регистрация / вход

Виды сделок в гражданском праве России

Содержание Введение 3 · Понятие и сущность сделки в гражданском праве РФ 1.1 Определение сделки в гражданском праве 6 1.2 Основные признаки сделок в гражданском праве РФ 14

Содержание

Введение 3

· Понятие и сущность сделки в гражданском праве РФ

1.1 Определение сделки в гражданском праве 6

1.2 Основные признаки сделок в гражданском праве РФ 14

2. Основные виды сделок

2.1 Классификация сделок 15

2.2 Виды недействительных сделок 34

Заключение 35

Глоссарий 38

Список использованных источников 39

Приложения 40

Введение

Настоящая работа ставит своей задачей рассмотрение особенностей гражданско-правового института сделки. Речь в ней пойдет не только о понятии и видах сделок, но и об общих условиях их действительности, сроках в сделках, о значении сделок в гражданском обороте.
Определенную актуальность данной теме придает то обстоятельство, что сделки служат одним из самых распространённых оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Перечень указанных оснований предусмотрен в ст.8 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ). Кроме того, в отличие от других юридических фактов, они более всего соответствуют началам диспозитивности гражданско-правового регулирования общественных отношений. Не случайно именно им посвящено абсолютное большинство норм как самого ГК РФ, так и изданных в его издание законов и иных нормативных актов.
Основным источником при рассмотрении вопросов, касающихся всех гражданско-правовых сделок в целом, послужила часть первая ГК РФ (Глава 9.Сделки). Что касается отдельных видов сделок, то для их описания использовались соответствующие статьи части второй ГК РФ.
Кроме того, в работе использовалась соответствующая юридическая литература по данной теме, список которой прилагается в конце работы.
Категория «сделка» известна еще римскому праву, хотя в римском праве не было выработано общего понятия сделки. В российском гражданском праве, понятие «сделка» использовалось еще до революции.
Современное легальное определение сделки содержится в ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с названной статей, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Из данного определения мы можем сформулировать следующие базисные составляющие гражданско-правовой категории «сделка».
Сделка - юридический факт, влекущий возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.
Сделка - это юридическое действие субъекта (участника) гражданских правоотношений, оно сопровождается волевыми процессами (обдумывание, решение, приведение решения в исполнение). Только такой юридический факт можно назвать сделкой, который можно охарактеризовать как волевое действие, соединяющее в себе волю и волеизъявление.
Таким образом, сделка - это волевой акт и для ее совершения необходимо наличие дееспособности, которая по-разному определяется для граждан (ст.21, 26-28 ГК РФ) и юридических лиц (ст.49 ГК РФ) и может быть ограничена в отношении некоторых сделок. Актуальность выбранной темы сомнения не вызывает.
Целью написания курсовой работы выступает изучение понятия и видов сделки. Основными задачами выступают:
- определение понятия сделки в гражданском праве РФ;
- анализ основных видов сделок по гражданскому законодательству России.

Сделки определяются как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).
Каждый из участников сделки при ее совершении намеревается достичь известного правового результата. Именно из совершенных действий субъектов сделки можно узнать об этом намерении. Для того, чтобы воля могла быть взаимно воспринята участниками сделки и третьими лицами, необходимо выразить ее вовне.
Внешнее выражение внутренней воли участников сделки, из которого можно составить представление о ее содержании, называется волеизъявлением.
Гражданское законодательство предусматривает разнообразные способы изъявления участниками сделки своей воли. В одних случаях она может выражаться при помощи прямого волеизъявления посредством устных и письменных заявлений, в других – путем конклюдентных действий, т.е. действий, из совершения которых можно сделать вывод о наличии воли, в третьих – посредством молчания (п. 2 и 3 ст. 158 ГК РФ).
Сделки могут быть односторонними, двух- или многосторонними, две последние сделки называются договорами (ст. 154 ГК РФ).
Односторонними являются сделки, которые совершаются на основе волеизъявления одного лица. Возникая в силу волеизъявления одной стороны, односторонние сделки создают гражданские правоотношения, в которых участвуют не менее двух лиц. Например, выдача доверенности на получение материальных ценностей является односторонней сделкой, но в силу этой сделки у доверителя и поверенного возникают определенные гражданские права и обязанности.
Двусторонние и многосторонние сделки выражают согласованное волеизъявление двух или нескольких сторон и именуются договорами. Таким образом, всякий договор является двусторонней или многосторонней сделкой, но не всякая сделка может быть договором.
Многосторонние сделки также являются договорами. Однако в отличие от двусторонних сделок они возникают на основе волеизъявления более, чем двух сторон. Примером многосторонней сделки может служить договор трех коммерческих фирм о строительстве общего овощехранилища.
Сделки также делятся на каузальные и абстрактные. В каузальной ее основание явствует из содержания самой сделки (купля-продажа), тогда как в абстрактной основание сделки оторвано, абстрагировано от содержания (выдача векселя).
В зависимости от обусловленности возникновения или прекращения правовых последствий наступлением или ненаступлением в будущем определенного события сделки делятся на условные и безусловные. В свою очередь условные делятся на совершенные под отлагательным условием и под отменительным условием

Основная часть

· Понятие и сущность сделки в гражданском праве РФ
1.1 Определение сделки в гражданском праве

Воля лица совершить действие (достигнуть определенной правовой цели) становится доступной восприятию другими участниками гражданских правоотношений в результате изъявления лицом своей воли вовне, то есть волеизъявления. Само по себе наличие у лица какого-либо намерения не может породить юридические последствия до тех пор, пока она не выражена доступным для окружающих образом. То есть, воля должна быть направлена на реальное возникновение правовых последствий и выражена во вне. Если сделка в сфере юридических норм есть почти то же самое, что закон в сфере юридических норм, то волеизъявление для сделки – то же самое, что и публикация для закона.
В большинстве случаев способ выражения воли (волеизъявление) предоставлен на усмотрение лиц, совершающих сделку. При этом форма волеизъявления должна быть объективирована доступным для окружающих (или установленном законом) способом.
Таким образом, сделка опосредуют волю одного или нескольких лиц, волю, направленную на достижение определенной цели.
Определение сделки как выражения воли субъекта, находится в центре дискуссии: что в сделке имеет большое значение (приоритет): воля или волеизъявление? Что именно определяет намерения и цели участников сделки? В российской цивилистике высказывались следующие точки значения. Первая - «при расхождении между волей и волеизъявлением (если все же воля распознаваема и сделка вообще может быть признана состоявшейся) предпочтение должно быть отдано воле, а не волеизъявлению». Вторая точка зрения – т.к. сделка есть «действие и поэтому, как правило, юридические последствия связываются именно с волеизъявлением, благодаря чему и достигается устойчивость сделок и гражданского оборота в целом». Рациональной представляется третья точка зрения, согласно которой, воля и волеизъявление одинаково важны, ибо закон ориентирует на единство воли и волеизъявления как на обязательное условие действительности сделки.
Итак, сделки совершаются субъектами гражданского права свободно: своей волей и в своем интересе (п.2 ст.1 ГК РФ). Законом может быть предусмотрено понуждение к совершению некоторых сделок, например заключение договора в обязательном порядке (ст.445 ГК РФ).
Важно подчеркнуть, что сделки – не просто юридические действия, а действия, направленные на достижение определенного правового результата - юридических последствий.
Цель сделки – достижение определенного экономического или практического результата, удовлетворение какой-либо известной, соответствующей цели потребности.
Цель и правовой результат не могут совпасть, когда в виде сделки совершаются неправомерные действия. Приведем пример из практики: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 16 февраля 2004 г. №А72-7625/02-Б194 Кассационная жалоба по делу о признании недействительным решения налогового органа оставлена без удовлетворения, поскольку сделка, по которой налогоплательщик претендует на возмещение НДС из бюджета, направлена во вред интересам государства, ибо приобретение товара по цене большей, чем он реализован на экспорт, свидетельствует о том, что целью сделки является получение из бюджета НДС. Аналогичный пример: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 января 2004 г. №А12-5313/02-с45-V26-С10-V/5 Материалами дела подтверждается, что целью сделки является не получение прибыли от лиц, участвующих в сделке, а незаконное возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета. Следовательно, такая сделка как совершенная лишь для вида, является мнимой.
В случае совершения сделок путем неправомерных действий, наступают последствия, предусмотренные законом на случай неправомерного поведения, а не те последствия, наступление которых желают стороны. Так, например, по приведенным выше примерам, лица не получили возмещение НДС из бюджета, сделки были признаны мнимыми, со всеми правовыми последствиями о недействительности сделок.

Обязательным признаком сделки является правомерность действия, составляющего ее существо. Правомерность действия — это конститутивный элемент сделки, отличающий ее от правонарушения. Отсутствие в конкретной сделке элемента правомерности означает, что возникшее по форме как сделка действие на самом деле является не сделкой, а правонарушением.

Таким образом, сделка — это правомерное юридическое действие, направленное на достижение определенных правовых последствий, и этим она отграничивается, во-первых, от событий, во-вторых, от неправомерных действий и, в-третьих, от других правомерных действий.

Признак направленности на достижение определенного правового результата, отграничивая сделку от других правомерных действий, вместе с тем, сближает ее некоторыми административными актами, которые не останавливают общую юридическую норму, определяющую обязательные правила поведения. Такие административные акты, относящиеся к конкретному случаю, порождают правоотношения, и в этом случае они, являются юридическими фактами.

Сделки должны четко отграничиваться от подобных административных актов, которым также присущ признак направленности на достижение определенного правового результата.

И сделка, и административный акт представляют собой правомерное волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение правоотношения. Однако административный акт, содержащий волю органа государственного управления, выражает начало властвования и обязательного выполнения этой воли. Сделка же есть выражение воли ее участников, действующих как равноправные субъекты гражданского права. Кроме того, сделка непосредственно устанавливает, и меняет или прекращает гражданское правоотношение, административный акт устанавливает административное правоотношение между органом, его издавшим, и адресатом: именно на основе акта будет установлено, изменено, прекращено гражданское правоотношение.

Мотив является необходимым элементом всякого волевого акта. Человек всегда действует под влиянием какого-либо мотива, составляющего психологическое основание действия. Мотив — это осознанное побуждение, обуславливающее действие для удовлетворения какой-либо потребности человека. Возникая на основе потребности, мотив представляет ее более или менее адекватное отражение. Он отвечает на вопрос, почему человек ставит перед собой определенную цель и для достижения поставленной цели он действует определенным образом.. Мотив сделки является психологическим основанием ее совершения, но он лежит вне сделки.

По общему правилу мотивы, по которым совершена сделка, юридического значения не имеют. Безразличное отношение к мотивам сделки связано тем, что они не входят в содержание сделки (за исключением условных), а распознание и оценка их очень трудна. Гражданский оборот стал бы слишком затруднителен, неустойчив, если бы можно было оспаривать сделку ввиду того, что мотивы ее не оправдались.

Следует заметить, что ГК РФ (ч. 2 ст. 178) впервые установил, что заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Цель сделки — это предвосхищение в осознании результата, на достижение которого направлены действия. Цель выступает как мысленное отражение потребности субъекта сделки в неразрывном единстве со стремлениями, интересами, эмоциями. Она направляет и регулирует действия, выражает активную сторону человеческого сознания.

Цель в сделке — это то, к чему стремятся участник сделки, например, получение вещи в собственность при купле-продаже. Именно такой правовой результат и является целью сделки. Основание — это, то главное, на чем зиждется сделка, то, что составляет ядро сделки. Главное, что составляет ядро купли-продажи, — это получение вещи в собственность при условии уплаты денежного эквивалента.

Изложенное свидетельствует о том, что хотя «цель» и «основание» — понятия не тождественные, в сделке они означают одно и то же.

К категории «цель», которая имеет существенное значение в сделках, предъявляются два основных требования:

1) цель каждой сделки должна быть законной;

2) цель сделки должна быть осуществимой.

Хотя законодательство не устанавливает специальной нормы, регламентирующей осуществимость цели сделки, это качество правильно подмечено В.А. Рясенцевым: «Если в момент заключения сделки цель ее неосуществима, то сделка не имеет юридической силы. (Например, завещание вклада в пользу лица, о смерти которого в момент завещания вкладчик не знал)».

Статья 41 ГК РСФСР, ст. 153 ГК РФ определили, что сделками признаются действия граждан (физических лиц) и организаций (юридических лиц).

Значит ли это, что все без исключения физические и юридические лица могут быть субъектами сделок? К участникам сделок закон предъявляет ряд требований.

Ст. 17 ГК РФ определяет, что гражданская правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами. Причем она возникает в момент рождения гражданина и прекращается его смертью.

Малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать:

1) мелкие бытовые сделки,

2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации,

3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Гражданский кодекс Российской Федерации разграничил дееспособность малолетних и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Ст. 26 ГК РФ установила, что несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письмённом одобрении его родителями, усыновителями или попечителем.

Несовершеннолетний вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, и попечителя:

1) распоряжаться своим заработком, стипендией иными доходами;

2) осуществлять права автора, произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими;

4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, разрешенные малолетним в соответствии с п. 2 ст. 28 РФ.

Таким образом, законом (ст. 26 ГК РФ) установлено, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет обладают ограниченной дееспособностью. Приведенные соображения свидетельствуют, что при решении вопроса о дееспособности (полной, конкретной или ограниченной) гражданское законодательство исходит, прежде всего, из возраста субъектов.

Однако ограничение дееспособности и недееспособность связаны не только с возрастом. Ст. 30 ГК РФ предусматривает, что гражданин, который злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими веществами, ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации. Над ним устанавливается попечительство. Он может совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или иные виды доходов и распоряжаться ими лишь с согласия попечителя. Самостоятельно он может совершать только мелкие бытовые сделки, и в этом его положение схоже с положением малолетнего в возрасте от 6 до 14 лет, который также обладает только конкретной дееспособностью.

В соответствии со ст. 29 ГК РФ, гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает опекун.

Необходимость медицинского критерия недееспособности вызвана тем, что «...без установления наличия или отсутствия психического расстройства суд должен был бы разбираться в разнообразии степеней и оттенков сознательности и психической уравновешенности людей».

Устанавливая разный порядок признания недействительными сделок, совершенных лицами, признанными недееспособными, и лицами дееспособными, но находящимися в момент совершения сделок в таком состоянии, когда они не могли понимать значения своих действий или руководить ими, закон четко разграничивает эти состояния, что имеет большое теоретическое и практическое значение.

Участие в сделках юридических лиц тоже связано с обладанием последними правоспособностью и дееспособностью.

Правоспособность юридического лица возникает с момента утверждения его устава или положения и государственной регистрации (ст. 49, 51 и 52 ГК РФ).

В отличие от гражданина, который, будучи всегда правоспособным, не всегда обладает дееспособностью, юридическое лицо одновременно становится и правоспособным, и дееспособным. Причем дееспособность, как и правоспособность, юридического лица определяется рамками его устава или положения и закона.

Когда юридическое лицо выступает в качестве стороны в сделке, то условием ее действительности является соответствие этой сделки специальной или общей правоспособности юридического лица. Этот вопрос решается на основании закона и содержания устава или положения данного юридического лица.

Однако запрещение неуставных сделок не должно стеснять деятельность юридического лица, направленную на достижение поставленных перед ним целей.

Круг сделок, которые вправе совершать юридические лица не определяется каким-либо исчерпывающим перечнем и не ограничивается лишь теми сделками, которые являются основным содержанием деятельности этого юридического лица. Оно может совершать самые разнообразные единичные сделки, которые сопутствуют основной деятельности юридического лица и диктуются целью юридического лица, установленной в его уставе или положении о нем.

Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензий). В этом случае право юридического лица осуществлять такую деятельность возникает с момента получения соответствующей лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действий, если иное не, установлено законом или иными правовыми актами.

Полные (научные) определения сделки, предложенные М.М. Агарковым, И.Б. Новицким и В.П. Шахматовым, а также исследование нами элементов и признаков сделки позволяют предложить определение сделки, которое, во-первых, включило бы все имеющие существенное значение ее признаки, во-вторых, отграничило сделку от других юридических фактов, в том числе от недействительных сделок.

Сделка должна обладать следующими признаками:

1) сделка — юридическое действие, т.е. волевой акт;

2) сделка — дозволенное, правомерное действие;

3) сделка — действие, направленное на достижение положительного результата и приводящее к нему, т.е. к установлению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей;

4) участниками сделки могут быть только субъекты гражданского права — физические лица, обладающие дееспособностью (конкретной, ограниченной или полной), и юридические лица, обладающие специальной или общей правоспособностью;

5) действия могут быть односторонними (одного субъекта) и многосторонними (нескольких субъектов);

6) предметом сделки могут быть только имущественные отношения.

1.2 Основные признаки сделок в гражданском праве РФ
Учитывая вышесказанное можно выделить следующие принципы «сделок»:
- волевой характер действий (воля и волеизъявление);
- правомерность действий;
- цель в виде определенных правовых последствий (правового результата).
Итак, сделки – это правомерные волевые юридические действия, направленные на достижение определенного правового результата: установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Аналогичное определение дается в современной юридической литературе: сделки - акты осознанных, целенаправленных, волевых действий физических и юридических лиц, совершая которые они стремятся к достижению определенных правовых последствий.
При определении понятия сделка, необходимо учитывать, что сделка - институт гражданского права. Ее следует отличать от актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п.1 ст.8 ГК РФ). Правовая сила актов названных органов основывается не на правилах ГК РФ, а на нормах административного права и должна оцениваться с точки зрения норм этого права. Последствием недействительности таких актов является возмещение причиненных убытков.
Сделки - действия определенных субъектов, согласно ст.153 ГК РФ - граждан и юридических лиц. Между тем, к числу таких субъектов могут относиться не только прямо указанные в ст.153 ГК РФ субъекты - граждане и юридические лица, но в соответствии со ст.124 ГК РФ и Российская Федерация, субъекты Российской Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа), городские и сельские поселения и другие муниципальные образования.

· Основные виды сделок
2.1 Классификация сделок

Обратимся к легальной классификации сделок.
В соответствии с п.1 ст.154 ГК РФ сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними.
Двухсторонней признается сделка в форме соглашения (выражения согласованной воли) двух лиц (двухсторонняя сделка) или нескольких лиц (многосторонняя сделка) об установлении или прекращении гражданских прав. Такие сделки именуются договоры и влекут для участников, как права, так и обязанности.
Число лиц, участвующих в двухсторонней или многосторонней сделке, не обязательно должно совпадать с числом сторон сделки. На каждой стороне может участвовать несколько лиц таким образом, что все они занимают положение одной стороны в сделке. Возникающие из сделки права и обязанности стороны распределяются между участниками по правилам о множественности лиц в обязательстве (ст. 321, 322 ГК РФ).
Порядок совершения двух- и многосторонних сделок отличается сложностью и строгостью, форма же их подчиняется достаточно гибким правилам.
Односторонней считается сделка, для совершения которой достаточно воли одной стороны. При этом односторонние сделки могут создать обязанности для других лиц только в случаях, установленных законом, либо соглашением с этими лицами.
Односторонние сделки просты в совершении, но требовательны в отношении формы.
К односторонним сделкам относят: выдачу доверенности (ст.185 ГК РФ), прекращение обязательства зачетом (ст.410 ГК РФ), отказ от исполнения договора (ст.450 ГК РФ) и др.
Как следует из ст.156 ГК РФ, к односторонним сделкам применяются другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации. Антисоциальными сделками, на практике, например, признавались сделки, направленные на уклонение от уплаты налогов.
Как подчеркнул Конституционный Суд РФ в своем определении от 8 июня 2004 г. №226-О[1]: Понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Статья 169 ГК РФ указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму ГК РФ, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.
Обратимся к сделкам с пороками в субъекте. Последние в цивилистике подразделяются на две группы: первая исходит из недееспособности граждан, вторая - из правоспособности юридических лиц.
Закон считает недействительными сделки с субъектными пороками:
1. Сделки, совершенные лицом, признанным недееспособным вследствие психологического расстройства или недееспособным по возрасту (ст.171, 172 ГК РФ).
2. Сделка, совершенная гражданами недееспособного возраста (ст.175 ГК РФ). Сделку вправе совершать лица, достигшие 18-летнего возраста или признанные полностью дееспособными до достижения этого возраста в установленных законодательством случаях (эмансипация или вступление в брак).
3. Сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напиткам и/или наркотическими средствами, без согласия на это попечителя (ст.176 ГК РФ).
Применительно к юридическим лицам возможны следующие ситуации, когда сделка является недействительной в связи с субъектными пороками:
1. Сделка совершена организацией, не являющейся юридическим лицом. Она недействительна из-за отсутствия субъекта, поскольку только юридические лица могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности (ст.48 ГК РФ).
2. От имени юридического лица сделка совершена лицом, не уполномоченным на это в силу своего служебного положения или не снабженным соответствующей доверенностью на ее совершение, а также с превышением своих полномочий при совершении данной сделки (ст.183 ГК РФ).
Орган юридического лица совершает сделку, противоречащую целям его деятельности. Она считается недействительной как выходящая за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст.173 ГК РФ). Согласно информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июня 2000г. №54[2] признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной.
При отсутствии лицензии юридическое лицо совершает сделку, для совершения которой необходимо иметь лицензию в ее отсутствие (ст.173 ГК РФ).
Данные сделки могут быть признаны судом недействительными при наличии двух условий:
- сделка совершена за пределами правоспособности юридического лица;
- другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.
Отсутствие доказательств о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности, является основанием для отказа в признании сделки действительной.

2.2 Виды недействительных сделок

При наличии оснований сделка может быть признана недействительной.

Основания для признания сделок недействительными установлены статьями 168-181 ГК РФ, в соответствии с которыми ими являются:

- противоречие сделки закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ);

- совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ);

- мнимость и притворность сделок (ст. 170 ГК РФ);

- совершение сделки гражданином, признанным недееспособным (ст. 171 ГК РФ), ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК РФ), не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 КГ РФ);

- совершение сделки несовершеннолетним: не достигшим четырнадцати лет (ст. 171 ГК РФ), в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 175 ГК РФ);

- совершение юридическим лицом сделки, выходящей за пределы его правоспособности (ст. 173 КГ РФ);

- совершение сделки под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).

Вышеперечисленные основания были подробно рассмотрены в предыдущей главе.

В данном разделе будут рассмотрены виды недействительных сделок и последствия их недействительности.

Итак, сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами:

1) в силу признания таковой судом – оспоримая сделка;

2) независимо от такого признания – ничтожная сделка (п. 1 ст. 166 ГК РФ).

Все сделки в действующем гражданском законодательстве делятся на ничтожные и оспоримые.

Основанием деления сделок на ничтожные и оспоримые считается порядок признания соответствующей сделки недействительной.

Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; ничтожная сделка – независимо от такого признания.

Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несоответствия закону.

Скупка краденного, покупка ценной вещи у недееспособного не могут породить право собственности у приобретателя и т.д.

Ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения, другими словами, ничтожной является сделка, не порождающая никаких последствий для ее сторон, так, как будто сделка и не была совершена, т.е. она недействительна в результате своего совершения.

Однако на практике случаи обращения юридических лиц в суд с иском о признании недействительными сделок, которые в соответствии с положениями ГК РФ являются ничтожными, можно встретить довольно часто. Свою позицию на этот счет высказали Верховный Суд Российской Федерации и Высший арбитражный суд Российской Федерации в Постановлении Пленума от 01.07.1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указав, что Гражданский кодекс не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Таким образом, ничтожная сделка недействительна из самого факта ее совершения, независимо от желания ее участников.

Оспоримость (относительная недействительность) сделок означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом при наличии предусмотренных законом оснований недействительными по иску управомоченных лиц.

Оспоримая сделка будет являться недействительной только в том случае, если она будет оспорена ее участником или иным уполномоченным лицом.

Следовательно, в том случае, если оспоримая сделка не оспорена, она порождает правовые последствия как действительная.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной только судом, и никакие другие лица и органы (в том числе налоговые, органы валютного контроля, правоохранительные) не вправе объявлять ее недействительной.

Например, сделка, совершенная под влиянием обмана, действительна и порождает все предусмотренные ею последствия до момента признания ее недействительной судом по иску обманутого.

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено только лицами, указанными в законе.

Например, сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску его учредителя (участника) и иных лиц, указанных в законе.

Если сделка по закону является ничтожной, то в суде не требуется приводить доказательства ее недействительности, суд лишь применяет последствия недействительности сделки.

Для признания недействительной оспоримой сделки заинтересованное лицо должно в суде доказать, почему данная сделка недействительна.

До момента вынесения решения суда о признании сделки недействительной она является действительной и должна исполняться сторонами.

В любом случае, идет ли речь об оспоримой или ничтожной сделке, она становится предметом судебного разбирательства: в одном случае для признания ее недействительной и применения последствий недействительности (оспоримые сделки), в другом – только для применения последствий недействительности сделки (ничтожные сделки).

По общему правилу, закрепленному в п. 1 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка, недействительна с момента ее совершения.

Однако в отношении некоторых оспоримых сделок допускается, что они могут быть недействительны только с момента их признания таковыми судом.

В соответствии с п. 3 ст. 167 ГК РФ, если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

Таким образом, недействительные сделки можно разделить на сделки, недействительные с момента из совершения, и на сделки, недействительные на будущее время, с момента признания их таковыми судом.

Итак, из анализа норм ГК РФ о недействительности сделок можно провести следующие различия ничтожных и оспоримых сделок:

1) признание недействительности оспоримой сделки осуществляется только в судебном порядке по иску заинтересованного лица;

ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом;

2) требование (иск) о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено ограниченным кругом лиц, указанных в Гражданском кодексе РФ (п. 2 ст. 166 ГК РФ);

требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть заявлено любым заинтересованным лицом;

3) по общему правилу и ничтожная, и оспоримая сделки недействительны с момента их совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ);

только оспоримая сделка в некоторых случаях может быть прекращена лишь на будущее время после признания ее судом недействительной;

4) срок исковой давности для признания недействительности оспоримой сделки и применения последствий ее недействительности составляет один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ);

срок исковой давности для предъявления в суд требования о признании недействительной ничтожной сделки законом не установлен. Срок давности для применения последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Оспоримыми сделками являются следующие виды сделок:

1) сделка юридического лица за пределами его правоспособности (ст. 173 ГК РФ);

2) сделка представителя (руководителя) юридического лица с превышением его полномочий (ст. 174 ГК РФ);

3) сделки несовершеннолетних и ограниченно дееспособных граждан (ст.ст. 175, 176 ГК РФ);

4) сделки граждан, не способных понимать значение своих действий (ст. 177 ГК РФ);

5) сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178ГК РФ);

6) сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).

К ничтожным сделкам относятся:

1) сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (ст.168 ГК РФ);

2) сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ);

3) мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК РФ);

4) сделки, совершенные гражданами, признанными недееспособными (ст. 171 ГК РФ).

Мнимая (фиктивная) сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Сделка ничтожна потому, что она совершена для вида, без намерения создать юридические последствия.

Другими словами, при совершении действий в виде мнимой сделки отсутствует главный признак сделки – направленность на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Мнимая сделка может быть совершена в противозаконных целях, например, мнимое дарение имущества с целью укрыть его от конфискации, или без противозаконных целей. Тем не менее, такая сделка в любом случае будет являться ничтожной.

Пример мнимой сделки из судебной практики.

Специализированное учреждение при Правительстве Российской Федерации «Российский фонд федерального имущества» (РФФИ) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Обществу с ограниченной ответственностью (ООО) «СО «ИнтерСтрахРезерв» и Закрытому акционерному обществу (ЗАО) «ГАЛЛС» о признании недействительными в силу ничтожности заключенных между ответчиками договора № 1Г-83/ЦБ от 19.12.2001 г. купли-продажи ценных бумаг и соглашения о прекращении обязательств зачетом от 25.12.2001 г.

Исковые требования мотивированы тем, что оспариваемые договор и соглашение являются мнимыми сделками, совершенными лишь для вида, без действительного намерения продать и приобрести пакет акций, поскольку никаких действий по исполнению заключенной сделки сторонами не предпринималось как до, так и после снятия ареста на акции, являющиеся предметом договора; акции как на момент снятия ареста, так и на настоящий момент числятся на лицевых счетах 1-го ответчика; единственной целью заключенного договора было его заведомое неисполнение, возмещение 1-м ответчиком 2-му ответчику возникших убытков и последующее обогащение путем взыскания в порядке регресса этих средств с государства в лице РФФИ.

Решением от 17 марта 2005 года Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 июня 2005 года, исковые требования удовлетворены полностью.

Судебные акты мотивированы тем, что ответчики не имели намерения исполнять обязательства, предусмотренные договором и соглашением, поскольку в течение нескольких лет не совершались действия, направленные на передачу и получение акций, путем подачи регистратору необходимых документов для перехода прав на акции; не открывался лицевой счет на имя покупателя в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг, что подтверждается письмами регистратора и эмитента; из представленных бухгалтерских балансов и иных бухгалтерских документов ООО «СО «ИнтерСтрахРезерв» следует, что движение денежных средств, связанное с приобретением ценных бумаг по договору № 1Г-77/ЦБ от 20.11.2001 г., не происходило и не отражено возникновение задолженности по приобретению ценных бумаг, из чего следует, что соглашение о прекращении обязательств зачетом заключено при фактическом отсутствии встречных обязательств.

В кассационной жалобе ЗАО «ГАЛЛС» просит отменить решение и постановление, ссылаясь на нарушение судом норм процессуального права; на несоответствие выводов, содержащихся в решении и постановлении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам; неправильное применение норм материального права.

В заседании кассационной инстанции заявитель привел доводы, аналогичные изложенным в жалобе.

Представитель ООО «СО «ИнтерСтрахРезерв» в письменном отзыве и в устном выступлении поддержал доводы жалобы 1-го ответчика.

Представитель истца возразил против доводов жалобы, ссылаясь на их несостоятельность и полагая судебные акты законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и отзывов [или отзывы ?] на нее, выслушав представителей сторон и проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального права и норм процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для отмены судебных актов исходя из следующего.

Иск заявлен о признании договора № 1Г-83/ЦБ от 19.12.2001 г. и соглашения о прекращении обязательств зачетом от 25.12.2001 г. мнимыми (ничтожными) сделками.

Часть 1 статьи 170 ГК РФ квалифицирует мнимую сделку как совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

В связи с этим в предмет доказывания входит установление обстоятельств, имелись ли у ответчиков при их совершении намерения создать соответствующие правовые последствия.

Предметом оспариваемого договора является купля-продажа акций пяти эмитентов, поэтому правовым последствием его совершения является переход права собственности на акции от продавца к покупателю.

Исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд установил, что ни одна из сторон оспариваемого договора не совершила действий, свидетельствующих о намерении достичь правового результата сделки – перехода права собственности на акции от продавца к покупателю, поскольку не подавали регистратору заявления об открытии лицевого счета покупателю в реестре акционеров, не предпринимали каких-либо мер по зачислению акций на лицевой счет покупателя и после отмены обеспечительных мер в виде наложения ареста на акции; в бухгалтерском балансе продавца (1-го ответчика) отсутствует движение денежных средств, подтверждающее получение им указанных в договоре сумм в качестве оплаты за акции, отсутствуют подтверждения того, что в наличии имелись денежные средства, необходимые для покупки ценных бумаг по договору № 1Г-77/ЦБ от 20.11.2001 г.

Установив указанные обстоятельства, суд пришел к обоснованному выводу о мнимости оспариваемых договора и соглашения.

(Постановление ФАС Московского округа от 31 августа 2005 года по делу № КГ-А40/8070-05)

В отличие от мнимой, ничтожная притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку.

Притворная сделка заключается также только для вида, но в отличие от мнимой прикрывает другую сделку, которую стороны в действительности хотели заключить. Поэтому притворная сделка сама по себе всегда признается ничтожной (абсолютно недействительной), а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Та сделка, которую стороны хотели прикрыть может быть действительной или недействительной. В том случае, если прикрываемая сделка будет абсолютно законной, она будет действительной, но, как правило, прикрываются противозаконные сделки.

Пример притворной сделки из судебной практики.

Суд пришел к выводу: сдача в аренду погрузочно-разгрузочных механизмов не является деятельностью по оказанию автотранспортных услуг, в связи с чем выручка, полученная в результате такой деятельности, не признается объектом обложения ЕНВД.

Позиция налогоплательщика:

предоставление в аренду крановой установки является оказанием автотранспортных услуг, что свидетельствует о наличии права на применение в отношении данной деятельности режима ЕНВД.

Позиция налогового органа:

общество, предоставляя в аренду крановую установку, неправомерно считало себя плательщиком ЕНВД.

Решением суда от 05.06.2003 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 29.07.2003 г., обществу в удовлетворении заявления о признании недействительным решения налогового органа было отказано.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон, согласился с мнением нижестоящих судебных инстанций, указав, что деятельность налогоплательщика по сдаче в аренду крановой установки подлежит налогообложению на общих основаниях.

Изучив материалы дела, суд установил, что в проверяемый период общество на основании договора аренды вместе с экипажем передало своему контрагенту тягач - крановую установку МКТТ-63 (состоящую из одноосного тягача МОАЗ 6442, полуприцепа-платформы и крановой установки), которая использовалась в морском порту для погрузочно-разгрузочных работ в третьем квартале 2000 года и в 2001 году.

Полагая, что оно оказывает автотранспортные услуги, общество включало в расчет единого налога на вмененный доход одно из составляющих изделия – тягач и уплачивало единый налог.

Как указано выше, крановая установка МКТТ-63 (тягач) состоит из одноосного тягача МОАЗ 6442, полуприцепа-платформы и крановой установки.

В соответствии со статьей 134 ГК РФ «если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь)».

Исходя из указанной нормы МКТТ-63 соответствует критериям сложной вещи, так как состоит из различных технологически взаимосвязанных объектов, используемых по общему назначению.

В соответствии с положениями абзаца 2 статьи 134 ГК РФ действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части, если договором не предусмотрено иное.

Из материалов дела следует, что налогоплательщик, руководствуясь положениями статьи 632 ГК РФ, сдал МКТТ-63 в аренду совместно с экипажем. Учитывая положения абзаца 2 статьи 134 ГК РФ, в аренду по статье 632 ГК РФ тем самым были сданы все составляющие МКТТ-63, в том числе и крановая установка, которая использовалась для осуществления погрузочно-разгрузочных работ.

Как указал суд, заключенный обществом договор аренды транспортного средства с экипажем является притворной сделкой.

В соответствии с положениями части 2 статьи 170 ГК РФ «притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила».

Как следует из положений абзаца 1 статьи 632 ГК РФ, по договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации.

Исходя из положений данной нормы очевидно, что целью заключения договора аренды транспортного средства с экипажем является предоставление услуг по перевозке, осуществляемой силами арендодателя.

Одной из составляющих МКТТ-63 является тягач, который представляет собой транспортное средство, что и послужило основанием для заключения указанного договора.

Между тем основная цель использования МКТТ-63 заключается в осуществлении погрузочно-разгрузочных работ. То есть при предоставлении МКТТ-63 в аренду фактически в аренду сдается не тягач (как транспортное средство), а крановая установка, которая является главной вещью в рассматриваемой конструкции МКТТ-63.

Тягач используется как вспомогательный механизм с целью придания подвижности крановой установке, но не с целью осуществления перевозок.

Кроме того, об отсутствии цели осуществления перевозок, иначе говоря, об отсутствии цели, для достижения которой между сторонами заключается договор аренды транспортного средства с экипажем, предусмотренный статьей 632 ГК РФ, также свидетельствуют некоторые технические особенности МКТТ-63. В частности, очень ограничены скоростные возможности данного транспортного средства. Так, предельная скорость МКТТ-63 не может превышать 30 км/ч.

Таким образом, налогоплательщик, учитывая положения части 2 статьи 134 ГК РФ, с целью применения режима ЕНВД прикрыл аренду крановой установки, используемой для осуществления погрузочно-разгрузочных работ, договором аренды транспортного средства с экипажем, что и явилось основанием для признания сделки притворной.

Сдача в аренду транспортного средства, основное предназначение которого заключается не в осуществлении перевозок, а в осуществлении погрузочно-разгрузочных работ, не является оказанием транспортных услуг и не подпадает под действие режима ЕНВД. Следовательно, выручка, полученная налогоплательщиком в результате сдачи в аренду такого транспортного средства, облагается налогом на общих основаниях.

(п. 2 Постановления ФАС Дальневосточного округа от 04.02.2004 г. № Ф03-А51/03-2/3534)

И другой пример из судебной практики, когда, напротив, судом было отказано в иске о признании сделки притворной.

Так, Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации на решение от 24.04.2001 г., постановление апелляционной инстанции от 12.07.2001 г. Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-6646/01-121-29.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Интеркрафт» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к открытому акционерному обществу «Братский алюминиевый завод» (далее – завод), обществу с ограниченной ответственностью «Алкорус Инжиниринг», Российскому агентству по патентам и товарным знакам (далее – Роспатент) о признании недействительным лицензионного договора от 13.09.1999 г. № 01-671, заключенного между ответчиками по делу. Договор зарегистрирован Роспатентом 10.11.1999 г. № 9387/99.

Определением от 02.04.2001 г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечено товарищество с ограниченной ответственностью «Алюминиевая компания «Алкорус» (далее – компания).

Решением от 26.04.2001 г. лицензионный договор признан недействительным, в иске к Роспатенту отказано со ссылкой на то, что регистрация договора не нарушает права истца.

Постановлением апелляционной инстанции от 12.07.2001 г. решение оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации предлагается названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между ООО «Алкорус Инжиниринг» (лицензиаром) и заводом (лицензиатом) 13.09.1999 г. был заключен лицензионный договор № 01-671, согласно которому патентообладатель - лицензиар предоставил пользователю - лицензиату неисключительную лицензию на использование семи изобретений, охраняемых патентами №№ 2051204, 2096531, 2108414, 2118408, 2113550, 2121528, 2135644. Лицензионный договор, заключенный на срок до 18.11.2013 г., предусматривал выплату вознаграждения в общей сумме, эквивалентной 6 075 000 долл. США, и был зарегистрирован Роспатентом в соответствии с требованиями статьи 13 Патентного закона Российской Федерации (далее – Патентный закон), поскольку без регистрации договор считается недействительным.

Права на шесть указанных изобретений были получены лицензиаром на основании договоров об уступке патентов, заключенных с компанией, а последний патент получен в установленном порядке непосредственно на имя ООО «Алкорус Инжиниринг».

ООО «Интеркрафт» предъявило настоящий иск, считая лицензионный договор № 01-671 ничтожной сделкой, совершенной с целью прикрытия дарения денежных средств между коммерческими организациями, поскольку завод как заказчик соответствующие права на использование указанных выше изобретений приобрел ранее на основании договоров на создание (передачу) научно - технической продукции и технологической и проектной документации, заключенных в 1993 - 1996 годах с компанией (исполнителем работ).

Руководствуясь статьей 575 ГК РФ и пунктом 2 статьи 170 ГК РФ и согласившись с доводами истца, арбитражный суд признал договор ничтожной сделкой.

Однако выводы судебных инстанций сделаны по неполно исследованным обстоятельствам, имеющим существенное значение для дела.

Согласно пункту 1 статьи 572 ГК РФ договором дарения признается такой договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Суд не исследовал довод лицензиара о совершении им во исполнение пунктов 2.1, 3.2, 4.1, 4.2, 6.1, 6.2, 7.5 лицензионного соглашения действий, которые свидетельствуют об отсутствии одного из признаков договора дарения – безвозмездности.

Не обоснован довод суда о том, что предмет лицензионного договора и договора на создание (передачу) научно - технической продукции один и тот же.

Суд не учел положений статьи 13 Патентного закона, в соответствии с которыми предметом лицензионного договора являются права на использование охраняемого объекта промышленной собственности (изобретения).

Имеющимися в материалах дела патентами подтверждается, что патентообладателем изобретений является ООО «Алкорус Инжиниринг». В установленном названным Законом порядке патенты не оспорены, вопросы об их недействительности в связи с неправильным указанием в патентах патентообладателя или об установлении патентообладателя в соответствии со статьями 29 и 31 Патентного закона, а также о признании договора с первоначальным патентообладателем об уступке патентов недействительным не ставились.

После исследования вопроса об объеме прав заказчика, приобретенных по договорам с названной выше компанией (Исполнителем) в 1993 - 1996 годах, необходимо выяснить вопрос об объеме прав, приобретаемых им же по лицензионному (спорному) договору с патентообладателем. Этот вопрос имеет значение для оценки довода ответчика - лицензиара о передаче по лицензионному договору дополнительных прав, по сравнению с теми, которые могли быть получены заказчиком на основании договоров на создание (передачу) научно - технической продукции.

Кроме того, суд не учел того обстоятельства, что обладателем патента № 2135644 являлось ООО «Алкорус Инжиниринг». В установленном Патентным законом порядке данный патент не оспорен. Патентообладатель этого изобретения не являлся исполнителем по договорам 1993 - 1996 годов. Права на данное изобретение могли быть получены заводом только по лицензионному договору.

Между тем суд и в названной части без указания мотивов признал лицензионный договор притворной сделкой.

Неправомерен и вывод суда о невозможности признания регистрации лицензионного договора патентным ведомством недействительной.

В соответствии с пунктом 2 статьи 13 Патентного закона лицензионный договор подлежит регистрации в патентном ведомстве и без регистрации считается недействительным.

Таким образом, регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода прав на использование охраняемого объекта исключительных прав и доказательством существования этого права.

В случае признания лицензионного договора недействительным суду необходимо рассмотреть исковое требование о признании недействительным решения Роспатента о регистрации договора.

Заключение

В результате проведенного курсового исследования мы пришли к выводу, что понятие сделки - одно из основных понятий гражданского права. Выявление понятия сделки - сравнительно поздний результат научного юридического анализа. Правда, еще римские юристы пользовались термином “negotium”, который обычно передается словом “сделка”, но не является равнозначным современному значению этого слова в юридической терминологии.

Очень мало уделено внимания самому понятию сделки по советскому праву. Определение понятия “сделка” давалось в законе: в ч. 1 ст. 26 Основ, подобное определение содержится и сейчас в ч. 1 нового Гражданского кодекса: согласно главе 9 ст. 153 сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Приведенное определение позволяет выделить следующие признаки, присущие этому виду юридических фактов.

Во-первых, сделка есть действие, то есть акт, выражающий волю лица, какое-то решение. Этим она отличается от событий, которые происходят независимо от воли лица. В сделке следует различать волю и ее выражение - волеизъявление. Воля - это внутренний психический процесс в человеке. Право такие процессы учитывать не может, оно придает значение только волеизъявлению, то есть такой воле, которая выражена тем или иным способом и может быть воспринята другими.

Во-вторых, сделка есть действие, сознательно направляемое на достижение определенного юридического результата. Тот, кто совершает сделку, желает, чтобы интересующий его юридический результат наступил, стремится к этому. По указанному признаку сделки отличаются от право-нарушений, которые влекут возникновение у совершившего их определенных обязанностей независимо от их желания (например, обязанности возместить причиненный вред).

В-третьих, существенным признаком сделки является то, что это - действие правомерное, то есть дозволенное, соответствующее нормам права, не запрещенное законом. Отсюда следует важный вывод: если совершается действие недозволенное, запрещенное законом, то оно, возможно, будет иметь внешний облик сделки, но по существу не будет считаться сделкой, а будет признано неправомерным действием. Примером может служить договор, заключенный под влиянием обмана, угрозы, насилия.

В наше время сделки приобретают актуальное значение, так как объем и значимость с каждым годом возрастают. Немаловажное место должно занимать правовая просвещенность граждан по поводу совершения сделок.
Так как в наше время появилось большое колличество частных компаний и организаций, а также лиц вступающих во взаимоотношение между ними и между собой, правильность совершения сделки с юридической точки зрения приобретает большой смысл. Порок любого или нескольких элементов сделки приводит к ее недействительности. В следствие этого вопрос о признании сделки как юридического факта не признается. Между тем нействительная сделка приводит к определенным юридическим последствиям, связанным с устранением последствий ее недействительности. Так как наше общество развивается по принципам правового государства правильность оформления и совершения сделок между элементами правоотношений способствует развитию правильных общественных отношений.

Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

Административный акт

акт органа государственного управления, который в отличие от нормативного акта устанавливает, изменяет или прекращает конкретное правоотношение, а не общее правило. Юридическая сила А.а. определяется тем, от какого органа он исходит

2

Мнимая сделка

В гражданском праве — сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ). М.с. является ничтожной с момента заключения, независимо от признания ее таковой в суде.

3

Мотив

это осознанное побуждение, обуславливающее действие для удовлетворения какой-либо потребности человека

4

Односторонней сделкой

считается сделка, для совершения которой необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Как правило, она может создавать права и обязанности для иных лиц лишь в том случае, когда возникновение таких прав и обязанностей в зависимости от действий лица, совершающего сделку, прямо предусмотрено законодательством или соглашением с этими лицами. К односторонним сделкам, например, относятся: выдача доверенности , принятие или отказ от наследства, отказ от исполнения договора, заявление о зачёте и т.д.;

5

Оспоримая сделка

не отвечающая обязательным требованиям закона сделка , которая может быть признана недействительной по решению суда. К числу О. с. относятся сделки: юридических лиц, выходящие за пределы его компетенции; несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет без согласия их законных представителей (когда такое согласие необходимо); лиц, ограниченных судом в дееспособности; совершенные под влиянием заблуждения, обмана, угроз, насилия и т. п.

6

Притворная сделка

· - сделка , совершенная с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК РФ). П. с. является ничтожной, т. е. недействительной, с момента заключения, независимо от признания ее таковой в суде. К сделке, которую стороны имели в виду на самом деле, применяются относящиеся к ней правила .

7

процессуальные сделки

то есть действия, которые создают, изменяют и прекращают права и обязанности не в сфере материального права, а в сфере гражданско-процессуальных отношений, например, мировое соглашение , третейская запись , признание иска , отказ от иска и т.д., которые, однако, могут влиять и на гражданско-правовые (материальные) отношения (например, мировое соглашение ).

8

Сде́лка

волевые действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Вероятно, одним из самых древних видов сделки является договор мены (обмен )

9

Юридический факт

это конкретное жизненное обстоятельство, с которым норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения

Список использованных источников

1

Гражданское право: Учебник. В 3 частях / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006

2

Гражданское право: Учебник. В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2006

3

Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 2007

4

Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Под общ. ред. А.Г. Калпина. М., 2006

5

Калпин А.Г., Масляев А.И., Гражданское право, часть 1, Учебник, М.,

2007

6

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 4-е. испр. – М.: Статут. – 2008

7

Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2005

8

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2006.

9

Гражданский кодекс Российской Федерации. Д.В. Мурзин, - 4-е изд., М.: НОРМА, 2006

10

Гражданское право. /Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. - М., 2006, Ч.1,2

Приложения

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий