Наследственное право 14

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ….3 ГЛАВА 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА …...6 1. Наследственное право в зарубежных государствах 6

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………….3

ГЛАВА 1.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА………...6

§ 1. Наследственное право в зарубежных государствах………………6

§ 2. Развитие и становление наследственного права в России………14

ГЛАВА 2.

ПРИНЯТИЕ И ОТКАЗ ОТ НАСЛЕДСТВА……………………………………19

§ 1. Принятие наследства. Порядок, сроки и способы……………….19

§ 2. Наследственная трансмиссия……………………………………...68

§ 3. Право отказа от наследства………………………………………..75

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...89

ПРИЛОЖЕНИЕ ………………………………………………………………...91

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК………………………………………99

ВВЕДЕНИЕ

В новых условиях российской государственности определенную роль преобразование экономической основы нашего общества отводится совершенствование института наследования и его правового регулирования. Наследственное право в определенной степени затрагивает интересы каждого гражданина.

Правовая реформа, проводимая в России затронула практически все сферы общества и в первую очередь отношения связанные с охраной частной собственности.

Раздел V части 3 ГК РФ «Наследственное право» максимально определенно регламентирует наследственные отношения, учитывая большое число жизненных коллизий, ибо, как показывает практика прошлых лет, наличие в законе белых пятен зачастую ведет к нарушению прав и законных интересов субъектов, граждан. Но все жизненные ситуации предусмотреть невозможно, поэтому ГК РФ оставляет на рассмотрение судов решение значительного числа вопросов.

По своей сути наследственное право обеспечивает действенность конституционного положения о гарантированности права наследования. Речь идет о ст. 35 Конституции РФ, где гарантии права наследования провозглашены на ряду с нормами о защите права частной собственности, свободе ее распоряжения и невозможности лишения частной собственности без решения суда.

Таким образом, произошедшие изменения требуют теоретического осмысления института наследования с целью выяснения изменений наследственного законодательства, а также прогнозирования наследственных правоотношений в будущем.

Степень научной разработанности темы исследования. Изучения научной литературы по данной теме показывает, что проблемам института наследования уделено серьезное внимание. Отдельные вопросы этой проблемы рассматривали в своих трудах: Б.С. Антимонов, М.Ю. Борщевский, М.М. Богуславский, М.В. Гордон, В.К. Дроников, Ю.Х Колмыков, А.Л. Маковский, Д.И. Мейер, А.М. Немков, В.П. Никитина, Л.С. Никитюк, У.А. Амарова, В.А. Рясенцев, В.И. Серебровский, А.С. Скаридов, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, Т.Д. Чепига, Э.Б. Эйдинова, К.Б. Ерошенко и другие.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере принятия и отказа от наследства.

Предмет исследования нормы гражданского законодательства в сфере принятия и отказа от наследства.

Цель дипломного исследования заключается во всестороннем анализе и теоретическом осмыслении гражданско правовых норм регулирующих отношения и имущественные права, возникающие в процессе принятия и отказа от наследства.

Для реализации указанной цели поставлены следующие задачи :

1) исследовать особенности конструкции материального состава принятия и отказа от наследства в контексте с гражданским законодательством 1964г.

2) Выявить социально-экономическую и юридическую сущность принятия и отказа от наследства.

3) Рассмотреть имеющиеся правовые коллизии гражданского законодательства в данной сфере

Методологическую основу исследования составляет общенаучный диалектический метод познания, а также частнонаучные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический, системный, обобщение и анализ документов.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных авторов по гражданско-правовой тематике.

Нормативную основу составляют положения Конституции России, Гражданский и Гражданско-процессуальный кодекс России, иные нормативно-правовые акты регламентирующие наследственные правоотношения.

Основные положения выносимые на защиту :

1) Действие признаваемое фактическим принятием наследства, указаны законодателем в части 2-4 п. 2 ст. 1153 ГК РФ. Полагаем, что перечень указанных действий не является закрытым так как правовое описание отдельных их видов не имеет жестко обозначенных границ.

2) В гражданском кодексе отсутствует положения, в которых раскрывались бы в общей форме единые признаки управления имуществом без совмещения их с признаками владения, пользования и распоряжения имуществом в границах права собственности и иного вещного права. Представляется, что управление наследственным имуществом по своему назначению существенно отличается от управления имуществом в рамках оперативного управления, доверительного управления, управления делами и деятельностью юридических лиц.

3) В целях совершенствования правого регулирования института срока принятия наследства и устранения его двойственной правовой природы предлагается урегулировать нормы права в данной области, так как с одной стороны истечение срока препятствует осуществлению право на наследование, с другой допускается принятие наследства после истечения срока.

Структура и объем работы. Структура работы, ее содержание обусловлено объектом, предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав включающих в себя 5 параграфов, заключение, приложение и список использованной литературы.

ГЛАВА 1.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА.

§ 1 . НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО В ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ.

Наследственное право в зарубежных государствах рассмат­ривается как подотрасль частного права и представляет собой совокупность норм, регулирующих отношения, связанные с пе­реходом прав и обязанностей умершего к другим лицам[1] . Насле­дование есть производный способ приобретения права.

Наследственное право, как и семейное, традиционно относив­шееся к числу наиболее консервативных и стабильных институ­тов гражданского права, на протяжении последних десятилетий претерпело заметные изменения, позволяющие выделить некото­рые общие новые тенденции, прослеживающиеся в законода­тельстве рассматриваемых стран.

Так, вследствие изменившихся социально-экономических ус­ловий, повлекших за собой реформы ряда институтов граждан­ского права, были расширены наследственные права пережив­шего супруга, а также усыновленных и внебрачных детей. Кро­ме того, в интересах государства, стремящегося к активному непосредственному участию в наследственных правоотношениях, был ограничен круг наследников по закону, что расширяет воз­можности государства в приобретении выморочных имуществ. Тем же целям служит система налогов на наследство, позволяю­щая государству, по сути дела, участвовать в разделе наследст­венного имущества, нередко приобретая, таким образом, весьма значительную его часть.

В Англии и США в силу существующего порядка распреде­ления наследства, при котором имущество наследодателя пере­ходит сначала к его «личному представителю», наследники не рассматриваются в качестве универсальных правопреемников. Различие между наследниками и легатариями не проводится. Лица, приобретающие имущество по завещанию, именуются devisees, если речь идет о реальном имуществе, и legatees, когда наследуется персональное имущество. Поскольку в настоящее время действует единый порядок наследования реального и пер­сонального имущества, различие между теми и другими утрати­ло практическое значение.

Принцип свободы завещания позволяет наследодателю ука­зать в качестве наследника любое лицо, не считаясь с интереса­ми ближайших родственников. Однако, как уже отмечалось, этот принцип определенным образом ограничивается в пользу семьи наследодателя, что неодинаково регламентируется законо­дательством различных стран.

Во Франции законодатель пошел по пути установления так называемой «свободной доли» (quotite disponible), в пределах которой наследодатель вправе свободно распоряжаться своим имуществом посредством завещания и прижизненных дарений. Остальная часть имущества составляет «резерв» (reserve) и предназначается ближайшим родственникам наследодателя, к числу которых относятся лишь его прямые родственники — нис­ходящие и восходящие. Боковые родственники (даже родные братья и сестры), а также переживший супруг не имеют права на «резерв» и, следовательно, могут быть полностью лишены на­следства. «Свободная доля» равна половине имущества, если наследодатель оставил одного ребенка, трети — при наличии двух и четверти — при наличии трех и более детей (ст. 913 ФГК). При отсутствии у наследодателя детей право на «резерв» предоставляется восходящим в размере одной четверти для каж­дой линии (отцовской и материнской) (ст. 914 ФГК). Существу­ют особые правила определения «свободной доли» применитель­но к дарению и завещанию в пользу супруга.

Законодательство Швейцарии восприняло в принципе анало­гичный подход к решению этого вопроса. Отличие заключается лишь в способе исчисления долей резерва и в том, что в число наследников, имеющих право на «резерв», могут быть включе­ны братья, сестры и переживший супруг наследодателя (ст. 471 ШГК).

В наследственном праве Англии принцип свободы завещания выражен более последовательно. Законодательству и судебной практике неизвестны такие понятия, как «резерв» или «обяза­тельная доля». Лишь сравнительно недавно в английском праве появились средства защиты интересов семьи наследодателя. Так, до принятия Закона о наследовании (об обеспечении семьи) 1938 г. завещатель был вправе полностью лишить семью наслед­ства. Указанный Закон предоставил пережившему супругу, не­совершеннолетним и нетрудоспособным детям право просить суд о назначении им «разумного» содержания из наследственного имущества, если таковое не было обеспечено завещанием. Со­гласно ныне действующему Закону о наследовании 1975 г., та­кое право получили также бывший супруг наследодателя, не вступивший в другой брак, все дети умершего, в том числе еще не родившиеся, иждивенцы и некоторые другие лица, не связан­ные с наследодателем кровным родством. Этим же Законом суду были предоставлены более широкие полномочия определять по своему усмотрению размер и способ исчисления назначаемого указанным лицам «разумного» содержания.

Наследование по закону есть наследование без завещания (ab intestate). Определяя круг лиц, имеющих право в этом слу­чае на получение наследственного имущества, законодательство как бы восполняет отсутствующую волю наследодателя. К числу наследников по закону относятся в первую очередь ближайшие родственники наследодателя, которым он предположительно ос­тавил бы имущество в случае составления завещания. В то же время круг наследников по закону и очередность призвания их к наследованию в разных странах неодинаковы.

Во Франции, согласно традиции римского права, в основу классификации наследников по закону и определения последо­вательности призвания их к наследованию положена система разрядов (ordres), разделяющая кровных родственников на группы в зависимости от их предполагаемой близости к наследо­дателю. К первому разряду относятся нисходящие наследодате­ля (дети, внуки и т.д.). Второй разряд образуют родители насле­додателя, а также его братья и сестры и их нисходящие родст­венники. В третий разряд включены прочие восходящие наследодателя (кроме родителей), то есть дед, бабка, прадед, прабабка и т.д. К последнему, четвертому, разряду отнесены прочие боковые родственники (кроме братьев и сестер) до шес­той степени родства, то есть двоюродные братья и сестры, дяди, тетки и т.д.

Наличие хотя бы одного из родственников предыдущего раз­ряда устраняет от наследования родственников всех последую­щих разрядов. Внутри разряда родственник более близкой сте­пени родства устраняет от наследования более дальних родст­венников. Последнее правило применяется, однако, с учетом так называемого права представления, в силу которого права на­следника, умершего ранее наследодателя, переходят к его нис­ходящим. Так, внуки наследодателя получают по праву представления ту долю наследства, которая причиталась бы их отцу (т.е. сыну наследодателя), если бы он не умер ранее самого на­следодателя. Наследовать по праву представления могут лишь прямые нисходящие наследодателя, а также нисходящие его братьев и сестер.

Если у наследодателя нет нисходящих, то наследственное имущество может быть разделено поровну между наследниками по отцовской и материнской линиям. Такая ситуация имеет ме­сто в том случае, если после смерти наследодателя будут живы один из его родителей и восходящий по другой линии (напри­мер, отец и бабушка по материнской линии), а также если к на­следованию призываются родственники третьего и четвертого разрядов из разных линий (например, двоюродные братья по от­цовской и троюродные по материнской линиям).

Все нисходящие одинаковой степени родства наследуют в равных долях. В случаях, когда наследственное имущество де­лится между отцовской и материнской линиями, внутри каждой из них призываемые к наследованию родственники также полу­чают равные доли. Если к наследованию призываются родители, а также братья и сестры наследодателя, то каждый из родителей (даже если другого нет в живых) имеет право на четверть иму­щества, остальное делится поровну между братьями и сестрами.

Наследственные права пережившего супруга, как уже отме­чалось, были несколько расширены. Не будучи включен фор­мально ни в один из разрядов, он, тем не менее, идет впереди на­следников четвертого разряда, устраняя их от наследования и приобретая имущество в полную собственность. Если имеются наследники более высокого разряда лишь в одной из линий (от­цовской или материнской), то переживший супруг приобретает право собственности на половину имущества. В других случаях он получает только узуфрукт на часть имущества (на четверть — при наличии наследников первого разряда, на половину — во всех остальных случаях). При этом наследники могут требовать превращения узуфрукта в пожизненную ренту.

В ФРГ и Швейцарии для определения очередности призва­ния к наследованию по закону используется система «парантелл». Парантеллой называется группа кровных родственников, образуемая общим предком и его нисходящими. Первая парантелла включает самого наследодателя и его нисходящих, вто­рая — родителей наследодателя и их нисходящих, третья — деда и бабку (по отцовской и материнской линиям) и их нисходя­щих, четвертая — прадедов и прабабок и их нисходящих и т.д. Родственники призываются к наследованию по парантеллам. Наследниками первой очереди являются, таким образом, нисхо­дящие наследодателя; наследниками второй очереди — входя­щие во вторую парантеллу и т.д. Наличие родственников в пред­шествующей парантелле устраняет от наследования все после­дующие парантеллы.

Внутри первой парантеллы имущество делится поровну меж­ду детьми наследодателя. Остальные нисходящие наследуют по праву представления, как и во Франции. Внутри второй паран­теллы имущество делится поровну между родителями наследо­дателя; если одного из них нет в живых, то его доля переходит к нисходящим по праву представления, а при их отсутствии — к оставшемуся в живых родителю. Внутри третьей и последующих парантелл действуют аналогичные принципы: восходящие име­ют преимущество перед нисходящими и отстраняют их от насле­дования; имущество делится поровну между отцовской и мате­ринской линиями; при отсутствии родственников в одной линии все имущество распределяется внутри другой; нисходящие на­следуют по праву представления.

Переживший супруг пользуется в ФРГ и Швейцарии значи­тельно более широкими наследственными правами, чем во Франции. Не будучи включен ни в одну из парантелл, он, тем не менее, призывается к наследованию наряду с родственниками, входящими в состав первых трех парантелл, устраняя от насле­дования всех остальных (а в ФРГ — также нисходящих деда и бабки). Если переживший супруг призывается к наследованию вместе с первой парантеллой, то он имеет право на четверть иму­щества; со второй парантеллой — на половину в ФРГ и на четверть в Швейцарии; с третьей парантеллой — на половину имущества. В Швейцарии переживший супруг может выбрать меж­ду правом собственности на указанную часть имущества и узуфруктом на имущество в большем размере. Узуфрукт может быть превращен в пожизненную ренту.

В Англии, в отличие от стран континентальной Европы, при­вилегированное положение в ряду наследников по закону зани­мает переживший супруг. Размер его доли в наследственном имуществе зависит от того, оставил ли наследодатель нисходя­щих, родителей, братьев и сестер (и их нисходящих).

При отсутствии пережившего супруга английское законода­тельство устанавливает следующую очередность призвания к на­следованию:

1) нисходящие;

2) родители;

3) полнородные братья и сестры;

4) неполнородные братья и сестры;

5) деды и бабки;

6) полнородные дяди и тетки;

7) неполнородные дяди и тетки. Совершеннолетние нисходящие и родители наследодателя

получают имущество в собственность, все остальные — на нача­лах доверительной собственности.

Право стран континентальной Европы, как уже отмечалось, исходит из понятия наследования как универсального правопре­емства, при котором к наследникам переходит совокупность прав и обязанностей наследодателя. Закон устанавливает, что такой переход осуществляется в момент смерти наследодателя и, как правило, не требует совершения каких-либо действий, на­правленных на принятие наследства. Это относится к наследова­нию как по закону, так и по завещанию.

Во Франции наследники по закону и универсальные легата­рии имеют так называемую сезину (saisine), то есть автоматиче­ски становятся собственниками наследственного имущества с мо­мента смерти наследодателя без специального постановления су­дебных органов. С этого же момента кредиторы наследодателя вправе предъявлять к ним требования. Однако универсальные легатарии, назначенные в собственноручном или тайном заве­щании, не имеют сезины и могут вступить во владение лишь на основании судебного постановления. Легатарии по универсаль­ному титулу и сингулярные также не имеют сезины и для осуще­ствления своих прав должны обратиться с требованием к наслед­никам по закону, наследникам «резерва» или универсальным легатариям.

Французское законодательство предоставляет наследнику возможность отказа от наследства, однако такой отказ не презюмируется (ст. 784 ФГК). Право на отказ реализуется посредст­вом формального заявления (регистрируемого в канцелярии су­да), которое может быть сделано в течение максимального давностного срока (30 лет).

В странах англо-американской системы права предусматри­вается принципиально иной механизм перехода наследственного имущества, центральной фигурой в котором является «личный представитель» наследодателя. Если он назначен в завещании, то именуется исполнителем завещания (executor), в остальных случаях — администратором (administrator). Полномочия «лич­ного представителя» возникают с момента утверждения его су­дом. К нему переходит все наследственное имущество, которым он управляет как доверительный собственник. Функции «лично­го представителя» могут выполняться как одним, так и несколь­кими лицами, в зависимости от содержания завещания или ре­шения суда. «Личный представитель» осуществляет ликвида­цию имущества наследодателя, погашая его долги в соответствии с установленной законом очередностью и предъявляя требова­ния к должникам наследодателя. Он вправе совершать и другие действия, связанные с управлением, вверенным ему имуществом, в частности необходимые для обеспечения нормального функционирования предприятия наследодателя. Ликвидация имущества осуществляется под контролем суда, который может потребовать представления описи имущества и отчета «личного представителя» о произведенных им действиях.

Очищенное от долгов имущество наследодателя «личный представитель» передает наследникам по завещанию или на­следникам по закону с учетом причитающейся каждому из них доли. Поскольку наследники приобретают, таким образом, не обремененное долгами имущество, вопрос об их ответственности перед кредиторами наследодателя в англо-американском праве не возникает. В этих условиях особое значение приобретает во­прос об ответственности «личного представителя», на которого возлагается обязанность возместить наследникам и кредиторам наследодателя ущерб, возникший вследствие допущенных им злоупотреблений и упущений.

§ 2. РАЗВИТИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА В РОССИИ.

В период Русской Правды основания наследственного права имеют следующие признаки: наследуют только члены семьи; воля завещателя подчинена этому порядку; наследодатель не может завещать имущество сторонним лицам; если нет членов семьи, то наследство переходит представителю общественной власти.

В XV — XVI вв. в области наследственного права России на­блюдается тенденция к постепенному расширению круга наслед­ников и правомочий наследодателя. Наследники по завещанию могли предъявлять иски и отвечать по обязательствам наследо­дателя только при наличии оформленного завещания, подтвер­ждающего эти обязательства («доклады» и «записи»). Наслед­ники же по закону искали и отвечали по таким обязательствам «без докладу» и «без записи».

По сравнению с предыдущим периодом в праве наследования стала намечаться большая свобода воли завещателя: завещание мог сделать любой член семьи. В этот период основной круг на­следников по закону включал сыновей вместе с вдовой. При на­личии сыновей дочери устранялись от наследования недвижимо­сти (ст. 60 Судебника 1497 г.), однако в рассматриваемый пери­од они постепенно начинают допускаться к законному наследо­ванию вотчин.

В первой четверти XVIII в. законодатель, стремясь опреде­лять правовой статус каждой социальной группы и нормы на­следственного права, внес Указ о единонаследии 1714г. («О по­рядке наследования в движимых и недвижимых имуществах»). Различалось наследование по завещанию и по закону. Наследо­датель мог завещать недвижимое имущество только одному сыну по выбору, дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей. При отсутствии завещания в си­лу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь был непререкаем: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

В 1716 г. специальным актом регламентируются наследствен­ные доли, которые получали вдовы, в 1725 г. закрепляется пра­во наследования родственников по восходящей линии (матери, отца, деда, бабушки).

В первой половине XIX в. порядок наследования по закону был таким: родственники призывались к наследованию по степе­ни кровного родства, но не совместно. Ближайшие устраняли дальнейших совершенно. Ближайшими наследниками были нис­ходящие (дети, внуки, правнуки). При отсутствии родственни­ков по нисходящей линии наследство переходило к боковым родственникам, ближайшие боковые исключали дальнейших. Супруги наследовали друг после друга в размере одной седьмой недвижимости и одной четырнадцатой движимого имущества. Когда после умершего не оставалось наследников или никто не являлся в течение десяти лет со времени вызова к наследству, имущество признавалось выморочным и поступало государству, дворянству, губернии, городу или сельскому обществу. Наслед­ник становился активным субъектом прав завещателя и пассив­ным субъектом его обязанностей[2] .

В истории советского периода институт наследования под­вергался изменениям вплоть до попыток его ликвидации. Так, например, ВЦИК РСФСР 27 апреля 1918 г. издал декрет «Об отмене наследования»[3] . Этот декрет и специальное постановле­ние Наркомюста РСФСР от 21 мая 1919 г. по сути уничтожили наследование частной собственности и заложили основы для дальнейшего развития наследственного права личной собствен­ности, качественно отличного от прежнего права наследования.

Институт наследования был вновь введен в России декретом «Об основных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР» от 22 мая 1922 г.[4] и получил дальнейшую разработку в Граждан­ском кодексе 1922 г., однако нормы наследственного права все-таки носили ограниченный, ущербный характер. В соответствии с ними наследниками признавались самые близкие родственники на­следодателя. Зато иждивенцы умершего являлись первоочеред­ными наследниками и, даже при отсутствии супруга и детей на­следодателя, устраняли от наследования его трудоспособных ро­дителей, братьев и сестер. Запрещалось завещать в пользу посто­ронних лиц, даже при отсутствии наследников по закону. В этом случае имущество переходило к государству как выморочное. Фактически завещатель мог только перераспределить наследст­венное имущество, изменив доли наследников, либо лишить на­следства одного или нескольких наследников.

С принятием ГК РСФСР 1964 г. институт наследования при­обретает более существенное значение, хотя правила наследова­ния весьма резко отличались от общемировых. Это было связано с тем, что принятие Кодекса проходило в условиях ограничения видов имущества и даже его количества, которое могло принад­лежать гражданам на праве собственности и, следовательно, пе­реходить по наследству. Завещание рассматривалось как нечто особенное, составляемое лишь небольшим числом граждан. При отсутствии завещания к наследованию по закону призываются только ближайшие родственники. В первую очередь наследни­ков по-прежнему входят дети, супруг и родители умершего, во вторую очередь — братья и сестры умершего, его дед и бабка, внуки наследуют по праву представления. Эти нормы устанав­ливались ввиду «близкой победы коммунизма и отмирания част­ной собственности», а соответственно, и «буржуазного институ­та наследования».

Раздел VII «Наследственное право» ГК РСФСР 1964 г. был принят в период, когда экономическая, политическая и социаль­ная структура общества, основы построения гражданского обо­рота принципиально отличались от тех, которые сложились в стране после экономических преобразований конца восьмидеся­тых — начала девяностых годов.

С началом экономических преобразований в 1990-е гг. и пере­ходом к рыночной экономике появились новые формы собствен­ности и различные организационно-правовые виды юридиче­ских лиц, произошли существенные изменения в основополагаю­щих принципах построения гражданского оборота, закреплен­ные в Законе о собственности (1990 г.), Основах гражданского , законодательства Союза ССР и республик (1991 г.), Конститу­ции РФ 1993 г., Гражданском кодексе РФ. Среди таких измене­ний следует назвать значительное расширение круга участников гражданско-правовых отношений, укрепление начал собственно­сти и уравнивание частной собственности с другими формами собственности, существенное ограничение законодательных за­претов, касающихся видов, объема и стоимости имущества, ко­торое может принадлежать гражданам (п. 1,2 ст. 213 ГК).

Все эти факторы предопределили необходимость реформи­рования норм наследственного права. Однако при ее проведении было важно не только актуализировать действовавшую систему наследственного преемства на основе достижений законодатель­ства последних лет, но и дополнить, развить хорошо известные отечественному законодательству механизмы перераспределе­ния наследственного имущества.

С 1 марта 2002 г. вступила в законную силу часть третья ГК РФ, которая посвящена наследственному праву. Она исходит из таких принципов регулирования наследственных отношений, как:

— универсальность наследственного правопреемства. Это оз­начает, что наследник вступает на место наследодателя не толь­ко в его правах, но и в его обязанностях (ч. 1 ст. 1112);

— свобода завещания, воплощающая применительно к на­следственному законодательству общегражданский принцип диспозитивности правового регулирования;

— предоставление наследникам права выбора — принять на­следство либо отказаться от его принятия, а также ряд других принципов.

ГЛАВА 2.

ПРИНЯТИЕ И ОТКАЗ ОТ НАСЛЕДСТВА .

§ 1. ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА. ПОРЯДОК, СРОКИ И СПОСОБЫ.

Приобретение наследства представляет собой осознанный акт поведения каждого в отдельности наследника, совершаемый путем принятия наследства, в результате ко­торого наследник замещает наследодателя во всей совокупности имущественных прав и обязанностей, иных имущественных состояний, участником которых при жизни был на­следодатель.

Право на наследство (право наследования) возникает у каждого из наследников по завещанию или по закону на основании предусмотренных Кодексом юридических составов, независимо от воли наследников. Юридические составы наследования вклю­чают как факты, с которыми связано открытие наследства, так и факты, с которыми связано призвание определенных лиц к наследству по завещанию (ст. 1118—1132,1137-1140 ГК) и по закону (ст. 1141-1151 ГК).

Особо следует подчеркнуть, что осуществление права на наследство невозможно помимо воли призванных к наследству наследников.

Субъективное право наследования включает две возможности: принять наследство или отказаться от наследства. Если наследник желает приобрести наследство и тем самым стать правопреемником наследодателя в правоотношениях собственности, обязатель­ственных и других правоотношениях, он должен выразить свою волю путем принятия наследства.

Приобретение наследства — категория, которая выражает существо процесса, в правовом режиме которого обеспечивается достижение результата наследования переход к наследникам всей наследственной имущественной массы. Принятие наслед­ства является правовым средством, используемым в этом процессе и предназначен­ным для приобретения наследства. Как правомочие оно входит в состав субъективного права наследования, как фактический акт является сделкой — действием, порожда­ющим правовые последствия.

Для приобретения наследства наследник должен его принять. Положение п. 1 ст. 1152 «наследник должен принять наследство» следует понимать не как обязанность наследников, которая лишает их иной альтернативы и устраняет добровольность акта принятия наследства, а как необходимость выразить свое намерение, нацеленное на его приобретение.

В законодательстве Российской Федерации приобретение наследства построено на системе принятия наследства, а не на системе отречения от наследства.

Заметим, что обе эти системы основаны на добровольности приобретения наслед­ства. Однако последняя построена на признании наследников правопреемниками и переходе к ним имущества умершего, если наследники не заявят об отказе от на­следства. При системе отречения достоверная воля наследника на приобретение на­следства неизвестна, явной должна быть лишь воля наследника, выражающая его отказ. Система принятия наследства, напротив, требует от наследника совершения соответствующих целенаправленных действий, которые определенно выражают его намерение относительно правопреемства в имуществе умершего. Система принятия наследства в большей степени отвечает началам свободы осуществления гражданс­ких прав и диспозитивности гражданско-правового регулирования. Она соответству­ет пониманию существа и содержания субъективного права на наследование, его правомочий и способов осуществления, поскольку приобретение наследства осно­вывается на явно выраженной воле наследника стать преемником прав и обязанно­стей наследодателя.

Субъектами принятия наследства в целях его приобретения признаны наследники по завещанию или по закону, у которых возникло право на наследство.

Наследники по завещанию назначаются завещателем в соответствии с правилами ст. 1118—1131 наследники по закону определяются в соответствии с правилами ст. 1141 —1149 ГК. Недействительность завещания не лишает лиц, указанных в нем в качестве наследников, права наследовать по закону, если они относятся к кругу таких наследников.

К субъектам принятия наследства не относятся отказополучатели (ст. 1137 ГК). Завещательный отказ не создает для них отношений непосредственного преемства в правах наследодателя, но является основанием возникновения обязательства между наследни­ком, принявшим наследство, и отказополучателем. Возможность отказополучателя осу­ществить или не осуществить назначенное в его пользу право лежит лишь в пределах указанного обязательства, предопределенного условиями наследования по завещанию.

Государство, к которому как наследнику переходит право на выморочное имущество, не должно совершать акта принятия наследства, поскольку приобретение вымороч­ного имущества государством является безальтернативной правовой судьбой такого имущества умершего (ст. 1151). В соответствии с этим предусмотрено, что для приоб­ретения выморочного имущества принятие наследства не требуется (п. 1 ст. 1152).

Универсальный характер наследования применительно к принятию наследства вощен в правилах п. 2 ст. 1152 ГК.

Правила о принятии наследства построены так, чтобы общие цель и принципы уни­версального наследственного правопреемства могли быть согласованы с законными интересами отдельных наследников, но не в ущерб правам и интересам остальных на­следников.

Намерение наследника принять наследство может быть выявлено по отношению к наследству как таковому, ко всему наследству и по отношению к определенной части наследства. Правовые последствия принятия наследства устанавливаются с учетом выраженного наследником намерения.

Наследство нередко представляет собой сложную совокупность вещей, прав, обя­занностей, полный состав которой не может быть установлен на момент его принятия. Поэтому в одних случаях наследник может выразить намерение принять все наслед­ство в целом, в других случаях воля наследника принять наследство может быть обра­щена лишь к части наследственного имущества, например, той, на которую запраши­вается свидетельство о праве наследования. Тогда правила о значении принятия части наследства в пределах универсального правопреемства становятся особенно необхо­димыми и важными.

Принятие наследником части наследства признается законом принятием всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось (ч. 1 п. 2 ст. 1152). Это положение выражает принцип приобретения наследства, кото­рый может быть назван принципом «единого акта принятия наследства». Данный прин­цип приобретения наследства имеет два аспекта совершенного акта принятия наслед­ства по объему его юридического значения.

Принцип единого акта принятия наследства позволяет придать более широкое и полное юридическое значение этому акту в сравнении с его воплощением в фактических действиях наследника. Таков один из аспектов принятия наследства.

Суть этого аспекта в расширяющемся значении акта принятия наследства: физи­ческое овладение конкретной вещью из состава наследства или юридическое освое­ние конкретного наследуемого права распространяется на отношение наследника ко всему наследству и расценивается как принятие всего наследства.

Подобное понимание было сформулировано в постановлении Пленума Верховно­го Суда СССР от 1 июля 1966 г., в соответствии с которым фактическое вступление I наследника во владение частью наследственного имущества следовало рассматривать I как принятие всего наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.[5] Наследство рассматривается как единое целое (ст. 1110 ГК) и лишь как таковое может быть принято каждым наследником. Не требуется принимать наследство в отно­шении каждой отдельной вещи, каждого в отдельности права или каждой обязаннос­ти, входящих в состав имущества умершего. Принимая права в имуществе наследода­теля, наследник принимает вместе с тем и обязанности. Поэтому установленное в новом I Кодексе правило следует понимать в том смысле, что принятие наследником части наследства означает принятие им всего наследства как единого целого (ч. 1 п. 2 ст. 1152).

Другой аспект принципа единого акта принятия наследства воплощается в праве наследника принять часть наследства без нарушения общих начал универсального право­преемства.

Этот аспект обозначен включением в установленные правила о последствиях при­нятия части наследства оговорки о принятии причитающегося наследства. Данная ого­ворка относится к реальному результату правопреемства в наследстве: принимая часть наследства как условие принятия всего наследства, наследник приобретает не более и не менее всего того, что окажется причитающимся ему.

Наследник, принимая наследство как таковое, имеет право стать обладателем лишь определенной части наследства, если он окажется не единственным наследником всего наследства. В момент принятия наследства он выражает намерение принять наследство как согласие с наследованием в той части, какая будет ему причитаться в зависимо­сти от итогов правопреемства, обусловленных обстоятельствами, влияющими на долю участия наследника в наследовании, — непринятием кем-то наследства, отказом от наследства, принятием наследства всеми призванными наследниками и др.

Оговорка о праве наследника принять причитающееся наследство, таким образом, указывает на ограничение права одного принимающего наследника правами другого принимающего наследника. Выражая согласие на принятие наследства в целом, на­следник соглашается с тем, что может стать реальным обладателем прав и обязанно­стей лишь в части имущества умершего, приходящейся на его долю участия в наслед­ственном правопреемстве.

Рассмотренный аспект принципа единого акта принятия наследства выражает су­жающееся значение этого акта. Так, если часть имущества завещана постороннему лицу, то оно не имеет оснований для участия в наследовании по закону остальной части наследства. Принятие наследства наследником по завещанию относится лишь к при­обретению завещанной части имущества.

Аспект сужающегося значения акта принятия наследства обнаруживается и случа­ях, если один и тот же наследник призван к наследованию одновременно по разным основаниям. Исходя из принципа единого акта принятия наследства, наследник, не­зависимо от того, по какому основанию он призван к наследованию, вправе принять наследство в целом, безотносительно к основанию наследования, не ограничивая себя принятием наследства по определенному основанию и не оговаривая основания при­нятия наследства. Но и в этом случае причитающаяся наследнику часть наследства будет установлена с учетом оснований наследования, определяющих долю участия наслед­ника в наследовании.

Вместе с тем закон предоставляет наследнику, призванному одновременно по нескольким основаниям, возможность принять наследство, исходя из выбора основа­ний наследования, и тем самым ограничить (сузить) действие акта принятия наслед­ства. Правилами ч. 2 п. 2 ст. 1152 предусмотрено, что наследник, призванный к насле­дованию одновременно по нескольким основаниям, вправе принять наследство, при­читающееся ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям. Значит, наследник может принять наследство, причитающееся ему лишь одному из оснований, и не принимать наследство по другим основаниям. Применение указанных правил принятия наследства не отменяет универсального характера наследования, ибо универсальность наследования заключается в целостно­сти правопреемства ко всему наследству, которая не нарушается ни тем обстоятель­ством, что призывается не один, а несколько наследников, что призываются они не по одному основанию, но по разным основаниям, ни тем, что наследство распреде­ляется в соответствии с причитающимися наследственными долями.

Приобретение наследства на основе принципа единого акта принятия наследства в двух его аспектах согласуется с принципом недопустимости принятия наследства под условием или с оговорками, поскольку совершение самого акта принятия наследства, по какому бы основанию ни был призван наследник и в соответствии с каким бы основанием он ни принимал наследство, не должно быть поставлено под выдвинутые условия и заявленные оговорки.

ГК РФ, предусматривая последствия принятия части наследства, не допускает, как и ГК РСФСР 1964 г., принятия наследства под условием или с оговорками и исходит из начал универсального правопреемства.

Наследник не вправе принимать наследство под отменительным или отлагательным условием на случай, если бы его воля, направленная на принятие наследства, сформи­ровалась под влиянием искаженных сведений о составе и стоимости наследства, других наследниках и иных обстоятельств, имеющих существенное значение для его заинтере­сованности в имуществе умершего. Наследнику разрешено отозвать акт принятия им на­следства (ст. 1157 ГК), либо он вправе требовать признания его недействительным в судебном порядке в соответствии с правилами о недействительности сделок.

Принимая наследство, наследник может не знать о конкретном составе наследствен­ного имущества, размере долговых обязанностей наследодателя, других имеющихся наследниках, принятии ими наследства, месте его нахождения и других обстоятель­ствах, которые потребуют от наследника определенных усилий и затрат для управле­ния имуществом, осуществления права собственности, исполнения обязательств. Од­нако и в этом случае он не вправе выдвигать какие-либо условия и делать какие-то оговорки относительно принятия наследства.

Принятие наследства рассматривается законом как обдуманное решение наслед­ника принять его в составе любых прав и обязанностей наследодателя, в чем бы они ни заключались, и в составе любого имущества, где бы оно ни находилось — на терри­тории Российской Федерации или за ее пределами, компактно в одном месте или в разных местах.

Принятие наследником наследства действует и в отношении таких прав и обязан­ностей, которые станут достоверно известными и подтвержденными после принятия наследства, иногда — спустя продолжительное время после получения свидетельства о праве на наследство. Имея сведения о принадлежавших наследодателю движимых и недвижимых вещах и предполагая принятие в составе наследства именно этого иму­щества, наследник тем не менее одновременно приобретает также другие активы и все обременения имущества, установленные, например, в виде залога определенных вещей или в виде права пользования лиц, проживающих в жилом помещении.

Наличие других наследников по завещанию или по закону оказывает определен­ное ограничительное действие на результаты принятия наследства, поскольку умень­шает размер доли каждого наследника в наследстве. Но и в этом случае принятие на­следства каждым наследником может быть совершено и как намерение приобрести все наследство в целом — во всей совокупности прав и обязанностей, составляющих имущество умершего, и как намерение приобрести наследство, причитающееся на­следнику в соответствии с основанием наследования.

Учитывая отмеченные особенности принятия наследства в порядке универсально­го правопреемства, В.И. Серебровский весьма точно отметил такое важное его свой­ство, как недробимость.[6]

Принцип единого акта принятия наследства действует по отношению ко всему на­следству в целом независимо от конкретных оснований, по которым наследник был при­зван к наследованию, и по отношению к наследству, причитающемуся наследнику по отдельным основаниям, с предоставлением ему права альтернативного выбора участия в наследстве по определенному основанию (п. 2 ст. 1152 ГК).

Наследник может оказаться призванным к наследованию одновременно по несколь­ким основаниям. Некоторые из случаев призвания лица к наследованию одновремен­но по нескольким основаниям указаны в ч. 2 п. 2 ст. 1152. Нельзя исключить и иных подобных случаев. Отметим, в частности, следующие из оснований, которые могут привести к такой ситуации:

• по завещанию и по закону, если завещана часть имущества наследнику, который в составе наследников по закону участвует в наследовании незавещанной части иму­щества;

• до праву наследника по завещанию или по закону в связи с открытием наследства и по праву на принятие открывшегося наследства в порядке наследственной трансмис­сии. Так, при наследовании по закону к наследству призваны мать, супруга и дочь наследодателя; после открытия наследства и до истечения срока для принятия на­следства умерла супруга наследодателя; право последней на открывшееся наследство перешло в порядке наследственной трансмиссии к ее дочери, являющейся также до­черью наследодателя и наследующей в имуществе отца по собственному праву; кро­ме того, дочь является наследницей по завещанию, согласно которому отец оставил ей определенную вещь из наследства. При таких обстоятельствах дочь наследодателя оказалась призванной к наследованию по завещанию, по закону и в порядке наслед­ственной трансмиссии;

• по завещанию и по праву наследования обязательной доли, если доля при насле­довании по завещанию оказалось менее обязательной доли; этот случай не отмечен в п. 2 ст. 1152, но подпадает под его действие. Так, все имущество в целом завещано в равных долях трем лицам, из которых одно имеет право на обязательную долю в наследстве. Необходимый наследник является единственным наследником первой очереди по закону. Обязательная доля этого наследника составляет 1/2 часть на­следства, доля же его по завещанию — 1/3 часть наследства, т.е. менее обязатель­ной доли. Необходимый наследник имеет право наследовать также часть имуще­ства, дополняющую размер его обязательной доли в наследстве за счет уменьшения долей других наследников по завещанию (ст. 1149 ГК).

Таким образом, если при указанных и других подобных обстоятельствах наследник призван к наследованию по различным основаниям одновременно, вопрос о приня­тии наследства таким наследником требует специального решения.

Опираясь на принцип свободного осуществления лицом принадлежащего ему субъек­тивного права «по своему усмотрению», закон предоставил наследнику, имеющему право наследования по разным основаниям одновременно, право альтернативного выбора осуществления права наследования по любому из этих оснований.

Единое значение акта принятия наследства применительно к принятию наследни­ком причитающегося наследства по отдельным основаниям его призвания к наследо­ванию заключается в том, что принятие наследства лицом по одному из оснований не должно распространяться на принятие им наследства по другим основаниям, если это противоречит воле наследника. Закон не требует, чтобы наследство было обязательно принято по всем основаниям призвания к наследованию в совокупности.

Предусмотренное законом право наследников принять наследство, ограничиваясь или не ограничиваясь основаниями призвания к наследованию, не разрушает принципа уни­версального правопреемства, поскольку этот принцип не исключает неделимости иму­щества, приобретенного по праву наследования, не разрушает принципа безусловного и безоговорочного принятия, так как право принять наследство лишь по отдельному основанию сохраняет целостность принятия наследства по выбранному основанию.

Вместе с тем в каждом конкретном случае открытия наследства, переходящего к наследникам по разным основаниям, особого внимания требует вопрос о последствиях выбора наследником одного, нескольких или всех оснований для принятия наследст­ва. Правовые последствия непринятия наследником причитавшегося ему наследства, к которому он был призван по иным основаниям, нежели те, в силу которых он при­нял наследство, должны определяться в соответствии с общими правилами о послед­ствиях непринятия наследства призванными к наследству наследниками.

Принятие наследства должно осуществляться каждым наследником в отдельности.

Право на наследство является субъективным гражданским правом каждого наслед­ника в отдельности и осуществляется каждым из них самостоятельно, по своему ус­мотрению, в том числе путем принятия наследства. Принятие наследства выражает волю и намерения исключительно того наследника, которому принадлежит право на на­следство. Поэтому эффект принятия наследства одним наследником не может быть рас­пространен на других наследников.

В соответствии с этим установлено, что принятие наследства одним или несколь­кими наследниками не означает принятия наследства остальными наследниками (п. 3 ст. 1152). Эта норма находит свое продолжение в других правилах, в соответствии с которыми наследник признается пропустившим срок для принятия наследства, даже если другие наследники приняли наследство, и может принять наследство после ис­течения установленного срока лишь с согласия всех остальных наследников, приняв­ших наследство (п. 2 ст. 1155).

Принятие наследства одним наследником создает соответствующие правовые по­следствия как для этого наследника, так и для других наследников, поскольку вли­яет на размер наследственной доли, условия раздела наследства, призвание к на­следству других наследников и т.д. Однако взаимодействие наследственных прав при их осуществлении каждым из наследников не позволяет отождествлять право одного наследника с правом другого или правами других. Право наследования остается обо­собленным, отдельным правом каждого наследника и требует самостоятельного поведения каждого наследника в пределах осуществления им права по своему ус­мотрению.

Моментом приобретения принятого наследства признается день открытия наслед­ства.

Принятие наследства является средством приобретения наследства и совершается в определенное время. Ранее открытия наследства принять его невозможно — нет ни наследства, ни наследников. Фактический момент принятия наследства зависит от способов его принятия, но в любом случае приходится либо на день открытия наслед­ства, либо на один из дней после его открытия.

С принятием наследства прекращается гражданское состояние наследника как ве­роятного правопреемника наследодателя, каждый наследник становится действитель­ным субъектом прав и обязанностей вместо прежнего субъекта этих прав и обязанно­стей. Наследник теперь уже собственник, обладающий конкретными объектами собст­венности, кредитор или должник конкретных обязательственных правоотношений, иной правообладатель. Наследуемые правоотношения, утратившие прежнего субъек­та, обрели нового. Однако наследуемые правоотношения не прекращались на период до фактического принятия наследства. Замена прежнего правообладателя новым про­исходит во всем составе наследственного имущества сразу и в один и тот же момент. В этом проявляется важнейшая черта универсального наследственного правопреемства, хотя изменения правового статуса наследников на правовой статус собственников и иных правообладателей не может произойти ранее принятия ими наследства, пере­ход к наследникам наследуемых прав и обязанностей признается состоявшимся в день открытия наследства, т.е. до принятия наследства, но при условии, что наследство при­нято.

Принятию наследства закон придал обратную силу. Установлено, что принятое на­следство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства незави­симо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента госу­дарственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда та­кое право подлежит государственной регистрации (п. 4 ст. 1152).

Время фактического принятия наследства определяется способами, используемы­ми наследниками для принятия наследства (ст. 1153 ГК), и ограничивается определен­ным сроком (ст. 1154 ГК).

Под государственной регистрацией права наследника на наследственное имуще­ство следует понимать государственную регистрацию перехода к наследнику права собственности или иного права на недвижимое имущество в соответствии с нотари­альным свидетельством о праве на наследство. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним является обязательной.[7]

Вместе с тем указанным законом не предусмотрен срок для государственной регистрации перешедших к другому лицу, в частности к наследнику, прав на недви­жимое имущество. Наследник, получивший нотариальное свидетельство о праве на наследство, не ограничен определенным сроком проведения государственной регис­трации права на недвижимое имущество, приобретенного в порядке наследования. Если наследник не произвел государственной регистрации перешедшего к нему права на недвижимость, это не порочит юридической силы состоявшегося правопреемства — самого перехода к наследнику прав на имущество со дня открытия наследства.

Принятие наследства является односторонней сделкой, направленной на приобре­тение наследства. Такая сделка совершается по воле одного лица — наследника по закону или по завещанию и выражает волю этого лица.

К совершению наследником сделки, выражающей принятие им наследства, при­меняются общие правила о сделках, предусмотренные главой 9 Кодекса, если их при­менение не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Сделка, направленная на принятие наследства, должна быть совершена дееспо­собным лицом (если наследником является физическое лицо), правоспособным ли­цом (если наследником по завещанию является юридическое лицо), уполномоченны­ми органами властно-публичных образований (если наследником по завещанию явля­ется Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование).

Принятие наследства лицами, не достигшими четырнадцати лет (малолетними), лицами, признанными в установленном порядке недееспособными, осуществляется в силу ст. 28, 29, 32 ГК их законными представителями (родителями, усыновителями, опекунами). Принятие наследства несовершеннолетними в возрасте от 14-ти до 18-ти лет совершается собственными действиями и волей самого несовершеннолетнего на­следника с письменного согласия его законных представителей — родителей, усыно­вителей, попечителей. Гражданин, ограниченный в дееспособности по решению суда, совершает сделки, включая принятие наследства, самостоятельно, однако с согласия попечителя (ст. 30 ГК).

Для принятия наследства законными представителями наследников (родителями, усыновителями, опекунами), действующими от их имени, и для дачи попечителями согласия на принятие наследства несовершеннолетними наследниками или ограни­ченными в дееспособности наследниками не требуется получать предварительное со­гласие органов опеки и попечительства, поскольку эти действия опекунов и попечи­телей направлены на увеличение, а не уменьшение имущества подопечных (ст. 37 ГК).

Несовершеннолетние, вступившие в брак до достижения восемнадцати лет или объяв­ленные эмансипированными, принимают наследство самостоятельно (ст. 21, 27 ГК).

Принятие наследства от имени nasciturus может быть совершено его законными представителями лишь после рождения такого наследника живым.

В случае если наследник по завещанию или по закону признан судом безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК), право принять наследство сохраняется лишь за этим ли­цом и не может быть осуществлено другими лицами, которым поручено охранять имущество безвестно отсутствующего или управлять им.

Несмотря на имущественный результат, создаваемый осуществлением права при­нять наследство, само по себе право на принятие наследства не является имуществом и не входит в состав имущества любого наследника, в том числе безвестно отсутству­ющего (Необходимо отметить, что, допуская переход права на принятие наследства, закон не признает переходящее в порядке наследственной трансмиссии право на принятие наследства составной частью имущества того наследника, который был призван наследованию, но умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок.[8] Вывод о несовместимости права на принятия наследства с имуществом наследника можно считать общим положением наслед­ственного правопреемства). Право на принятие наследства не проистекает непосред­ственно из имущества наследодателя и не является принадлежностью имущества наследника. Имуществом наследника становится именно имущество наследодателя, при этом в силу принятия наследства и не ранее принятия наследства, хотя и с мо­мента открытия наследства.

Если наследник признан безвестно отсутствующим, органы опеки и попечитель­ства могут учредить доверительное управление в отношении недвижимого и ценного имущества безвестно отсутствующего при необходимости постоянного управления иму­ществом (ст. 43, 38 ГК). Право на принятие наследства не относится к такого рода объектам. Полномочия доверительного управляющего ограничены юридическими и фак­тическими действиями в отношении имущества, переданного в доверительное управ­ление, и сделками с этим имуществом (ст. 1012, 1020 ГК). Доверительный управляю­щий не может совершать сделки по осуществлению права на наследование, посколь­ку оно не входит в объект, переданный в управление.

Равным образом этот вывод может быть применим к случаям, если над имуществом безвестно отсутствующего органом опеки и попечительства была назначена опека. Пол­номочия опекуна на принятие наследства в интересах безвестно отсутствующего не име­ют прямых оснований в действующем законе и не вытекают из существа наследования.

В соответствии со ст. 32 ГК опека устанавливается над малолетними гражданами и гражданами, признанными судом недееспособными. Опекуны наделяются полномо­чиями законных представителей подопечных и совершают от их имени и в их интере­сах все необходимые сделки, включая принятие наследства. Учреждение опеки над иму­ществом безвестно отсутствующего не предусмотрено нормами Гражданского и Се­мейного кодексов. В соответствии со ст. 43 ГК при наличии необходимых условий имущество такого лица передается в доверительное управление, правовой режим ко­торого не дает права доверительному управляющему действовать от имени безвестно отсутствующего и совершать в его интересах любые необходимые сделки. Не случайно в правилах этой статьи отсутствует отсылка к ст. 38 и 32 ГК. Поэтому при условии соблюдения действующих норм гражданского и семейного права опека над имуще­ством безвестно отсутствующего лица не может быть установлена (Полагаем, что про­тивоположные утверждения, высказанные в литературе, не получили необходимого правового обоснования. Не можем, в частности, согласиться с утверждением, что ре­шение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим является основанием для назначения опеки над имуществом.[9]

Данное положе­ние воспроизводит ч. 1 ст. 256 ГПК РСФСР, однако с 1 января 1995 г. оно может при­меняться постольку, поскольку не противоречит ГК). Следовательно, опекун над имуществом в таком случае не может быть назначен, и вопрос о праве опекуна на принятие наследства от имени безвестно отсутствующего наследника, а в общем пла­не о полномочиях опекуна возникать не должен.

Ранее, в ст. 19 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 69 Кодекса законов о браке и семье РСФСР, было предусмотрено иное. Опека устанавливалась над имуществом гражданина, при­знанного безвестно отсутствующим, и опекун в силу закона был наделен правом осу­ществлять от имени и в интересах подопечного все права и выполнять все обязанности.

Эти нормы давали основания для утверждения о том, что в случае безвестного отсутствия наследника открывшееся в его пользу наследство может быть принято опекуном, назначенным над имуществом безвестно отсутствующего. Пока безвестно отсутствую­щий не объявлен умершим, он сохраняет права наследника, но юридические действия за него совершает опекун.[10] Однако изменения, внесенные в институт безвестного отсутствия гражданина и в регулирование отноше­ний опеки, привели к пересмотру прежних подходов.

Действительно, наследник, признанный безвестно отсутствующим, сохраняет свой статус наследника и право на принятие наследства в течение установленного срока.[11] Если безвестное отсутствие наследника было тем обсто­ятельством, которое лишило наследника возможности получить сведения об открыв­шемся наследстве, или тем обстоятельством, которое оказалось уважительной причи­ной пропуска срока для принятия наследства, в случае своей явки такой наследник вправе требовать восстановления срока и признания его принявшим наследство. Усло­вия и правовые последствия удовлетворения требований «опоздавшего» наследника установлены законом.[12]

Специальные субъекты принимают наследство так же, как они совершают другие сделки для достижения гражданско-правового результата.

Юридические лица принимают наследство через свои органы, действующие в со­ответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (ст. 53 ГК). Правомочия определенного физического лица, совершающего принятие наследства в качестве органа юридического лица, подтверждаются соответствующими докумен­тами о его назначении или избрании.

От имени Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципаль­ных образований как наследников по завещанию принимают наследство уполномо­ченные органы, действующие в рамках их компетенции, установленной правовыми актами, определяющими статус этих органов (ст. 125 ГК).

Принятие наследства порождает правовые последствия, если является действитель­ной сделкой.

Принятие наследства должно соответствовать требованиям, предъявляемым к сво­боде и непринужденности формирования воли наследника и его волеизъявления в про­цессе выбора решения относительно приобретения наследства с учетом всех обстоя­тельств, связанных с наследованием и правовыми последствиями принятия наследст­ва как для наследника, его принимающего, так и для других наследников, призванных к наследованию, или лиц, которые могут быть призваны к наследованию. Несоблюде­ние указанных требований может повлечь недействительность сделки по основаниям, предусмотренным соответствующими правилами § 2 главы 9 Кодекса.

Правила о способах принятия наследства, предусмотренные новым наследственным правом Российской Федерации, сохраняют преемственность с законодательством РСФСР и сложившейся судебной и нотариальной практикой.

ГК РФ признает применявшиеся прежде способы принятия наследства как соот­ветствующие общим началам гражданского законодательства и разумному опыту. Вместе с тем новые правила повышают требования, гарантирующие достоверность волеизъ­явления наследника и соблюдение условий, обеспечивающих свободу решения им вопроса о приобретении наследства.

Существо способов принятия наследства заключается в признаваемой законом форме выражения наследником своего намерения приобрести наследство.

Наследство может быть принято формальными и неформальными способами. К формальным способам принятия наследства относятся заявление наследника о при­нятии наследства или заявление наследника о выдаче свидетельства о праве на на­следство, к неформальным — действия наследника, подтверждающие фактическое принятие им наследства.

Принятие наследства формальными способами осуществляется при посредстве публичных учреждений. В целях принятия наследства наследник вправе подать по ме­сту открытия наследства нотариусу или уполномоченному должностному лицу заяв­ление о принятии наследства или заявление о выдаче свидетельства о праве на на­следство (п. 1 ст. 1153).

Заявление о принятии наследства является исчерпывающе достаточным актом наследника, обнародовавшего себя в качестве принявшего наследство и правопреем­ника наследодателя.

Заявление наследника о выдаче ему свидетельства о праве на наследство основыва­ется на двух позициях: первая — обнародование своего намерения принять наследство, вторая — требование выдать документ, подтверждающий приобретение наследства.

Заявление о принятии наследства и заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство обладают равной силой и значением, определяющим решение вопроса о бесспорном принятии наследства. Подача любого из указанных заявлений сама по себе уже изменяет положение наследника: он становится собственником, кредитором или должником в обязательствах и др., независимо от получения официального свидетель­ства о приобретенных правах, однако при условии, что заявитель действительно явля­ется наследником и у него возникло право наследования. Вместе с тем каждое из этих заявлений имеет свои особенности.

Подача заявления о принятии наследства ограничивается целью неоспоримым об­разом утвердиться в праве на наследство. Этот способ принятия наследства может быть целесообразным в тех случаях, когда наследник не намерен пока получать свидетель­ство о праве на наследство, а также если наследство не включает прав, осуществле­ние которых требует их соответствующей государственной регистрации. Подача заяв­ления о выдаче свидетельства о праве на наследство преследует цель официального удостоверения прав наследника на приобретенное наследство. Подача первого заявле­ния не исключает в будущем обращения наследника, принявшего наследство, с просьбой к соответствующим органам о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Прием нотариусом или уполномоченным должностным лицом заявления наследника о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство не может быть поставлен в зависимость от представления доказательств принадлеж­ности заявителю права на наследство. Право лица на наследство проверяется при выдаче соответствующего свидетельства. Подача указанных заявлений вызывает правовые по­следствия правопреемства в совокупности с другими юридическими фактами, на ко­торых основано право на наследство (назначение наследником по завещанию, состо­яние брака или родства при наследовании по закону и др.).

Публичными учреждениями по месту открытия наследства, в которые наследник вправе подать заявление о принятии наследства либо заявление о выдаче свидетель­ства и которые обязаны принять такие заявления, являются нотариальные органы или должностные лица, уполномоченные в соответствии с законом выдавать свидетель­ство о праве на наследство.

Полномочия и порядок деятельности нотариальных органов и уполномоченных за­коном должностных лиц, которые обязаны принимать заявления наследников о принятии наследства либо заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство, предус­мотрены Основами законодательства Российской Федерации о нотариате постановле­нием Верховного Совета Российской Федерации.[13]

В соответствии со ст. 36 Основ законодательства о нотариате заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство должны быть • поданы в государственные нотариальные конторы, действующие по месту открытия на­следства, а при отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной кон­торы — одному из нотариусов, занимающихся частной практикой, которому поручено совершение нотариальных действий по выдаче свидетельств о праве на наследство.

К должностным лицам, уполномоченным в соответствии с законом выдавать сви­детельства о праве на наследство и обязанным в силу этого принимать заявления о принятии наследства или о выдаче свидетельства о праве на наследство, относятся должностные лица консульских учреждений Российской Федерации, что предусмот­рено ст. 38 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате. В консульских учреждениях совершаются нотариальные действия для российских граждан за грани­цей. Должностными лицами консульских учреждений, в компетенцию которых входит совершение нотариальных действий, являются консул и любое должностное лицо кон­сульского учреждения, которому поручено консулом выполнение нотариального действия.[14]

Следует иметь в виду, что Верховным Судом Российской Федерации признан частично недействительным абз. 3 п. 5.1 инструктивных указаний Министерства юстиции СССР от 15 ноября 1983 г. «О применении зако­нодательства о государственном нотариате к иностранным гражданам, лицам без гражданства, к иностранным предприятиям и организациям, а также о применении законодательства иностранных государств и между­народных договоров о правовой помощи в нотариальной практике».

В соответствии с названным требованием инструктивных указаний иностранный гражданин, проживающий вне СССР (в настоящее время вне Российской Федерации), считался принявшим наследство, если он в течение шестимесячного срока подал заявление в посольство или кон­сульство СССР (в настоящее время - Российской Федерации) за грани­цей или обратился к адвокатам Инюрколлегии с просьбой об оказании юридической помощи.

Рассмотрим следующий пример. ООО «Адвекс, Инк» обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительным данно­го положения в части обращения к адвокатам Инюрколлегии с просьбой об оказании юридической помощи как способе принятия наследства, так как эта норма, по мнению заявителя, нарушает права наследников.

Представитель ООО «Адвекс, Инк» пояснила в суде, что порядок принятия наследства установлен Гражданским кодексом 1964 г. Правом выдачи свидетельств о праве на наследство, помимо нотариусов, обла­дают должностные лица консульских учреждений Российской Федера­ции (п. 3 ч.1 ст. 38 Основ законодательства РФ о нотариате).

Гражданский кодекс РФ предусматривает, что правила, установ­ленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц (ст. 2).

Верховный Суд РФ решением от 19 апреля 2000 г. № ГКПИ 00-133 заявление удовлетворил по следующим основаниям.

Признается, что наследник принял наследство, когда он фактиче­ски вступил во владение наследственным имуществом или когда он по­дал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. При этом закон устанавливает единый для всех порядок принятия наследства. Исходя из этого, Верховным Судом РФ сделан вывод, что содержащееся в оспариваемом нормативном акте указание на то, что иностранный гражданин считается принявшим на­следство, если он в течение шестимесячного срока обратился к адвока­там Инюрколлегии с просьбой об оказании юридической помощи, не соответствует действующему законодательству. Судом подчеркнуто, что специализированная коллегия адвокатов «Инюрколлегия» является добровольным объединением лиц, занимающихся адвокатской деятель­ностью, имеющих своей задачей оказание юридической помощи по делам с иностранным элементом, и действующее законодательство (поло­жение «Об адвокатуре РСФСР», утвержденное Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г., а также Основы законодательства РФ о нотариате) не наделило коллегии адвокатов полномочиями нотариальных органов.

В связи с изложенным Верховный Суд РФ признал недействитель­ной фразу «или обратиться к адвокатам Инюрколлегии с просьбой об оказании юридической помощи» в абз. 3 п. 5.1 названных инструктив­ных указаний.

Если заявление наследника передается нотариусу другим лицом или пересылается по почте, подпись наследника на заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом или должностным лицом, уполномочен­ным совершать нотариальные действия (должностным лицом органа ме­стного самоуправления или консульского учреждения). Приравниваются к нотариально засвидетельствованным (п. 1 ст. 1153, п. 3 ст. 185 ГК РФ): подписи военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, подлинность которых засвидетельствована начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, старшим или дежурным врачом; подписи военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотари­альных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также подписи рабочих и служащих, членов их семей и членов семей во­еннослужащих, подлинность которых засвидетельствована командиром (начальником) этих части, соединения, учреждения или заведения; подписи лиц, находящихся в местах лишения свободы, подлин­ность которых засвидетельствована начальником соответствующего места лишения свободы; подписи совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, подлинность которых засви­детельствована администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения.

Заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство не могут быть поданы должностным лицам исполнительных органов власти, поскольку в компетенцию этих лиц не входит совершение нотариальных действий по выдаче свидетельств о праве на наследство (ст. 37 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).

Заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство не могут быть поданы должностным лицам органов местного самоуправления, поскольку не принят федеральный закон, предоставляющий этим органам полномочия по совершению нотариальных действий[15] . Основы законодательства Российской Федерации о нотариате не наделили органы местного самоуправления государственными полномочиями по выполнению нотариальных действий. Поэтому нельзя признать дей­ствующей и подлежащей применению Инструкцию о порядке выполнения нотариаль­ных действий исполнительными комитетами районных, городских, поселковых и сель­ских Советов депутатов трудящихся, утвержденную постановлением Совета Министров РСФСР от 31 мая 1967 г.[16]

Заявление о принятии наследства или заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство должны быть совершены в письменной форме.

Принятие наследства является сделкой, совершаемой посредством указанных за­явлений. Форма этой сделки должна соответствовать требованиям Гражданского ко­декса. Применительно к такой сделке она не может быть совершена устно, если зако­ном установлена для нее письменная форма (ст. 159 ГК). В соответствии со ст. 62 и 70 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате заявление о принятии наследства и заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство должны быть сделаны в письменной форме.

Достоверность подписи наследника на заявлении о принятии наследства и заявле­ние о выдаче свидетельства о праве на наследство удостоверяется способами, установ­ленными законом.

Достоверность подписи наследника на заявлениях о принятии наследства или о выдаче свидетельства о праве на наследство является условием подлинности выражен­ной в заявлениях воли наследника.

В случае личного обращения наследника с указанными заявлениями в соответству­ющие учреждения по месту открытия наследства достоверность собственноручной под­писи наследника устанавливается непосредственно нотариусом либо должностным ли­цом консульского учреждения, т.е. лицами, уполномоченными выдавать свидетельство оправе на наследство. Если наследник передает свое заявление через посыльного (ку­рьера) либо пересылает посредством почтовой связи, подпись наследника на заявле­нии должна быть засвидетельствована нотариусом либо должностным лицом, упол­номоченным совершать нотариальные действия, или лицом, уполномоченным удос­товерять доверенности в соответствии с п. 3 ст. 185 Кодекса.

Свидетельствовать подлинность подписи на документах — это нотариальное действие, совершение которого не связано с местом открытия наследства. Однако это действие может быть совершено лишь учреждением (лицом), в компетенцию которого входит совершение нотариальных действий (ст. 35—38 Основ законодательства о нотариате).

В Законе РСФСР «О местном самоуправлении» от 16 июля 1991 г.[17] сохранено действие п. 10 ст. 54, устанавливающего, что поселковая и сельская администрации могут совершать нотариальные действия в соот­ветствии с законодательством. Вместе с тем данное положение имеет отсылочный ха­рактер к законодательству, в соответствии с которым определяются полномочия по­селковой и сельской администраций в области отправления нотариальных функций. Однако действующим законодательством, в частности Основами законодательства Рос­сийской Федерации о нотариате, не предусмотрены конкретные полномочия должно­стных лиц органов местного самоуправления в области нотариальной деятельности. Поэтому нет правовых оснований для утверждений о том, что органы местного самоуп­равления уполномочены совершать все нотариальные действия или отдельные их виды.[18]

Добавим, что положения п. 7 ст. 1125 ГК рассчитаны на применение лишь в случа­ях, когда федеральный закон предоставляет право совершения нотариальных действий, в частности, должностным лицам органов местного самоуправления. Из этого следу­ет, что возможность наделения органов местного самоуправления нотариальными пол­номочиями в силу федерального закона не исключается. Но до этого момента должностные лица органов местного самоуправления не вправе совершать те нотариальные дейст­вие, которое указаны в п. 7 ст. 1125, п. 1 ст. 1153 и других статьях ГК.

В специальных случаях верность подписи наследника на заявлении может быть за­свидетельствована по правилам п. 3 ст. 185 Кодекса. Эти случаи являются исчерпывающими. Отметим, что они не исключают права наследников засвидетельствовать верность своей подписи на документе в общем порядке у нотариуса. Однако данные правила весьма удобны и для наследников, находящихся в обстановке ограниченных воз­можностей. Они позволяют своевременно и беспрепятственно направить нотариусу или уполномоченному должностному лицу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства или заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство, засвидетельствовав надлежащим образом свою подпись на заявлении.

Принятие наследства формальными способами может быть совершено через представителя, так как эти действия, выражающие намерение принять наследство, по своему характеру не требуют исключительно личного участия наследника. Поскольку в дове­ренности, выданной представителю, специально предусмотрено его полномочие при­нять наследство от имени наследника-доверителя, постольку соответствующая воля наследника получает достоверное закрепление в доверенности и надлежащее формаль­ное удостоверение. При таких условиях закон допускает возможность принятия наслед­ства через представителя, если в доверенности специально оговаривается полномочие представителя на принятие наследства. Доверенность, выданная для совершения акта принятия наследства от имени до­верителя, как и любая доверенность, должна соответствовать установленным требо­ваниям. Полагаем, что подпись наследника на такой доверенности должна быть засви­детельствована подобно тому, как это требуется в случаях, если наследник передает через другое лицо или пересылает по почте свое заявление о принятии наследства или выдаче свидетельства о праве на наследство.

Законные представители действуют в силу закона без доверенности от имени и в интересах подопечных: родители, усыновители и опекуны — в отношении малолетних детей, опекуны — в отношении граждан, признанных недееспособными (ст. 28, 29, 32 ГК). В соответствии с этим установлено, что для принятия наследства законным пред­ставителем доверенность не требуется (ч. 3 п. 1 ст. 1153 ГК). Подробнее этот вопрос рас­смотрен в п. 1 комментария к данной статье.

Фактическое принятие наследства является неформальным способом принятия наследства (п. 2 ст. 1153).

Оно заключается в совершении наследником действий, подтверждающих его наме­рение приобрести наследство для себя, в своих интересах и интересах, соответствую­щих воле завещателя. Действия, в которых проявляется отношение наследника к наслед­ству как собственному имуществу, обнаруживается поведение, направленное на при­своение наследственного имущества, одновременно свидетельствуют о фактическом принятии наследства. Раскрывая в п. 2 ст. 1153 ГК, в отличие от ст. 546 ГК РСФСР 1964 г., частные случаи фактического принятия наследства, законодатель учел реаль­ный жизненный опыт и сложившуюся судебную практику.

Признаки фактического вступления во владение наследственным имуществом были определены в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 г. «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» (в ред. от 25 ок­тября 1996 г.).

В соответствии с п. 12 указанного постановления под фактическим вступлением во владение наследственным имуществом, подтверждающим принятие наследства, сле­довало понимать любые действия наследника по управлению, распоряжению и пользо­ванию этим имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии или уплату на­логов, страховых взносов, других платежей, взимание квартплаты с жильцов, прожи­вающих в наследственном доме по договору жилищного найма, производство за счет наследственного имущества расходов по его охране, управлению им и других, пога­шение долгов наследодателя и т.п. При этом судам следовало иметь в виду, что указан­ные действия могли быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами в течение шести месяцев со дня открытия наследства.[19]

Перечень указанных действий не является закрытым, правовое описание отдель­ных их видов не имеет жестко обозначенных границ.

Одна группа такого рода действий — вступление во владение или в управление наследственным имуществом.

Вступление наследника во владение имуществом означает установление фактичес­кого господства над вещами и другими ценностями, входящими в состав наследства. Например, наследник принимает отдельные или все вещи и иные объекты в свое ведение, присоединяя их к своему имуществу в месте его нахождения. В ином случае наследник сам перемещается к месту нахождения наследства, если вселяется в наслед­ственную квартиру или дом. Вступление во владение наследственным имуществом характеризуется физическим держанием имущества наследодателя.

К числу весьма распространенных относится случай, когда наследник вел совме­стную жизнь с наследодателем, пользовался жилыми помещениями, предметами до­машней обстановки и быта и другими вещами, принадлежавшими наследодателю. После открытия наследства такой наследник продолжает владеть и пользоваться указанным имуществом, которое приобрело свойства наследственного и предназначенного для правопреемства данным наследником и другими. В силу нового правового состояния, которое приобрели и член семьи наследодателя, ставший наследником, и находивше­еся в общем пользовании имущество, ставшее наследством, поведение наследника изменяет правовую ориентацию: наследник осуществляет владение наследственным имуществом ввиду присвоения его как собственного. Поэтому полагаем, что и в дан­ном случае через фактическое владение и использование наследственного имущества наследник реализует свое прямое намерение сохранить имущество в своей собствен­ности, означающее намерение и волю принять наследство. Такие целенаправленные действия наследника обладают всеми необходимыми признаками односторонних сде­лок. Суждения о признании односторонней сделкой фактических действий наследни­ка, свидетельствующих о намерении приобрести наследство, высказаны в ряде работ.[20] Иное мнение высказано Ю.К. Толстым, который считает, что действия наследника, продолжающего фактически владеть и пользоваться наследст­венным имуществом после открытия наследства, нельзя признать сделкой по приня­тию наследства.[21]

Вступление в управление наследственным имуществом может проявляться в совер­шении наследником в отношении этого имущества действий фактического и юриди­ческого характера, обеспечивающих нормальное функционирование и хозяйственное состояние отдельных особых объектов (подсобного хозяйства, дачи и садового участ­ка, строительного объекта и др.), а также действий, направленных на упорядочение всего состояния наследства в целом (выяснение полного состава наследства, поиск необходимой документации, розыск имущественных ценностей, принадлежащих на­следодателю, установление должников и условий погашения ими долгов и т.д.).

В Кодексе отсутствуют положения, в которых раскрывались бы в общей форме еди­ные признаки управления имуществом без совмещения их с признаками владения, пользования и распоряжения имуществом в границах права собственности и иного вещ­ного права. Гражданскому кодексу известны категории управления применительно к оперативному управлению, доверительному управлению имуществом, управлению де­лами и деятельностью юридических лиц и др. Указанные институты раскрывают со­держание управления имуществом через полномочия владения, пользования и распо­ряжения им.

Представляется, что управление наследственным имуществом по своему назначе­нию, характеру и способам существенно отличается от управления имуществом в рамках названных институтов, но сближается с указанной категорией в силу его комплекс­ного характера и целенаправленности действий. По мнению В.И. Серебровского, вступ­лением в управление наследственным имуществом следует считать действия, совер­шаемые наследником так, как если бы их совершал собственник в своих интересах, имея в виду ведение нормального хозяйства. Таким образом, управление наследствен­ным имуществом рассматривается как осуществление действий, аналогичных по сво­ему содержанию действиям по осуществлению права собственности.[22]

Фактические действия наследника, свидетельствующие о вступлении во владение и управление наследственным имуществом, не могут быть совершены по отношению к любому виду имущества, входящего в состав наследства. Очевидно, что такие дей­ствия не могут относиться к правам на бездокументарные ценные бумаги (акции и др.), долю в складочном (уставном) капитале хозяйственных товариществ и обществ, пай в имуществе производственного или потребительского кооператива и др.; вряд ли существует реальная возможность вступления во владение авторскими правами и т.п.

Таким образом, действия по владению наследственным имуществом подобны осу­ществлению вещных полномочий, действия по управлению наследственным имуществом — распорядительным действиям собственника, а также иного правообладателя в обязательственных и иных отношениях.

Другая группа действий наследника, свидетельствующих о фактическом приня­тии им наследства, связана с мерами по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц.

Меры по сохранению имущества и его защите необходимы для предупреждения утраты, порчи, повреждения имущества от вредоносных естественных причин, пожа­ров, расхищения, самоуправных действий третьих лиц, необоснованного изъятия в связи с притязаниями третьих лиц, других опасностей природного и социального ха­рактера. Меры по охране имущества, которые в соответствии с законом обязан при­нять нотариус или исполнитель завещания не препятствуют наследникам самостоятельно принимать меры, соответствующие осо­бенностям наследственного имущества, взаимоотношений между наследниками и другим конкретным обстоятельствам.

При необходимости меры по охране наследства могут быть приняты наследниками еще до его открытия. К таким мерам следует отнести, в частности, установку охран­ных систем в наследственной квартире или доме; укрепление дверей, смену замков; заключение договора страхования имущества; заключение соглашений с лицами, которые обеспечат постоянную охрану имущества, систематическое отопление поме­щений, уход за скотом, домашними животными, квартирными растениями и др. Может оказаться необходимой подача наследником соответствующего заявления о смерти наследодателя в судебные и другие юрисдикционные органы в связи с предъявленны­ми к наследодателю при его жизни исками и притязаниями, что позволит приостано­вить производство по делу и предупредить необоснованное изъятие наследственного имущества, и т.д.

Фактическое принятие наследства подтверждается действиями наследника, ко­торый произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества.

Расходы на содержание имущества являются, как правило, текущими, периоди­ческими и относятся к необходимым затратам на оплату услуг по электро- , газо- и водоснабжению, оказание иных коммунально-бытовых услуг, за устранение неслож­ных повреждений, неисправностей инженерных систем квартир, домов, дач, на оп­лату необходимых ветеринарных услуг, оказанных животным, и др. Производство рас­ходов на содержание имущества за свой счет свидетельствует об отношении наслед­ника к наследственному имуществу как собственному, что требует необходимых затрат.

Фактическое принятие наследства подтверждается действиями наследника, который произвел за свой счет оплату долгов наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Наследник, который получает причитавшиеся наследодателю денежные средства от арендаторов (нанимателей) имущества, входящего в состав наследства, от заказ­чиков за работу и услуги, выполненные и оказанные наследодателем при жизни, от покупателей проданного при жизни наследодателя имущества и др., действует как хозяин наследственного имущества. Равным образом проявляет свое хозяйское отно­шение к наследству наследник, который за счет своих собственных средств погашает задолженность наследодателя по оплате жилищно-коммунальных услуг, уплате нало­гов, страховых платежей по договорам имущественного страхования, погашает денеж­ный заемный долг наследодателя, подтвержденный его собственноручной распиской, и другие долги.

Наследник обязан доказать факт принятия наследства неформальным способом в случаях получения свидетельства о праве на наследство или спора о наследстве.

Согласно § 101 действовавшей ранее Инструкции о порядке совершения нотари­альных действий государственными нотариальными конторами РСФСР[23] нотариус, который выдавал свидетельство о праве на наследство, был обязан принимать документы, подтвержда­ющие совершение наследником действий, свидетельствующих о фактическом приня­тии наследства. В качестве доказательств фактического принятия наследства могли быть, в частности, представлены: справка жилищно-эксплуатационной организации по месту открытия наследства о проживании наследника совместно с наследодателем, справка о том, что наследником было взято имущество наследодателя, документ об оплате налогов, расчетные документы об оплате жилищно-коммунальных услуг и другие.

При отсутствии необходимых доказательств фактического принятия наследства такой факт может быть установлен судом в порядке особого производства по делам об уста­новлении фактов, имеющих юридическое значение, в соответствии со ст. 247—251 ГПК РСФСР.

Действия наследника, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, со­здают законную презумпцию принятия им наследства.

Если объективный характер действий наследника не соответствовал его внутрен­нему намерению и наследник совершал эти действия не в своих интересах и не в целях принятия наследства для себя, он не лишается права свободного выбора между при­нятием наследства и отречением от него.

Наследник вправе отречься от наследства. Доказательствами отречения от наслед­ства являются соответствующее заявление об отказе от наследства либо судебное ре­шение, принимаемое по заявлению отказавшегося наследника (см. комментарий к ст. 1157 ГК).

Вместе с тем законом прямо не исключено, что фактическое принятие наследни­ком наследства может быть оспорено другими наследниками. Для этого потребуется доказать, что действия наследника, имеющие в соответствии с законом признаки фактического принятия наследства, были совершены этим наследником не ввиду приобретения наследства.

Учитывая, что действия, обнаруживающие фактическое принятие наследства, не могли совершаться помимо сознательной воли дееспособного наследника, отрыв по­будительной воли наследника от указанных действий как ее внешнего выражения в целях оспаривания установленной презумпции представляется задачей трудной, гра­ничащей с невыполнимой. Не случайно ряд авторов отмечал, что презумпция приня­тия наследства наследником может быть допущена только со стороны самого наслед­ника, но никак не со стороны других лиц, независимо от их заинтересованности в таком опровержении. Эта презумпция установлена в интересах самого наследника, в связи с чем и ее опровержение или оспаривание может быть предоставлено только ему самому.

Понимание установленной законом презумпции принятия наследства как гарантии свободы наследника относительно приобретения наследства представляется весьма важ­ным для защиты прав наследника, принявшего наследство неформальным путем. Но особенно важен такой подход в случаях, если эта презумпция оспаривается после смер­ти наследника, принявшего наследство путем фактических действий и умершего после истечения сроков для принятия наследства без оформления своих прав на наследство. Упрощенный подход к ситуациям, складывающимся при оспаривании третьими лица­ми презумпции принятия наследства, грозит опасностью нарушения имущественных прав как наследника, так и собственных правопреемников такого наследника, который сам, при своей жизни не опровергал презумпции принятия им наследства.

Презумпция принятия наследства, установленная законом в отношении наслед­ника, совершившего действия, свидетельствующие о фактическом принятии наслед­ства, не нарушает основного принципа приобретения наследства — свободы и добро­вольности его принятия. Но эта же презумпция не должна быть недобросовестно ис­пользована другими лицами в корыстных интересах, нарушающих права наследников.

Законом предусмотрены общие и специальные сроки принятия наследства, различа­ющиеся по основаниям призвания наследников к наследству, продолжительности срока и моменту, с которым связано начало их течения (п. 1 ст. 1154).

Общий срок принятия наследства установлен для наследников, право наследова­ния у которых возникает со времени открытия наследства и которые в силу этого призываются к наследованию со дня открытия наследства. В соответствии с Кодексом его продолжительность составляет шесть месяцев. Течение общего срока начинается со дня открытия наследства.

В случае, если гражданин был объявлен судом умершим, днем открытия наслед­ства является день вступления в законную силу решения суда об объявлении гражда­нина умершим (ст. 1114 ГК). Течение срока для принятия наследства в этом случае начинается со дня вступления в силу решения суда об объявлении гражданина умер­шим, поскольку именно указанный день признан днем открытия наследства.

Общий срок для принятия наследства применяется во всех случаях, за исключени­ем тех, для которых установлены специальные сроки принятия наследства.

К наследникам, в отношении которых действует общий срок принятия наследства, в частности, относятся:

• лица, назначенные наследниками в завещании, а также лица, подназначенные на­следникам по завещанию, если назначенный наследник (институт) умер до откры­тия наследства или не имеет права наследовать по основаниям недостойности, пре­дусмотренным п. 1 ст. 1117 ГК;

• лица, являющиеся наследниками по закону в порядке очередности, призванные при отсутствии завещания, в том числе признании его недействительным или при отсутствии наследников по завещанию, не оказавшихся в живых на момент открытия наследства, или не имеющих права наследовать по основаниям недостойности, пре­дусмотренным п. 1 ст. 1117 ГК;

• лица, являющиеся наследниками по закону первой очереди;

• лица, являющиеся наследниками по закону каждой последующей очереди, если все наследники предшествующей очереди отсутствуют, либо все они лишены наследст­ва, либо никто из них не имеет права наследовать по основаниям п. 1 ст. 1117 ГК. Специальным сроком принятия наследства является срок, установленный для приня­тия наследства, оставленного гражданином, который пропал без вести при обстоятель­ствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от опреде­ленного несчастного случая (п. 3 ст. 45 ГК).

Продолжительность этого срока — шесть месяцев, начало течения — день вступле­ния в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим.

В решении суда об объявлении такого гражданина умершим указывается день его пред­полагаемой гибели, каковой и признается днем открытия наследства (ст. 1114 ГК). Однако течение срока для принятия наследства начинается не со дня, признаваемого днем откры­тия наследства, а со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. Такое законодательное решение направлено на охрану интересов всех лиц, кото­рые относились к кругу наследников на день предполагаемой гибели наследодателя, при­знанный днем открытия наследства, и которые могли не оказаться в числе наследников на момент вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим.

Той же целью охраны интересов наследников обусловлено правило о начале тече­ния срока для принятия наследства со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении умершим. Пока не принято судом решение об объявлении гражданина умершим и пока оно не вступило в законную силу, наследники не имеют правовой возможности осуществить право на наследство, оставленное гражданином, объявлен­ным умершим лишь с момента, когда решение суда стало юридическим фактом. Од­нако если бы срок принятия наследства начинался со дня предполагаемой гибели наследодателя, он оказался бы истекшим прежде, чем суд примет решение об объяв­лении гражданина умершим.

На день открытия наследства, совпадающий с днем предполагаемой гибели насле­додателя, устанавливается круг наследников и состав наследства. На день вступления в законную силу решения суда приходится начало течения срока для принятия уста­новленными наследниками указанного наследства.

Специальным сроком принятия наследства является также срок, установленный для лиц, право наследования которых возникаете случаях, если наследники отказались от наследства либо отстранены от наследования в силу их недостойности.

Основания применения этого специального срока связаны с особенностями при­звания к наследованию и осуществления права на наследство. Наследники по завеща­нию и по закону призываются к наследованию независимо от их воли, за исключени­ем лиц, оказавшихся недостойными наследниками. Наследники, имеющие право на­следовать, осуществляют право на наследство исключительно по собственной воле, и они вправе отказаться от наследства (ст. 1157 ГК).

Срок для принятия наследства такими лицами, у которых возникло право на на­следство вследствие отказа наследников от наследства или отстранения недостойных наследников, установлен продолжительностью в шесть месяцев. Началом течения это­го (специального — по терминологии Кодекса) срока установлен день возникновения у таких лиц права наследования. День возникновения у них права наследования ввиду отказа наследников от наследства устанавливается по дате заявления наследника об отказе от наследства (ст. 1159 ГК), а по основаниям недостойности — по дате, определяющей день вступления в законную силу решения суда об отстранении от наследования наследников по закону (п. 2 ст. 1117 ГК).

Специальным сроком принятия наследства является и срок, установленный для лиц, право наследования которых возникает в случаях, если другие наследники не приняли наследство (п. 3 ст. 1153 ГК). Продолжительность этого специального срока принятия наследства составляет три месяца. Началом его течения признается последний день общего срока принятия наследства, исчисляемого с момента открытия наследства. В случаях, если наследство открылось в день предполагаемой гибели наследодателя, началом течения этого срока признается последний день срока, исчисляемого со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении наследодателя умершим. Этот специальный срок предназначен для принятия наследства лицами, у которых возникает право наследования лишь вследствие непринятия наследства другим наследником. Непринятием наследства является фактическое положение, при котором наследник, призванный к наследованию, никаким образом не проявил своего отношения к приобретению наследства в течение установленного для этого срока: не подал заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство, не совершил фактических действий, свидетельствующих о принятии наследства, не сделал соответствующего заявления об отказе от наследства.

У лица может возникнуть право наследования исключительно вследствие непри­нятия наследства наследником, в частности, если: завещатель подназначил наследника на случай непринятия наследства основным на­значенным наследником, включая непринятие наследства в связи со смертью на­следника после открытия наследства и до истечения срока для принятия наследства;

• все наследники по закону предшествующей очереди не приняли наследства, в связи с чем к наследованию призываются наследники по закону последующей очереди;

• наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок. Поскольку эти лица призываются к наследованию только вследствие непринятия

наследства другими наследниками, для них установлен трехмесячный срок для при­нятия наследства, исчисляемый со дня окончания срока, указанного в п. 1 ст. 1153 ГК.

Вопрос о правовой природе срока принятия наследства длительное время продолжает оставаться спорным.

Начиная с 40-х годов прошлого столетия, практическая сторона научного спора касалась обоснования того, возможно ли приостановление, перерыв и восстановле­ние срока принятия наследства.[24]

В настоящее время всеми признано, что срок принятия наследства не является сро­ком исковой давности, так как ему не присущи свойства срока, предназначенного для исковой защиты нарушенного права. Поэтому к сроку принятия наследства не могут применяться правила о приостановлении или перерыве срока исковой давности.

Ввиду того, что законом в 1964 г. был введен институт продления срока для приня­тия наследства (ст. 546 ГК РСФСР 1964 г.) и в соответствии со ст. 1155 ГК действует обновленный институт принятия наследства, по истечении установленного срока преду­сматривающий восстановление срока принятия наследства, изменились характер и со­держание спора относительно юридической природы этого срока. Он ведется, глав­ным образом, вокруг вопроса о том, погашается ли субъективное право на наследо­вание истечением установленных сроков принятия наследства. Следует признать достаточно убедительными доводы в пользу признания сроков принятия наследства сроками осуществления субъективного гражданского права на наследование.

Вместе с тем предпринятая отдельными авторами научная систематизация сроков гражданского права дает возможность для более глубокой дифференциации сроков осу­ществления права: выделяются сроки существования субъективных гражданских прав и сроки пресекательные (преклюзивные). Однако научные критерии этой дифференци­ации носят весьма хрупкий характер, поскольку оба вида сроков ограничивают дей­ствие субъективных прав во времени. Поэтому отнесение сроков принятия наследства к срокам существования права или пресекательным зависит от понимания самих отличительных признаков этих видов осуществления права. Для тех, кто признает срок принятия наследства погашающим право наследования, он является пресекательным.[25] Для других, кто делает акцент на возможности принятия наследства после исте­чения установленного срока, он относится к срокам существования субъективного граж­данского права, но не к пресекательным срокам.[26]

В случае пропуска установленного срока принятия наследства по уважительным причинам он может быть восстановлен для осуществления принадлежащего наслед­нику права на наследство (ст. 1155 ГК). Таким образом, закон допускает возможность принятия наследства и после истечения срока, ввиду чего срок для принятия наслед­ства не может быть признан правопогашающим.

Вместе с тем, по общему правилу, неосуществление права на принятие наследства в течение установленного срока приводит к правовым последствиям, в силу которых право на наследство не признается за наследником, который не принял наследство в установленный срок, и не обеспечивается правовой защитой.

Таким образом, нельзя отрицать двойственную природу срока принятия наслед­ства. С одной стороны, истечение срока препятствует осуществлению права на насле­дование, с другой — допускается принятие наследства после истечения срока.

Новое наследственное право усилило гарантии частноправового назначения и осу­ществления наследования и сделало акцент на принятии наследства после истечения установленного срока. Поэтому восстановление срока принятия наследства не означа­ет, что право на наследство, если признать его прекратившимся по истечении срока, появляется заново. Право на наследство возникает лишь в связи с открытием наследства в сочетании с другими юридическими фактами, иных первоначальных оснований это право не имеет. Институт принятия наследства после истечения установленного срока предназна­чен для осуществления права на наследство наследником, у которого право на наследова­ние возникло, но не было реализовано в установленном порядке по причине пропуска срока для принятия наследства.

Этот институт входит в единый комплекс норм, регулирующих приобретение на­следства по системе принятия. Он устанавливает порядок, основания, сроки и право­вые последствия принятия наследства по истечении установленного срока.

Наследнику, призванному к наследованию, принадлежит право на наследование, включающее в себя возможность принятия наследства и возможность отказа от на­следства. Наследник, который не реализовал ни той, ни другой возможности в уста­новленный срок, остается наследником, фактически не принявшим наследство. Фак­тическое непринятие наследства характеризуется неочевидностью волевой составля­ющей, которая определяет приобретение наследства.

Непринятие наследства может рассматриваться как предположение об отказе наследника от осуществления своего права на наследование. Закон разрешает наследнику при определенных условиях оспорить такую презумпцию и приобрести наследство в силу принадлежащего ему права на наследство. Для этой цели применяется институт принятия наследства по истечении установлен­ного срока.

Для осуществления права на принятие наследства наследником, пропустившим срок, установленный для принятия наследства, закон предусмотрел два порядка: судебный и внесудебный, согласительный.

Судебный порядок является общим и применяется как в случаях, если согласитель­ный порядок оказался недоступным, так и в случаях, если «опоздавший» наследник не использовал возможность применения согласительного порядка принятия наследства. Судебный порядок решения вопроса о принятии наследства «опоздавшим» наслед­ником предполагает исковое производство, так как суд рассматривает требование наследника, пропустившего установленный срок принятия наследства, о восстанов­лении ему срока для принятия наследства и признании за ним в силу этого права собственности и других прав, распространяющихся на наследственное имущество. Институт принятия наследства по истечении установленного срока при посредстве суда существенно обновлен в ГК РФ с учетом опыта рассмотрения в судах дел о про­длении срока для принятия наследства в порядке ст. 547 ГК РСФСР 1964 г. Главной отличительной чертой нового института является положение, формулирующее мате­риально-правовую суть притязаний наследника на восстановление срока принятия наследства и, соответственно, материально-правовую суть судебного решения. Тако­вая заключается в признании истца-наследника принявшим наследство и присужде­нии ему наследственной доли в имуществе наследодателя.

Поскольку принятие наследства является тем актом, в результате которого наслед­ник становится носителем конкретных прав и обязанностей, принадлежавших ранее наследодателю, требование о восстановлении срока принятия наследства (по ГК РСФСР 1964 г. — о продлении срока для принятия наследства) означает требование о признании за «опоздавшим» наследником прав, вытекающих из наследственного право­преемства. Само по себе требование о восстановлении срока уже свидетельствует об очевидном намерении лица приобрести наследство. Поэтому восстановление пропу­щенного срока на принятие наследства исключает надобность совершения наследни­ком каких-то других, дополнительных действий по принятию наследства.

Различие формулировок ст. 1155 нового Кодекса и ст. 547 ГК РСФСР 1964 г. орга­нично связано с изложенным пониманием существа восстановления срока для при­нятия наследства и его последствий. Новая формулировка о восстановлении срока, установленного для принятия наследства, заменила прежнюю — «продление срока для принятия наследства». Кроме того, в п. 1 ст. 1155 обозначено полное содержание судеб­ного акта, принимаемого судом: восстановление установленного срока принятия на­следства должно быть соединено с признанием наследника принявшим наследство и соответствующим присуждением наследственного имущества.

Ранее практика судов, которые, принимая решения о продлении срока для приня­тия наследства, предоставляли наследнику дополнительное время для принятия на­следства и последующего нотариального оформления права на наследство, признава­лась ошибочной как противоречащая существу дела и положениям ст. 547 ГК РСФСР 1964 г.[27] Ст. 1155 ГК РФ устраняет почву для подобной судебной практики.

Необходимо отметить, что законодательные решения института судебного восста­новления пропущенного срока принятия наследства и института судебного восстанов­ления срока исковой давности схожи по существу: согласно нормам этих институтов суд, восстанавливая пропущенный срок, одновременно признает за лицом принадле­жащее ему субъективное право. Такой подход к правовому регулированию имеет кон­цептуальное значение, несмотря на принципиальные отличия давностных сроков от сроков принятия наследства.

Основанием восстановления в судебном порядке срока, установленного для принятия наследства, по заявлению наследника, пропустившего этот срок, закон признает обсто­ятельства, свидетельствующие об уважительности пропуска.

Что же касается наследников, признанных безвестно отсутствующими, то в случае их явки решение вопроса о признании их принявшими наследство, по-видимому, дол­жно зависеть от характера обстоятельств, вызвавших их безвестное отсутствие. Если по стечению обстоятельств безвестно отсутствовавший наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства, либо причинами пропуска срока принятия наслед­ства послужили другие обстоятельства, которые будут расценены как уважительные, безвестно отсутствовавший наследник может быть признан принявшим наследство пос­ле истечения установленного срока. Однако само по себе признание судом лица без­вестно отсутствующим и отмена судебного решения об этом не являются бесспорно уважительными причинами для восстановления в правах на наследство наследника, пропустившего срок принятия наследства в связи с безвестным отсутствием.

Обстоятельства второго рода — тяжелая болезнь наследника, пребывание его в бес­помощном состоянии, неграмотность, длительная командировка с условиями, огра­ничивающими возможности совершения юридических актов, передачи личных доку­ментов, поручений и др. (По поводу определения уважительности причин пропуска срока для принятия наследства.[28] Оценка обстоятельств с точки зрения признания их уважительными причинами про­пуска срока является предметом судебной деятельности. С учетом выяснения всех обстоятельств суд решает вопрос о том, действительно ли обстоятельства, на которые ссыла­ется «опоздавший» наследник, создали физическую или юридическую невозможность совершения им актов принятия наследства, и, следовательно, являются ли уважитель­ными причины пропуска наследником срока принятия наследства.

В отличие от судебного порядка признания пропустившего срок наследника при­нявшим наследство согласительный порядок не связан с установлением уважитель­ности причин пропуска наследником срока принятия наследства.

Предусмотрено, что суд может восстановить пропущенный срок принятия наслед­ства при условии, если наследник, пропустивший срок, установленный для приня­тия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали (п. 1 ст. 1155). Введение этого срока выгодно отличает новые правила от правил ст. 547 ГК РСФСР 1964 г., недостаток которых усматривался, в частности, в отсутствии временных ограничений для продления срока принятия на­следства.[29]

Установленный шестимесячный срок исчисляется с момента, когда перестали дей­ствовать обстоятельства, препятствовавшие своевременному принятию наследства. Та­кой момент устанавливается судом в каждом конкретном деле в зависимости от ха­рактера причин пропуска срока. Это может быть день, в который наследник получил сведения об открытии наследства, или день, когда после тяжелой болезни он был до­пущен к работе, день возвращения из командировки особого назначения и т.д.

Указанный срок, совпадающий по продолжительности с общим сроком принятия наследства, не является добавочным сроком принятия наследства, так как в границах этого срока наследнику предоставляется возможность обратиться в суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока, но не возможность совершить предусмотрен­ные законом действия, направленные на принятие наследства.

Вместе с тем данный срок, предоставленный наследнику для обращения в суд, яв­ляется одновременно периодом времени для осуществления права на наследование после истечения установленных сроков принятия наследства. Полагаем, что этот срок не мо­жет быть восстановлен в случае, если наследник в течение него не воспользуется осо­бым способом реализации своего права на наследование. Поэтому он может быть с полным основанием признан погашающим право на обращение в суд с заявлением о восстанов­лении пропущенного срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство. Следовательно, истечение именно этого срока погашает право на наслед­ство наследника, пропустившего установленный срок принятия наследства.

Законом предусматривается обязательная письменная форма данного каждым на­следником согласия. Достоверность письменного согласия каждого наследника под­тверждается либо тем, что оно дается в присутствии нотариуса, удостоверяющего факт дачи согласия, либо засвидетельствованием подписи давшего согласие наследника на выдаваемом документе. Подпись наследника, давшего согласие на принятие наслед­ства «опоздавшим» наследником, должна быть официально удостоверена лицами, указанными в ч. 2 п. 1 ст. 1153 ГК.

При соблюдении всех указанных в законе условий согласительный порядок обес­печивает юридически полноценное признание «опоздавшего» наследника принявшим наследство.

Имущественные последствия признания наследника, пропустившего срок принятия наследства, принявшим наследство заключаются в установлении новых наследствен­ных долей всех наследников, принявших наследство, определении права восстанов­ленного наследника на получение причитающегося ему наследства и изменении запи­сей о государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Имущественные последствия принятия наследства после истечения установленно­го срока определяются судом — в случае применения судебного порядка восстановле­ния пропущенного срока принятия наследства, либо соглашением наследников — в случае применения согласительного порядка.

Вынося решение о признании наследника принявшим наследство, суд обязан в со­ответствии с ч. 2 п.1 ст. 1155 заново определить доли всех наследников в наследствен­ном имуществе, включая наследника, признанного принявшим наследство.

Если признание наследника принявшим наследство приводит к отпадению осно­вания наследования имущества всеми другими наследниками, принявшими наслед­ство, суд определяет того наследника, который признан принявшим наследство пос­ле истечения установленного срока, единственным правопреемником наследодателя. Так, если к наследованию по закону были призваны наследники второй очереди — вследствие того, что единственный наследник по закону первой очереди не принял наследства, и суд признал наследника первой очереди принявшим наследство, отпа­дает основание наследования имущества наследниками второй очереди. В этом случае суд выносит решение о принадлежности всего наследства единственному наследнику первой очереди.

Согласно п. 3 ст. 1155 решения по вопросам возврата наследственного имущества или компенсационных выплат могут быть приняты наследниками самостоятельно, по своему усмотрению, однако с учетом правил об охране интересов несовершеннолет­них, недееспособных и ограниченно дееспособных наследников (ст. 1167 ГК). Наслед­ники вправе представить суду письменное соглашение, которое было достигнуто ими по вопросам передачи восстановленному наследнику имущества или выплаты компен­саций в счет его доли в наследстве. В этом случае суд обязан решить вопрос о присуж­дении наследственного имущества этому наследнику в соответствии с указанным пись­менным соглашением наследников.

Наследники, принявшие наследство, могли оформить свои права на наследство, по­лучив соответствующее свидетельство ранее обращения к ним наследника, пропустив­шего срок принятия наследства, с заявлением о признании его принявшим наследство по истечении установленного срока. После того, как наследники, принявшие наслед­ство, дали согласие на восстановление прав пропустившего срок наследника, ранее выданные свидетельства должны быть изменены. Однако для этого нет надобности в вынесении судебного решения о признании выданных свидетельств недействительны­ми. Согласие наследников, принявших наследство, признать «опоздавшего» наследника принявшим наследство является основанием аннулирования нотариусом или другим уполномоченным должностным лицом ранее выданного свидетельства о праве на на­следство и основанием выдачи нового свидетельства (ч. 1 п. 2 ст. 1155).

Следует подчеркнуть, что при согласительном порядке восстановления прав на­следника, пропустившего срок принятия наследства, именно нотариус или другое уполномоченное должностное лицо, которые ранее выдали свидетельство о праве на наследство, обязаны принять постановление об аннулировании этого свидетельства и выдать взамен него новое свидетельство о праве на наследство. Отказ нотариуса или другого уполномоченного лица совершить указанные нотариальные действия на ос­новании представленного письменного согласия наследников, принявших наследство, может быть обжалован в суд в порядке особого производства по жалобам на нотари­альные действия или на отказ в их совершении (ст. 310—312 ГПК РФ).

В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 1155 постановление нотариуса об аннулировании ранее выданного свидетельства о праве на наследство и вновь выданное свидетельство о праве на наследство являются основанием внесения соответствующих изменений в запись о государственной регистрации.

Если нотариальное свидетельство о праве на наследство еще не выдавалось, тако­вое должно быть выдано по заявлению наследников, принявших наследство, включая восстановленного наследника, на основании документов, свидетельствующих о со­гласии наследников, принявших наследство в установленный срок, признать «опоз­давшего» наследника принявшим наследство, а также всех других документов, представление которых необходимо для получения свидетельства о праве на наследство. Если же восстановление пропустившего срок наследника в праве на наследство устраняет от наследования других наследников, давших на это согласие, первичное или новое взамен аннулированного свидетельство о праве на наследство должно быть выдано лишь восстановленному наследнику.

При согласительном порядке признания прав наследника, пропустившего срок для принятия наследства, вопросы передачи последнему причитающегося ему наследствен­ного имущества в натуре или иной компенсации его доли в наследстве решаются на основании письменного соглашения об этом всех наследников, в том числе восста­новленного наследника (п. 3 ст. 1155).

§ 2. НАСЛЕДСТВЕННАЯ ТРАНСМИССИЯ.

Институт наследственной трансмиссии в новом наследственном праве Российской Федерации существенно обновлен по сравнению с ГК РСФСР 1964 г., который впервые включил этот институт в законодательство России о наследовании.

Наиболее заметным в этом отношении является достаточно четкое обособление отношений наследования, складывающихся в связи со смертью наследника как субъекта правопреемства в открывшемся наследстве, от других отношений наследования, воз­никших в связи со смертью такого наследника, оказавшегося в положении наследо­дателя по отношению к наследникам своего имущества.

По определению закона наследственная трансмиссия представляет собой переход права на принятие наследства, что заключено в названии ст. 1156 ГК.

Сущность отношений, урегулированных законом под названием наследственной трансмиссии, заключается в призвании к наследованию открывшегося наследства взамен наследника, умершего после открытия наследства, правопреемников умерше­го наследника и осуществлении ими перешедшего к ним права на наследство. Отно­шения наследственной трансмиссии характеризуются следующими особенностями:

• наследник, призванный к наследованию и обладающий субъективным правом на наследование (правомочием принять наследство и правомочием отказаться от наслед­ства) умер после открытия наследства, к которому призван, не успев принять его;

• в таком случае право на наследование, которое принадлежало умершему наслед­нику, передается его наследникам, замещающим умершего наследника, в том же объеме и содержании, — как правомочие принять наследство, к которому был призван умерший наследник, или отказаться от этого наследства.

Таким образом, по меткому выражению В.И. Синайского, сущность наследствен­ной трансмиссии сводится к тому, что право лица принять или отречься от наследства переносится (transmittitur) на наследников его.[30]

В указанных отношениях наследник, призванный к наследованию и умерший пос­ле открытия наследства, называется трансмиттентом, а лица, на которых перено­сится право наследования умершего наследника и которые осуществляют это право вместо умершего наследника, называются трансмиссарами.

Условия наследственной трансмиссии определяют особенности ее применения и отличия от наследования в порядке подназначения, по праву представления, от порядка приращения наследственных долей.

Первое условие. Наследственная трансмиссия возникает, если к открывшемуся на­следству есть наследник по завещанию или по закону, у которого возникло право наследования. Трансмиттентом признается лишь наследник по завещанию или по за­кону, призванный к наследованию. Это значит, что фактом является открытие на­следства, а также призвание лица к наследованию, причем основания наследования не имеют значения — это может быть наследник по завещанию или наследник по закону.

Второе условие. Наследственная трансмиссия возникает, если трансмиттент умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный для принятия на­следства срок. Такая ситуация с отпадением наследника, уже призванного к наследо­ванию, как потенциального правопреемника, требует решения вопроса о судьбе ос­вободившегося права на наследственную долю. Замещение отпавшего наследника его наследниками (трансмиссарами) ставит трансмиссию на почву общего понимания наследования, его целей и начал справедливого правопреемства.

Третье условие. Наследственная трансмиссия обеспечивает призвание к наследова­нию взамен умершего наследника (трансмиттента) его наследников для осуществле­ния ими прав умершего наследника.

Наследственная трансмиссия возникает, если трансмиттент может быть замещен своими наследниками (трансмиссарами). Первый связан со вторыми так, как связаны наследодатель и наследники. В силу наследственной трансмиссии право на принятие наследства, принадлежавшее трансмиттенту и не осуществленное им, переходит к его наследникам по закону, а если трансмиттент все свое имущество завещал, — к его наследникам по завещанию.

Таким образом, трансмиссарами признаются: 1) наследники трансмиттента по за­кону, если наследование имущества трансмиттента осуществляется по закону или од­новременно по двум основаниям: в части имущества — по закону, в части имуще­ства — по завещанию, 2) наследники трансмиттента по завещанию, если все наслед­ственное имущество трансмиттента было завещано.

Возможна также ситуация, когда завещатель вправе сделать распоряжение о подназначении другого наследника на случай, если основной назначенный наследник по завещанию или наследник завещателя по закону умрет после открытия наследства, не успев его принять (ст. 1121 ГК). В таком случае действует завещательное распоряжение о подназначении другого наследника, которое делает невозможным применение пра­вил о наследственной трансмиссии. Несмотря на то, что правила о наследственной трансмиссии не предусматривают специального ограничения пределов действия дан­ного порядка на случай подназначения, вывод о таком ограничении вытекает из пря­мых указаний ст. 1121 ГК и принципиально обоснован в положениях о соотношении оснований наследования по завещанию и по закону (ст. 1112 ГК).

Четвертое условие. Объектом наследственной трансмиссии является право трансмитгента на принятие причитающегося ему наследства. Данное условие имеет несколько аспектов.

Как указано в п. 1 ст. 1156, к трансмиссарам переходит право на принятие наследства. Однако, исходя из свободы приобретения наследства наследниками, следует признать, что к трансмиссарам переходит, наряду с правом на принятие наследства, также пра­во на отказ от наследства, включая право направленного отказа.

Несмотря на то, что закон различает право на принятие наследства и право на отказ от наследства, право наследования едино, и по смыслу ст. 1156 в сопоставлении ее с другими правилами о приобретении наследства объектом наследственной трансмис­сии является право наследования — в том его объеме, в каком оно принадлежало транс­миттенту. Разграничение права на принятие наследства и права на отказ от наследства имеет значение лишь для определения способов осуществления целостного права на­следования. Наследственная трансмиссия также является способом осуществления права наследования — права, принадлежавшего умершему после открытия наследства на­следнику, который не успел осуществить право на наследство в установленный срок.

Предусмотрено, что к трансмиссарам переходит право на принятие наследства, при­читавшегося умершему наследнику (трансмиттенту). Это означает, что наследники трансмиттента имеют право приобрести лишь ту часть открывшегося наследства, ко­торую приобрел бы умерший наследник. Данное понимание права на причитавшееся наследство едино с пониманием такого же права на причитавшееся наследство при наследовании по праву представления. Однако если доля в наследстве, причитавшая­ся трансмиттенту, переходит к его наследникам по закону, она делится между ними поровну. Если же эта доля переходит к наследникам трансмиттента по завещанию, она распределяется между ними в соответствии с правилами ст. 1122 ГК. Однако условие об объекте наследственной трансмиссии имеет ограничение.

Если наследник, умерший после открытия наследства (трансмиттент), обладал пра­вом на обязательную долю, право ее наследования не может перейти к наследникам умершего наследника (трансмиссарам) (п. 3 ст. 1156). Это ограничение трансмиссии пре­допределено специфическим назначением обязательной доли в наследстве, связанным с обеспечением необходимого наследника за счет наследства независимо от завещания, и специфическим субъектом права на обязательную долю. При отпадении наследника, имеющего право на материальное обеспечение за счет наследства в форме обязательной доли, устраняется ограничение свободы завещания. Право на обязательную долю не мо­жет перейти к другим лицам, которые не обладают личным правом требовать обеспече­ния из завещанного имущества наследодателя в форме обязательной доли.

Особенности наследования в порядке наследственной трансмиссии вытекают из того принципиального положения п. 1 ст. 1156, что право на принятие наследства в порядке на­следственной трансмиссии не входит в состав наследства, открывшегося после умершего наследника (трансмиттента). Правопреемство в наследстве, открывшемся после смерти лица, которое было призвано к другому наследству и умерло в качестве наследника этого другого наследства, не успев его принять в установленный срок, осуществляется незави­симо от правопреемства в наследстве, к которому был призван умерший наследник.

Трансмиссары являются прямыми наследниками прав и обязанностей в том открыв­шемся (условно назовем — первом) наследстве, к которому был призван умерший на­следник (трансмиттент). Вместе с тем лица признаются трансмиссарами взамен умершего наследника (трансмиттента) именно потому, что являются наследниками по закону или по завещанию в отношении наследственного имущества, оставшегося после смерти транс­миттента (назовем условно — второго наследства). В отношениях правопреемства в связи с открытием второго наследства после умершего наследника положение этих лиц, свя­занных в первом наследстве трансмиссией, изменяется по существу. Наследодатель — это лицо, которое в отношениях наследственной трансмиссии являлось трансмиттентом. На­следники — это лица, имеющие право наследовать имущество указанного наследодателя, они же — лица, которые при наследовании в первом наследстве являлись транмиссарами. Объекты наследственного правопреемства также различны: первое и второе наследства принадлежали разным лицам, каждое — со своим кругом правопреемников.

В соответствии с разграничением отдельного правопреемства в первом наследстве и отдельного правопреемства во втором наследстве действия лиц в качестве трансмиссаров (наследников в первом наследстве) и действия этих же лиц в качестве наслед­ников (правопреемников во втором наследстве) не совмещаются, имеют разную на­правленность и создают различные правовые последствия. Так, отказ определенного трансмиссара от наследства (что относится к первому наследству) не означает авто­матически отказа этого же лица как наследника от второго наследства. Равным обра­зом это относится к актам принятия наследства. Принятие первого наследства транс-миссаром не означает автоматического принятия второго наследства, открывшегося после умершего наследника (трансмиттента).

Такой же подход должен выдерживаться при решении вопросов ответственности по долгам наследства. На долю в наследстве, причитавшуюся трансмиттенту и приня­тую трансмиссаром (первое наследство), не могут быть обращены взыскания по тре­бованиям кредиторов о погашении долгов второго наследства.

Права и обязанности наследников и условия наследования определяются приме­нительно к каждому в отдельности случаю наследственного правопреемства: к насле­дованию после смерти первого наследодателя, когда к наследованию был призван наследник, умерший затем до истечения установленного срока принятия наследства и не успевший принять наследство, и к наследованию после смерти наследника, не ус­певшего принять наследство.

Право на принятие наследства, принадлежавшее умершему наследнику (трансмиттенту), может быть осуществлено его наследниками (трансмиссарами) на общих ос­нованиях, в том числе в течение общих сроков принятия наследства (п. 2 ст. 1156).

Данное положение означает, что трансмиссары должны действовать в соответствии с правилами, предусматривающими условия, порядок, способы и сроки осуществле­ния права на принятие наследства. Такие правила установлены в ст. 1152—1155, 1157— 1159 ГК и др. Вместе с тем право на принятие наследства может перейти к наследни­кам трансмиттента, если у них возникнет право на наследование по завещанию или по закону и если они не окажутся наследниками, устраняемыми от наследования по основаниям, указанным вп.1и2ст. 1117 ГК.

Институт наследственной трансмиссии и институт приращения наследственных долей отличаются по своему назначению и основаниям применения.

Правила о приращении наследственных долей определяют правовые последствия для случаев, если наследники отпадают от наследства по основаниям, включающим, в частности, случаи непринятия ими наследства в установленные сроки (ст. 1161 ГК). Наследственная трансмиссия, напротив, обеспечивает условия для осуществления права на принятие наследства, поскольку предусматривает передачу этого права другим ли­цам в случае смерти наследника, не успевшего принять наследство в установленный срок, и возможность этих других лиц (наследников умершего наследника) принять на­следство в установленный срок. До тех пор, пока действует срок для принятия наследства наследниками, призванными к правопреемству, и существует возможность принятия наследства определенными лицами, не возникает условий для приращения наследст­венных долей отпавших наследников к долям принявших наследство наследников.

Таким образом, правила о приращении наследственных долей по отношению к доле умершего наследника (трансмиттента) могут быть применены лишь в случаях, если наследство, к которому был призван трансмиттент, не будет принято трансмиссара-ми, т.е. если они не примут наследство, заявят безусловный отказ от него либо отпа­дут от наследства по иным основаниям, предусмотренным в ст. 1161.

§ 3. ПРАВО ОТКАЗА ОТ НАСЛЕДСТВА.

Отказ от наследства является особым правомочием по осуществлению права на­следования.

Право наследования включает правомочия принятия наследства и правомочие отка­за от наследства. Принятие наследства прекращает правовое состояние лица как наслед­ника и влечет возникновение у наследника и в лице наследника прав собственника, кредитора, должника и других, носителем которых был наследодатель. Отказ от наследства также прекращает правовое состояние лица в качестве наследника, однако вызывает иной правовой эффект: отказ от наследства устраняет наследника от преемства в правах и обязанностях наследодателя, отчуждает его от наследственного имущества.

Особенностью права наследования является альтернатива составляющих его пра­вомочий. Наследнику принадлежит право либо на принятие наследства как единого целого, либо на отказ от наследства — опять же как единого целого. Принятие наслед­ства переносит на наследника права и обязанности в имуществе умершего, отказ от наследства исключает наследника из числа правопреемников умершего.

Отказ от наследства — это односторонняя сделка наследника.

Отказ от наследства выражает волю наследника, содержанием которой является нежелание принять на себя права и обязанности, составляющие наследство. Отказ от наследства является сделкой, относящейся ко всему наследству в целом. Поэтому прямо установлено, что отказ от части причитающегося наследнику наследства не допуска­ется (п. 3 ст. 1158 ГК), как не допускается отказ от наследства с оговорками или под условием (п. 2 ст. 1158 ГК). Однако наследнику предоставлено право отказаться от принятия части наследства при таких же условиях, при каких разрешается принятие части наследства, если наследнику причитается наследство по различным основани­ям одновременно (п. 2 ст. 1152 ГК).

Совершение действий, выражающих отказ наследника от наследства, должно от­вечать требованиям, предъявляемым к действительности сделок. Наследник имеет право осуществлять отказ от наследства по собственному усмотрению, в своих интересах, свободно, непринужденно, беспрепятственно. Общие основания недействительности сделок применимы при решении вопроса о недействительности отказа от наследства. Гак, если наследник в нарушение правил ст. 1158 ГК совершил направленный отказ от обязательной доли в наследстве, он не лишен возможности требовать признания недействительным такого отказа от наследства, доказывая, например, что истинное гго намерение заключалось в последующем распоряжении причитающимся ему иму­ществом, но не в полном отказе от наследственного имущества.

В целях охраны законных интересов несовершеннолетних, недееспособных и огра­ниченно дееспособных граждан отказ от принятия ими наследства допускается с пред­варительного разрешения органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 1157).

Закон не требует обоснования отказа наследника от наследства. Поэтому, напри­мер, неполное знание наследника о составе наследства, если только он не был введен кем-то в заблуждение намеренно, не дает повода для признания недействительным заявленного наследником отказа от наследства.

Отказ от наследства следует отличать от фактического непринятия наследства. От­каз от наследства явно выражает волю наследника не заступать на место наследодате­ля в правоотношениях с участием последнего. Фактическое непринятие наследником наследства не свидетельствует ни в пользу отказа от наследства, ни в пользу принятия наследства. Оно является правовым состоянием, а не сделкой. Фактическое состояние непринятия наследства рассматривается как презумпция отказа от наследства, кото­рая может быть опровергнута в пользу принятия наследства по основаниям и в поряд­ке, предусмотренным ст. 1155 ГК. Заявленный отказ от наследства также может быть опровергнут, однако в случаях, если будет признан недействительной сделкой по основаниям и в порядке, предусмотренным правилами о недействительности сделок.

Субъектами, обладающими правом отказа от наследства, являются любые наследни­ки, независимо от того, по какому основанию или в каком порядке они призваны к насле­дованию.

Исключение составляет Российская Федерация как наследник в случаях наследо­вания выморочного имущества. В соответствии с правилами п. 1 ст. 1157 при наследо­вании выморочного имущества не допускается отказ от наследства. Данное положение подтверждает обязательный характер наследования выморочного имущества и предот­вращает переход выморочного имущества в режим бесхозяйного имущества.

По содержанию различаются два вида отказа от наследства: направленный и безус­ловный (п. 1 ст. 1157 ГК).[31]

Отказ от наследства означает право наследника отказаться от наследства в пользу других лиц в соответствии с правилами ст. 1158 Кодекса. Безуслов­ный отказ от наследства не содержит указаний о том, в чью пользу заявлен отказ, и исчерпывается самоустранением от наследования.

Важно отметить, что положения ст. 1157 ГК о принципах, сроках, последствиях отказа от наследства относятся к отказам в двух его видах. Этот вывод следует из того, что и виды отказа от наследства и все другие правила отказа от наследства предусмот­рены в одной статье.

Срок отказа от наследства имеет такую же продолжительность, как и срок при­нятия наследства.

В соответствии с п. 2 ст. 1157 ГК наследник вправе отказаться от наследства в тече­ние срока, установленного для принятия наследства. Иной по продолжительности срок для отказа от наследства не мог быть установлен законом, поскольку, как указыва­лось, обе возможности — принять наследство и отказаться от наследства — составля­ют единое право наследования.

Сроки принятия наследства установлены правилами ст. 1154 Кодекса. В течение этих же сроков — как общих, так и специальных — может быть заявлен отказ от наследства. Однако, если при пропуске срока для принятия наследства он может быть восстанов­лен и наследник признан принявшим наследство по правилам ст. 1155 ГК, срок, уста­новленный для принятия наследства, не может быть восстановлен в целях отказа от наследства, поскольку при фактическом непринятии наследства презумпция отказа от наследства не нуждается в судебном утверждении. Кроме того, допустимость вос­становления срока для отказа от наследства противоречила бы сущности правопреем­ства и правовым последствиям непринятия наследства, в силу которого у других лиц возникает право наследования (п. 3 ст. 1154 ГК).

Принципы отказа от наследства обусловлены понятием и содержанием права на­следования.

Реализация любого из правомочий (принятия наследства или отказа от наследства), составляющих вместе единое право на наследство, прекращает право наследования как право вступить во все юридические отношения наследодателя. Условия реализа­ции этих правомочий предопределены особенностями наследования как универсаль­ного правопреемства.

К принципам, определяющим совершение отказа от наследства, относятся:

• принцип неизменности и необратимости отказа от наследства;

• принцип недопустимости отказа от наследства с оговорками или под условием;

• принцип недопустимости частичного отказа от наследства в сочетании с правом альтернативного выбора оснований для отказа от части наследства;

• принцип отказа в пользу других наследников.

Принцип неизменности и необратимости отказа от наследства означает, что заяв­ленный отказ от наследства, каким бы ни было его содержание (безусловный или направ­ленный), не может быть впоследствии ни изменен, ни отозван обратно (п. 3 ст. 1157ГК).

Так, если наследник заявил о безусловном отказе, он не вправе затем заменить безусловный отказ направленным, и наоборот. Наследник, отказавшийся от наслед­ства, не вправе отменить свой отказ и взамен отказа от наследства принять наследство. Такие правила основаны на том, что реализация правомочия на отказ от наследства прекращает право наследования и у наследника не остается тех правомочий, которые можно было бы осуществить, чтобы заявить новый отказ от наследства с другим со­держанием либо, не отказываясь от наследства, принять его. То или другое правомо­чие можно осуществить, лишь обладая ими одновременно, чтобы сделать между ними выбор.

Вместе с тем новый закон, в отличие от ранее действовавшего правила ст. 550 ГК РСФСР 1964 г., установил принципиально иное положение, разрешив наследнику отказаться от наследства, если оно уже было принято, хотя и в течение установлен­ного для принятия наследства срока (п. 2 ст. 1157 ГК). В соответствии с этим положе­нием наследник, принявший наследство формальными способами — путем подачи заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство, вправе таким же формальным способом отказаться от наследства до ис­течения установленного срока для принятия или отказа от наследства. Наследник, совершивший действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, вправе отказаться от наследства в течение установленного срока формальным спосо­бом, а после истечения срока он может просить суд признать его отказавшимся от наследства (ч. 2 п. 2 ст. 1157 ГК).

Прежние правила ст. 550 ГК РСФСР 1964 г. теоретически обосновывались тем, что акт принятия наследства переводит на наследника право собственности и другие пра­ва и обязанности наследодателя. Отказ от наследства после его принятия означал бы в таком случае не отказ от принятия наследства и, следовательно, не реализацию права наследования, а отказ от самого права собственности и других прав и обязанностей, носителем которых наследник стал с принятием наследства, иначе — означал бы отказ от самого наследственного имущества. Поэтому ст. 550 ГК РСФСР 1964 г. устанавлива­ла запрет на отказ от наследства, если заявление о принятии наследства было сделано формальными способами.

Новое принципиальное решение ст. 1157 ГК, допускающее отказ от наследства после принятия наследства, совершаемый в течение установленного срока принятия наслед­ства, не является отступлением от принципа необратимости (бесповоротности) отка­за от наследства, так как поворот акта принятия наследства при формальных способах совершения этого акта касается подтверждения отказа в судебном порядке, если при­нятие наследства было не фактом, а лишь презумпцией, созданной фактическими действиями, которые могли быть расценены как свидетельствующие в пользу приня­тия наследства. До истечения установленного срока принятия наследства (одновременно срока отказа от наследства) процесс правопреемства нельзя считать завершенным и окончательно определившим круг правопреемников, за некоторыми исключениями. Отказ от наследства после его принятия по своим последствиям не может причинить ущерб другим наследникам. Важной гарантией нормального течения процесса приоб­ретения наследства во времени является ограничение отказа от принятого наследства сроком, установленным для принятия (отказа от) наследства.

Обратим внимание на то, что заявление в суд наследника, совершившего действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, о признании его отказав­шимся от наследства, может быть удовлетворено, если суд признает уважительными причины пропуска установленного срока для отказа от наследства. Поскольку действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, создают лишь презумпцию принятия наследства, наследник, обращаясь по истечении установленного срока в суд с заявлением о признании его отказавшимся от наследства, доказывает, что не имел намерения принять наследство.

Однако если суд не установит уважительности причин пропуска срока для отказа от наследства, он не сможет согласиться с заявлением отказавшегося от наследства наследника. В таком случае наследник окажется принявшим наследство против своей воли. Причем само по себе истечение срока для отказа от наследства станет фактом, в силу которого нежелание наследника принять наследство преобразуется в прямую противоположность — в намерение принять наследство, хотя бы действия наследника создавали лишь внешнюю видимость принятия наследства.

Полагаем, такое решение законодателя не соответствует принципу свободы приоб­ретения наследства. Какими бы ни были причины пропуска срока для отказа от наслед­ства, отсутствие намерения приобрести наследство у лица, создавшего иллюзию фак­тического принятия наследства, является достаточным основанием, определяющим решение суда о признании наследника отказавшимся от наследства.

Кроме того, право на обращение отказавшегося наследника в суд в целях установ­ления отказа от наследства не снабжено ограничением такой возможности во времени подобно тому, как это сделано применительно к судебному порядку признания на­следника принявшим наследство по истечении установленного срока (п. 1 ст. 1155 ГК).

Принцип недопустимости отказа от наследства с оговорками или под условием состоит в прямой корреляции с аналогичным принципом недопустимости принятия наследства под условием или с оговорками (п. 2 ст. 1158, п. 2 ст. 1152 ГК).

Законом запрещено совершать отказ от наследства под условиями или с оговорка­ми. К отказам от наследства не могут применяться положения о заключении сделок под отлагательным или под отменительным условием. Такого рода отказы от наслед­ства создавали бы неопределенное состояние субъективного права наследования не только для лица, заявляющего об условиях и оговорках, но также для всех других наследников. Оговорки и условия принятия наследства или отказа от наследства могут , затруднить управление находящимся в гражданском обороте наследственным имуще­ством, принятие мер охраны наследства, исполнение завещательных распоряжений до истечения срока для принятия наследства или отказа от него, создать неоправдан­ные препятствия для участия в наследовании лиц, для которых право на наследство возникает вследствие отказа от наследства или непринятия наследства.

Частичный отказ от наследства, как и частичное принятие наследства, недопусти­мы в одинаковой мере по той причине, что такой акт создает неравное положение наследников в отношениях правопреемства, несоразмерность участия наследников в наследовании, порождаемую личной волей кого-либо одного или нескольких наслед­ников, что может привести к нарушению прав и законных интересов других наслед­ников, а также предусмотренного законом справедливого распределения наследства.

Если наследник принял часть наследства, причитающуюся ему по одному из осно­ваний наследования, не сделав при этом соответствующего заявления об отказе от на­следства, причитающегося ему по другим основаниям, судьба наследства, причитаю­щаяся наследнику по этим другим основаниям, будет определяться по правилам, ус­тановленным на случай непринятия наследства.

Если наследник заявил об отказе от наследства, причитающегося ему по одному из оснований наследования, не сделав при этом соответствующего заявления о при­нятии наследства, причитающегося ему по другим основаниям, судьба наследства, причитающаяся наследнику по этим другим основаниям, также будет определяться по правилам, установленным на случай непринятия наследства,

Принцип отказа от наследства в пользу других лиц определяется условиями и пре­делами наследственного правопреемства.

Правила об условиях совершения направленного отказа от наследства в пользу других наследников предусмотрены ст. 1158 ГК.

Предусмотренные законом способы отказа от наследства соответствуют юриди­ческой значимости этого действия наследника.

Отказ от наследства имеет правопрекращающее значение, он влечет самоотчужде­ние наследника от правопреемства в имуществе наследодателя. Отказ от наследства необратим. Поэтому сделка такого значения, совершаемая по воле лишь одного лица — наследника, нуждается в высокой степени достоверности и правовой защищенности. Исходя из этого, законодатель установил исключительно формальные способы отка­за от наследства. Действия, которые могли бы свидетельствовать о фактическом отка­зе от наследства, имеют значение непринятия наследства. Отказ от наследства отлича­ется явно выраженным намерением не приобретать имущество наследодателя для себя. Такая воля наследника остается неизменной и в тех случаях, если наследник отказы­вается от наследства в пользу других лиц.

Явное выражение наследником воли, направленной на отказ от наследства, требу­ет документального ее оформления и соблюдения правил обнародования своей воли перед нотариальным органом.

Заявление об отказе от наследства подается по месту открытия наследства (ст. 1115) нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу. Нотариус и уполномоченное должностное лицо (далее — нотариальный орган) могут принять заявление наследника об отказе от наследства, если они в соответствии с Основами законодательства Российской Феде­рации о нотариате имеют полномочия на совершение нотариального действия в виде выдачи свидетельства о праве на наследство Предусмотренные законом способы передачи заявления об отказе от наследства нотариальному органу призваны обеспечить достоверность выраженной в заявлении воли наследника (п. 2 ст. 1159).

Заявление наследника об отказе от наследства должно быть совершено в письмен­ной форме и, по общему правилу, подано лично, в чем нотариальный орган обязан удостовериться на основании соответствующих документов, подписано в присутствии нотариуса или иного уполномоченного должностного лица (ст. 42, 43, 44, 62 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).

Если заявление об отказе от наследства подается нотариальному органу не лично наследником, а передается через посыльного (курьера) или пересылается по почте, подпись наследника на таком заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом, должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия (круг В таких должностных лиц указан правилами п. 7 ст 1125), или лицом, уполномоченным I удостоверять доверенности, приравниваемые к нотариально удостоверенным (круг таких лиц указан правилами п. 3 ст. 185 Кодекса).

Закон признает возможным совершение отказа от наследства через представите­ля (п. 3 ст. 1159).

Поскольку отказ от наследства является формальной сделкой и требует от наслед­ника выполнения соответствующих мероприятий, в целях обеспечения доступности совершения отказа от наследства законом разрешается применение представительства. При этом необходимо, чтобы выданная доверенность имела специальный характер. В ней должно быть особо указано, что представитель наделен полномочием на отказ от наследства от имени наследника. Доверенность, выдаваемая в целях совершения отка­за от наследства, как и любые другие доверенности, должна быть выполнена в соот­ветствии с требованиями закона (ст 185 Кодекса).

В соответствии со ст. 1137 Кодекса завещательный отказ (легат) создает по воле завещателя обязательство, в силу которого наследник выступает обязанным лицом, а отказополучатель — кредитором, имеющим право требовать исполнения легата. Завещательный отказ устанавливается в пользу отказополучателя, предназначен ис­ключительно для определенного лица, назначенного отказополучателем, однако не обязывает последнего к исполнению воли завещателя. Отказополучатель не обязан вос­пользоваться отказанным в его пользу имущественным правом, он вправе не прини­мать завещательного отказа. Поэтому завещатель может подназначить другого отказо­получателя. Обязательство, основанное на завещательном отказе, имеет для отказо­получателя строго личный характер, в силу чего он не может распорядиться правом, предоставленным ему по легату.

Итак сделаем определенные выводы:

1. Для приобретения наследства наследник должен его принять.

2. Субъектами принятия наследства в целях его приобретения признаны наследники по завещанию или по закону, у которых возникло право на наследство. К субъектам принятия наследства не относятся отказополучатели, т.к. завещательный отказ не создает для них отношений непосредственного преемства в правах наследодателя, но является основанием возникновения обязательства между наследником, принявшим наследство и отказопулучателем.

3. Принцип единого акта принятия наследства позволяет придать более широкое и полное юридическое значение этому акту в сравнении с его воплощением в фактических действиях наследника. Кроме этого в данном аспекте воплощается право наследника принять часть наследства без нарушения общих начал универсального правопреемства.

4. Новое гражданское законодательство, предусматривая последствия принятия части наследства, не допускает принятие наследства под условием или с оговорками исходя из начал универсального правопреемства.

5. Принятие наследства должно осуществляться каждым наследником в отдельности.

6. Моментом приобретения принятого наследства признается день открытия наследства.

7. Принятию наследства закон придал обратную силу.

8. Принятие наследства является односторонней сделкой направленной на приобретение наследства.

9. Заявление о принятии наследства или заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство должны быть совершены в письменной форме.

10. Фактическое принятие наследства является неформальным способом принятия наследства. К этой группе такого рода действий можно отнести;

- вступление во владение или в управление наследственным имуществом

- действия наследника, который произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества

- действия наследника, который произвел за свой счет оплату долгов наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Кроме этого действия наследника, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, создают законную презумпцию принятию им наследства.

11. Срок принятия наследства имеет двойственную природу: с одной стороны, истечение срока препятствует осуществлению права на наследование, с другой – допускается принятие наследства после истечения срока. Новое наследственное право усилило гарантии частноправового назначения и осуществление наследования, и сделала акцент на принятие наследства после установленного срока. Считаем нужным отметить, что срок принятия наследства следует считать сроком, ограничивающим осуществление субъективных правовых возможностей, но не прекращающим само право наследования определенным лицом имущество умершего.

12. Наследование в порядке трансмиссии отличается от наследования при подназначении наследника по завещанию. Главное отличие заключается в том, что наследование по праву подназначения возникает исключительно в силу завещания и устраняет возможность наследования в порядке трансмиссии. Порядок наследственной трансмиссии действует исключительно в силу закона и применяется, если иное не предусмотрено завещанием.

13. Отказ от наследства является особым правомочием по осуществлению права наследования и является односторонней сделкой наследника.

14. Срок отказа от наследства имеет такую же продолжительность, как и срок принятия наследства. Новое гражданское законодательство установило принципиальное положение, по которому разрешается наследнику отказаться от наследства если оно уже было принято, хотя и в течение установленного для принятия наследства срока. Это не является отступлением от принципа необратимости (бесповоротности) отказ от наследства, а лишь презумпцией, созданной фактическими действиями.

15. Наконец, обратим внимание на то, что заявление в суд наследника, совершившего действия, свидетельствующее о фактическом принятие наследства, о признании его отказавшимся от наследства, может быть удовлетворено, если суд признает уважительными причины пропуска установленного срока для отказа от наследства. Если суд не установит уважительности причин пропуска срока для отказа от наследства, он не сможет согласиться с заявлением отказавшегося от наследства наследника. В таком случае наследник окажется принявшим наследство против своей воли. Полагаем, такое решение законодателя не соответствует принципу свободы приобретения наследства. Какими бы ни были причины пропуска срока для отказа от наследства, отсутствие намерения приобрести наследство у лица, создавшего иллюзию фактического принятия наследства, является достаточным основанием, определяющим решение суда о признании наследника отказавшимся от наследства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Третья часть ГК РФ значительно модернизировала институт наследования и вывела российское гражданское право на новый, гораздо более высокий уровень регулирования. В ней нашли от­ражение временные концепции и доктрины в области наследова­ния, использован прогрессивный опыт зарубежных стран, полу­чило законодательное закрепление расширение права частной собственности граждан в части распоряжения имуществом на случай смерти, реализовано конституционное положение о сво­боде распоряжения частной собственностью и свободе наследо­вания, а также о защите этих прав.

Существенное расширение круга объектов наследственного имущества, изменение принципа наследственного права, по ко­торому на первое место поставлено наследование по завещанию, а не по закону, как было ранее, введение новых форм завещания делает завещание главным инструментом при наследовании иму­щества. Однако наследственное право должно исходить из соче­тания двух основополагающих принципов: свободы завещания и охраны интересов семьи. Причем свободу завещания необходи­мо все же ограничивать в пользу семьи наследодателя, за кото­рой должна резервироваться известная часть этого имущества, что будет способствовать обеспечению большей стабильности гражданского и торгового оборота и соответствовать нормам на­следственного права большинства развитых стран.

Существенное расширение круга наследников по закону, ус­тановленное разделом V «Наследственное право» ГК РФ, при­звано способствовать сохранению наследственного имущества в частной собственности и сведению к минимуму случаев вымо­рочности данного имущества. Однако чрезмерное «механиче­ское» расширение круга наследников по закону надо признать не учитывающим реальные процессы в семейных отношениях и реалии нашей экономической действительности. Предлагается ограничить число наследников по закону четвертой степенью

родства.

Наследственное право наиболее тесно связано с семейным правом, поэтому необходимо правовые нормы третьей части Гра­жданского кодекса РФ привести в соответствие с Семейным ко­дексом РФ, в связи с чем предлагается нами внести соответствующие изменения в ГК РФ и СК РФ.

Предлагается нами внести изменения в очередность призвания к наследованию наследников по закону и об обязательном призва­нии к наследованию лиц, которых обязан был содержать насле­додатель в соответствии с семейным законодательством неогра­ниченное время.

Необходимо ввести дополнительные к перечисленным в ст. 1172, 1173 ГК РФ меры по охране наследства, распространить их на случаи, когда в состав наследственного имущества входят предприятия, а также на права наследников, связанные с уча­стием в хозяйственных товариществах и обществах, производст­венных кооперативах.

Расширение границ судебного усмотрения по наследствен­ным делам в третьей части ГК РФ свидетельствует о том, что нет достаточной конкретизации значительного числа вопросов на­следственного права — они оставлены на усмотрение судов, что не всегда способствует достижению социальной справедливости. В связи с чем необходимо законодательно закрепить определен­ные критерии, по которым суд будет иметь возможность в рам­ках закона отступать от начала равенства долей супругов, выде­ляя эти доли в связи со смертью одного из них или уменьшая размер обязательной доли.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

Заявление наследника о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию

Нотариусу города Москвы

Ивановой М.С.

от Белкина Юрия Юрьевича,

проживающего по адресу:

г. Москва, Кутузовский проспект, 12-12

Заявление

Прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство по заве­щанию, удостоверенному 10 сентября 1990 года Второй московской государственной нотариальной конторой под № 2-7765.

28 декабря 2001 года умерла Белкина Елизавета Михайловна, про­живавшая по адресу: г. Москва, ул. Малышева, дом 25, кв. 12.

Наследниками являются:

Белкин Юрий Юрьевич, проживающий по вышеуказанному адре­су, - по завещанию;

муж наследодателя - Белкин Сергей Александрович, 1924 года рож­дения (20 июля), проживающий по адресу: г. Москва, ул. Малышева, 25— 12, - по закону в порядке ст. 1149 ГК РФ.

Наследственное имущество заключается в:

жилом доме, находящемся в с. Степное Волгоградской области, по ул. Степана Разина, № 51, инвентаризационная оценка которого 124 000 (сто двадцать четыре тысячи) рублей;

автомобиле марки «Волга», 1992 года выпуска, шасси № 12445, двигатель № 8196, государственный номерной знак Т 44-01 СВ, оценка которого составляет 24 000 (двадцать четыре тысячи) рублей;

20 обыкновенных акциях Акционерного общества «Рослесмаш» в г. Москве номинальной стоимостью 1000 (одна тысяча) рублей каждая.

Настоящим заявлением наследство я принимаю и прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство.

Других наследников, предусмотренных ст. 1149 ГК РФ, а также не­трудоспособных лиц, которые находились бы на иждивении наследода­теля не менее одного года до его смерти, не имеется.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление наследника о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по ст. 1149 ГК РФ

Нотариусу города Москвы

Ивановой М.С.

от Лещева Льва Егоровича,

проживающего по адресу:

г. Солнечногорск Московской обл., ул. Ясная, 24-102

Заявление

Прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство по закону.

28 декабря 2001 года умерла Лещева Инна Степановна, проживав­шая по адресу: г. Москва, ул. Малышева, дом 25, кв. 12.

Наследниками являются:

муж - Лещев Лев Егорович, 1924 года рождения (20 июля), прожи­вающий по вышеуказанному адресу, - в порядке ст. 1149 ГК РФ;

Трофимова Варвара Егоровна, проживающая по одному адресу с наследодателем, - по завещанию.

Наследственное имущество заключается в:

автомобиле марки «ВАЗ-2109», 1990 года выпуска, шасси № 12445, двигатель № 8196, государственный номерной знак Т 44-01 СВ, оценка которого составляет 24 000 (двадцать четыре тысячи) рублей;

200 обыкновенных акциях Акционерного общества «Уралгидро-маш» в г. Екатеринбурге номинальной стоимостью 1000 (одна тысяча) рублей каждая.

Настоящим заявлением наследство я принимаю и прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство. Других наследников, преду­смотренных ст. 1149 Гражданского кодекса РФ, не имеется.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление наследника первой очереди о принятии наследства

Нотариусу города Москвы Ивановой М.С.

от Костина Виктора Сергеевича,

проживающего по адресу:

г. Москва, Ломоносовский проспект, 24-102

Заявление

28 декабря 2001 года умерла моя мать - Костина Ирина Михайлов­на, проживавшая по адресу: г. Москва, ул. Малышева, дом 25, кв. 12.

Настоящим заявлением ставлю Вас в известность, что я принимаю наследство, оставшееся после ее смерти, в чем бы ни заключалось и где бы ни находилось наследственное имущество.

Город Москва, десятое января две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление о принятии наследства и выдачи свидетельства о праве на наследство в порядке наследственной трансмиссии

Нотариусу города Москвы

Ивановой М.С.

от Комарова Сергея Леонидовича,

проживающего по адресу:

г. Орел, Ленинский пр-т, 4 -10

Заявление

Прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство по закону.

28 декабря 2001 года умерла Новокрещенова Ираида Михайловна, проживавшая по адресу: г. Москва, ул. Малышева, дом 25, кв. 12.

Наследниками являются:

я, Комаров Сергей Леонидович, проживающий по вышеуказанному адресу, - на долю моей жены, Комаровой Елены Сергеевны, проживав­шей по одному адресу со мной, являвшейся дочерью наследодателя, вви­ду того, что она умерла 14 января 2002 года, не успев принять наследство;

сын наследодателя - Новокрещенов Виктор Сергеевич, проживаю­щий по одному адресу с наследодателем.

Наследственное имущество заключается в:

квартире, находящейся в г. Москве, по ул, Чайковского, в до­ме 86/2, кв. 2, инвентаризационная оценка которой 120 000 (сто два­дцать тысяч) рублей.

Настоящим заявлением наследство я принимаю и прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство.

Других наследников первой очереди, наследников по праву пред­ставления, а также нетрудоспособных лиц, которые находились бы на иж­дивении наследодателя не менее одного года до его смерти, не имеется.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство племяннику по праву представления

Нотариусу города Москвы

Ивановой М.С.

от Соколова Ильи Ивановича,

проживающего по адресу:

г. Волгоград, ул. Ватутина, 24-12

Заявление

Прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство по закону.

28 декабря 2001 года умерла Соколова Роза Дмитриевна, прожи­вавшая по адресу: г. Москва, ул. Малышева, дом 25, кв. 12.

Наследниками являются:

племянник - Соколов Илья Иванович, проживающий по вышеука­занному адресу, отец которого, Соколов Иван Дмитриевич, приходив­шийся братом наследодателю и проживавший по одному адресу с сы­ном, умер 10 ноября 2001 года;

брат - Соколов Георгий Дмитриевич, проживающий по адресу: г. Москва, ул. Малышева, 25-12.

Наследственное имущество заключается в:

жилом доме, находящемся в пос. Лосином Березовского района Пермской области, по ул. Железнодорожников, №51, инвентаризаци­онная оценка которого 122 000 (сто двадцать две тысячи) рублей;

денежном вкладе в сумме 10 000 (десять тысяч) рублей с причи­тающимися процентами, хранящемся в Краснопресненском отделении Сбербанка РФ № 1004/1007 г. Москвы на счете № 176531.

Настоящим заявлением наследство я принимаю и прошу выдать мне свидетельство о праве на наследство.

Наследников первой очереди, других наследников второй очереди, иных наследников по праву представления, а также нетрудоспособных лиц, которые находились бы на иждивении наследодателя не менее од­ного года до его смерти, не имеется.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление об отказе от наследства (безоговорочный отказ)

Нотариусу города Москвы Ивановой М.С.

от Антонова Николая Григорьевича,

проживающего по адресу:

г. Москва, ул. Мосфильмовская, 34-12

Заявление

Я, Антонов Николай Григорьевич, сообщаю, что я отказываюсь от причитающейся мне доли в наследственном имуществе моего отца, Ан­тонова Григория Тихоновича, умершего 12 декабря 2001 года.

Нотариусом мне разъяснено, что в соответствии со ст. 1157 ГК РФ отказ от наследства не может быть отменен или взят обратно. Отказы­ваясь от части наследства, я отказываюсь от всего наследства, в чем бы ни заключалось и где бы ни находилось наследственное имущество.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление об отказе от наследства в пользу другого наследника

Нотариусу города Москвы Ивановой М.С.

от Алексеева Петра Петровича,

проживающего по адресу:

г. Москва, ул. Мосфильмовская, 4-112

Заявление

Я, Алексеев Петр Петрович, отказываюсь от причитающейся мне доли в наследственном имуществе моего отца, Алексеева Петра Леони­довича, умершего 12 декабря 2001 года, в пользу двоюродной внучки наследодателя, Деминой Натальи Леонидовны.

Нотариусом мне разъяснено, что в соответствии со ст. 1157 ГК РФ отказ от наследства не может быть отменен или взят обратно. Отказы­ваясь от части наследства, я отказываюсь от всего наследства, в чем бы ни заключалось и где бы ни находилось наследственное имущество.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

Заявление об отказе от наследства после принятия наследства

Нотариусу города Москвы

Ивановой М.С.

от Колоскова Виталия Ильича,

проживающего по адресу: г. Москва, ул. Моховая, 24-12

Заявление

Я, Колосков Виталий Ильич, принявший наследство после смерти моего отца, Колоскова Ильи Ефимовича, умершего 14 сентября 2001 года, путем подачи заявления о принятии наследства нотариусу 28 декабря 2001 года, настоящим заявлением отказываюсь от причитающейся мне доли в наследственном имуществе и оформлять свои наследственные права не намерен.

Нотариусом мне разъяснено, что в соответствии со ст. 1157 ГК РФ отказ от наследства не может быть отменен или взят обратно. Отказы­ваясь от части наследства, я отказываюсь от всего наследства, в чем бы ни заключалось и где бы ни находилось наследственное имущество.

Город Москва, одиннадцатое марта две тысячи второго года.

Подпись:

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты.

Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г.

Гражданский кодекс Российской Федерации (Введен в дейст. с 1 марта 2002 г.). Часть третья. (Извлечение)

Федеральный закон «О введении в действие части третьей Гра-^жданского кодекса Российской Федерации» 26 ноября 2001 года 147-ФЗ

Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от И февраля 1993 года № 4462-1 (с изм., внесенными Федеральным законом от 30.12.2001 № 194-ФЗ. (Извлечение)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по де­лам о наследовании».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля

1988 г. № 2 «О подготовке дела к судебному разбирательству».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля

1988 г. № 3 «О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении

дел в суде первой инстанции».

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 г. № 9 «О судебной практике по делам об установлении фак­тов, имеющих юридическое значение».

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 июня 1976 г. № 8 «О применении судами законодательства, регулирую­щего установление неправильностей записей актов гражданского состояния».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 1981 г. № 1 «О практике применения судами законодательства при рас­смотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1982 г. № 3 «О применении судами Российской Федерации законо­дательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в касса­ционной инстанции».

Учебники, монографии, статьи.

1. Антимонов Б.С. , Граве К.А. Советское наследственное право.— М.: Госюриздат, 1955. — 264 с.

2. Барщевский М.Ю . Если открылось наследство.— М.: Юрид. лит., 1989. 191 с.

3. Барщевский М.Ю . Наследственное право. — М.: МП «Ис­ток», 1996. 182 с.

4. Богуславский М.М . Международное частное право. -М.: Юристъ, 1999. 408 с.

5. Виноградова Р.И. , Репин В.С. Комментарии к Гражданскому кодексу РФ, части третей М., 2002, с.11

6. Генкин Д.М. Советское гражданское право. — М., 1962. — 32 с.

7. Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. -М., 1967. - 76 с.

8. Гражданское и торговое право капиталистических стран. — М.: Изд-во МГУ, 1992. -190 с.

9. Гражданское и торговое право капиталистических государств. — М.: Международные отношения, 1993. — 806 с.

10. Гражданское право: Учебник: 2-е изд. перераб. и доп./Под ред. А.П. 11. 11. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 1999. — 621 с.

12. Данилов Е.П. Наследование, нотариат, похороны: Справоч­ник адвоката/ М., 2001. — 400 с.

13. Дроников В.К. Наследственное право Украинской ССР. — Киев, 1974. - 198с.

14. Иоффе О.С. Советское гражданское право. Ч. 3: Правоотно­шения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семей­ное право. Наследственное право. — Л., 1965. — 347 с.

15. Кавелин К.Д. Очерк юридических отношений, возникаю­щих из наследования имущества. — СПб., 1885. — 111с.

16. Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граж­дан. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1979. — 267 с.

17. Кулагина Е.В. Проблемы семейного права при переходе к рынку. - М.: Де-ЮРЕ, 1995. - 124 с.

18. Максимович Л.Б . Брачный контракт: Комментарии. Разъ­яснения. - М.: Ось-89, 1997. -93 с.

19. Мейер Д. И. Русское гражданское право / Московский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. М.: Статут, 2000. (Сер. «Классика российской цивилистики»). — 829 с.

20. Немков A . M . Очерки истории наследственного права. — Воронеж, 1979. 147 с.

21. Никитюк П.С . Наследственное право и наследственный про­цесс (Проблемы теории и практики). — Кишинев: Штиинца, 1973. - 258 с.

22. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права / Московский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. — М.: Статут (Сер. «Классика российской цивилистики»), 1998. — 352 с.

23. Раевич С.И. Гражданское право буржуазно-капиталистиче­ского мира в его историческом развитии. — М, 1920. — 235 с. Римское частное право: 24. Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского . — М.: Юристъ, 1994. — 543 с.

25. Ростовцева Н.В . Нормы наследственного права в третьей части Гражданского кодекса РФ.// Юрист 2002 № 3 с. 39

26. Рясенцев В.А . Наследование по закону и завещанию в СССР. - М.: Юрид. лит., 1972. - 293 с.

27. Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. — М., 1953. — 57 с.

28. Советское гражданское право. Т. 2 / Под ред. В.И. Серебровского - М., 1951. - 431 с.

29. Скаридов А.С. Международное частное право. — СПб., 1998. 768 с.

30. Тархов В.А. Гражданское правоотношение. — Уфа, 1993. — 213 с.

31. Тарусина Н.О. Защита семейных прав. — Ярославль, 1 1995. 187 с.

32. Ченига Т.Д. Наследование по завещанию в советском граж­данском нраве. — М., 1965. —156 с.

33. Чепига Т.Д. Продление срока для принятия наследства. За­щита гражданских, трудовых и семейных прав в суде. — Красно­дар, 1976. - 271 с.

34. Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. М.: Юристъ, 1997. - 63 с.

35. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Спарк, 1995. — 556 с.

36. Эйдинова Э.Б . Наследование но закону и завещанию. — М., 1984. - 112 с.

37. Ярошенко К.Б . Некоторые вопросы наследования в судеб­ной практике: Комментарий судебной практики за 1981 г. —М: Знание, 1982

38. Ярошенко К.Б . Новое законодательство о наследовании// Хозяйство и право 2002, №М3 с. 37


[1] См.: Богуславский М.М . Международное частное право. М., 1997.

[2] См.: Исаев И.А. История государства и права в России. М., 1994. С.45 – 46, 93, 130 – 131, 185 – 186.

[3] См.: СУ РСФСР. 1918. № 34. Ст. 456

[4] Гражданский кодекс РСФСР с постатейно-систематизированными материалами. Издание 3-е . М.: Юрид. изд-во. НКЮ РСФСР. 1928.

[5] См.: ВВС СССР. 1966. № 4

[6] См. Серебровский В.И. Наследственное право. М., 1948 С. 168.

[7] См.: Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 № 122-ФЗ:СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3594

[8] См. Комментарии к Гражданскому кодексу РФ. Ч.3 Под. ред. Л.П. Ануфриева. – М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 163

[9] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). М., 2002. С. 120.

[10] см.: Серебровский В.И . Указ. соч. С. 168

[11] см. комментарий к ст. 1154

[12] см. комментарий к ст. 1155 ГК

[13] См.: Постановление Верховного Совета РФ от 11.02.1993. (в ред. от 30 декабря 2001 г. и 12 марта 2002 г.) // ВВС и ВСНД РФ. 1993. № 10. Ст. 357; РГ. 2002. 11 янв., 12 мар­та).

[14] См.: Консульский устав СССР: Указ Президиума Верховного Совета ССР от 25 июня 1976 г. // ВВС СССР. 1976.М 27. Ст. 404

[15] Федеральный закон от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3506)

[16] См.: Справочник государственного нотариуса: Сборник офи­циальных материалов. М., 1972. С. 535

[17] См.: Закон РСФСР «О местном самоуправлении» от 16 июля 1991 № 1550-1 от (ВВС и ВСНД РФ. 1991. № 29. Ст. 1010)

[18] Утверждения о допустимости совершения нотариальных действий должностными ли­цами органов местного самоуправления высказаны в кн.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатей­ный). Часть третья. М-, 2002. С. 111. Однако необходимых обоснований эти утверждения не имеют

[19] См.: СП пле­нумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1999

[20] См.: Серебровский В.И. Некоторые правовые вопросы, возникающие в связи с принятием наследства // Вестник Московского университета. Право. 1971. № 1. С. 12; Ярошенко К. Новое законодательство о наследовании // Хозяй­ство и право. 2002. № 3. С. 36

[21] См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В . Указ. соч. С. 11З

[22] См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 16

[23] См прика­з Минюста РСФСР от 6 января 1987 г. № 01/16-01. Отм. приказом Минюста РСФСР от 26 апреля 1999 г. № 73 // Закон. 1997. № 7; 1999. № 3

[24] См.: Серебровский В.И. Очерки советского наследствен­ного права. С. 171 и след.; Антимонов Б.С., Граве К.А . Указ. соч. С. 213 и след.; Черепахин Б.Б. Указ. соч. С. 133 и след.

[25] См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Указ. соч. С. 115; Самое новое в законо­дательстве о наследовании. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья и Федеральный закон о введении ее в действие. Постатейный комментарий к разделу V части третьей Гражданского кодекса РФ «Наследственное право». М., 2001. С. 85; Гражданское право: Учебник. Т. 3/ Под ред. А. П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1999. С. 581, 582

[26] См.: Ярошенко К. Новое законода­тельство о наследовании // Хозяйство и право. 2002. № 3. С. 37

[27] См.: Чепига Т . Продление срока для принятия наследства // Советская юстиция. 1970. № 6. С. 15. Иное мнение, не согласующееся ныне с правилами ст. 1155 ГК РФ, высказывалось в кн.: Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973. С. 186 и след.

[28] См.: Ярошенко К. Отдельные вопросы наследственного права в судебной практике // Российская юстиция. 2001. № 11. С. 34

[29] См.: Чепига Т. Правовые последствия продления срока для принятия наслед­ства//Советская юстиция. 1975. № 8. С. 14

[30] См.: Синайский В.И. Русское граждан­ское право (Серия «Классика русской цивилистики»). М., 2002. С. 587).

[31] Направленный (термин «направленный» (отказ) ввел в научный оборот М.В. Гор­дон. См.: Гордон М.В . Наследование по закону и по завещанию. М., 1967) или квали­фицированный (термин «квалифицированный» (отказ) использовал Д.И. Мейер. См.: МейерД.И. Русское гражданское право: В 2-х ч. Ч. 2 (Серия «Классика русской цивили­стики»). М., 1997. С. 447)