Защита гражданских прав 4

ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ 1. Понятие защиты гражданских прав Охрана и защита гражданских прав. Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечива­ющих нормальный ход реализации прав.

ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

1. Понятие защиты гражданских прав

Охрана и защита гражданских прав. Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечива­ющих нормальный ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необ­ходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоот­ношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, например, за­крепление гражданской право-, дееспособности субъектов, установ­ление обязанностей и т.п., так и восстановление нарушенных или оспо­ренных прав и интересов.

Наряду с таким широким пониманием охраны в науке и в законо­дательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспариваний. В целях избежания терминологической путаницы, охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав.

Защита гражданских прав — одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения кото­рой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав. Исследование данной категории предполагает, в свою очередь, выяснение содержания и соотношения ряда взаимосвязанных понятий, к числу которых в пер­вую очередь относится само право на защиту.

Субъективное гражданское право на защиту. В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Право­вая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции, право на защиту является состав­ной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обя­занных лиц . По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения — это его неотъ­емлемое качество и такая возможность существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свой­ственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями . Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права.

Такому пониманию права на защиту противостоит получающее все большее распространение в литературе мнение, в соответствии с которым право на защиту представляет собой самостоятельное субъ­ективное право . Данное право в качестве реальной правовой возмож­ности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рам­ках возникающего при этом охранительного гражданского правоотно­шения. Эта позиция представляется наиболее убедительной.

Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, воз­можность требования определенного поведения от обязанного лица. Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборо­на, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает, в основном, меры воздействия, применяемые к нарушителю компетент­ными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав.

Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 ГПК). Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем они не все еще разграничиваются в литературе. В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве слу­чаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса. Так, например, интерес арендатора в пользовании имуществом выступает в форме субъективного права владения и поль­зования имуществом, защитой которого обеспечивается и защита соот­ветствующего интереса.

Однако субъекты гражданского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а суще­ствуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и, как таковые, подлежат защите в случае их нарушения. Примерами могут служить требования о защите чести и достоинства, об охране жилищных интересов членов семьи нанимателя при принудительном обмене, о признании сделки недействительной и т.д. Защита охраняе­мого законом интереса, а не собственно субъективного права, имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъ­ективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи пра­во собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняе­мого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа защиты. Таким образом, охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.

Форма защиты. Защита субъективных гражданских прав и охра­няемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутрен­не согласованных организационных мероприятий по защите субъ­ективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты — юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномочен­ных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и закон­ные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обра­щается за защитой к государственным или иным компетентным орга­нам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восста­новления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выде­ляются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По шпощему правилу защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда.. В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоот­ношения, с другой стороны. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, ко­торые особо указаны в законе.

Специальным порядком защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, в соответствии со ст. 11 ГК, следует признать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. В таком порядке происходит, например, защита прав и охра­няемых законом интересов граждан и организаций от действий лиц, самоуправно занявших жилое помещение (ст. 99 ЖК). Средством Защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управлен­ческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

В некоторых случаях в соответствии с законом применяется смешанный, т.е. административно-судебный порядок защиты нарушен­ных гражданских прав. В этом случае потерпевший прежде, чем предъ­явить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления. В таком порядке разрешаются, например, отдельные споры патентного характера, некоторые дела, возникающие из право­отношений в сфере управления и др.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без . обращения за помощью к государственным и иным компетентным орга­нам. В новом ГК указанные действия объединены в понятие «само­защита гражданских прав» и рассматриваются в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). С данной их квалификацией в научном плане согласиться невозможно, так как здесь смешаны близкие, но отнюдь не совпадающие понятия — способ и форма защиты гражданских прав. Самозащита гражданских прав с позиций теории — это форма их защиты, допускаемая тоща, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоох­ранительных органов. В рамках этой формы защиты обладатель нару­шенного или оспариваемого права может использовать различные спо­собы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 ГК). К допускаемым мерам самозащиты относятся, в частности, действия липа в состоянии необходимой обороны (ст. 448 ГК 1964 г.) и крайней необходимости (ст. 449 ГК 1964 г.), применение к нарушителю так называемых оперативных санкций, например, отказ совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента (отказ от оплаты, от передачи вещи и т.п.), поручение выполнения работы, не сделанной должником, другому лицу за счет должника (ст. 397 ГК) и некоторые другие действия.

Защита гражданских прав и охраняемых законом интересов обес­печивается применением предусмотренных законом способов защиты.

2. Способы защиты гражданских прав

Понятие способа защиты. Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспаривае­мых) прав и воздействие на правонарушителя. Общий перечень этих мер дается ст. 12 ГК, где говорится, что гражданские права защищаются путем их признания; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или соз­дающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки не­действительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к испол­нению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания не­устойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом. Данный перечень едва ли мож­но признать научно обоснованным ввиду того, что некоторые из указан­ных в нем способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащита) признана одним из ее способов. Тем не менее, закрепление в законе даже в таком несовершенном виде наиболее рас­пространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор.

Выбор способа защиты. Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права пря­мо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение. Так, например, собственник, который незаконно лишен владения вещью, в соответствии со ст. 301 ГК, вправе даже истребовать ее из чужого незаконного владения, т.е. восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Чаще, однако, обла­дателю субъективного права предоставляется возможность определенного выбора способа защиты своего нарушенного права. Например, в договоре подряда, если подрядчик допустил отступления от условий, договора, ухудшившие работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору потребовать безвозмездного исправления указанных недостатков в соразмерный срок, или возмещения понесенных заказчиком необходимых расходов по исправлению недо­статков работы, или соответствующего уменьшения вознаграждения за работу (ст. 364 ГК 1964 г.).

Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 12 ГК в тех случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения. Например, такие способы защиты, как возмещение убытков и взыскание не­устойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. Напротив, пресечение действий, нарушающих право или созда­ющих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав. Достаточно очевидно влияние на вы­бор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нару­шения права, практически невозможно и потому подлежат приме­нению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда — взыскание убытков и неустойки, возмещение вреда в натуре и т.п. Таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно пре­допределяется отмеченными выше обстоятельствами.

Меры защиты и меры ответственности. Следует учитывать, что указанные в ст. 12 ГК способы защиты неоднородны по своей юридиче­ской природе, что также оказывает существенное влияние на возмож­ности их реализации. Наиболее распространенным в литературе явля­ется их подразделение на меры защиты и меры ответственности, кото­рые различаются между собой по основаниям применения, социально­му назначению и выполняемым функциям, принципам реализации и некоторым другим моментам. Наибольшую практическую значимость при этом имеет то обстоятельство, что по общему правилу меры ответ­ственности, в отличие от мер защиты, применяются лишь к виновному нарушителю субъективного права и выражаются в дополнительных обременениях в виде лишения правонарушителя определенных прав или возложения на него дополнительных обязанностей. Среди способов зашиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК, мерами ответ­ственности моту т быть признаны лишь возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда; все остальные являются мерами защиты.

Конкретные способы защиты. Обратимся к более детальному анализу закрепленных ст. 12 ГК конкретных способов защиты. Первым из них названо признание субъективного права. Необходимость в дан­ном способе защиты возникает тогда, когда наличие у лица определен­ного субъективного права подвергается сомнению, субъективное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Зачастую неопределенность субъективного права приводит к невоз­можности его использования или по крайней мере затрудняет такое использование. Например, если собственник жилого дома не имеет на него правоустанавливающих документов, он не может этот дом про­дать, подарить, обменять и т.д. Признание права как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъек­тов, создания необходимых условий для его реализации и предотвра­щения со стороны третьих лиц действий, препятствующих его нормаль­ному осуществлению.

Признание права как средство его защиты1 по самой своей природе может быть реализовано лишь в юрисдикционном (судебном) порядке, но не путем совершения истцом каких-либо самостоятельных односто­ронних действий. Требование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца спорного права.

В большинстве случае требование о признании субъективного пра­ва является необходимой предпосылкой применения иных предусмот­ренных ст. 12 ГК способов защиты. Например, чтобы восстановить поло­жение, существовавшее до нарушения, или принудить должника к вы­полнению обязанности в натуре, истец должен доказать, что он облада­ет соответствующим правом, защиты которого он добивается. Однако нередко требование о признании права имеет самостоятельное зна­чение и не поглощается другими способами защиты. Так, признание права является распространенным способом защиты права собственности, других абсолютных (право хозяйственного ведения, право автора и т.д.) и относительных прав.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения прав как самостоятельный способ защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное регулятивное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Единый способ защиты охватывает собой широкий круг конкретных действий, например, возврат собственнику его имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК), выселение лица, самоуправно занявшего жилое помещение (ст. 99 ,ЖК) и др. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может происходить посредством применения как юрисдикционного, так и неюрисдикционного порядков защиты.

Распространенным способом защиты субъективных прав является Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как и признание права, данный способ защиты может применяться в сочетании с другими способами защиты, например, взысканием убытков или неустойки, или иметь самостоятельное значение. В последнем случае интерес обладателя субъективного права выражается в том, чтобы прекратить (пресечь) нарушение его права на будущее время или устранить угрозу его нарушения. Так, например, автор произведения, которое незаконно используется (готовится к выпуску в свет без его ведома, искажается, подвергается переделке и т.п.) третьими лицами, может потребовать прекратить эти действия, не выдвигая никаких иных, например, имущественных претензий. Нередко назначение данного способа защиты состоит в устранении препятствий для осуществления права, создаваемых нарушителем. Обычно это имеет место при длящемся правонарушении, которое само по себе не лишает лицо субъективного права, но мешает ему нормально им пользоваться. Так, собственник имущества в соответствии со ст.304 ГК может потребовать устранения всяких нарушений его права, хотя, бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий не­действительности ничтожной сделки представляют собой частные у случаи реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, так как совпадают с ним по правовой сущности. Наиболее очевидным это является при приведении сторон, совершивших недействительную сделку, в первоначальное положение. Но и тогда, когда в соответствии с законом к одной из сторон недействительной сделки применяются конфискационные меры в виде взыскания всего полученного или причитающегося по сделке в доход государства, права и законные интересы другой стороны защищаются путем восстановления для нее положения, существовавшего до нарушения права.

Защита прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц может осуществляться путем признания не­действительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Это означает, что гражданин или юридическое лицо, гражданские права или охраняемые законом интересы которых нару­шены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, — и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является, с одной стороны, противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами, например, принят не уполномоченным на то органом, и, с другой сто­роны, нарушает субъективные гражданские права и охраняемые зако­ном интересы гражданина или юридического лица, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично. Какой-либо дополнительной отмены акта со стороны издавшего его органа при этом не требуется. По общему правилу, незаконные акты признаются недействительными с момента их издания, если только они не стали таковыми с момента принятия нового закона или иного право­вого акта. Требование о признании незаконного акта недействительным может сочетаться с другими мерами защиты, например, требованием о возмещении убытков, либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации не­действительности акта, препятствующего, например, в реализации права.

К рассмотренному способу защиты близко примыкает и такой ука­занный в ст. 12 ГК «способ» защиты гражданских прав, как неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправ­ления, противоречащего закону. В теоретическом плане признание подобных действий самостоятельным способом защиты гражданских прав вряд ли оправдано, так как, во-первых, защита прав по самой своей сути не может заключаться в воздержании от каких-либо действий, а, напротив, предполагает их совершение, и, во-вторых, неприменение противоречащих закону актов есть обязанность суда, которой тот дол­жен придерживаться во всей своей деятельности в соответствии с принципом законности. Однако с практической точки зрения специаль­ное указание в законе на данное обстоятельство можно признать полез­ным, поскольку при игнорировании незаконного правового акта суд может теперь опереться на конкретную норму закона, которая предо­ставляет ему такую возможность. Как представляется, указанная мера распространяется как на индивидуально-правовые, так и нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В обоих случаях суд должен обосновать, почему им не применяется в конкретной ситуации тот или иной правовой акт, какой норме и какого закона он противоречит. Следует указать, что судом не должны применяться незаконные акты любых государственных органов и органов местного самоуправления, включая и те из них, признание не­действительности которых не относится к его компетенции. Например, районный суд не может признать недействительным не соответству­ющий закону акт министерства или ведомства, но он обязан его игнорировать как противоречащий закону при разрешении конкретно­го гражданско-правового спора. Если же вопрос о признании не­действительным незаконного акта государственного органа или органа местного самоуправления входит в компетенцию данного суда, пос­ледний не может ограничиться лишь игнорированием этого акта, а должен объявить его недействительным. Наконец, надлежит отметить, что не применять незаконные акты должен не только суд, но и любые другие органы, осуществляющие защиту прав граждан и юридических лиц.

Присуждение к исполнению обязанности в натуре, нередкоиме­нуемое в литературе еще реальным исполнением, как самостоятельный способ защиты гражданских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потерпевшего должен реально выполнить те действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего сто­роны. Исполнение обязанности в натуре обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Вполне очевидно, что интерес потер­певшего отнюдь не всегда может быть удовлетворен такой заменой. Он вправе настаивать на том, чтобы его контрагент фактически совершил действия, являющиеся предметом соответствующего обязательства, например, реально передал вещь, выполнил работу, оказал услугу и т.п. Лишь в тех случаях, когда реальное исполнение стало объективно не­возможным либо нежелательным для потерпевшего, данный способ должен быть заменен иным средством защиты по выбору потерпевшего.

Возмещение убытков и взыскание неустойки прелс^шляюггсобоя наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охра­няемых законом интересов, которые применяются в сфере как договор­ных, так и внедоговорных отношений. В отличие от возмещения вреда натуре, например, путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества, в данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесен­ных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ними лишь косвенным образом или вообще независима от него (взыскание неустойки). Основной формой компен­сации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убыт­ков; взыскание неустойки (штрафа) производится в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нару­шено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы «которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Более детально вопросы о понятии и составных частях убытков, а также о штрафных санкциях будут расс­мотрены в главе, посвященной гражданско-правовой ответственности.

Такой способ защиты гражданских прав, как компенсация мораль­ного вреда, состоит в возложении на нарушителя обязанности по выпла­те потерпевшему денежной компенсации за физические или нравствен­ные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Применение данного способа защиты ограничивается двумя основными обстоятельствами. Во-первых, требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены только конкретными гражданами, так как юридические лица физических или нравственных страданий испыты­вать не могут. Во-вторых, нарушенные права должны носить по обще­му правилу личный неимущественный характер. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации мо­рального вреда должна быть прямо указана в законе. Эти случаи и иные условия компенсации морального вреда будут рассмотрены в главе, посвященной нематериальным благам и их защите.

Своеобразным способом защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов является прекращение или изменение правоотно­шения. Так, покупатель в случае передачи ему вещи ненадлежащего качества вправе по своему выбору потребовать замены вещи, соразмер­ного уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостат­ков либо расторжения договора (ст. 77 Основ гражданского законода­тельства 1991 г.); отчуждатель жилого дома по договору пожизненного содержания может отказаться от договора, если покупатель не испол­няет обязанностей, принятых им на себя по этому договору (ст. 254 ГК 1964 г.), и т.д. Чаще всего данный способ защиты реализуется в юрисдикционном порядке, так как связан с принудительным прекра­щением или изменением правоотношения, но в принципе не исключа­ется его самостоятельное применение потерпевшим. Важно, однако, чтобы возможность прекращения или изменения правоотношения была прямо предусмотрена законом или договором.

Прекращение (изменение) правоотношения как способ защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов может применяться в связи как с виновными, так и невиновными действиями контрагента. Например, если выселение лица за невозможностью совместного проживания (ст.98 ЖК) прямо связано с его виновными противоправ­ными действиями, то принудительный выдел доли из общего имущества (ст. 252 ГК) может быть осуществлен заинтересованным лицом независимо от субъективной оценки действий других собственников. Рассмотренные способы защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций не исчерпывают собой все возможные Ццеры защиты. Это прямо вытекает из ст. 12 ГК, которая отсылает к |^яным способам защиты, предусмотренным законодательными актами. В качестве примера иных способов защиты можно назвать право Кредитора выполнить работу за счет должника (ст. 397 ГК), обращение взыскания залогодержателем на имущество должника (ст. 349 ГК), удержание комиссионером причитающейся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (ст. 417 ГК | 1964 г.), и др. Более подробное освещение рассмотренных и иных способов защиты применительно к конкретным видам гражданских правоотношений будет дано в последующих главах учебника.

СРОКИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ И ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

1. Понятие, исчисление и виды сроков

Понятие срока. Осуществление и защита гражданских прав нераз­рывно связаны с фактором времени. С определенными моментами или периодами времени гражданский закон связывает возникновение, изменение и прекращение правоотношений, необходимость совер­шения предусмотренных законом или договором действий, возмож­ность принудительного осуществления нарушенного права и т.д. Мо­менты или периоды времени, наступление или истечение которых вле­чет определенные правовые последствия, получили в гражданском пра­ве наименование сроков. Поскольку наступление (истечение) сроков носит объективный характер, т.е. не зависит от воли субъектов граж­данского права, сроки относятся к категории событий.

Правила исчисления сроков. Гражданское законодательство со­держит подробные правила, посвященные исчислению сроков (гл. 11 ГК). Согласно ст. 190 ГК срок может определяться календарной датой, истечением периода времени, а также указанием на событие, которое неизбежно должно наступить. Ссылки на конкретную календарную дату чаще всего встречаются в договорах, когда осуществление граж­данских прав и исполнение обязанностей увязывается с точным момен­том времени, например, 31 декабря 1995 г., однако может иметь место и в решениях судов, а также определяться самим законом, например, путем указания на определенное число месяца, когда должны производиться периодические платежи за коммунальные услуги, по обязательству страхования, налоговым платежам и т.п.

Сроки, представляющие собой периоды времени, определяются указанием на их продолжительность и исчисляются годами, месяцами, неделями, днями или часами (ст. 190 ГК), а иногда и более краткими периодами (например, хранение отобранного покупателем по договору розничной купли-продажи товара в течение 30 минут).

Особенность определения срока путем указания на событие, кото­рое неизбежно должно наступить, состоит в том, что участники граж­данского правоотношения не знают заранее точной даты его наступ­ления. Например, окончание договора пожизненного содержания закон связывает со смертью продавца, которая неизбежно наступит, хотя и не известно, когда это произойдет. Аналогичное значение в транспортных договорах имеют ссылки на начало или конец навигации, установление санного пути и т.п.

Для правильного исчисления срока важное значение имеет точное определение его начала и окончания. Согласно ст. 191 ГК течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступ­ления события, которыми определено его начало. Например, если наследодатель умер 14 сентября, установленный ст. 546 ГК 1964 г. 6-месячный срок на принятие наследства или отказ от него начинает течь с 15 сентября. Точно также решается вопрос в тех случаях, когда срок исчисляется в часах и минутах: срок начинает течь со следующей единицы времени.

Что касается правил окончания течения срока, то они различаются в зависимости от используемой единицы времени. Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующий месяц и число последнего года срока (ч. 1 ст. 192 ГК). Например, трехлетний срок исковой давности, начавший течь 1 апреля 1993 г., истечет 1 апреля 1996 г. Аналогичным образом решается вопрос о последнем дне срока, исчисляемого кварта­лами, месяцами и неделями (ч. 2—4 ст. 192 ГК). При этом, если окон­чание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, в котором нет соответствующего числа, то срок истекает в последний день этого месяца. Так, если согласованный сторонами 2-месячный срок исполнения обязанности начал течь 1 января, окончание этого срока выпадает на 28 или 29 февраля. Срок, определенный в полмесяца, рассматривается как срок, исчисляемый днями и считается равным 15 дням, независимо от числа дней в соответствующем месяце. В тех слу­чаях, когда последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день (СТ.193ГК).

Если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено по общему правилу до 24 часов последнего дня срока. Однако, когда это действие должно быть совершено в организации, срок истекает в тот час, когда в этой организации по установленным правилам прекращаются соответствующие операции, например, оканчивается рабочий день, закрывается склад и т.п. Все письменные заявления и извещения, хотя бы и предназначенные для подачи в соответствующие организации, но сданные на почту или на телеграф до 24 часов последнего дня срока, считаются поданными в срок.

Виды сроков. Многочисленные сроки, встречающиеся в граждан­ском праве, могут быть классифицированы по целому ряду конкретных оснований. В зависимости от того, кем устанавливаются сроки, различаются законные, договорные и судебные сроки. Законные сроки зафиксированы в законах и иных нормативных актах. Например, зако­ном установлен 6-месячный срок для принятия наследства или отказа от него (ст. 546 ГК 1964 г.), срок наступления полной гражданской дееспособности (ст. 21 ПО, срок исковой давности (ст. 196 ГК) и т.д. Сроки, устанавливаемые соглашением сторон, именуются договор­ными. Судебные сроки — это сроки, установленные судом, арбитраж­ным или третейским судом. Например, суд может назначить срок для безвозмездного устранения подрядчиком недостатков в работе (ст. 364 ГК 1964 г.), для опубликования опровержения сведений, порочащих честь и достоинство гражданина (ст. 152 ГК) и т.п.

По правовым последствиям сроки делятся на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие. Так, момент передачи вещи по общему правилу определяет момент возникновения права собствен­ности (ст. 223 ГК). Наступление или истечение правоизменяющего срока влечет за собой изменение гражданских прав и обязанностей. Например, просрочка передачи или принятия вещи приводит к тому, что риск случайной гибели переходит на сторону, допустившую прос­рочку. Правопрекращающие сроки приводят к прекращению прав и обязанностей. Так, если кредиторы наследодателя не заявят свои пре­тензии в течение 6 месяцев со дня открытия наследства, эти претензии считаются погашенными.

По характеру их определения различаются сроки императивные и диспозитивные, абсолютно определенные, относительно определен­ные и неопределенные, общие и специальные, и некоторые другие. Им­перативные сроки точно определены законом и не могут быть изменены по соглашению сторон. К ним, в частности, относятся сроки исковой (ст. 196 ГК) и приобретательиой давности (ст. 234 ГК), претензионные сроки (СТ.СТ. 247, 384 ГК РСФСР 1964 г.) и многие другие. Диспозитивными являются сроки, которые хотя и предусмотрены за­коном, но могут быть изменены соглашением сторон. Например, должник обязан исполнить обязательство, определенное моментом во­стребования, в 7-дневный срок со дня предъявления требования кредитором (ст. 317 ГК), однако своим соглашением стороны могут предусмотреть немедленное исполнение или более длительный льгот­ный срок.

Абсолютно определенные сроки указывают на точный момент или период времени, с которыми связываются юридические последствия. К ним относятся, например, сроки, обозначенные календарной датой или конкретным отрезком времени. Относительно определенные сроки характеризуются меньшей точностью, однако также связаны с каким-либо конкретным периодом или моментом времени. Такими сроками будут, например, период поставки, определенный в договоре как второй квартал, срок, обозначенный указанием на событие, которое неизбежно должно наступить, а также предусмотренные некоторыми нормами за­кона «соразмерные» (ст. 364 ГК 1964 г.) «нормально необходимые» (ст. 441 ГК), «разумные» (ст. 314 ГК) и т.п. сроки. Неопределенные сроки имеют место тоща, когда законом или договором вообще не установлен какой-либо временной ориентир, хотя и предполагается, то соответствующее правоотношение имеет временные границы. Так, имущество может быть передано во временное безвозмездное пользо­вание или в аренду без указания на конкретный срок такого пользо­вания.

Сроки, имеющие общее значение, т.е. касающиеся любых субъек­тов гражданского права и всех однотипных случаев, называются Общими сроками. Например, общий предельный срок действия доверенности определен законом в 3 года (ст. 186 ГК). Специальные сроки установлены в качестве исключений из общего правила и действуют лишь в случаях, прямо указанных в законе. Примером специального срока может служить срок действия доверенности, предназначенной для совершения действий за границей, которая сохраняет силу до отме­ны ее лицом, выдавшим доверенность (ч. 2 ст. 186 ГК).

Наконец, важное значение имеет деление сроков по их назначению на сроки осуществления гражданских прав, сроки исполнения граж­данских обязанностей и сроки защиты гражданских прав.

2. Сроки осуществления гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей

Сроки осуществления гражданских прав. Под сроками осущест­вления гражданских прав понимаются сроки, в течение которых обла­датель субъективного права может реализовать те возможности, кото­рые заложены в субъективном праве. Чаще всего они устанавливаются законом или иными нормативными актами, но могут предусматривать­ся и соглашением сторон. Указанные сроки, в свою очередь могут быть подразделены на сроки существования гражданских прав, пресекательные, претензионные, гарантийные сроки, сроки годности, службы, реализации, хранения, транспортабельности и некоторые другие.

Сроки существования гражданских прав — это сроки действия субъективных прав во времени. Выделение их в особую группу связано с тем, что наряду с бессрочными правами, например, правом собствен­ности, правом авторства, правом нанимателя жилого помещения и т.д., и правами с неопределенным сроком действия, например, правом поль­зования имуществом по договору аренды, заключенному на неопреде­ленный срок, существуют субъективные права, пределы действия кото­рых ограничены во времени. Так, доверенность может быть выдана на срок не более трех лет (ст. 186 ГК), срок действия патента на изобре­тение ограничен двадцатью годами, авторское право действует в те­чение всей жизни автора и пятидесяти лет после его смерти (кроме тех авторских правомочий, которые охраняются бессрочно) и т.д. Причины введения таких временных ограничений действия субъективных прав носят различный характер, однако чаще всего это обусловлено необ­ходимостью разумного сочетания интересов, личности с интересами общества в целом.

От сроков существования субъективных прав следует отличать так называемые пресекательные (преклюзивные) сроки. Они также предо­ставляют управомоченному лицу строго определенное время для реализации своего права. Однако, если сроки существования прав опре­деляют нормальную продолжительность этих прав, то пресекательные сроки имеют своим назначением досрочное прекращение субъективных прав в случае их неосуществления или ненадлежащего осуществления. Так, одним из оснований прекращения договора аренды жилого поме­щения может служить длительное отсутствие арендатора, если это пре­дусмотрено договором аренды; поручительство прекращается, если кредитор в течение одного года со дня наступления срока обязательства не предъявит иск к поручителю (ст. 367 ГК) и др.

Следует отметить, что многие авторы не разграничивают сроки осуществления субъективных прав и пресекательные сроки, относя их к единому виду пресекательных сроков. С таким подходом трудно согласиться, ибо нельзя игнорировать различия, существующие между этими сроками. В отличие от сроков существования субъективных прав, пресекательные сроки затрагивают лишь те субъективные права, кото­рые могли бы существовать и дальше при условии их надлежащего осуществления управомоченным субъектом. Вопреки распространен­ному мнению, пресекательных сроков в гражданском праве не так уж много. Наряду со сроком сохранения жилой площади за временно отсут­ствующим арендатором и членами его семьи, к ним можно отнести сроки учета бесхозяйного имущества (ст. 225 ГК), хранения находки (ст. 228 ГК), содержания безнадзорных животных (ст. 231ТК), изве­щения порта о намерении собственника поднять затонувшее имущество (ст. 98 КТМ) и некоторые другие.

Лретензионньш срок — это срок, в течение которого управомоченный субъект, вправе, а иногда и должен обратиться непосредственно к обязанному лицу в целях урегулирования возникшего между ними разногласия до обращения в суд, арбитражный или третейский суд за защитой нарушенного права. Установление данного правила продикто­вано стремлением законодателя сократить количество арбитражных и судебных дел, уменьшить непроизводительные процессуальные расхо­ды и ускорить восстановление нарушенных гражданских прав в тех случаях, когда обстоятельства дела достаточно очевидны, между сторо­нами практически нет спора и вопрос о защите нарушенного права может быть решен в добровольном порядке. В этих целях закон возла­гает на нарушителя гражданских прав обязанность в письменной форме уведомить заявителя о результатах рассмотрения претензии. В настоя­щее время предъявление претензии служит обязательной предпосыл­кой для последующего предъявления иска в суд, арбитражный или третейский суд лишь в отношениях между организациями транспорта, связи и их клиентурой. Продолжительность претензионных сроков колеблется, согласно действующему законодательству, от одного до шести месяцев и зависит от основания и категории спора. Иск, предъ­явленный с нарушением претензионного порядка, возвращается без рассмотрения. Что же касается иных споров, то вопрос о заявлении претензии или непосредственном обращении в суд с иском по общему правилу решается по усмотрению заинтересованного лица.

В отношении продукции (товаров, работ, услуг), предназначенной для длительного пользования или хранения, законом, а также стандар­тами, техническими условиями или договором могут предусматривать­ся более длительные сроки для установления кредитором недостатков с последующим предъявлением поставщику (продавцу, подрядчику) претензионных требований об устранении этих недостатков или о заме­не продукции. Иными словами, в течение указанных сроков, которые именуются гарантийными, должник ручается за безотказную службу изделия и обязуется устранить за свой счет все выявленные недостатки или заменить изделие. По смыслу закона, гарантийные сроки уста­навливаются для того, чтобы обезопасить покупателя (заказчика) от скрытых недостатков изделия, которые не могут быть обнаружены при обычной его приемке, но могут выявляться в процессе его использо­вания, хранения, обработки, эксплуатации и т.п. Как правило, они носят более длительный характер, чем предусмотренные законом обычные сроки для установления скрытых дефектов (ст.ст. 248, 263, 365 ГК 1964 г.). Иногда гарантия предоставляется не на календарный срок, а иными способами, например, на километраж пробега легкового авто­мобиля.

Начало течения гарантийного срока в зависимости от вида договора или специфики его объекта приурочивается ко дню продажи товара через розничную торговую сеть (ч. 1 ст. 248, ч. 4 ст. 263 ГК 1964 г.), моменту получения товара покупателем, дню ввода изделия в эксплу­атацию и некоторым иным моментам.

Гарантийный характер носят и некоторые другие предусмотренные законом сроки, например, сроки годности, хранения, реализации, тран­спортабельности и др. В связи с этим они обычно не выделяются в отдельные группы и рассматриваются в литературе в качестве раз­новидностей гарантийных сроков. Между тем каждый из них обладает известной спецификой и влечет особые правовые последствия. Так, в отношении продуктов питания, парфюмерно-косметических товаров, медикаментов, изделий бытовой химии и других товаров, пот­ребительские свойства которых могут ухудшаться с течением времени, устанавливаются сроки годности. Продажа товаров с просроченным сроком годности запрещается (п. 2 ст. 18 Закона РСФСР «О защите прав потребителей»). Срок годности товара исчисляется со дня его изготов­ления и определяется либо периодом времени, в течение которого товар пригоден к использованию, либо датой, до наступления которой товар пригоден к использованию.

Со сроком годности схож срок службы товара, в течение которого изготовитель обязан обеспечить безопасность товара (работы, услуги). Однако, если сроки годности определяются обычно нормативно-технической документацией, то сроки службы устанавливаются самими изготовителями или согласуются ими с потребителями. Срок службы товара исчисляется со дня его продажи потребителю, а если его установить невозможно — со дня изготовления. Кроме того, правовое значение данного срока состоит еще и в том, что изготовитель обязан обеспечить владельцу возможность использования изделия в течение всего срока службы. В этих целях изготовитель организует техническое обслуживание и ремонт изделий, а также выпуск и поставку в торговую и ремонтную сеть в необходимых для ремонта и технического обслуживания объемах и ассортименте запасных частей в течение срока производства изделий и после снятия их с производства — в течение срока службы, а при отсутствии такового — в течение 10 лет (ч. 2 ст. 2 Закона РСФСР «О защите прав потребителей»).

Под сроком транспортабельности понимается срок, в течение которого при надлежащем соблюдении правил отгрузки отправителем и правил перевозки транспортной организацией гарантируется качест­венная сохранность груза. Он устанавливается при транспортировке скоропортящихся грузов самим грузоотправителем (в соответству­ющих случаях — органом контроля за качеством) в зависимости от качественного состояния и индивидуальных свойств данного груза и условий его транспортировки. Срок транспортабельности служит критерием при решении вопроса о возможности приема груза к перевоз­ке с учетом срока его доставки, а также оказывает существенное влияние на судьбу спора по поводу порчи груза в процессе его транс­портировки.

Специфическое значение, не совпадающее со значением га­рантийных сроков, имеют и иные известные действующему законода­тельству сроки — сроки хранения, реализации, испытания, обкатки и др.

Сроки исполнения обязанностей. Со сроками осуществления гражданских прав тесным образом связаны сроки исполнения граж­данских обязанностей. Поскольку праву субъекта всегда коррес­пондирует чья-то конкретная обязанность, срок осуществления права одним лицом является одновременно сроком исполнения обязанности другим лицом. Срок исполнения обязанности, т.е. срок, в течение кото­рого должник обязан совершить определенные действия или, наоборот, воздержаться от их совершения, может быть предусмотрен законом, административным актом или договором.

Принято различать общие и частные (промежуточные) сроки исполнения обязанностей. Общий срок охватывает собой весь период исполнения обязанности. Таким общим сроком будет, в частности, сог­ласованный сторонами период поставки, например, 1996 г. В пределах общего срока участники гражданского правоотношения могут дого­вориться о частных (промежуточных) сроках выполнения обязательст­ва. Так, в договоре подряда может быть предусмотрена поэтапная сда­ча-приемка работ, выполняемых подрядчиком к определенным кален­дарным срокам. При этом надлежащим исполнением обязанности со стороны должника будет считаться не только ее исполнение к общему сроку, но и с соблюдением установленных сторонами промежуточных сроков. Закон содержит специальные правила относительно возмож­ности досрочного исполнения обязанности, ответственности за просроч­ку и т.д., которые будут освещены в дальнейших главах учебника.

3. Исковая давность

Понятие и значение срока исковой давности. Под сроком защиты гражданских прав понимается срок, в течение которого лицо, право которого нарушено, может требовать принудительного осуществления или защиты своего права. Поскольку основным средством защиты на­рушенного гражданского права является иск, указанный срок получил наименование срока исковой давности. Следует, однако, помнить, что в соответствии со ст. 11 ГК защита гражданских прав осуществляется не только судом, арбитражным и третейским судом, но в предусмотрен­ных законом случаях и иными, в частности административными орга­нами, а также путем применения мер самозащиты (§ 1 гл. 13). Конкрет­ные сроки, в пределах которых эти органы или сам управомоченный могут осуществлять защиту нарушенных прав, законом не определены. Применительно к отдельным мерам самозащиты этот вопрос, конечно, и не возникает. Так, само состояние необходимой обороны (ст. 448 ГК 1964 г.) или крайней необходимости (ст. 449 ГК 1964 г.) предполагает, что соответствующие защитные действия могут быть предприняты лишь для отражения наличной опасности. Соответственно и срок их применения ограничен временем нападения или присутствия другой реальной угрозы правам и интересам субъекта. Аналогично решается вопрос и относительно сроков применения кредитором некоторых опе­ративных санкций. Например, отказаться от оплаты продукции поку­патель должен сразу, как только ему стало известно о том, что про­дукция не соответствует по качеству стандартам, техническим ус­ловиям или образцам.

В отдельных случаях срок защиты гражданских прав, осуществля­емой во внесудебном порядке, устанавливается нормативными актами.

Так, например. Патентным законом РФ подробно регламентированы сроки подачи заявителем возражений в Апелляционную палату Патен­тного ведомства при несогласии заявителя с решениями экспертизы по его заявке. Однако нередко сроки подобной защиты нарушенного права законом не конкретизированы. В этих случаях следует руководство­ваться общим сроком исковой давности, который установлен применительно к исковой форме защиты гражданских прав.

Необходимость регламентации сроков, в течение которых облада­тель нарушенного права может добиваться принудительного осуществ­ления и защиты своего права, объясняется рядом обстоятельств. Прежде всего институт исковой давности облегчает установление судами объективной истины по делу и тем самым содействует вынесению правильных решений. Если бы возможность принудительной защиты нарушенного права не ограничивалась определенным сроком, это чрез­вычайно затруднило бы разрешение гражданских дел в связи с большей вероятностью утраты доказательств, возросшей возможностью неадек­ватного отражения обстоятельств дела участвующими в нем липами и т.п. Исковая давность содействует стабилизации гражданского оборота, устранению неопределенности в отношениях его участников, которая неизбежно возникала бы из-за того, что нарушителя гражданского пра­ва бесконечно долго держали бы под угрозой применения мер государ­ственного принуждения. Устойчивый гражданский оборот предполага­ет конкретизацию объема прав и обязанностей участвующих в нем субъектов, а значит скорейшее разрешение возникающих между ними споров по поводу гражданских прав. Нельзя сбрасывать со счетов и соображения справедливости. Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты гражданских прав ущемляло бы охраняемые законом права и интересы ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могут заранее учесть необходимость собирания и сохранения соответствующих доказательств. Кроме того, длительное не предъявление иска истцом обычно свидетельствует о том, что он либо не слишком заинтересован в осуществлении своего права, либо нетвер­до уверен в обоснованности своих требований. Наконец, исковая дав­ность служит укреплению договорной дисциплины, стимулирует активность участников гражданского оборота в осуществлении принад­лежащих им прав и обязанностей, а также усиливает взаимный конт­роль за исполнением обязательств.

Право на иск в процессуальном и материальном смыслах. Будучи сроком принудительной защиты нарушенного права, исковая давность тесным образом связана с процессуальным понятием права на иск. Право на иск — есть обеспеченная законом возможность заинтересо­ванного лица обратиться в суд с требованием о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком в целях защиты на­душенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса ляпу . Согласно общепринятой точке зрения, право на иск состоит из двух правомочий — права на предъявление иска и права на удовлетво­рение иска. Право на предъявление иска, которое часто именуется пра­вом на иск в процессуальном смысле, — это право требовать от суда рассмотрения и разрешения возникшего спора в определенном процес­суальном порядке. Условия и предпосылки осуществления данного пра­ва определяются гражданско-процессуальным законодательством. В данном случае важно подчеркнуть, что право на иск в процессуальном смысле по общему правилу не зависит от истечения каких бы то ни было Сроков. Обратиться в суд с иском можно в любое время независимо от истечения срока исковой давности (ч. 1 ст. 199 ГК).

По иному обстоит дело с правом на удовлетворение иска или, говоря другими словами, правом на иск в материальном смысле, под которым понимается возможность принудительного осуществления требования истца через суд. Истечение исковой давности погашает именно эту возможность и служит основанием для отказа в иске (ч. 2 ст. 199 ГК).

Императивность правил об исковой давности. Правила закона, определяющие сроки исковой давности и порядок их исчисления, носят в основной своей части императивный характер. Так, стороны не могут своим соглашением изменить продолжительность срока исковой дав­ности, по-иному, чем в законе, определить начало его течения, обстоя­тельства, приостанавливающие исковую давность и т.д. Вместе с тем закон содержит чрезвычайно важное правило о том, что исковая дав­ность применяется судом, арбитражным или третейским судом только по заявлению стороны в споре (ч. 2 ст. 199 ГК). Это означает, что если ответчик не желает воспользоваться фактом истечения давности, о чем он прямо заявляет суду, последний должен рассмотреть дело по суще­ству и вынести решение по материально-правовому спору между истцом и ответчиком независимо от истечения какого-либо срока. Представляется, что данное правило не должно толковаться расширительно в том смысле, что стороны в любой момент, например, при заключении сделки, могут договориться о неприменении к их воз­можным спорам срока исковой давности. Такое соглашение будет считаться недействительным как противоречащее закону. Заявить о неприменении исковой давности можно лишь в отношении уже возникшего спора, который передан истцом на разрешение судебного органа.

Согласно ранее действовавшему законодательству суд обязан был применить исковую давность по собственной инициативе независимо от заявления сторон (ст. 82 ГК 1964 г.).

Требования, на которые исковая давность не распространяется. По общему правилу исковая давность распространяется на все граж­данские правоотношения. В виде исключения срок исковой давности не применяется к ряду требований, которые прямо указаны в законе. Так, в соответствии со ст. 208 ГК, исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом; на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов; на тре­бования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граж­данина. В последнем случае требования, предъявленные по истечении срока давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшество­вавшие предъявлению иска. Исковая давность не применяется также к требованию собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (негаторный иск). Указанный перечень не являет­ся исчерпывающим, так как законом могут устанавливаться и иные случаи неприменения исковой давности.

Отличия срока исковой давности от других видов сроков. Срок исковой давности следует отличать от других видов сроков и прежде всего сроков существования прав, пресекательных и претензионных сроков. Со сроками существования гражданских прав и пресекательными сроками исковую давность сближает то обстоятельство, что во всех трех случаях с истечением срока закон связывает погашение тех возможностей, которые заложены в субъективном праве. В этом смысле срок исковой давности также может считаться сроком существования права (имеется в виду право на защиту как самостоятельное субъ­ективное право). Однако между этими сроками имеется и существенное различие, состоящее в том, что если срок существования права, равно как и пресекательный срок, — это сроки существования субъективного права в ненарушенном состоянии, то давностный срок — это период, в течение которого допускается принудительное осуществление нару­шенного права. Практическое значение четкого разграничения этих сроков состоит в том, что на сроки осуществления гражданских прав не распространяются правила о приостановлении, перерыве и восстанов­лении исковой давности (ст.ст. 202—203 ГК), что они, в отличие от исковой давности, в ряде случаев могут быть изменены соглашением сторон и т.д.

Срок исковой давности и претензионный срок роднит то, что оба они связаны с нарушенным субъективным правом, начинают течь, как правило, одновременно и взаимно поглощают друг друга. Но если претензионный срок устанавливается законом для урегулирования спора непосредственно самими сторонами, то срок исковой давности ограничивает временные рамки принудительного осуществления субъ­ективного права через суд, арбитражный или третейский суд, а также иные компетентные органы.

Виды сроков исковой давности. Сами сроки исковой давности под­разделяются на общий и специальные. Общий срок исковой давности, равный трем годам, распространяется на все правоотношения, кроме тех, в отношении которых установлены специальные сроки. Специальные сроки исковой давности применяются к отдельным, особо указан­ным в законе требованиям. Поскольку они, как правило, являются менее продолжительными, чем общий срок давности, их еще именуют сокращенными сроками. Так, законом установлен 6-месячный срок давности по искам о недостатках проданных вещей (ст. 249 ГК 1964 г.), вытекающим из поставки продукции ненадлежащего качества, а также некомплектной (ст. 262 ГК 1964), о недостатках выполненной под­рядчиком работы (ст. 368 ГК 1964 г.) и т.д. Для исков клиентуры всех видов транспорта и органов связи установлен 2-месячный срок исковой давности (ст. 384 ГК 1964 г.). Сокращенные сроки исковой давности призваны стимулировать скорейшее предъявление иска для правильно­го разрешения дела. Примером более продолжительного срока исковой давности (по сравнению с общим) может служить 10-летний срок иско­вой давности, установленный ч. 1 ст. 181 ГК для иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки, исчисляемый со дня, когда началось ее исполнение.

Начало течения исковой давности. Большое значение имеет правильное определение начало течения давностного срока. В соот­ветствии со ст. 200 ГК исковая давность начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются только ГК и иными законами. Таким обра­зом, начало течения исковой давности закон связывает, с одной сторо­ны, с объективным моментом, т.е. нарушением субъективного права, а с другой стороны, с субъективным моментом, т.е. моментом, когда управомоченный узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Очевидно, что эти моменты не всегда совпадают, хотя и предполагается, что потерпевший узнает о нарушении своего права в момент его нару­шения. Однако если истец докажет, что он узнал и мог узнать о нару­шении лишь позднее, предпочтение отдается субъективному моменту. Такое решение вопроса представляется вполне справедливым, так как если управомоченное лицо не знает о нарушении своего права, то оно, естественно, не может воспользоваться правом на защиту. Но в этом случае уже ответчик может доказывать, что о нарушении права истец должен был узнать раньше, чем он узнал об этом фактически. И если действительно будет установлено, что истец не узнал своевременно о нарушении своего права из-за своей халатности, давность начинает течь с того момента, когда по обстоятельствам дела истец должен был узнать о нарушении.

Момент начала исковой давности для защиты некоторых субъ­ективных прав имеет определенную специфику. В относительных пра­воотношениях решающее влияние на начало давностного срока оказывает содержание этих правоотношений. В том случае, если обязанность должника состояла в совершении им определенного действия в обуслов­ленный договором срок, исковая давность начинает течь с момента наступления (истечения) срока исполнения. Когда исполнение обяза­тельства определено моментом востребования (ст. 374 ГК), давность исчисляется с момента истечения 7-дневного льготного срока, если обя­занность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Если обязанность должника состоит в совер­шении ряда последовательных однородных действий, например, в осу­ществлении поставок или оказании услуг, срок исковой давности применяется по каждому требованию отдельно.

В тех относительных правоотношениях, в которых обязанностью должника является, среди прочего, воздержание от каких-либо действий (например, по авторскому договору о передаче исключитель­ных прав автор должен не передавать свое произведение для использо­вания определенным способом другим лицам в течение всего срока договора), исковая давность начинает течь с того дня, когда кредитору стало или должно было стать известным о совершении должником соот­ветствующего действия. В таком же порядке определяется момент на­чала давностного срока при нарушении большинства абсолютных прав. По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

Применительно к отдельным требованиям гражданский закон ус­танавливает особые правила о начале течения срока давности. Так, специальный 6-месячный срок на предъявление иска по поводу недо­статков проданной вещи начинает течь со дня заявления претензии, а если претензия не заявлялась или время ее заявления установить не­возможно, — со дня истечения сроков, предусмотренных для претензий по поводу этих недостатков (ст. 249 ГК 1964 г.). По искам, связанным с перевозкой и предъявляемым к перевозчику, давность начинает течь с момента получения ответа на претензию или истечения срока, установ­ленного для ответа на нее (ст. 384 ГК 1994 г.), и др.

Приостановление, перерыв и восстановление исковой давности. В большинстве случаев исковая давность, начавшись, течет непрерыв­но. Однако закон учитывает, что в реальной жизни могут возникнуть такие обстоятельства, которые препятствуют или по крайнем мере за­трудняют управомочениому лицу предъявить иск в пределах давност­ного срока. Эти обстоятельства носят различный характер и могут служить основанием для приостановления, перерыва или восстанов­ления исковой давности.

Сущность приостановления течения исковой давности состоит в том, что время, в течение которого действует обстоятельство, препятст­вующее защите нарушенного права, не засчитывается в установленный законом срок исковой давности. К числу оснований, приостанавлива­ющих течение давностного срока, в соответствии со ст. 202 ГК относят:

1) непреодолимая сила, т.е. чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство;

2) нахождение истца или ответчика в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

3) установленная на основании закона Правительством РФ отсрочка исполнения обязательств (мораторий);

4) приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Понятием «непреодолимая сила» или форс-мажорным обстоятель­ством охватываются как стихийные бедствия (землетрясения, наводнения, снежные заносы и т.п.), так и общественные явления (беспо­рядки, гражданские войны, забастовки и т.п.), которые нарушают нормальную работу транспорта, связи, судов и иных органов и тем самым препятствуют своевременному предъявлению иска. Чтобы то или иное событие могло квалифицироваться как непреодолимая сила, оно должно характеризоваться прежде всего чрезвычайностью, т.е. быть необычным, выпадающим из нормального хода развития и, как правило, не предвидимым заранее явлением. Кроме того, оно должно быть объективно непредотвратимым с помощью наличных при данных условиях технических и иных средств. Последнее обстоятельство свидетельствует об относительности понятия «непреодолимая сила», поскольку то, что нельзя предотвратить при одних условиях места и времени, может быть предотвращено при иных условиях. Поэтому оценка тех или иных событий в качестве непреодолимой силы должна опираться на конкретные жизненные обстоятельства.

Нахождение истца или ответчика в Вооруженных Силах, переведенных на военное положение, само по себе не исключает предъявление иска, но делает это крайне затруднительным, в силу чего также учитывается законом в качестве приостанавливающего исковую давность обстоятельства. Однако давностный срок не приостанавливается в связи с простым призывом гражданина на службу в Вооруженные Силы или на военные сборы.

Мораторий как основание приостановления исковой давности; отличается от непреодолимой силы тем, что создает не фактические, а юридические препятствия для предъявления иска. В данном случае компетентный государственный орган в лице Правительства РФ отодвигает срок исполнения обязательств, и тем самым «замораживает» на определенный период существующие права требования на принудительное исполнение обязательства должниками. Мораторий может относиться ко всем обязательствам (общий мораторий) или рас­пространяться лишь на отдельные их виды (частный мораторий). Объявление моратория, который на практике применяется весьма ред­ко, вызывается, как правило, чрезвычайными обстоятельствами — во­енными действиями, экономическими реформами и т.п.

К мораторию близко примыкает приостановление действия зако­на или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение. Решение об этом может быть принято компетентным государст­венным органом, который, не отменяя нормативный акт в принципе, блокирует его действие на период существования определенных, как правило, чрезвычайных обстоятельств.

Рассмотренные обстоятельства приостанавливают исковую дав­ность лишь в том, однако, случае, если они имели место, т.е. возникли или продолжали существовать, в последние шесть месяцев срока дав­ности, а применительно к сокращенным срокам — в течение всего срока давности, если этот срок равен или менее шести месяцев. Предполага­ется, что, если соответствующие события возникли и прекратились ранее, то у кредитора достаточно времени для предъявления иска. По этой же причине срок, оставшийся после прекращения действия обсто­ятельств, приостанавливающих исковую давность, удлиняется до шести месяцев или полной продолжительности сокращенного давностного срока, если он не превышал шести месяцев.

Помимо случаев, предусмотренных ст. 202 ГК, закон предус­матривает и некоторые другие основания для приостановления дав­ности по отдельным требованиям. Так, если судом оставлен без рассмот­рения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъ­явления иска течение срока исковой давности продолжается со дня вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рас­смотрения (ст. 204 ГК). Иными словами, период нахождения граждан­ского иска в уголовном деле исключается из срока исковой давности. В соответствии со ст. 471 ГК 1964 г.) течение срока давности по искам о возмещении вреда, связанного с повреждением здоровья или причинением смерти, приостанавливается обращением граждан, ука­занных в ст.ст. 460—461 ГК 1964 г.) к соответствующему органу за назначением пенсии или пособия до решения этого вопроса.

Перерыв исковой давности означает, что время, истекшее до на­ступления обстоятельства, послужившего основанием перерыва, в давностный срок не засчитывается и он начинает течь заново. Если приостановление исковой давности вызывается, как правило, не­зависящими от воли заинтересованных лиц событиями длящегося ха­рактера, то перерыв исковой давности закон связывает с волевыми однократными действиями истца или ответчика. В соответствии со ст.203 ГК течение исковой давности прерывается:

1) предъявлением иска в установленном законом порядке;

2) совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Первое из этих обстоятельств охватывает собой лишь такое обра­щение в суд, арбитражный или третейский суд, которое сделано в пол­ном соответствии с требованиями материального и процессуального законодательства. Это, в частности, означает обязательное соблюдение истцом правил о подведомственности спора, принятие им необходимых мер к его досудебному урегулированию, предъявление иска дееспособ­ным лицом и т.д. Иск, предъявленный с нарушением любого из этих и иных установленных законом требований, не принимается судом к производству (ст. 129 ГПК) либо оставляется судом без рассмотрения (ст. 210 ГПК) и не прерывает исковую давность. Иногда, однако, иск, предъявленный по всем правилам, оказывается не рассмотренным по существу, например, ввиду появления обстоятельств, приостанавливающих производство по делу (ст. 214 ГПК). Так, суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, пребывания ответчика в действующей части Вооруженных Сил и т.д. Во всех случаях приостановления производства по делу исковая давность прерывается в момент предъявления иска и начинает течь заново.

Признание долга как обстоятельство, прерывающее исковую давность, может выражаться в любых действиях должника, подтвержда­ющих наличие долга или иной обязанности. Такими действиями могут быть, в частности, просьба об отсрочке исполнения, частичная уплата долга или процентов по нему и т.п. Действия, свидетельствующие о признании долга, должник может совершить как по отношению к кредитору, так и по отношению к третьим лицам. Указанные в ст.204 ГК обстоятельства, прерывающие исковую давность, носят исчерпыва­ющий характер и не дополняются какими-либо специальными правами закона.

Наряду с приостановлением и перерывом исковая давность может быть восстановлена судом, если причины ее пропуска будут признаны уважительными. Данный случай принципиально отличается от расс­мотренных выше тем, что восстанавливается уже истекшая давность и суд исходит из этого обстоятельства. Восстановление исковой давности рассматривается законом как исключительная мера, которая может применяться лишь при наличии ряда обстоятельств. Во-первых, причина пропуска исковой давности может быть признана судом (уважительной только тогда, когда она связана с личностью истца, в частности его тяжелой болезнью, беспомощным состоянием, неграмот­ностью и т.п. Обстоятельства, связанные с личностью ответчика, во внимание не принимаются.

Во-вторых, вопрос о восстановлении исковой давности может ставиться лишь потерпевшим — гражданином. Просьбы юридических лиц и граждан-предпринимателей о восстановлении давностного срока удовлетворяться не могут. В-третьих, причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности. При этом решение данного вопроса зависит от суда — он может признать причины пропуска давностного срока уважительными, а может и не признать.

В соответствии с прямым указанием закона (ст. 201 ГК), перемена лиц в обязательстве не влечет за собой изменение срока исковой давности, т.е. не прерывает ее и не приостанавливает и, по общему правилу, не может служить основанием для ее восстановления. Такая перемена лиц происходит при уступке права требования (ст.382 ГК) или переводе долга (ст. 391 ГК), при наследовании, реорганизации юридического лица и в других случаях правопреемства. Правопре­емник, заинтересованный в защите перешедшего к нему права, должен уложиться в остаток срока исковой давности, который имеется на мо­мент перехода к нему нарушенного права.

Последствия истечения срока исковой давности. Истечение срока исковой давности о применении которой заявлено стороной в споре, до предъявления иска является основанием к отказу в иске (ч. 2 ст. 199 ГК), т.е. погашает право на иск в материальном смысле. Иными сло­вами, если при рассмотрении дела выясняется, что истцом пропущен срок исковой давности, суд должен отказать в иске, хотя бы из обстоя­тельств дела вытекало, что истец обладает соответствующим правом и это право нарушено ответчиком. Данный вопрос однозначно решен законом и дискуссий не вызывает. Однако долгие годы ведется спор вокруг вопроса о том, погашается ли истечением исковой давности само принадлежащее истцу субъективное гражданское право или нет. По мнению одной группы ученых, с истечением давностного срока прекра­щается само субъективное право, неразрывно связанное с возможно­стью его принудительного осуществления, которая утрачивается в дан­ном случае. С точки зрения В.П.Грибанова и С.М. Корнеева субъ­ективное право утрачивается лишь с момента вынесения судом решения об отказе в иске на основании пропуска истцом исковой давности. На­конец, по мнению многих авторов, с истечением исковой давности субъ­ективное право не погашается, а продолжает существовать, хотя и не может быть реализовано в принудительном порядке.

Наиболее убедительной представляется последняя точка зрения как в наибольшей степени согласующаяся с правилами, установлен­ными действующим законодательством. Так, в случае исполнения обя­занности должником по истечении срока исковой давности он не вправе требовать исполнение обратно, хотя бы в момент исполнения он и не знал об истечении давности (ст. 206 ГК). Закрепляя подобное правило, закон исходит из того, что должник исполняет лежащую на нем право­вую, а не только моральную обязанность. Подтверждением сохранения у истца субъективного права служит также предоставленная суду возпризнать причины пропуска давности уважительными. Если исходить из того, что истечение давностного срока автоматически полагает субъективное право, пришлось бы констатировать, что в этом случае суд наделяет лицо субъективным правом, что не входит в его полномочия и противоречит основным принципам гражданского судопроизводства. Кроме того необходимо учитывать, что исковая давность применяется судом, арбитражным или третейским судом только по заявлению сторон в споре. Если связывать с истечением давности само существование субъективного права, а не только возможность его принудительного осуществления, необходимо было бы заключить, что «опрос о праве истца зависит от усмотрения ответчика, что также не согласуется с принципами гражданского права. Наконец, введение в закон приобретательной давности, т.е. установление особых правил приобретения права собственника по давности владения, также, хотя и косвенно, подтверждает, что истечение исковой давности само по себе не прекращает субъективного права, но его обладатель лишается воз­можности осуществить это право в принудительном порядке.

Некоторые комментаторы ГК на основании этого приходят к выво­ду, что юридическим лицам моральный вред возмещаться не должен.

Однако в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъясняется, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с рас­пространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Защита иных личных неимущественных прав. Целью гражданско-правовой защиты личных неимущественных прав граждан является предоставление и обеспечение им физической и интеллектуальной неприкосновенности, а также неприкосновенности внутреннего мира личности с тем, чтобы гражданин имел определенную самостоятель­ность от общества и его социальных и государственных образований. Такая автономия может обеспечиваться предоставлением гражданину свободы и неприкосновенности, а также охраной тайны личной жизни.

Гражданско-правовые нормы наряду с нормами других отраслей права направлены на охрану жизни человека в плане не только предот­вращения произвольного лишения жизни, но и регулирования отно­шений, связанных с трансплантацией органов человека, искусствен­ным оплодотворением, искусственным перерывом беременности и пр.

Нормы, направленные на защиту здоровья, призваны обеспечить нормальную жизнедеятельность человека, его физическое и психичес­кое благополучие.

Индивидуальная свобода гражданина обеспечивается предостав­лением ему ряда личных неимущественных прав, призванных охранять от постороннего вмешательства различные стороны проявления его личности.

Неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна — это право лица по своему усмотрению определять личное поведение в индивидуальной жизнедеятельности. Правовая защита этого блага направлена на исключение любого вмешательства в его личную жизнь со стороны других лиц, кроме случаев, предусмотренных законом.

Гражданско-правовые средства защиты эффективны в тех случаях, когда нарушение тайны личной жизни, распространение информации о различных сторонах жизнедеятельности гражданина нанесли ему ущерб. Защита названных благ предполагает обеспечение неприкосно­венности частной жизни, с одной стороны, и сохранение тайн этой жизни, с другой. Неприкосновенность частной жизни предполагает неприкосновенность жилища, средств личного общения, тайны пер­еписки и телефонных переговоров, личной (частной) документации, неприкосновенности внешнего облика индивида. Личная и семейная тайна может состоять из сведений, касающихся состояния здоровья, усыновления, распоряжения имуществом, денежных сбережений, све­дений о личной (семейной) жизни.

В индивидуальной жизнедеятельности гражданин вправе посту­пать по своему усмотрению и предоставление ему этой возможности также может быть расценено как способ защиты (самозащиты).

Право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства обеспечивается тем, что только сам гражданин может решить по своему личному усмотрению, где и как долго ему проживать, какие места посещать, где будет находиться его постоянное или времен­ное место жительства. Он может свободно перемещаться внутри страны, покидать ее пределы и возвращаться вновь. Свобода передвижения предполагает не только изменение мест жительства и пребывания, но и оседлость, неизменность места жительства (нахождения) гражданина в пределах государства (его части), если постоянное пребывание в этом месте соответствует воле и желанию самого гражданина.

Право на имя — наиболее существенное из прав, индивиду­ализирующих личность гражданина. Русское официальное имя состоит из фамилии, имени, отчества и подтверждается официально выданным документом: паспортом, свидетельством о рождении, другими докумен­тами, удостоверяющими личность гражданина. Родившемуся ребенку уже в течение месяца должно быть присвоено определенное имя, досто­верно записанное в актовых записях и в свидетельстве о рождении. Неправильная (с ошибкой составленная) запись имени подлежит исправлению в установленном законом порядке. Присвоение чужого имени пресекается различными, в том числе и гражданско-правовыми средствами. Наряду с правом на имя, данном при рождении, граж­данину предоставлено право на его перемену, например, в случае не­благозвучности имени, желания гражданина, обоснованного уважительными причинами, изменить фамилию, имя или отчество. Родителям ребенка предоставляется право на выбор имени и, если имя ребенку дано без учета пожеланий родителей, актовая запись должна быть исправлена по заявлению родителей, поданному в пределах уста­новленного срока в органы загса. Способом защиты можно признать и правило, в соответствии с которым может быть изменено имя ребенка в связи с тем, что в быту он известен под другим именем. Широкое применение Гражданско-правовые способы защиты права на имя нахо­дят в случаях, когда присвоение чужого имени, использование его с искажением причиняют его носителю нравственные страдания, а, воз­можно, и имущественный вред.

Компенсация морального вреда. Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно. В течение длительного времени считалось, что моральный вред в социалистичес­ком обществе возмещению вообще не подлежит. В обоснование этого приводился проникнутый фарисейством аргумент, который сводился к тому, что личность советского человека находится на столь недосягае­мой высоте, что ее никак нельзя оценивать на деньги. Постепенно, однако, и в общественном сознании, и в подходе законодателя к решению этого вопроса произошел перелом. Вначале в специальных нормативных актах, рассчитанных на отдельные случаи, а затем в ак­тах общего кодификационного характера категория морального вреда была узаконена.

Наиболее общей нормой, которая предусматривала возмещение морального вреда, стала ст. 131 Основ гражданского законодательства 1991 года, которая была введена в действие на территории РФ с 3 августа 1992 года. В этой норме впервые была предпринята попытка определить понятие морального вреда, а также закрепить условия и способы его возмещения. Моральный вред в ст. 131 Основ был определен как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Из этой характеристики морального вреда следует вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу, поскольку физические или нравственные страдания может испытывать лишь психофизическая особь, но никак не социальная общность, каковой является юридическое лицо. Что же касается условий возмещения мо­рального вреда, то в качестве таковых предусмотрены противоправ­ность действий, причинивших вред, и вина причинителя вреда. Предус­мотрено, что моральный вред возмещается в денежной или иной ма­териальной форме и в размере, определяемых судом, причем не­зависимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. О возмещении вреда речь шла и в статье 7 Основ, причем в ней предус­матривалось возмещение морального вреда, причиненного не только гражданину, но и юридическому лицу в случае распространения све­дений, порочащих их честь, достоинство и деловую репутацию. Обратим внимание на то, что в ст. 131 Основ возмещение морального вреда предусматривалось независимо от того, причинен ли этот вред посягательством на личное неимущественное право или на имущест­венное право потерпевшего лица.

Эти правила действовали до 1 января 1995 года. С этой даты на смену им пришли нормы о моральном вреде и его возмещении, зафиксированные в ГК. Статья 151 ГК определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991 г., а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по разному подходит к случаям причинения морального вреда посягательством на принадлежащие гражданину личные неимущественные права либо иные нематериаль­ные блага, с одной стороны, и посягательством на те права и интересы гражданина, которые не охватываются категорией нематериальных благ, с другой. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК. А вот если моральный вред причинен посягательст­вом на какое-либо материальное благо, которое находит свое выра­жение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тог­да, когда существует специальный закон, такое возмещение предус­матривающий. Таковым законом является, в частности. Закон РФ «О защите прав потребителей». В случаях, подпадающих под действие этого закона, моральный вред потерпевшему лицу возмещается не­зависимо от того, причинен ли он посягательством на нематериальное благо или на имущественное право. Таким образом, в ст. 151 ГК, по сравнению со ст. 131 Основ, круг случаев, в которых моральный вывод подлежит возмещению, сужен. Указанное обстоятельство нужно учитывать, если моральный вред был причинен после 1 января 1995 года. В ст. 151 ГК предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении размеров компенсации морально­го вреда. Суд принимает во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывается сте­пень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуаль­ными особенностями лица, которому причинен вред. В самом деле, один человек легко раним и остро переживает неправомерное вторжение другого лица в сферу его нематериальных и имущественных прав и интересов. А другому лицу все как «с гуся вода», и он довольно спокойно реагирует на действия, наносящие ему какой-либо урон. При этом, поскольку возмещение морального вреда является мерой гражданско-правовой ответственности, надлежит исходить из тех оснований ответ­ственности, которые должны быть налицо в том или ином конкретном случае. Так, если ответственность наступает независимо от вины (например, за вред, причиненный источником повышенной опасности), то и моральный вред, в принципе, подлежит возмещению независимо от вины.

Но, пожалуй, наиболее сложным является вопрос, кому именно моральный вред может быть причинен: только гражданину или также юридическому лицу. Из определения морального вреда, данного в ст. 151 ГК, и условий его возмещения может быть сделан вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Пов­торим еще раз: юридическому лицу физические и нравственные стра­дания вроде бы причинены быть не могут. Однако в ст. 152 ГК, предус­матривающей защиту чести, достоинства и деловой репутации, сказа­но, что правила о защите деловой репутации гражданина, соответственно, применяются и к защите деловой репутации юридиче­ского лица. А в числе этих правил предусмотрено не только возмещение убытков, но и компенсация морального вреда. Опираясь на эти поло­жения, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 года № 10, специально посвященном вопросам компенсации мо­рального вреда, разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распростра­нения таких сведений в отношении юридических лиц (см. п. 5 постанов­ления). Иными словами, Пленум склоняется к тому, что моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в тех случаях, когда распространены сведения, порочащие деловую репутацию юридичес­кого лица, и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако в последнее время чаша весов склоняется в пользу того, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинения физических и нравственных страданий, причинен быть не может. В тех случаях, когда деловой репутации юридического лица нанесен урон распространением каких-либо порочащих сведений, юридическое лицо может требовать возмещения причиненных ему убытков, в том числе и в виде упущенной выгоды. Но размер этих убытков, разумеется, должен быть доказан. А это значительно сложнее, поскольку размер причиненного морального вреда зачастую берется с потолка и не подлежит столь же точной дозировке, как размер убытков.

1 См., напр.: Советское гражданское право / Под ред. В.Ф. Маслова и А.А. Пушкина. В 2-х частях. Харьков, 1983. Ч. 1. С. 248 и др.

2 См., напр.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 73—74.

3 См., напр.: Елисейкин П.Ф. Правоохранительные нормы: Понятие, виды, структура // Защита субъективных прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977;

Крашенинников Е.А. Структура субъективного права и право на защиту// Там же;

Ромовская З.В. Проблемы защиты в советском семейном праве: Автореф. дис. доктора юрид.наук. Харьков. 1987 и др.