регистрация / вход

Классификация осужденных в уголовно-исполнительном праве

СОДЕРЖАНИЕ: Стр. Введение I. Пенитенциарная психология 1.1. Понятие и предмет изучения пенитенциарной психологии 1.2. Историческое развитие пенитенциарной психологии

СОДЕРЖАНИЕ:

Стр.
Введение 3
I. Пенитенциарная психология 5
1.1. Понятие и предмет изучения пенитенциарной психологии 5
1.2. Историческое развитие пенитенциарной психологии 6
1.3. Отличительные черты личности осужденного и их значение для классификации 7
II. Классификация осужденных 9
2.1. Значение классификации осужденных 9
2.2. Понятие, содержание и задачи классификации осужденных к лишению свободы 12
2.3. Классификация осужденных с точки зрения уголовного и уголовно-исполнительного права 14
2.4. Ценностная классификация осужденных 18
2.5. Классификация осужденных по их психологическим особенностям 20
2.6. Неформальная классификация 21
2.7. Криминальные группировки 23
2.8. Конфликты и групповые эксцессы 27
2.9. Проблемы классификации осужденных-несовершеннолетних, отбывающих наказания в местах лишения свободы 28
Заключение 31
Список литературы 32

ВВЕДЕНИЕ

Ни для кого не секрет, что в уголовно-исправительных учреждениях осужденные делятся на определенные группы. Это деление происходит как самими осужденными, так и администрацией исправительного учреждения. Деление осужденных на группы изучает и пенитенциарная психология, в центре которой стоят психологические основы исправления личности, проблемы раскаяния, ценностная переориентация личности.

Классификация осужденных и распределение их по видам исправительных учреждений - один из методов дифференциации исполнения наказания. Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний является одним из основополагающих принципов в уголовно-исполнительном праве. От его претворения в правоприменительной деятельности зависит возможность достижения целей, поставленных перед уголовным наказанием.

Классификация осужденных в значительной мере влияет на формирование системы исправительных учреждений, обеспечивает изоляцию друг от друга различных по степени общественной опасности и характеру поведения осужденных.

Согласно ст. 67 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными целями классификации являются отделение заключенных от тех, кто в силу своего преступного прошлого или отрицательных черт характера грозит оказать на них плохое влияние, а также разделение заключенных на категории, облегчающие работу с ними в целях их возвращения к жизни в обществе.

Рассматриваемая тема настоящей курсовой работы – «Пенитенциарно-психологические психологии и классификации осужденных» является актуальной. Изучение классификации осужденных как для психолога, так и для работника, руководителя, воспитателя исправительного учреждения имеет большое значение для обеспечения дифференциации в отношении различных категорий осужденных в процессе воспитательной работы.

При изучении и психологическом анализе личности осужденного и их классификации решаются задачи установления соответствующего режима для каждой категории заключенных; разумной организации трудовых процессов; целесообразной постановки школьной и внешкольной работы; правильного учета результатов пенитенциарного воздействия и др. Все эти положения, являются актуальными и требуют дальнейшей разработки и внедрения с учетом современных достижений пенитенциарной психологии. Поэтому знание и изучение классификации осужденных необходимо рассматривать как важнейшую предпосылку индивидуализации карательных и воспитательных воздействий, повышения их эффективности.

Целью работы является анализ различных систем классификации осужденных в местах лишения свободы с точки зрения пенитенциарной психологии. Для этого предстоит решить следующие задачи:

- дать понятие пенитенциарной психологии;

- проанализировать различные системы классификации осужденных;

- определить содержание и задачи классификации;

- выявить значение психологических черт личности осужденного для их классификации.

При написании работы были использованы действующие нормативно-правовые акты Российской Федерации, а также учебные пособия по уголовно-исполнительному праву и юридической психологии и статьи из периодических изданий.

I . Пенитенциарная психология

1.1. Понятие и предмет изучения пенитенциарной психологии

Одной из наиболее развитых отраслей юридической психологии является пенитенциарная психология (от лат. poenitentiarius – покаянный, исправляемый). Ее также называют «исправительно-трудовой», «уголовно-исполнительной» (по названию соответствующей отрасли права) или «исправительной» психологией. Попытки противопоставить эти названия в советский период отражали скорее различия в идеологических, нежели научных подходах. В настоящее время термины « пенитенциарная» и «исправительная» психология рассматриваются как синонимы[1] .

Предмет изучения пенитенциарной психологии составляют факты, закономерности и механизмы проявлений психики у отдельных осужденных, социально-психологические явления в их среде, а также эффективность средств воздействия, применяемых сотрудниками исправительных учреждений в процессе исполнения различных видов наказания.

В процессе своего исторического развития была определена цель пенитенцираной системы – ресоциализация осужденного как конструирование социально-положительной личности. Психологические основы ресоциализации – восстановление ранее нарушенных социальных качеств личности, необходимых для полноценной ее жизнедеятельности в обществе. Ресоциализация личности осужденных связана прежде всего с их ценностной переориентацией, формированием у них механизма социально-положительного целеполагания, отработкой у личности прочных стереотипов социально-положительного поведения. Создание условий формирования социально адаптированного поведения личности – основная задача исправительных учреждений[2] .

В настоящее время в связи со вступлением России в совет Европы пенитенцирная система в нашей стране должна соответствовать международным стандартам. В решении всех этих задач первостепенную значимость приобретает научная и практически ориентированная современная пенитенцираная психология – наука о внутренних, психических механизмах самоорганизации личности[3] .

1.2. Историческое развитие пенитенциарной психологии

Существенное влияние на становление и развитие пенитенциарной психологии в России оказали отечественные писатели - Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, Г.А. Медынский, А.И. Солженицын, О.В. Волков и др.; юристы - М.Н. Гернет, С.В. Познышев, Б.С. Утевский, Н.А. Стручков, И.В. Шмаров, Г.Ф. Хохряков и др.; педагоги - АС. Макаренко, Л А Высотина, М.П. Стурова, А.В. Пищелко, НА Тюгаева и др.; психотерапевты и психиатры - В.М. Бехтерев, П.Б. Ганнушкин и, естественно, психологи - АФ. Лазурский, АГ. Ковалев, АД. Глоточкин, В.Ф. Пирожков, И.П. Башкатов, АИ. Панкин, В.Г. Деев, АН. Сухов, АИ.Ушатиков и др.

Одной из первых отечественных работ, в которых глубоко раскрыты проблемы пенитенциарной психологии, является книга М.Н. Гернета «В тюрьме. Очерки тюремной психологии» (1925). Автор образно раскрывает предмет своего исследования: «Не спертый и тяжелый воздух в тюремной камере, не количество воздуха, приходящееся на арестанта, интересует автора настоящих строк, а живая душа человека, заключенного в тюрьму, с особенностями его переживаний за высокими стенами, за крепкими дверями, под охраной внутренней и внешней»[4] . Свою задачу он видел в изучении влияния лишения свободы на психику и поведение осужденных.

В современной пенитенциарной науке феномен наказания в виде лишения свободы рассматривается в трехракурсном плане: кара, исправление и профилактика совершения осужденными новых преступлений.

Актуальность применения именно психолого-педагогических методов в воспитательной работе впервые определена в новом (1996 г.) Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации: в ст. 110 говорится, что «воспитательная работа с осужденными организуется дифференцированно с учетом вида исправительного учреждения, срока наказания, условий содержания в индивидуальных, групповых и массовых формах на основе психолого-педагогических методов»[5] .

1.3. Отличительные черты личности осужденного и их значение для классификации

Изучение особенностей личности преступника началось еще в конце прошлого века. Отметим работы таких ученых, как Ч. Ломброзо, П. Н. Тарковская, М. Н. Гернет и др. Например, еще Ю. Ю. Бехтерев подчеркивал, что изучение личности должно предшествовать пенитенцирному воздействию на нее и проникать во все звенья ИУ, обеспечивая решение следующих задач[6] :

· правильной классификации в пределах одного исправительного учреждения;

· установление соответствующего режима для каждой категории заключенных;

· разумной организации трудовых процессов;

· целесообразной постановки школьной и внешкольной работы;

· правильного учета результатов пенитенцирного воздействия;

· повышение педагогической квалификации пенитенцирных учреждений.

Все эти положения, являются на наш взгляд, актуальными и сегодня, они требуют дальнейшей разработки и внедрения с учетом современных достижений пенитенцирной психологии. Поэтому изучение личности осужденного необходимо рассматривать как важнейшую предпосылку индивидуализации карательных и воспитательных воздействий, повышения их эффективности.

Помощь в изучении личности осужденного могут оказать специальные психологические методики, особенно те, которые позволяют дать наиболее полную характеристику личности, ориентированную на решение задач исправления.

Примером может служить проведенное в нашей стране в 70-80-х годах массированное обследование осужденных с применением методики MMPI в ее модифицированных и адаптированных вариантах на русском языке: Методика многостороннего исследования личности (ММИЛ) и Стандартизированная методика исследования личности (СМИЛ)[7] .

Результаты исследований показали, что преступники отличаются по ряду параметров от законопослушных граждан. Более того, можно выделить различные психологические типы, которые среди преступников встречаются чаще, чем у законопослушных граждан, а различные категории преступников имеют достоверные отличия друг от друга по ряду психологических параметров и поэтому требуют индивидуализированного психолого-педагогического подхода.

Сравнение усредненных показателей ММИЛ преступников с нормальными данными (полученными на выборке законопослушных граждан) показало наличие статистически достоверных различий между ними (р<0,05) почти по всем шкалам. Профиль преступников носит пикообразный характер (ярко выражены пики по шкалам F, 8, 6, 4), расположенный в пределах от 55 до 73 Т-баллов; являясь по сравнению с нормативными данными смещенным вверх. Подобный пикообразный профиль обычно свидетельствует об относительной однородности по психологическим особенностям обследуемой группы. Подъем шкал F, 4, 6, 8, до 70 Т-баллов можно интерпретировать как наличие у большинства обследованных преступников акцентуированных личностных черт, которые в значительной мере определяют их поведение. Подобные показатели, на наш взгляд, могут свидетельствовать о сниженной социальной адаптации и нарушенных межличностных контактах.

Сочетание высоких значений по 4, 6, 8 шкалам встречается у большинства преступников не случайно, т. к. личностные свойства, отражаемые таким профилем в наибольшей степени потенциально предрасполагают при соответствующих условиях к совершению преступления. Пик на шкале 4 связан с такими свойствами как импульсивность, нарушения прогнозирования последствий своих поступков, неприятие социальных, а тем более правовых норм. Повышение по шкале 6 усиливает все выше описанные тенденции, т. к. они становятся постоянной линией поведения. Пик по шкале 6 при этом отражает ригидность, высокий уровень агрессивности, наличие аффективных установок, которые не позволяют изменить стереотип поведения. Повышение по шкале 8 при имеющемся профиле показывает своеобразие установок и суждений, их отличие от общепринятых. Можно считать установленным, что преступники от законопослушных граждан на статистическом уровне отличает ряд психологических особенностей, влияющих на противоправное поведение.

Личностные черты преступников присущи различным категориям не в равной мере. У одних категорий профиль ММИЛ и, соответственно, психологические особенности сходны с суммарным профилем всех преступников, у других, совпадая по общей конфигурации, отличаются по степени выраженности тех или иных показателей. Особое место среди преступников заняли лица, осужденные в 70-е, 80-е годы за хищения государственного имущества. По своим психологическим особенностям они не имели существенных отличий от нормативной группы.

Проведенные исследования позволили по-новому подойти к типологии преступников и сделать акцент прежде всего на психологические факторы. Типологический подход в пенитенциарной психологии, изучении осужденных и в воспитательно-психологической работе с ними крайне необходимым. Он позволяет выявить характерные особенности отдельных групп преступников, показать их специфические черты и предложить дифференцированные и индивидуальные методы исправления.

Типология осужденных служит цели их исправления, т. е. имеет сугубо практическую направленность. Но для того, чтобы дифференцированно и более эффективно исправлять осужденных, нужно, исходя из специфики мест лишения свободы, использовать социально-психологическую типологию. Именно в ней, в первую очередь учитывается криминологически важные черты личности и то как они проявляются в местах лишения свободы. Поэтому типологию осужденных, основанную на социально-психологических признаках, можно рассматривать как средство решения задачи их исправления.

II . Классификация осужденных

2.1. Значение классификации осужденных

Индивидуализация воспитательного воздействия базируется на учете индивидуальных особенностей личности осужденного и его поведения. Так, в ч. 4 ст. 109 УИК РФ закреплено, что воспитательная работа с осужденными проводится с учетом индивидуальных особенностей личности и характера осужденных и обстоятельств совершенных ими преступлений. Индивидуальный подход осуществляется при организации индивидуальных форм воспитательной работы: проведении личных бесед с осужденным, применении к нему мер поощрения и взыскания, изменении условий отбывания наказания и т.д[8] .

Как отмечает А.И. Зубков, "внутри классификационных групп осужденных выделяется индивидуально личность каждого из них, определяются ее основные характеристики, как положительные, так и отрицательные качества. Задача воспитателей состоит в выявлении всех этих качеств и составлении портрета, картины личности осужденного, которая не может быть представлена лишь в одних темных тонах. Отдельные качества личности осужденного могут быть поражены полностью, другие - частично, а третьи - вообще находиться в удовлетворительном состоянии. Задача педагогов и всего персонала УИС - составить подробный психолого-педагогический портрет личности каждого осужденного и на этой основе разработать программу воспитательных воздействий в отношении конкретного осужденного, опираясь на положительные личностные качества и разрушая, блокируя отрицательные свойства. Во многих исправительных учреждениях вырабатываются и устанавливаются единые режимно-педагогические требования, которые весь персонал, независимо от принадлежности к конкретной службе, предъявляет к осужденным, имея в том числе и их индивидуальные воспитательные программы"[9] .

Изучение индивидуально-психологических особенностей осужденных, акцентуаций и других черт их характера показывает, что по этим параметрам они существенно не отличаются от правопослушных граждан. Различия обнаруживаются в особенностях проявления ценностных ориентации, психических состоянии и статусно-групповой принадлежности осужденных. Именно эти параметры, по мнению специалистов, определяют «тюремный синдром» поведения осужденного. Ведь сам факт совершения преступления, арест, помещение под стражу в процессе предварительного расследования и судебного разбирательства, отбывание наказания в пенитенцирном учреждении оказывают существенное влияние на психику и поведение человека. Проиллюстрируем сказанное результатами одного из экспериментов, проведенного зарубежными психологами и получившего название «эксперимент с моделированной тюрьмой».

На этапе подготовки к эксперименту было отобрано 24 испытуемых — учащихся колледжа. Их разделили на две равные группы, которые по своим социально-демографическим и психологическим свойствам существенно не отличались, но одна выполняла роль надзирателей, а вторая — заключенных. Под помещение «тюрьмы» был отведен подвал здания. Здесь были оборудованы три камеры с решетками, нарами и другими соответствующими атрибутами, а также карцер. Униформу заключенных составлял халат с личным номером на груди и спине. На лодыжке одной из ног был закреплен металлический запирающийся браслет с цепью. Все внешние атрибуты «надзирателей» (форма, дубинка и т.д.) также способствовали идентичности личности с выполняемой социальной ролью. «Надзиратели» работали посменно, а «заключенные» должны были провести в камерах две недели.

Видеозапись зафиксировала, что уже с первых часов общения между «заключенными» и «надзирателями» стали устанавливаться отношения враждебности, агрессивности. У большинства «заключенных» наблюдались такие симптомы, как потеря личностной индивидуальности (все стали похожи друг на друга), снижение чувства собственного достоинства, подавленность, враждебность по отношению к «надзирателям». Ситуация оказалась настолько сложной, что пятерых «заключенных» пришлось освободить через пять суток, так как они впали в состояние депрессии, часто кричали, сильно ожесточились и проявляли крайнее беспокойство. Один «заключенный» был освобожден после того, как у него на коже появились пятна в результате психического напряжения. Эксперимент, рассчитанный на две недели, пришлось приостановить спустя семь дней.

«Моделированная тюрьма» наглядно подтвердила, что социальная изоляция в виде лишения свободы оказывает существенное влияние на психику человека, причем более сильное, чем представляют себе многие работники правоохранительных органов.

2.2. Понятие, содержание и задачи классификации осужденных к лишению свободы

Классификация – это систематизация типов. Классифицировать типы – значит найти какую-то закономерную связь в их образовании и проявлении. «Без классификации описание отдельных типов будет носить случайный характер, и не будет иметь какого-либо значения»[10] .

Наиболее удачно значение классификации выражено С.С.Алексеевым: «Она дает возможность при определении ее критериев выявить новые черты, качественные особенности данных предметов и явлений; имеет значимость не только первичной обработки, но и охватить большой диапазон изучаемых объектов и, следовательно, избежать односторонности их научной интерпретации»[11] .

Применительно к осужденным имеется в виду, что отнесение их к той или иной классификационной группе всегда связано с определенными факторами: вид учреждения, в котором исполняется наказание, режим, возможность досрочного освобождения и другими.

Под классификацией осужденных к лишению свободы пони­мается разделение их на относительно однородные группы по определенным признакам (критериям) в целях создания благо­приятных условий для достижения целей наказания[12] . Согласно ст. 67 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными целями классификации являются: а) отделение заклю­ченных от тех, кто в силу своего преступного прошлого или от­рицательных черт характера грозит оказать на них плохое влия­ние; б) разделение заключенных на категории, облегчающие ра­боту с ними в целях их возвращения к жизни в обществе.

От целей, которые ставятся перед классификацией , зависят и ее критерии, т.е. те признаки, по которым осужденные подраз­деляются на определенные группы. Поэтому указанные крите­рии (основания деления), по которым осуществляется классификация, должны быть научно обоснованными, представлять со­бой определенную систему. Это тем более важно, ибо классификация осужденных во многом предопределяет и влияет на фор­мирование системы исправительных учреждений. В ст. 68 Минимальных стандартных правил реко­мендуется «работу с разными категориями заключенных сле­дует вести по мере возможности в разных заведениях или же в разных отделениях одного и того же заведения»[13] . В соответствии с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными различные категории заключенных должны содержаться в разных заведениях или в различных частях одного и того же заведения с учетом их пола, возраста, предшествующей судимости, юридических причин заключения и предписанного обращения с ними[14] .

Отвечая целям исполнения наказания, классификация осужденных имеет собственные задачи:

— необходимость исключения или ослабления разлагающего влияния наиболее отрицательной части осужденных на иных лиц, отбывающих лишение свободы;

— дифференцированное применение карательно-воспитательного воздействия к отдельным категориям лиц, совершивших преступления.

К дополнительным задачам классификации осужденных следует отнести также дифференциацию средств обеспечения жизнедеятельности осужденных, их медико-санитарного обеспечения, соблюдение санитарно — эпидемиологических и санитарно — гигиенических требований.

Такие цели прямо вытекают из закрепленной в п.4 ст. 2 Закона РФ от 21 июля 1993 г.[15] задачи обеспечения охраны здоровья осужденных.

Основания классификации осужденных разделяются на фактические и юридические.

Фактические:

— социально — демографические: пол, возраст, состояние здоровья, наличие у женщины малолетних детей, гражданство, и т. п.;

— уголовно-правовые: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, срок наказания, наличие судимости, признание особо опасным рецидивистом, отбывание в прошлом лишения свободы;

— уголовно-исполнительные (исправительно-трудовые), связанные в первую очередь с поведением осужденного в период отбывания наказания.

Классификационные критерии получают отражение в законе и подзаконных актах. Соответствующие нормативные акты выступают тем самым юридическими основаниями классификации осужденных. Значительная их часть предусмотрена уголовных законом. Вместе с тем классификация осужденных является многоступенчатой и в дальнейшем углубляется на основе норм УК РФ, подзаконных нормативных актов.

2.3. Классификация осужденных с точки зрения уголовного и уголовно-исполнительного права

Исходные принципы классификации осужденных содержатся в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве, которые устанавливают юридические критерии классификации осужденных . Анализируя уголовно-исполнительное законодательство, перечислим задачи классификации осужденных:

правильное размещение их по видам исправительных учреждений;

надежная изоляция одной категории осужденных от другой;

дифференцированное применение наказания и исправительного воздействия к осужденным;

индивидуальное применение к осужденным основных средств исправления (установленного порядка исполнения и отбывания наказания – режима, воспитательной работы, общественно-полезного труда, общего образования, профессиональной подготовки).

Именно на этой основе в теории и на практике возникла потребность в разработке наиболее эффективной системы классификации осужденных.

Задача классификации сводится к тому, чтобы создать оптимальные дифференцированные условия исполнения и отбывания наказания, разработать наиболее эффективные меры исправительного воздействия на осужденных не только в период отбывания наказания, но и после освобождения.

Система классификации осужденных к лишению свободы находится во взаимосвязи с классификацией преступлений в уголовном праве.

Так, уголовное законодательство выделяет некоторые кате­гории преступников в зависимости от характера и степени об­щественной опасности деяния: опасные и особо опасные реци­дивисты (ст. 18 УК); несовершеннолетние (ст. 20 УК); лица, со­вершившие преступления по неосторожности (ст. 26 УК) и т.д.

Кроме того, уголовное законодательство (ст. 58 УК) опреде­ляет, каким категориям осужденных надлежит отбывать наказа­ния в тех или иных видах исправительных учреждений. В соответствии с предписаниями уголовного закона осужденные к лишению свободы совершеннолетние мужчины направляются:

— в ИТК — поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности, к лишению свободы на срок не свыше 5 лет;

— в ИТК — общего режима, впервые осужденные к лишению свободы за умышленные преступления небольшой, средней тяжести и тяжкие преступления;

— в ИТК — строгого режима, впервые осужденным к лишению свободы за особо тяжкие преступления, а при рецидиве преступлений, если осужденный отбывал ранее лишение свободы, и женщинам при особо опасном рецидиве преступлений;

— в ИТК — особого режима, при особо опасном рецидиве, а также осужденным пожизненно. Для лиц, осужденных на срок не свыше 5 лет за особо тяжкое преступление, а также в случаям особо опасного рецидива предполагается возможность назначения отбывания части срока наказания в тюрьме, но не более 5 лет (ст. 58 УК РФ).

Осуждаемым к лишению свободы совершеннолетним женщинам отбывание наказания назначается:

— в ИТК — строгого режима: признанным особо опасными рецидивистками, а также осужденным за особо опасные государственные преступления;

— в ИТК — поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности;

— в ИТК — поселения для лиц, совершивших умышленные преступления, к лишению свободы на срок не свыше 5 лет:

Другие осужденные к лишению свободы совершеннолетние женщины направляются для отбывания наказания в ИТК общего режима.

Отбывание наказания в воспитательно-трудовых колониях назначается:

— несовершеннолетним мужского пола, осуждаемым впервые к лишению свободы, а также несовершеннолетним женского пола — в колониях общего режима;

— несовершеннолетним мужского пола, ранее отбывавшим лишение свободы, — в колониях усиленного режима.

В зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела судом, с указанием мотивов принятого решения, может быть назначено отбывание лишения свободы с отступлением от этих правил.

Многие уголовно-правовые критерии классификации осужденных воспроизводятся и развиваются в уголовно-исполнительном законодательстве (ст. 74, 80 УИК).

К критериям классификации осужденных к лишению свобо­ды относятся: возраст, пол, форма вины, срок назначенного на­казания, факт отбывания ранее наказания в виде лишения сво­боды и др. Несовершеннолетние традиционно отделяются от взрослых осужденных к лишению свободы. Их отдельное содержание обусловливается необходимостью предотвращения негативного влияния на них со стороны взрослых преступников, психофизиологическими особенностями личности несовершен­нолетних, спецификой организации исправительно-воспитательного воздействия на эту категорию осужденных. Так, в Прави­лах по защите несовершеннолетних, лишенных свободы, принятых ООН, специально отмечается, что «вследствие крайней уяз­вимости несовершеннолетние, лишенные свободы, нуждаются в особом внимании и защите»[16] .

Раздельное содержание лиц мужского и женского пола по­зволяет обеспечить личную безопасность женщин, соблюдать специфические условия гигиены, а также проведение с ними воспитательной работы с учетом особенностей их личности.

Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство вы­деляет такую категорию осужденных, как лица, осуждаемые впервые к лишению свободы. Кроме того, критериями классификации осужденных , подлежащих раздельному содержанию, согласно уголовному и уголовно-исполнительному законода­тельству являются: а) осужденные при особо опасном рецидиве преступлений; б) осужденные к пожизненному лишению свобо­ды; в) осужденные, которым смертная казнь заменена в порядке помилования лишением свободы на определенный срок; г) осужденные - бывшие работники судов и правоохранительных органов; д) осужденные, больные разными инфекционными заболеваниями; е) осужденные иностранные граждане и лица без гражданства.

Каждая из указанных ранее категорий осужденных предпола­гает их раздельное содержание, а в целях дальнейшей диффе­ренциации и индивидуализации применения мер исправитель­ного воздействия может разделяться на отдельные подкатего­рии, но в пределах одного вида режима исправительного учреж­дения. Критериями для этого могут являться криминологиче­ские признаки (криминальные запущенность и направленность личности), психолого-педагогические (поведение в период от­бывания наказания), психофизиологические (психические от­клонения, инвалидность) и т.д.

Эти критерии выделения однородных групп осужденных реа­лизуются внутри ИУ при распределении их по отря­дам, бригадам и звеньям. Такой подход служит задачам реали­зации принципа индивидуализации исполнения наказания, ра­ционального применения мер принуждения, средств исправле­ния осужденных и стимулирования их правопослушного пове­дения.

2.4. Ценностная классификация осужденных

Важной характеристикой личности осужденных являются их ценностные ориентации, стандарты поведения, принятые в определенных группах и которым должно подчиняться поведение ее членов. В зависимости от того, на какие ценностные нормы ориентированы осужденные, их можно дифференцировать на определенные статусно-групповые категории (страты).

Если поведение осужденного в первую очередь регулируется нравственными и правовыми ценностями, ориентацией на соблюдение правил внутреннего распорядка, стремлением позитивно изменить себя, преодолеть преступные стереотипы и оказывать помощь администрации учреждения в противодействии насаждению в зоне воровских традиций, то данных осужденных относят к группе актива колонии. Эта группа осужденных состоит из лиц, твердо вставших на путь исправления, активно участвующих в трудовом процессе и общественной деятельности, в организации самоуправления осужденных.

Однако сотрудники колоний встречаются и с фактами, когда в актив стремятся попасть осужденные, которые, внутренне не раскаявшись в совершенном преступлении и не имея установки на ведение правопослушного образа жизни после освобождения, в силу корыстных интересов (возможности использования предоставляемых законом льгот и условно-досрочного освобождения) демонстрируют псевдоподдержку требований администрации. Поэтому умение изобличить подобных типов людей с двойной моралью и убедить их в пагубности последнего есть свидетельство профессионально-педагогического мастерства сотрудников пенитенцирных учреждений.

Ко второй группе осужденных (причем наиболее многочисленной) -«нейтралам» (или «пассиву») — относят тех, кто, с одной стороны, внешне солидарен с официальными нормами и выполняет требования администрации (не нарушает режим, хорошо трудится и т.д.), а с другой — открыто не осуждает поведение нарушителей режима, уклоняется от прямой поддержки инициатив администрации и актива, так как считается со многими неофициальными нормами, существующими в среде осужденных. Подобная двойственность в стратегии их поведения, когда поступки прежде всего зависят от создавшейся ситуации, требует значительных воспитательных усилий со стороны сотрудников исправительных учреждений. Ведь от того, на чью сторону удастся сориентировать «нейтралов», во многом и будет зависеть динамика развития оперативной обстановки в учреждении.

К третьей группе осужденных — «отрицаловке» (или «блатарям») относятся те лица, для которых основным регулятором поведения выступают нормы, сформулированные в «воровском законе»: оппозиция, а порой и открытое противодействие администрации учреждения; уклонение от участия в общественно-полезном труде либо работа без усердия; стремление доминировать над другими осужденными и жить за их счет; материальная и физическая поддержка нарушителей режима (в том числе «подогрев» находящихся в ШИЗО и ПТК); категорическое неучастие в работе самодеятельных организаций и пренебрежительное отношение к ним, борьба с активом за сферы влияния и т.д. В последние годы наблюдается тенденция увеличения численности данной категории осужденных. Это привело к повышению их агрессивности, моральному и физическому давлению на всех осужденных, которые не придерживаются «воровского закона», усилению неповиновения администрации, организации побегов, захватов заложников, массовых беспорядков.

Четвертая группа осужденных — «пренебрегаемые» это лица, чье поведение противоречит как официальным (нравственно-правовым), так и неофициальным («воровским») нормам и обычаям. Раньше в состав этой группы включались преимущественно осужденные, склонные к гомосексуализму в пассивной форме или лица, имеющие психические отклонения или умственную неполноценность. Сегодня же их состав значительно расширился за счет осужденных, проигравшихся в карты, лиц, уличенных в краже личного имущества осужденных; лиц, заподозренных в сотрудничестве с оперработниками; изгнанных из «высшей воровской касты» за нарушение традиций и правил поведения. В силу их активного отвержения со стороны других групп осужденных в последние годы «пренебрегаемые», в силу массовости, стали объединяться для самозащиты, заискивать перед авторитетами и в то же время вести себя агрессивно по отношению к «нейтралам» и к новичкам в колонии. Естественно, последнее не только вызывает возмущение основной массы осужденных, но и часто порождает конфликты и более серьезные осложнения оперативной обстановки.

Сотрудники исправительных учреждений пытаются усилить профилактическую работу, чтобы данная категория осужденных не пополнялась в колониях. Однако это не всегда удается, так как, с одной стороны, наблюдается значительное снижение нравственности в целом в постсоветском обществе, ведущее к росту численности осужденных за половые преступления, а с другой — длительное пребывание в переполненных местах предварительного заключения (из-за перегруженности судов) дает много кандидатов в «отвергаемые» из числа лиц, не прошедших ритуалов «прописки» и получивших унизительные клички.

2.5. Классификация осужденных по их психологическим особенностям

По психологическим особенностям преступников также существует несколько категорий. Это, прежде всего, корыстные и насильственные преступники, что соответствует наиболее общей классификации преступников, принятой в криминологии, и охватывает все наиболее часто встречающиеся составы преступлений. Сексуальные и неосторожные преступники выделены в отдельные категории, они имеют особые отличительные психологические признаки и являются наиболее сложными по своей мотивации[17] .

При психологическом анализе этих категорий преступников используются два вида социально-психологических типологий. В первой из них выделение типов происходит на основе мотивации (это корыстные и сексуальные преступники). Причем, под мотивом мы здесь понимается то, что лежит в основе выбора действий и поступков личности. В большинстве случаев мотивы преступного поведения не осознаются человеком полностью или частично. Преимуществом типологий, основанных на таком признаке, как мотив, является возможность вскрыть глубинные детерминанты преступного поведения и соответственно разработать методики по их устранению. К недостаткам можно отнести то, что на их основе трудно прогнозировать и корректировать поведение осужденного в местах лишения свободы. Для решения этой задачи являются наиболее перспективными типологии осужденных, где типы выделены на основе акцентуированных свойств характера, темперамента и поведенческих признаков. Такая типология, как показывает практика, позволяет конкретизировать меры воспитательного воздействия применительно к отдельным осужденным, сделать их максимально индивидуализированными.

2.6. Неформальная классификация

Нахождение в местах лишения свободы зачастую не только разрушает сложившуюся ранее систему отношений человека с людьми, но и подталкивает осужденных к поиску друзей, единомышленников в целях преодоления чувства одиночества и дефицита в общении. В итоге на основе общности интересов, по схожести судеб, профессионального, криминального опыта или национальному признаку в исправительном учреждении образуются неформальные малые группы осужденных. Они имеют разную численность, устойчивость и направленность по отношению к целям исправительного учреждения и общим требованиям жизни в коллективе осужденных.

Функционированию малых групп осужденных присущ ряд особенностей: в них всегда складывается и существует определенная иерархическая структура отношений и зависимостей («система ролей»); действуют свои ценностные ориентации, нормы и правила в регуляции поведения ее членов; на основе групповой сплоченности демонстрируется избирательное отношение к другим группам и конкретным типам осужденных; ведется активный поиск и коллективное обсуждение значимой информации, а также возможных групп новых действий; осуществляется поддержка своих членов в моральной и физической форме, а также продуктами питания, вещами и другими средствами, которые были приобретены в зоновском ларьке, получены в посылках и т.д.; реализуется активное стремление к совместному проведению досуга, а также к другим формам жизнедеятельности в условиях лишения свободы.

В научных публикациях рассмотрение групп осужденных часто начинают с раскрытия феноменов, присущих таким микрогруппам, как «семья». Это обычно стойкая малая группа, состоящая из двух или более осужденных, объединившихся на основе общих взглядов и интересов (совместный досуг, питание, защита от посягательств и т.д.). Права и обязанности членов «семьи» обычно не имеют четкой регламентации, а определяются личностными качествами и авторитетом ее членов, и в первую очередь ее лидера. В функции лидера «семьи» входит планирование и координация всех ее действий, поддерживание и развитие групповых традиций и обычаев, представительство «семьи» в отношениях с другими группами, контроль за поведением членов группы, их поощрение или наказание, осуществление функции «арбитража» и пр.

В условиях исправительных учреждений могут возникать и более крупные по размерам, но «размытые» в плане разделяемых ценностей и норм общности осужденных, которые в специальной литературе называют «землячествами». Возникновению последних способствовали в свое время и официальные ведомственные мероприятия, когда в середине 80-х годов большие группы осужденных усиленного режима были целенаправленно перемещены из южных регионов страны в РСФСР. Именно в связи с этим, по мнению В.М. Анисимкова (1997), в местах лишения свободы и возникли криминальные кавказские, азиатские и другие региональные общности осужденных, которые активно стремились к лидерству в пенитенцирной среде[18] .

Разделение осужденных на неформальные группы существует в учреждениях исполнения наказания с момента их образования и является закономерным. Оно представляет собой социально-психологические, естественно-физиологические и субкультурные основания, которые в совокупности продуцируют группы осужденных, отличающиеся друг от друга степенью привилегированного положения в своеобразном сообществе. Как и любая замкнутая общность людей, среда осужденных порождает своих «авторитетов» и «отверженных», в ней всегда присутствуют лица, которые нейтрально относятся и к тем и к другим. Последние, как правило, составляют большинство осужденных (65-75%), число же авторитетов немногочисленно – до 10%. Подобное процентное соотношение отмеченных категорий индивидов характерно было на всех этапах развития «тюремной общины». На это указывают отчеты и обзоры о деятельности уголовно-исполнительных учреждений[19] .

2.7. Криминальные группировки

Наряду с указанными неформальными социальными группами — «семьями» и «землячествами» — в исправительных учреждениях на традициях «воровской идеи» всегда существовали и криминальные группировки осужденных. Внешне основывая свое существование на «субкультуре тюремной общины», члены таких группировок в то же время стремятся к авторитарной власти среди осужденных, открыто высказывают и демонстрируют негативное отношение к режиму отбывания наказания, к труду, учебе, воспитательным мероприятиям, ведут запугивание и реальную борьбу за влияние в среде осужденных с представителями самодеятельных организаций.

В статусно-иерархическом плане члены криминальных группировок в исправительном учреждении могут занимать места по трем уровням. На высшем уровне находится лидер. Им, как правило, является лицо, заслужившее признание со стороны представителей уголовной среды: «вор в законе» или «смотрящий» — криминальный авторитет, получивший «мандат» и имеющий поддержку от преступного сообщества на воле. Лидерство часто основывается на «харизме», ранее приобретенном статусе в уголовном мире, наличии престижного опыта (не менее двух судимостей), тонком знании криминальных норм и особенностей отношений в среде осужденных.1 Стремясь осуществлять «теневое» руководство всеми осужденными, «криминально коронованные лидеры» пытаются утвердить свою власть не только на пропаганде «воровской идеи», но и на различных видах принуждения, реализуемых с помощью членов подчиненной и единолично руководимой криминальной группировки.

«Вор в законе» является неформальным лидером не только в местах лишения свободы, а в преступном мире вообще[20] . «Вор в законе» не выдвигается в лидеры спонтанно, используя любую конфликтную ситуацию между осужденными. Такое «звание» преступник получает не сразу, а после длительного периода тесной связи с преступным миром. Его нужно заслужить. После того как преступник будет принят в «закон», он становится постоянным лидером. «Семья блатарей» принимает «коронованного лидера» и об этом знают не только осужденные, но и администрация колонии. После этого его можно назвать лидером-профессионалом. Лидеры криминального мира осуществляют «теневое» руководство осужденными в конкретных учреждениях, они не берут на себя выполнение противоправных замыслов. Руководя сплоченным формированием из числа осужденных, «воры в законе» осуществляют свое руководство с помощью концентрации в одних руках материальных рычагов влияния – финансовых средств материальной помощи («воровского общака»). «Воровской общак» – это материальная база сплоченности преступного мира, паразитирующего на идеях коллективизма и взаимопомощи[21] .

На втором уровне в криминальном образовании утверждаются лица из числа непосредственного окружения лидера, к которым чаще всего в специальной литературе применяют термин авторитеты. По исследованиям В.М. Анисимкова (1998), данные лица обладают примерно такими же криминальными качествами, как и лидер, в то же время по «воровскому кодексу» они не имеют права свергать лидера, выдвигать и утверждать нового, так как их статус не утвержден решениями «блатных тюремных сходок» или съездов «воров в законе». Каждый из них, зная об этом (в том числе и о возможных в последующем суровых наказаниях за нарушение правил криминальной субкультуры), всячески поддерживают лидера по руководству асоциальной группировкой, в пропаганде и утверждении среди осужденных «корпоративных законов и правил преступного мира»[22] .

На третьем уровне в иерархии криминальной группировки находятся исполнители — осужденные, которых на блатном жаргоне часто именуют «пехотой», «солдатами», «торпедой». Они рассматриваются и используются «авторитетами» как подручные, а поэтому не принимают активного участия в решении важных вопросов жизнедеятельности «блатного сообщества».

При слабой дисциплине в исправительных учреждениях криминальные группировки могут, во-первых, пытаться распространить свое влияние на весь коллектив осужденных, внедряя «зоновские традиции и обычаи», а во-вторых, путем проведения «сходок авторитетов» добиваются сплочения и координации действий против администрации исправительных учреждений. В последние годы в ряде мест Лишения свободы криминальные группировки представляют собой иерархически жестко структурированные и наиболее организованные сообщества, имеющие связь с внешней преступной средой. Они стремятся представить себя в виде руководящей «группы», обеспечивающей внутренний[23] порядок и выражающей иные интересы всех осужденных. Свое влияние криминальные группировки пытаются распространить и на авторитетных нейтральных осужденных, стремясь их превратить в «центровых» или «козырных мужиков», взаимодействующих с «авторитетами».

Свою руководящую роль в исправительных учреждениях криминальные группировки часто пытаются обеспечить, с одной стороны, путем установления контроля и целенаправленного распределения средств, поступающих в места лишения свободы, активного насаждения понятия «арестантской чести», организации «воровских судов» и жестокой расправы с отступниками от воровской идеи или осужденными, творящими «беспредел», а с другой — «показной лояльностью» их лидеров к администрации учреждений и выбиванию у нее уступок по принципу «ты мне — я тебе». Чтобы усиленно противодействовать криминальным группировкам, персонал исправительных учреждений должен не только знать организационно-структурные и психологические закономерности возникновения и функционирования последних, но и хорошо разбираться в атрибутах насаждаемой ими в местах лишения свободы криминальной субкультуры.

Нейтральное место в тюремной общине занимают лица, которые, как правило, до осуждения не принадлежали ни одной из субкультур. В исправительных учреждениях их в разные периоды называли по-разному: «овцами», «бесами», «мужиками»[24] . Место осужденных этой классификации зависит от их личных качеств и степени усвоения ими неформальных правил «тюремной жизни». Некоторые из них занимают довольно высокое положение («центровые», «козырные мужики») и имеют прямые связи с «авторитетами». Другие, именно «нейтральные», находятся в менее привилегированном положении. Следует отметить, что именно «нейтральные» являются основным объектом эксплуатации со стороны «авторитетов». Некоторые из числа «мужиков» не выдерживают постоянной психической перегрузки и частично деградируют. В местах лишения свободы их называют «чушками», «доходягами», «мусорщиками»[25] . Среди «авторитетов» и других осужденных они не пользуются уважением, но и не преследуются ими.

На последнем уровне классификации «обитателей» мест лишения свободы находятся «отверженные» – осужденные, преследуемые или наказанные «авторитетами» за допущенные нарушения правил субкультурной жизни. Эти люди отвергаются большинством осужденных, часто публично, и находятся в своеобразной изоляции от общества. Между собой осужденные называют их – «провинившиеся» и относят к ним: авторитетов, которые предали свое общество; неплатежеспособных должников; лиц, которые совершили кражу вещей осужденных; осужденных, которые сотрудничают с администрацией исправительной колонии; гомосексуалистов[26] .

В местах лишения свободы возможно и отвержение по сексуальным причинам[27] . Большая вероятность быть отвергнутыми существует у лиц, которые имеют формы патологии, в особенности олигофрению. Они легко подвергаются влиянию сексуально-агрессивных лиц, значительно острее воспринимают угрозы. И вдобавок много, кто из них, склонен к вступлению в акт мужеложства в пассивной форме за разные вознаграждения. Эти лица ощутили на себе жестокие насильственные акты за допущенные «правонарушения». Правила поведения для них навязываются со стороны «авторитетов» преступного мира, согласно с которыми они должны вести унизительный образ жизни. Трагическое существование в местах лишения свободы делает этих осужденных равнодушными к своей судьбе, они теряют чувство достоинства.

Для того, чтобы противостоять влиянию криминальных лидеров, решить такую сложную проблему, как криминальная субкультура и неформальная классификация, необходимы большие усилия и высокое мастерство сотрудников колоний, их всестороннее научное знание (юридическое, педагогическое, психологическое). Также большую роль в изменении ценностной ориентации осужденных оказывает сотрудничество исправительных учреждений с различными общественными и религиозными организациями.

2.8. Конфликты и групповые эксцессы

Традиционно предметом исследований пенитенцирных психологов являются конфликты и групповые эксцессы в среде осужденных.Выявленные психологами закономерности и механизмы развития данных негативных явлений учитываются в проведении сотрудниками учреждений различных форм профилактической работы, а также в специальных мероприятиях по разложению или нейтрализации влияния криминальных группировок. При этом разложение малых групп отрицательной направленности в исправительных учреждениях обычно осуществляется через специальные воздействия на их лидера; через выявление и перекрытие противоправных каналов, поступающей к ним информации и запрещенных предметов; через развенчание истинной сути воровских традиций и обычаев.

Отечественными пентиенцирными психологами в последние годы разработаны научно обоснованные рекомендации по воздействию на негативные социально-психологические явления в среде осужденных, пресечению слухов, преодолению негативных последствий «зоновской моды», влиянию на агрессивную и паническую толпу осужденных. Создан ряд специальных методик для изучения элементов криминальной субкультуры: методика пространственно-знаковой социометрии, психосемантический анализ арготизмов в среде осужденных, визуальная психодиагностика невербальных проявлений осужденных и др[28] . Ознакомление с ними сотрудников пенитенцирных учреждений будет способствовать не только повышению их профессионально-психологической компетенции, но и совершенствованию индивидуального и дифференцированного подхода к воспитательной работе с различными категориями осужденных.

2.9. Проблемы классификации осужденных-несовершеннолетних, отбывающих наказания в местах лишения свободы

В связи с изменениями, внесенными в уголовно-исполнительное законодательство деление воспитательных колоний на виды режима было упразднено. Теперь предусматривается лишь внутренняя дифференциация условий отбывания наказания в зависимости от поведения несовершеннолетнего правонарушителя.

Как в строгих, так и в обычных условиях, лица, ранее отбывавшие лишение свободы, содержатся вместе с ранее несудимыми. В данном случае существующая в воспитательных колониях дифференциация осужденных лишена здравого смысла. Она противоречит существующему правилу раздельного содержания в исправительных учреждениях впервые осужденных к лишению свободы от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы, закрепленному в ч. 2 ст. 80 УИК РФ.

Массовые беспорядки разгорелись в октябре 2007 года в колонии для подростков в Свердловской области.[29] Сразу 200 человек пытались прорвать колючую проволоку, а когда не получилось, напали на администрацию. Успокоить бушующую толпу смог только спецназ. Трагедия случилась в Кировоградской воспитательной колонии №2. В ней отбывают срок 463 подростка в возрасте от 14 до 18 лет. В основном они - социальные сироты, чьи родители лишены родительских прав на них. 350 арестантов попали за решётку за тяжкие преступления. Некоторые из них состояли на учёте с психическими отклонениями. По предварительным данным беспорядки были запланированы заранее. Группа отрицательно настроенных осужденных подростков устроила беспорядки в связи с предстоящим переводом одного из неформальных лидеров среди осужденных, в колонию общего режима, поскольку он достиг совершеннолетия. Обстоятельства дела изучаются комиссией Министерства юстиции.

Несовершеннолетние, вставшие на преступный путь, наряду с несформированностью мировоззрения, возрастной социальной незрелостью характеризуются, как правило, и педагогической запущенностью. Согласно сложившейся точке зрения в большинстве случаев - это подростки, выпавшие из сферы влияния таких социальных институтов, как семья и школа. В основном они еще не успели встать на путь самостоятельной трудовой жизни.

Несовершеннолетние, ранее отбывавшие лишение свободы, как показывает практика, оказывают негативное влияние на основную массу несовершеннолетних осужденных, порой нейтрализуют педагогические усилия персонала.

Ни для кого не секрет, что незрелость личности несовершеннолетних объясняет их высокую зависимость от влияния окружающей среды и вместе с тем неспособность противостоять ее негативному влиянию, особенно в сложных жизненных ситуациях. Многолетний опыт показывает, что впервые осужденные к лишению свободы, поступающие в воспитательные колонии, не имеют представлений об условиях содержания под стражей. Оказавшись в новой обстановке, они свое поведение ориентируют на ближайшее социальное окружение, в роли которого выступают в первую очередь осужденные за тяжкие преступления и лица, ранее отбывавшие лишение свободы, поддерживающие субкультурные традиции.

Вопрос о классификации осужденных несовершеннолетних имеет принципиальное значение для практики исполнения наказания, и поэтому решать его следует, основываясь на научном анализе протекающих пенитенциарных процессов. К сожалению, в теории уголовно-исправительного права эта проблема не получила достаточно серьезного исследования. Кроме того, имеющиеся научные разработки по этому вопросу в основном проводились с точки зрения правовой науки[30] .

Представители социологии, психологии, педагогики и других общественных наук в этих исследованиях участия практически не принимают. Именно поэтому законодательные нормы, регулирующие вопросы классификации несовершеннолетних, на протяжении длительного времени ориентированы на принципах общей классификации осужденных, как правило, взрослых правонарушителей.

Очевидно, что классификация несовершеннолетних правонарушителей должна иметь свое "лицо" в теории уголовно-исполнительного права и в законодательстве. Решение связанных с ней проблем требует комплексного подхода, нуждается в глубоком изучении и внимании ученых разных направлений: юристов, социологов, психологов, педагогов и т.д. При определении классификации осужденных в воспитательных колониях следует прежде всего исходить из специфики подросткового возраста, состоящей в том, что у несовершеннолетнего еще не до конца сформировалась психика, социальные и нравственные устои находятся в стадии становления.

В местах лишения свободы большая доля подростков, не совершивших тяжкого преступления, но отбывающих конкретный срок. Пожалуй, сегодня не осталось людей, которые бы искренне верили, что колонии исправляют и воспитывают. Хулиганистого подростка колония после отбывания наказания выпустит, скорее всего, уже сложившимся потенциальным преступником.

Кроме того, рецидив среди освобожденных из колоний несовершеннолетних, по некоторым данным, значительно превышает уровень рецидива освобожденных из колоний взрослых, а также то, что за последние 15 - 20 лет повторное совершение преступлений подростками, после того как они возвращаются из режимных учреждений, существенно возросло.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной курсовой работе были рассмотрены различные системы классификации осужденных в местах лишения свободы с точки зрения пенитенциарной психологии. Подводя итог проделанной работы по изучению этой темы можно сделать следующие выводы.

Изучение классификации осужденных имеет большое значение для обеспечения дифференциации в отношении различных категорий осужденных в процессе воспитательной работы. Это актуально как для психолога, так и для работника, руководителя, воспитателя исправительного учреждения.

Воспитательная работа с осужденными проводится с учетом индивидуальных особенностей личности и характера осужденных и обстоятельств совершенных ими преступлений.

Внутри классификационных групп осужденных выделяется индивидуально личность каждого из них, определяются ее основные характеристики, как положительные, так и отрицательные качества. Задача воспитателей состоит в выявлении всех этих качеств и составлении портрета, картины личности осужденного.

Отнесение конкретных осужденных к определенным статусным категориям — это лишь первичная ориентация и прогнозирование возможного направления их поведения. Полноценное осуществление индивидуального подхода к исправлению и перевоспитанию осужденных основано на знании не только их индивидуальных особенностей, но и социально-психологических закономерностей тюремной среды.

Вопрос о классификации осужденных имеет принципиальное значение для практики исполнения наказания, и поэтому решать его следует, основываясь на научном анализе протекающих пенитенциарных процессов. К сожалению, в теории уголовно-исправительного права эта проблема не получила достаточно серьезного исследования. Кроме того, имеющиеся научные разработки по этому вопросу в основном проводились с точки зрения правовой науки.

Сегодня активное развитие пенитенциарной психологии как особой научной системы знания и психопрактики диктуется прежде всего потребностями проводимой реформы уголовно-исполнительной системы России. Ведь речь идет, во-первых, не о формальной передаче пенитенциарных учреждений в Министерство юстиции, а ожиданиях, «что в гражданском ведомстве процесс исполнения наказания в виде лишения свободы будет организовываться на более гуманистических началах и с меньшими нарушениями законности»[31] , а во-вторых, о целенаправленном участии сотрудников развиваемой с начала 1990-х годов в исправительных учреждениях психологической службы в психологическом обеспечении процесса исправления осужденных и профилактики совершения ими новых преступлений.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) //Российская газета N 237, 25.12.1993

2. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации: от 08.01.1997 N 1-ФЗ (ред. от 02.10.2007) //Собрание законодательства РФ, 1997, N 2, ст. 198 //СПС «КонсультантПлюс».

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 24.07.2007) (с изм. и доп., вступающими в силу с 07.09.2007) //Собрание законодательства РФ, 1996, N 25, ст. 2954 // СПС «КонсультантПлюс».

4. Закон РФ от 21.07.1993 N 5473-1 (ред. от 19.06.2007) "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы"// Ведомости СНД и ВС РФ", 1993, N 33, ст. 1316 // СПС «КонсультантПлюс».

5. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными: Одобрены Экономическим и социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 г. и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 г. //Международные акты о правах человека: Сборник документов.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.- с. 190-205.

6. Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (1990) // Международные акты о правах человека.- М., 1999.- С. 284.

7. О концепции федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007-2016 годы): распоряжение Правительства РФ от 07.06.2006 N 839-р //Собрание законодательства РФ, 2006, N 25, ст. 2748.

8. Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон от 21.07.1993 N 5473-1 (ред. от 19.06.2007) //Ведомости СНД и ВС РФ, 1993, N 33, ст. 1316 //СПС «КонсультантПлюс».

Учебная литература

1. Алферов Ю.А. Личность осужденного.- М.,1990.

2. Васильев В.Л. Юридическая психология. – 5-е изд., допол. и перераб.- СПб.: Питер, 2002.- (Серия «учебник нового века»).

3. Еникеев М.И. Юридическая психология: Учебник для вузов.- М.: Норма, 2002.

4. Зубков А.И. Уголовно-исполнительное право: Учебник для вузов.- М., НОРМА. 2006.

5. Комментарий к Уголовно-исполнительный кодексу Российской Федерации /Под ред. О.О. Миронова.- М: Юриспруденция, 2003.

6. Леонов И.С. Проблема классификации несовершеннолетних осужденных в воспитательных колониях //Российский следователь, 2007, N 8.

7. Перминов О.Г. Уголовно-исполнительное право: учебное пособие для вузов - М.: «Былина», 1999.

8. Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко. М., 2001

9. Рабочая книга пенитенциарного психолога /Под ред. Мокрецова А.И., Голубева В.П., Шамиса А.В. - М., 1998.

10.Ушатиков А.И., Казак Б.Б.Основы пенитенциарной психологии.- Рязань, 2003

11.Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология.- М.: Юристъ, 1995.

Прочая литература

1. Авдеев С. Детский бунт авторитетов // Российская газета, 2007, № 232, 18 октября, с.2,5.

2. Антонян Е.А. Психологические особенности наказания в виде лишения свободы // Юридическая психология, 2007, N 1.

3. Антонян Е.А. Психология исправительного воздействия на осужденных в местах лишения свободы // Юридическая психология, 2006, N 1.

4. Еникеев М.И. Юридическая психология // Юридическая психология, 2006, N 1.

5. Леонов И.С. Проблема классификации несовершеннолетних осужденных в воспитательных колониях //Российский следователь, 2007, N 8.

6. Матвеев А.В. О правовых принципах воспитательной работы с осужденными //Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление, 2007, N 3.


[1] Ушатиков А.И., Казак Б.Б.Основы пенитенциарной психологии.- Рязань, 2003.

[2] Еникеев М.И. Юридическая психология.- М., 2002.- С. 339.

[3] Еникеев М. Юридическая психология.- М., 2002.- С. 340.

[4] См.: Гернет М.Н. В тюрьме. Очерки тюремной психологии.- М.,1925.

[5] Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации: от 08.01.1997 N 1-ФЗ (ред. от 02.10.2007) //Собрание законодательства РФ, 1997, N 2, ст. 198 //СПС «КонсультантПлюс».

[6] Рабочая книга пенитенцирного психолога /Под ред. Мокрецова А.И., Голубева В.П., Шамиса А.В.- М., 1998.

[7] Рабочая книга пенитенцирного психолога /Под ред. Мокрецова А.И., Голубева В.П., Шамиса А.В.- М., 1998.

[8] Матвеев А.В. О правовых принципах воспитательной работы с осужденными //Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление, 2007, N 3.

[9] См.: Зубков А.И. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX - начала XXI века: Учебник для вузов / Под ред. д.ю.н., проф. А.И. Зубкова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2005. С. 16-17.

[10] Рабочая книга пенитенцирного психолога /Под ред. Мокрецова А.И., Голубева В.П., Шамиса А.В.- М., 1998.

[11] Там же.

[12] Перминов О.Г. Уголовно-исполнительное право: учебное пособие для вузов - М.: «Былина», 1999.

[13] Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1955 г.) //Международные акты о правах человека.- М., 1999.- С. 201.

[14] О Концепции Федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 – 2016 годы) //Собрание законодательства РФ, 2006, N 25, ст. 2748.

[15] Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон от 21.07.1993 N 5473-1 (ред. от 19.06.2007) //Ведомости СНД и ВС РФ, 1993, N 33, ст. 1316 //СПС «КонсультантПлюс».

[16] Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (1990) // Международные акты о правах человека.- М., 1999.- С. 284.

[17] Рабочая книга пенитенцирного психолога /Под ред. Мокрецова А.И., Голубева В.П., Шамиса А.В.- М., 1998.

[18] Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко. М., 2001.

[19] Алферов Ю.А. Личность осужденного.М.,1990

[20] См.: Антонян Ю.М., Игошев К.Е., Яковлев А.М. Теория личности преступника. – М: Академия МВД СССР, 1976.

[21] Анисимков В.М. Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных в местах лишения свободы. Учебное пособие. – Уфа: УВШ МВД РФ. 1993. – С. 63.

[22] Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко.- М., 2001.

[23] См. работы: В.Ф. Пирожкова, 1982,1994; Г.Ф. Хохрякова, Г.С. Саркисова, 1988; А.И. Гурова, 1990; М.А. Корсакевича, С.А. Мырикова, 1991; М.Г. Дебольского, 1991, Н.М. Якушева, В.В. Зайцева, 1992; В.М. Анисимкова, 1993, 1997.

[24] Алферов Ю.А. Личность осужденного.- М.,1990.

[25] Анисимков В.М. Тюремная община: «вехи» истории. М.: Отечество, 1993. – С. 62.

[26] См.: Анисимков В.М. Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных в местах лишения свободы. Учебное пособие. – Уфа: УВШ МВД РФ. 1993. – 125с. ; Анисимков В.М. Тюремная община: «вехи» истории. М.: Отечество, 1993. – 67с.

[27] Омигов В.И. Особенности воспитательной работы с обособленной категорией осужденных (методические рекомендации для практических работников ИТУ). – Челябинск, 1979. – с.2.

[28] Рабочая книга пенитенциарного психолога /Под ред. Мокрецова А.И., Голубева В.П., Шамиса А.В. - М., 1998.

[29] Авдеев С. Детский бунт авторитетов// Российская газета, 2007, № 232 18 октября, с.2,5.

[30] Леонов И.С. Проблема классификации несовершеннолетних осужденных в воспитательных колониях //Российский следователь, 2007, N 8.

[31] См.: Зубков А.И., Калинин Ю.И., Сысоев В.Д. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России. История и современность. / Под ред. и с предисл. С.В. Степашина и П.В. Крашенинникова. - М., 1998. - С. 91.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему