни терроризм имеет свою длинную историю, без знания которой трудно понять истоки и практику терроризма, хотя, прямо скажем, у современного террора уже нет его прежней романтизировавшейся им же самим идеологической оболочки и направленности. Мотивы действий большинства современных террористических организаций, групп и отдельных лиц весьма и весьма далеки от "высоких идеалов.

Весьма важно уяснить социально-правовые аспекты проблемы терроризма, без чего противодействие этому явлению приобретает неакцентированный характер поиска решения по принципу проб и ошибок.

Четкая понятийная характеристика терроризма как социально-правового явления должна служить сквозным ориентиром для определения задач, правовых, организационных и ресурсных аспектов борьбы с терроризмом. Несомненно, при исследовании терроризма как общественно опасного явления следует исходить из глубокого понимания сущности этого деяния, имея в виду прежде всего, что терроризм служит достижению самых низменных, антидемократических, антигуманных целей. Специалисты выделяют три основных аспекта терроризма.

Юридический аспект проблемы прежде всего касается самого понятия терроризм. Дело в том, что существует около ста определений террора и терроризма и все они страдают определенной недостаточностью.

“Террор” в русском языке определяется как устрашение противника путем физического насилия, вплоть до уничтожения, а терроризм - это практика террора. Действия террористов не всегда связаны с убийством, но всегда подразумевают насилие, принуждение, угрозу. Различными могут быть и цели: сугубо корыстные, в основе которых жажда наживы; политические, в том числе от узкокорпоративных до свержения государственного строя. Террористические действия совершаются и ради идеи. Поэтому те, кто разделяет идеи террориста, нередко называют его патриотом, борцом за свободу, оппозиционером и т.д.

С точки зрения объекта посягательства, терроризм наносит ущерб жизни и здоровью людей, имуществу, правам и законным интересам, дезорганизует общественную жизнь. Насилие большей частью сопровождается физическим воздействием вплоть до причинения телесных повреждений и смерти. Оно может сопровождаться и психологическим воздействием, и вымогательством разных благ, что особенно характерно для тех случае, когда террористический акт сопровождается требованием выкупа.

Терроризм может выражаться также в разрушении или попытке разрушения каких-либо объектов: самолетов, административных зданий, жилищ, морских судов, объектов жизнеобеспечения и т.п. Одно из главных средств достижения целей для террористов - запугивание, создание атмосферы страха, неуверенности в безопасности жизни своей и своих близких. Уничтожение имущества террористическими группами, даже не повлекшее человеческих жертв, также можно квалифицировать как терроризм. Терроризм - преступление, которое может быть совершено и одним лицом против одного или нескольких человек или каких-либо объектов (террористический акт). Для терроризма как международного преступления совершение преступного деяния в одиночку в настоящее время не характерно. Даже когда преступник действует один, нередко ответственность за совершение преступления берет на себя какая-нибудь террористическая организация.

Современный терроризм несет в себе все признаки организованной преступности. Сказанное позволяет выдвинуть предложение о признании террористических организаций преступными со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями как для самих организаций, так и их членов. Основываясь как на действующем уголовном законодательстве, так и на международной практике, целесообразно применять к террористам те правила об ответственности соучастников, которые применялись в отношении нацистских военных преступников. Это означает, что каждый участник террористической организации или группы должен нести ответственность за всю преступную деятельность организации. Если действия террористов не выходят за рамки своей страны, ответственность наступает по положениям национального законодательства. При рассмотрении дел о терроризме необходимо особо изучать вопрос о вдохновителях, организаторах не только конкретных действий, но и создания террористической организации, что может быть особенно важно для координации борьбы с терроризмом в международном масштабе с точки зрения возможного применения политических, экономических, дипломатических санкций против государства, попустительствующего терроризму.

1. Исторические корни и этапы развития в обществе идей террора.

Терроризм является постоянным спутником человечества. Еще в I веке нашей эры в Иудее действовала секта сикариев (сика - кинжал или короткий меч), уничтожавшая представителей еврейской знати, сотрудничавших с римлянами. Еще Фома Аквинский и отцы христианской церкви допускали идею убийства правителя, враждебного, по их мнению, народу. В средние века представители мусульманской секты ассошафинов убивали префектов и калифов. В эти же времена политический террор практиковали некоторые тайные общества в Индии и Китае. На территориях современного Ирана, Афганистана и некоторых других стран животный страх на своих противников из мусульманской суннитской знати и правителей наводила могущественная и предельно закрытая секта исмаилитов, использовавшая в своей борьбе доведенные до совершенства способы физического устранения неугодных лиц.

В 1848 г. немецкий радикал Карл Гейнцген доказывал, что запрет убийства неприменим в политической борьбе и что физическая ликвидация сотен и тысяч людей может быть оправдана, исходя из "высших интересов человечества". Гейнцген явился в какой-то мере основоположником теории современного терроризма. Он считал, что силе и дисциплине реакционных войск нужно противопоставить такое оружие, с помощью которого небольшая группа людей может создать максимальный хаос. И здесь Гейнцген надеялся на отравляющий газ, ракеты, а также требовал поиска новых средств уничтожения. Это и есть так называемая "философия бомбы", которая появилась в XIX веке, хотя ее корни уходят к оправданию тираноубийства в греческой истории.

Концепция “философии бомбы” получила дальнейшее развитие и углубление в “теории разрушения” Бакунина. Последний в своих работах отстаивал мысль о признании лишь одного действия - разрушения. В качестве средств борьбы он предлагал яд, нож и веревку. Революционеры, считал Бакунин, должны быть глухи к стенаниям обреченных и не должны идти ни на какие компромиссы, что русская почва должна быть очищена мечом и огнем.

Доктрина “пропаганды действием” была выдвинута анархистами в 70-е годы XIX века. Суть ее в том, что не слова, а только террористические действия могут побудить массы к давлению на правительство. Эта же мысль проходит позднее и у Кропоткина, когда он определяет анархизм как “постоянное возбуждение с помощью слова устного и письменного, ножа, винтовки и динамита”.

К концу XIX века особая роль в пропаганде терроризма в Европе и США принадлежит Иоганну Мосту, который проповедовал “варварские средства борьбы с варварской системой”.

Терроризм становится постоянным фактором общественной жизни со второй половины XIX века Его представители - русские народники, радикальные националисты в Ирландии, Македонии, Сербии, анархисты во Франции 90-х годов, а также аналогичные движения в Италии, Испании, США.

До первой мировой войны терроризм считался орудием левых. Но, по существу, к нему прибегали индивидуалисты без политических платформ, а также националисты не только левых, социалистических ориентаций. С окончанием войны террор на свое вооружение взяли правые. Национал-сепаратисты и фашистские движения в Германии, Франции и Венгрии, “железная гвардия” в Румынии. Крупнейшими терактами того времени были политические убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург в 1919 г., югославского короля Александра и французского премьер-министра Барту в 1934 г. В основе этих движений находятся разные идеологические платформы, но фактически те и другие руководствуются положениями доктрин “философии бомбы” и “пропаганды действием”.

В XX веке спектр мотивов для использования методов террора существенно расширился. Если русские народовольцы, первомартовцы и эсеры рассматривали террор как самопожертвование на благо общества, то для “красных бригад” он служил способом и средством самоутверждения. “Красный террор” и “черный” террор фашистского, неонацистского толка стоят недалеко друг от друга и не имеют ничего общего с тем, что делами народовольцы. У современного терроризма одна вожделенная цель: захват власти. И ни о каком “благе общества” здесь и говорить не приходится.

В XX веке состоялся перенос терроризма на государственный уровень, чего до этого не было. Террористическое государство “давило” своих граждан беззаконием внутри страны, заставляло их постоянно ощущать свое бессилие и слабость. Оно не меняло своего поведения и за пределами своих границ. Исторический пример - фашистская Германия. В последние годы многие действия США на международной арене стали очень близки по своему характеру к террористическим.

После развала СССР бандитская традиция пустила свои корни во многих районах и уголках постсоветского пространства. Попытки насилием добиться своих целей, даже самых благородных, вызвали появление на древе государственного терроризма новых диких ростков - вооруженных конфликтов на территории Грузии, Азербайджана, Армении и Молдовы, в Таджикистане и Киргизии и т.д. Сегодня миру уже грозят ядерным терроризмом, терроризмом с применением отравляющих веществ. Характер эпидемии приобрели похищения людей в целях шантажа или получения выкупа. Сегодня многие люди испытывают на себе все “прелести” информационного терроризма.

Конфликтогенный потенциал терроризма особенно вырос с 60-х годов ХХ века, когда целые регионы мира были покрыты зонами и очагами активности различных по своей ориентации террористических организаций и групп. Сегодня в мире насчитывается около 500 нелегальных террористических организаций. С 1968 по 1980 гг. ими было совершено около 6700 террористических актов, в результате которых погибло 3668 и ранено 7474 человека. В современных условиях наблюдается эскалация террористической деятельности экстремистски настроенных лиц, групп и организаций, усложняется ее характер, возрастают изощренность и античеловечность террористических актов. Согласно исследованиям ряда российских ученых и данным зарубежных исследовательских центров, совокупный бюджет в сфере террора составляет ежегодно от 5 до 20 млрд. долл.

Терроризм уже приобрел международный, глобальный характер. Еще сравнительно недавно о терроризме можно было говорить как о локальном явлении. В 80-90 гг. ХХ столетия он уже стал универсальным феноменом. Глобализация и все более широкая интернационализация терроризма - это неоспоримый факт, перед которым сегодня оказалось человечество. Этот феномен обусловлен расширением и глобализацией международных связей и взаимодействия в различных областях. Особенно как бы беспроблемно эти процессы происходят на поле маргинального экстремизма и терроризма как крайней формы проявления первого. И действительно, если опуститься до банальных фраз и образов, то, как говорят, бедные и униженные быстрее поймут друг друга, пролетариям всего мира нечего терять кроме своих цепей и т.д. Наряду с большим числом террористических организаций и групп имеется не меньшее число поддерживающих их различных структур, вплоть до целых государств-спонсоров терроризма. Сам по себе интересен и знаменателен тот факт, что сегодня основная материальная поддержка террористических организаций поступает из арабских нефтедобывающих и развитых западных государств. У первых, насколько можно понять, имеются лишние деньги, вскормленные на долларовом навозе амбиции и разумное понимание того, что лучше энергию своих экстремистов направлять куда-нибудь подальше - в Россию там, в Афганистан или Косово. На территории развитых государств присутствуют многочисленные религиозно-этнические общины или диаспоры, неудовлетворенность которых своим положением в чуждой для них социально-культурной атмосфере также выливается в различные формы поддержки своих “братьев” в других странах мира. Так формируется финансовая база международного терроризма.

Озабоченность мирового сообщества ростом террористической активности обусловлена многочисленностью жертв террористов и огромным материальным ущербом, наносимым террором, так и тем, что благодаря развитию новейших технологий, имеющих двойное назначение, деятельности средств массовой информации и глобальных компьютерных сетей (Интернет), крайней коммерциализации в сфере т.н. масс культуры, где культивируются насилие и жестокость, у все большего числа людей появляется возможность получить, а затем и использовать информацию о создании самых изощренных средств уничтожения и способах их применения. Не застрахованы от вспышек терроризма ни высокоразвитые, ни отстающие в экономическом и социальном развитии страны с различными политическими режимами и государственным устройством.

Только за последнее время людские и материальные потери в связи с террористическими актами зафиксированы в Северной Ирландии, США, России, Кении, Танзании, Японии, Аргентине, Индии, Пакистане, Алжире, Израиле, Египте, Турции, Албании, Югославии, Колумбии, Иране, в государствах Юго-Восточной Азии и в ряде других стран. Интернациональный характер жизни людей, новые средства связи и информации, новые виды вооружений резко снижают значимость государственных границ и иных средств защиты от терроризма. Возрастает многообразие террористической деятельности, которая все больше увязывается с национальными, религиозными, этническими конфликтами, сепаратистскими и освободительными движениями.

Эпицентр террористической активности в течение ряда лет смещался от стран Латинской Америки к Японии, ФРГ, Турции, Испании, Италии. Одновременно с разной степенью интенсивности осуществлялись террористические акции таких организаций, как ИРА в Англии и Северной Ирландии, ЭТА в Испании. Активизировались палестинские и израильские террористы, террористические организации в ряде стран Африки и Азии, а также в США. В последние годы на Ближнем Востоке большую активность развили исламские военизированные террористические группы ориентации “Хамас” и “Хезболла”, сикхские террористические движения и группы в Индии, алжирские и другие террористы. Активно действует, широко используя террористические методы, колумбийская наркомафия, отвоевывая у официальной власти все новые позиции. Появилось немало новых регионов, где террористическая угроза стала особенно масштабной и опасной. На территории бывшего СССР в условиях обострения социальных, политических, межнациональных и религиозных противоречий и конфликтов, разгула преступности и коррупции, внешнего вмешательства в дела большинства стран СНГ пышным цветов расцвел постсоветский терроризм.

2. Основные особенности терроризма на современном этапе.

Террористическая деятельность в современных условиях характеризуется широким размахом, отсутствием явно выраженных государственных границ, наличием связи и взаимодействием с международными террористическими центрами и организациями; жесткой организационной структурой, состоящей из руководящего и оперативного звена, подразделений разведки и контрразведки, материально-технического обеспечения, боевых групп и прикрытия; жесткой конспирацией и тщательным отбором кадров; наличием агентуры в правоохранительных и государственных органах; хорошим техническим оснащением, конкурирующим, а то и превосходящим оснащение подразделений правительственных войск; наличием разветвленной сети конспиративных укрытий, учебных баз и полигонов. Характерно, что, получая в свои руки современные средства ведения информационной войны, международный терроризм навязывает народам свои идеи и свои оценки ситуации, широко и небезуспешно решает мобилизационные задачи по привлечению в свои ряды молодежи, не говоря уже о профессиональных наемниках.

Террористические организации наладили между собой тесные связи на общей идеолого-конфессиональной, военной, коммерческой и другой основе. Террористические группировки, особенно их руководители во многих случаях тесно взаимодействуют в вопросах приобретения вооружений, прикрытия друг друга, разделения функций и задач при проведении ими масштабных операций (как, например, в Афганистане или Ливане). Можно отметить, что международное террористическое сообщество научилось маневрировать силами и средствами, перебрасывать нелегальными каналами большие массы оружия и боевиков. Иначе как появились бы на территории той же Чечни, в Дагестане или в российском Поволжье эмиссары международных террористических организаций, инструкторы, проповедники и боевики из Афганистана, Пакистана, Саудовской Аравии, Турции, Албании и других стран?

На сегодня терроризм - это уже не только и не столько диверсанты-одиночки, угонщики самолетов и убийцы-камикадзе. Современный терроризм - это мощные структуры с соответствующим их масштабам оснащением. Примеры Афганистана, Таджикистана, Косова, Чечни и стоящих за ними мощных покровителей и доноров показывают, что современный терроризм способен вести диверсионно-террористическую войну, участвовать в масштабных вооруженных конфликтах. Терроризм превратился в весьма прибыльный бизнес глобального масштаба с развитым «рынком труда” (наемники и прочие) и приложения капитала (поставки оружия, наркоторговля и др.). Например, в ходе войн на территории бывшей СФРЮ ежегодно хорватским, мусульманским и албанским силам поставлялось оружия и военной техники на сумму более 2 млрд. долл. И потом, сегодня уже доказано, что именно через зоны активной деятельности террористических группировок на мировые рынки идет основной поток наркотиков и наркосодержащего сырья, а это - многие миллиарды долларов. Более десятой части всего мирового экспорта вооружений приходится не «серую» и «черную» зоны этой сферы. Нет необходимости разъяснять, куда попадает это оружие, в чьи руки и для каких целей.

Важной особенностью современного терроризма является его хорошо структурированный и организованный характер. Террористические организации создают единые руководящие органы, систему управления, планирующие подразделения. Отмечены совещания и встречи руководителей наиболее крупных группировок, координация деятельности организаций различной национальной принадлежности. Для создания большего морально-психологического эффекта и общественного резонанса налажено информационно-пропагандистское обеспечение. Ведется работа по отбору и подготовке сторонников, активных функционеров и боевиков в целях их целенаправленного использования в кризисных районах, где, например, одной из конфликтующих сторон являются радикальные мусульманские организации. Террористические методы стали их наиболее излюбленным и используемым оружием.

Вообще, как нам представляется, вопрос о том, почему именно мир ислама является на сегодня одним из важных генераторов идей террора как средства и инструмента политической борьбы и мощной базой терроризма, до сих пор остается до конца не изученным. Это отдельная важная тема для глубокого исследования и последующего использования результатов этого исследования в интересах как поиска основы взаимопонимания с миром ислама, так и обуздания терроризма, в чем также заинтересовано и большинство самих мусульманских государств, также несущих большие моральные, политические и материальные потери от этой заразы человечества.

Многие причины и движущие силы этого явления давно очевидны. Современная глобальная человеческая ситуация на нашей планете усугубляется ростом в мире социально-экономических и межцивилизационных противоречий, противостоянием между развитым Севером и отстающем в развитии Югом. Эти противоречия и это противостояние не в состоянии смягчить, тем более - полностью нивелировать и уравновесить их ни достижения научно-технической революции, ни процессы глобализации экономики или глобальный характер информационно-пропагандистской сферы. Как ни стараются страны «золотого миллиарда» навязать свои взгляды остальной части мирового сообщества и заставить ее последовать своему примеру, эффект зачастую получается прямо противоположный желаемому. Размежевание, рост пропасти между богатыми и бедными странами, слоями населения, народами растут. Мы наблюдаем маргинализацию мира, и неизбежным ответом на все это является усиление маргинального экстремизма и международного терроризма, борьбы с «неверными». Кстати, эти процессы происходят и на территории стран «золотого миллиарда», так сказать, «в логове» западной демократии, в доме тех, кто учит других, как надо жить! Зачастую именно на территории западных стран (США, Великобритания, Франция, Германия и др.) находятся порой наиболее радикальные с точки зрения их идеологии, глобальных замыслов и возможностей экстремистские и террористические организации и группировки, в том числе и мусульманские.

Но не нужно далеко ходить, чтобы понаблюдать и даже изучить эти явления. Достаточно осмотреться вокруг у нас, в России, в Москве, во многих других городах и населенных пунктах многострадальной России, чтобы воочию убедиться в том, что наши доморощенные «золотые миллиардеры» достигли выдающихся результатов в маргинализации российского общества и подготовили исключительно благоприятную, плодородную почву для проявления экстремизма и его крайней формы - терроризма. До сих пор простые обездоленные люди чаще находят выход из того положения, в котором они оказались, в добровольном уходе из жизни или в опускании на самое грязное дно общества, нежели в борьбе за свое право на достойную жизнь. Но дальнейшее обострение общей ситуации в стране может и их заставить подумать о переходе к другим способам и средствам борьбы за выживание.

Можно увидеть, что сегодня силы, не способные на конкуренцию, в том числе и особенно в военно-силовой сфере, с развитыми странами и их союзниками и партнерами, стремятся компенсировать свои слабости доступными им средствами, т.е. методами террора, причем террора международного. «Террористы всех стран, объединяйтесь!» - не станет ли этот аналог известного лозунга так же популярным? Может стать и уже, наверное, становится, так как именно к этому двигают, подталкивают ситуацию ведущие мировые державы, проводя жесткую силовую политику в отношении тех стран и народов, которые существенно слабее их в экономике, финансах, в военной сфере, но не желающие поддаваться диктату со стороны. Многолетние и безнаказанные силовые действия США и их союзников против Ирака, целая эпоха в ирано-американском противостоянии, агрессия НАТО на Балканах, Ближний Восток с его незатухающими очагами напряженности - это далеко не все и не последние примеры такого диктата. Такая политика, якобы направленная против международного и национального терроризма, по существу сама может быть квалифицирована как международный терроризм!

Далее. Разрушение старых глобальных и региональных структур международной безопасности, присущих прежней схеме биполярного мира, во многих случаях сопровождается расшатыванием и развалом государственных образований. Мир вошел во временной этап крайней нестабильности, неопределенности и пониженной безопасности. Механизмы государственного, регионального и международного контроля за происходящими в мире процессами все чаще дают сбои. Их место пытаются занять силы, которые хотели бы использовать фактор нестабильности и частичной утраты контроля для ускоренного решения своих собственных задач, как правило, деструктивных. Подобных геополитических пустот и зазоров, особенно в силовой сфере, в мире появляется все больше. Зоны, где они появляются, и темные социальные закоулки в них становятся объектами пристального внимания и приложения политики международного терроризма.

Отличительными особенностями современного терроризма являются: формирование международных и региональных руководящих органов для решения вопросов планирования террористической деятельности, подготовки и проведения конкретных операций, организации взаимодействия между отдельными группами и исполнителями, привлекаемыми к той или иной акции; возбуждение антиправительственных настроений в обществе в целях успешной борьбы за влияние и власть; проникновение в общественные и государственные политические, экономические и силовые структуры; создание разветвленной сети центров и баз по подготовке боевиков и обеспечения операций в различных регионах мира, создание сети подполья, тайников и складов оружия и боеприпасов в различных странах и регионах; создание сети фирм, компаний, банков, фондов, которые используются в качестве прикрытия террористов, финансирования и всестороннего обеспечения их операций; концентрация финансовых средств в руках террористов в связи со срастанием терроризма с наркобизнесом и торговлей оружием; использование права на политическое убежище, проживание, деятельность и базирование, предоставляемое рядом государств; использование конфликтных и кризисных ситуаций для распространения своего влияния.

Террористические группировки активно используют в своих интересах современные достижения науки и техники, получили широкий доступ к информации и современным военным технологиям. Терроризм приобретает новые формы и возможности в связи с усиливающейся интеграцией международного сообщества, развитием информационных, экономических и финансовых связей, расширением миграционных потоков и ослаблением контроля за пересечением границ. В 1996 году в США был арестован университетский профессор математики Т.Казинский, который в течении 18 лет держал в страхе всю Америку, рассылая по почте взрывчатые устройства, от которых пострадали десятки людей. Объектами его ”внимания” были университеты, авиакомпании, ученые-компьютерщики и владельцы магазинов этого профиля. Цель террориста-ученого - “изменить направленность” человеческого прогресса, доказать гибельность НТР, урбанизации. Под угрозой новых террористических актов он вынудил ведущие американские газеты опубликовать свой манифест, в котором излагались его взгляды на развитие мира.

В последние десятилетия терроризм интернационализировался, появились международные и транснациональные группировки, возникла связь и взаимодействие между некоторыми террористическими организациями (например, между алжирскими и европейскими, чеченскими и арабскими, арабскими и афгано-пакистанскими). Наиболее опасным это явление становится тогда, когда оно инициируется, создается и поддерживается государственными режимами, особенно диктаторского, националистического, сепаратистского и подобных им типов. В Чечне, например, объявившей о своей независимости, терроризм стал государственным явлением, превратился в “промысел” государственного масштаба, высшие государственные лица одновременно являлись организаторами терроризма и на территории республики и за ее пределами.

Важной особенностью современного терроризма, которая должна оставаться в поле зрения экспертов и аналитиков по данной проблематике, является то, что он стал серьезным фактором инициирования и формирования очагов военной опасности и милитаризации ситуации в ряде регионов мира.

Прежде существовала более определенная линия между войной и терроризмом. Сейчас усилиями и стараниями идеологов и практиков террора она становится как бы все более условной, подвижной. Происходит своего рода смешение и подмена причин и целей кампаний террора и войны. Это подтверждается многолетними событиями в Индии, Шри Ланке, Турции, на территории бывшего СССР - в Приднестровье, Грузии, Чечне, Таджикистане, в зоне армяно-азербайджанского конфликта и др.

Нынешний терроризм может служить не только дополнением и органическим элементом, но и детонатором военных конфликтов, в частности, межэтнических, препятствовать мирному процессу. Этим обстоятельством в ряде случаев пытаются воспользоваться в своих геополитических и стратегических интересах США и другие западные страны. Сами страдая от террора, они, тем не менее, готовы сотрудничать с террористическими группировками в тех случаях, когда деятельность последних не направлена в данный момент против тех же США или их союзников. Примеров такой «избирательности» - великое множество.

Современный передел мира повышает роль международного терроризма как инструмента политики даже у, казалось бы, вполне нормальных демократических государств. Имеется достаточно много примеров, когда силы международного террора используются, что называется, “на заказ”, в качестве тарана для разрушения существующих общественно-политических и государственных структур, нарушения сложившихся военно-политических балансов сил, перекраивания зон интересов, влияния и взаимодействия. В последующем такие государства стремятся сами заполнить образовавшиеся геополитические пустоты, встроиться в те или иные региональные структуры в качестве балансира, миротворца, регулирующей силы в управляемом конфликте. В результате часто возникает симбиоз совершенно разнородных сил, например исламских экстремистов и западных демократий (примеры - Косово или непрекращающиеся попытки некоторых стран Запада впрячь в свою геополитическкую телегу афганских талибов), которые, каждая преследуя свои цели, участвуют в своего рода разделении функций и взятых на себя полномочий в достаточно скоординированном процессе. Другое дело, что в силу различия стратегических целей, их несовпадения и даже стремления переиграть друг друга, использовать “втемную”в дальнейшем между партнерами могут иметь место серьезные разногласия и конфликты. Сегодня очень многие не хотят понимать, что заигрывание с международным терроризмом, попытки использовать его в собственных интересах чреваты серьезными просчетами и проблемами в перспективе.

Межэтнические вооруженные конфликты или конфликты между официальными властями и террористическими по своей сути вооруженными группировками и организациями - это эффективный способ дестабилизации обстановки в ряде регионов бывшего СССР. Имеется немало примеров того, как недоброжелатели России использовали эти возможности в качестве повода для воздействия на внутрироссийские события и политические процессы на всем постсоветском пространстве. С этой точки зрения терроризм следует рассматривать как один из инструментов неоглобалистской политики Запада, установления им т.н. нового мирового порядка.

Наличие и действия диверсионно-террористических организаций в других зонах военно-политической напряженности в мире стало неотъемлемым атрибутом ситуации. Например, в Грузии деятельность террористических организаций типа “Лесные братья” и “Белый орел” нацелены на недопущение и срыв любых инициатив по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта. Против продолжения мирного решения палестинской проблемы и переговоров между палестинцами и Израилем выступают такие организации исламских экстремистов как “Хамас”, “Хесболлах”. Похожие процессы наблюдаются в Таджикистане и в ряде других стран.

Еще одной особенностью современного терроризма является все чаще встречающаяся политизация целей террористической деятельности. Между тем в законодательстве ряда развитых стран и в международных документах (например, в Европейской конвенции по борьбе с терроризмом от 27.01.77 г.) терроризм квалифицируется как уголовное преступление, независимо от его причин, целей, мотивов. Нельзя не отметить, что прежде различие между политическим терроризмом и уголовной преступностью было достаточно четким. Политические террористы никоим образом не причисляли себя к уголовникам. Это главное различие в целях и мотивах действий политических террористов, выступающих против социально-политических систем в целом, отдельных сторон или личностей, и криминальных элементов, которые относились к режиму порой не только терпимо, но и поддерживая его всячески как благоприятную среду для уголовных деяний.

Сегодня политический терроризм все больше сливается с уголовной преступностью. Их можно порой различить лишь по целям и мотивам, а методы и формы идентичны. Они взаимодействуют и оказывают поддержку друг другу. Нередко преступления уголовного характера маскируются политическими целями, а их участники, выдавая себя за террористов, требуют отношения к себе после ареста как к политическим заключенным. В Латинской Америке, например, ряд террористических организаций (перуанских, колумбийских) переплетается с наркомафией. Нередко террористические организации политического толка для получения финансовых и материальных ресурсов используют чисто уголовные методы, прибегая к контрабанде, незаконной торговле оружием, наркотиками. В Сомали терроризм тесно переплетается с морским пиратством. Террористические группы на Корсике действуют в тесном контакте с сицилийской мафией. Нередко трудно понять, какой характер - политический или уголовный - носит ряд криминальных акций, таких, как убийство ряда крупных деятелей бизнеса, СМИ, захват заложников, угон самолетов и т.п.

Реальные черты приобрела угроза, когда терроризм может стать поводом, предлогом, орудием возникновения неототалитарных диктатур. Массовизация террористической деятельности, ее новые масштабы и формы, хаос, напряженность, беспорядки, страх и неуверенность, стимулируемые ею, способны породить у населения требования к руководству страны о наведении порядка, “твердой руки” и т.п. Разгул терроризма порой выгоден (и вследствие этого ими же инициируется) как предлог для массового террора в отношении населения тем, кто мечтает о введении авторитарных, тоталитарных форм и методов правления.

В терроризм как общественно опасное социальное явление, приобретающее все большие масштабы, оказывается вовлечено прямо или косвенно все большее количество людей. Явление становится массовым. Размах замышляемых и реализуемых операций требует привлечения значительных финансовых и материальных ресурсов, развитой инфраструктуры, привлечения различных специалистов, представителей разнообразных профессий, специальной подготовки, наличия учебных баз, спецшкол и полигонов, разнообразных технических средств, оружия, агентуры, многочисленного вспомогательного и обслуживающего персонала.

Терроризм ищет новые, все более жестокие и масштабные способы устрашения. Террористы переступили принципиальный рубеж - прибегли (в японском метро) к использованию средств массового уничтожения. По оценкам зарубежных экспертов, террористы и прежде не раз уже делали попытки “нащупать” пути к оружию массового уничтожения, пытались овладеть им или их изготовить, проникнуть в ядерные учреждения или на объекты, применить сильнодействующие токсические средства, совершить диверсии против действующих и строящихся атомных установок и АЭС. Общественное мнение ряда стран постоянно будоражат слухи о хищениях и нелегальных коммерческих сделках с расщепляющимися материалами, их тайной переправке за рубеж.

Таким образом, терроризм оказался непосредственно связанным с проблемой выживания человечества, обеспечения безопасности государств. Будучи крайней формой выражения социального, этнического, религиозного радикализма и экстремизма, он не склонен останавливаться ни перед чем для достижения своих целей. В международном масштабе терроризм распространился как страшная эпидемия. Именно этому способу террористы сегодня отдают предпочтение перед санкционированными способами решения социальных, национальных, религиозных и других конфликтов. Это преступное явление во всем мире имеет тенденцию к устойчивому росту: если в 80-х годах зафиксировано от 500 до 800 (1985 г.) значимых террористических актов, то в 90-х годах - 900 и более.

3. Основные направления борьбы с терроризмом на международной арене.

В свете вышеизложенного чрезвычайное значение приобретает задача координации международных усилий в борьбе с терроризмом.

Акты терроризма, составляющие по своей сути международные преступления, наносят непоправимый ущерб международному правопорядку в целом. Это обстоятельство требует консолидации усилий целого ряда государств в масштабах региона либо всего мира. Современное международное право выработало целый ряд международных конвенций универсального и регионального характера, которые на основе четких критериев устанавливают в качестве предмета своего правового регулирования взаимное сотрудничество государств в борьбе с международным терроризмом.

Еще перед Второй мировой войной под эгидой Лиги Наций были разработаны Конвенция о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия и Конвенция о создании Международного суда (1937 г.). Хотя эти документы не были приняты, однако были выработаны общие понятия, указано на необходимость сочетания международно-правовых норм и национальных законодательств по борьбе с терроризмом.

К актам универсального характера относятся: Конвенция 1963 г. о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов; Конвенция 1970 г. о борьбе с незаконным захватом воздушных судов; Конвенция 1970 г. о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации; Конвенции 1988 г. о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства; Конвенция 1979 г. о борьбе с захватом заложников; Конвенция 1980 г. о физической защите ядерного материала; Конвенция 1973 г. о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов.

К региональным актам такого рода можно отнести: Вашингтонскую конвенцию от 2.2.1971 г. о предотвращении и наказании терроризма, принимающих форму международно значимых преступлений против личности, и связанного с этим вымогательства; Европейскую конвенцию о борьбе с терроризмом 1976 года; Дублинское соглашение 1979 г. по применению Европейской конвенции о борьбе с терроризмом. Международному сообществу принадлежит заслуга принятия принципа международного осуждения терроризма и признания его во всех случаях независимо от политических мотивов противозаконным действием (Резолюция ГА ООН 40/61 от 9 декабря 1985 г.). В Декларации о мерах по пресечению международного терроризма, принятой на 49-й Сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1994 г., было подчеркнуто, что никакие идеологические, расовые, этнические, религиозные или другие мотивы не оправдывают преступных действий, направленных на создание атмосферы террора среди широких слоев населения. На встрече стран «семерки» в Галифаксе, в которой участвовала и Россия, было принято решение содействовать практическим мерам многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом. В соответствии с этим решением на конференции глав внешнеполитических и правоохранительных органов стран «восьмерки» (Оттава, 12.12.1995 г.), принята Заключительная декларация, определяющая политические обязательства стран-членов «восьмерки» по взаимодействию в борьбе с терроризмом.

Борьба с современным терроризмом должна быть глобальной и опираться на солидарность мирового сообщества, и это положение находит все большее понимание в мире среди политиков и аналитиков. Проявлением международной солидарности в борьбе с терроризмом стал ряд международных инициатив, в частности, встреча в Египте 13.03.96 г. глав ряда государств, в том числе России. Многие участники антитеррористической борьбы и наблюдатели считают целесообразным создание специальных международных антитеррористических сил, подобных “Интерполу”, что, по их мнению, способствовало бы оптимизации борьбы с терроризмом.

Летом 1996 года в Париже прошла конференция министров силовых структур стран “восьмерки” по борьбе с международным терроризмом. Конференция показала понимание ведущими государствами мира нарастающей остроты поставленной проблемы и необходимости совместных усилий для борьбы с этим глобальным злом. На ней были приняты рекомендации по 25 конкретным пунктам, в том числе по тому, как выявлять и перекрывать каналы этой опасности, как ставить заслон, как охранять транспорт и т.д. На этой, по оценке участников, основополагающей конференции был рассмотрен целый ряд профессиональных вопросов, связанных с международным терроризмом и борьбой с ним. В конце октября 1999 г. в Москве руководители тех же ведомств стран “восьмерки” собрались вновь, чтобы продолжить парижскую тему и обменяться мнениями по уже принятым тогда предложениям. Руководители спецслужб на московской встрече были проинформированы о сложившемся в Чечне положении и проявили понимание опасности этого явления.

Терроризм как социально-правовое явление может быть классифицирован по целому ряду оснований, в том числе по объему (масштабу) действий, по целям и направленности, по мотивам, по последствиям (состоявшимся или ожидаемым) - применительно к жертвам - массовые, групповые, одиночные, по материальному ущербу - катастрофогенного, особо крупного, крупного, по морально-психологическому вреду - вызвавшему панику, запуганность населения, недоверие к власти; по численности и организованности участников (включая секты и подпольные террористические организации). Возможна классификация по использованным орудиям, способам и финансовым средствам: использование ОМУ, оружия группового поражения, обычного автоматического стрелкового оружия, оружия ближнего боя, нелетального оружия и спецсредств и т.д. На наш взгляд, характеристику способов осуществления терактов необходимо дополнить классификацией используемых средств (взрывчатка, огнестрельное или холодное оружие, ОМУ, новые виды биологических вирусов; информация, носители информации (вирусы ПК, программные продукты, программы, алгоритмические языки).

Опыт многих иностранных государств в борьбе с терроризмом, безусловно, необходимо изучать, а изучив, - использовать во благо обществу. Политическое руководство основных стран европейского Запада и Соединенных Штатов рассматривает противодействие терроризму в качестве одной из важнейших общегосударственных задач. Основными направлениями деятельности в этой области являются совершенствование правовой базы, усиление взаимодействия между соответствующими федеральными органами, формирование специальных подразделений и увеличение численности сотрудников федеральных структур, занимающихся проблемой терроризма, улучшение их технической оснащенности.

Политика большинства западных государств базируется на следующих принципах: не делать террористам никаких уступок, оказывать максимальное давление на страны, поддерживающие терроризм, в полной мере использовать имеющиеся в своем распоряжении силы и средства, в том числе и военные для наказания террористов, предоставление помощи другим государствам и взаимодействие с ними.

В США за период с 1958 по 1999 гг. было принято более 40 правовых актов, в той или степени касающихся усиления борьбы с терроризмом, в том числе специальная Президентская директива (июнь 1995 г.) и Закон об усилении борьбы с терроризмом (1996 г.). Эти законодательные акты значительно расширяют права федерального руководства, правоохранительных органов и администрации штатов по выявлению и пресечению готовящихся терактов как на территории США, так и за рубежом.

В период до 2010 года в США на усиление борьбы с терроризмом предусмотрено выделить целевым порядком дополнительно 1 млрд. долл., которые предполагается израсходовать на приобретение специального оборудования и подготовку персонала. Американскому президенту предоставлено право прекращать все виды помощи государствам, вовлеченным прямо или косвенно в деятельность, классифицируемую как международный терроризм. Иммиграционные власти наделяются полномочиями без объяснения причин депортировать из США лиц, подозреваемых в причастности к деятельности террористических организаций. Приняты другие меры, ужесточающие ответственность за терроризм, расширяющие полномочия антитеррористических структур: на 1 тыс. человек увеличена численность антитеррористического персонала; ФБР предоставлено право на прослушивание и скрытую видеосъемку лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности; введена смертная казнь за осуществление террористических актов, приведших к человеческим жертвам; возможность привлечения вооруженных сил для пресечения терроризма и борьбы с ним (захват участников, предоставление необходимой техники, специального оборудования и снаряжения для дезактивации, дегазации и дезинфекции, предоставление учебных центров ВС США для отработки спецзадач).

В США к антитеррористической деятельности привлечены различные ведомства, к важнейшим из которых относятся государственный департамент, ЦРУ, ФБР и министерство обороны. Госдепартамент при этом является ведущей организацией по выработке национальной политики, программ и способов борьбы с международным терроризмом. В составе госдепартамента функционирует специальный отдел, который занимается выработкой государственной стратегии и осуществлением сотрудничества с другими государствами по предотвращению международных терактов. Начальник отдела осуществляет руководство межведомственной рабочей группой по терроризму, в обязанности которой входит разработка национальной антитеррористической политики, включая подготовку законодательных инициатив. Кроме того, отдел курирует подготовку специалистов по борьбе с терроризмом дружественных стран, а также координирует научно-исследовательскую работу по разработке и усовершенствованию форм и способов борьбы с терроризмом.

Ежегодно госдепартамент готовит список государств, содействующих международному терроризму.

Главной задачей ФБР (ведущая структура по борьбе с терроризмом), ЦРУ и других разведслужб, входящих в разведывательное сообщество США, является оперативное отслеживание обстановки внутри страны и за рубежом за счет взаимодействия, ведения агентурной работы против террористических организаций, совершенствования технических средств и работы информационно-аналитических органов. Увеличено финансирование Объединенного центра по борьбе с терроризмом, в состав которого входят специалисты различных министерств и ведомств. В его структуре создана специальная группа по предупреждению террористических актов против граждан США и союзных государств, а также важных военных и государственных объектов. Принята специальная программа, направленная на предотвращение в США инцидентов, подобных случаю в токийском метро, за реализацию которой отвечает командование химической и биологической защиты СВ США. В течение 1997-1999 гг. обучение в рамках указанной программы прошли специалисты 27 крупнейших городов США (за 5 лет - 120 городов), что позволило охватить районы, где проживает 80% населения США.

Немалый опыт борьбы с терроризмом накоплен Израилем и его спецслужбой “Моссад”. В основе ее тактики лежит нанесение превентивных ударов по террористам, в том числе за счет получения заблаговременной и достоверной информации от агентуры, действующей в их среде; нанесение ударов возмездия по организаторам и исполнителям террористических актов, которые не удалось предотвратить (месть за убитых израильских спортсменов, которые были захвачены организацией “Черный сентябрь” на Олимпиаде 1972 года в Мюнхене).

Во Франции с террористами ведут борьбу подразделения “БРИ” (поиск и уничтожение). В этом элитном отряде насчитывается около 30 бойцов-одиночек, которым президент Франции предоставил исключительные полномочия уничтожать террористов на месте на стадии покушения.

Большинство стран давно пришло к выводу, что борьбой с терроризмом должна заниматься специальная организация. Одной из первых по этому пути пошла Великобритания, создав в 1941 году специальную службу (САС) как элитную, высокопрофессиональную антитеррористическую организацию. По ее модели, получившей высокую международную репутацию, создавались американская служба “Дельта”, немецкая ГСГ-9. Правовой базой САС в борьбе с терроризмом служат закон 1972 года “О задержании террористов”; 1973 г. - “о чрезвычайных мерах”; 1974 г. - “О предупреждении терроризма” и др. На основе законодательства в САС создано спецподразделение по борьбе с терактами на всех видах транспорта, по борьбе в условиях города. Сегодня САС делает основной упор на борьбу с террористами ирландской республиканской армии (ИРА), католической военизированной группировки, выступающей за воссоединение британской провинции Ольстер с Ирландией.

ГСГ-9 была создана в 1972 году в составе федеральной пограничной полиции Германии. Ее структура состоит из штаба и пяти групп - четыре оперативные и одна - информации и связи. Оперативные группы численностью по 30 человек состоят из секций: пяти боевых и одной управления. Эксперты считают спецгруппу ГСГ-9 наиболее эффективной среди других европейских спецподразделений по осуществлению боевых антитеррористических операций. Законодательной базой организации и тактики противодействия терроризму служат конституционные поправки, касающиеся личных прав граждан, направленные против соучастия в террористических актах, пропаганды терроризма, его угрозы, оказания террористам материальной и финансовой помощи. В 1986 г. в Германии принят целевой закон “О борьбе с терроризмом”. Изменен ряд норм Уголовного кодекса. В Испании как полицейский антитеррористический блок сформирована группа специальных операций (СЕО), в которую включены лучшие специалисты спецслужб страны. Нормативной базой деятельности СЕО служит закон 1987 года “О борьбе с терроризмом”.

В отличие от европейских стран США не стали создавать специального единого антитеррористического подразделения. Его функцию выполняет в основном подразделение ФБР по борьбе с внутренним терроризмом (в том числе группа “Дельта”). Заслуживает внимания опыт США по борьбе с воздушным терроризмом, захватами заложников, взаимодействия специальных и силовых структур по ликвидации кризисных ситуаций под единым руководством.

Успех в борьбе с терроризмом может быть достигнут лишь совместными усилиями заинтересованных сторон, всего мирового сообщества. Борьба с международным терроризмом должна стать предметом обсуждения на встречах глав государств и правительств. Этому способствовало бы также проведение на регулярной основе двусторонних и многосторонних встреч руководителей ведомств, спецподразделений, экспертов, решающих задачи противодействия терроризму, с целью взаимодействия, обмена опытом и информацией. Очевидно, необходимы усилия ведущих государств, чтобы все страны мира присоединились к существующим конвенциям и соглашениям, связанным с борьбой против терроризма. Актуальными становятся создание совместных структур, совместная подготовка и проведение научных конференций, совещаний специалистов по борьбе с терроризмом, совместных тренировок спецподразделений.

Среди возможных направлений международного взаимодействия, к которым могла бы подключиться Россия, можно отметить: проведение совместных оперативных мероприятий в той или иной стране; обмен технологиями и опытом по производству и применению технических и боевых средств противодействия терроризму; закупка за рубежом современного оборудования, аппаратуры, образцов специмущества и снаряжения, используемого для этой цели; разработка и совершенствование законодательной базы и международно-правовых норм о сотрудничестве в борьбе с терроризмом; разработка международного правового механизма привлечения к ответственности и наказания организаций и отдельных лиц, обвиняемых в террористической деятельности; определение системы принципов и понятий, необходимых для определения единых подходов к оценке событий и проблем, связанных с террористической деятельностью в любой стране или регионе; разработка правовых норм, регламентирующих возможности использования территории другого государства для освобождения заложников и действий против террористов; разработка механизма выдачи государством своих или находящихся на его территории иностранных граждан, обвиняемых в совершении терактов вне его пределов для привлечения их к ответственности в судебных учреждениях другого государства или в международном трибунале; определение места и роли СМИ в целях формирования мирового общественного мнения в плане нетерпимости к терроризму и взвешенной подачи материалов; повышение роли неправительственных организаций и независимых экспертов в расширении международного сотрудничества по вопросам борьбы с терроризмом.

За десятилетия борьбы с терроризмом в мире и России был разработан ряд механизмов, методов, технологий государственного реагирования на потенциальные и совершившиеся факты терроризма (создание специальных антитеррористических сил и их подготовка, усиление охраны особо опасных, в частности, ядерных объектов, выработка технологии переговорного процесса об освобождении заложников и др.).

Можно говорить о некоторых универсальных принципах государственной политики по отношению к терроризму:

1) принцип упреждения террористических актов за счет правильно поставленной заблаговременной оперативной деятельности, распознанию их на стадии замысла, планирования и подготовки и срыву намеченных террористических действий;

2) принцип минимальных уступок террористам. В этой связи в ходе переговоров могут допускаться лишь частные, тактические уступки, позволяющие выиграть время, провести подготовительные мероприятия для проведения наиболее эффективной операции в создавшихся условиях;

3) принцип минимизации жертв и ущерба в ходе антитеррористической операции;

4) принцип неотвратимости наказания за террористическую деятельность;

Важнейшим условием борьбы с терроризмом является решительность, непримиримость и жесткость ответных действий, наличие хорошо обученных, натренированных, технически хорошо оснащенных и экипированных специальных подразделений. Но этого мало. Зачастую важнее бывает наличие политической воли и готовности высшего руководства страны к решительным действиям. В этой связи можно привести пример России, когда руководству страны не хватило политической воли для наказания террористов, виновных в бойне, унесшей жизни 150 мирных граждан Буденновска.

Условиями успешной антитеррористической стратегии, с нашей точки зрения, являются: упреждающий характер действий; активность; соответствие задач, правомочий и ресурсного обеспечения; вариативность, наличие различных моделей антитеррористической деятельности в зависимости от решения задач по предупреждению, пресечению, реагированию и смягчению последствий; обеспечение единства в действиях в международном, межгосударственном и государственном масштабах, а также в аспекте объединения усилий ведомств на основе четкого размежевания компетенции органов федерального, регионального и местного уровней; дифференциация задач, форм и содержания антитеррористической деятельности в обычной, чрезвычайной обстановке, при ведении боевых действий.

Разработке подлежат следующие проблемные ситуации: компетенция ветвей власти, пределы ограничения прав и свобод в условиях чрезвычайной обстановки; режим деятельности представителей СМИ; обеспечение безопасности населения; принципы переговоров (ограничение участия высших лиц, характер и пределы возможных уступок, вопрос о правовой силе данных обещаний и т.д.; принципы применения силы и психологического давления (через соучастников, единомышленников, близких и родных, допустимость “контрзаложничества”); надзор и контроль за законностью, статус сотрудников, внедренных к террористам; оценка допустимых пределов применения силы, оружия и спецсредств.

Важное направление в деле предупреждения терроризма - выявление каналов связей отечественных преступных группировок с международным терроризмом, каналов финансирования, поступления вооружения и преступных террористических групп.

Заключение.

В ближайшей и среднесрочной перспективе с учетом объективных и субъективных трудностей переходного периода в России, по оценке специалистов, нельзя исключать, что: терроризм, вероятно, будет характеризоваться дальнейшим резким изменением количественных и качественных сторон. По всей вероятности, наиболее распространенными формами и методами действий террористических организаций будут: воздушный терроризм всех разновидностей, в том числе с использованием ракет класса “земля-воздух”, ракетный обстрел наземных объектов посредством дистанционно управляемых пусковых установок; отравление продуктов питания, источников воды и лекарственных препаратов; использование методов из арсенала химической и биологической войн; широкое применение мин-ловушек; попытки завладеть радиоактивными веществами, ядерным, химическим, биологическим и другими видами ОМУ или их компонентами; можно допустить, что в ближайшие пять лет РФ может превратиться в территорию активной деятельности зарубежных террористических организаций и групп; произойдет, видимо, и трансформация личности террориста и механизм преступного поведения. В первую очередь, это вероятно, найдет отражение в профессионализации, превращении терроризма в постоянное ремесло. Следствием этого может стать изменение характера терроризма в целом: укрепление хорошо организованных, законспирированных и разветвленных террористических групп, подобных “Народной воле” “Красным бригадам” или “Фракции Красной армии”.

Можно предположить активное использование террористами зарубежного практического опыта и опыта отечественных предшественников;

реакция общества, по всей вероятности, будет носить пассивный характер и сводиться к постепенной адаптации, приспособлению к условиям постоянной опасности. В этих условиях борьба с терроризмом целиком ляжет на спецслужбы; российский терроризм в будущем может ставить перед собой более решительные цели, включающие дестабилизацию или полное разрушение системы политической власти в России, разрушение федерализма и дробление территории страны на отдельные независимые земли.

Исходя из анализа текущих событий, уместно предположить, что террористы будут прилагать все больше усилий к обретению ими доступа к оружию массового уничтожения, проникновения с террористическими целями или шантажа на стратегически важные объекты;

с учетом интернационализации многих социальных процессов в мире и превращения терроризма в глобальную мировую проблему вполне вероятна трансформация России в одно из звеньев цепи международного терроризма.

Список литературы:

1. Нерсесянц В.М. История политических и правовых учений. М. 2007 г.

2. Эпперсон Р. Невидимая рука. М.,1999г.

3. Яковлев Н.Н. ЦРУ против ССР, М., 1985 г.

4. Евдокимов А. Средства массовой информации в противодействии терроризму. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. - М.: "Международные отношения", 2002.

5. Емельянов В. Особенности объективной стороны терроризма// Юрист. 2003, № 2.

6. Емельянов В.П. К вопросу о создании унифицированного понятийного аппарата в антитеррористическом законодательстве. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. - М.: "Международные отношения", 2002.

7. Лукашев А. Некоторые новые взгляды на системный подход к борьбе с терроризмом. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. - М.: "Международные отношения", 2002.

8. Лунеев В.В. Организованная преступность и терроризм в условиях глобализации. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. - М.: "Международные отношения", 2002.

9. Лунеев В.В. Тенденции терроризма и уголовно-правовая борьба с ним. // Государство и право, 2002. № 6.

10. Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. - М.: "Международные отношения", 2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему