Подозреваемый в уголовном судопроизводстве

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ Кафедра уголовного процесса

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

Кафедра уголовного процесса

КУРСОВАЯ РАБОТА

ПО

УГОЛОВНОМУ ПРОЦЕССУ



ВАРИАНТ 2.Участники уголовного судопроизводства

ТЕМА: ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Выполнил: курсант_____курса

Набор __г.

Взвод №

Дата защиты :______________

Оценка: __________

________________________

подпись преподавателя

Руза-2010

ПЛАН

Введение…………………………………………………..…………………3

1. Содержание и историческое развитие понятия «подозреваемый»….6

2. Правовое положение подозреваемого в уголовном процессе…..........10

3. Проблемные аспекты реализации прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе ...……………..……………… ....15

4. Прекращение уголовного преследования и порядок реабилитации подозреваемого………………………………….….....................................20

Заключение…………………………………………………………….…...28

Список использованной литературы…………………………………......30

Введение

Актуальность данной темы состоит в том, что настоящее время в Российской Федерации продолжается комплексное реформирование всех сторон государственной и общественной жизни. В качестве одной из приоритетных целей реформ провозглашено построение правового государства. При этом формирование правовой государственности обозначило проблему переосмысления многих государственных, правовых и гуманитарных институтов, особенно в области прав и свобод человека. Это в первую очередь относится и к уголовному судопроизводству. Одним из основных направлений совершенствования уголовно-процессуального законодательства России в свете Концепции судебной реформы является защита прав и интересов лиц, вовлеченных в процессуальную деятельность, четкое определение их прав и обязанностей, а также гарантий их обеспечения. С этой точки зрения представляет значительный интерес анализ проблемы приобретения лицом статуса подозреваемого как участника процесса, в чьем отношении осуществляется уголовное преследование, и взаимосвязанного с нею вопроса касательно окончания расследования его предположительно преступной деятельности, исследование дискуссионных аспектов правового положения подозреваемого и реализации им своих правомочий при производстве по уголовному делу. Указанным проблемам в отечественной уголовно-процессуальной науке уделялось достаточно внимания. Они были предметом исследования таких российских и советских процессуалистов, как Алексеев Н.С., Гуткин И.М., Зайцев О.А., Каминская В.И., Карнеева Л.М., Кокорев Л.Д., Лукашевич В.З., Мотовиловкер Я.О., Рахунов Р.Д., Савицкий В.М., Строгович М.С. и других.
Однако фактические изменения качественного обновления общественных отношений и продолжающаяся законотворческая деятельность российского государства требуют глубокого теоретического осмысления новых концепций и идей в сфере уголовного судопроизводства вообще и института подозреваемого как составного элемента уголовно-процессуального права, в частности, углубленного изучения практики применения норм данного уголовно-процессуального института, ее анализа и обобщения с целью дальнейшего совершенствования указанного института, процессуального положения подозреваемого в уголовном судопроизводстве.
Следует также иметь в виду, что почти все исследования в данной области были осуществлены до принятия нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ряд положений которого сильно изменяет правовое положение личности в уголовном процессе, в том числе и такого участника уголовного судопроизводства, как подозреваемый, выдвигая не освещенные вопросы, касающиеся регламентации процессуального статуса подозреваемого. Это позволяет по-новому рассмотреть некоторые, существующие уже достаточно длительное время, проблемы, связанные с участием в уголовном процессе лиц, подозреваемых в совершении преступления. Обращение к проблематике участия подозреваемого в уголовном судопроизводстве обусловлено и тем, что в Уголовно-процессуальном кодексе РФ имеют место пробелы в урегулировании его процессуального положения. В частности, анализ норм УПК, регламентирующих порядок приобретения лицом статуса подозреваемого, позволяет сделать вывод о наличии в них коллизий терминологического и смыслового характера. Само определение понятия подозреваемого в законе не учитывает специфику ведущейся в его отношении процессуальной деятельности начального этапа расследования. Ряд правомочий подозреваемого в УПК Российской Федерации сформулирован недостаточно четко, порядок их реализации порой регламентирован неполно, хотя описывается многословно, тяжелым для понимания языком, допускающим двусмысленность толкования. Между Кодексом и подзаконными актами, конкретизирующими его положения применительно к реабилитации подозреваемого, имеются существенные противоречия. Учитывая при этом, что подозреваемый - достаточно «распространенная» процессуальная фигура, то следует уделять пристальное внимание проблемным аспектам его участия в уголовном судопроизводстве с точки зрения совершенствования положения личности в уголовном судопроизводстве. Поэтому дальнейшей регламентации правового статуса подозреваемого в направлении введения дополнительных уголовно-процессуальных гарантий защиты его прав и законных интересов, легитимным и даже необходимым.

Объектом исследования являются правоотношения, складывающиеся в ходе участия подозреваемого в уголовном судопроизводстве: приобретения им процессуального статуса, реализации ряда правомочий, прекращения пребывания в указанном качестве. Предмет исследования составляют правовые нормы, регламентирующие правовое положение подозреваемого и порядок его участия в производстве по уголовному делу.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе действующего законодательства, практики деятельности правоохранительных органов и специальной литературы выработать теоретические положения и научно- обоснованные рекомендации, направленные на закрепление менее дискуссионного определения понятия подозреваемого в уголовном процессе, укрепление законности при привлечении граждан к участию в уголовном судопроизводстве в данном качестве, призванные обеспечить усиление законности в этой области.

1. Содержание и историческое развитие понятия «подозреваемый»

История возникновения и развития любого правового института представляет интерес и для современного исследователя, поскольку позволяет проследить процесс формирования правовых норм, их историческую необходимость и потребность в механизме правового регулирования, что является характерным и применительно к институту подозреваемого в российском уголовно-процессуальном праве. Под этим углом зрения историческое исследование норм, определяющих понятие и правовое положение подозреваемого, преследует следующие цели:

во-первых, рассмотрение генезиса данного уголовно-процессуального института и подробный анализ его эволюции;

во-вторых, сравнение некоторых норм о подозреваемом в различные периоды развития уголовного судопроизводства в целях выявления и изучения положительного опыта для выработки оптимальных предложений по совершенствованию порядка участия в производстве по уголовному делу указанного субъекта процесса. Кроме того, сравнительный историко-правовой анализ института подозреваемого представляет определенный научный интерес еще и потому, что позволяет уяснить предпосылки, необходимость появления данной процессуальной фигуры в отечественном уголовном процессе и дает возможность сопоставления правового статуса подозреваемого на различных этапах развития российского уголовно-процессуального закона с современным законодательным закреплением его прав и обязанностей для комплексной и системной оценки правовых норм, определяющих положение подозреваемого в уголовном судопроизводстве. Достаточно сложно сказать, в каком именно правовом акте впервые появился термин «подозреваемый». Так, Свод законов Российской Империи, составлен в 30-х годах XIX века гласил, что в случае, когда улики указывали на обстоятельства, возбуждающие против кого-либо «сильное подозрение» в совершении преступления, необходимо «брать» данное лицо для допроса и исследования обстоятельств дела, несмотря ни на какие его привилегии.
Свод законов закреплял и такой вид судебного приговора, как приговор «об оставлении в подозрении». Как указывал Н.Н. Розин, данный вид приговора составлял 87, 5% среди всех судебных приговоров того времени.
Тем не менее, принимая во внимание отсутствие упоминаний о собственно «подозреваемом», ответа на вопрос, кого необходимо считать таковым лицом, приведенные нормы Свода дать не позволяют.[1]
Необходимо иметь в виду, что упоминания о подозрении, подозрительных лицах встречаются в «Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1715 г.» - своеобразном своде правил уголовного и гражданского судопроизводства петровской эпохи. Но употребление данных понятий в указанных нормативных актах практически никак не связано с современным обобщенным подходом к этим терминам либо их аналогам. К примеру, статья 12 «Краткого изображения» гласила, что «ежили, кто из судей им явитца какой ради нибудь притчины подозрителен, то надлежит ему против их ответствовать вкратце ... И тогда надлежит подозрительному судье купно с челобитным отступить». Статья 13 данного документа, перечисляя причины, на которых могло основываться подозрение судьи, указывала: «Притчины, которые могут судью в подозрение привесть, суть следующие: ежели он с челобитчиком или ответчиком обязан свойством или иной какою особливою дружбой...».[2]

В изданных в 1860 году Наказе полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление либо проступок, и Наказе судебным следователям отечественным законодателем, пожалуй, впервые применен термин «подозреваемый». Так, в статье 15 Наказа полиции указывалось, что полиция при производстве дознания имеет право подвергать аресту или личному задержанию подозреваемых в совершении преступлений, за которые по закону полагалось лишение всех прав состояния или потеря всех личных привилегий, только в случаях, когда:
1. Преступник «захвачен» на месте и во время совершения преступления;

2. Преступление учинено явно и гласно;

3. Очевидцы преступления прямо укажут на лицо, совершившее преступление;

4. На подозреваемом или в его жилище найдены будут очевидные следы преступления или его вещественные доказательства;

5. «Оподозренный» сделал покушение на побег или был пойман после побега.[3]

Анализ указанных положений статья 15 исследуемого Наказа позволил Н.А. Козловскому сделать вывод о том, что здесь скорее возможна некоторая аналогия с предусмотренным действовавшим до недавнего времени УПК РСФСР 1960 решением о прекращении уголовного дела за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления.

Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление либо проступок. Правила и формы для производства следствий. Как правильно указывает А.К. Аверченко, понятие «подозреваемый» с тех пор постоянно присутствует в российском уголовно-процессуальном законодательстве.[4] Подозреваемым признавался гражданин, задержанный или арестованный по основаниям, перечисленным в ст. 15 '.
Думается, что подобное утверждение является спорным, поскольку, например, в соответствии со статьей 16 Наказ полиции, в случае, если санкция статьи не предусматривала лишения всех прав и привилегий, то у подозреваемого отбиралась только подписка о явке по первому требованию к следователю или в суд.

Таким образом, Наказ полиции, называя подозреваемым не только задержанного или арестованного, фактически, допускал, что им может быть и иное лицо, чья причастность к преступлению предполагается, например, тот, у кого отобрана подписка о явке по первому требованию к следователю или в суд.

Как отмечал Н.А. Козловский, несколько иной порядок признания лица подозреваемым существовал по Наказу судебным следователям. Следователь при наличии каких-либо доказательств виновности лица в совершении преступления имел право вызвать или же доставить в принудительном порядке заподозренное лицо для допроса. Исходя из результатов допроса, следователь определял меру пресечения подозреваемому в целях исключения возможности отклониться от следствия и суда.

Возможно, что анализ приведенных положений Наказа судебным следователям дает основания для предположительного вывода о том, что согласно данному правовому акту подозреваемым можно было считать не только задержанное или арестованное лицо, но и лицо, которое возможно причастно к преступлению, доставленное к следователю и им задержанное.[5]

2. Правовое положение подозреваемого в уголовном процессе

Правовое положение подозреваемого Уголовно-процессуальный кодекс России определил достаточно четко и конкретно, подробно регламентировав его права на стадиях досудебной подготовки. Вместе с тем Кодекс ввел ряд новелл относительно правового положения подозреваемого как участника уголовного судопроизводства, которые оказались не вполне удачными, вызывают возражения и дают основания для критики.

В соответствии с частью 1 статьи 46 УПК подозреваемым является лицо:

- в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленном главой 20 настоящего Кодекса;

- либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92;

- либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 108 УПК;

- либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления (при производстве дознания).

Новым основанием признания лица подозреваемым является возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица. Прежний УПК такой нормы не содержал, в то время как необходимость в ней в следственной практике ощущалась достаточно сильно. Теперь же с введением указанного основания признания лица подозреваемым устранена имевшаяся в ряде случаев неопределенность правового положения допрашиваемого.

Право лица своевременно узнать, в чем он подозревается, и, соответственно, пользоваться помощью защитника обеспечивается через требование, закрепленное в части 2 статьи 46 УПК об обязательном допросе подозреваемого не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. В этот временной промежуток включается время для доставления задержанного в орган дознания, время для составления протокола задержания, а также ночное время (с 22 до 6 часов), в период которого производство следственных действий не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства части 3 статьи 164 УПК.

К числу неотъемлемых прав подозреваемого закон относит обязательное уведомление в срок не позднее 12 часов с момента задержания кого-либо из близких родственников подозреваемого, а при их отсутствии - других родственников или предоставление таких возможностей подозреваемому (статья 96 УПК).

Подозреваемый также имеет право:

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

2) давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, по поводу имеющегося в отношении него подозрения, а также пользоваться бесплатно услугами переводчика. Подозреваемый также вправе отказаться от дачи объяснений и показаний. Указанное положение вытекает из требований части 1 статьи 51 Конституции РФ о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Показания подозреваемого, которому перед допросом не было разъяснено право на свидетельский иммунитет, признаются недопустимыми доказательствами. В случае согласия подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний. Исключением являются случаи, когда подозреваемый в ходе досудебного производства по уголовному делу дал показания в отсутствие защитника (включая случаи отказа от защитника), не подтвержденные подозреваемым в суде[6] ;

3) пользоваться помощью защитника с момента возбуждения уголовного дела или с момента фактического задержания и иметь свидания с ним наедине и конфиденциально до первого допроса. Однако лицом, производящим предварительное расследование, время свидания подозреваемого с защитником до первого допроса может быть ограничено, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 46 УПК подозреваемый в обязательном порядке должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического его задержания;

4) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

5) представлять должностному лицу, осуществляющему расследование, доказательства, имеющие отношение к расследуемому уголовному делу;

6) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

7) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

8) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными уголовно-процессуальным законодательством.

9) Приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя

Кроме этого, подозреваемому принадлежат также определенные права при проведении конкретных следственных и процессуальных действий с его участием:

· допроса (статья 189 УПК):

-пользоваться документами и записями;

· очной ставки (статья 192 УПК),

· назначении и проведении судебной экспертизы (статьи 195, 198, 202 УПК):

- знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

- заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;

- ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

- ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

- присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;

- знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта,

· помещении в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы (статья 203 УПК),

· при избрании меры пресечения (статьи 101, 104, 106 - 108 УПК),

- обжаловать решения об избрании меры пресечения,

· при применении иных мер процессуального принуждения (статьи 111 - 114 УПК) и другое.

Подозреваемый как участник уголовного производства - процессуальная фигура временная, его участие в дознании или предварительном следствии ограничено процессуальными сроками. В перспективе дальнейшего расследования по уголовному делу, если возникшие подозрения в отношении него отпадут, в соответствии с части 1 статьи 27 УПК уголовное преследование в отношении данного лица должно быть прекращено в связи с непричастностью подозреваемого к совершению преступления. Если же подозрение в результате расследования подтверждается, то подозреваемому будет предъявлено обвинение и он превратится в обвиняемого.
Сроки пребывания лица в качестве подозреваемого определяются основаниями возникновения его в уголовном деле. Если лицо становится подозреваемым в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела, то срок пребывания в качестве подозреваемого определяется сроком следствия или дознания, в рамках этого срока подозреваемому должно быть предъявлено обвинение или прекращено уголовное преследование. Сроки пребывания подозреваемого, задержанного по подозрению в совершении преступления, исчисляются 48 часами, в течение которых должен быть решен вопрос о его аресте или задержанный должен быть освобожден. Если же в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, избрана в установленном порядке мера пресечения содержание под стражей, то в течение 10 дней должен быть составлен обвинительный акт или данная мера пресечения отменяется[7] .

3. П роблемные аспекты реализации прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе

Одной из новелл статуса подозреваемого является его право на получение копии постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копии протокола задержания, либо копии постановления о применении к нему меры пресечения[8] . Такое расширение прав подозреваемого вполне обоснованно. Необходимость вручения подозреваемому копий указанных документов объясняется тем, что в них сформулировано подозрение, о котором подозреваемый должен знать, чтобы защищаться от него. Вручение копий документов избавляет дознавателя и следователя от необходимости вынесения специального постановления о привлечении лица в качестве подозреваемого.

Действующий УПК предоставил право подозреваемому давать объяснения и показания по поводу имеющего в отношении него подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний[9] . Это право подозреваемого представляет собой основное средство его защиты от возникшего подозрения. Часть 2 ст. 46 УПК устанавливает, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента: вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда место нахождения подозреваемого не установлено; фактического его задержания. Часть 4 ст. 92 УПК также указывает, что подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 46, ст. ст. 189 и 190 УПК.
Федеральным законом от 24 июля 2002 г. в ч. 4 ст. 92 УПК были внесены дополнения, направленные на защиту прав подозреваемого: «До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов». Однако действующий УПК не содержит отдельной статьи о порядке допроса подозреваемого, аналогичной по содержанию статье 123 УПК РСФСР о вызове и допросе подозреваемого. Думается, что такая статья в УПК РФ также необходима. В ней, в частности, обязательно должно быть указано, что перед началом допроса подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные части 4 статьи 46 УПК, а также должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, и об этом должна быть сделана отметка в протоколе его допроса, удостоверенная подписями подозреваемого и дознавателя или следователя.

Несмотря на то что подозреваемый знает о возникшем в отношении него подозрения из копий документов, вручаемых ему в соответствии с пунктом 1 части 4 статьи 46 УПК, тем не менее разъяснения дознавателем и следователем сути подозрения непосредственно перед началом его допроса имеют важное значение. Дело в том, что к моменту допроса подозреваемого следователем и дознавателем могут быть получены новые доказательства, которые потребуют изменения, дополнения или корректировки содержания подозрения. Кроме того, подозрение, объявленное непосредственно перед допросом, во многом определяет предмет допроса подозреваемого.
Пункты 6 и 7 части 4 статьи 46 УПК предоставляют право подозреваемому давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.
Одна из новелл нового УПК связана с участием защитника при допросе подозреваемого. Пункт 1 части 2 статьи 75 УПК РФ устанавливает, что к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым или обвиняемым в суде.
Суть этой нормы в том, что если при допросе подозреваемого независимо от причин отсутствует защитник, то данные им показания могут быть признаны недопустимыми доказательствами, для чего подозреваемому достаточно от них отказаться при допросе в суде. При этом уголовно - процессуальный закон не требует, чтобы подозреваемый указывал причины, основания или мотивы отказа от своих прежних показаний, а суд не должен проверять и исследовать их относительно того, насколько они соответствуют истине, объективно ли отражают событие преступления или нет.
В юридической практике эта новелла уже сильную вызвала критику. Так, А. Бойков считает, что норма, закрепленная в пункте 1 части 2 статьи 75 УПК, является «Крайним (запредельным) выражением заботы о комфорте подозреваемого и обвиняемого, попирающим здравый смысл и превосходящим конституционную идею о недопустимости доказательств»[10] .

Эту же новеллу Уголовно-процессуального кодекса Р. Куссмауль критикует совершенно с противоположных позиций: он полагает, что рассматриваемая норма является дискриминационной, так как ограничивает право на защиту тех обвиняемых, которые имеют защитника, и им придется отказываться от защитника, чтобы сохранить возможность отказа в суде от своих показаний. Автор вообще считает, что следует показания и обвиняемого исключить как вид доказательств.[11] Вызывает возражения попытка законодателя указать суду, как надо оценивать показания подозреваемого и обвиняемого. Когда говорят, что доказательства должны быть оценены определенным образом, то это представляет собой отход от свободной оценки доказательств, сутью которой является оценка доказательств судей, присяжными заседателями, прокурором, следователем и дознавателем по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. По существу, это возврат к теории формальных доказательств, в соответствии с которой законодатель заранее определяет значение тех или иных доказательств и указывает, как их нужно оценивать. При этом доказательства не оцениваются по тому, насколько верно они отражают реальные события и факты, а суду предлагается принять во внимание только два формальных момента - присутствовал ли при допросе подозреваемого или обвиняемого защитник и отказался ли затем допрошенный в суде подсудимый от своих показаний, данных на предварительном следствии.

Нельзя обойти вниманием еще одно противоречие, имеющееся в новом УПК, относительно правового положения подозреваемого. Так, в пункте 4 части 4 статьи 46 УПК указано, что подозреваемый имеет право представлять доказательства. А в части 2 статьи 86 УПК говорится, что подозреваемый вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Остается неясным, что имеет право делать подозреваемый - представлять доказательства или только собирать и представлять письменные документы и предметы?
В указанных статьях мы наблюдаем не просто терминологическую неточность, некорректность в формулировании норм, здесь можно вести речь о непонимании и игнорировании законодателем положений теории доказательств в уголовном процессе. Казалось бы, в тех и других нормах УПК говорится об одном и том же - о доказательствах. Но надо иметь в виду, что представленные подозреваемым письменные документы и предметы компетентное должностное лицо - дознаватель, следователь, прокурор или суд должен осмотреть, исследовать, оценить, а уже потом признать доказательствами и в качестве таковых приобщить к материалам уголовного дела.

Следует также указать, что подозреваемому как участнику уголовного судопроизводства части 4 статьи 46 УПК предоставлены и другие права:

- заявлять ходатайства и отводы;

- знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

- участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

- приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя; защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК.

4. Прекращение уголовного преследования и порядок реабилитации подозреваемого.

Рассмотрим основные положения института реабилитации.

Основными положениями являются:

1) основания возникновения права на реабилитацию;

2) субъекты реабилитации;

3) содержание реабилитации;

4) процессуальный порядок реабилитации.

В части 2 статьи 133 УПК РФ указывается, что предпосылкой для реабилитации является установление факта необоснованного или незаконного уголовного преследования, применения принудительных мер медицинского характера. Это решение и образует правовое основание для восстановления пострадавшего в правах и возмещения причиненного ему вреда. Согласно части первой статьи 134 УПК РФ решение о реабилитации фиксируется в оправдательном приговоре, а также в определении или постановлении суда, в постановлении прокурора, следователя, дознавателя о прекращении уголовного преследования. Однако не все решения о прекращении уголовного преследования будут являться основанием для реабилитации.

Исходя из положения пункта 3 части второй статьи 133 УПК России, основанием возникновения права на реабилитацию у подозреваемого или обвиняемого будет являться прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-8 части первой статьи 27 УПК РФ. Такими основаниями являются:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;

4) отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1-5, 9 и 10 части первой статьи 448 УПК РФ.

5) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

6) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

7) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

8) отказ надлежащего органа в даче согласия на возбуждение дела или на привлечение к уголовной ответственности лиц, обладающих иммунитетом.

Некоторые авторы указывают на оскорбительность самого нахождения лица в подозрении, особенно в случаях, когда лицо не совершало преступление, но вынуждено испытывать душевные страдания в связи с выдвинутыми против него подозрениями[12] . Однако следует заметить, что институт подозреваемого имеется и в других странах. Так, например, в Германии подозрение делится на три вида: простое, то есть необходимое для возбуждения уголовного дела; достаточное, позволяющее возбудить публичное обвинение в суде; серьезное, мотивирующее арест обвиняемого. Очевидно, что институт подозреваемого в уголовном процессе России необходимо сохранить, потому что он является одной из гарантий от незаконного привлечения лица в качестве обвиняемого, так как подозреваемый имеет право давать показания и предъявлять доказательства, свидетельствующие о его непричастности к совершению преступления.

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Согласно пункту 2 части 1 статьи 47 УПК РФ обвиняемым также является лицо, в отношении которого вынесен обвинительный акт. Основанием привлечения лица в качестве обвиняемого является наличие достаточных доказательств, свидетельствующих о совершении им преступного деяния, предусмотренного Уголовным кодексом. Однако данное лицо, согласно принципу презумпции невиновности, не считается виновным до тех пор, пока оно не будет признано таковым судом в установленном законом порядке.

Согласно положению части восьмой статьи 302 УПК РФ, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1-3 части первой статьи 27 УПК РФ, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В этом случае суд также постановляет оправдательный приговор при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

Исходя из положения, указанного в части третьей статьи 302 УПК РФ, реабилитацию подсудимого в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, влечет за собой вынесение оправдательного приговора, которым подсудимый признается невиновным по любому из оснований, предусмотренных частью второй статьи 302 УПК РФ, перечень которых не включает в себя:

1) отсутствие заявления потерпевшего по делу частного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;

2)отсутствие соответствующего согласия на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемых одного из лиц, пользующихся иммунитетом, которые указаны в пунктах 1-6 части первой статьи 448 УПК РФ.

Однако обнаружение этих обстоятельств в ходе судебного разбирательства также служит основанием вынесения оправдательного приговора, если суд не прекратил уголовное дело в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 254 УПК РФ, а довел судебное заседание по уголовному делу до разрешения его по существу, руководствуясь положением части восьмой статьи 302 УПК РФ.

Вынесение оправдательного приговора судом, с учетом требований части восьмой статьи 302 УПК РФ, возможно и при наличии обстоятельств, указанных в пункте 2 части первой статьи 27, где указывается на прекращение уголовного преследования при прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1-6 части первой статьи 24, в перечень которых входят и не реабилитирующие основания. В данном случае законодателем допущена неточность, так как вынесение оправдательного приговора ввиду истечения сроков давности или смерти лица, привлеченного к уголовной ответственности, является невозможным. В свою очередь, и право на реабилитацию в данном случае возникать не должно. Ошибочным данное обстоятельство представляется и потому, что в пункте 1 статьи 254 сказано, что в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3-6 части первой статьи 24 и пунктах 3-7 части первой статьи 27, суд прекращает уголовное дело в судебном заседании. Остается тогда не понятным, почему, согласно части восьмой статьи 302 УПК РФ, суд должен продолжать рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и вынести обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пункте 3 части первой статьи 24 и пункте 3 части первой статьи 27, будут обнаружены в ходе судебного разбирательства, тогда, когда пункт 1 статьи 254 предписывает в данном случае суду принять решение о прекращении уголовного дела. В данном случае усматривается противоречие. Суд прекращает уголовное дело в судебном заседании, согласно пункту 1 статьи 254, и в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 4-6 части первой статьи 24 УПК РФ.

В связи с вышесказанным многие правоведы предлагают внести изменения в часть восьмую статьи 302 УПК РФ, указав, что «если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1 и 3 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, суд постановляет оправдательный приговор, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части первой статьи 24 и пунктом 3 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, - обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания». В остальных случаях суд прекращает уголовное дело на основании положения статьи 254 УПК РФ.

Согласно положению части восьмой статьи 302 УПК РФ, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1-3 части первой статьи 27 УПК РФ, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В этом случае суд также постановляет оправдательный приговор при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

Исходя из положения, указанного в части третьей статьи 302 УПК РФ, реабилитацию подсудимого в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, влечет за собой вынесение оправдательного приговора, которым подсудимый признается невиновным по любому из оснований, предусмотренных частью второй статьи 302 УПК РФ, перечень которых не включает в себя:

1) отсутствие заявления потерпевшего по делу частного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;

2) отсутствие соответствующего согласия на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемых одного из лиц, пользующихся иммунитетом, которые указаны в пунктах 1-6 части первой статьи 448 УПК РФ.

Однако обнаружение этих обстоятельств в ходе судебного разбирательства также служит основанием вынесения оправдательного приговора, если суд не прекратил уголовное дело в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 254 УПК РФ, а довел судебное заседание по уголовному делу до разрешения его по существу, руководствуясь положением части восьмой статьи 302 УПК РФ.

Вынесение оправдательного приговора судом, с учетом требований части восьмой статьи 302 УПК РФ, возможно и при наличии обстоятельств, указанных в пункте 2 части первой статьи 27, где указывается на прекращение уголовного преследования при прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1-6 части первой статьи 24, в перечень которых входят и не реабилитирующие основания. В данном случае законодателем допущена неточность, так как вынесение оправдательного приговора ввиду истечения сроков давности или смерти лица, привлеченного к уголовной ответственности, является невозможным. В свою очередь, и право на реабилитацию в данном случае возникать не должно. Ошибочным данное обстоятельство представляется и потому, что в пункте 1 статьи 254 сказано, что в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3-6 части первой статьи 24 и пунктах 3-7 части первой статьи 27, суд прекращает уголовное дело в судебном заседании. Остается тогда не понятным, почему, согласно части восьмой статьи 302 УПК РФ, суд должен продолжать рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и вынести обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пункте 3 части первой статьи 24 и пункте 3 части первой статьи 27, будут обнаружены в ходе судебного разбирательства, тогда, когда пункт 1 статьи 254 предписывает в данном случае суду принять решение о прекращении уголовного дела. В данном случае усматривается противоречие. Суд прекращает уголовное дело в судебном заседании, согласно пункту 1 статьи 254, и в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 4-6 части первой статьи 24 УПК РФ.

В связи с данными положениями авторы предлагают внести изменения в часть восьмую статьи 302 УПК РФ, указав, что «если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1 и 3 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу»[13] . В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, суд постановляет оправдательный приговор, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части первой статьи 24 и пунктом 3 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, - обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания». В остальных случаях суд прекращает уголовное дело на основании положения ст. 254 УПК РФ.

Обоснована необходимость разграничения понятий «реабилитация» и «возмещение вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам уголовно-процессуального принуждения». Реабилитация применяется только к лицам, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование или которые были осуждены или направлены для применения принудительных мер медицинского характера или применения принудительных мер воспитательного характера, связанных с помещением в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Возмещение вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам уголовно-процессуального принуждения, применяется в отношении лиц, не подвергавшихся при этом уголовному преследованию. Предложено выделить в главу 181 УПК РФ «Возмещение вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам уголовно-процессуального принуждения, не связанным с осуществлением в отношении них уголовного преследования» нормы, регулирующие основания и процессуальный порядок возмещения причиненного вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам уголовно-процессуального принуждения сотрудниками правоохранительных органов или суда.

Заключение

Таким образом, изменение в действующем законодательстве представляет собой значительный шаг вперед в правовое государство. На основе исторического анализа можно проследить за развитием термина «подозреваемый», эволюцию его прав и обязанностей. Процессуальное положение, статус данных субъектов представляет собой сложную систему взаимосвязанных и взаимозависимых элементов, к которым относятся – права подозреваемого, его обязанности и гарантии их реализации.

Каждый их этих элементов в свою очередь представляет собой сложную структуру, состоящую их отдельных групп правовых норм регулирующих правовое положение подозреваемого при разных условиях развития конкретного уголовного дела.

Как показало исследование, права входящие в состав правового статуса подозреваемого носят однотипный характер, что вызвано ролью лица в уголовном процессе. Очень показательна в этом отношении направленность прав и обязанностей подозреваемого. Их целью является обеспечение реализации основных принципов судопроизводства:

- неприкосновенность личности, жилища, личной жизни;

- обеспечение подозреваемому права на защиту;

- всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела;

Права подозреваемого довольно многочисленны и закреплены в различных нормах уголовно-процессуального кодекса, а также других нормативных актов. Нарушение любого из процессуальных прав подозреваемого влечет за собой в первую очередь нарушение его права на защиту.

Новый УПК РФ закрепляет и конкретизирует основные положения права на защиту подозреваемого. В числе прочих изменений можно назвать прямое включение в перечень прав обвиняемого права на защиту всеми не запрещенными законом способами, детализация правового положения адвоката в уголовном процессе, право подзащитного на конфиденциальное свидание с защитником до первого допроса, расширены основания признания лица обвиняемым либо подозреваемым и т.д.

Тем не менее практика показывает, что в правоприменительной практике имеют место многочисленные нарушения правового статуса подозреваемого. К ним относятся:

- отказ обвиняемому в удовлетворении ходатайства о пригла­шении в качестве защитника выбранного им самим адвоката;

- переводчик не предупрежден следователем об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод;

Несмотря на все указанные негативные моменты, положительные тенденции в укреплении законности в деятельности правоохранительных органов налицо и можно надеяться, что данные мероприятия приведут к спаду количества нарушений прав личности в уголовном процессе.

Список использованной литературы

1. Лясковик Е.А. Конституционные основы института реабилитации в уголовном процессе // Конституционные основы организации и функционирования институтов публичной власти в Российской Федерации: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2001. С. 335.

2. Полянский И.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С. 68.

3. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 40.

4. Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание уч. степени к.ю.н. Томск, 2001. С. 7-8.

5. Зайцев О. А., П. А. Смирнов. Подозреваемый в уголовном процессе. М., 2005.

6. Конституция российской Федерации.

7. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Авт.-сост. А. Ю. Шумилов. – М., 2002.

8. Комментарий к УПК РФ/А. В. Гриненко. М., Эскмо, 2006.

9. Уголовный процесс. Учебник /Под ред. В. П. Божьева. – М., 2005.

10. Уголовный процесс России: Общая и Особенная части: Учебник /Под ред. В. З. Лукашевича. СПб., 2004.

11. Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Особенная часть. Вып. 2. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002.

12. Уголовно-процессуальное право: Учебник /Отв.ред. В. И. Радченко. М., Юристъ, 2005.

13. Ф. Багаутдинов «Право на защиту. Проблемы и предложения» - Законность 2001 г. №5 с.46-51.

14. Коментарий к УПК РСФСР\\ научно-практический, постатейный, изд-е 2-е проработанное и дополненное. - М.: СПАРК 2000 г. - 540 с.

15. Бородин С.В. «Обвиняемый как участник уголовного судопроизводства» - М.: «Дрофа» 2001 г. с.63.


[1] См.: Свод законов Российской империи. Т. 1315. СПб., 1842. Ст. ст. 976, 979.

[2] Раздел 1, глава 1, ст. ст. 12, 13. См.: Отечественное законодательство 11-20 вв. Часть 1. 11-20 вв. / Под ред. О. И. Чистякова. М.: Юристъ, 1999. С. 56.

[3] Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление либо проступок. Правила и формы для производства следствий (по судебным Уставам 20.11. 1864). СПб., 1870. С. 305-314.

[4] См.: Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание уч. степени к.ю.н. Томск, 2001. С. 7-8.

[5] Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление либо проступок. Правила и формы для производства следствий (по судебным Уставам 20.11. 1864). СПб., 1870. С. 314-322.

[6] См.: п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

[7] См.: части 2 и 3 статьи 224 УПК РФ.

[8] См.: п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ.

[9] См.: п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ.

[10] См.: Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002. N 3. С. 65.

[11] См.: Куссмауль Р. Дискриминационная норма нового УПК // Российская юстиция. 2002. N 9. С. 32.

[12] Лясковик Е.А. Конституционные основы института реабилитации в уголовном процессе // Конституционные основы организации и функционирования институтов публичной власти в Российской Федерации: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2001. С. 335.

[13] Лясковик Е.А. Конституционные основы института реабилитации в уголовном процессе // Конституционные основы организации и функционирования институтов публичной власти в Российской Федерации: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 2001. С. 335.