регистрация / вход

Бандитизм 5

Московский Гуманитарный Экономический Институт КУРСОВАЯ РАБОТА на тему: «Бандитизм» Выполнила студентка 3-го курса Факультета юриспруденция Орабинская Л.А.

Московский Гуманитарный Экономический Институт

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему:

«Бандитизм»

Выполнила студентка 3-го курса

Факультета юриспруденция

Орабинская Л.А.

Нальчик-2011

Содержание

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

Глава 1. Бандитизм: история развития и формы проявления

1.1. История развития бандитизма . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

1.2. Определение и состав бандитизма . . . . . . . . . . . . . . . 12

1.3. Признаки бандитизма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17

Глава 2. Превентивные меры по регулированию бандитизма

2.1. Схожесть и различие бандитизма и других видов преступления . . . 20

2.2. Профилактика бандитизма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29

Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32

Введение

Всеобщая декларация прав человека провозглашает, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Эти положения воспроизводятся Конституцией Российской Федерации. Ответственность за преступления против жизни и здоровья предусматривается Уголовным Кодексом Российской Федерации. И, тем не менее, проблема создания бандитских формирований и бандитизма остается актуальной и требует дальнейшего изучения, объяснения и решения. Отсюда вытекает констатация актуальности, практической значимости и злободневности темы данной курсовой работы.

Преступления против общественной безопасности образуют систему деяний, посягающих на различные сферы общественной безопасности и нарушающих различные общественные отношения, охраняемые уголовным правом. Одним из видов преступлений против общественной безопасности, создающих угрозу безопасности неопределенному кругу лиц, нарушающих деятельность органов управления, обеспечивающих общественную безопасность, является бандитизм.

Бандитизм в его различных формах – это чрезвычайно опасное преступление, известное в России с древнейших времен.[1]

Актуальность темы курсовой работы обусловлена ростом банд-формирований и преступлений, попадающих под квалификацию «бандитизм».Преступления против общественной безопасности и общественного порядка представляют собой предусмотренные Уголовным кодексом умышленные или неосторожные общественно опасные деяния (действия или бездействие), причиняющие существенный вред безопасным условиям жизни общества, здоровью населения и создающие реальную угрозу причинения такого вреда. Как показало выборочное изучение уголовных дел на лиц, осужденных за бандитизм, в 78% случаев бандитские нападения заканчивались убийством потерпевших, на счету отдельных банд их в среднем от пяти и более.

Цель курсовой работы - дать характеристику бандитизму.

Исходя из цели работы, необходимо решить следующие задачи :

— дать понятие и уголовно-правовую характеристику состава бандитизма;

— выделить основные признаки банды;

— рассмотреть квалифицирующие признаки бандитизма;

— рассмотреть сходства и отличия бандитизма от других преступлений.

Методологическую основу данной работы составили общенаучный системный и конкретно-исторический подходы, частно-научный метод исследования.

Практическая значимость работы обусловлена элементами ее новизны; она заключается в том, что полученные в результате исследования данные позволили внести достаточно обоснованные и значимые предложения как по совершенствованию закона об ответственности за бандитизм, так и по его применению на практике.

Глава 1. Бандитизм: история развития и формы проявления

1.1. И стория развития бандитизма

Долгое время считалось, что в советском обществе нет и не может быть бандитизма, поэтому число лиц, привлекаемых за бандитизм, было крайне незначительным. Этому способствовали в какой-то степени и недостаточная подготовленность работников правоохранительных органов к применению нормы о бандитизме в силу сложности данного преступления, неразработанности признаков состава бандитизма, в результате чего, отдельная часть бандитских нападений квалифицировалась как разбойные нападения. Участие в банде зачастую расценивалось не как оконченное преступление, а как пособничество разбою или даже грабежу. В силу такой практики уголовной ответственности за бандитизм подлежали не все участники банды, что значительно снижало эффективность борьбы с данным преступлением. [2]

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка. Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. «О суде». Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» бандитизм определяется как «участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки». Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст. 76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как «организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались».[3]

Организованная преступность в последние годы стала едва ли не основным фактором, определяющим характер криминальной ситуации в стране.

Ее возрастающие масштабы представляют реальную угрозу безопасности государства и общества, поскольку она усиливает свои позиции, монополизируя многие виды противоправной деятельности, активно внедряется в легальную экономику, а в последнее время проявляет очевидное стремление проникнуть во властные структуры.

В условиях роста организованной преступности, в том числе вооруженной, все большую остроту приобретает проблема борьбы с бандитизмом, как одним из наиболее опасных и распространенных проявлений организованной преступности, характеризующейся повышенной общественной опасностью.

Факторами, обусловливающими повышенную общественную опасность этого деяния, являются:

а) причинение или возможность причинения вреда одновременно различным группам общественных отношений, таким как жизнь и здоровье людей, собственности в ее различных формах и других, входящих в систему отношений, образующих в своей совокупности общественную безопасность;

б) обусловленная фактором высокой организованности особо квалифицированная подготовка совершаемых преступлений;

в) нацеленность на неоднократное, как правило, совершение преступлений путем нападений, в том числе и с применением оружия. [4]

Данные обстоятельства диктуют необходимость теоретической разработки многих вопросов, касающихся уголовной ответственности за бандитизм, содержания признаков состава этого деяния, его квалификации, соотношения со смежными преступлениями и т.д.

Как показало изучение практики применения Уголовного законодательства, не всегда правильно принимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и участие в бандитских нападениях. Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности. Допускаются ошибки в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не все преступления, в которых приняла участие банда, охватываются понятием бандитизма.

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка. Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. “О суде”. Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. “Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении” бандитизм определяется как “участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки”. Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст. 76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как “ организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались”.

Наказание за перечисленные в ст. 76 УК действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств. Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя.

Однако в военные и послевоенные годы широкая трактовка бандитизма вновь возобладала в правоприменительной практике. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ). Наиболее широкая практика применения этой статьи имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром в первые годы советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных общеуголовных преступлений. [5]

Одним из принципиальных положений Общей части УК является требование обязательной индивидуализации Уголовного наказания лиц, совершивших преступление, особенно это касается преступлений, совершаемых в соучастии. Поэтому судебные органы, выполняя данное положение закона, всегда были обязаны устанавливать степень участия лица в банде и в совершаемых ею нападениях, его значимость в данной преступной организации. Чтобы придать указанному требованию еще более обязательный характер, законодатель в новом УК предусмотрел дифференцированную уголовную ответственность за бандитизм в зависимости от характера и степени участия каждого конкретного субъекта в преступной деятельности банды. С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.[6]

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстно-насильственное преступление.

Бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением. Как показывает изучение судебной практики последних лет, бандитизм всегда совершается с целью незаконного завладения имуществом, чем причиняет вред общественным отношениям, возникающим по поводу сохранности и нормального функционирования различных видов собственности, плюс общественным отношениям, направленным на охрану личной физической неприкосновенности личности, ее права на жизнь.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.
Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром, в первые годы советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных общеуголовных преступлений.

С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.[7]

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстно-насильственное преступление.
Бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением. Как показывает изучении судебной практики последних лет, бандитизм всегда совершается с целью незаконного завладения имуществом, чем причиняет вред общественным отношениям, возникающим по поводу сохранности и нормального функционирования различных видов собственности, плюс общественным отношениям, направленным на охрану личной физической неприкосновенности личности, ее права на жизнь.

1.2. Определение и состав бандитизма

Бандитизм – одно из опаснейших преступлений предусмотренных уголовным кодексом. Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан и организаций. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года “О практике применения Суда законодательства об ответственности за бандитизм”). http://www.bestreferat.ru/referat-58750.html - sdfootnote5sym

Родовым объектом бандитизма являются основы общественной безопасности. Организации вооруженных банд и нападения, совершенными такими бандами, представляют серьезную угрозу для общественной безопасности и общественного порядка. Нападение вооруженных банд на отдельных граждан, предприятия и учреждения сопряжены обычно с тяжкими посягательствами на жизнь и здоровье граждан. И вместе с тем наносит, как правило, большой ущерб личной, государственной и общественной собственности.[8]

Нападение вооруженной банды не редко сопровождается оказанием вооруженного сопротивления представителям власти и убийствам их и могут, таким образом, угрожать деятельности органов власти, подрывая силу и авторитет этих органов. Непосредственным объектом посягательства при бандитизме являются отдельные граждане и государственные, общественные учреждения и предприятия.

С объективной стороны состав бандитизма предполагает:

1. Организацию вооруженных банд;

2. Участие в вооруженных бандах;

3. Участие в совершаемых бандах нападениях.

Для состава бандитизма достаточно совершение хотя бы одного из этих деяний. Поскольку статья 209 УК РФ, определяет состав бандитизма, говорит об организации вооруженных банд, об участии в вооруженных бандах и участии совершаемых вооруженными бандами нападениях, постольку для уяснения состава данного преступления представляется необходимым выяснить понятие вооруженной банды – “банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного ее членов и осведомленности об этом других членов банды”. (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.01.97 г.). [9]

Требование для признания банды вооруженной - наличие имен­но оружия, а не любого предмета, которым может быть причи­нена смерть или нанесены телесные повреждения, вполне по­нятно: именно оружие делает его особо опасным преступным со­обществом, так как создает наибольшие возможности для осуще­ствления задуманных ею нападений, а также для оказания со­противления органам власти при поимке и задержании.

Судебная практика при анализе состава бандитизма иногда относила к оружию и такие предметы хозяйственного обихода, как кухонный нож, долото, топор, лом и другие, что нельзя при­знать правильным.

Не могут, конечно, считаться оружием и такие предметы, как макеты огнестрельного или холодного оружия. Например, приме­нение при нападении детского игрушечного пистолета (пугача) не может рассматриваться как вооруженное нападение. В этих случаях нет опасности причинения нападающими вреда здоровью или жизни потерпевших или оказания вооруженного сопротив­ления представителям власти.

Организация банды может выражаться в подыскании людей, которые вошли бы в банду, в склонении их к вступлению в банду, приобретении оружия для банды, в разработке планов преступных действий банды, в распределении ролей между всту­пившими в банду лицами и во всякого рода иных действиях, на­правленных на создание устойчивой вооруженной группы людей для последующих нападений.

Для состава бандитизма достаточно также и одного факта участия в вооруженнойбанде, т.е. факта вступления в банду и выполнения в интересах банды тех или иных действий, хотя бы вступивший в банду, и не принимал участия в совершаемых бандой нападениях. Участие в вооруженной банде может выра­жаться в снабжении банды оружием, подыскании подходящих для нападения объектов, в сокрытии членов банды и оружия, в хранении и сбыте приобретенного бандой преступным путем имущества, предоставлении помещения для встреч членов банды, привлечения новых членов в нее и т. п.[10]

Объектом совершаемых вооруженной бандой нападений могут быть государственные учреждения (банки, сберегательные кассы, почтово-телеграфные отделения, магазины, склады, рестораны, столовые, палатки, совхозы и т. п.), общественные учреждения и организации (колхозы, кооперативные магазины и т. п.), либо отдельные граждане. Нападения при бандитизме могут быть со­вершены и на представителей власти, и на народных дружинников, пытающихся воспрепятствовать преступной деятельности банди­тов и задержать их.[11]

Обычно совершаемые бандой нападения бывают связаны с применением насилия в отношении работников государствен­ных и общественных учреждений и предприятий или частных лиц и представителей власти. При этом применяемое бандитами насилие может быть как физическим (причинение смерти, нане­сение телесных повреждений, удары и побои, лишение и ограни­чение свободы и т. и.), так и психическим (угроза причинением смерти, нанесением телесных повреждений и совершением иных насильственных действий).

Нападения вооруженной банды на государственные, общест­венные учреждения и предприятия и на отдельных граждан обычно сопряжены с хищением государственного и обществен­ного имущества или похищением личного имущества граждан. Такие нападения могут сопровождаться и уничтожением и по­вреждением государственного, общественного или личного иму­щества граждан. При нападениях банды нередки случаи и ока­зания вооруженного сопротивления представителям власти, а также насильственного освобождения арестованных из-под стражи. Бандитские нападения могут сопровождаться и группо­вым изнасилованием.

Все это говорит о том, что бандитизм весьма сложное преступ­ление.

Состав бандитизма будет и в том случае, когда лицо, не яв­ляющееся членом банды, принимало участие в нападении, со­вершенном вооруженной бандой, если, конечно, данное лицо осознавало, что принимает участие в нападении, совершаемом во­оруженной бандой.

С субъективной стороны состав бандитизма предпо­лагает вину в форме прямого умысла. В содержание прямого умысла при организации вооруженной банды входит сознание лица, что оно организует вооруженную банду для совершения на­падений на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, и желание организовать та­кую банду. Прямой умысел при участии в вооруженной банде предполагает осознание лицом факта своей принадлежности к во­оруженной банде и желание состоять ее членом. Содержанием прямого умысла при участии в нападениях, совершаемых воору­женной бандой, будет осознание факта своего участия в нападе­ниях, совершаемых вооруженной бандой, и желание участвовать в них. Если виновный, участвуя в нападении, организованном вооруженной бандой, не сознавал, что нападение осуществляется вооруженной бандой, то ответственность в этом случае должна наступать за то преступление, которое фактически было совер­шено им, например, за разбой, убийство из корысти и др.

Нападения вооруженной банды на государственные, общест­венные учреждения или предприятия, либо на отдельных лиц, обычно совершаются с целью преступного завладения государственным или общественным имуществом, либо личным имущест­вом граждан. Однако нападения вооруженной банды могут со­вершаться и в иных целях.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, которому до совершения преступления исполнилось 16 лет (ст. 20 УК РФ). Если среди лиц, участвовав­ших в вооруженных нападениях банды, окажутся несовершенно­летние в возрасте от 14 до 16 лет, виновные в тех или иных насильственных действиях или хищениях государственного, об­щественного и личного имущества граждан, то уголовная ответст­венность этих лиц должна наступать по соответствующим статьям об умышленном убийстве или умышленном телесном поврежде­нии, или за кражу, грабеж и разбой.

Поскольку закон, конструируя состав бандитизма, говорит об организации банд и участии в них и в организуемых ими напа­дениях, постольку уголовная ответственность для организаторов банды, для лиц, входивших в банду, а также и для тех, кто хотя и не входил в банду, но принимал участие в организованных ею нападениях, должна наступать непосредственно по ст. 209 УК.[12]

1.3. Признаки бандитизма

Бандитизм – одно из наиболее опасных преступлений. Бандитизм является составной и при том наиболее опасной частью организованной преступности. Бандитизм опасен тем, что преступники вооружены и в любой момент готовы применить насилие, причем последствия нападений могут быть весьма тяжелыми.

Бандитизм – многообъектное преступление. Основным объектом выступают отношения общественной безопасности как состояние защищенности жизни, здоровья, прав и свобод людей и их имущества. Другими объектами могут быть права и свободы человека, чужая собственность, нормальная деятельность организаций, учреждений, предприятий.

В соответствии со ст. 209 УК РФ объективная сторона бандитизма может выражаться в совершении одного из следующих общественно опасных действий: создание устойчивой вооруженной группы (банды); руководство такой бандой; участие в устойчивой вооруженной группе (банде); участие в совершаемых бандой нападениях. [13]

Для наличия в действиях виновного объективной стороны состава преступления достаточно одного из указанных вариантов бандитизма.

Иными словами, банда как организованная преступная группа должна обладать следующими обязательными признаками: наличие группы из двух и более лиц; устойчивость; вооруженность; нацеленность на совершение нападений.

Устойчивость банды раскрывается через такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами (сплоченность), согласованность их действий, постоянство форм и методов совершения преступлений, длительность существования банды и количество совершенных преступлений.

Постоянство форм и методов преступной деятельности банды означает, что она нередко имеет свой «почерк» – особую методику определения объектов нападения, способов ведения разведки, специфику совершения нападений и поведения членов банды, использование определенного оружия, обеспечение прикрытия, отходов с места совершения преступлений и т.д.

Бандитизм характеризуется совершением, как правило, нескольких вооруженных нападений. Однако возможны случаи, когда бандитские группировки создаются для совершения одного нападения, например на банк, либо до задержания членов банды они успели совершить лишь одно преступление, и сложно делать какие-либо выводы о постоянстве форм и методов преступной деятельности.

Использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности.

Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды. Признак взаимной осведомленности участников банды о наличии оружия дополняется необходимостью сговора об использовании этого оружия в групповых преступлениях (разбой, захват заложника, изнасилование, хулиганство и т.п.). Нападение следует считать вооруженным и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось, а цель преступления была достигнута за счет высказанной или очевидной для потерпевшего угрозы.[14]

Обязательным признаком банды как разновидности организованной преступной группы является ее нацеленность на совершение нападений на граждан или организации. Этот признак отличает состав бандитизма от преступлений, предусмотренных ст. 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем») и ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества (преступной организации)»).

Нападение может быть связано не только с совершением противоправных действий в отношении людей, но и с уничтожением имущества, зданий, транспортных средств.

Важно учитывать, что насилие может не только проявляться в конкретных физических действиях, но и иметь характер психологического воздействия по отношению к потерпевшему.[15]

Глава 2. Превентивные меры по регулированию бандитизма

2.1. Схожесть и различие бандитизма и других видов преступления

Бандитизм – преступление сложное. Этим понятием охватываются корыстные и некорыстные посягательства на многие непосредственные акты, поэтому, если посягательство было сопряжено с убийством при нанесении телесных повреждений, изнасилованием, хищением государственной или личной собственности граждан, с истреблением либо повреждение имущества, то все содеянное охватывается диспозицией ст. 77 УК РФ (бандитизм) и дополнительной квалификации по совокупности не требует.

Конституция РФ признает человека, его права и свободы высшей ценностью.

Защита жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних угроз предполагает создание системы правовых норм, обеспечивающих нормальное существование личности, общества, и безопасные условия для трудовой деятельности и отдыха граждан, их жизнедеятельности, а также нормальное функционирование общественных и государственных учреждений и организаций. Основными объектами безопасности являются: личность, его права и свободы, общество, его материальные и духовные ценности, государство, его конституционный строй, обороноспособность, и территориальная целостность. Наиболее опасные случаи такого нарушения, выражающиеся в преступном посягательстве на общественную безопасность и общественный порядок, пресекаются с помощью уголовно — правовых норм.

Общественная безопасность предполагает введение определенной системы норм и создание необходимых условий, обеспечивающих спокойное и беспрепятственное функционирование государственных и общественных учреждений и организаций, а также спокойствие граждан. Общественный порядок заключается в соблюдении каждым гражданином норм права или морали. Общественный порядок и общественная безопасность не только обеспечивают спокойствие общественной жизни, но и обеспечивают правильное поведение людей в обществе. Преступлениями против общественного порядка законом признаются деяния, грубо нарушающие нормальные условия повседневной жизни и деятельности людей в обществе. Эти преступления причиняют или могут причинить существенный вред личным, общественным, и государственным интересам, здоровью, телесной неприкосновенности и достоинству граждан. Преступлениями против общественной безопасности законом признаются общественно опасные деяния, могущие причинить тяжкий и особо тяжкие последствия (человеческие жертвы, материальный и иной ущерб).[16]

Бандитизм имеет ряд сходных признаков с вооруженным раз­боем. Разбой может заключаться в на­падении вооруженной группы лиц на граждан. В силу этого в судебной практике возникает вопрос о разграничении банди­тизма и вооруженного группового разбоя. Разграничение это сле­дует проводить по двум основным признакам. Первый из них - наличие банды, которой нет даже при групповом вооруженном разбое: нападение здесь хотя и совершается группой лиц, но они не образуют устой­чивой, созданной специально для нападения банды. Второй при­знак относится к мотивам нападения. Если при вооруженном групповом разбое нападение совершается лишь с корыстной целью, т. е. с целью завладеть государственным, общественным или личным имуществом граждан, то при бандитизме, как пока­зано выше, такая цель не обязательна.[17]

Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162), заключается в следующем:

- банда – это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение;

- бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие;

- при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, т.е. предметов, специально предназначенных для поражения живой цели;

- состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, довольно старая проблема в теории уголовного права. С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разрешения, так как конкуренция норм в Кодексе сохранилась: в ст. 162 УК предусматривается два таких квалифицирующих признака, как разбой, совершенный с применением оружия (п. «г» ч. 2), и разбой, совершенный организованной группой (п. «а» ч. 3). При совпадении указанных квалифицирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникает конкуренция норм, дающих основание квалифицировать совершенное преступление как разбой, совершенный вооруженной организованной группой, или как бандитизм, поскольку ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу.[18]

В настоящее время и среди ученых нет единства во взглядах на этот вопрос.

2.2. Профилактика бандитизма

Расследование и раскрытие преступлений, привлечение виновных к уголовной ответственности не исчерпывают обязанностей органов предварительного следствия. Закон возлагает на них и специальные обязанности по предупреждению (превенции) криминала. УПК РФ требует от органа дознания и предварительного следствия, а также при производстве судебного разбирательства по уголовному делу выявлять причины и условия, способствовавшие преступлению. Установив их, органы дознания, следователь, прокурор, суд обязаны принять специальные меры к их устранению с тем, чтобы тем самым предупредить совершение аналогичных или иных преступлений.

Однако сказанным не исчерпывается содержание профилактической деятельности следователя. Выявление причин и условий совершения преступных посягательств, играя само по себе предупредительную роль, в то же время служит основой для других превентивных мер следователя. К их числу можно отнести следующие:

1) обнаружение и раскрытие совершенных преступлений. Таким путем не только пресекается преступная деятельность конкретных лиц, но и обеспечивается неотвратимость наказания;

2) устранение выявленных причин и условий, способствовавших преступлениям конкретного вида, рода или совершенных определенным способом, при определенных обстоятельствах и т. п.;

3) меры воспитывающего и предостерегающего характера;

4) общепрофилактические меры, в том числе использование возможностей средств массовой информации, трудовых коллективов, родовых и национальных традиций и т. п.

Профилактическая деятельность следователя и других правоохранительных органов не может преследовать цель полного искоренения преступности в стране, которая была декларирована в условиях господства коммунистической идеологии. Как показывает опыт истории, преступность присуща любому общественному строю, ее развитие — результат действия определенных социальных закономерностей. Задача профилактической деятельности — не полное искоренение преступности, а эффективное снижение ее количественных и качественных показателей, уменьшение ее воздействия на общество и государство, повышение уровня личной безопасности граждан, защиты их законных прав и интересов. В достижении этих целей профилактической деятельности следователю, как представителю государственной власти, принадлежит заметная роль.

Истина по делу достигается лишь в том случае, когда полно и всесторонне установлены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. К числу этих обстоятельств закон относит причины и условия, способствующие преступлению, которые также подлежат именно доказыванию, т. е. должны быть выявлены путем применения всех процедур, предусмотренных законом для этого процесса. [19]

Российская действительность изобрела новый способ борьбы с организованной и профессиональной преступностью - компромисс с ними, что характерно для общества с тотальной криминальной зараженностью.

В этой связи исследователи справедливо отмечают, что расчеты на криминалитет в сфере решения проблемы преступности могут привести только к криминализации государства, где криминалитет не только не будет инструментом позитивного воздействия на преступность, но напротив, государство будет представлять интересы криминальных структур.

Всю систему мер борьбы с организованной преступностью можно разделить на две большие группы: меры общесоциальные и специальные. Причем, если в борьбе с преступностью в целом общесоциальные меры играют ведущую роль, то в борьбе с организованной преступностью обе группы мер являются паритетным.

Общесоциальные меры должны быть направлены на сужение, локализацию, ликвидацию или нейтрализацию детерминант организованной преступности в обществе. Эти меры должны, прежде всего, решить две группы задач, а именно:

- сузить социальную базу развития организованной преступности;

- сузить экономическую базу организованной преступности.

Первая предполагает создание нормальных условий жизнедеятельности и социальной адаптации лиц, которые представляют интерес для криминальных структур с точки зрения должностного положения (должностные лица правоохранительных органов), имеющейся квалификации (юристы, экономисты, бухгалтера, программисты и т.д.), характера прошлой деятельности (бывшие военнослужащие спецподразделений, бывшие сотрудники правоохранительных органов, спортсмены), принадлежности к определенным социальным группам (например, цыгане, выживающие за счет розничной и мелкооптовой торговли наркотиками), принадлежности к территориальным подростково-молодежным группировкам антиобщественной направленности. В условиях острого экономического кризиса при слабой роли государства в деле социально-правовой защиты своих граждан существует реальная опасность того, что организованная преступность станет работодателем значительной части населения (что есть, например, в Италии) и, таким образом, социальная база этой преступности будет состоять из различных социальных групп населения.

Сужение экономической базы организованной преступности предполагает, во-первых, максимальное освобождение социально-экономической политики от криминальных издержек, то есть от возникновения или усиления детерминант преступности. Например, большие налоги с производителя товаров и услуг приводят к тому, что значительная часть предпринимательской деятельности переходит в сферу теневой экономики, которая не облагается государством, однако облагается криминальными структурами.

Во-вторых, социально-экономическая политика должна создавать благоприятные условия для развития законного предпринимательства, а не для легализации криминального капитала.

В-третьих, поддержка государством здорового нравственно и физически образа жизни населения, что существенно снизит потребляемые товары и услуги порочного свойства (наркотики, спиртное, секс и т.д.), производимые и оказываемые организованной преступностью.[20]

Весь арсенал специальных средств борьбы с организованной преступностью можно разделить на:

- меры уголовной политики;

- меры безопасности;

- меры криминологической политики;

- оперативно-розыскные меры.

Меры уголовной политики связаны с реализацией уголовного наказания и иных мер уголовно-правового воздействия (принудительных мер медицинского характера, уголовного осуждения и т.д.). Уголовная политика основана на нормах уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. Среди уголовно-правовых средств борьбы с групповой преступностью важнейшее место принадлежит институтам организованной группы и преступного сообщества (ч.3, ч.4 ст.35 УК РФ).[21]

Задача этих мероприятий состоит в получении необходимой информации о деятельности преступных групп и оказании на них воздействия. Поскольку деятельность преступных групп протекает как в законной, так и в незаконной сферах деятельности, необходимая информация получается из различных источников криминальной и антиобщественной среды, бытового окружения преступников, друзей, знакомых, сослуживцев, среды отдыха преступников.

Информация должна получаться, прежде всего, об основных количественно-качественных показателях преступных групп.

Цель этой информации - использование ее для полного или частичного разложения преступных групп, переориентации отдельных их участников (прежде всего не занятых преступной деятельностью, или совершавших преступления небольшой тяжести) на позитивную деятельность. Если это невозможно, необходимо максимально сократить сферу легализации деятельности преступных групп.

В заключении можно сказать, что необходимо всеми мерами искоренять бандитизм, ввиду того, что он представляет особую опасность как для граждан, так и для общества, подрывая их экономические и моральные устои.

Заключение

В заключении можно сказать, что необходимо всеми мерами искоренять бандитизм, ввиду того, что он представляет особую опасность как для граждан, так и для общества, подрывая их экономические и моральные устои.

Бандитизм является составной и притом наиболее опасной частью организованной преступности. Бандитизм опасен тем, что преступники вооружены и в любой момент готовы применить насилие, причем последствия нападений могут быть весьма тяжелыми.

Следуя за изменениями структуры бандитизма, уголовное законодательство должно оперативно реагировать на возникновение новых методов, приемов и форм ее деятельности. Наиболее важными изменениями в структуре криминала является стремительное приобретение ею организованных форм. Индивидуальная преступность давно уже уступила место групповой, а групповая, в свою очередь, быстро превращается в организованную.

В соответствии с задачами, поставленными в начале исследования темы бандитизма можно сделать основные выводы.

Уголовное законодательство в течение длительного времени развивалось в соответствии с политической обстановкой в государстве, так как прежде всего от политической обстановки зависела криминогенная обстановка. В настоящее время возникла необходимость изменения некоторых правовых норм, прежде всего для предотвращения преступлений имеющих особую опасность для общества.

В Уголовном кодексе РФ еще достаточно много пробелов, а так же достаточно много понятий дающих возможность двоякого толкования. В ст. 209 УК РФ также содержит такие положения. В связи с этим законодательным органам необходимо более четко сформулировать понятие бандитизма, признаки и учесть возможные стороны соприкосновения с другими похожими видами преступлений. Центральным вопросом установления уголовной ответственности за бандитизм является точное определение понятия банды. Системный анализ норм уголовного закона позволяет заключить, что банда по своей сути является организованной группой, признаки которой закреплены в ч. 3 ст. 35 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), располагающей такими дополнительными признаками, как вооруженность и специальная цель. Однако достаточно большое число исследователей полагает, что по своим основным криминологическим характеристикам банда ближе к преступному сообществу, нежели к организованной группе.

Сложности в квалификации преступлений связанных с бандитизмом возникают по причине неточности правовых норм, что приводит к тому, что преступники, участвовавшие в банде уходят от ответственности по ст. 209 УК РФ и отвечают по статьям за преступления, по которым предусмотрены более мягкие меры наказания. Наличие эффективно работающего уголовно-правового запрета позволяет сдерживать преступность уже на ранней стадии. Между тем существующая регламентация уголовно-правовых средств борьбы с бандитизмом далека от совершенства, результативность их применения крайне низка, что свидетельствует о серьезных просчетах, допущенных законодателем.

Таким образом, можно полагать, что предупреждение преступлений и стремление к обеспечению неотвратимости наказания должны являться обязательными составляющими приоритетных направлений в координационной работе.

Причины формирования банд, их большой рост за последнее время следует искать в самом обществе. Т.к. процесс своего формирования как личность человек проходит через множество социальных институтов, которые формируют модель его поведения в обществе. Правоохранительные органы, в конечном счете, сталкиваются уже с последствиями ошибок в работе этих институтов.

Приоритет координационной деятельности предопределяется совокупностью объективных обстоятельств, характеризующих состояние, структуру и динамику преступности в стране, а также факторами, способствующими совершению преступлений:

1. рост и низкая раскрываемость преступлений;

2. возникновение новых ее видов, требующих совместных усилий правоохранительных органов;

3. изменения в общей структуре совершенных преступлений и обстоятельств, им способствующих.

Проблема предупреждения бандитизма должна стоять на первом плане во всех случаях определения приоритетного направления, так как это обуславливается двуединой задачей наказания за преступления - предупреждения новых деяний и удержание других от подобных действий.

Совершенствование института совокупности преступлений возможно посредством закрепления в законе идеальной и реальной совокупности, а также изменения порядка назначения наказания за совершение лицом преступления. Законодателям необходимо более четко указать признаки и понятие такого преступления как бандитизм и предусмотреть наиболее справедливое наказание за совершение данного преступления с учетом роли участника, совершенных им действий и степени причиненного ущерба.

Список литературы:

1. Боровиков В.В. Преступления против общественной безопасности: вопросы ответственности и совершенствования законодательства. //Уголовное право. 2006, №4.

2. Бражник Ф.С., Толкаченко А.А. Бандитизм и его отграничение от смежных составов. //Уголовное право. 2000, № 2.

3. Быков В.М. Как разграничить бандитизм и разбой: мнение // Российская юстиция. 2001, №3.

4. Быков В.М. Банда – особый вид организованной вооруженной группы. // Российская юстиция. 2005, №6.

5. Ведерникова О.Н. Основные криминологические системы современности (сравнительный анализ). // Государство и право. 2002, №10.

6. Велиев С.А. Принципы назначения наказания. – СПб: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004.

7. Галиакбаров Р.Р. Групповое преступление. - Свердловск: ГСП БУТИ, 2003.

8. Галиакбаров Р.Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику. // Российская юстиция. 2001, № 7.

9. Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. - Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2000.

10. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества. // Законность. 2005, № 2.

11. Жердев В.А., Комиссаров В.И. Расследование серийных корыстно-насильственных преступлений, совершенных организованными группами на первоначальном этапе. – М.: Юрлитинформ, 2002.

12. Казакова В.А. Вооруженная преступность: сравнительный анализ // Российская юстиция. 2003, №7.

13. Колотова Н.В. Российское государство и право на рубеже

тысячелетий // Государство и право. 2000. №7.

14. Комиссаров В.С. Вооруженность как признак бандитизма. // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006, № 11.

15. Корецкий Д.А., Пособина Т.А. Современный бандитизм: криминологическая характеристика и меры предупреждения. - СПб, 2004.

16. Коряковцев В.В., Питулько К.В. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. - СПб: Питер, 2004.

17. Куприянов А.В. Использование служебного положения при участии в преступном сообществе // Российская юстиция. 2000, № 2.

18. Панченко П.Н, Кашенин В. Цели нападения при бандитизме. // Уголовное право. 2007, № 3.

19. Попова О.В. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя // Российская юстиция. 2001, № 5.

20. Таганцев Н.С. Уголовное Уложение. - СПб: Питер, 2004.

21. Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности: Практическое пособие. – М.: Юристъ, 2002.


[1] Велиев С.А. Принципы назначения наказания. – СПб: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004. с. 66

[2] Казакова В.А. Вооруженная преступность: сравнительный анализ // Российская юстиция. 2003, №7. с. 141

[3] Панченко П.Н, Кашенин В. Цели нападения при бандитизме. // Уголовное право. 2007, № 3. с. 32

[4] Жердев В.А., Комиссаров В.И. Расследование серийных корыстно-насильственных преступлений, совершенных организованными группами на первоначальном этапе. – М.: Юрлитинформ, 2002. с. 91

[5] Корецкий Д.А., Пособина Т.А. Современный бандитизм: криминологическая характеристика и меры предупреждения. - СПб, 2004. с. 67

6 Быков В.М. Банда – особый вид организованной вооруженной группы. // Российская юстиция. 2005, №6. с. 123

[7] Попова О.В. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя // Российская юстиция. 2001, № 5. с. 86

[8] Яблоков Н.П. Расследование организованной преступной деятельности: Практическое пособие. – М.: Юристъ, 2002. с. 154

[9] Галиакбаров Р.Р. Групповое преступление. - Свердловск: ГСП БУТИ, 2003. с. 202

[10] Боровиков В.В. Преступления против общественной безопасности: вопросы ответственности и совершенствования законодательства. //Уголовное право. 2006, №4. с. 136

[11] Куприянов А.В. Использование служебного положения при участии в преступном сообществе // Российская юстиция. 2000, № 2. с. 65

[12] Коряковцев В.В., Питулько К.В. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. - СПб: Питер, 2004. с. 95

13 Таганцев Н.С. Уголовное Уложение. - СПб: Питер, 2004. с. 57

[14] Комиссаров В.С. Вооруженность как признак бандитизма. // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006, № 11. с. 64

15 Галиакбаров Р.Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику. // Российская юстиция. 2001, № 7. с. 38

[16] Бражник Ф.С., Толкаченко А.А. Бандитизм и его отграничение от смежных составов. //Уголовное право. 2000, № 2. с. 97

17 Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. - Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2000. с. 49

[18] Колотова Н.В. Российское государство и право на рубеже тысячелетий // Государство и право. 2000. №7. с. 38

[19] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества. // Законность. 2005, № 2. с. 57

[20]Ведерникова О.Н. Основные криминологические системы современности (сравнительный анализ). // Государство и право. 2002, №10. с. 91

[21] Быков В.М. Как разграничить бандитизм и разбой: мнение // Российская юстиция. 2001, №3. с. 124

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий