регистрация /  вход

Соотношение права и закона (стр. 1 из 5)

Введение

Вопрос о соотношении права и закона вызывает много спросов в юридической литературе. Чтобы понять их суть, необходимо учитывать, что термин «закон» достаточно многозначен. В узком смысле это акт высшей юридической силы, принятый органом законодательной власти или путём всенародного голосования, в широком – любой источник права. В определении К. Маркса и Ф. Энгельса, в котором право рассматривается как воля, возведённая в закон, анализируемый термин употреблён в широком смысле, включает в себя и нормативный акт, и судебный прецедент, и санкционированный обычай. Возвести волю в закон – значит придать ей общеобязательное значение, юридическую силу, обеспечить государственную защиту. Спор о том, совпадают ли право и закон, будет содержателен только в случае, когда термин «закон» понимается в широком смысле.

Стремление отождествить право и закон имеет определённое основание: в этом случае рамки права строго формализуются, правом признаётся лишь то, что возведено в закон; вне закона права нет и быть не может. Особо отметим: если под правом понимать только нормы права, то вывод о тождестве права и закона неизбежен, поскольку вне источников права юридические нормы не существуют. Однако право нельзя сводить к нормам. Кроме норм оно (повторим) включает в себя социально-правовые притязания (естественное право) и субъективные права. В этой триаде назначение норм состоит в том, чтобы социально-правовые притязания трансформировать в субъективные права – «юридическую кладовую» всевозможных духовных и материальных благ. Следовательно, право охватывает сферу не только должного (нормативные и индивидуальные предписания и решения), но и сущего (реальное использование юридических возможностей, реальное исполнение обязанностей). Право есть и регулятор, и появляющаяся в результате регулирования юридическая форма общественных отношений, представляющих бытиё общества.

При таком широком понимании права становится очевидным, что его содержание создаётся обществом и придание и лишь придание этому содержанию нормативной формы, т.е. «возведение его в закон», осуществляется государством. Формула «Право создаётся обществом, а закон – государством» наиболее точно выражает разграничение права и закона. Нужно только не забывать о единстве правового содержания и правовой формы и возможных противоречиях между ними. Правовое содержание, не возведённое в закон, не имеет гарантий реализации, а значит, не является правом в точном смысле этого слова. Закон может быть не правовым, если содержанием его становится произвол государственной власти. Подобные законы можно определить как формальное право, т.е. право с точки зрения формы, но не содержания. Жизнь показывает, что и законодательство в целом может не иметь ничего общего с истинным правом (тоталитарные государства).

Разграничение права и закона имеет большой гуманистический смысл, ибо тогда право рассматривается как критерий качества закона, установления того, насколько последний признаёт права человека, его интересы и потребности.[1]


Глава 1. Определение права и закона

1.1. Понятие и признаки права. Взаимосвязь объективного и субъективного права

Право – явление цивилизации и культуры. Право соответствует определенной системе ценностей той или иной цивилизации, той или иной культуры. В различных цивилизациях встречаются различные подходы в понимании права. Например, можно рассматривать право в рамках китайской, индийской или же европейской цивилизации.[2]

Право – это сложное явление общественной жизни. От понимания права во многом зависит общая ориентация юридической науки и практики. Задача научного познания заключается в том, чтобы за многообразными проявлениями права на поверхности общественной жизни попытаться найти его действительную сущность, социальную природу и общечеловеческую ценность. И, кроме того, поняв смысл права как социальной ценности, надо распознать, что есть право и не скрыто ли под его внешним, формальным подобием нечто иное, противоположное праву.

В обыденной жизни нередко право сводят к законам государства. При подходе к праву только как к системе норм, регулирующих общественные отношения, размываются собственно правовые границы. Тогда легко смешать право с другими нормативными системами, упорядочивающими общественные отношения. Сведение права к нормам законодательства, то есть отождествление права и закона, обедняет содержание права, не вскрывает его глубинной социальной природы и приводит к его искаженному восприятию. Законодательство действительно представляет собой важнейшую форму выражения права, особенно в современном мире. В связи с этим о достоинствах закона еще будет сказано особо. Однако не столь редко под видом закона скрывается произвол, закон таит в себе бесправие, при помощи закона государство санкционирует то, что противоречит праву. На практике трактовка права как норм, установленных государством, то есть якобы им порожденных и от него зависимых, постоянно приводила и приводит к оправданию любых актов государственной власти, законов, санкционирующих произвол со стороны тех, кто политически господствует вне зависимости от того, идет ли речь о какой-либо элите, бюрократии, партии или диктаторе. Сводя право к закону, мы, по существу, можем оказаться среди тех, кто оправдывает произвол, а то и среди тех, кто, применяя закон, сам творит произвол и несправедливость. Есть в сведении права к закону и другой порок. Все знают, что законы устанавливаются государством, но, если право и закон тождественны, тогда выходит, что и право порождается государством, представляет его «возведенную в закон» волю.

На самом же деле право – это не «возведенная в закон» воля, если даже это воля господствующего класса или всего народа. Законодательство (юридическое право) есть лишь внешняя необходимая форма правовой системы страны, порожденная обществом на данном этапе его развития. Отождествляя право с законом, мы смешиваем содержание с внешней формой права, лишаем себя возможности познать право как реальный феномен общественной жизни, искажаем действительную социальную природу права.

Итак, перед нами стоит задача за многообразием правовых и будто правовых явлений, лежащих на поверхности общественной жизни, вскрыть то, что представляет собой действительное право, определить те его качества и свойства, которые отличают, отличали и будут отличать право от иных образований человеческого общества, планетарной цивилизации. Имея в виду самые различные формы существования, бытия права как определенной тотальности, нетрудно убедиться в том, что самой непосредственной данностью обладает естественное для социальной природы человека право – его основные права и свободы от рождения. Человек рождается свободным и равным другому человеку. В этом смысле право есть одно из важнейших качеств и свойств свободной личности. Человек как личность не только включен в определенные связи с другими людьми, но и непременно выделяет себя, свое «я» из общества, в котором существует (из рода, племени, народа и т. п.). Без общества нет человека, но пока он (да и каждый индивид) не самоопределится, перед нами первобытное стадо, а не социум. Становление цивилизации предполагает формирование свободной личности, что означает, помимо всего остального, осознание индивидом своей социальной ценности, способности мыслить и действовать самостоятельно, раскрывая при этом своеобразие своего индивидуального таланта, природой данных творческих наклонностей. Смысл существования личности – реализация собственного «я» (независимо от того, получаем ли мы этот индивидуальный дар от Бога, от генов, от условий жизни поколений и т. п.). Общество развивается именно потому, что развивается свободная личность, реализуя свои способности и таланты в коллективе людей. Свобода индивида – предпосылка свободного общества. Сообщество людей, в котором подавлена личность, нет творческой индивидуальности, нет никакой возможности индивиду нанести на условия жизни социума свой отпечаток, – обреченное, стагнирующее, загнивающее общество, остающееся на обочине цивилизации и культуры. Подобное сообщество (племя, народ, этнос) умирает, если не сумеет возродиться. Вся история человечества есть в этом смысле не что иное, как ступени завоевания людьми социальной свободы. Важнейший критерий цивилизованности – человек и его свобода, степень развития и реализации таланта человека, становления свободной личности.

Рассматривая как социальное свойство человека, право связывают с необходимой для человека свободой. Право призвано обеспечить свободу, без которой не может формироваться и развиваться личность, а в государстве нет свободы, если власть не ограничена правом. Высшая ценность общества – свобода человека, его честь и достоинство. Но свобода индивида не безгранична и не самостийна. Речь идет о той возможности и необходимости социальной свободы, которая предопределена целым рядом факторов духовности, нравственности, культуры, экономики. Право и есть сфера свободы, право есть общественное признание возможности выбора, самостоятельности действия, в то время как само качество выбора, содержание свободной и созидательной деятельности определяется факторами духовно-нравственного, культурного и материального порядка. Свобода в этом плане не самодостаточна и лишь примитивно может быть понята как вседозволенность и как свобода от ответственности человека за свой выбор, за свои поступки. Человек ответственен за свой свободный выбор перед собой, перед своей совестью, перед своими моральными устоями, может быть (для религиозного человека), перед Богом. Он ответственен не только перед своим миром убеждений, воззрений, чувств, но и отвечает перед другими людьми, перед обществом. Он должен поступать так, чтобы его поступок был приемлем в его сознании, как такой же поступок другого человека по отношению к нему. Вот почему право не есть просто область свободы, право – масштаб свободы, то есть свобода в определенных границах. Безграничная свобода каждого была бы лишь анархией, при которой никто не имел бы возможности пользоваться своей свободой. Но и такое понимание права как масштаба свободы недостаточно. В праве речь идет о формально равном и относительно справедливом масштабе свободы суверенного (самостоятельного) человека, гарантирующем не только творческую инициативу, но и безопасность, не только выбор, но и ответственность за осуществленный свободный выбор поступка. В свободе, равенстве, справедливости, ответственности в равной мере для каждого человека заключается глубинный смысл права как общечеловеческой ценности, соответствующей самой природе личности, без которой нет и не может быть цивилизованного общества.