регистрация / вход

Развитие личности несовершеннолетнего правонарушителя

Полагаем, что выделение в качестве отдельного вопроса проблематики формирования личности несовершеннолетнего правонарушителя имеет принципиальное значение. Наша исходная позиция основана на следующих аргументах. И общая, и индивидуальная профилактика применимы к различным возрастным категориям делинквентов, вместе с тем результативность применяемых к ним мер будет неодинаковой.

Развитие личности несовершеннолетнего правонарушителя .

Полагаем, что выделение в качестве отдельного вопроса проблематики формирования личности несовершеннолетнего правонарушителя имеет принципиальное значение. Наша исходная позиция основана на следующих аргументах. И общая, и индивидуальная профилактика применимы к различным возрастным категориям делинквентов, вместе с тем результативность применяемых к ним мер будет неодинаковой. Так, люди зрелого возраста, с уже сформировавшимся характером, гораздо труднее поддаются “перевоспитанию”. Профилактическая работа с ними может сводиться, главным образом, к тому, чтобы убедить их в невыгодности противоправного поведения, ввиду возможности применения к ним мер административно-правового принуждения. Другое дело, если средства профилактики используются в отношении несовершеннолетних. В этом случае имеется возможность вмешаться в процесс деформации личности и направить ее в русло закрепления позитивных качеств.

Результативность профилактического воздействия на личность зависит от множества факторов, касающихся как органов профилактики, та и самого профилактируемого. Оставив в стороне вопросы организации профилактики правонарушений, остановимся на проблемах изучения собственно делинквента.

Как представляется, необходимо, прежде всего, уяснить, что в каждом акте противоправного поведения проявляется переплетение двух составляющих: особенностей личности и конкретной жизненной ситуации, исследование которых имеет важное значение для понимания механизма совершения правонарушений. Наиболее отчетливо это выражается при совершении преступлений, поэтому совсем не случайно, что различные аспекты формирования личности преступника, а также влияния конкретной ситуации на поведение индивида стали объектом пристального внимания криминологов.[1] Человек является носителем определенных личностных качеств, которые сформировались на основе его предшествующей жизненной практики и вполне естественно, что в конкретной жизненной ситуации он действует, т.е. совершает поступки на основе субъективных оценок. Следовательно проводя криминологический анализ совершенного правонарушения необходимо включать в сферу исследования и саму конкретную жизненную ситуацию и те условия, которые лежали в основании формирования данной личности.

Необходимо исходить из того, что каждый совершенный поступок есть отражение предшествующей жизненной практики, перенесение “прошлого” опыта в “настоящее”. Тогда представляется логичным различать общую криминологическую ситуацию, т.е. совокупность обстоятельств, которые привели к совершению правонарушения, включая различные аспекты деформации личности и непосредственную криминологическую ситуацию, под которой мы понимаем результат реализации личных качеств субъектов в конкретной жизненной ситуации.

Безусловно. Что квалификация деяния как противоправного будет основываться на анализе непосредственной криминологической ситуации, однако изучение предшествующей криминологической ситуации представляет не менее важное значение прежде всего, в плане поиска адекватных и конструктивных профилактических мер организационного и административно-правового характера.

Бесспорно, что при совершении административного правонарушения личностные качества и конкретная ситуация проявляются не столь ярко либо значительно затушеваны. Вместе с тем, не следует забывать, что формирование личности осуществляется постепенно, при этом “ряд социальных свойств (основы характера) индивидуум приобретает уже в четыре-пять лет”[2] , а к тринадцатилетнему возрасту заканчивается формирование основных навыков и операций мыслительной деятельности[3] .

Формирование личности подростка происходит как под целенаправленным влиянием, так и стихийно путем усвоения наблюдаемых стандартов поведения. Рассмотрим основные факторы, определяющие становление подростка и мотивацию его поведения.

Все указанные факторы так или иначе связаны с семьей, школой или работой, окружением подростка. Но, как представляется, причины деформации личности несовершеннолетнего следует искать, прежде всего, в семье.

То, что поведение родителей детерминирует развитие личности ребенка, не вызывает сомнений. Однако сама детерминация далеко не однозначна. При этом личность административного правонарушителя может сформироваться как в семье асоциального типа, так и в “благополучной” семье, однако характер, формирования будет носить различный характер, а сам механизм в этой связи заслуживает того, чтобы остановиться на нем несколько подробнее.

Так, подростки из семей с ярко выраженной антисоциальной установкой, переносят отношения в семье на свои отношения с окружающими. При этом, чем меньше в семье считаются с мнением подростка, тем сильнее желание последнего самоутвердиться, хотя бы и вне дома.

Порой пьянство родителей формирует благоприятную среду для формирования антиобщественной направленности у подростков, так как пьянство практически всегда связано с проявление грубости и жестокости, половой распущенностью. Находясь в такой среде, подросток и сам вырастает агрессивным, жестоким, не считающимся с достоинствами и чувствами людей, намного раньше своих сверстников приобщается к употреблению спиртных напитков.

Но наиболее интенсивное криминогенное влияние исходит от семей с собственным источником десоциализации, в первую очередь тех, которые целенаправленно вырабатывают у своих членов антисоциальные качества, вовлекаю их в преступную и иную антиобщественную деятельность. Этот процесс попадает в поле зрения правоохранительных органов лишь при расследовании другого преступления, совершенного взрослым с участием несовершеннолетнего. Подобные группы чаще всего складываются не из родственников.[4] Вовлечение несовершеннолетних ролствениками обладает большей латентностью. В связи с этим при установлении аморального или противоправного поведения людей, имеющих потомство, возникает необходимость разбираться - не сопровождается ли оно вовлечением в антиобщественную деятельность детей и подростков.

Как правильно заметил Д.А. Шестаков “семьи, содержащие антисоциальные стандарты поведения, не требуют от своих членов совершения преступления, их криминогенность состоит в совершении проступков, наличие оценок, мотивов, установок, благопрепятствующих нарушению закона. Сталкиваясь с подобными явлениями, человек получает определенный криминогенный заряд, под влиянием которого общий “баланс оценок” может сместиться в антисоциальном направлении.”[5]

Отрицательное воздействие на формирование личности оказывает и воспитание детей с преобладанием методов физических наказаний, что порождают у них чувство озлобленности; запугивание и угрозы влекут за собой уходы из дома, а также ведут к появлению у подростков состояния стресса, переходящего в агрессию, проявлению бездушия.

В большинстве случаев узость культурных интересов и потребностей родителей не может не оказывать неблагоприятное воздействие на формирование подростка.

Однако далеко не всегда антиобщественное формирование личности происходит в семьях с ярко выраженной антисоциальной установкой. Очень часто детей балуют, позволяют им делать дома практически все, но беда в том, что эта вседозволенность подростки переносят и на другие отношения. Так, они склонны шалить в школах, сначала их шалости носят шутливый характер, но не следует забывать, что со временем они могут перейти грань дозволенного. В тех же случаях, когда преподаватели начинают взывать к родителям с просьбой повлиять на своих детей, те нередко считают, что их ребенок прав. Первые же проблемы, связанные со столкновениями с милицией родители стараются “решить” при помощи своих связей, тем самым формируя у детей чувство полной безнаказанности. Чувство, которое в дальнейшем перерастает в уверенность во вседозволенности для лиц имеющих “большие деньги или связи”. Это же обстоятельство, а также наличие “больших денег” толкает подростков на поиски развлечений, которые зачастую сводятся к распитию спиртных напитков, употреблению наркотиков.

Еще одним фактором формирования негативной направленности личности подростка следует признать наличие двойной морали, которую подростки наблюдают в семье. Речь идет о банальных вещах, когда стоимость приобретаемых родителями вещей намного превышает их официальную зарплату либо когда старшие в разговорах поощряют людей, “умеющих делать деньги.”

К глубокому сожалению подросток наблюдает ситуацию, при которой работающие честно находятся за чертой бедности(врачи, учителя, шахтеры и др.), поскольку их благополучие зависит не только от размера заработной платы, но и от регулярности ее выплаты.

С другой стороны подростки видят, что на дорогих иномарках разъезжают те, кто связан с рэкетом, распространением наркотиков, игорным бизнесом, то есть люди получающие доходы, сомнительные с точки зрения закона.

В силу того, что подросткам свойственен максимализм, они хотят и стремятся достичь всего и сразу, не оценивая критически собственные способности и законность способов достижения поставленной цели.

Противоречия между уровнем притязаний субъектов и материальными возможностями их удовлетворения может также вызвать недовольство собственным положением и окружающими людьми, которое иногда сопровождается озлоблением и мстительностью.

Безусловно, что на практике формирование личности осуществляется не изолировано, а под воздействием переплетения целого ряда факторов, в том числе и связанных со сферой семьи. Исходя из проведенного нами анализа, влияния семьи на развитие подростка отметим, что основные недостатки семейного воспитания можно подразделить на следующие группы:

1) безнадзорность;

2) личный социально-негативный пример родителей;

3) их целенаправленная деятельность по втягиванию детей в антиобщественное, а в некоторых случаях в преступное поведение.

При этом характерно, что безнадзорность может быть результатом самых различных причин, начиная с условий работы или состояния здоровья взрослых членов семьи, затрудняющих их участие в воспитании детей, и до конфликтов в семье, отвлекающих их участников от воспитательных обязанностей, и назначения взрослыми этих обязанностей либо неправильной родительской позиции, сводящей заботу о детях к удовлетворению престижных амбиций. Безнадзорность может так же являться спутником целенаправленных попыток толкнуть детей к антиобщественному поведению.

Однако для нас очевидно, что развитию безнадзорности может способствовать как низкое интеллектуальное развитие родителей, не позволяющее им в достаточной степени заниматься воспитанием детей, так и достаточно высокий интеллектуальный уровень родителей в тех случаях, когда они уделяют работе основное свое внимание, не оставляя времени для общения со своими детьми. При этих условиях формированием несовершеннолетнего занимается “улица”, его “друзья”. Этот аспект всегда играл существенное значение, однако в современных условиях он приобрел новое значение. Если ранее воспитанием подростков занимались учителя, общественные формирования, то в настоящее время последнее прекратили свое существование, а педагогов больше волнуют вопросы несвоевременной выплаты заработной платы. Таким образом, подросток зачастую предоставлен самому себе.

Но, предавая забвению проблемы формирования личности подростка, государство не должно не учитывать тех негативных последствий, которые в дальнейшем неминуемо проявятся ростом количества совершаемых этой категорией граждан.

Вполне очевидно, что у человека 12-14 лет еще нет жизненного опыта, он не знает как вести себя в определенных ситуациях, у него нет стойких моральных устоев, есть только стремление быть лидером и выделиться в глазах сверстников. При этом указанное желание может проявиться по разному, или в стремлении быть первым в учебе или как лидерство в преступной группировке несовершеннолетних. Вот почему важно в переходный период формирования личности направить неуемную энергию подростка в нужное русло.

Переходной возраст - это бунтарство, это желание дойти до всего самому, своим умом и опытом, даже путем ошибок. Подросток поэтому и уходит в преступные группы, туда, где неформальное общение, где отсутствует официальная заорганизованность мероприятий. Что он выберет, что он примет как должное, то общество и получит: правонарушителя, преступника или законопослушное лицо.

Нельзя не учитывать и того обстоятельства, что в настоящее время на подростка, на его неокрепшую психику, обрушился шквал информации, в основной своей массе - агрессия и насилие, будь то телевидение, газеты, музыка, одежда или отношение старших к младшим. Не способствуют правильному воспитанию и многочисленные факты нарушения закона и морали, совершаемые взрослыми, в том числе на глазах подростков.

Но, пожалуй, одной из основных проблем, которая должна стать предметом пристального внимания правоохранительных органов является та, которая связана с криминализацией подростков. Этот процесс может идти в двух направлениях: во-первых, за счет формирования “самостоятельных” молодежных преступных группировок либо за счет вовлечения подростков “”во взрослые” преступные сообщества.

Не секрет, что часто подростков берут на “воспитание“ в преступные группы и тому есть несколько причин. Во-первых, подростки очень восприимчивы к внешнему воздействию (наличие “больших” денег, свобода от родителей). Во-вторых, сами по себе подростки до определенного возраста не несут ответственность, ни уголовную (до 16 лет по общему правилу и до 14 лет по ограниченному количеству составов преступлений), ни административную (до 16 лет), то есть они могут выполнять любую “работу”, даже главную в группе, уходя при этом от соответствующего вида ответственности. В третьих, наколки, “блатные” слова “с зоны” оказывают на подростка большое воздействие, ведь так ведут себя взрослые люди, и, если подросток будет вести себя так же, то в глазах окружающих он “тоже будет казаться” взрослым человеком и к нему будут относиться соответственно, а не возиться как с маленьким, постоянно напоминая, что хорошо, а что плохо.

Обратим внимание и на то обстоятельство, что зачастую “отбор” несовершеннолетних в преступные группы осуществляется избирательно.

По отзывам практических работников подразделений ОНОН ГУВД Ростовской области наблюдается практика повышенного внимания наркоторговцев к детям из обеспеченных в материальном плане семей, либо к тем, чьи родители-медики имеют непосредственное отношение и доступ к наркотико-содержащим препаратам. При этом схема вовлечения подростков из этих семей в сферу потребления наркотиков достаточно примитивна: от предложения попробовать наркотик ради интереса до предоставления этой же услуги в долг. Однако затем неизбежно наступает требование “оплаты по счетам”, включая запугивание подростков (угроза сообщения родителям, испортить будущую карьеру и прочее).

Таким образом, на поведение подростка оказывает влияние целая гамма разнообразных факторов и та ситуация в которой он находиться в настоящее время. При этом поступки несовершеннолетнего могут носить и правомерный и противоправный характер разной интенсивности.

Каждое из негативных проявлений может быть малозначительным, не привлекающим внимание правоохранительных органов и не вызывает никакой реакции с их стороны.

Но когда подобные правонарушения следуют одно за другим, когда для определенного лица они становятся привычными, повседневными, происходит переход количества в качество и опасность каждого из этих нарушений определяется уже всей совокупностью, образующей противоправный образ жизни.

Многочисленные исследования свидетельствуют, что ни один фактор сам по себе не является собственно криминогенным, т.е. определяющим такое положение, при котором подросток не может не совершить преступление. Нельзя также математически исчислить удельный вес каждого из факторов, обуславливающих совершение поступков, которые не соответствуют уголовно-правовым.[6]

Поэтому индивидуальная профилактическая работа должна строиться с учетом нейтрализации всех возможных негативных воздействий на несовершеннолетнего.


Типология административных правонарушителей.

Согласно ст. 2 Закона РСФСР от 18 апреля 1991г. “О милиции” одной из задач милиции, наряду с пресечением преступлений и административных правонарушений, является их предупреждение. Вполне очевидно, что проведение индивидуальной профилактики правонарушений должно строится с учетом личностных качеств нарушителя, поскольку “чтобы действовать с какими-либо шансами на успех, надо знать тот материал, на который предстоит воздействовать”[7] .

Мы согласны с тем, что органы внутренних дел чаще всего имеют дело с одним и тем же кругом нарушителей уголовного и административного законодательства.[8] Вместе с тем, оговорим несколько принципиальных моментов. Вполне очевидно, что большинство лиц, совершивших преступления, ранее неоднократно совершали административные правонарушения. Однако число лиц, привлекаемых к административной ответственности, значительно превышает число лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Так, в 1998 году сотрудниками органов внутренних дел Ростовской области зарегистрировано 75633 преступления, в том числе 62935, по которым лица установлены, в тоже время за этот же период выявлено 1878398 административных правонарушителей.[9] С другой стороны, нельзя не согласиться с мнением С.Е. Вицина, что представители экономической организованной преступности, которые близки по своей натуре к уголовному элементу или относятся к нему (например, рэкетиры), предпочитают выглядит респектабельными людьми,[10] а значит избегают совершать административные правонарушения. Однако, при всем при этом, нам представляется возможным выделить те качества, которые присущи отдельным категориям правонарушителей.

Вопросы, связанные с типологией преступников, стали предметом пристального внимания целого ряда видных ученых-криминологов (Ю.М. Антонян, А.И. Долгова, В.Н. Кудрявцев, В.Е. Эминов и др.).

Следует различать такие понятия как классификация и типология, так как первая является более низким уровнем обобщения, представляет устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на жестких критериях групп и подгрупп. Типология же не содержит такой жесткой дифференциации.

Классификация - это система соподчиненных понятий, классов объектов, какой-либо области знания или деятельности человека, используемая для установления связи между этими понятиями или классами объектов.

Типология- это метод познания, в основе которого лежит расчленение системы объектов и их группировок с помощью обобщений, идеализированной модели или типа деликвентов.

Типология административных делинквентов проводится с целью объяснения причин совершения деликтного поведения, для того. чтобы найти наиболее простой и эффективный способ воздействия на правонарушителей, а в некоторых случаях для предотвращения совершения административных проступков.

В настоящее время в теории криминологии существует множество типологий преступников, построенных по различным основаниям. Так, Ю.М. Антонян учитывая субъективные стимулы преступного поведения и его мотивы выделяет три наиболее крупные типологические группы преступников: корыстные, насильственные и корыстно-насильственные.[11] Известна типология, в которой преступников дифференцируют исходя из характера взаимодействия криминогенной личности с разной степенью выраженности с факторами ситуации совершения преступления или только в зависимости от степени выраженности криминогенных искажений личности. По этой типологии выделяют два основных типа: криминогенный и случайный. В свою очередь криминогенный тип подразделяется на три подтипа: последовательно-криминогенный, ситуативно-криминогенный, ситуативный.[12]

Существуют типологии, основанные на социальной направленности личности, исходя из указанного критерия типологизации выделяют: 1) профессиональный тип; 2) привычный тип; 3) неустойчивый тип; 4) случайный тип.[13]

Обратим внимание на то обстоятельство, что вопросы типологизации преступников интересовали криминологов и ранее, при этом их исследования и сегодня представляют определенный интерес. Так, например, И.В. Шмаров и М.П. Мелентьев выделяет следующие типы правонарушителей: 1) правонарушители с особо стойкой активной антиобщественной установкой личности и 2) правонарушители с выраженной социальной деградацией личности, антиобщественная установка у которых не имеет определенной направленности, но носит достаточно стойкий характер[14] .

Характерно, что помимо общих типологий, делались попытки типологизации отдельных категорий преступников. Например, А.М. Яковлев по степени социальной и нравственной запущенности подразделял рецидивистов на две категории: с антисоциальной установкой и асоциальной установкой. К первым он относил преступников, у которых образ жизни сознательно направлен против правопорядка; ко вторым - тех, у кого свойства личности обесценены в социальном аспекте, а их интересы находятся вне сферы нормальных отношений[15] . Отмечалось, что и те и другие наиболее часто попадают в сферу административной юрисдикции при привлечении к административной ответственности за мелкое хулиганство, мелкую спекуляцию, проживание без паспорта и другие правонарушения.

Мы привели различные типологии преступников исходя из того, что некоторые из них могут быть достаточно успешно применимы и в административной практике органов внутренних дел.

Для решения проблемы оптимального сочетания административных средств принуждения и профилактических мер типология правонарушителей, как это предложено в теории криминологии, может строиться по двум сочетающимся основаниям:

1) характеру антисоциальной направленности и ценностных ориентации личности;

2) глубине стойкости этой антисоциальности[16] . Информация о таких свойствах личности нарушителей поступает уже в ходе проверок по учетам повторности нарушений, материалов, которые собираются в делах участковых инспекторов и инспекций по делам несовершеннолетних.

В последние годы отмечается проявление интересов к типологии правонарушителей и со стороны ученых административистов. На наш взгляд, повышенный интерес вызывает типология административных правонарушителей, предложенная В. П. Лозбяковым.[17] По аналогии с типологией преступников, в типологии административных правонарушителей он выделяет следующие типы:

* случайные нарушители, впервые совершившие административные проступки, противоречащие общей социально-положительной направленности личности, характеризуемой всем предшествующим нравственным поведением;

* ситуационные нарушители, совершившие административные проступки под влиянием неблагоприятной внешней ситуации при общей социально-положительной направленности личности, характеризуемой всем предшествующим нравственным поведением;

* неустойчивые нарушители, совершившие административные проступки впервые, но допускавшие ранее различные правонарушения и аморальные действия;

* злостные нарушители, совершившие административные проступки неоднократно, несмотря на принимавшиеся меры убеждения и принуждения. К ним следует отнести ранее судимых за преступления, имеющие аналогичный состав или причинно связанные с административными проступками.

Несомненно, что ориентация на такие типологические характеристики в административной практике предоставляет значительный простор для сочетания административных взысканий с мерами профилактики, включающими целевое, индивидуализированное воспитательное воздействие на нарушителей.[18]

Вместе с тем, несмотря на достаточное количество типологий как преступников, так и административных правонарушителей, нам представляется возможным предложить собственные исследования в данном направлении. Во-первых, некоторые известные типологии могут быть уточнены, дополнены, расширены. Во-вторых, мы вкладываем иное содержание в ряд типологических характеристик делинквентной личности.

Исходя из того, что формирование личности (как в целом, так и ее негативной либо позитивной направленности) происходит постепенно, можно утверждать о возможности выделения стадий (этапов) ее деформации. Полагаем, что указанный процесс последовательно протекает в границах: “отсутствие деформации” - “начальная стадия” - “стадия активной деформации” - “стадия завершения деформации” личности.

Вполне очевидно, что на каждом из этапов деформации субъект правоотношений по-разному воспринимает ценность правовых норм и, следовательно, находиться в разной степени готовности их нарушения, т.е. способности, направленности и нацеленности на совершение административного правонарушения.

Взяв в качестве классифицирующего признака степень (уровень) деформации личности, выделим следующие группы административных делинквентов: 1) случайные; 2) ситуативные; 3) неустойчивые; 4) активные; 5) злостные.

Случайные правонарушители - те, для которых нарушение норм права является исключением из правил. Они характеризуются в целом как законопослушные граждане, при этом в случае совершения правонарушения испытывают угрызение совести, осознавая противоправность своих действий. Как правило, эти граждане находятся в границах “отсутствия деформации”.

В Качестве примера можно привести безбилетный проезд (ст.128 КоАП РСФСР), когда лицо не оплачивает проезд в связи с тем, что оно случайно оказалось без денег.

Мы не разделяем позицию В.П. Лозбякова, согласно которой к случайным правонарушителям он относит лиц, впервые совершивших административное правонарушение. Принципиален не сам совершения правонарушения впервые, а временной отрезок отделяющих одно правонарушение от другого, а также отношение лица к своему нарушению. Так, субъект, совершающий правонарушение один раз в несколько лет, относится к категории случайных правонарушителей.

Ситуативные правонарушители - те, кто совершают правонарушения лишь в условиях конкретной жизненной ситуации, которая является для них анормальной либо лишающей способности полностью анализировать и контролировать создавшуюся ситуацию либо действовать в ней в пределах правомерного поведения.

Действие лица в такой ситуации достаточно близки, однако не тождественны, действиям в состоянии крайней необходимости (ст.18 КоАП РСФСР) либо необходимой обороны (ст.19 КоАП РСФСР), поскольку в этих случаях лицо не подлежит административной ответственности, а значит и не может рассматриваться в качестве административного правонарушителя.

Например, ситуативным нарушителем будет лицо, совершившее нарушение под влиянием сильного душевного волнения либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств, хотя оно и являются смягчающими ответственность за административное правонарушение (ст.34 КоАП РСФСР).

Категория ситуативных правонарушителей также в целом может быть отнесена к числу законопослушных граждан, осознающих противоправность своих действий. Вместе с тем, оговорим, что ситуативно могут быть совершены правонарушения и лицами имеющими деформацию личности, однако их действия будут иметь другую направленность.

Неустойчивые правонарушители - те, кто находится на начальной стадии деформации личности. При этом, для указанной категории лиц совершение правонарушения не является еще привычной формой поведения, вместе с тем, для них характерно безразличие к закону.

Чаще всего это лица, которые ранее неоднократно совершали административные правонарушения, на которые либо не последовало соответствующей реакции уполномоченных на то органов (должностных лиц) либо принятые в отношении них меры воздействия оказались не эффективными.

Активные правонарушители - те, которые находятся на стадии активной деформации личности и для которых характерно пренебрежение законом, совершающие административные правонарушения не задумываясь о возможных последствиях своих действий либо задумываясь о них, но оставаясь к ним безразличными.

Злостные правонарушители - те, которые совершают административные правонарушения не просто неоднократно, но и в силу явного пренебрежения к закону, обществу, другим гражданам.

Это лица, как правило, с завершенной деформации личности, оцениваемой как носящей предкриминальный характер, либо лица ранее совершавшие преступления.

Вместе с тем, на ряду со степенью деформации целесообразно различать ориентацию негативной направленности личности. По этому признаку мы выдели такие категории правонарушителей:

1) асоциальный тип;

2) антисоциальный тип;

3) социально не ориентированный тип.

К асоциальному типу мы относим лиц у которых отсутствуют какие либо положительные социальные качества (проститутки, притоносодержатели, бродяги, попрошайки, пьяницы).

Для антисоциального типа характерно ярко выраженная враждебность, направленность действий против граждан и общества. Для данной категории лиц характерно противопоставление своих интересов интересам других, они посягают на общественный порядок, на установленный порядок управления, на общественные отношения регламентирующие, например, порядок реализации избирательных прав.

К социально не ориентированному типу административных правонарушителей мы относим тех кто не включен нами в первые две группы.

Кроме того, необходимо учитывать мотивацию совершения административных правонарушений и характер проявления противоправного поведения. Исходя из чего можно отметить наличие таких типов делинквентов:

1) агрессивные (например, хулиганы);

2) корыстные (например, мелкие расхитители);

3) насильственные (например, жестоко обращающиеся с животными);

4) безответственные (например, нарушители правил дорожного движения).

В зависимости от того, какие цели стоят перед исследователем и какой признак им будет взят в качестве классифицирующего, типологизирующего, категоризирующего могут быть даны и иные классы, типы, категории административных правонарушителей. Вместе с тем, очевидно, что каждая из типологий носит достаточно условный характер и не может рассматривать в качестве единственно верной. Более того, ни одна из них не дает полную характеристику делинквента в “чистом” виде. Так же как конкретная личность характеризуется совокупностью целого ряда качеств, так же и конкретный правонарушитель одновременно может быть охарактеризован различными типологическими признаками. Так, в большинстве случаев лица, совершающие мелкое хулиганство, относятся, как правило, к агрессивному типу правонарушителей. При этом они могут дополнительно классифицироваться, чаще всего, как злостные нарушители; хотя не исключено, что хулиганские действия могут совершить лица, относящиеся к активному либо неустойчивому типу, а также, но в значительно меньшей степени, случайные либо ситуативные нарушители.

Однако, условность любой из предлагаемых типологий ни в коей мере не умоляет их ценности и значимости. Суть, цели и значение типологизации состоит в установлении категорий административных делинквентов, обладающих общими признаками, позволяющими, во-первых, идентифицировать их в общей массе административных правонарушителей; во-вторых, определять, уточнять и использовать адекватные эффективные средства административно-правового, в том числе и профилактического, воздействия для каждой из выделенных групп административных правонарушителей.


Используемая литература :

1. Аверкин С. Камера пыток №306 // Комсомольская правда. 1997. №23. 6-13 февраля.

2. .Алехин А.П., Кармолицкий А.А.,. Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Учебник. М., 1996.

3. Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника. М., 1975.

4. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973.


[1] См.напр.: Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973, Булатов Р.М., Исаев Г.А. Криминальная социализация казанских подростков и преступность. / Государство и право. 1992. №4. С.67-72.

[2] Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии. - В кн.: Вопросы борьбы с преступностью. М., 1977, вып.27. С.23.

[3] Социальная психология личности. М.,1979. С.59.

[4] Доронин Г.Н. О правовых мерах борьбы с аморальным воздействием родителей на детей. - Проблемы повышения эффективности борьбы с преступность. Томск. 1981. С.31.

[5] Шестаков Д.А. Семья как объект криминологического исследования. // Правоведение. № 4. М., 1982. С.62.

[6] Спиридонов Л.И. Социальный механизм действия уголовно-правовых запретов. М., 1976. С.24-25.

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинение изд.2 Т.16. С.195.

[8] См: Лобзяков В.П., Овчинский С.С. Административно-правовые меры предупреждения преступности. М., 1978. С.54-57.

[9] По данным информационного центра и службы милиции общественной безопасности ГУВД Ростовской области.

[10] Организованная преступность. / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1989. С.115.

[11] Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. М., 1995. С.89.

[12] Криминология. Учебник для юридических ВУЗоВ. Под. Общ. Ред. д.ю.н., проф. А.И. Долговой. М., 1987. С.303-304.

[13] Криминология. Учебник для юридических вузов / Под ред. Проф. В.Н. Бурлакова, проф., академика В.П. Сальникова. С. Пб., 1998. С.136-138.

[14] Шмаров И.В., Меяентьев М.П. Дифференциация исполнения наказания в исправительно-трудовых учреждениях. - Пермь, 1971. С. 120.

[15] Яковлев А.М. Борьба с рецидивной преступностью. - М., 1964. С. 188.

[16] Личность преступника. - М., 1975. С. 50.

[17] Лозбяков В.П. Административная деликтология и криминология. М., 19 . С.

[18] Там же.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему