регистрация / вход

Казус

СОДЕРЖАНИЕ Казус 1 ….…3 Казус 2 ...…..8 Список использованной литературы …..11

СОДЕРЖАНИЕ

Казус 1……………………………………………………………………….…3

Казус 2……………………………………………………………………...…..8

Список использованной литературы………………………………………..11

Казус 1

Пятнадцатилетний Клавдий совершил сделку на невыгодных для себя условиях.

Может ли он просить претора о признании этой сделки недействительной?

Какие формы преторской защиты существовали в римском праве?

Решение:

Прежде всего, следует начать с того, что правоспособность (caput) в римском праве складывалась из права вступать в законный брак и из права совершать сделки, торговать.

Для этого человек должен был отвечать двойной совокупности условий:

1) должен быть человеком с позиций естественного права (иметь разумную душу и человеческое тело с отчетливыми признаками пола);

2) должен представлять лицо (persona) с позиций гражданского права.

На характеристику человека как лица гражданского права влияли несколько обстоятельств: его состояние свободы или несвободы, состояние гражданства, то есть принадлежность к римскому гражданству или к гражданству союзнических общин, других народов и тому подобное, его положение в римской семье. То есть полная правоспособность состояла из трех основных элементов:

1) status libertatis - состояние свободы,

2) status civitatis - состояние гражданства,

3) status familiae - семейное состояние.

Отсутствие хотя бы одного из них не позволяло говорить о человеке как о полноценном субъекте гражданского права. Так же подразумевалось, что полноценным субъектом частного права могло быть лицо мужского пола, не подвергшееся законным запретам и ограничениям по религиозным и другим основаниям, а также лицо не моложе 25 лет по возрасту.

Однако, в Древнем Риме это уже входило в понятие дееспособности, которая зависела прежде всего от возраста. С возрастом изменяется способность руководить своими поступками и осмыслять их.

Римское право различало две возрастные категории:

несовершеннолетние;

совершеннолетние.

Каждая из этих категорий делилась еще на две.

Несовершеннолетние подразделялись на детей до 7лет (они были полностью недееспособны) и подростков, то есть мальчиков до 14 лет и девочек до 12 лет (были частично дееспособны, то есть могли приобретать имущество, совершать некоторые сделки).

Совершеннолетние подразделялись на полнолетних и неполнолетних.

Неполнолетние (лица, не достигшие 25 лет) могли, кроме совершения сделок, направленных на их пользу, составлять завещание. Полнолетние (лица, достигшие 25 лет) были полностью дееспособными.

Так, Ульпиан указывал на то, что «всем известно, что у лиц этого возраста рассудительность является шаткой и непрочной и подвержена возможностям многих обманов» (D.4.6.1 – Ульпиан[1] ).

Женщины обладали в области частного права примерно одинаковой с мужчинами право- и дееспособностью. Однако в зависимости от ее семейного положения и вида брака правоспособность женщины могла изменяться. Если женщина состояла в браке без власти мужа, то она самостоятельно осуществляла свои права и распоряжалась имуществом. Если же она находилась под властью мужа или отца, то она была лицом чужого права и фактически бесправна.

Нередко между лицами возникали споры. В таком случае они защищали свои права. В это кроме прочих им мог помочь претор.

Кроме непосредственного участия в гражданском процессе Древнего Рима путем составления формулы, что делало претора прямым контролером и распорядителем цивильных исков, последний осуществлял особые формы защиты, причем общим для всех них является то, что все они вытекают из imperium магистрата и представляют такую или иную модификацию административного воздействия.

1) интердикты. Лицо, не находившее себе защиты в jus civile и в форме обыкновенного гражданского процесса, могло обратиться к консулу, а потом к претору с просьбой защитить его, помочь ему своей властью. Претор лично производил расследование и, если находил просьбу просителя заслуживающей уважения, то отдавал противной стороне соответствующее приказание: не производи насилия (vim fieri veto), выдай вещь (exhibeas) и тому подобное.

2) stipulationes praetoriae. Stipulatio – это «торжественное обещание уплатить или сделать что-либо, даваемое в виде ответа на торжественный вопрос контрагента»[2] . Обыкновенно stipulatio заключалось по добровольному соглашению сторон, но иногда претор принуждал к заключению его в интересах защиты какой-нибудь стороны.

3) missio in possessionem. Претор по просьбе просителя вводит его во владение целым имуществом или отдельной вещью.

4) restitutio in integrum. При явной несправедливости (безвинно пропущен срок; сделка заключена, но под влиянием принуждения или обмана и тому подобное) желательным является поставление лица в такое положение, в каком оно находилось бы, если бы означенный юридический факт не совершился. В этом и заключается суть преторского вмешательства.

Как указывается в литературе, interdictum restitutio «являлся чрезвычайным средством преторской защиты, применяемым в целях осуществления идеи высшей справедливости, против невыгод, неуклонно следующих из норм объективного права, путем возвращения лица в первоначальное положение»[3] .

При применении реституции «обязательно исследовалась субъективная сторона правоотношений, и если проситель осуществлял принадлежащие ему права в противоречии с их назначением либо во вред отдельным лицам или всему обществу в целом, то такое притязание не могло быть удовлетворено»[4] .

Реституция в отношение лиц, не достигших 25-летнего возраста была предусмотрена в Титуле VI «О лицах, не достигших 25 лет (De minoribus viginti quinque annis)» Книги IV Дигестов Юстиниана[5] . В частности было указано, что не достигшим 25 лет оказывается помощь путем восстановления в первоначальное положение не только тогда, когда их имущество сколько-нибудь уменьшилось, но и тогда, когда для них важно, чтобы они не испытывали затруднений вследствие споров и издержек. (D.4.6.6 Ульпиан[6] ).

В настоящее время установлено твердое правило, чтобы юным оказывалась помощь и в отношении их (упущенной) выгоды. (D.4.6.7.6 Ульпиан[7] ).

Если даже юный осужден за неповиновение, он может ходатайствовать об оказании ему помощи посредством восстановления в первоначальное положение. (D.4.6.8 Гермогениан[8] ).

Нет никакого сомнения, что юный, уплативший недолжное при таких обстоятельствах, которые по цивильному праву не являются основанием для обратного требования, получает (actio utilis) для обратного требования: так как и лицам старше 25 лет предоставляется при наличии уважительных причин право обратного требования. (D.4.6.25 Гай[9] ).

Не все, что совершают не достигшие 25 лет, недействительно, но лишь то, что следует считать недействительным по рассмотрении дела, например когда они утратили то, что имели вследствие обмана со стороны других или своей доверчивости, или упустили выгоду, которую могли приобрести, или приняли на себя тяготы, которых не следовало принимать. (D.4.6.44 Ульпиан[10] ).

Ввиду вышесказанного следует, что пятнадцатилетний Клавдий, который совершил сделку на невыгодных для себя условиях может просить претора о признании этой сделки недействительной.

Казус 2

Гней Лепид предоставил Манию Макру во временное безвозмездное пользование повозку, чтобы тот смог отвезти на мельницу зерно. В назначенный срок повозка была возвращена, однако одно из колес оказалось погнутым. Гней Лепид потребовал возмещения ущерба, на что Маний Макр возражал, считая себя невиновным: в темноте, возвращаясь с мельницы, он не заметил упавшего дерева, о которое и было повреждено колесо.

Кто прав в данном случае?

Решение:

По всем признакам, описанным в задаче можно сделать вывод о том, что между Гнеем Лепидом и Манием Макром был заключен договор ссуды. Сделка commodatum (ссуда) представляет собой «договор, по которому одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в целости и сохранности»[11] .

Commodatum приводит к возникновению обязательств у обеих сторон. Но стоит отметить, что обязательство ссудополучателя - основное и возникает всегда. Его обязательство основное, так как возврат вещи – это сущность рассматриваемого договора. Кроме того, ссудополучатель был обязан хранить данную ему в пользование вещь, пользоваться ей в соответствии с указаниями договора надлежащим образом и проявлять при этом заботливость как ее проявлял бы собственник.

Обязательства же ссудодателя могут возникнуть, а могут и не возникнуть. Но обязанность эта может возникнуть лишь, когда в самом предоставлении вещи ссудодателем заключалась его вина (например, передача в пользование вещи в неисправном состоянии, если она причиняет вред ссудополучателю). Кроме этого нужно отметить, что с фактом оказания такой доброй услуги как ссуда, «ссудодатель связывает себя тем, что он не может своевольно прекратить договорное отношение, истребовать раньше срока вещь и т.д.»[12]

Так же стоит отметить, что в отношении ссуды очень важным является определение предмета ссуды, так как «именно в этом состоит отличие ссуды от передачи в пользование»[13] . Так, предметом ссуды могли быть только движимые вещи, а предметом передачи в пользование могли быть и недвижимые вещи. При чем предметом ссуды могли быть только движимые, незаменимые, индивидуально определенные и непотребляемые вещи.

В связи с тем, что договор ссуды предусматривает получение хозяйственной выгоды только ссудополучателем, мера его ответственности признавалась как очень высокая. Он нес ответственность за намеренное и ненамеренное причинение вреда, за грубую и легкую небрежность. Поэтому ввиду того, что договор заключался в интересах ссудополучателя, на него возлагалась строгая ответственность, а именно: ссудополучатель отвечал за omnisculpa (за всякую вину), т.е. не только за намеренное причинение вреда ссудодателю (dolus) и не только за грубую небрежность (culpalata), но даже и за незначительную небрежность (culpalevis) «и если вещь оценена, то отвечает за всякое причинение вреда тот, кто принял вещь, с тем что он возместит оценку» (D.13.6.5.3 Ульпиан[14] ). В отношении вещей, полученных в ссуду, должна быть проявлена «такая же заботливость, какую прилагает к своим делам заботливейший отец семейства; таким образом, он не отвечает лишь за те случайные события, которым он не мог противостоять, как-то: смерть рабов, происшедшая без его умысла и вины, нападение разбойников или врагов, преследование пиратов, кораблекрушение, пожар, бегство рабов, которые не давали повода к тому, чтобы их сторожили» (D.13.6.18.1 Гай[15] ).

Ссудодатель нес ответственность лишь за dolus и culpalata, но не за culpalevis: вступая в договор без выгоды лично для себя, ссудодатель по принципам римского права не может считаться обязанным принимать особо тщательные меры для ограждения интересов ссудополучателя; если вещь и не первоклассных качеств, ссудополучатель не имеет права на этом основании заявлять претензию ссудодателю. Но если ссудодатель допускает грубую небрежность (которая в договорных отношениях приравнивается к dolus), он должен отвечать перед ссудополучателем. Поэтому, Гней Лепид вправе потребовать возмещения ущерба, так как ответственность в рассматриваемом случае полностью лежит на ссудополучателе, а им является Маний Макр, который не проявил такую же заботливость, «какую прилагает к своим делам заботливейший отец семейства» (D.13.6.18.1 Гай[16] ). Маний Макр обязан возместить причиненные убытки ссудодателю, то есть Гнею Лепиду.

Список использованной литературы:

1. Кочергин П.В. Некоторые правовые последствия добросовестного поведения стороны по договору // Журнал российского права. – 2007. - № 9. - С. 80-88.

2. Новицкий И.Б. Римское право.— Изд. 7-е стереотипное. - М.: ТЕИС, 2002. - 310 с.

3. Омельченко О.А. Римское право: Учебник. Издание второе, исправленное и дополненное. — М.: ТОН — Остожье, 2000 — 208 с.

4. Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана - М.: Зерцало, 1999. - 608 c.

5. Синицын С.А. Виндикация, реституция и кондикция: проблемы соотношения // Законодательство. – 2003. - № 8. - С. 18-27.


[1] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С.228.

[2] Новицкий И.Б. Римское право. - Изд. 7-е. - М.: ТЕИС, 2002. С. 56.

[3] Синицын С.А. Виндикация, реституция и кондикция: проблемы соотношения // Законодательство. – 2003. - № 8. С. 18.

[4] Кочергин П.В. Некоторые правовые последствия добросовестного поведения стороны по договору // Журнал российского права. – 2007. - № 9. С. 80.

[5] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 228.

[6] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 228.

[7] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 228.

[8] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С.229.

[9] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 230.

[10] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 232.

[11] Новицкий И.Б. Римское право. - Изд. 7-е. - М.: ТЕИС, 2002. С. 209.

[12] Новицкий И.Б. Римское право. - Изд. 7-е. - М.: ТЕИС, 2002. С. 213.

[13] Омельченко О.А. Римское право: Учебник. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: ТОН Остожье, 2000 С. 183.

[14] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 376.

[15] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 379.

[16] Памятники римского права. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1999. С. 379.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий