Инвестиционный рынок Кыргызстана

Инвестиционный рынок Кыргызстана. Введение : Инвестиционная привлекательность Кыргызской Республики. Динамика инвестиций. Государство и инвесторы.

Инвестиционный рынок Кыргызстана.

Введение :

1) Инвестиционная привлекательность Кыргызской Республики.

2) Динамика инвестиций.

3) Государство и инвесторы.

Заключение:

Введение:

На сегодняшний день инвестиционной привлекательности Кыргызской Республики угрожают несколько факторов. Во-первых, политическая нестабильность внутри государства, как субъекта международных отношений. Вот уже два десятка лет мы строим государство не с фундамента – экономики, а с политики – крыши. Отсюда и проблемы. Кому интересно вкладывать деньги в страну, где каждый пришедший к власти меняет правила игры, как того захочет его левая нога?

Вторая проблема – качество законов. У нас они, что признано давно, отстают от экономической ситуации, которая меняется в мире едва ли не ежечасно. По идее, раз уж мы отказались от административно-планового хозяйства (кстати, кто-нибудь объяснит внятно, зачем?), то законы в Кыргызстане должны работать на защиту частной собственности в рыночной экономике. И не имеет значения, что за собственность: пивной ларек или фабрика по выпуску мужских трусов. Но наши нормативные документы имеют массу юридических неровностей. И ограничение прав собственников – далеко не самая «убойная» из них. Юристы, кстати, сходятся во мнении: законы в Кыргызстане не выполняются не потому, что граждане наши не хотят их исполнять, а потому, что их невозможно исполнить – так они составлены, продуманы и обеспечены.

В-третьих, так называемое рейдерство. В Кыргызстане оно давно приобрело устойчивый характер. Причем пример подают сами властьимущие. Сначала был «зять всего кыргызского народа» Адиль Тойганбаев. Потом – «принц» Максим Бакиев. А теперь – временное правительство со своими проектами национализации. По сути, это ограбление. Но это слово очень уж некрасивое. Поэтому назвали это «возвращением незаконно приобретенных прежними властями в личную собственность объектов».

Четвертая проблема - зависимость судебной системы государства от воров и взяточников. По итогам общественного опроса за 2008-2009 годы, взятки среди судей составляют до 85%.

Пятое - отсутствие контроля над эффективностью работы программ экономического развития и целевого использования бюджетных и инвестиционных средств. Ну и последнее - недостаточно выработаны психологические и культурные нормы поведения во взаимоотношениях «инвестор - государство». Последнее у нас имеет свойство вести себя так, будто все ему должны. Зато оно не должно никому…

В общем, по всем этим причинам, инвестиционная привлекательность Кыргызстана находится на нулевой отметке. А тут еще смена власти и последующие за ней кровавые события явно не прибавили у инвесторов желания вкладывать сюда свои денежки.

1) Инвестиционная привлекательность Кыргызской Республики.

Общий анализ прямых иностранных инвестиций в сравнении I квартала 2009 года с аналогичным периодом 2008 года указывает прирост инвестиций на 15 процентов по всем видам экономической деятельности в Кыргызской Республике. Однако в настоящее время инвестиционный климат по итогам II квартала этого года имеет тенденцию к ухудшению. По предварительным прогнозам, фактор внутриполитической нестабильности в Кыргызстане в определенной мере будет влиять и на инвестиционную привлекательность в наилучшем случае в течение двух-трех лет, в наихудшем варианте – 5-7.

Несмотря на то, что в 2009 году в рейтинге «Doing business» Кыргызстан поднялся на 68 место, улучшив свои позиции на 31 пункт (в 2008 году Кыргызстан занимал 99-е место), инвестиционный климат в этой стране трудно назвать благоприятным. Более того, как считают некоторые эксперты, на данный момент, экономика Кыргызстана работает в автономном режиме, практические независимо от деятельности правительства. Основные источники дохода в государстве, это реэкспорт товаров из Китая ($300-500 млн.), аренда американцами аэропорта Манас ($170 млн.), денежные перечисления трудовых мигрантов в России и Казахстане ($500-600 млн.) и наркоторговля. В итоге, кыргызская экономика это скорее экономика выживания, чем развития. Не менее серьезной проблемой является то, что у Кыргызстана нет нефти или газа, его внутренний рынок и инфраструктура неразвиты. Это затрудняет контакты кыргызских предпринимателей с иностранными инвесторами.

В целом, несмотря на значительный прогресс, среднесрочные перспективы Кыргызстана характеризуются неопределенными перспективами роста из-за существующих экономических проблем, включая недостаток общественных финансовых средств, низкий уровень частных инвестиций, изношенную сеть общественной инфраструктуры, а также низкую продуктивность сельского хозяйства. Кроме того, страна не имеет выхода к морю и во многом зависит от экономических колебаний хозяйственных комплексов соседних стран. Большой проблемой является политическая нестабильность, которая провоцирует постоянные столкновения внутри элиты и перманентный процесс передела собственности. Все это повышает политические и инвестиционные риски в стране, в первую очередь для инвесторов из дальнего зарубежья. Что касается казахстанского бизнеса, то его наибольшая активность в Кыргызстане была до 2007 года. Если в 2005 году объем казахстанских инвестиций составил 19% от общего количества инвестиций в экономику республики, то в 2007-м он вырос до 46,6%. Объем вложений со стороны инвесторов из Казахстана составил $151,4 млн. Эти средства были направлены преимущественно в финансовую сферу и обрабатывающую промышленность. За последний год резко увеличились объемы инвестиций в химическую и горнодобывающую промышленность. Для сравнения: инвестиции из России составили лишь 3,3% от общего объема.

Конечно, финансовый и экономический кризис, заставил многие казахстанские компании пересмотреть свои планы. К тому же настораживают прецеденты, связанные с конфликтами вокруг лакомых кусков кыргызской экономики, куда были вовлечены, в том числе и иностранные инвесторы. Например, скандал вокруг золоторудных месторождений в Таласской области или тлеющий конфликт вокруг Кумтора, по поводу которого уже выдвигаются требования национализировать этот проект, как стратегически важный для страны. Еще один инцидент был вокруг крупнейшего в Центральной Азии завода листового стекла, расположенного в Токмаке. Немецких инвесторов, выкупивших и восстановивших энергоемкое производство, сейчас некие силовые структуры обвиняют в неуплате налогов, что больше напоминает попытку рейдерского захвата уже работающего предприятия.

Инвестиционное и торговое сотрудничество с Кыргызстаном

Внутренние экономические сложности у Казахстана привели к некоторому охлаждению его инвестиционных и торговых отношений с самым близким партнером по Центральной Азии.

Казахстанские инвесторы выводят активы

С 2005 по 2008 год казахстанские инвестиции в экономику Кыргызстана возросли более чем в 8 раз – с $16 млн. до $133 млн. в год (по данным Национального банка РК). На конец 2007-го общий объем инвестиций Казахстана в соседнюю республику (накопленный итог) составил $309 млн., на конец 2008 года – $474 млн. Относительно объемов казахстанской экономики эти цифры невелики, но для Кыргызстана наша республика в последние годы стала инвестором №1, занимая более 40% в общем объеме иностранных инвестиций в эту страну. Казахстанские инвесторы контролировали более 60% банковской системы Кыргызстана, владели активами в ключевых секторах промышленности и в энергетике. Все это дало основание говорить о высоких рисках экономической зависимости Кыргызстана от своего ближайшего соседа. Сегодня, когда в Казахстане избыток ликвидности сменился дефицитом, происходит реализация этих рисков.

После инвестиционного бума в середине 2007 года инвесторы резко сократили объемы вложений в экономику Кыргызстана, а в I квартале 2008 года начали выводить свои активы из этой страны.

Пока никто из наших крупных инвесторов не сообщил о продаже аффилированных компаний в Кыргызстане. Однако необходимо отметить, что, помимо притока капитала, существуют еще несколько факторов зависимости Кыргызской Республики от Казахстана:

1. Объем киргизского экспорта в Казахстан только с 2000 года по 2007-й увеличился более чем в 3 раза – с $33 млн. до $116 млн. (по данным бишкекского Центра экономического анализа). В общем объеме экспорта КР доля нашей страны за это время возросла с 6% до 20%. Это произошло главным образом за счет поставок строительных материалов и потребительских товаров. Сейчас, когда многие стройки в Казахстане остановлены, а уровень потребительского спроса значительно снизился, часть киргизских предприятий потеряла свой основной рынок сбыта.

2. По отдельным оценкам, киргизские трудовые мигранты в последнее время зарабатывали в России и Казахстане и переправляли на родину до $800 млн. ежегодно (эта сумма превышает общий объем иностранных инвестиций в КР). Многие гастарбайтеры сегодня вынуждены возвращаться домой, соответственно, повышается уровень безработицы и сокращается потребительский спрос в стране.

3. Пока казахстанский капитал осваивался в Кыргызстане, киргизская буржуазия вкладывала деньги в Казахстан, в том числе в алматинскую недвижимость и другие спекулятивные инструменты, которые в итоге оказались замороженными. В целом в 2007 году инвестиции Кыргызстана в РК составили $67 млн. Впрочем, официальная киргизская статистика сообщает неплохие новости по итогам I полугодия 2008 года. По данным Нацстаткома КР, реальный рост экономики в стране без учета предприятий по разработке золоторудного месторождения «Кумтор» (крупнейшего в стране производства, занимающего, по официальным данным, около 5% ВВП КР) составил 6,5 % (в I полугодии 2007 года – 11 %). Рост производства отмечен в сфере услуг (на 9,2%), промышленности (на 6%), строительстве (на 7,5%), сельском хозяйстве (на 2,9%). Производство промышленной продукции в реальном выражении возросло на 6% (в январе-июне 2007 года на 4,8%). Рост в основном был обеспечен за счет предприятий «Кумтора». Без учета «Кумтора» в промышленности наблюдался незначительный рост на 1,4% (в январе-июне 2008 года – на 15,7%).

По официальным данным, в Кыргызстане за этот период даже снизилась безработица и возросла реальная заработная плата, а также незначительно возросли инвестиции в основной капитал. Единственная тревожная нота в отчете киргизских статистиков – это опережающий рост импорта над экспортом. Внешнеторговый оборот за январь-май 2008 года составил почти $2 млрд. и вырос по сравнению с аналогичным периодом 2007 года на 42,4%, в том числе экспорт – $497,6 млн. (рост на 21,5%) и импорт – $1475,6 млн. (рост в 1,5 раза).

В связи с опережающим ростом объемов импорта над экспортом отрицательное сальдо торгового баланса выросло в 1,7 раза, достигнув без малого $1 млрд.

На смену Казахстану идет Китай

Отрицательное сальдо торгового баланса Кыргызстана за первые 5 месяцев текущего года достигло почти $1 млрд. Главными торговыми партнерами КР являются Россия, Китай и Казахстан (см. таблицу). Причем доля Китая во внешнеторговом обороте Кыргызстана быстро растет.

С кем Кыргызстан торгует в первую очередь

(данные за январь-май 2009 года)

Доля в общем внешне-торговом обороте КР (%) Двусторонний торговый оборот ($ млн.) Доля оборота к январю-маю 2007 г. (%) Экспорт ($ млн.) Доля экспорта к январю-маю 2007 г. Импорт ($ млн. Доля импорта к январю-маю 2007 г.
Россия 33,3 657 150 111 33,3 546 150
Китай 11,7 231 190 19 126 212 200
Казахстан 11,7 230 138 70 104 160 160

Источник: BRCA по данным Нацстаткома Кыргызской Республики

Казахстан всегда больше экспортировал в соседнюю республику, чем закупал у нее. Но в последние годы доля киргизского импорта в товарообороте двух стран росла. Если в 2002 году она составляла 22,6%, то в 2007-м – 33,1%. Однако в I квартале 2008 года этот показатель заметно снизился, хотя объемы взаимной торговли продолжали расти. За январь-март 2008 года товарооборот между республиками составил $150 млн. (за весь прошлый год – $530 млн.), в том числе экспорт из Казахстана – $119 млн. (79,3%), импорт в РК – $31 млн. (20,7%).

Главной статьей двустороннего товарооборота являются минеральные продукты. Но если в поставках из Казахстана под минеральными продуктами подразумеваются топливо, битумные смеси и т.д., то в случае с экспортом из Кыргызстана в РК это электроэнергия (согласно статистическим данным Таможенного комитета РК). Эти позиции занимают самую большую долю в структуре взаимной торговли двух стран на протяжении уже трех лет. На втором месте по объемам экспорта-импорта – продукты питания растительного и животного происхождения. Причем Казахстан закупает у соседа преимущественно мясо, а продает ему зерно и прочую растениеводческую продукцию.

Структура экспорта из Казахстана в Кыргызстан в I квартале 2008 года не претерпела значительных изменений. А в структуре импорта из КР заметно снижение доли товаров, используемых в строительстве и обустройстве помещений – «изделий и камня, гипса, цемента и прочих», а также «пластмассы и изделий из нее». Судя по статистике, в I квартале в Казахстане в основном рос спрос на киргизские мясо и масло.

2) Динамика инвестиций.

Кыргызской Республике за 1991-2006 гг. была разработана законодательная база и сложилась правовая система, закрепляющая права собственности юридических и физических лиц. Доля государственной собственности за годы реформ значительно снизилась во всех секторах экономики, за исключением базовых отраслей. Общий уровень приватизации составил 70%. Многие государственные объекты переданы в коммунальную собственность. Одним из последних стратегических решений, принятых в 2006 г., является утверждение законодательной ветвью власти республики (Жогорку Кенешем) Программы приватизации государственной собственности на 2006-2007 гг., согласно которой республика приступает к завершающей стадии приватизации. По информации Госкомимущества Кыргызстана, государству по-прежнему принадлежат доли в 122 АО и ООО (в 71 из них контрольный пакет акций - у государства); общая номинальная стоимость госсобственности в данных юридических лицах превышает 10 млрд сомов (264 млн долл.).
В качестве примера улучшения инвестиционного климата в республике можно привести данные Национального статистического комитета Кыргызской Республики. В 2006 г. в Кыргызстан по ступило 2514 млн долл. всех видов иностранных инвестиций (без учета оттока), что выше уровня предыдущего года на 15,8%. Объем прямых иностранных инвестиций в 2006 г. в сравнении с 2005 г. возрос в 1,6 раза (рис. 1 ).

Рисунок 1. Несмотря на сложную политическую ситуацию, в стране отмечается постепенный рост инвестиций в экономику

Рост объясняется увеличением притока прочего капитала в форме прямых инвестиций, то есть прямые инвесторы осуществляли инвестиции в совместные предприятия в форме торговых кредитов, заемных средств и предоставления кредитных ресурсов, которые используются предприятиями прямого инвестирования для пополнения оборотных средств, приобретения сырья и материалов.

По-прежнему приоритетными видами экономической деятельности для инвесторов являются обрабатывающая промышленность (42% поступивших инвестиций), финансовая деятельность (18,4%), горнодобывающая промышленность (16,6%) (рис. 2).

Рисунок 2. Наибольший интерес для иностранных инвесторов представляют промышленный и финансовый сектора экономики

В 4,7 раза (3,6 млн долл.) выросли прямые иностранные инвестиции в сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство. Такое положение дел складывается вследствие того, что иностранные инвесторы, в частности инвесторы из некоторых стран СНГ, считают более выгодным предоставлять торговые кредиты предприятиям перерабатывающей промышленности, а не приобретать их продукцию на условиях рыночных сделок купли-продажи. Это связано с тем, что себестоимость продукции, произведенной на территории республики, ниже, чем себестоимость продукции, произведенной на территории Узбекистана или Таджикистана. Более того, в соседних странах цены на некоторые виды сельскохозяйственной продукции различной степени переработки устанавливаются правительствами этих стран, а в Кыргызстане ценовая политика диктуется условиями рынка.

Двукратное увеличение притока прямых иностранных инвестиций в отрасль связи (9,3 млн долл. в 2006 г. против 4,2 млн долл. в 2005-м) обусловлено вводом в действие новых производственных мощностей успешно развивающихся компаний - операторов сотовой связи. В целом при условии демонополизации отрасли, увеличения числа операторов на рынке связь является перспективной сферой для прямых иностранных инвестиций. В случае успешной приватизации АО "Кыргызтелеком" можно ожидать постоянного роста объемов прямых иностранных инвестиций в данную отрасль на уровне не менее 25-30% ежегодно.

В других сферах экономики также наблюдался рост инвестиций: в операции с недвижимым имуществом, аренду и предоставление услуг потребителям инвестиции выросли в 3,4 раза (25,3 млн долл.), горнодобывающую промышленность - в 2,3 раза (55,8 млн долл.), обрабатывающую промышленность - в 1,5 раза (141 млн долл.), финансовую деятельность - в 1,5 раза (61,8 млн долл.), торговлю, ремонт автомобилей, бытовых изделий и предметов личного пользования - на 22,3% (26,7 млн долл.)

Увеличение притока прямых иностранных инвестиций в акционерный капитал подтверждается ростом в 2006 г. импорта инвестиционных товаров (машин, оборудования, приборов, транспортных средств и других непотребительских товаров).

Из стран вне СНГ поступило 178,4 млн долл. прямых иностранных инвестиций, что на 10,8% больше, чем в 2005 г. Основными странами-инвесторами являлись Германия (15,9% от общего объема таких инвестиций), Великобритания (11,3%), Кипр (6,9%). Более всего инвестиций из Германии и с Кипра поступило в обрабатывающую промышленность, из Великобритании - в горнодобывающую промышленность. Анализ географического распределения прямых инвестиций из стран - членов СНГ показывает, что ежегодный прирост прямых инвестиций из этих стран составляет около 30% и сегодня объем прямых иностранных инвестиций из стран СНГ достигает 24% от валового объема прямых иностранных инвестиций. В 2006 г. приток прямых иностранных инвестиций из стран СНГ по сравнению с 2005 г. возрос в 3,2 раза и составил 157,2 млн долл. При этом их удельный вес в общем объеме поступивших инвестиций увеличился на 23,3% (в основном за счет инвестиций, поступивших из Казахстана). Доля вложений, осуществленных инвесторами из Казахстана, составила 40,7% от общего объема поступивших инвестиций, России - 5,9%. Инвестиции из Казахстана были направлены в основном в обрабатывающую промышленность и финансовый сектор, из России - в горнодобывающую промышленность, торговлю, ремонт автомобилей, бытовых изделий и предметов личного пользования. Необходимо отметить, что инвесторы из России принимают участие в инвестиционном процессе как через капитальные вложения, так и через прочие прямые инвестиции.
В общем объеме наибольший удельный вес прямых иностранных инвестиций приходится на Бишкек - 46,7% (156,7 млн долл.), Чуйскую область - 29,7% (99,6 млн долл.) и Жалалабатскую область - 8,9% (29,9 млн долл.).

Несмотря на благоприятную статистику привлекаемых иностранных инвестиций, инвестиционный поток явно недостаточен, что в первую очередь обусловлено малой емкостью рынка страны, неустойчивой макроэкономической ситуацией, неблагоприятной институциональной средой, неполным использованием потенциальных преимуществ, связанных с членством в ВТО.

3) Государство и инвесторы.

Следует отметить, что в Кыргызстане установлен либеральный инвестиционный режим, позволяющий инвесторам получить доступ практически ко всем секторам экономики. Представители иностранных государств имеют право принимать участие в приватизации, покупать акции и ценные бумаги кыргызских компаний. На иностранных инвесторов распространяется национальный режим. Это правило применяется и в том случае, когда инвестор владеет долей предприятия, и когда он является его полным собственником. Иностранные инвесторы могут полностью или совместно с кыргызским или любым другим иностранным партнером владеть каким-либо предприятием. Только некоторыми видами экономической деятельности (приобретение в собственность сельскохозяйственных угодий, добыча полезных ископаемых, лесное хозяйство) иностранец может заниматься при обязательном участии кыргызского партнера. Закон об инвестициях устанавливает основные принципы инвестиционной политики государства и нацелен на улучшение инвестиционного климата и продвижение иностранных и внутренних инвестиций посредством обеспечения справедливого и равноправного законодательного режима для инвесторов и гарантированной защиты инвестиций в республике.

Либеральный деловой режим в Кыргызской Республике (по сравнению с другими странами Центральной Азии) представляет собой нечто особенное: налоговые ставки низки, таможенной пошлиной облагаются все товары из дальнего зарубежья. Импорт оборудования и сырья полностью освобожден от уплаты таможенных пошлин. Не существует ограничений на вывоз прибыли, национальная валюта Кыргызстана свободно конвертируется. Либерализация режимов внутренней и внешней торговли стала одним из самых важных мероприятий экономической реформы. Принятые меры привели к снижению тарифов на импорт, отмене тарифов и квот на экспорт, открытию рынка услуг для иностранных инвесторов. Товары и услуги, произведенные в Кыргызской Республике, получили режим наибольшего благоприятствования во всех 149 странах - членах ВТО. Членство в ВТО гарантирует стабильный торговый режим (в том числе и стабильные тарифы на импорт). Устойчивые торговые отношения Кыргызстана с Китаем, который стал членом ВТО, формируют огромный потенциал для экспорта на китайский рынок. Республика также является членом Евразийского экономического сообщества, ее товары и услуги имеют привилегированный доступ на рынки стран - членов ЕврАзЭС.

Заключение:

Ряд экспертов полагает: в данный момент суммы инвестиций в республику будут зависеть от степени профессионализма и технической слаженности правительственной команды-next КР. Дескать, она «еще вчера» должна выработать и четко определить ключевые и прозрачные правила игры на инвестиционном поле Кыргызстана. Сейчас многие действующие и потенциальные инвесторы, уверены наблюдатели, перешли в выжидательную позицию из-за боязни потерять собственно сам бизнес или оказаться в списке объектов, национализированных государством. Естественно, риск и отсутствие гарантий для своего бизнеса в нашей стране сейчас заставляет многих действующих инвесторов среднего уровня выводить свои активы из республики в другие страны. Принятие новой Конституции и легитимация исполнительной и законодательной ветвей власти Кыргызстана обещают лишь относительную стабильность инвестиционному сообществу. В нынешних реалиях необходимо отметить, что проблемы, прежде всего, возникнут у местных бизнесменов, связанных с прежними властями. Однако и зарубежный бизнес может оказаться под ударом, потому как подавляющее большинство иностранных инвесторов договаривались с командой Максима Бакиева. Собственно существуют опасения, что многим зарубежным компаниям придется заново договариваться с властью, а это всегда влечет определенные риски и издержки. При этом могут открыться возможности новым иностранным и местным субъектам бизнеса. Если, конечно, они сумеют быстро договориться с новыми властями. Но все просто только в теории. На практике же дело обстоит куда печальнее. Даже если новые власти действительно примут понятные всем правила игры и перестанут грозить национализацией и иными «карами земными», никакие иностранные инвестиции в Кыргызстан не придут.

Первоначально имелось в виду, что иностранный инвестор приглашается к нам для того, чтобы открыть здесь какой-нибудь завод, который потом завалит своей продукцией соседние страны. Однако действительность показала: не идет к нам инвестор. А если и идет, то вся его продукция, выпускаемая в Кыргызстане, здесь же и потребляется. Что-то не видно на прилавках соседних стран наших сигарет, выпускаемых под брендом германской «Реемтсмы», и турецкой «Кока-Колы». Максимум, что они делают – платят в госбюджет налоги и дают какие-никакие рабочие места. Чего хочет инвестор? Получать больше прибыли. Он ее и получает, но только для себя. Впрочем, практика показывает, что иногда инвестор берет какое-то предприятие, чтобы его обанкротить, а имущество – продать. Потому что оно (предприятие) по какому-то «странному» совпадению – потенциальный конкурент, которому в какой-то момент не повезло с менеджментом.

Есть и другой момент – разница между экспортом и импортом. В разные годы она колебалась у нас от 500 тысяч до трех миллиардов долларов – не в нашу пользу. Удивительно ли, что на освоение такого бедного рынка никто не рвется? К тому же инвестиции по определению приходят туда, куда не могут придти товары. А товары в Кыргызстан идут. Иностранцы искренне удивлялись лет 5 назад: «Зачем вам инвестиции, если у вас все можно спокойно купить?». То, что большинство товаров – импортные, как-то оказывалось у этих иностранцев вне понимания. Есть товары – и все тут.

А в чем заключается выгода того или иного производства? По мировым (а как же!) стандартам, выгода – это когда конечная стоимость товара по мировым ценам превышает расходы на его местный выпуск. А иначе и смысла нет. В эти расходы входят стоимость затраченных на единицу товара энергоносителей, соцпакет рабочим, и зарплату им же. Из которой рабочие оплачивают себе еду, жилье и коммунальные услуги.

Прежние лидеры страны любили приводить в качестве примеров Малайзию, Индонезию и прочие страны Юго-Восточной Азии, которые за счет иностранных денег превратились в «азиатских тигров». Это факт – они действительно разбогатели в короткий срок. Но за счет чего – об этом наши лидеры как-то умалчивали. Наверное, и сами не знали причин. А они, между тем, просты.

Как-то один из авторов этих строк спросил соседа, согласен ли он работать круглый год только в футболке, шортах и панамке за доллар в день в Нарынской области? В ответ сосед разразился тирадой, в которой самыми приличными были только предлоги - «на» и «в». Потом, правда, поуспокоился, сказав: «Впрочем, если помещение будут соответственно отапливать, почему бы и нет?». В самом деле, вопрос соответствующей отапливаемости производственных помещений, чтобы было, как в Малайзии, стоит в Кыргызстане особенно остро. Кстати, по законам природы, мы живем на территории, которая называется «неэффективной». Потому что «эффективной территорией» давно признана та, которая находится ниже 2000 метров над уровнем моря, со среднегодовой температурой не ниже минус 2 градусов Цельсия. Считается, что лишь на эффективной территории возможна относительно нормальная человеческая деятельность.

Еще один факт, говорящий не в пользу иностранного инвестиционного присутствия в Кыргызстане – питание. По сравнению с тем же малайцем, к примеру, кыргызстанец есть много. А для того, чтобы жить и работать в наших условиях – особенно, в той же Нарынской области – нужно есть мясо. Да и в остальных областях тоже. На «малайской диете» - чашка риса в день – жить можно, но недолго. Так что, и здесь у нас мало, чем можно инвестора завлечь. А попробуй тот же инвестор перестать платить людям зарплату или не развивать инфраструктуру – сразу соберется несколько десятков, а то и сотен человек, чтобы крикнуть «волшебное» слово: «Кетсин!».

Третий немаловажный аспект – строительство производственных помещений. У «азиатских тигров» жилищный и прочий секторы строятся без фундаментов. Потому что стены там защищают, в основном, от ветра. Потому и строятся из листового металла, шифера или пластика. В отличие от нашего, где строят дома с шириной стен в полтора, а то и два кирпича. И это – не роскошь, а жизненно важная необходимость. Поэтому вывод ясен: серьезные иностранные инвесторы, если, конечно, они не нацелены на то, что приносит «быстрые деньги» (мобильная связь, например), к нам в Кыргызстан, никогда не придут. Хотя технологии, как показывает практика, они продадут нам с удовольствием. Поэтому собственное производство в таких условиях смогут организовать и развить только наши собственные бизнесмены. Вот для них-то, в первую очередь, и надо разрабатывать те самые правила игры, при которых не будет места взяткам, «откатам», грабительскому налогообложению и всевозможным способам административного давления. Нужно создать условия, при которых размещать капиталы в Кыргызстане будет выгоднее, чем вывозить их из страны под видом оплаты за импорт.

Использованная литература:

1) Шарп У. Инвестиции. – М., 1997

2) Игошин Н.В. Ивестиции. – М., 2005

3) Государственная концепция создания и развитие особых экономических зон в Кыргызской Республике от 14 июня 2000 года.

4) Закон об инвестициях в Кыргызской Республике от 27 марта 2003 года.

5) Выдержки из интернет сайтов.