регистрация / вход

Теневая экономика 10

Теневая экономика (скрытая экономика) — экономическая деятельность, скрываемая от общества и государства, находящаяся вне государственного контроля и учёта. Является ненаблюдаемой, неформальной частью экономики, но не охватывает её всю, так как в неё не могут быть включены виды деятельности, не скрываемые специально от общества и государства, например домашняя или общинная экономики.

Теневая экономика (скрытая экономика) — экономическая деятельность, скрываемая от общества и государства, находящаяся вне государственного контроля и учёта. Является ненаблюдаемой, неформальной частью экономики, но не охватывает её всю, так как в неё не могут быть включены виды деятельности, не скрываемые специально от общества и государства, например домашняя или общинная экономики. Также включает в себя нелегальные, криминальные виды экономики, но не ограничивается ими.

Теневая экономика – это экономические взаимоотношения граждан общества, развивающиеся стихийно, в обход существующих государственных законов и общественных правил. Доходы этого предпринимательства скрываются и не является налогооблагаемой экономической деятельностью. По сути, любое предпринимательство, результатом которого является сокрытие доходов, или уклонение от уплаты налогов, может считаться теневой экономической деятельностью. Теневая, «серая», экономика, как правило, достаточно связана с «белой», официальной экономикой.

Причины и особенности существования

Образуется из-за существования условий, при которых может быть выгодно скрывать свою экономическую деятельность от широкого круга лиц. Масштаб сокрытия может быть разным — от сокрытия самого существования фирмы или существования определённых активов, до сокрытия отдельных сделок.

При прочих равных условиях, чем выше налоговое бремя, тем больше теневой сектор экономики, так как находящиеся в нём предприятия из-за неуплаты налогов получают конкурентное преимущество над другими фирмами и вытесняют их с рынка. Чем сложнее бюрократические процедуры в развивающихся странах, тем больше данный сектор экономики. Вопросами целесообразности такого поведения, в частности, занимается экономика преступления и наказания.

Предприятия теневой экономики обычно не соблюдают стандарты (например ГОСТ), которыми окружён любой вид лицензируемой деятельности. Иногда теневой сектор развивается из-за повышенных административных барьеров для входа на рынок.

В среднем, чем больше сотрудников в фирме, тем меньше вероятность того, что они получают неоформляемую зарплату «в конверте», с которой не платятся налоги.

Чем больше замешано предприятие в теневой деятельности, например «обналичке», тем меньше срок её вероятного существования, так как ликвидация подобных фирм — ещё один способ скрыть следы своей деятельности.

Автономная некоммерческая организация "Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства" (НИСИПП) выдвинула версию основных на 2007 год причин "ухода в тень":

Основной причиной ухода в тень были и остаются высокие налоговые ставки. Важнейшим "неналоговым фактором" респонденты считают коррумпированность государственного аппарата: "неформальные выплаты" при получении лицензий, сертификатов, разрешений требуют получения неучтенной наличности. Следующая по степени важности причина - работа партнеров в теневом секторе (необходимость покупки сырья без оформления документов, выплаты процентов по займам, привлеченным на "личной" основе, и т.д.).

— Статья "Бой с "тенью"", "Российская газета" - Российская Бизнес-газета" №602 от 8 мая 2007 г

Выделяют 3 части теневой экономики:

1.Неофициальная экономика . Сюда входят все легально разрешенные виды экономической деятельности, в рамках которых имеют место неучитываемые официальной статистикой производство услуг, товаров, сокрытие этой деятельности от налогообложения.

2. Фиктивная экономика . Это приписки, хищения, спекулятивные сделки, взяточничество и всякого рода мошенничества, связанные с получением и передачей денег.

3. Подпольная экономика . Под ней понимаются запрещенные законом виды экономической деятельности.

Объективной причиной стремительного роста теневой экономики в России является переход от бюрократической, командной системы управления к рыночной. Смена общественного строя сопровождается и сменой старой морали. При этом теневая экономика должна базироваться и развиваться из конкретных источников.

Первый из них - это пресловутый вывоз за рубеж капитала, сырьевых и энергетических ресурсов (по оценкам авторитетных экспертов это около $30 млрд. в год) Исправников В.О. “Теневой капитал: конфисковать или инвестировать?”(“Экономика и жизнь”, №24 июнь 1996) , при этом основная часть сделок не является в прямом смысле теневой, т.е. осуществляется на законных основаниях: сырье и энергоресурсы часто реализуются за рубеж по заниженным ценам через посреднические компании, а соответствующий процент от прибыли последних оседает за рубежом.

Вторым, и основным источником теневой экономики является нерегистрируемая государственными органами хозяйственная деятельность, которая имеет место во всех сферах экономики. Например, каким образом могут на протяжении 5-6 лет реформ выживать многочисленные слои населения, доходы которых оказались (по официальным статистическим данным) значительно ниже прожиточного минимума?

Согласно официальной статистике, уровень жизни населения в России в 1995 году относительно 1991 года составил 60%. Причем только в 1995 году реальная зарплата снизилась на 25%. Между тем количество легковых автомобилей в частном владении не уменьшилось, а число иномарок - увеличилось: только в 1995 году в Россию было ввезено 400 тысяч автомобилей. Исправников В.О. “Теневой капитал: конфисковать или амнистировать?” (“Экономика и жизнь” №24 июнь 1996). Эту статистику можно объяснить только наличием теневого фактора.

В общемировом масштабе удельный вес теневой экономики оценивается в 5-10% от валового внутреннего продукта. Так, в африканских странах этот показатель достигает 30%, в Чехии - 18%, а на Украине - 50%; удельный вес теневой экономики в хозяйственном обороте России равен 40% Ореховский П. “Статистические показатели и теневая экономика”(РЭЖ №4 1996,стр.14).

Показатель 40-50% является критическим. На этом рубеже влияние теневых факторов на хозяйственную жизнь становится настолько ощутимым, что противоречие между легальным и теневым укладами наблюдается практически во всех сферах жизнедеятельности общества.

Ключевым признаком теневой деятельности можно считать уклонение от официальной регистрации коммерческих договоров или умышленное искажение их содержания при регистрации. При этом основным средством платежа становятся наличные деньги и особенно иностранная валюта. В решении же деловых вопросов преобладают так называемые “разборки”.

Механизм функционирования теневой экономики.

Механизм функционирования теневой экономики можно разделить на два больших класса. Это основной и вспомогательный механизмы.

Первый, основной, предполагает наличие “объекта эксплуатации” , при этом в роли “дойной коровы” выступает государство или крупное предприятие.

Соответствующие схемы:

Первая: При предприятии создаются товарищества с ограниченной ответственностью (или акционерные общества закрытого типа и т.п.), в число учредителей которых входят руководящие работники базового предприятия. Закупка ресурсов, оборудования, комплектующих осуществляется при посредничестве этих товариществ так, что ресурсы предприятию обходятся дороже, чем при прямых поставках, но члены товарищества в результате увеличивают свой доход.

Схема является симметричной, действующей в обе стороны - продажа излишков сырья и материалов на сторону тоже осуществляется при посредничестве этих организаций, имеющих и здесь свой процент дохода.

Вторая: Некая коммерческая структура арендует у базового предприятия производственные мощности, выпуская продукцию, аналогичную продукции завода. В число работников, так или иначе задействованных в этой структуре, входят сотрудники отделов сбыта завода, переадресующие наиболее выгодные заказы “параллельному предприятию”.

Третья: Базовое предприятие представляет собой НПО или НИИ, получающие средства на проведение научно-исследовательских работ из государственного бюджета. Указанные средства переводятся с бюджетного счета предприятия на депозитный счет коммерческого банка. По истечении, обусловленного депозитным договором и временем выполнения плана научно-исследовательских работ, срока деньги выплачиваются реальным исполнителям (которые до этого работали без оплаты), бюджетный и депозитный счета “расчищаются”, а депозитный процент перечисляется в соответствующую коммерческую структуру, где были задействованы так называемые “научные работники”.

Отмеченные три схемы механизмов охватывают операции по сокрытию полученных доходов от налогообложения государства. Здесь, собственно, теряются “концы” указанных выше сделок: превращаясь в наличность или валюту, доходы вкладываются в недвижимость и личное имущество, перевозятся за рубеж.

Данный круг сделок трудно фиксировать и изучать, а быстрое становление новой отечественной банковской системы непосредственно связано с обслуживанием подобных операций.

Регистрируемый сейчас уровень деловой активности не позволяет большинству предприятий промышленности, строительства и транспорта хотя бы сохранять производственные мощности. Попытка включить затраты на содержание и эксплуатацию их в цену продукции приводит к ее резкому удорожанию, вследствие чего чуть ли не официальной практикой стали заказы на производство услуг через “малые предприятия”, действующие при базовом предприятии. Таков сегодняшний механизм “предания” основных доходов.

Общая структура любой финансово-хозяйственной группировки, ведущей совместную “теневую” деятельность, обычно включает:

· предприятия, осуществляющие торгово-посреднические и производственные операции;

· банк;

· “службу безопасности”;

· связи.

Что представляет собой каждый из этих элементов? Одна и та же хозяйственная деятельность обычно ведется российскими предпринимателями через несколько фирм. Это помогает решать проблему временной неплатежеспособности их партнеров: неплатежи “сбрасываются” на одно из предприятий, которое и специализируется на их “расшивке”. Кроме того, при помощи разветвленной структуры основной группе собственников легче контролировать поведение своих партнеров (реорганизации и переделы собственности в группировках происходят регулярно).

Банк позволяет оперативно переводить безналичные деньги в наличные и наоборот, не говоря уже о других операциях.

“Служба безопасности” имеет разные формы: это и обычные охранники, и спортивные секции, финансируемые группировкой, и “крыша” государственных органов управления. Кроме того, большинство группировок так или иначе стремится выступать соучредителями в общественных организациях и средствах массовой информации, что расценивается как распространение заботы о своей безопасности на сферу общественного мнения.

Связи так же могут быть различными. В этом качестве выступают: обычные (прямые или дальние) родственники, бывшая совместная работа в партийных, комсомольских организациях и государственных органах, землячества, этническая принадлежность.

Структуры “теневой экономики” в принципе не являются в полном смысле экономическими, т.е. ориентированными на максимальное удовлетворение запросов потребителя при минимальных издержках производителя. Они больше напоминают государство в миниатюре. Об этом свидетельствует наличие органов, аналогичных Центробанку и “силовым министерствам”, дублирование предприятий, которые занимаются одними и теми же операциями и т.п.

Корни разрастания теневой экономики развивались в 80-х годах, во времена окончательной деградации административной системы. Новое поколение политических руководителей России променяло “власть на собственность”. Достоверного анализа на этот счет нет, однако, если принять подобную гипотезу в качестве рабочей, то этот разрушающий национальную экономику образ хозяйствования становится более понятным.

За спорами последних лет о реформах и контрреформах, о том, что преобразования идут плохо или вообще остановились, общество упускает совершенно очевидную реальность - реальность формирования системы высококриминализированных экономических отношений, характеризующихся рядом признаков.

Это, прежде всего, огромный вес “теневого” сектора, огромная роль неформальных и внеправовых отношений.

Это образование в экономической сфере кланов - устойчивых властно-хозяйственных структур, имеющих “крышу” в виде того или иного государственного властного органа, распоряжающихся крупными суммами накопленного разными путями капитала и ведущих широкомасштабную коммерческую деятельность. Однако из следствий возникновения подобных кланов - блокирование конкуренции на финансовых рынках, на рынках основных групп товаров и даже во внешней торговле.

Другое печальное следствие формирования кланов - узкой прослойки людей, присваивающих колоссальные доходы - обнищание огромной части населения.

Третье следствие - деградация бюджетной системы (на которой эти структуры паразитируют, используя такой главный источник сверхдоходов, как операции с бюджетными ресурсами и государственной собственностью), рост государственного долга как вынужденное в подобных условиях средство решения финансовых проблем в обществе.

Четвертое следствие - перераспределение национального дохода в пользу элитной группы. Мы видим, как оно растет, в то время как народнохозяйственные сферы, обеспечивающие благосостояние большей части населения (здравоохранение, образование и т.п.) приходят в упадок.

Пятое следствие - утечка российских капиталов за границу.

Вся эта система сегодня устойчиво воспроизводится, причем главный механизм ее воспроизводства связан с тем, что сформировавшиеся кланы фактически диктуют свои условия в принятии общегосударственных экономико-политических решений. А те предприятия, которые, как и полагается в рыночной экономике, работают на свой страх и риск, законопослушны и исправно платят налоги, не имея “крыши” во властных структурах и правоохранительных органах, обречены на банкротство.

О том, что весь госаппарат подчиняется интересам избранных кланов, свидетельствует правительственная политика бюджетного наращивания, государственного долга, а также приватизационная политика, которая явно делается по заказу конкретных коммерческих структур. В этой ситуации весь бюджет направлен на обслуживание соответствующих интересов. Фактом является, с одной стороны, огромный перерасход бюджетных средств по сравнению с законодательно установленными лимитами на обслуживание госаппарата, на предоставление казенных ссуд. С другой - постоянно недофинансирующиеся расходы на социально-культурные нужды, здравоохранение и оборону.

Подобного рода экономическая система не представляет ничего принципиально нового в экономической истории. Ее аналоги существуют на Филлипинах, в Мексике, в Колумбии. И мировой опыт свидетельствует, что выйти из подобной ловушки очень сложно.

Реальные решения связаны с очень серьезными усилиями, в том числе с политическими. Действительно реалистичный рецепт - продвижение по пути демократизации всех социально-экономических процессов, повышение ответственности исполнительной власти перед парламентом, усиление судебной системы и првоохранительных органов в целом, жесточайшая борьба с коррупцией в госаппарате.

Криминализация бизнеса произошла не без помощи государства. Именно оно, не оплачивая в срок госзаказ, побудило директоров предприятий искать окольные пути по привлечению кредитов для поддержания производства.

Нетрудно было также предвидеть, что при разделении экономики на государственный и частный секторы возникнет теневой переток государственных средств в коммерческие структуры. Это прогнозировалось еще в 1991 году. В монографии “Реформа без шока” были высказаны предложения, как упредить подобные явления. Произошло то, что и предсказывалось. Директора предприятий через подставных лиц насоздавали кооперативы, малые предприятия, на счета которых перекачивали часть финансовых средств. Параллельно произошло сращивание интересов коммерческих структур и органов власти и управления, вследствие чего значительная часть бюджетных средств и сейчас используется не по назначению, бесконтрольно. Например, в Омской области в 1994-1995 годы из 105,8 млрд. рублей фонда медицинского страхования лишь 20% было израсходовано по назначению Ореховский П. “Статистические показатели и теневая экономика” (РЭЖ №4 1996 год стр.21).

Легализация теневой экономики становится необходимым фактором для обеспечения жизнедеятельности отечественного производства. Средний слой “теневой экономики” сейчас заинтересован в легализации своих доходов законными способами. Если государство посредством изменения действующих норм и законов проведет амнистию в отношении тех средств, которые были выведены из-под налогообложения, российская экономика получит значительные инвестиции. Все понимают, что из экономического кризиса без инвестиций не выйти. А кризис, в свою очередь, наиболее остро проявляется в инвестиционной сфере: Объем капиталовложений сокращается быстрее, чем производство, на протяжении всего хода социально-экономических преобразований. В 1995 году при спаде промышленности на 4-5% капиталовложения из всех источников финансирования уменьшились на 17% по сравнению с 1994 годом и составили всего около трети от уровня инвестиций в 1991 году Ореховский П. “Статистические показатели и теневая экономика” (РЭЖ №4 1996 год стр.20).Государство стоит перед выбором: либо пойти на экспроприацию теневого капитала и получить крохи, поскольку укрыт он с большими предосторожностями, либо объявить этому капиталу амнистию и на выгодных для него условиях стимулировать его вложение в российскую экономику.

Создание правовых экономических условий по сокращению теневой экономики.

Практически ни у кого не вызывает сомнения, что существующая налоговая система - это тормоз для дальнейших финансово-экономических преобразований. НЭП в свое время легализовал скрытые капиталы. Существенную роль при этом сыграла разумная налоговая политика: налог составлял 25% дохода частника. Это позволило ему развернуться, причем прежде всего в сферах, работающих на потребителя. Когда же власть решила вытеснить частника, налоги стали повышаться: сначала до 30%, а затем, с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, - до 90% и более.

Оппоненты налоговой реформы часто приводят такой пример: уменьшим налоги - завалим бюджет. К сожалению, они не замечают, что именно из-за высоких налогов бюджет пустой. К тому же, кроме налогов, есть и другие источники пополнения казны.

Следует вспомнить, как много надежд возлагалось еще недавно на приватизацию. Безвозмездная приватизация заведомо не могла обеспечить должный приток средств для инвестирования, финансовой стабилизации и решения социальных проблем. Но сегодня возможен переход к денежной форме приватизации с привлечением инвестиций. Где же их взять? Из легализованных теневых источников.

Так, например, в п.2 Указа Президента от 20 февраля 1996 года “О передаче субъектам РФ находящихся в федеральной собственности акций Акционерных Обществ, образованных в процессе приватизации” в качестве покупателей акций справедливо указываются в первую очередь граждане. Но если бы к этому добавить, что их средства могут быть инвестированы без представления доходных деклараций и с налогом не выше 25%, скажем, в акции сельского хозяйства, строительства и стройматериалов, пищевой, легкой промышленности, то это безусловно, дало бы импульс притоку солидных средств в эти отрасли.

Нельзя не видеть, что вопрос о декларациях - о исходный вопрос практического осуществления легализации. Минфином был представлен в правительство законопроект “О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам”. По замыслу создателей это должен быть эффективный рычаг контроля властей над соответствием расходов граждан получаемым доходам, в первую очередь при покупке транспорта и недвижимости.

В принципе, документ правильный, соответствует мировым стандартам. Есть в нем определенная логика. Однако практика его применения без учреждающих изменений правохозяйственных условий, без программы репартации капиталов, ушедших за рубеж, может быть такова, что данный закон расширит масштабы теневой экономики.

Аналогичный вывод напрашивается и по законопроектам по легализации доходов, полученных преступным путем.

Как представляется, проблема легализации теневого капитала должна базироваиться на следующих принципах:

- благоприятные для бизнеса изменения правохозяйственных условий (налоговая политика, приватизация, внеэкономическая деятельность), причем изменения, носящие упреждающий характер к необходимому усилению карательных мер;

- четкое разграничение капиталов криминальных элементов и теневиков-хозяйственников и учет данного разделения в законодательных актах по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, о легализации преступных доходов, в Уголовном Кодексе.

- формирование нового отношения к отечественным предпринимателям, в том числе к “новым русским”, проживающим за рубежом, отношения на основе эффективной программы репартации капиталов и превращения их в инвестиционный ресурс России;

- укрепление доверия к власти, предполагающего в качестве одной из мер демонстрацию эффективной защиты населения от финансовых мошенничеств, защиты сбережений, капиталов и самого института частной собственности;

- Установление общественного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов в границах правового поля. Механизм такого контроля должен быть основан на данных о правонарушениях в сфере экономики, что облегчает выбор партнера в деловых отношениях.

Отмывание “грязных” денег и легализация теневых капиталов - это отнюдь не одинаковые процессы, хотя криминалисты зачастую их отождествляют, понимая под криминальным доходом любую экономическую выгоду, полученную в результате нарушений. “Грязный” бизнес захлестнул российскую экономику. Свыше трех тысяч организованных преступных группировок специализируются на “отмывании” доходов, половина из них организовала для этого собственные легальные хозяйственные структуры. В этих целях путем насилия и шантажа установлен контроль над десятками тысяч субъектов рынка. Современные теневики получают доходы не только от преступной деятельности, но и в результате совершения хозяйственных, финансовых, таможенных нарушений.

Уголовная ответственность за легализацию незаконных доходов находится над нами уже с 1 января 1997 года, времени вступления в силу нового Уголовного Кодекса Российской Федерации. Но его статья 174 не в полной мере отражает многообразие и опасность такого рода операций. Кроме того, одних уголовно-правовых мер явно не достаточно. Необходимы, как показывает международный опыт, согласованные меры административного и финансового контроля за денежными и имущественными операциями юридических и физических лиц и соответствующее законодательство.

Мировым экономическим сообществом признано, что одной из самых больших угроз безопасности бизнеса становится использование банковской системы для совершения крупномасштабных финансовых преступлений, сокрытия и “отмывания” денег, добытых преступным путем. Криминальные круги эффективно используют в своих интересах традиционную закрытость банковской информации от внешнего контроля, стремление финансовых институтов любой ценой привлечь клиентов. Абсолютизация банковской тайны, долгие годы служившая на благо банковского дела, оборачивается сегодня своей изнанкой, противоположностью.

Цивилизованные банковские сообщества понимают необходимость налаживания контактов с контролирующими органами в интересах как собственной безопасности, так и безопасности всей экономической системы. Если отечественные банки и другие кредитные институты не оценят серьезность ситуации - вседозволенность при отсутствии надлежащего контроля,- они могут оказаться отсеченными и изолированными от мирового финансового сообщества (как это произошло, например, с некоторыми странами Персидского залива).

В большинстве развитых стран приняты и совершенствуются системы мер по предупреждению и пресечению использования финансово-кредитных институтов в преступных целях. Новый законопроект “О предупреждении легализации (“отмывании”) доходов, полученных незаконным путем” учитывает опыт стран с развитой банковской системой и российскую специфику. В законопроекте закладывается подробная схема противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, определены правомочия госорганов. Он позволяет поставить под контроль легальными, правовыми средствами широкий спектр доходов, ускользающих от налогов и пополнить бюджет.

Когда особо крупные средства ставятся под контроль государства и общества, организованная преступность лишается свой мощной экономической основы.

Теневая экономика в мире и в России.

Как уже говорилось выше, американцы и россияне, нигерийцы и немцы практически каждый день сталкиваются с теневой экономикой. Нелегальная торговля оружием, наркотиками и даже людьми в большинстве стран мира находится в "социальном подполье" и в повседневной жизни не видна. Гораздо чаще на поверхность всплывает так называемая серая экономика - совершенно легальная деятельность, доходы от которой не фиксируются так, как того желают налоговые органы.

Масштабы теневой экономики огромны. Хотя измерить ее точно - непростая задача, ведь теневая экономика, собственно, и возникает из-за стремления избежать измерения. По данным МВФ, официальный общемировой ВВП в прошлом году составил 39 трлн долларов (при расчете по паритету покупательной способности). Можно утверждать, что с учетом теневого сектора еще как минимум 8 трлн долларов добавленной стоимости ежегодно производится экономикой неофициальной, не попадая в бухгалтерские отчеты предприятий и в официальную статистику как отдельных государств, так и международных организаций. Таким образом, по своим размерам глобальная теневая экономика сопоставима с экономикой США - страны, имеющей самый крупный ВВП в мире.

Хотя европейские и американские газеты любят выносить на первые полосы скандальные материалы об отмывании в швейцарских (американских, багамских, далее по списку) банках нелегальных российских (колумбийских, бразильских, украинских и т. д.) капиталов, не все так прекрасно и в большинстве стран Запада.

Во-первых, богатые страны - основной рынок сбыта наркотиков: именно здесь можно найти достаточное число покупателей этого недешевого товара. Во-вторых, торговля оружием и проституция в силу той же причины (платежеспособный спрос) имеют наибольший оборот именно в этих государствах. И, конечно же, миллионы граждан развитых стран прибегают к различного рода частным услугам - от детективных до образовательных, не утруждая себя заполнением налоговых деклараций. Чтобы избежать проблем с полицией и налоговыми органами, большинство расчетов в таком случае осуществляется наличными. Вот почему для оценки масштаба теневой экономики в национальных хозяйствах развитых стран используется "метод спроса на наличность" - оборот избыточной наличности, который сложно объяснить обычными причинами, сопоставляют с наличием в экономике факторов, заставляющих предприятия уходить в тень.

Наиболее быстрый рост масштабов теневого сектора в 80-90-е годы наблюдался в Греции, Италии, Швеции, Норвегии и Германии - то есть там, где экономика становилась все более зарегулированной из-за принятия новых общеевропейских законов. Например, объем теневой экономики Германии с 1975-го по 1997 год вырос в пять раз - с 60 до 300 млрд долларов. Причем неофициальный сектор рос в Германии со скоростью 8% в год - значительно быстрее, чем официальный ВВП.

Большая доля теневой экономики объясняется и чрезмерной налоговой и социальной нагрузкой на предприятия: в Греции, Италии, Бельгии и Швеции самые высокие налоги в Европе (72-78%). В то же время развитые страны с наименьшим уровнем налогового бремени - США и Швейцария (41,4% и 39,7% соответственно) - имеют относительно небольшой теневой сектор.

В Европе налоговая нагрузка сейчас постоянно растет: отчисления из заработной платы, составлявшие в начале 70-х годов 27%, сейчас преодолели в Европе отметку в 42%. В Германии, например, час работы строителя обходится заказчику в 81 марку. Но из этой суммы лишь 12 марок достается непосредственно работнику, остальное уходит строительному предприятию и в виде налогов государству.

Тем не менее при всех своих издержках теневая экономика иногда может оказаться благом. Так, за счет теневой экономики проблема безработицы в развитых странах оказывается куда менее острой, чем могла бы быть. Высокий официальный уровень безработицы в той же Германии объясняется развитостью теневого рынка труда: получив официальный статус безработного, многие отправляются зарабатывать в теневом секторе. Занятость в теневой экономике растет из года в год: если в 1974-1982 годах в нее было вовлечено 8-12% трудоспособного населения Германии, то в 1997-1998 годах этот показатель вырос до 22%. Сегодня рекордсменом по занятости в теневом секторе является Италия, где, по разным оценкам, в нем занято от 30% до 48%.
Однако метод спроса на наличность мало подходит для оценки роли теневой экономики в менее развитых странах, где наличные деньги широко используются в совершенно официальных расчетах (даже при выплате налогов предприятиями), а с пластиковыми карточками знакомы лишь считанные проценты населения.

Для оценки масштабов теневой экономики в этих странах экономисты чаще всего пользуются "методом физических затрат", сравнивая потребление электроэнергии и объем выпуска продукции. "Избыточное" потребление электроэнергии в сравнении с официально декларируемым объемом производства говорит о присутствии в экономике теневого сектора, который иногда достигает гигантских масштабов. При использовании этого метода оказывается, что теневая экономика в Нигерии достигает 76% от официального ВВП. Значительный масштаб теневого сектора отмечается также в Таиланде (71%), Египте (68%), Боливии (66%) и Панаме (62%). Фактически в большинстве развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки можно говорить скорее о существовании "параллельной", или "второй" экономики, ненамного уступающей по масштабу экономике официальной.

Если в странах Запада в теневом секторе работают в основном небольшие фирмы, а заработки от деятельности используются как дополнительный источник дохода, в развивающихся странах ситуация иная. Огромное количество мигрантов, прибывающих из сельской местности в городские трущобы, неспособно найти работу в легальном секторе и вынуждено добывать основные средства в экономике теневой. Повсеместная коррупция и изъяны в законодательстве способствуют тому, что значительная часть хозяйственной деятельности оказывается неучтенной официальными властями.

Методом физических затрат пользуются и для оценки масштабов теневой экономики в странах бывшего соцлагеря. Согласно различным исследованиям, наибольшее значение в первой половине 90-х годов теневой сектор имел в экономике Грузии (43-51% официального ВВП), Азербайджана (34-41%) и России (27-46%). Для всех постсоветских стран характерна одна тенденция: теневая экономика активно растет, в среднем с 26% в 1990-м до 35% в 1995 году. Причем в отличие от стран Азии и Латинской Америки многие компании на постсоветском пространстве (даже крупные, с участием государственного капитала) прибегают к теневым операциям наряду с вполне легальной деятельностью в "официальной" экономике.

Теневая экономика в России, как её видят с Запада, представляет собой совершенно уникальный феномен. Если исходить из недавнего доклада известного американского "мозгового треста" Rand Corporation, российский теневой сектор имеет давнюю историю. Постоянный дефицит товаров народного потребления и система фиксированных цен (которые были значительно ниже рыночных) еще в 70-е годы создали в СССР предпосылки для широкомасштабных "спекуляций" и торговли "из-под прилавка". Огромный размах приняло присвоение государственной собственности (феномен "несунов"). Сюда можно добавить также приписки на производстве. С одной стороны, они позволяли фиктивно выполнять спускаемые сверху планы, а с другой - скрывать воровство материалов и оборудования, которые затем перепродавались на черном рынке. Несмотря на суровые "официальные" наказания, теневая экономика процветала, помогая сглаживать неизбежные при центральном планировании ошибки в распределении ресурсов.

Все эти традиции расцвели после краха коммунизма. Если в 1973 году теневой сектор в СССР равнялся примерно 3% ВВП, в 1990-1991 годах - 10-11%, то в 1993 году он составлял 27% ВВП, а еще через три года - уже 46%. У бизнеса также были веские основания сомневаться в способности государства эффективно использовать налоговые поступления для общественного перераспределения. Дополнительным мотивом стало желание снизить издержки и максимизировать прибыль в условиях небывалого экономического кризиса. В результате в России сформировалась совершенно уникальная по международным меркам теневая экономика. Ее основные черты - уход от налогов, бегство капитала за рубеж, двойная бухгалтерия, челночная и бартерная торговля, скрытая безработица, коррупция.

Теневая экономика в России неравномерно представлена в различных отраслях. Так, по оценкам российского Госкомстата, если в строительстве на теневой сектор приходится около 8% деятельности, то в торговле этот показатель превышает 63%. Около трети всей внешней торговли России осуществляется сегодня армией челноков, перевозящих огромную массу товаров из соседних стран. По оценке экономиста Евгения Ясина, в середине 90-х годов в стране насчитывалось 1,8 млн челноков (при том, что всего в розничной торговле было занято 5 млн человек), которые пересекали границу 3,6 млн, ввозя товаров на сумму 11 млрд долларов. Челночный бизнес получил статус официально признанной, легальной экономической субкультуры, сохранившей многие черты теневой экономической деятельности (использование наличных расчетов). Российская теневая экономика, вопреки западным стереотипам относительно "русской мафии", производит в основном вполне легальную продукцию и услуги. На криминальные группировки приходится всего 3% теневого сектора. Еще одной чертой новой теневой экономики в России стало широкое распространение скрытой занятости. Согласно недавним исследованиям, 27% трудоспособных россиян (а это 21 млн человек) имеют официально не учтенную вторую работу, причем около половины из них заняты в "посреднической деятельности", треть - в розничной торговле, а оставшиеся - в челночном бизнесе. Если учитывать эту особенность, можно получить сильно отличающуюся от официальной картину доходов российских граждан. В условиях экономического кризиса теневая экономика в России имеет устойчивую тенденцию к росту.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий