регистрация / вход

Образование Русского централизованного государства и развитие права XIV первая половина XVI вв.

План работы 1. Предпосылки и особенности образования Русского централизованного государства 2. Общественный строй 3. Политический строй 4. Право Использованная литература

План работы

1. Предпосылки и особенности образования Русского централизованного государства

2. Общественный строй

3. Политический строй

4. Право

Использованная литература

1. Предпосылки и особенности образования Русского централизованного государства

С начала XIV в. дробление русских княжеств прекращается, уступив место их объединению. Создание Русского централизованного государства было вызвано в первую очередь усилением экономических связей между русскими землями, что было следствием общего экономического развития страны.

Отправным пунктом в развитии феодальной экономики послужил прогресс сельского хозяйства. Сельскохозяйственное производство характеризуется в данный период все большим распространением пашенной системы, которая становится в центральных районах страны преобладающим способом обработки земли. Пашенная система заметно вытесняет подсечную, распространенную преимущественно в северных лесных местностях, и перелог, господствующий еще на юге.

Пашенная система требует постоянной обработки земли. Поскольку здесь крестьянин всегда имеет дело с одним участком, который отдыхает от посева лишь через год (двухпольная система) или два (трехполье), то возникает необходимость в удобрении полей. Все это требует более совершенных орудий производства. Но подъем сельского хозяйства был обусловлен не только и не столько развитием орудий производства, сколько систематическим расширением посевных площадей за счет освоения новых и ранее заброшенных земель. Увеличение избыточного продукта в земледелии позволяет развивать животноводство, а также продавать хлеб на сторону.

Все большая потребность в сельскохозяйственных орудиях обусловливает необходимость развития ремесла. В результате процесс отделения ремесла от сельского хозяйства идет все глубже. Количество ремесленников, переставших заниматься земледелием, возрастает.

Отделение ремесла от сельского хозяйства влечет за собой необходимость обмена между крестьянином и ремесленником, т. е. между городом и деревней. Этот обмен происходит в форме торговли, которая в данный период соответственно усиливается. На базе такого обмена создаются местные рынки. Естественное разделение труда между отдельными районами страны, обусловленное их природными особенностями, образует экономические связи в масштабе всей Руси. Установлению внутренних экономических связей способствовало и развитие внешней торговли.

Все это настоятельно требовало политического объединения русских земель, т. е. создания централизованного государства. В этом были заинтересованы широкие круги русского общества и в первую очередь дворянство, купцы и ремесленники.

Другой предпосылкой объединения русских земель было обострение классовой борьбы, усиление классового сопротивления крестьянства.

Подъем хозяйства, возможность получать все больший прибавочный продукт побуждают феодалов усиливать эксплуатацию крестьян. Притом феодалы стремятся не только экономически, но и юридически закрепить крестьян за своими вотчинами и поместьями, закрепостить их. Подобная политика вызывает естественное сопротивление крестьянства, приобретающее разнообразные формы. Крестьяне убивают феодалов, захватывают их имущество, поджигают имения. Такая участь постигает нередко не только светских, но и духовных феодалов — монастыри. Формой классовой борьбы выступал иногда и разбой, направленный против господ. Определенные масштабы принимает и бегство крестьян, особенно на юг, на свободные от помещиков земли.

В таких условиях перед классом феодалов встала задача удержать в узде крестьянство и довести до конца его закрепощение. Эта задача могла быть решена только мощным централизованным государством, способным выполнить главную функцию эксплуататорского государства— подавление сопротивления эксплуатируемых масс.

Указанные две причины играли ведущую роль в деле объединения Руси. Без них процесс централизации не смог бы достигнуть сколько-нибудь значительных успехов. Вместе с тем само по себе экономическое и социальное развитие страны в XIV — XVI вв. еще не смогло бы привести к образованию централизованного государства.

Хотя экономические связи в данный период и достигли существенного развития, они все же не были достаточно широки, глубоки и сильны, чтобы связать воедино всю страну. В этом состоит одно из отличий образования Русского централизованного государства от аналогичных процессов в Западной Европе. Там централизованные государства создавались в ходе развития капиталистических отношений. На Руси же в XIV — XVI вв. еще не могло быть и речи о возникновении капитализма, буржуазных отношений.

То же следует сказать и о развитии классовых отношений, классовой борьбы. Как ни велик был ее размах в данный период, все же эта борьба не приобрела таких форм, какие она имела уже на Западе или в более позднее время в России (крестьянские войны под руководством Болотникова, Разина в XVII в.). Даже для начала XVI в. характерно преимущественно внешне незаметное, подспудное накопление классовых противоречий.*

Фактором, ускорившим централизацию Русского государства, явилась угроза внешнего нападения, заставлявшая сплачиваться русские земли перед лицом общего врага. Характерно, что когда началось образование Русского централизованного государства, стал возможен разгром монголо-татаров на Куликовом поле. А когда Ивану III удалось собрать почти все русские земли и повести их против врага, татарское иго было свергнуто окончательно.

Известно, что только мощное централизованное государство может справиться с внешним врагом. Поэтому в его образовании были заинтересованы и достаточно широкие народные массы.

Русское централизованное государство образовалось вокруг Москвы, которой было суждено со временем стать столицей великой державы. Такая роль Москвы, сравнительно молодого города, была обусловлена прежде всего ее экономическим и географическим положением. Москва возникла в тогдашнем центре русских земель, в силу чего была лучше, чем другие княжества, прикрыта от внешних врагов. Она стояла на перекрестке речных и сухопутных торговых путей.

Возникнув как город в XII в., Москва первоначально не была центром особого княжества. Лишь время от времени она давалась в удел младшим сыновьям ростово-суздальских князей. Только с конца XIII в. Москва становится стольным городом самостоятельного княжества с постоянным князем. Первым таким князем был сын известного героя земли русской Александра Невского — Даниил. При нем в конце XIII — начале XIV вв. началось объединение русских земель, успешно продолженное его преемниками. Проводя линию на объединение русских княжеств, московские князья скупали земли соседних княжеств, захватывали их при удобном случае вооруженной силой, нередко используя для этого Золотую Орду, присоединяли дипломатическим путем, заключали договоры с ослабевшими удельными князьями, делая их своими вассалами. Территория Московского княжества расширялась также за счет заселения Верхнего Заволжья.

Основа могущества Москвы была заложена при втором сыне Даниила — Иване Калите (1325—1340). При нем продолжалось собирание русских земель. Иван Калита сумел получить у татар ярлык на великое княжение, приобрел право собирать дань для татар со всех или почти всех русских княжеств, сохранивших самостоятельность. Такое положение было использовано московскими князьями в целях постепенного подчинения этих княжеств. Благодаря гибкой внешней политике московских князей удалось на несколько десятилетий обеспечить мир на Руси. Москва стала и центром православной церкви, в 1326 г. в нее была перенесена из Владимира митрополичья кафедра. Расширяя территорию Московского государства, великие князья превращали уделы в простые вотчины. Удельные князья переставали быть государями в своих уделах и приравнивались к боярам, т. е. становились подданными великого московского князя. Они уже не могли теперь вести самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

К концу XIV в. Московское княжество настолько окрепло, что смогло начать борьбу за освобождение от монголо-татарского ига. Орде были нанесены первые сокрушительные удары, наиболее значительным из которых явилась победа русских войск под командованием князя Дмитрия Донского на Куликовом поле. При Иване III объединение русских земель вступило в завершающую фазу. К Москве были присоединены важнейшие земли — Новгород Великий, Тверь, часть Рязанского княжества, русские земли по Десне. В 1480 г. после известного «стояния на Угре» Русь окончательно освободилась от татарского ига. Процесс объединения русских земель был завершен в начале XVI в. Князь Василий III присоединил к Москве вторую половину Рязанского княжества, Псков, освободил Смоленск от литовского господства.

Вместе с объединением русских земель росла и власть великих князей над ними. Московское княжество перестало быть совокупностью более или менее самостоятельных государств. Деление на уделы было заменено делением на административно-территориальные единицы, возглавляемые наместниками и волостелями.

Наряду с объединением русских земель происходило присоединение и некоторых соседних народов. Вместе с Новгородской, Нижегородской, Пермской и другими землями в состав Московского государства вошли и небольшие нерусские народы, их населявшие: мещера, карелы, саами, ненцы, удмурты и др. Некоторые из них ассимилировались, растворялись в составе великорусской народности, но большинство сохранили свою самобытность. Русское государство подобно Киевскому становилось многонациональным.

2. Общественный строй

Феодалы. Класс феодалов распадался на следующие группы: служилых князей, бояр, слуг вольных и детей боярских, «слуг под дворским».

Служилые князья составляли верхушку класса феодалов. Это бывшие удельные князья, которые после присоединения их уделов к Московскому государству потеряли свою самостоятельность. Однако они сохранили право собственности на землю. Но поскольку территория уделов была, как правило, велика, служилые князья являлись наиболее крупными землевладельцами. Служилые князья занимали руководящие посты в войске и являлись на войну со своей собственной дружиной. Впоследствии они слились с верхушкой боярства.

Бояре, как и княжата, составляли экономически господствующую группировку внутри класса феодалов, что обеспечивало им и соответствующее политическое положение. Бояре занимали командные посты в государстве.

Средними и мелкими феодалами были слуги вольные и дети боярские. Те и другие также несли службу великому князю.

Феодалы обладали правом отъезда, т. е. они вправе были выбирать себе сюзерена по своему усмотрению. При наличии в XIV — XV вв. различных княжеств у феодалов были довольно широкие возможности для такого выбора. Отъезжающий вассал не терял своих вотчин. Поэтому случалось, что земли у боярина были в одном княжестве, а служил он в другом, иногда враждующем с первым.

Бояре стремились служить наиболее сильному и влиятельному князю, способному защитить их интересы. В XIV — начале XV в. право отъезда было выгодно московским князьям, так как способствовало собиранию русских земель.

По мере укрепления централизованного государства право отъезда стало мешать московским великим князьям, ибо этим правом пытались воспользоваться служилые князья и верхушка боярства с целью воспрепятствовать дальнейшей централизации и даже добиться прежней самостоятельности. Поэтому московские великие князья стараются ограничить право отъезда, а затем и совсем его отменить. Мерой борьбы с отъезжающими боярами было лишение их вотчин. Позже на отъезд начинают смотреть уже как на измену.

Низшую группу феодалов составляли «слуги под дворским», которые часто набирались из княжеских холопов. Со временем некоторые из них занимали более или менее высокие посты в дворцовом и государственном управлении. При этом они получали от князя землю и становились настоящими феодалами. «Слуги под дворским» существовали как при великокняжеском дворе, так и при дворах удельных князей.

В XV в. в положении феодалов происходят заметные сдвиги, связанные с усилением процесса централизации Русского государства. Прежде всего изменились состав и положение боярства. Во второй половине XV в. число бояр при московском дворе выросло в четыре раза за счет удельных князей, пришедших на службу к московскому великому князю вместе со своими боярами. Княжата оттеснили на второй план старинное московское боярство, хотя московские бояре стояли наравне или даже выше некоторых младших категорий княжат. В связи с этим меняется смысл самого термина «боярин». Если раньше он означал лишь принадлежность к определенной социальной группе — крупным феодалам, то теперь боярство становится придворным чином, который жаловал великий князь (введенные бояре). Этот чин присваивался преимущественно служилым князьям. Вторым придворным чином стал чин окольничего. Его получила основная масса прежнего боярства. Бояяе, не имевшие придворных чинов, слились с детьми боярскими и слугами вольными.

Изменение природы боярства повлияло на его отношение к великому князю. Прежнее московское боярство связывало свою судьбу с успехами князя и поэтому всемерно помогало ему. Теперешние же бояре — вчерашние удельные князья — были настроены весьма оппозиционно. Великие князья начинают искать опору в новой группе класса феодалов — дворянстве. Дворяне формировались прежде всего из «слуг под дворским», при дворе великого князя, удельных князей и крупных бояр. Кроме того, великие князья, особенно Иван III, давали землю на правах поместья многим свободным людям и даже холопам при условии несенияявоенной службы. Дворянство целиком зависело от великого князя, а потому являлось его верной социальной опорой. За свою службу дворянство надеялось получить от князя новые земли, крестьян. Рост значения дворянства шел одновременно с уменьшением влияния боярства. Последнее со второй половины XV в. сильно пошатнулось в своих экономических позициях.

Крупным феодалом по-прежнему оставалась церковь. В центральных районах страны монастырское землевладение расширяется за счет пожалований местных князей и бояр, а также в силу завещаний. На северо-востоке монастыри захватывают неосвоенные, а часто и черносошные земли. Великие князья, обеспокоенные оскудением боярских родов, принимают даже меры к ограничению перехода их земель монастырям. Делается и попытка отобрать земли у монастырей, чтобы раздать их помещикам, но она терпит крах.

Крестьяне. Сельское феодально зависимое население к началу данного периода именовалось сиротами. В XIV в. этот термин постепенно вытеснялся новым — крестьяне (от «христиане»), хотя в XV в. употребляется и древний — смерды. Крестьянство делилось на две категории — чернотяглых и владельческих. Владельческие крестьяне жили на землях, принадлежащих помещикам и вотчинникам, черно-тяглые — на остальных, не отданных какому-нибудь феодалу. Эта вторая категория земель считалась принадлежащей непосредственно князю. Следовательно, чернотяглые крестьяне жили в домениальных 'владениях великих и удельных князей. XV век знаменуется прикреплением чернотяглых (черносошных) крестьян к земле и усиленным закрепощением владельческих. Прикрепление черносошных крестьян к земле осуществлялось путем договоров между князьями о непринятии на свои земли чужих тяглых людей. Закрепощением владельческих являлось прикрепление крестьянина к определенной вотчине или поместью, т. е. к земле и ее владельцу, лишение крестьянина возможности выбирать себе господина, переходить от одного хозяина к другому.

Установление феодальной зависимости предполагает экономическое принуждение крестьянина к труду на феодала, захватившего основное средство производства — землю. С развитием феодализма требуются уже меры политического, правового принуждения. Феодалы все более усиливают эксплуатацию крестьян, но последние, имея юридическую возможность переходить от одного владельца к другому, осуществляют это право, стараясь найти место, где жить было бы легче. Обычно такими местами были крупные вотчины. В силу этого от крестьянских переходов страдали преимущественно мелкие феодалы. Они-то и стремились к закрепощению крестьян. Организованное закрепощение началось с того, что великие князья особыми грамотами закрепляли за отдельными владельцами определенные группы крестьян. Одними из первых были прикреплены старожильцы.

Старожильцы — это в основном люди, исстари живущие у того или иного феодала и несшие в его пользу обычные феодальные повинности, а также тягло государству. Они еще пользовались правом перехода от одного господина к другому, все более ограничивавшимся в XV в.

Старожильцам противопоставлялись новопорядчики (новопри-ходцы). Феодалы, заинтересованные в притоке рабочей силы, охотно принимали крестьян в свои вотчины и поместья. Чаще всего это были крестьяне, бежавшие от других феодалов. Новопорядчик освобождался от государственного тягла, а иногда и от феодальных повинностей. Новопорядчики получали иногда от вотчинника или помещика подмогу или ссуду. Они имели право перейти от одного феодала к другому, расплатившись со своим господином. Если новопорядчик много лет проживал на одном месте, он считался старожильцем.

Следующую группу зависимых людей составляли серебряники. Это были люди, взявшие у феодала «серебро», т. е. деньги в долг, и обязанные отрабатывать его. Расплачиваться с такими долгами часто было трудно из-за высоких процентов. Серебряник до уплаты долга не мог уйти от хозяина.

Одной из групп зависимых людей были половники. Они пахали господскую землю на своих лошадях, отдавая половину урожая хозяину. Это были бедняки, не имевшие земли.

В конце XV в. появляется еще одна категория зависимых людей — бобыли. Бобыли получали у феодалов жилище, иногда и землю (нетяглую, т. е. не облагаемую налогами). Бобыли имелись не только у светских феодалов, но и у церкви. Были даже бобыли, живущие на черных землях. В этом случае они зависели не от господина, а от крестьянской общины. Судебник 1497 г. положил начало всеобщему закрепощению крестьян. Он установил, что крестьяне могут уходить от своих господ только в Юрьев день (26 ноября), за неделю до него и неделю после него. При этом крестьянин должен был уплатить определенную сумму — пожилое.

Холопы. Монголо-татарское иго привело к сокращению численного состава холопов на Руси. Плен как источник холопства потерял значение. Наоборот, татары уводили громадное число русских в рабство.

Холопы подразделялись на несколько групп. Имелись большие, полные и докладные холопы. Большие холопы — это верхушка холопства, княжеские и боярские слуги, иногда занимавшие высокие посты. Так, до XV в. княжеской казной ведали должностные лица из холопов. В XV в. некоторые холопы получают за свою службу князю землю. Полные и докладные холопы работали в хозяйстве феодала в качестве прислуги, ремесленников, землепашцев. Все более очевидной становится экономическая невыгодность холопского труда. Поэтому наблюдается тенденция к относительному сокращению холопства. По Судебнику 1497 г. в отличие от Русской Правды свободный человек, поступивший в ключники в городе, уже не считался холопом. Отменялось и превращение феодально зависимого крестьянина в холопа за бегство от господина.

Вместе с тем широкое распространение получила самопродажа в холопы. Продавались в холопы обедневшие крестьяне. Цена холопа в XV в. колебалась от одного до трех рублей. Количество холопов сокращалось также за счет отпуска их на волю. С течением времени это становится вполне обычным явлением. Чаще всего отпускали холопов по завещанию. Так, великий князь Василий Дмитриевич дал свободу почти всем своим холопам, оставив наследницам лишь по пяти холопских семей каждой.

Освобождали своих холопов и монастыри. Холоп, бежавший из татарского плена, считался свободным.

В данный период развивается процесс постепенного стирания грани между холопами и крестьянами, начавшийся еще в Древней Руси. Холопы получают некоторые имущественные и личные права, а закрепощенные крестьяне все больше их теряют. Среди холопов различались страдники, т. е. холопы, посаженные на землю.

Наряду с относительным сокращением числа холопов возникает новый разоряя людей, сходных по положению с холопами,— кабальные люди. Кабала возникала из долговой зависимости. Человек, взявший в долг (обычно 3 — 5 р.), должен был отрабатывать проценты. Чаще всего кабала становилась пожизненной.

3. Политический строй

Городское население. Города делились обычно на две части: собственно город, т. е. огороженное стеной место, крепость и окружающий городские стены торгово-ремесленный посад. Соответственно этому делилось и население. В крепости — детинце жили в мирное время преимущественно представители княжеской власти, гарнизон и слуги местных феодалов. На посаде селились ремесленники и торговцы. Первая часть городского населения была свободна от налогов и государственных повинностей, вторая относилась к тяглому «черному» люду.

Промежуточную категорию составляло население слободок и дворов, принадлежавших отдельным феодалам и расположенных в городской черте. Эти люди, экономически связанные с посадом, были тем не менее свободны от городского тягла и несли повинности только в пользу своего господина. Хозяйственный подъем в XV в., развитие ремесла и торговли укрепляли экономическое положение городов, а следовательно, поднимали и значение посадских людей. В городах выделяются наиболее состоятельные круги купечества — гости, ведущие иноземную торговлю. Появилась особая категория гостей — сурожане, ведущие торг с Крымом (с Сурожем — Судаком). Несколько ниже стояли су конники — торговцы сукном.

Форма государственного единства. Московское государство оставалось еще раннефеодальной монархией. В силу этого отношения между центром и местами строились первоначально на основе сюзеренитета-вассалитета. Однако с течением времени положение постепенно менялось. Московские князья, как и все другие, делили свои земли между наследниками. Последние получали обычные уделы и были в них формально самостоятельны. Однако фактически старший сын, приобретший «стол» великого князя, сохранял положение старшего князя. Со второй половины XIV в. вводится порядок, по которому старший наследник получал большую долю наследства, чем остальные. Это давало ему экономическое преимущество. К тому же он вместе с великокняжеским «столом» обязательно получал и всю Владимирскую землю.

Постепенно изменилась и юридическая природа отношений между великим и удельными князьями. Эти отношения основывались на иммунитетных грамотах и договорах, заключаемых в большом количестве. Первоначально такие договоры предусматривали службу удельного князя великому князю за вознаграждение. Затем она стала связываться с владением вассалами их вотчинами. Считалось, что удельные князья получают свои земли от великого князя за службу. И уже в начале XV в. установился порядок, по которому удельные князья были обязаны подчиняться великому просто в силу его положения.

Великий князь. Главой Русского государства был великий князь, обладавший широким кругом прав. Он издавал законы, осуществлял государственное руководство, имел судебные полномочия.

Реальная княжеская власть с течением времени усиливается и изменяется. Эти изменения шли в двух направлениях — внутреннем и внешнем. Первоначально свои законодательные, административные и судебные правомочия великий князь мог осуществлять лишь в пределах собственного домена. Даже Москва делилась в финансово-административном и судебном отношениях между князьями-братьями. в XIV __ XV вв. великие князья оставляли ее обычно своим наследникам на правах общей собственности. С падением власти удельных князей великий князь стал подлинным властелином всей территории государства. Иван III и Василий III не стеснялись бросать в тюрьму своих ближайших родственников — удельных князей, пытавшихся противоречить их воле.

Таким образом, централизация государства явилась внутренним источником усиления великокняжеской власти. Внешним источником ее усиления было падение власти Золотой Орды. Вначале московские великие князья были вассалами ордынских ханов, из рук которых они получали право на великокняжеский стол. С Куликовской битвы эта зависимость стала только формальной, а после 1480 г. московские князья стали не только фактически, но и юридически независимыми, суверенными государями. Новому содержанию великокняжеской власти были приданы и новые формы. Начиная с Ивана III московские великие князья именовали себя «государями всея Руси». Иван III и его преемник пытались присвоить себе и царский титул, признанный некоторыми европейскими державами*.

В целях укрепления международного престижа Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог — единственной наследнице уже не существующего константинопольского престола. Делались попытки идеологического обоснования притязаний Ивана III на самодержавие. Кроме брачных связей с Софьей Палеолог стараются установить, конечно мифическое, происхождение русских князей от римских императоров. Была создана теория божественного происхождения княжеской власти. Дворянские историки, начиная с Н. М. Карамзина, считали, что московские великие князья были уже самодержцами. Это верно в том смысле, что Иван III, завершивший освобождение Руси от татар, «сам держал» свой княжеский стол, независимо от Орды. Однако говорить о самодержавии в полном смысле слова, т. е. о неограниченной монархии в XV и даже XVI в., не приходится. Власть монарха была еще ограничена другими органами раннефеодального государства, прежде всего Боярской думой.

Боярская дума. Важным органом государства являлась Боярская дума. Она выросла из совета при князе, существовавшего еще в Древнерусском государстве. Оформление Думы следует отнести к XV в. Боярская дума отличалась от прежнего совета большей юридической и организационной оформленностью. Она была постоянно действующим органом, имела сравнительно стабильный состав. В Думу входили так называемые думные чины — введенные бояре и окольничьи. Компетенция Думы совпадала с полномочиями великого князя, хотя формально это нигде не было зафиксировано. Великий князь юридически не обязан был считаться с мнением Думы, но фактически не мог поступать самовольно, ибо любое его решение не проводилось в жизнь, если не было одобрено боярством. Через Думу боярство осуществляло политику, угодную и выгодную ему. Правда, с течением времени великие князья все больше подчиняют себе Боярскую думу, что связано с общим процессом централизации власти. Это особенно относится ко временам княжения Ивана III и Василия III. Значительная роль Боярской думы в системе государственных органов и господство в ней крупных феодалов является характерными особенностями раннефеодальной монархии.

Феодальные съезды имели тот же характер, что и во времена Древней Руси, но по мере укрепления централизации государства постепенно отмирали.

Дворцово-вотчинная система управления. Продолжая оставаться раннефеодальной монархией. Московское государство унаследовало от предыдущего периода и органы центрального управления, построенного по дворцово-вотчинной системе. Однако расширение территории государства и усложнение его деятельности приходят в столкновение со старыми формами управления, подготавливают постепенное отмирание дворцово-вотчинной системы и зарождение нового, приказного управления.

Преобразование старой системы начинается с ее усложнения. Она подразделяется на две части. Одну составляет управление дворца, во главе которого стоит дворецкий (дворский), имеющий в своем распоряжении многочисленных слуг. Дворецкий ведал и пашенными княжескими крестьянами. Другую часть образовывали так называемые пути, обеспечивающие специальные нужды князя и его окружения. О назначении путей красноречиво говорят сами их названия: Сокольничий, Ловчий, Конюшенный, Стольничий, Чашничий. Для выполнения их задач в ведение путей выделялись определенные княжеские села и целые местности. Пути не ограничивались сбором тех или иных продуктов и всяких благ с выделенных мест. Они выступали и как административные и судебные органы. Руководители их именовались путными боярами.

Вслед за усложнением системы дворцово-вотчинных органов возрастали их компетенция и функции. Из органов, обслуживавших в первую очередь личные нужды князя, они все больше превращались в общегосударственные учреждения, выполнявшие важные задачи по управлению всем государством. Так, дворецкий с XV в. стал в известной мере ведать вопросами, связанными с землевладением церковных и светских феодалов, осуществлять общий контроль над местной администрацией. Вместе с тем выполнение тех или иных обязанностей в государственном управлении теряло прежний характер временного княжеского поруччния и превращалось в постоянную службу. Усложнение функций дворцовых органов потребовало создания большого и разветвленного аппарата. Чины дворца — дьяки — специализировались в определенном круге дел. Из состава дворцовой службы выделялась великокняжеская казна, ставшая самостоятельным ведомством. Была создана большая дворцовая канцелярия с архивом и иными подразделениями.

Все это подготавливало переход к новой, приказной системе управления, выраставшей из прежней. Такое перерастание началось в конце XV в. Но как система приказное управление оформилось только во второй половине XVI в. Тогда же утвердился и сам термин «приказ». Первыми учреждениями приказного типа были Большой Дворец, выросший из ведомства дворецкого, и Казенный приказ. Конюшенный путь превратился в Конюшенный приказ, теперь не только обслуживавший личные потребности князя, но и связанный с развитием конного дворянского ополчения. В начале XVI в. сложился Разряд (Разрядный приказ), ведавший учетом служилых людей, их чинов и должностей. Перерастание дворцово-вотчинной системы в приказную явилось одним из показателей централизации Русского государства, ибо дворцовые органы, ведавшие ранее по существу лишь княжеским доменом, теперь становились учреждениями, руководящими всем громадным Русским государством.

Местные органы управления. Русское государство подразделялось на уезды—наиболее крупные административно-территориальные единицы. Уезды делились на станы, станы — на волости. Впрочем, полного единообразия и четкости в административно-территориальном делении еще не выработалось. Наряду с уездами кое-где сохранялись еще земли. Существовали также разряды — военные округа, губы — судебные округа.

Во главе отдельных административных единиц стояли должностные лица — представители центра. Уезды возглавлялись наместниками, волости — волостелями. Эти должностные лица содержались за счет местного населения — получали от него «корм», т. е. проводили натуральные и денежные поборы, собирали в свою пользу судебные и иные пошлины («конское пятно», «полавочное», «поворотное» и др.). Кормление, таким образом, было одновременно государственной службой и формой вознаграждения княжеских вассалов за их военную и иную службу.

Кормленщики были обязаны управлять соответствующими уездами и волостями собственными силами, т. е. содержать свой аппарат управления (тиунов, доводчиков и др.) и иметь свои военные отряды для обеспечения внутренней и внешней функций феодального государства. Присылаемые из центра, они не были лично заинтересованы в делах управляемых ими уездов или волостей, тем более что их назначение было обычно сравнительно краткосрочным — на год-два. Все интересы наместников и волостелей были сосредоточены преимущественно на личном обогащении за счет законных и незаконных поборов с местного населения. Система кормления была не способна в условиях обостряющейся классовой борьбы обеспечить в должной мере подавление сопротивления восстающего крестьянства. От этого особенно страдали мелкие вотчинники и помещики, которые были не в состоянии самостоятельно обезопасить себя от «лихих» людей. Поднимающееся дворянство было недовольно системой кормления и по другой причине. Его не устраивало, что доходы от местного управления шли в карман бояр и кормление обеспечивало боярству большой политический вес.

Местные органы власти и управления не распространяли свою компетенцию на территорию боярских вотчин. Княжата и бояре, как и прежде, сохраняли в своих вотчинах иммунитетные права. Они были не просто землевладельцами, но и администраторами и судьями в своих деревнях и селах.

Органы городского управления. Городское управление в Московском государстве несколько изменилось по сравнению с киевскими временами.

Города в данный период не имели самоуправления. В удельных княжествах управление городами осуществлялось наравне с сельской местностью. С присоединением удельных княжеств к Москве великие князья, сохраняя все земли уделов обычно за их прежними владельцами, всегда изымали города из юрисдикции бывших удельных князей, распространяли на них непосредственно свою власть. Это делалось исходя из значения городов не только как экономических центров, но прежде всего по военным соображениям. Города были крепостями.

Обладание ими обеспечивало великим князьям и удержание бывшего удела в своих руках, и оборону от внешних врагов. Первоначально великие князья управляли городами так же, как раньше удельные князья, т. е. не выделяя их из своих прочих земель. Наместники и волостели, руководя своим уездом или волостью, управляли в той же мере и городами, находящимися на их территории.

Позже появляются некоторые специальные органы городского управления. Их возникновение связано с развитием городов, в первую очередь как крепостей. В середине XV в. появилась должность городчика — своеобразного военного коменданта города. Он обязан был следить за состоянием городских укреплений, за выполнением местным населением повинностей, связанных с обороной. Уже в XV в. городчики использовались и для других великокняжеских дел, в частности земельных. Должность городчиков замещалась местными землевладельцами, преимущественно дворянами и детьми боярскими. Городчики, первоначально бывшие довольно малозначительными фигурами в государственном управлении, уже к концу XV в. стали играть серьезную роль. Сначала временно, а потом постоянно за ними закреплялись широкие полномочия в земельной, финансовой и других отраслях управления, причем в пределах не только города, но и прилегающего уезда. В соответствии с расширением функций изменилось и название этих должностных лиц. Их начинают именовать городовыми приказчиками. Ведая рядом вопросов военно-хозяйственного и просто хозяйственного порядка, городовые приказчики подчинялись великокняжеским казначеям. На один город назначалось иногда два и больше таких приказчиков. В лице городовых приказчиков дворяне и дети боярские получили свой орган местного управления, а великий князь — надежных проводников политики централизации.

Церковь в политической системе России. В начале периода русская православная церковь представляла собой большую силу, не только поддерживающую государство, но и соперничающую с ним. В условиях ордынского ига церковь сумела сохранить свои экономические и политические позиции. Монголо-татары не собирались обращать Русь в свою веру. Они предпочли управлять ею через привычное для народа православие. Очень скоро православные митрополиты договорились с Ордой, получили от ханов ярлыки, закреплявшие привилегии церкви ничуть не меньшие, чем они имели от русских князей. Однако по мере подъема движения за освобождение русского народа лучшие силы православной церкви становились на путь борьбы с монголо-татарами. Рядовые монахи и руководители церкви вставали в ряды бойцов за освобождение России.

Церковь в лице митрополичьего дома, епископских кафедр, крупных монастырей и городских соборов обладала огромным имуществом, в первую очередь земельным, выступая в качестве феодала. Вместо десятины, которой она была наделена еще при крещении Руси, церковь в Московском государстве получила иные источники доходов: поступления от определенных статей княжеских доходов — городских торговых, таможенных, судебных пошлин.

Экономическое и идеологическое могущество позволяло церкви чувствовать себя независимой от государства и даже добиваться приоритета над ним. Однако к концу периода русским князьям удалось взять верх. В обмен за сохранение в неприкосновенности ее земельных имуществ церковь признала верховенство светской власти. Противоречивым было и отношение церкви к централизации Русского государства. Существовали силы, которые препятствовали этому процессу, но были и горячие сторонники укрепления единства Руси.

В организационном отношении церковь представляла собой сложную систему. Во главе ее стоял митрополит. В 1448 г. русская церковь самовольно стала автокефальной, т. е. самостоятельной по отношению к вселенскому патриарху, сидевшему в Византии. Вся территория подразделялась на возглавляемые епископами епархии. До XV в. русские митрополиты назначались константинопольским патриархом. Теперь они стали избираться собором русских епископов сначала по согласованию со светской властью, а потом и по прямому указанию московских великих князей.

5. Право

Источники права. В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV — XV вв. продолжала действовать Русская Правда. Была создана новая редакция этого закона, так называемая Сокращенная из Пространной, приспособлявшая древнерусское право к московским условиям. Действовало также обычное право. Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания существенно новых законодательных актов. В целях централизации государства, все большего подчинения мест власти московского князя издавались уставные грамоты наместничьего управления, регламентировавшие деятельность кормленщиков, ограничивавшие в какой-то мере их произвол. Наиболее ранними уставными грамотами были Двинская (1397 или 1398)* и Белозерская (1488).** Памятником финансового права является Белозерская таможенная грамота 1497 г., предусматривавшая сбор внутренних таможенных пошлин путем сдачи их на откуп. Но самым значительным памятником права был Судебник 1497 г. Он внес единообразие в судебную практику Русского государства. Судебник 1497 г. имел и другую цель — закрепить новые общественные порядки, в частности постепенное выдвижение мелких и средних феодалов — дворян и детей боярских. В угоду этим социальным группам он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков, а главное, положил начало всеобщему закрепощению, введя повсеместно так называемый Юрьев день.

Источниками Судебника явились Русская Правда, Псковская судная грамота, текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы часто в корне переработаны. Судебник 1497 г. содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, однако в нем некоторые вопросы регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится, в частности, к гражданскому, особенно к обязательственному, праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды действовали, очевидно, наряду с Судебником.

Гражданское право. Право собственности. Развитие земельных отношений характеризовалось полным или почти полным исчезновением самостоятельной общинной собственности на землю. Земли общин переходили в руки вотчинников и помещиков, включались в состав княжеского домена. В то же время все более четко оформлялось вотчинное и поместное землевладение. Вотчина отличалась тем, что собственник обладал почти неограниченным правом на нее. Он мог не только владеть и пользоваться своей землей, но и распоряжаться ею: продавать, дарить, передавать по наследству. В то же время вотчина — феодальное землевладение, поэтому — условное. Например, князь мог отобрать вотчину у отъехавшего вассала.

Еще более условная форма землевладения — поместье. Оно давалось сеньором своим вассалам только на время службы как вознаграждение за нее. Поэтому распоряжаться землей помещик не мог.

Великокняжеский домен разделялся на земли чернотяглые и дворцовые. Они различались лишь по форме эксплуатации населявших эти земли крестьян и по организации управления ими. Дворцовые крестьяне несли барщину или натуральный оброк и управлялись представителями дворцовой власти. Чернотяглые платили денежную ренту и подчинялись общегосударственным чиновникам. Земли домена постепенно раздавались великими князьями в вотчины и поместья.

Обязательственное право. Обязательствам из договоров Судебник 1497 г. уделял меньше внимания, чем Русская Правда. О займе говорила лишь одна статья, предусматривавшая, подобно Русской Правде, ответственность за несостоятельность должника. Имелись упоминания о договорах купли-продажи и личного найма. Судебник вслед за Псковской судной грамотой предусматривал, что наймит, не дослуживший своего срока или не выполнивший обусловленное задание, лишался оплаты.

Судебник 1497 г. более четко, чем Русская Правда, выделял обязательства из причинения вреда, правда, лишь в одном случае: ст. 61 * предусматривала имущественную ответственность за потраву. Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает Судебник некоторые правонарушения, связанные с судебной деятельностью. Судья, вынесший неправосудное решение, обязан возместить сторонам происшедшие от того убытки. Такая же мера применялась к лжесвидетелям. Закон прямо указывает, что наказанию судья за свой проступок не подлежит (ст. 19).

Наследственное право. Мало изменилось и наследственное право. Судебник, однако, устанавливал общую и четкую норму о наследовании. При наследовании по закону наследство получал сын, при отсутствии сыновей — дочери. Дочь получала не только движимое имущество, но и земли. За неимением дочерей наследство переходило ближайшему из родственников.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, отражая обострение противоречий феодального общества и усиление классовой борьбы.

Развитие уголовного права связано главным образом с изданием Судебника 1497 г. Судебник трактовал понятие преступления отлично от Русской Правды, но в принципе тождественно Псковской судной грамоте. Под преступлением понимаются всякие действия, которые так или иначе угрожают государству или господствующему классу в целом и поэтому запрещаются законом. В отличие от ПСГ Судебник дает ермин для обозначения преступления. Оно теперь именуется «лихим делом».

Развитие феодализма нашло свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. Судебник рассматривал холопа уже как человека и в отличие от Русской Правды считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления.

В соответствии с изменением понятия преступления усложнялась и система преступлений. Судебник вводит преступления, не известные Русской Правде и лишь намеченные в Псковской судной грамоте, — государственные преступления. Судебник отмечал два таких преступления — крамолу и подым. Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать великие князья отъезд бояр к другому князю. Тверской летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших в 1485 г. из Твери к московскому великому князю. Понятие «подым» является спорным. Можно предполагать, что подымщиками называли людей, поднимающих народ на восстание. Мерой наказания за государственные преступления устанавливалась смертная казнь.

Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества. Все эти преступления, подрывавшие основу благосостояния феодального общества — собственность, также жестоко наказывались.

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом.

Изменяются цели, а с ними и система наказаний. Если прежде князья видели в наказаниях — вире и продаже — одну из доходных статей, существенно пополнявших казну, то теперь на первый план выступил другой интерес. Господствующий класс стал применять террористические методы борьбы с сопротивлением эксплуатируемых масс. Соответственно в наказании на первое место выступила цель устрашения как самого преступника, так и главным образом других людей. Если раньше господствовали имущественные наказания, то теперь они отошли на задний план. Судебник ввел новые по сравнению с Русской Правдой наказания — смертную и торговую казнь, причем эти меры применялись за большинство преступлений. Закон не конкретизировал виды смертной казни. На практике они были весьма разнообразны: повешение, отсечение головы, утопление и др. Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказываемого. Судебник, как и Русская Правда, знает продажу, но она теперь применяется редко и обычно в сочетании со смертной или торговой казнью. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие меры наказания, как лишение свободы и членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Процессуальное право. Процесс характеризовался развитием старой формы, так называемого суда, т. е состязательного процесса, и появлением новой формы судопроизводства — розыска. При состязательном процессе дело начиналось по жалобе истца, именовавшейся челобитной. Она обычно подавалась в устной форме. По получении челобитной судебный орган принимал меры к доставке ответчика в суд. Явка ответчика обеспечивалась поручителями. Если ответчик каким-либо образом уклонялся от суда, то он проигрывал дело даже без разбирательства. Истцу в таком случае выдавалась так называемая бессудная грамота. Неявка истца в суд влекла за собой прекращение дела.

Несколько изменилась система доказательств. В отличие от Русской Правды Судебник не различает теперь послухов и видоков, именуя всех послухами. Послушествовать могли теперь и холопы.

Доказательством признавалось и «поле» — судебный поединок. Победивший в бою считался правым, т. е. выигрывал дело. Проигравшим признавался и не явившийся на поединок или сбежавший с него. На «поле» можно было выставлять наймита. В XV в. применение «поля» все больше ограничивалось и в XVI в. постепенно сошло на нет. В качестве доказательств стали применяться разного рода документы: договорные акты, официальные грамоты. Доказательством по-прежнему считалась и присяга.

Обострение классовой борьбы обусловило появление новой формы процесса — розыска, то есть следственного, или инквизиционного процесса. Розыск применялся при рассмотрении наиболее серьезных уголовных дел, в том числе по политическим преступлениям. Его введение было обусловлено стремлением не столько найти истину, сколько быстро и жестоко расправиться с «лихими» людьми. «Лихой» человек — это, вообще говоря, не обязательно уличенный преступник. Это лишь лицо неблагонадежное, с дурной славой, которое «облиховали» «добрые» люди, т.е. благонамеренные члены общества.

Розыск отличался от состязательного процесса тем, что суд сам возбуждал, вел и завершал дело по собственной инициативе и исключительно по своему усмотрению. Подсудимый был скорее объектом процесса. Главным способом «выяснения истины» при розыске являлась пытка.

Обращение в феодальный суд было весьма дорогим удовольствием. Стороны облагались различными пошлинами. Так, по Судебнику нужно было платить судье-боярину от цены иска. Кроме того, полагалось заплатить 4 копейки с рубля дьяку. Существовали специальные полевые пошлины. Они платились даже в том случае, если стороны помирились и отказались от судебного поединка. Если же «поле» состоялось, то пошлины уплачивались кроме боярина и дьяка еще и специальным должностным лицам, организующим поединок.

XIV — начало XVI в. — важный период истории Русского государства и права. В это время закладывается фундамент государства, которое станет в ряд ведущих мировых держав. Происходит коренное изменение организации государственного единства: отношения сюзеренитета-вассалитета начинают заменяться отношениями подданства. Побеждает наиболее типичная для феодализма форма правления — монархия, поглощающая феодальные республики. Образованию централизованного государства соответствуют заметные сдвиги в развитии права. Появляются новые крупные законодательные акты, важнейший из которых — Судебник 1497 г.

В недрах раннефеодального государства созревают условия и появляются признаки перерастания в новую форму — сословно-представительную монархию.


Литература

1.Памятники русского права. Вып. 1 — VIII. М., 1952 — 1961.

2. Российское законодательство Х — XX веков. Т. 1 —9. /Под общ.

ред.О.И. Чистякова. — М., 1984— 1994.

3. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. Ч. 1. М., 1990.

4. Абдулатипов Р. Г., Болтенова Л.Ф., ЯровЮ.Ф. Федерализм в истории

России: Кн. 1 и 2. М., 1992.

5. Начало самодержавия в России. Л., 1988.

6. Борисов Н. С. Русская церковь в политической борьбе XIV — XV веков. М., 1986.

7.Буганов В. И,, Преображенский А. А., Тихонов Ю. .Эволюция феодализма в России. М., 1980.

8. Государственные учреждения России XVI — XVIII вв. /Под ред.

Н. Б. Голиковой. М., 1991.

9.Мавродина Р. М. Киевская Русь и кочевники (печенеги, торки, половцы). Л., 1983.

10. Носов Н. Е. Становление сословно-представительных учреждений в

России. Л., 1969.

11. Падалк аЛ. П. Происхождение и значение имени «Русь». Полтава. 1913.

12. Развитие русского права в XV — пер. пол. XVII в. М., 1986.

13. Цатурова М. К. Русское семейное право XVI — XVIII вв. М., 1991.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий