регистрация / вход

Брак по семейному праву в России

Тема №5: « Брак по семейному праву России ». Содержание: Введение .3 1.Понятие и правовая природа брака ..7

Тема №5: « Брак по семейному праву России ».

Содержание:

Введение…………………………………………………………………………………….3

1.Понятие и правовая природа брака……………………………………………………..7

2. Условия заключения брака…………………………………………………………….12

3. Препятствия к заключению брака…………………………………………………….17

4. Порядок заключения брака……………………………………………………………21

5. Признание брака не действительным…………………………………………………24

6.Расторжение брака……………………………………………………………………...27

Заключение………………………………………………………………………………..35

Список использованной литературы…………………………………………………….37

ВВЕДЕНИЕ:

Брак – основа супружеского правоотношения, личные и имущественный права супругов «имеют в своем основании именно существование брака, законность коего не подвергается ни сомнению, ни оспариванию». В науке семейного права уже длительное время ведутся дискуссии о понятии «брак». А. М. Нечаева считает, что «брак представляет собою союз женщины и мужчины, заключаемый в принципе пожизненно с целью создания семьи». Далеко не всякое сожительство мужчины и женщины признается браком. По мнению А. М. Беляковой, «брак - это юридически свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий взаимные права и обязанности. Брак основывается на чувстве любви, подлинной дружбы и уважения, нравственных принципах построения семьи в нашем обществе». Кроме того, указанный автор полагает, что брак есть пожизненный юридически оформленный добровольный и свободный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи, порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности и имеющий целью рождение и воспитание детей.

И. А. Загоровский полагает, что «брак - это семейный союз мужчины и женщины, порождающий их права и обязанности по отношению к друг другу и к детям».

Все эти определения имеют право на существование, но не могут удовлетворить юриста, т.к. не отражают правовую природу брака и не дают всестороннего определения. Г. М. Свердлов отмечал, что брак представляет собой свободный и добровольный моногамный союз равноправных мужчины и женщины, образующий семью, порождающий права и обязанности супругов, заключенный с соблюдением правил, установленных законом. Несколько более подробное определение брака дает В. А. Рясенцев, по мнению, которого, брак - это заключаемый в установленном порядке с соблюдением требований закона добровольный и равноправный в принципе пожизненный союз свободных мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий у них взаимные права и обязанности. Думается, что нельзя признать безупречным и данное В. А. Рясенцевым определение брака, поскольку оно не убеждает в том, что брак возникает именно из соглашения брачующихся.

Данные мнения представляются спорными. Прежде всего, в светском государстве недопустимо вести речь об обязательной пожизненности брака, это тяготеет к религиозной концепции брака.

Я же придерживаюсь договорной концепции брака, возникшей еще в Древнем Риме. Договорная теория основывалась на трех положениях: 1) требовании к форме брака и условиях действительности; 2) возможности получения возмещения убытков в результате расторжения брака; 3) договорном режиме имущества. Такая концепция получила своё развитие и в отечественной правовой мысли. Так, еще Г. Ф. Шершеневич отмечал: «С точки зрения юридической, брак есть союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме.… В основании брака лежит соглашение между сочетающимися – брак не может быть законно совершен без взаимного и непринужденного согласия сочетающихся лиц». Договор был юридическим основанием союза супругов в русском государстве. Свидетельство этому – значение термина «семья» на древнерусском языке: он означал «товарищество, основанное на договоре, соглашении». Современной правовой действительности полностью соответствует позиция Н. Н. Тарусиной, полагающей, что: «Прошло то время, когда формула “брак-сделка” относилась к «страшным капиталистическим былям». Такие элементы, как квалифицированная форма, развернутая система условий действительности, цель и т.п., вполне позволяют рассматривать брак как вид неимущественного семейно-правового договора». Следует присоединиться к мнению А. М. Эрделевского, что брак представляет собой основанное на равенстве и автономии воли соглашение двух лиц, направленное на возникновение семейных прав и обязанностей.

Зарубежное законодательство не дает определения брака. Обычно гражданские кодексы и иные акты семейного законодательства регламентируют условия вступления в брак. Тем не менее, по смыслу семейно-правовой доктрины, брак - это либо сделка (договор), либо добровольный пожизненный союз, либо просто партнерство. Существует мнение, согласно которому отношения между супругами - это отношения «договорные», а «действия по изменению брачно-семейных отношений» называются «брачно-семейными сделками». Как договор квалифицирует «супружеский союз» титул V Французского гражданского кодекса (ФГК) в редакции Закона № 65-570 от 13 июля 1965 года. Оценка брака как сделки наиболее отвечает сути его, прежде всего, применительно к имущим слоям населения.

В нашем государстве никогда не существовало легальной дефиниции брака, хотя при разработке проектов кодексов такие предложения были. Большинство ученых-цивилистов солидарны с Н. В. Орловой, которая считает, что попытка закрепить дефиницию «брак» законодательно «была бы бесплодной, поскольку это комплексный институт и юридическое определение неизбежно было бы неполным, ибо оно не могло бы охватить существенные признаки брака, лежащие за пределами права».

Несмотря на то, что нет легальной дефиниции «брак», из статьи 12 СК РФ вытекает, что брак - это союз мужчины и женщины. Исходя из того, что в ч. 4 ст. 1 СК РФ закрепляется, что «запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности» Н.А. Алексеев, утверждает, что запрет дискриминации по признаку сексуальной ориентации при доступе к институту брака в перечне не значится в силу того, что брак еще ранее был определен как союз мужчины и женщины. Таким образом, дискриминацию по признаку сексуальной ориентации в доступе к браку можно назвать официально узаконенной, даже, несмотря на открытый перечень запрещенных оснований дискриминации в ч. 4 ст. 1. СК РФ. Следовательно, законодатель охраняет брак в его традиционном понимании.

Л. М. Пчелинцева ввела понятие «моносексуального брака». Н. А. Алексеев считает, что необходимо уравнять в правах однополые и разнополые пары, путем изменения определения понятия «брак» в Семейном кодексе РФ. Данная позиция вызывает недоумение: как можно изменять определение, которое еще не получило законодательного закрепления? Это свидетельствует об отсутствии в современной науке всесторонне разработанной концепции понятия «брак».

Таким образом, необходимо разработать и законодательно закрепить основные понятия брачно-семейного законодательства, в том числе и понятие «брак», как, например, это сделано в ст. 1 Закона Республики Казахстан «О браке и семье» от 17 декабря 1998 г. № 321-I.

С учетом аккумулированного опыта исследования понятия «брак» отечественными правоведами, предлагается ввести следующую легальную дефиницию:

«Брак – это юридически зарегистрированный союз мужчины и женщины, основанный на семейно-правовом договоре, имеющий целью создание семьи и порождающий права и обязанности супругов».

1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА БРАКА

Существует насколько правовых теорий, объясняющих правовую природу брака. В наиболее общем виде их можно свести к пониманию брака как договора, как таинства и как института особого рода (suigeneris). Теория брака как договора берет свое начало в Древнем Риме. В римском праве классического периода все основные формы вступления в брак носили на себе признак простой гражданской сделки. Данный подход был прежде всего связан с тем, что правовому регулированию в Риме подвергалась только определенная сфера брачных отношений, их цивилистическая сторона, их нравственная и сакральная (приобщение к семейному культу) области совершенно справедливо оставались за рамками права.

В дальнейшем канонические нормы придают институту брака характер мистического таинства, подчеркивая его духовную сторону. Классическим каноническим понятием брака становится представление о нем, как о «самом полном (физическом, нравственном, экономическом, юридическом, религиозном) общении между мужем и женой». Таким образом, в орбиту права попадают не только правовые, но и этические, религиозные и в определенной степени физические элементы брака.

В тот период, когда семейные отношения регламентировались религиозными правилами, этот подход был вполне оправдан, но с заменой канонических норм светскими установлениями он изживает себя.

Светское право, в отличие от религии, не регулирует и не может регулировать отношения, принадлежащие духовной, этической сфере. В браке можно условно выделить разные группы отношении: духовные, физические и материальные.

Духовные и физические элементы брака, безусловно, не могут регулироваться правом, и с этим соглашаются практически все современные и дореволюционные ученые. Однако такое разделение отношений, составляющих брачный союз, получило признание не сразу.

Историческое развитие представлений о браке происходило таким образом, что на место религиозных представлений о браке, а иногда и вместе с ним встали этические представления. Понятие брака в этой концепции выводится не из освящения его церковью (или не только из него), но из соответствия брачного союза нравственной природе человека. Брак рассматривается при этом уже не как таинство, но и не как договор, а как институт особого рода. Право должно было стоять на страже этого установления, при этом брак опять попадал в сферу действия права целиком, во всем многообразии составляющих его отношений.

Такое понимание брака мы встречаем у И. Канта в «Метафизике нравов». Кант считал, что только такое соединение, где оба лица обладают друг другом, сохраняет их нравственную свободу и достоинство. Кант придерживался точки зрения о том, что концепция договора неприменима к браку. Договор, по его мнению, не может порождать брак, поскольку договор всегда имеет в виду нечто временное, какую-либо цель, с достижением которой он себя исчерпывает, а брак охватывает всю человеческую жизнь и прекращается не достижением определенной цели, а только смертью людей, состоявших в брачном общении.

Недостатком этой теории является перенесение этических представлений о браке в область права.

Право, безусловно, должно строиться в соответствии с этическими представлениями своей эпохи. Но право не может полностью включать в себя этические нормы. Кроме того, брачные отношения настолько тесно связаны с глубинными основами человеческого существования, что малейшая попытка права вторгнуться в интимные или духовные взаимоотношения супругов может привести к посягательству на человеческую личность и ее важнейшие права.

В современном плюралистическом обществе невозможно навязывание всем его членам единых представлений о браке. Поэтому право, основываясь на нравственных нормах, должно охватывать лишь ту сферу брачных отношений, которая, во-первых, поддается правовому регулированию, а во-вторых, нуждается в нем. Постепенно осознание необходимости такого разделения все же пробивает себе дорогу. Одновременно с этим возрождается интерес к концепции брака как договора. «Согласно с воззрениями, сложившимися во Франции, — пишет по этому поводу К.Д. Кавелин, — брак по своей духовной стороне есть таинство и как таинство подлежит ведению церкви, но как светское учреждение, вытекающее из контракта и на нем основанное, брак есть гражданский институт».

Данное определение, на мой взгляд, соответствует и современной ситуации. В той части, в которой брачные отношения регулируются правом, — это гражданско-правовые отношения. В другой своей части, которая лежит в религиозно-этической или просто этической сфере, брак может рассматриваться как таинство, как мистический союз, как союз, предполагающий наиболее полное общение, или даже как средство достижения определенных выгод — все это лежит за границами права.

Этическая оценка своего брака — сугубо личное дело каждой супружеской пары, она зависит исключительно от их религиозных, философских и этических представлений. Навязывание таких представлений извне есть не что иное, как посягательство на свободу мировоззрения личности.

Концепция брака как института особого рода была весьма популярна и в прошлом. Ее сторонники признают наличие в брачном правоотношении тех или иных договорных элементов, но отказываются рассматривать его как договорное. И.А. Загоровский, например, указывает, что хотя брак «в происхождении своем заключает элементы договорного соглашения, но в содержании своем и в прекращении далек от природы договора; как содержание брака, так и его расторжение не зависят от произвола супругов. Поэтому брачный институт вернее причислить не к области договорного права, а к разряду институтов особого рода (suigeneris)».

Г.Ф. Шершеневич считал, что основанием возникновения и брака, и гражданского обязательства является договор, но брачное правоотношение, по его мнению, не является гражданским обязательством. Отличия брака от обязательства он видит в том же, что и И. Кант: «Когда договор направлен на исполнение одного или нескольких действий, то последствием его будет обязательственное отношение, брачное же сожительство не имеет в виду определенных действий, но общение на всю жизнь, оно имеет, по идее, нравственное, а не экономическое содержание». Таким образом, Г.Ф. Шершеневич признавал юридический факт, порождающий брачное правоотношение, договором, отношение же, возникающее на его основе, он тоже относил к институтам особого рода.

Практически все современные ученые в нашей стране отказываются признавать соглашение о заключении брака гражданским договором. Основные их доводы можно свести к следующему: во- первых, они полагают, что целью заключения брака является не только возникновение брачного правоотношения, но также и создание союза, основанного на любви, уважении и т.д. Вторым доводом служит то, что, вступая в брак, будущие супруги не могут определять для себя содержание брачного правоотношения, их права и обязанности определены императивными нормами закона, что нетипично для договорных правоотношений.

Например, О.С. Иоффе отмечал, что брак возникает на основании юридического акта, совершенного с намерением породить правовые последствия. В этом проявляется сходство брака с гражданской сделкой. Но тем не менее социальное содержание и правовые особенности брака в социалистическом обществе, по его мнению, исключали квалификацию брака в качестве одной из разновидностей гражданско-правовых сделок. Сделка имеет юридической целью создание для ее участников конкретных прав и обязанностей. Брак, основанный на любви, а не на своекорыстных имущественных интересах, такой правовой цели не преследует. Целью вступления в брак О.С. Иоффе называл желание получить государственное признание созданного союза, «основа которого — взаимная любовь и уважение — не входит в его юридическое содержание». Поэтому брак может прекратиться в любое время, как только эта основа будет подорвана, что невозможно в гражданских сделках.

Действительно, воля лиц, заключающих брак, направлена на достижение целого ряда последствий, как правовых, так и не правовых. Прежде всего, они стремятся приобрести общественный и правовой статус законных супругов. Статус состояния в браке влечет за собой и приобретение прав и обязанностей супругов.

Возникают ли они в силу закона независимо от воли супругов? По-видимому, нет. Прежде всего если супруги категорически против их возникновения, они могут не регистрировать брак. Заключая брак, они дают согласие на вступление в отношения, большая часть которых ранее была императивно определена законом.

Можно ли на этом основании заключить, что брак отличается от договора тем, что договором стороны сами устанавливают для себя содержание правоотношения, а все права и обязанности, вытекающие из брака, уже закреплены в норме закона?

Во-первых, с усилением диспозитивного регулирования и появлением брачных договоров и алиментных соглашений эти возможности значительно расширяются. Само заключение брака как юридический факт не предназначено для конкретизации прав и обязанностей супругов. Из этого факта вытекает только то, что два лица становятся мужем и женой, приобретая новый правовой статус. С помощью брачного договора и алиментного соглашения супруги могут почти полностью изменить свои имущественные отношения. Даже если брачный договор не был заключен данной супружеской парой, супруги не теряют возможности заключить его в будущем.

Когда мы говорим, что брак — наиболее полное общение супругов: материальное, физическое и духовное, то мы предполагаем, что между супругами возникает бесчисленное множество личных отношений, содержание которых они определяют для себя сами. Все эти отношения не регулируются правом, а, значит, и соглашения, устанавливающие их содержание, лежат во внеправовой сфере.

Поэтому невозможно сказать, что отношения, возникающие из брака, как в своей юридической, так и в неюридической части, заранее определены законом, в то время как отношения, вытекающие из гражданского договора, определяются этим договором.

Напротив, содержание супружеских отношений может варьироваться еще в большей мере, чем содержание других договорных отношений, но изменение этих прав и обязанностей производится не актом вступления в брак, а с помощью специальных юридических актов: брачных договоров и других соглашений между супругами.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что соглашение о заключении брака по правовой природе не отличается от гражданского договора. В той части, в какой оно регулируется правом и порождает правовые последствия, оно является договором.

Признание этого факта не принижает этического значения брака. Безусловно, это соглашение играет и внеправовую роль, и в этой части рассматривается вступающими в брак по-разному. В зависимости от своих убеждений они могут расценивать его как клятву перед Богом или как моральное обязательство, или как чисто имущественную сделку. Следует еще раз подчеркнуть, что все это лежит во внеправовой сфере.

2.УСЛОВИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА.

Право мужчины и женщины без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать семью в соответствии с внутренним законодательством, регулирующим осуществление этого права, является общепризнанным принципом. Основные международно-правовые документы в области прав человека, включая Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. и Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., признают право за мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, на вступление в брак и право на основание семьи при условии свободного и полного согласия вступающих в брак.

Данные требования закреплены и в ст. 12 СК, устанавливающей условия заключения брака в Российской Федерации. Условия заключения брака это обстоятельства, необходимые для государственной регистрации заключения брака и для признания брака действительным, т. е. имеющим правовую силу. Условиями заключения брака являются:

а) взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак;

б) достижение ими брачного возраста.

Из текста ст. 12 СК следует, что брак в Российской Федерации может быть заключен только между мужчиной и женщиной, а моносексуальные браки, которые законодательно разрешены в некоторых западноевропейских странах (например, в Исландии, Бельгии, Швеции, Дании, Нидерландах), в России, как и прежде, не допускаются.

Взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, должно быть высказано ими свободно и независимо. Их обоюдная воля на заключение брака должна быть выражена лично, т. е. исходить непосредственно от лиц, сочетающихся браком. Соблюдение данного требования немаловажно, поскольку дает возможность должностным лицам органа загса убедиться в добровольности желания мужчины и женщины вступить в брак. В связи с тем, что воля на вступление в брак должна быть выражена лично, не допускается заключение брака через представителя по доверенности либо заочно. Представительство исключено законом даже в тех случаях, когда лицо, подавшее заявление с заключении брака, в силу уважительных причин (болезни его самого или близких родственников, отъезда в командировку) не может явиться в орган загса для государственной регистрации заключения брака в назначенный день. В такой ситуации лица, вступающие в брак, могут лишь просить руководителя органа загса о сокращении или увеличении установленного срока государственной регистрации заключения брака. В современной юридической литературе взаимное согласие на вступление в брак рассматривается как согласованное встречное волеизъявление будущих супругов, направленное на возникновение брачного правоотношения, или как свободное, осознанное волеизъявление заключить союз с конкретным человеком, намерение создать с ним семью, приобрести права и обязанности супругов, что в целом согласуется с традиционным взглядом на данное условие вступления в брак, как свидетельство брачующихся об обоюдной готовности создать семью.

Волеизъявление сторон на вступление в брак должно быть осознанным, и они должны отдавать отчет в своих действиях. Немаловажно, что свободное вступление в брак свидетельствует не только о взаимной и осознанной готовности к созданию семьи лиц, вступающих в брак, но и означает отсутствие принуждения в форме физического или психического насилия на их волю со стороны кого бы то ни было (угрозы, избиения, истязания или иные способы воздействия на психику). Подобное принуждение может исходить как от одного из вступающих в брак, так и от их родителей, родственников, знакомых или иных лиц. Однако при этом следует отличать принуждение от родительских советов и рекомендаций по поводу целесообразности предстоящего брака.

Взаимное добровольное согласие мужчины и женщины на вступление в брак выражается в их совместном письменном заявлении о заключении брака в орган загса. Если кто-то из них не имеет возможности явиться в орган загса для подачи совместного заявления, то волеизъявление на заключение брака может быть оформлено согласно ст. 26 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» отдельными письменными заявлениями. Подпись заявления лица, не имеющего возможности явиться в орган загса, должна быть нотариально удостоверена. Согласие на вступление в брак выражается также и устно лицами, вступающими в брак, непосредственно при государственной регистрации заключения брака в органе загса и подтверждается их подписями.

Другим обязательным условием заключения брака закон определяет достижение лицами, вступающими в брак, брачного возраста. В ст. 13 СК брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет и совпадает с возрастом наступления гражданской дееспособности гражданина в полном объеме, как это предусмотрено ст. 21 ГК. В этой связи также важно иметь в виду, что лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет, считается несовершеннолетним ребенком со всеми вытекающими отсюда последствиями (п. 1 ст. 54 СК). Брачный возраст определен законом в качестве минимально необходимого для вступления в брак и, как отмечается в литературе по семейному праву, свидетельствует о соответствующей степени зрелости лиц, вступающих в брак (социальной, физической и психической), о наличии у них зрелой воли и сознания и обусловлен мотивами не только юридического порядка, но и соображениями социальной гигиены. Что же касается предельного возраста для вступления в брак, а также разницы в возрасте лиц, вступающих в брак, то они СК не установлены. Общим правилом является то, что лицо, желающее вступить в брак, должно достигнуть установленного законом возраста на момент государственной регистрации заключения брака, а не на день подачи в орган загса заявления о вступлении в брак.

В п. 2 ст. 13 СК предусмотрена возможность снижения брачного возраста лицам, достигшим возраста шестнадцати лет. Согласно указанной статье при наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет. Таким образом, снижение брачного возраста до шестнадцати лет отнесено законом к компетенции органов местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак. Для этого требуется наличие уважительных причин, которые законом не раскрываются, но на практике чаще всего такой причиной является беременность несовершеннолетней или рождение ею ребенка. К ним также могут относиться и некоторые другие обстоятельства (предстоящий призыв на военную службу или убытие в длительную командировку жениха, фактически сложившиеся брачные отношения с лицом, не достигшим брачного возраста, и т. п.).

Решение о снижении брачного возраста выносится органом местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак. Причем в решении должно быть указано, кому и на сколько лет (месяцев) снижен брачный возраст в связи с намерением вступить в брак с конкретным лицом.

В ст. 13 СК имеется прямое указание на то, что решение о снижении брачного возраста может быть принято только по просьбе самих лиц, вступающих в брак, тогда как ранее в законе подобных требований не имелось (ст. 15 КоБС). Отсюда следует, что заявление в орган местного самоуправления с просьбой о снижении брачного возраста должно быть подано ими самими. Согласия родителей несовершеннолетних на брак не требуется.

Федеральным законодательством (п. 2 ст. 13 СК) предусмотрена возможность снижения брачного возраста не более чем на два года. В то же время субъектам РФ предоставлено право в соответствующем законе устанавливать порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет (т. е. речь идет о разрешении снижения брачного возраста более чем на два года).

Данная норма является новеллой семейного законодательства, направлена на возрастание роли в урегулировании семейных отношений законодательства субъектов РФ. Соответственно такие специальные законы о порядке и условиях вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет, были приняты в Белгородской, Вологодской, Владимирской, Калужской, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Ростовской, Рязанской, Самарской, Тамбовской, Тверской и других областях.

Особые обстоятельства (уважительные причины), дающие основания на вступление в брак до достижения возраста шестнадцати лет, чаще всего заключаются в беременности несовершеннолетней или рождении ею ребенка. К ним также могут относиться и другие обстоятельства: отсутствие обоих родителей у вступающих в брак, непосредственная угроза жизни одному из вступающих в брак либо иные чрезвычайные обстоятельства. Например, ст. 3 Закона Вологодской области от 14 августа 1996 г. № 95-ОЗ «О снижении брачного возраста» (в ред. Закона Вологодской области от 21 ноября 2000 г. № 600-03) таким обстоятельством признан предстоящий призыв жениха на военную службу.

Как правило, решение о снижении брачного возраста (до четырнадцати или до пятнадцати лет) принимается соответствующими компетентными органами (главой областной (городской, районной) администрации или уполномоченными ими должностными лицами) по заявлениям несовершеннолетних лиц, желающих вступить в брак, и их родителей при обязательном представлении документов, подтверждающих наличие особых обстоятельств для заключения брака. Законодательством некоторых субъектов РФ в качестве дополнительной гарантии соблюдения требований СК при вступлении в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет, установлена необходимость получения заключения органа опеки и попечительства об отсутствии препятствий к вступлению в брак.

Государственная регистрация заключения брака лиц, которым снижен брачный возраст, осуществляется на общих основаниях. Вступление в брак гражданина до достижения им возраста восемнадцати лет влечет для него приобретение гражданской дееспособности в полном объеме со дня государственной регистрации заключения брака. Причем дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения совершеннолетия. Однако при признании брака недействительным суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом (п. 2 ст. 21 ГК).

Предусмотренные ст. 12 СК условия заключения брака вытекают из сущности и назначения брака. Их соблюдение необходимо для того, чтобы брак приобрел правовую силу. В противном случае брак может быть признан недействительным, так как под условиями заключения брака в науке семейного права признаются обстоятельства, необходимые для того, чтобы брак был зарегистрирован и признан действительным. Рассмотренные условия заключения брака называют еще материальными условиями, чтобы подчеркнуть их отличие от условий, связанных с формой и процедурой заключения брака. Соблюдение этих условий необходимо в любом случае. Их перечень является исчерпывающим и не включает иных условий (например, получение согласия на брак родителей или начальства для лица, состоящего на службе, как это предусматривалось дореволюционным семейным законодательством).

Взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, а также достижение брачного возраста предусматриваются в качестве обязательных условий заключения брака и законодательством большинства зарубежных стран.

3. ПРЕПЯТСТВИЯ К ЗАКЛЮЧЕНИЮ БРАКА.

Наряду с условиями заключения брака СК устанавливает препятствия к заключению брака обстоятельства, при наличии которых государственная регистрация заключения брака невозможна и неправомерна. Брак же, заключенный при наличии препятствий, может быть признан судом недействительным.

Препятствия к заключению брака перечислены в ст. 14 СК и принципиально не изменились по сравнению с ранее действующим законодательством (ст. 16 КоБС). Их перечень является исчерпывающим, не подлежит расширительному толкованию и включает следующие обстоятельства:

а) не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом зарегистрированном браке. Под другим зарегистрированным браком понимается не прекратившийся в установленном законом порядке прежний зарегистрированный брак. Вместе с тем фактические (незарегистрированные) супружеские отношения не являются препятствием к заключению брака.

Данный запрет вытекает из принципа единобрачия (моногамии), согласно которому мужчина и женщина имеют право одновременно состоять только в одном зарегистрированном браке, что было обязательным и в семейном праве дореволюционной России.

В целях предотвращения случаев многоженства законом (ст. 26 Закона об актах гражданского состояния) предусмотрено обязательное указание в подаваемом в орган загса совместном заявлении лиц, желающих вступить в брак, на то, состояло ли каждое из них в другом браке или нет. Лица, состоявшие ранее в зарегистрированном браке, должны предъявить органу загса документ, подтверждающий прекращение прежнего брака. Это может быть свидетельство о расторжении брака, свидетельство о смерти супруга либо вступившее в законную силу решение суда о признании брака недействительным;

б) не допускается заключение брака между близкими родственниками: родственниками по прямой линии (восходящей и нисходящей), а также между полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами. К родственникам по прямой линии относятся лица, происходящие одно от другого (например, отец и дочь, бабушка и внук и т. п.). Прямая линия родства может быть восходящей и нисходящей.

Восходящая родственная линия ведется от потомков к предкам,, нисходящая — от предков к потомкам. Полнородными являются братья и сестры, имеющие общих как отца, так и мать, а не полнородными — или общего отца (единокровные) или общую мать (единоутробные).

Запрещение браков между близкими родственниками продиктовано медико-биологическими и морально-этическими соображениями, связанными как с заботой о здоровом потомстве супругов (поскольку в связи с накоплением патологических генов считается, что риск рождения детей с тяжелыми заболеваниями в результате подобных браков весьма значителен), так и с естественным отвращением цивилизованного современного общества к кровосмешению.

Заключению брака по названным соображениям препятствует не только родство, возникшее в браке, но также и внебрачное родство тех же степеней. Причем, как отмечается в литературе, не имеет значения, установлено внебрачное родство в порядке, предусмотренном законом (ст. 48, 49 СК), или нет. Препятствие к заключению брака следует признавать существующим и в отношении лиц, состоящих в юридически неоформленных родственных отношениях.

Родство более отдаленных степеней (дядя и племянница, двоюродные брат и сестра и т. п.) хотя теоретически может представлять опасность для здоровья детей супругов, но в меньшей степени, а поэтому согласно СК не является препятствием к заключению брака. Не входят в число препятствий и отношения свойства, так как они не основаны на кровной близости, происхождении. В свойстве состоят каждый супруг с родственниками другого супруга, а также родственники супругов между собой (пасынки, падчерицы, отчим, мачеха, теща, тесть, зять, свекор, сноха, золовка, шурин, брат жены, сестра мужа и т. д.). В этой связи закон не содержит ограничений и по возможному заключению брака между сводными сестрами и братьями, т. е. детьми каждого из супругов от их предыдущих браков с другими лицами;

в) не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным вследствие психического расстройства. Согласно ст. 29 ГК недееспособным может быть признан судом гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Порядок признания гражданина недееспособным установлен гражданским процессуальным законодательством. Вследствие того, что недееспособные лица не могут понимать значения своих действий или руководить ими, они не способны выразить свою осознанную волю на вступление в брак.

Следует обратить внимание на то, что препятствием к заключению брака является недееспособность лица, вступающего в брак, установленная решением суда до государственной регистрации заключения брака. Если же супруг признан недееспособным после заключения брака, то данное обстоятельство может рассматриваться в качестве основания для развода по инициативе другого супруга (ст. 19 СК), но не для признания брака недействительным.

Психическое расстройство в той или иной форме, а равно иные болезни, не послужившие основанием для признания лица судом недееспособным, не являются препятствием к заключению брака. В таком случае государственная регистрация заключения брака с указанным лицом может стать невозможной из-за отсутствия у него осознанной воли на вступление в брак.

Если брак был зарегистрирован, несмотря на то что в момент его заключения психическое расстройство лица было очевидно, хотя решением суда недееспособность лица и не установлена, то брак в последующем может быть признан судом недействительным ввиду нарушения условия, предусмотренного ст. 12 СК, т. е. отсутствия добровольного осознанного согласия на вступление в брак. В то же время ограничение дееспособности гражданина вследствие злоупотребления им спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК) не является препятствием к заключению брака;

г) не допускается заключение брака между усыновителями и усыновленными, поскольку их отношения приравниваются к отношениям родителей и детей по происхождению (ст. 137 СК). В основу данного запрета положены нравственные и этические факторы. При отмене в судебном порядке усыновления при наличии для этого соответствующих оснований (ст. 141 СК) препятствия для заключения брака между бывшим усыновителем и усыновленным не существует. Запрет на заключение брака между усыновителем и усыновленным не распространяется на брак родственника усыновителя с родственником усыновленного. Что касается браков между усыновителями и потомством усыновленных, то в законе ничего прямо не говорится о недопустимости браков между ними. В литературе же высказано мнение, с которым следует согласиться, о невозможности подобных браков, так как на названных лиц должны распространяться те же правила, что и на родственников по прямой восходящей и нисходящей линии.

Рассмотренный перечень препятствий к заключению брака, как уже отмечалось выше, является исчерпывающим. Отказ органа загса в государственной регистрации заключения брака по иным основаниям будет неправомерным. Условия заключения брака и обстоятельства, препятствующие заключению брака, должны устанавливаться органом загса на момент государственной регистрации заключения брака. Поэтому сам установленный законом порядок государственной регистрации заключения брака предусматривает соблюдение определенных требований, направленных на выявление органом загса возможных препятствий к заключению брака. Так, об отсутствии препятствий к заключению брака должно быть обязательно указано в совместном заявлении лиц, вступающих в брак. Кроме того, эти лица — как мужчина, так и женщина — предупреждаются органом загса об ответственности за сокрытие препятствий к вступлению в брак. Однако конкретных норм, устанавливающих вид и форму данной ответственности, в федеральном законодательстве нет. Реально состоявшаяся государственная регистрация заключения брака при наличии предусмотренных ст. 14 СК препятствий к этому дает основание лицам, указанным в законе, требовать признания такого брака недействительным в судебном порядке в соответствии со ст. 27 и 28 СК.

В том случае, если в орган загса поступает сообщение о наличии препятствий к заключению брака конкретными лицами, государственная регистрация его откладывается. Одновременно заявителю предлагается представить соответствующие доказательства. Орган загса по просьбе заинтересованных лиц может сам провести необходимую проверку. Естественно, что при этом лица, подавшие заявление о вступлении в брак, уведомляются об отсрочке государственной регистрации брака.

В соответствии с п. 9 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния руководитель органа загса может отказать в государственной регистрации заключения брака, если располагает доказательствами, подтверждающими наличие обстоятельств, препятствующих заключению брака. Если же сведения отаких препятствиях не будут подтверждены, государственная регистрация брака производится на общих основаниях.

4. ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА.

Брак заключается с соблюдением правил, установленных в ст. 11 СК РФ. Процедура государственной регистрации заключения брака в органах загса регулируется Федеральным законом «Об актах гражданского состояния» (ст. 24–30). Лица, вступающие в брак, подают в письменной форме совместное заявление о заключении брака в любой орган загса на территории Российской Федерации по выбору этих лиц независимо от места их жительства. В заявлении должны быть обязательно подтверждены взаимное добровольное согласие на заключение брака и отсутствие обстоятельств, препятствующих его заключению.

Лицо, состоявшее ранее в браке, может заключить новый брак только по предъявлении документа, подтверждающего прекращение предыдущего брака: свидетельства о расторжении брака, свидетельства о смерти супруга или решения суда о признании брака не действительным.

Брак может быть заключен по истечении месяца со дня подачи заявления. Это дает возможность вступающим в брак еще раз обдумать свое намерение. Практика показывает, что примерно 8 процентов из числа подавших заявления о вступлении в брак не являются в органы загса на его регистрацию. Одновременно этот срок предоставляет возможность лицам, знающим о наличии препятствий к заключению брака между конкретными лицами, заявить о них в орган загса.

Закон вместе с тем предусматривает возможность по совместному заявлению вступающих в брак сократить установленный законом месячный срок при наличии уважительных причин по решению руководителя органа загса, производящего регистрацию заключения брака. СК РФ не содержит перечня уважительных причин для изменения срока заключения брака. На практике к таким причинам относят: отъезд в длительную командировку, призыв в армию, состояние в фактических брачных отношениях, болезнь, требующую госпитализации, и другие обстоятельства.

Месячный срок для заключения брака может быть также увеличен, но не более чем на один месяц. Увеличение срока производится как по просьбе вступающих в брак, так и по инициативе органа загса (например, при сомнении в продуманности решения о вступлении в брак).

Брак может быть заключен и в день подачи заявления. Это возможно при наличии у лиц, вступающих в брак, особых обстоятельств: беременность невесты, рождение у нее ребенка, непосредственная угроза жизни одной из сторон (тяжелая болезнь, предстоящая серьезная операция, опасная командировка и т.п.) и другие особые обстоятельства. Указанные обстоятельства должны быть подтверждены соответствующими документами (медицинской справкой, справкой с места работы и т.п.).

Заключение брака производится только в личном присутствии лиц, вступающих в брак. Заключение брака через представителя (доверенное лицо) законом не допускается. Только по желанию жениха и невесты регистрация заключения брака производится в торжественной обстановке. Присутствие свидетелей, родственников, друзей – тоже по желанию.

По общему правилу, государственная регистрация заключения брака производится в помещении самого органа загса. Однако если лица, вступающие в брак, не могут явиться в орган загса вследствие тяжелой болезни или по другим уважительным причинам, регистрация может быть произведена на дому, в больнице, интернате для инвалидов или престарелых и т.п. Регистрация заключения брака с лицом, находящимся под стражей или отбывающим наказание, производится в помещении, определяемом начальником соответствующего учреждения по согласованию с руководителем органа загса, который будет производить регистрацию заключения брака.

При регистрации заключения брака органом загса составляется запись акта о заключении брака, на основании которой выписывается свидетельство о заключении брака. Свидетельство выдается на руки супругам и является документом, подтверждающим факт государственной регистрации заключения брака.

За регистрацию заключения брака взимается государственная пошлина в размере минимального размера оплаты труда (ст. 5 Закона РФ «О государственной пошлине» – в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г.).

В случае неправомерного отказа органа загса в регистрации заключения брака (т.е. при нарушении одного из основных прав гражданина – права на вступление в брак и создание семьи) такой отказ может быть обжалован в суд на основании Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

СК РФ впервые ввел в российское семейное законодательство институт медицинского обследования лиц, вступающих в брак (ст. 15 СК РФ). В отличие от порядка, установленного в ряде зарубежных стран, в России медицинское обследование является строго добровольным. Оно может быть произведено только с согласия самих лиц, вступающих в брак и желающих знать о состоянии своего здоровья перед таким важным событием в жизни, каким является заключение брака и создание семьи. По желанию будущих супругов они вправе также получить консультации по вопросам медико-генетического характера и планирования семьи.

Медицинское обследование и консультирование лиц, вступающих в брак, проводится бесплатно в любых государственных или муниципальных медицинских учреждениях, имеющих соответствующих специалистов и оборудование, а также правомочия на проведение такого рода обследований и консультаций.

Результаты медицинского обследования составляют медицинскую тайну. Она определяется как информация о факте обращения, о состоянии здоровья гражданина, о диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании. Медицинская тайна охраняется законом. Лица, вступающие в брак и прошедшие обследование, могут быть взаимно осведомлены о его результатах только с согласия друг друга.

Целью медицинского обследования лиц, вступающих в брак, является как определение общего состояния их здоровья, так и выявление заболеваний, представляющих опасность для самих будущих супругов или их потомства. При этом наличие или выявление у одного из супругов таких заболеваний независимо от их тяжести и возможных неблагоприятных последствий (кроме психического заболевания, при наличии которого гражданин был признан судом недееспособным) не является препятствием для заключения брака. Однако закон устанавливает, что если один из вступающих в брак скрыл от другого наличие у него венерического заболевания или ВИЧ-инфекции, то последний уже после заключения брака вправе требовать через суд признания такого брака недействительным (п. 3 ст. 15 и п. 1 ст. 27 СК РФ). Основанием для обращения в суд в этих случаях является именно факт сокрытия такого заболевания, передающегося, как правило, половым путем, а не факт его наличия у супруга.

5. ПРИЗНАНИЕ БРАКА НЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ.

Согласно ст. 27 Семейного кодекса РФ брак признаётся недействительным в случае заключения брака:

- с нарушением требований о брачном возрасте;

- с нарушением принципа добровольности согласия на вступления в брак;

- без цели создания семьи (фиктивный брак);

- лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке;

- близкими родственниками (родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сёстрами);

- усыновителями и усыновлёнными;

- лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства;

- когда одно из лиц, вступающих в брак, скрыло от другого лица наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции.

Признание брака недействительным производится судом. При этом, брак признаётся недействительным не с момента вынесения решения судом, а с со дня его заключения. Требовать признания брака не действительным вправе:

- несовершеннолетний супруг, его родители (лица, их заменяющие), орган опеки и попечительства или прокурор, если брак заключён с лицом, не достигшим брачного возраста, при отсутствии разрешения на заключение брака до достижения этим лицом брачного возраста. После достижения несовершеннолетним супругом возраста восемнадцати лет требовать признания брака недействительным вправе только этот супруг;

- супруг, права которого нарушены заключением брака, а также прокурор, если брак заключён при отсутствии добровольного согласия одного из супругов на его заключение: в результате принуждения, обмана, заблуждения или невозможности в силу своего состояния в момент государственной регистрации заключения брака понимать значение своих действий и руководить ими;

- супруг, не знавший о наличии обстоятельств, препятствующих заключению брака, опекун супруга, признанного недееспособным, супруг по предыдущему не расторгнутому браку, другие лица, права которых нарушены заключением брака, а также орган опеки и попечительства и прокурор;

- прокурор, а также не знавший о фиктивности брака супруг в случае заключения фиктивного брака;

- супруг, от которого при вступлении в брак другой супруг скрыл наличие у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции

При рассмотрении дела о признании недействительным брака, заключённого с лицом, не достигшим брачного возраста, а также с лицом, признанным судом недееспособным, к участию в деле привлекается орган опеки и попечительства.

Суд может признать брак действительным, если к моменту рассмотрения дела о признании брака недействительным отпали те обстоятельства, которые в силу закона препятствовали его заключению.

Суд может отказать в иске о признании недействительным брака, заключённого с лицом, не достигшим брачного возраста, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, а также при отсутствии его согласия на признание брака недействительным.

Суд не может признать брак фиктивным, если лица, зарегистрировавшие такой брак, до рассмотрения дела судом фактически создали семью.

Брак не может быть признан недействительным после его расторжения, за исключением случаев наличия между супругами запрещённой законом степени родства либо состояния одного из супругов в момент регистрации брака в другом не расторгнутом браке.

Что касается последствий признания брака недействительным , то они, согласно ст. 30 Семейного кодекса РФ, таковы:

- брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных Семейным кодексом РФ, за исключением некоторых случаев. Таковыми являются ситуации, когда суд, решавший вопрос о недействительности брака признал за добросовестным супругом право на получение от другого супруга содержания (алиментов), а также случаи, когда судом при разделе имущества, приобретённого совместно до момента признания брака недействительным, применены положения о законном режиме совместной собственности супругов. Либо когда судом полностью или частично признан действительным заключённый брачный договор. Кроме этого, стоит отметить, добросовестный супруг вправе требовать возмещения причинённого ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством и сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака;

- к имуществу, приобретённому совместно лицами, брак которых признан недействительным, применяются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о долевой собственности. Брачный договор, заключённый супругами, признаётся недействительным.

В заключении, важно отметить, что признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение трёхсот дней со дня признания брака недействительным.

6. РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА.

Расторжение брака отличается от признания брака недействительным тем, что при разводе брак прекращается на будущее время, в то время как признание брака недействительным обладает обратной силой и прекращает правовые последствия брака с момента его заключения.

До принятия нового Семейного кодекса основанием для расторжения брака считался непоправимый распад семьи. Наличие этого обстоятельства устанавливалось при расторжении брака в судебном порядке. В суде выяснялись причины развода, и возможно было отказать в расторжении брака, если они представлялись суду неубедительными.

При расторжении брака в органах загса основание для расторжения в принципе было то же. Однако в этом случае причины развода не выяснялись и работники загса не имели права отказать в расторжении брака на том основании, что семья может быть сохранена. Поэтому можно было считать, что основанием к расторжению брака в органах загса было взаимное согласие супругов на развод.

Анализ нового законодательства о разводе позволяет сделать вывод о том, что основанием для расторжения брака является взаимное согласие супругов на развод. Непоправимый распад семьи служит основанием для развода только при расторжении брака по требованию одного из супругов в случае отсутствия согласия второго супруга на развод.

Теоретическим обоснованием такого подхода является представление о том, что если в основе возникновения брачного правоотношения лежит договор, то необходимо допустить и возможность прекращения его в любое время по взаимному согласию сторон. Следовательно, в тех случаях, когда оба супруга согласны на развод, государственные органы должны только регистрировать их соглашение о расторжении брака. Действия этих органов не следует связывать с оценкой каких-либо обстоятельств или вынесением решений.

Расторжение брака в органах загса

Семейный кодекс предусматривает две процедуры расторжения брака: судебную и административную — в органах загса. Брак расторгается в органах загса, если у супругов нет общих несовершеннолетних детей и оба супруга согласны на расторжение брака. Роль органов загса сводится к простой регистрации развода. Выяснять причины расторжения брака они не вправе.

Регистрация развода производится в порядке, установленном ст. 31—38 Закона «Об актах гражданского состояния», по истечении одного месяца с момента подачи заявления. Этот срок установлен для того, чтобы предотвратить расторжение брака под влиянием минутной ссоры.

В органах загса расторгается также брак между супругами, один из которых признан безвестно отсутствующим, недееспособным или осужден за преступление на срок свыше трех лет. В этих случаях не имеет значения, есть у супругов общие несовершеннолетние дети или нет. Согласию супруга- ответчика в этих случаях не придается правового значения.

Согласие супруга, признанного безвестно отсутствующим, совершенно очевидно, получено быть не может. Недееспособный супруг не может выразить волю в силу своей недееспособности. Опекун также не наделен правом дать согласие вместо него, поскольку в данном случае речь идет о сугубо личных отношениях, в которых восполнение воли недееспособного не допускается. Согласие супруга, осужденного к лишению свободы на срок свыше трех лет, также не обязательно. Брак расторгается в его отсутствие.

Во всех перечисленных случаях споры о разделе имущества супругов, уплате алиментов нетрудоспособному нуждающемуся супругу, а также споры о несовершеннолетних детях рассматриваются судом независимо от расторжения брака в органах загса (ст. 20 СК).

Один из супругов или опекун недееспособного супруга вправе обратиться в суд за разрешением этих вопросов в любое время, как одновременно с расторжением брака в органах загса, так и после развода (в отношении раздела имущества — в пределах срока исковой давности).

При расторжении брака в органах загса брак считается прекращенным с момента внесения соответствующей записи в книгу актов гражданского состояния. Одновременно с внесением такой записи бывшим супругам выдается свидетельство о разводе.

Расторжение брака в судебном порядке

Расторжение брака в судебном порядке предусмотрено в случае, если супруги имеют общих несовершеннолетних детей, а также при отсутствии согласия одного из супругов на развод.

Между этими двумя случаями существуют значительные различия. В судебном порядке рассматриваются также дела о расторжении брака, если один из супругов хотя и заявляет о согласии на развод, но уклоняется от расторжения брака в органах загса: отказывается подать совместное заявление, не является для регистрации развода (п. 2 ст. 21 СК), а также в случаях, когда один из супругов не в состоянии явиться в загс для подачи заявления о расторжении брака (п. 2 постановления № 15 Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

Необходимость наделения другого супруга правом в этой ситуации обратиться в суд связана с тем, что в противном случае он не сможет получить развод, так как принудить другого супруга явиться в загс невозможно. Таким образом, можно было бы затягивать бракоразводный процесс до бесконечности.

Данные дела следует относить к разновидности расторжения брака по взаимному согласию супругов, если только супруг, уклоняющийся от расторжения брака в органах загса, не заявит о своем несогласии на развод в суде.

При расторжении брака по взаимному согласию супругов, имеющих общих несовершеннолетних детей, роль суда в принципе такая же, как роль органов загса. Суд не вправе выяснять причины развода, принимать меры к примирению супругов или каким-либо иным образом вторгаться в их личную жизнь. В ст. 23 СК прямо указано, что суд расторгает брак без выяснения мотивов развода. Суд не обладает правом отказать в расторжении брака, если оба супруга заявляют об этом требование. Брак расторгается в этом случае в суде только потому, что того требуют интересы несовершеннолетних детей.

Однако речь идет не о том, что исходя из интересов детей, суд должен стремиться сохранить семью любой ценой. Дело о расторжении брака при взаимном согласии супругов бесспорно. Задача суда в подобных случаях иная: супруги вправе представить на рассмотрение суда свое соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети и в каком порядке и размере им будут уплачивать алименты. Суд обязан проверить, отвечает ли соглашение интересам детей. Если нет оснований полагать, что такое соглашение нарушает интересы несовершеннолетних, суд утверждает соглашение своим решением. Если соглашение не достигнуто или представленное соглашение противоречит интересам детей, суд обязан по своей инициативе разрешить указанные вопросы в судебном заседании и вынести по ним решение.

Соединение рассмотрения этих требований с бракоразводным процессом в данном случае целесообразно потому, что при разделении их и передаче расторжения брака в органы загса практически невозможно будет проконтролировать принимаемые супругами решения в отношении несовершеннолетних детей. Утверждение соглашений, касающихся несовершеннолетних детей, не входит в компетенцию органов загса.

Расторжение брака в судебном порядке при отсутствии согласия одного из супругов на развод обладает существенной спецификой. В данном случае основанием для расторжения брака является непоправимый распад семьи. В п. 1 ст. 22 СК указано, что брак расторгается, если суд установит, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи невозможны.

Для установление этих обстоятельств суд должен выявить причины развода. Вызывает сомнения сама возможность констатации непоправимого распада семьи судом. Суд при оценке причин развода может руководствоваться только объективными критериями, но применять эти критерии придется не к обычным, средним лицам, а к конкретной супружеской паре. Задача же определения того, как то или иное обстоятельство повлияло именно на данное лицо, может ли оно после этого продолжать семейную жизнь, невыполнима. Для одной супружеской пары супружеская неверность, оскорбление или даже побои со стороны одного из супругов могут быть обыденным явлением, а для другой иметь непоправимые последствия. Поэтому, если у суда возникают сомнения относительно того, действительно ли дальнейшая супружеская жизнь супругов невозможна, он может отложить рассмотрение дела и дать супругам срок для примирения в пределах трех месяцев. Если по истечении срока для примирения один из супругов по-прежнему настаивает на своем желании развестись, суд обязан вынести решение о разводе. В ч. 2 п. 2 ст. 22 СК прямо говорится, что брак расторгается судом, если меры по примирению супругов оказались безрезультатными и один из супругов настаивает на разводе. Такое указание содержится и в п. 10 постановления № 15 Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». При этом, даже если судьи продолжают сомневаться относительно того, возможно ли сохранение данной семьи, суд не вправе отказать в расторжении брака против воли одного из супругов.

В подавляющем большинстве случаев супруги не имеют серьезных возражений против сообщения причин развода суду. Однако возможны ситуации, когда супруги не желают раскрывать причины развода и рассматривают требование суда об этом как вторжение в свою частную жизнь. При таких обстоятельствах Семейный кодекс в принципе не предусматривает обязанности супругов сообщить суду причины развода.

Однако Пленум Верховного Суда РФ исходит из существования такой обязанности. В п. 7 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ содержится указание на то, что при отсутствии согласия одного из супругов на развод супруги должны указывать в заявлении о расторжении брака мотивы развода. Отказ от сообщения мотивов развода может, тем самым, привести к оставлению искового заявления без движения, в результате несоблюдения требований к содержанию искового заявления, предусмотренных ст. 126 ГПК.

Таким образом, супругам, не исполняющим данное требование, грозит применение процессуальной санкции. Материально-правовых последствий несообщение мотивов развода иметь не может, так как Семейный кодекс не предоставляет суду права отказать в расторжении брака на этом основании. Суд в этом случае может только назначить супругам максимальный срок для примирения, однако, если по его истечении один из супругов не изменит своего намерения развестись, брак должен быть расторгнут. Принуждение супругов к оглашению мотивов развода в том случае, когда они этого не желают, означает болезненное вторжение в их личную жизнь, которое ни к чему, кроме причинения супругам дополнительных моральных страданий, привести не может. Ведь суд, даже если он не считает приведенные мотивы убедительными, не вправе отказать в расторжения брака после истечения примирительного срока.

С точки зрения теории, расторжение брака при отсутствии согласия одного из супругов может рассматриваться как односторонний отказ от договора. В принципе односторонний отказ от договора недопустим. Но там, где правоотношения, возникшие из договора, тесно связаны с личными взаимоотношениями сторон, такой отказ возможен под контролем суда.

Специфический характер брачного отношения заставляет признать его допустимым и при расторжении брака. Если у одного из супругов сложилось твердое намерение не продолжать супружеские отношения, принудить его к этому невозможно, как бы ни хотел этого другой супруг. Поэтому суд не должен и не вправе отказать в разводе, если меры по примирению супругов положительного результата не дали и истец по истечении срока для примирения не отказался от желания развестись.

При расторжении брака в суде моментом прекращения брака является момент вступления решения суда в законную силу (ст. 25 СК). Регистрация развода в органах загса и получение свидетельства о разводе по новому законодательству не входят в состав юридических фактов, необходимых для прекращения брака. После вступления решения в законную силу суд в течение трех дней направляет выписку , из решения в органы загса для регистрации развода в книге записи актов гражданского состояния.

Для бывших супругов регистрация расторжения брака и получение свидетельства о разводе по-прежнему имеют правовое значение, поскольку без этого документа они не вправе вступить в новый брак. Ранее, согласно КоБС 1969 г., прекращение брака при разводе в судебном порядке происходило только после регистрации развода в органах загса. Это порождало правовую неопределенность, так как срок, в течение которого супруги, получившие решение суда о разводе, могли зарегистрировать развод в органах загса, был неограничен. В течение этого периода один из супругов в любой момент мог получить свидетельство о разводе и прекратить брак, при этом другой супруг даже не уведомлялся об этом. Брак формально существовал, но в весьма нестабильной и неопределенной форме.

Таким образом, легко видеть, что состав юридических фактов, вызывающих прекращение брачного правоотношения путем развода, неодинаков.

Если брак расторгается в загсе, ситуация похожа на складывающуюся в процессе заключения брака. В этом случае для прекращения брака необходимы соглашение супругов о разводе и акт регистрации развода в органах загса. При этом определяющее значение имеет соглашение о разводе супругов, не имеющих несовершеннолетних детей. Е.М. Ворожейкин совершенно справедливо подчеркивал роль волевых актов супругов в расторжении брака. Он отрицал возможность «связывать прекращение брачного правоотношения только с регистрацией расторжения брака», поскольку «сама по себе регистрация расторжения брака не может иметь юридического значения, если она не имеет в своей основе волевого соглашения супруга».

Однако и соглашение супругов о прекращении брака без регистрации развода не прекращает брак. Сам акт регистрации традиционно рассматривается как акт административного органа, завершающий состав юридических фактов, прекращающих брачное правоотношение. На наш взгляд, его, как и акт регистрации брака, следует считать не элементом сложного состава юридических фактов, а элементом состава юридического факта — актом регистрации соглашения о прекращении брака. Поскольку для соглашений такого рода законом установлена необходимость регистрации, то соглашение супругов о разводе вступает в силу только с момента его регистрации в органах загса.

Если брак расторгается в суде, картина получается несколько иная. При разводе по взаимному согласию супругов для расторжения брака необходимы соглашение супругов о разводе и решение суда о расторжении брака. При отсутствии согласия одного из супругов на развод состав юридических фактов оказывается более сложным. В него входят: волеизъявление одного из супругов, направленное на прекращение брака, непоправимый распад семьи и решение суда о разводе. Однако, поскольку суд не вправе отказать в расторжении брака, даже если у суда не сложилась достаточная убежденность в том, что дальнейшая совместная жизнь супругов невозможна, допустима ситуация, когда основаниями для прекращения брака будут волеизъявление одного из супругов, направленное на расторжение брака, подтвержденное после истечения срока для примирения, и решение суда о разводе.

Право требовать развод по российскому законодательству в принципе ничем не ограничено. Однако существует одно исключение. Согласно ст. 17 СК, муж не вправе возбудить дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года с момента рождения ею ребенка. Данное правило призвано защитить женщину в период, когда она наиболее уязвима.

Иные основания прекращения брака

Помимо признания брака недействительным и развода, брак прекращается смертью или объявлением умершим одного из супругов. В этих случаях брак прекращается автоматически с момента смерти супруга или с момента вступления в законную силу решения суда об объявлении супруга умершим.

В случае прекращения брака путем развода с супругом, признанным безвестно отсутствующим, или при автоматическом прекращении брака с супругом, объявленным умершим, при явке такого супруга брак может быть восстановлен. Восстановление брака производится органами загса по совместному заявлению обоих супругов. Восстановление брака невозможно, если один из супругов вступил в новый брак.

Таким образом, по новому семейному законодательству для восстановления брака необходимо повторное волеизъявление супругов на продолжение брака. Эта норма (ст. 26 СК) заменила крайне неудачное правило КоБС 1969 г., согласно которому восстановление брака с супругом, объявленным умершим, производилось автоматически в случае его явки. Согласия супругов на восстановление брака не требовалось.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

Брак и семья относятся к числу таких явлений, интерес к которым не ослабевает с момента их возникновения и до наших дней, что объясняется их многогранностью и значимостью в жизни людей. Брак и семья являются объектом изучения различных наук: философии, социологии, права, медицины, психологии и др. С учетом их направленности и специфики изучаются разные стороны, признаки, свойства данных социальных феноменов. Для юридических наук представляют интерес лишь те стороны жизнедеятельности семьи, которые могут быть подвергнуты правовому регулированию.

Семейный кодекс Российской Федерации также, как и ранее действовавший Кодекс о браке и семье РСФСР (КоБС РСФСР), не содержит определения брака. Вместе с тем в теории семейного права предпринимались попытки дать такое определение. Так, А.М.Белякова определяет брак как юридически оформленный, свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности. По мнению О.А.Хазовой, брак — это моногамный добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, заключенный с соблюдением установленного законом порядка и порождающий между супругами взаимные личные и имущественные права и обязанности. А.М.Нечаева определяет брак как союз мужчины и женщины, влекущий за собой правовые последствия, форму отношений между лицами разного пола и своеобразный символ как для вступающих в брак, так и для государства. Таким образом, очевидно стремление авторов как можно полнее охватить все стороны исследования, что ведет к некоторой громоздкости определения, однако позволяет раскрыть сущность этого явления.

Анализ норм действующего Семейного кодекса РФ, посвященных заключению брака, осуществлению супругами прав и обязанностей, позволяет определить брак как добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи, подлежащий обязательной государственной регистрации, порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности. К юридическим признакам брака следует отнести характерные черты, позволяющие наиболее полно раскрыть его сущность.

Анализируя определение брака и статьи Семейного кодекса РФ, регулирующие порядок и условия государственной регистрации заключения брака, основания и порядок его прекращения, можно выделить следующие юридически значимые признаки брака:

Брак — это союз мужчины и женщины, поскольку в Российской Федерации признается и охраняется государством союз только между мужчиной и женщиной.

Брак — это добровольный союз. Для заключения брака необходимо свободно и добровольно выраженное взаимное согласие лиц, вступающих в брак.

Брак — это равноправный союз, что предполагает наличие равных прав и обязанностей у каждого из супругов в браке.

Брак — это союз, заключенный с соблюдением определенных правил, установленных законом. Оформление брака должным образом является доказательством вступления граждан в брачную общность, которую государство берет под свою защиту. Так, исходя из основных начал семейного законодательства (ст. 1 СК РФ) в РФ признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния.

Целью заключения брака является создание семьи. Заключение брака лицами без намерения создания семьи влечет признание его недействительным.
Брак порождает взаимные личные и имущественные права и обязанности супругов, которые возникают с момента государственной регистрации заключения брака.

Брак заключается без указания срока его действия. Вступление в брак предполагает обоюдное желание супругов на сохранение брачных отношений в течение всей жизни. Однако это не означает невозможность прекращения брака, например, при изменении взаимоотношений между супругами в негативную сторону.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1.Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.-Юристъ, 2002. - 336 с.

2.Ежов Ю. А. Семейное право России: Учебное пособие. Изд.: Дашков и К, 2000.

3.Косова, О. Ю."Фактические браки" и семейное право.//Правоведение. -1999. - № 3. - С. 105 – 120.

4.Крашенинников П.В., Гонгало Б.М., Михеева Л.Ю., Рузакова О.А. Семейное право: Учебник / Под ред. Крашенинникова П.В. М.: Статут,2008.-302 с.

5.Пчелинцева Л. М.Семейное право России: Учебник для вузов. — 3-е изд.,перераб. и доп. — М.: Норма, 2004. — 688 с.

6.Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему