Обстоятельства, исключающие преступность деяния 4

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) ФИЛИАЛ

ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ

МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

КАФЕДРА

Уголовно-правовая

КУРСОВАЯ РАБОТА

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Выполнила студентка

173 учебной группы 2 курса

Матвеева Анна Алексеевна

Проверил ________________________________

__________________________________________

(должность, ученая степень, ученое звание)

__________________________________________

(фамилия, имя, отчество)

Дата представления

работы на кафедру

«______»__________________2011г

___________________________

(подпись студента)

Оценка _____________________________

________________________

(подпись преподавателя)

«___» ____________ 2011г.

Санкт-Петербург 2011г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………...………………………………3

1. Понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния…………………...….5

2. Необходимая оборона……………………………………………………..…….……..8

3. Исполнение приказа или распоряжения………………………..……………..…..…14

4. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Крайняя необходимость………………………………………………………..………..19

5. Физическое или психическое принуждение……………………………...……...….23

6. Обоснованный риск……………………………………………………………...…....24

Заключение…………………………………………………………………………...…..25

Список литературы……………………………………………………..……………......27

Введение

Причинение вреда охраняемым уголовным законом отношениям при обстоятельствах, включенных в гл. 8 УК, признается правомерным. Человек наделяется правом на причинение вреда при наличии определенных оснований и соблюдении условий, предусмотренных ст. ст. 37 - 42 УК. Нормы гл. 8 УК характеризуются своеобразием, связанным с тем, что (в отличие от большинства управомочивающих положений Общей части УК) они наделяют правами граждан, а не должностных лиц, органов дознания, следствия и суда.

Обстоятельствам, включенным в гл. 8 УК, присущи общие черты. Во-первых, при таких обстоятельствах причиняется вред правоохраняемым интересам, который внешне напоминает какое-либо преступление, предусмотренное Особенной частью УК. Это может быть вред здоровью другого человека, его правам, уничтожение или повреждение чужого имущества и т.п.

Во-вторых, вред причиняется поведением человека. Этот признак также должен быть общим, объединяющим все указанные обстоятельства, но под него не подпадает вред, причиненный под воздействием непреодолимого физического принуждения, лишающего человека возможности выразить свою волю в деянии, поэтому о поведении в такой ситуации можно вести речь только условно. При необходимой обороне, задержании лица, совершившего преступление, обоснованном риске речь может идти только о действиях по причинению вреда. Однако не при всех обстоятельствах поведение выражается только в действиях, поэтому неточным представляется утверждение о том, что "при совершении действий, описанных в ст. ст. 37 - 42 УК, всегда имеет место активное поведение". При крайней необходимости не исключается возможность бездействия, а при физическом или психическом принуждении и исполнении приказа бездействие распространено.

В-третьих, поведение является осознанным и волевым (за исключением случаев непреодолимого физического принуждения), т.е. воля может быть выражена в деянии, хотя человек и сталкивается с определенными, нередко серьезными препятствиями и трудностями.

В-четвертых, деяние признается правомерным, оно не является общественно опасным и уголовно противоправным. Лицо, причинившее вред с соблюдением требований ст. ст. 37 - 42 УК, не подлежит не только уголовной, но и административной, и дисциплинарной ответственности (исключение составляют положения ГК РФ об ответственности за вред, причиненный при крайней необходимости - ст. 1067). Признание такого поведения правомерным представляется обоснованным, поскольку оно направлено на защиту интересов личности, общества, государства. Позитивная цель характерна для таких обстоятельств, как необходимая оборона, задержание лица, совершившего преступление, обоснованный риск.

В-пятых, поведение по причинению вреда не является полностью произвольным, а должно соответствовать определенным, жестко лимитированным условиям, которые установлены для разных обстоятельств, включенных в гл. 8 УК. Только в случае, когда соблюдены все условия правомерности причинения вреда, можно сделать вывод о наличии того или иного обстоятельства, исключающего преступность деяния. При нарушении условий - деяние может быть признано преступлением. Но ответственность за такое преступление смягчается - в УК содержатся привилегированные составы убийства и умышленного причинения вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 и ст. 114). В остальных случаях специальных составов не предусмотрено, но факт совершения преступления с выходом за пределы таких обстоятельств законодатель относит к обстоятельствам, смягчающим наказание (п. п. "е" и "ж" ч. 1 ст. 61 УК).

С учетом выявленных общих черт, характеризующих обстоятельства, включенные в гл. 8 УК, можно сделать вывод о том, что поведение человека, причиняющего вред при таких обстоятельствах, не является не только уголовно противоправным, но и общественно опасным и должно признаваться правомерным.

1. Понятие и виды обстоятельств, исключающие преступность деяния.

Не всякое деяние, предусмотренное УЗ, рассматривается в качестве преступного и наказуемого. При наличии определенных обстоятельств (условий) деяния, объективно причиняющие существенный вред охраняемым УЗ интересам (благам), не признаются и не влекут уголовной ответственности. Такие действия, в ряде случаев являются полезными с позиции охраны интересов личности, общества и государства.

Под обстоятельствами, исключающими преступность деяния, понимаются такие обстоятельства, наличие которых превращает внешне сходные с преступлениями деяния в правомерные, а некоторые - даже в общественно полезные. Например, необходимая оборона и причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Уголовный кодекс 1996 г., выделив рассматриваемые обстоятельства в самостоятельную главу, вполне обоснованно озаглавил ее: "Обстоятельства, исключающие преступность деяния" (гл. 8), так как наличие любого из этих обстоятельств исключает не какие-то отдельные признаки преступления, а означает отсутствие всего состава преступления в целом.

В систему таких обстоятельств действующий УК РФ включил шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:

1. Необходимая оборона.

Согласно Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом. Необходимой обороне посвящена статья 37 УК РФ. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица, независимо от их профессиональной или специальной подготовки и служебного положения (для некоторых лиц необходимая оборона является профессиональной обязанностью). Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности.

2. Задержание лица, совершившего преступление.

Согласно статье 38 УК РФ не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления его органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Превышением мер признаётся их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершённого задерживаемым лицом преступления, обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

3. Крайняя необходимость .

Согласно ст.39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признаётся причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинён вред равный или более значительный, чем предотвращённый.

4. Физическое или психическое принуждение.

Согласно статье 40 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием). Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законам интересам в результате психического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учётом положений о крайней необходимости.

5. Обоснованный риск.

Согласно статье 41 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Риск признаётся обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Риск не признаётся обоснованным, если он заведомо был сопряжён с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

6. Исполнение приказа или распоряжения .

Согласно статье 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения (например, исполнение военнослужащим приказа начальника).

Уголовную ответственность за причинение такого вреда несёт лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несёт уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Другие обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Не является преступлением совершение деяния, формально содержащего признаки какого-либо деяния, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Не является преступлением невиновное совершение деяния, запрещённого уголовным законом под угрозой наказания. Не является преступлением также совершение лицом деяния, содержащего признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом, но не подлежащего уголовной ответственности ввиду недостижения возраста уголовной ответственности, либо если лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости.

2. Необходимая оборона

Статьи 20 и 22 Конституции РФ закрепляют право каждого человека на жизнь и гарантируют защиту жизни и здоровья человека от неправомерного посягательства. Одной из таких гарантий служит установление Уголовным кодексом института необходимой обороны, защиты личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами. «Необходимая оборона возможна лишь от общественно опасного посягательства, которое выступает одним из оснований такой обороны (а именно - правовое основание). Другим основанием, необходимым для признания этого поступка как необходимая оборона - необходимость немедленного причинения вреда посягающему, для предотвращения, пресечения общественно-опасного посягательства (фактическое основание)»[1] .

В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ объектом общественно опасного посягательства являются личность и права обороняющегося и других лиц, а также охраняемые законом интересы общества или государства. Важным отличительным признаком рассматриваемого объекта является охрана законом всех перечисленных интересов. Именно попытка причинить вред таким интересам и рассматривается как общественно опасное посягательство. И наоборот, если имело место посягательство на неохраняемые законом интересы и права, то оно не является общественно опасным, что свидетельствует об отсутствии правового основания необходимой обороны. Следует добавить, что с объективной стороны общественно-опасное посягательство может выражаться не только в нападении, но и в иных действиях, не носящих характера нападения (например, покушение на кражу, нарушение общественного порядка, не связанное с посягательством на человека и т.п.).

Общественно опасное действие всегда совершается в определенном месте и в течение какого-то промежутка времени. Так вот, до тех пор, пока попытка причинить вред определенным правоохраняемым интересам осуществляется, существует и правовое основание необходимой обороны. Если же эта попытка прекращена, добровольно оставлена посягающим, либо он ее успешно завершил, причинив вред объекту посягательства, то, очевидно, что это посягательство завершено и, стало быть, отпало правовое основание необходимой обороны.

Интересен также и вопрос о начальном моменте возникновения права на необходимую оборону. Одни лишь мысли и настроения субъекта совершить посягательство, его высказывания (пусть и агрессивные), и даже угрозы, не подкрепленные определенными конкретными действиями, еще не свидетельствуют о начале осуществления общественно опасного посягательства. Оборона поэтому и признается необходимой, что допускается лишь в течение существования общественно опасного посягательства.

Рассмотренные признаки позволяют заключить, что правовым основанием необходимой обороны является общественно-опасное действие, направленное на причинение вреда правоохранным интересам личности или правам обороняющегося либо другого лица, общественным интересам, либо интересам государства.

Фактическое основание необходимой обороны - это вызванная, сложившейся обстановкой защиты, необходимость в немедленном причинении вреда с целью предотвращения или пресечения общественно опасного посягательства, т.е. необходимость немедленного причинения посягающему вреда, которая имеет место там и тогда, где и когда непринятие немедленных мер по предотвращению или пресечению посягательства грозит причинением явного и невосполнимого вреда правоохранным интересам.

Субъектом необходимой обороны может быть лишь частное лицо, для которого такая оборона есть не что иное, как осуществление своего субъективного права. Субъектами необходимой обороны могут выступать как сами потерпевшие, подвергшиеся посягательству, так и любые другие лица (родственники, знакомые, даже посторонние), ставшие очевидцами посягательства. Защиту от опасного посягательства может осуществлять как один, так и несколько субъектов. Нельзя исключать, что в обороне правоохранных интересов могут принять участие не только частные, но и специально уполномоченные лица. В этих случаях действие частных лиц, должны оцениваться по правилам необходимой обороны, а действия специальных субъектов - в соответствии с требованиями по исполнению служебного долга.

В соответствии с Постановлением Пленума ВС СССР от 16.08..1964г., Положения закона о необходимой обороне в равной степени распространяется на работников милиции, как и на всех граждан, и никаких повышенных требований к необходимой обороне работника милиции от нападения на него не устанавливают. Очевидно, что такое положение возможно распространить и на действия военнослужащих ВС, ВВ и других служб, входящих в структуру МВД РФ. Кроме того, всевозможные, нарушения, злоупотребления и превышения должностных полномочий квалифицируются по специальным статьям УК (136-145, 149, 152, 156, 159, 160, 169, 170, 188, 256, 258, 260, 282, 294, 299-305, 315...). Некоторые их этих положений, по всей видимости, возможно, применить и к условиям необходимой обороны. В случае нарушения именно этих, специальных норм и правил, и необходимо оценивать действия таких субъектов в соответствии с требованиями по исполнению служебного долга.

Объект необходимой обороны - это благо, которому субъект причиняет вред в целях предотвращения или пресечения общественно опасного посягательства.

Посягающий, как и всякий человек, обладает такими благами, как жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, личная свобода, честь и достоинство, а также соответствующими правами и интересами, в том числе правом собственности на определенное имущество. Очевидно что, предотвращая общественное посягательство, субъект необходимой обороны может причинить вред любому их этих благ, естественно в рамках, определенных ч. 3 ст. 37 УК РФ.

С объективной стороны необходимая оборона характеризуется: 1) совершением действия, подпадающего под признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом; 2) причинение посягающему вреда в определенных пределах; 3) причинной связью между действием и причиненным вредом. Анализируя эти элементы объективной стороны, следует указать; что по одному из уголовных дел Пленум ВС СССР отметил: «Необходимая оборона по смыслу закона предполагает активное противодействие нападению средствами, соразмерными интенсивности последнего, и не может быть сведена к простому отражению угрозы, в частности к отталкиванию нападающего»".

Необходимая оборона как определенный поступок человека представляет собой единство объективной стороны и субъективного контроля. Для наличия такого контроля, необходимо, чтобы субъект необходимой обороны: во-первых , сознавал, что те или иные интересы подверглись общественно опасному посягательству; во-вторых , в сознании гражданина, решившего стать на защиту правоохраняемых интересов, должна найти отражение та обстановка, в которой он оказался на момент совершения общественно опасного посягательства и которая свидетельствовала о необходимости причинения посягающему вреда для предотвращения или пресечения данного посягательства; в-третьих , сознанием обороняющегося должно охватываться, что он совершает действие по причинению вреда в тот момент, когда посягательство грозит непосредственным причинением вреда правоохраняемым интересам или уже происходит. Кроме этого, психическое отношение обороняющегося к совершающему, включает в себя предвидение того, что его действиями будет причинен именно посягающему тяжкий вред, соразмерный опасности посягательства и соответствующий той обстановке защиты, в которой он оказался.

И последнее , на чем я считаю необходимым остановиться, характеризуя субъективное отношение субъекта к происходящему, это наличие желания обороняющегося причинить посягающему предвидимый тяжкий или нетяжкий вред, который выступает необходимым средством предотвращения или пресечения общественно опасного посягательства. Суммируя изложенное, становится возможным указать основания и признаки необходимой обороны. «Традиционный» анализ:

Условия правомерности необходимой обороны (условия посягательства):

· Общественная опасность посягательства.

· Наличность посягательства.

· Действительность посягательства (реальность).

· Круг интересов, которые можно защищать.

· Причинение вреда - непосредственно посягающему.

· Право на причинение вреда (Н.О.) - независимо от возможности избежать его (посягательство), обратиться за помощью.

· Защита не должна превышать пределов необходимости.

Признаки необходимой обороны:

1) Граждане (частное лицо);

2) Цель - предотвращение или пресечение общественно опасного посягательства (промежуточная цель) для защиты правоохраняемых интересов личности, общества или государства (конечная цель);

3) Объект - посягающий его права и интересы;

4) Объективная сторона - действия, причинно связанные с нанесением посягающему вреда, соответствующего опасности посягательства и обстановке защиты;

Субъективный контроль - осознание субъектом объективных признаков обороны и желание причинить посягающему вред.

Известно, что определение понятия превышения пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) и его установление связаны со значительными трудностями. Это обусловлено, прежде всего, тем, что констатация эксцесса обороны требует оценки всей совокупности обстоятельств по каждому делу.

В соответствии с ч.3 ст.37 УК РФ превышением пределов необходимой обороны является лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется значительно больший вред, чем это требовалось для пресечения посягательства.

Причинение нападающему при отражении общественно опасного посягательства несоразмерно большего вреда по неосторожности не влечет уголовной ответственности.

Умышленное превышение пределов необходимой обороны общественно опасно и поэтому может влечь за собой уголовную ответственность. Однако такое преступление совершается в процессе защиты правоохраняемых интересов от общественно опасного посягательства, что рассматривается в соответствии с п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК РФ как смягчающее обстоятельство.

В двух случаях причинение тяжкого вреда личности при превышении пределов необходимой обороны рассматривается как самостоятельное преступление. Это убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 114 УК РФ). Санкции этих статей значительно мягче по сравнению с санкциями за соответствующие преступления, совершенные вне связи с необходимой обороной или крайней необходимостью.

Причинение иного вреда при превышении пределов необходимой обороны не предусмотрено в качестве самостоятельных преступлений. В подобных случаях действия виновного лица квалифицируются по соответствующим статьям УК РФ.

В обоснование этой защиты считаю важным уточнить еще раз, что говоря о превышении пределов необходимой, обороны следует однозначно иметь в виду, что действующий УК устанавливает ответственность лишь за умышленное убийство и нанесение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны. Причинение посягающему всякого иного вреда не только ненаказуемо, но более того, является правомерным, лежит, так сказать, в рамках необходимой обороны. Это значит, что, находясь в состоянии необходимой обороны, лицо вправе причинить посягающему по неосторожности любой вред, а умышленно - нанести ему повреждения любой степени тяжести, за исключением тяжких телесных повреждений, и кроме того, нанести удары, побои. Таким образом, вопрос о пределах необходимой обороны - это, по существу, вопрос о правомерности лишения жизни посягавшего и нанесении ему тяжких телесных повреждений.

Таким образом, законное и справедливое решение по таким делам, которые, как правило, вызывают большой резонанс, свободно существенным образом сказаться на инициативе и активности граждан в борьбе с преступностью и другими антиобщественными проявлениями.

3. Исполнение приказа или распоряжения

К числу обстоятельств, исключающих преступность деяния, впервые в истории отечественного уголовного права отнесено исполнение приказа или распоряжения. Согласно ч.1 ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда правоохраняемым интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Уголовно-правовые принципы регулирования причинения вреда вследствие исполнения приказа были сформулированы в международном уголовном праве в связи с учреждением и функционированием Международного военного трибунала в Нюрнберге, созданного после окончания Второй мировой войны. Вопрос об ответственности исполнителей преступных приказов был предметом специального рассмотрения трибунала, в Уставе которого сказано: "Тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или по приказу начальника, не освобождает его от ответственности, но может рассматриваться как довод для смягчения наказания, если Трибунал признает, что этого требуют интересы правосудия".

По такому пути и пошло уголовное законодательство, как ряда зарубежных стран, так и российское. Вопрос об исполнении приказа как обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность, неоднократно обсуждался в советской юридической литературе. Ученые пришли к выводу, что если приказ законный, а его исполнение обязательно, то ответственность за причиненный вред исключается. В случаях же выполнения преступного приказа ответственности подлежат как начальник, отдавший такой приказ, так и его исполнитель. Вместе с тем высказы- валось мнение, согласно которому исполнение приказа не может признаваться обстоятельством, исключающим опасность деяний, так как причинение вреда при этом не признается общественно полезным, что характерно для других обстоятельств (необходимая оборона, задержание преступника). Поэтому предлагалось причинение вреда при исполнении приказа рассматривать по правилам крайней необходимости либо с точки зрения субъективной стороны (отсутствие или наличие вины относительно преступного характера приказа).

Дальнейшие разработки данной проблемы в доктрине уголовного права, а также изучение материалов практики привели к выводу о необходимости законодательного определения условий правомерности причинения вреда, при исполнении приказа или распоряжения.

Причинение вреда правоохраняемым интересам при исполнении приказа (распоряжения) не влечет уголовной ответственности, если приказ является законным, т.е. отданным в установленном порядке лицу, обязанному его выполнить, в рамках компетенции, с соблюдением надлежащей формы. Приказы (распоряжения) являются законными, если они не противоречат действующим нормативным актам и носят обязательный характер, что обеспечивается возможностью наступления юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной) в случаях их невыполнения.

Обязательность приказа (распоряжения) определяется в отношении военнослужащих федеральными законами "О воинской обязанности и военной службе", "О статусе военнослужащих" и другими законами и уставами; в отношении государственных служащих - Федеральным законом "Об основах государственной службы Российской Федерации"; в отношении работников различных предприятий - трудовым законодательством, правилами внутреннего распорядка и прочие; в отношении любых граждан - такими, например, нормативными актами, как Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г.[2] , правилами дорожного движения, иными законодательными актами, регулирующими, в частности, деятельность представителей власти и пр.

В литературе предлагалось выделить две группы критериев правомерности причинения вреда при исполнении обязательных приказов и распоряжений. Это критерии, относящиеся к приказу или распоряжению и относящиеся к исполнению приказа.

К первой группе предлагается отнести: а) обязательность приказа (распоряжения); б) отсутствие заведомо незаконного для исполнителя характера приказа или распоряжения.

Ко второй группе: а) отношение действий (бездействия) именно к исполнению приказа или распоряжения и б) отсутствие в действиях (бездействии) исполнителя признаков умышленного преступления.

Представляется, что изложенные условия правомерности позволяют провести четкую границу между повлекшим причинение вреда правоохраняемым интересам исполнением приказа (распоряжения) как обстоятельством, исключающим преступность деяния, и исполнением приказа (распоряжения), влекущим уголовную ответственность.

О понятии признака обязательности приказа (распоряжения) уже было сказано. Однако даже в случае, когда приказ (распоряжение) был отдан компетентным лицом с соблюдением предписанной законом формы, его исполнение не исключает ответственности, если очевиден его незаконный или даже преступный характер.

В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК РФ лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

В случаях исполнения преступного приказа (распоряжения) к ответственности за вред, причиненный правоохраняемым интересам, должны быть привлечены как исполнитель приказа (распоряжения), так и лицо, отдавшее его. При этом лицо, отдавшее преступный приказ (распоряжение), является организатором преступле- ния, совершенного исполнителем, естественно, при наличии умышленной вины. При этом незаконность приказа (распоряжения) должны осознавать они оба. Об этом свидетельствует указание законодателя на признак заведомости. Совершение в результате исполнения незаконного приказа (распоряжения) неосторожного преступления уголовной ответственности не влечет.

В УК РФ в гл. 33 "Преступления против военной службы" предусмотрена ответственность за "неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы" (ст. 332). Учитывая ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, согласно которой "право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно повиноваться являются основными принципами единоначалия", ответственность за заведомо незаконный приказ несет отдавшее его лицо. Требования ст. 42 УК полностью распространяются и на военнослужащих. Поэтому неисполнение ими заведомо незаконного приказа (распоряжения) исключает уголовную ответственность.

До принятия действующего УК в теории уголовного права обсуждался вопрос относительно различной степени обязательности исполнения приказов (распоряжений) военнослужащих и гражданских лиц. Это нашло отражение в Теоретической модели Уголовного кодекса, в ч. 1 ст. 55 которого говорится: "Не является преступлением причинение общественно вредных последствий лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения за исключением явно незаконного либо преступного приказа (распоряжения)". В ч. 2 этой же статьи устанавливается, что "Ответственность военнослужащих за общественно опасные действия наступает с учетом положений Дисциплинарного устава Вооруженных Сил СССР".

Новый УК обоснованно и справедливо установил одинаковые критерии правомерности исполнения приказа (распоряжения) для военных и гражданских лиц, исходя из конституционного принципа равенства всех граждан перед законом.

В тех же случаях, когда подчиненный принуждается к выполнению преступного приказа, например, под угрозой оружия, причинение вреда рассматривается по правилам крайней необходимости, т.е. вред, причиненный в результате исполнения преступного приказа, должен быть меньше предотвращенного угрожаемого вреда. В любом случае выполнения преступного приказа (распоряжения) соблюдение условий крайней необходимости освобождает исполнителя от ответственности за вред, причиненный в результате исполнения такого приказа или распоряжения. "По правилам доктринального толкования положения комментируемой статьи имеют высшую силу по сравнению с требованиями уставов, так как:

а) Уголовный кодекс является федеральным законом;

б) он принят позже, чем уставы, содержащие безоговорочное требование выполнения приказа (распоряжения)".

Причинение вреда правоохраняемым интересам в результате исполнения незаконного приказа (распоряжения) при отсутствии условий правомерности рассматривается законодателем как обстоятельство, смягчающее наказание (п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Об исполнении приказа как обстоятельстве, освобождающем от ответственности, говорилось в Уложении 1845 г.: "...не почитается преступным деяние, учиненное во исполнение закона или приказа по службе, данного подлежащей властью в пределах ее ведомства, с соблюдением, установленных на то правил и не предписывающего деяния явно преступного". При этом, "...если исполнение заведомо незаконного приказа ни в коем случае не может уничтожить преступности деяния, то оно может вызвать снисхождение к совершившему, так как такой приказ часто может близко соприкасаться с психическим принуждением" Отдельно от исполнения приказа рассматривалось дозволение власти на совершение преступного деяния. Этот вопрос решался следующим образом: если дозволение было дано лицом, имевшим на то право в пределах его компетенции, то ответственность получившего дозволение исключалась. В противном случае ссылка на дозволение значения не имела.

Характеризуя исполнение приказа (распоряжения) с объективной стороны, необходимо остановиться на нескольких существенных моментах.

Во-первых, исполняя приказ (распоряжение) субъект должен совершать действие, подпадающее под признаки одного из деяний, предусмотренных Особенной частью УК. Во-вторых, для определения исполнения приказа как обстоятельства, исключающего преступление, необходимо наличие причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам. И, в-третьих, важнейшее значение приобретает наличие причинной связи между исполнением приказа (распоряжения) и фактом причинения вреда. Это значение обусловлено тем, что взаимосвязь действия и вреда предусмотрена непосредственно в формулировке части 1 ст. 42 УК РФ: ...причинение вреда... лицом, действующим во исполнение ... приказа...».

Подводя итог изложенному в этой главе, следует остановиться на наиболее важных и характерных особенностях исполнения приказа (распоряжения) как обстоятельства исключающего преступность деяния.

Правовым основанием исполнения приказа (и одновременно объектом, на защиту которого направлено действие этой нормы) является обязательная беспрекословная исполнительность для субъекта приказов (распоряжений) соответствующего начальника.

Причинение вреда вследствие исполнения приказа (распоряжения) исполнителем служит фактическим основанием.

Круг субъектов данного правомерного поступка определяется критерием обязательности исполнения (и наоборот - соответствующей ответственности за неисполнение) приказа (распоряжения).

Предметом исполнения приказа является то благо, которому исполнение причиняет вред. Существенным, в данном случае, является признак охраняемости законом того или иного интереса.

Объективная сторона исполнения приказа характеризуется совершением поступка, подпадающего под признаки той или иной статьи УК (особенной части), причинение вследствие этого вреда, охраняемым законом интересам, и, наконец, наличие непосредственной связи между исполнением приказа (как действием) и наступившими вредными последствиями.

4. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Крайняя необходимость

В ч. 1 ст. 38 УК РФ определено, что не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения пределов необходимых для этого мер.

Правом на задержание лица, совершившего преступление, обладает любой гражданин России. Но если это сопряжено с причинением ему вреда, то такое задержание допустимо только в тех случаях, когда иными средствами задержать преступника не представлялось возможным.

Вынужденное причинение вреда лицу, совершившему преступление, является самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния. Отличие от необходимой обороны в том, что виновный не нападает, а пытается уклониться от задержания.

Причинение вреда при задержании исключает преступность деяния при наличии права задерживать и при соблюдении следующих условий:

1. задерживается именно уголовный преступник, а не какой-то другой правонарушитель (административный, дисциплинарный и т.п.);

2. твердая уверенность, что это уголовный преступник может возникнуть, если: застигли на месте преступления, люди прямо указали на него, наличие приговора и т.п. Если ошиблись при задержании и задерживающий об этом не знал и не мог знать - это казус. Ошибка, нет уголовной ответственности. Если не знал, но должен был знать, что задерживает не то лицо и при этом причиняется вред, - это неосторожное преступление;

3. вред может быть причинен при реальной возможности уклониться от задержания: невыполнение команд, требований, попытка сбежать, сопротивление и т.п.;

4. вред причиняется лишь с целью задержания. Если вред причиняется с другими целями, уголовная ответственность наступает на общих основаниях;

5. меры, применяемые при задержании, должны быть необходимыми. Насилие должно быть вынужденной, крайней мерой, когда иными средствами задержать невозможно.

Вред, причиненный задержанному, может быть больше, чем причинил своими преступными действиями сам преступник.

Лишение жизни задержанного при попытке скрыться может быть признано правомерным в случаях совершения им убийства, бандитизма, терроризма и другого тяжкого преступления.

Характер мер по задержанию должен соответствовать обстановке при задержании: наличие толпы, оружия, время суток, видимость, рельеф местности, возможность получить помощь.

Правомерность вынужденного причинения вреда лицу, совершившему преступление при его задержании, получило свое законодательное закрепление в ст. 38 Уголовного кодекса РФ.

Причинение смерти при задержании лица, совершившего преступление, нормой о задержании преступника не охватывается, поскольку при таком исходе невыполнима специальная цель задержания - доставить лицо органам власти. Вместе с тем причинение смерти при задержании преступника, совершившего особо тяжкие насильственные преступления, при определенных условиях может быть рассмотрено с точки зрения крайней необходимости, если при этом выполнены все ее условия, предусмотренные законом.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, является применение таких мер, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности преступления и обстановке задержания. В результате задерживаемому причиняется чрезмерный вред, не вызываемый тяжестью совершенного им преступления и обстановкой задержания. Такое причинение вреда влечет уголовную ответственность только при наличии умысла.

Можно выделить два вида превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление: явное несоответствие вреда тяжести совершенного задерживаемым преступления и явное несоответствие причиненного вреда обстановке задержания. Так, причинение тяжкого вреда здоровью лица, совершившего кражу, безусловно, свидетельствует о превышении необходимых мер.

В УК предусмотрены специальные составы умышленного причинения вреда при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Это - убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 114 УК). Законодатель рассматривает эти преступления как совершенные при смягчающих обстоятельствах.

Умышленное причинение иного вреда при задержании лица, хотя и может быть явно чрезмерным, преступлением не является.

Крайняя необходимость

Состояние крайней необходимости возникает там, где сталкиваются два охраняемые законом интереса и сохранение одного достигается жертвой другого. Из двух зол выбирается меньшее. Защищается более важный интерес, а менее важному умышленно причиняется вред.

Крайняя необходимость - это такое состояние, когда лицо для предотвращения опасности, реально угрожающей законным интересам его или иных лиц, интересам общества или государства, причиняет вред интересам третьих лиц при условии, что грозящая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и причиненный вред менее значителен по сравнению с предотвращенным.

Из смысла ст. 39 УК РФ следует, что при крайней необходимости опасность должна отвечать следующим требованиям: 1. она должна угрожать личности, обществу или государству; 2. она должна быть наличной; 3. она должна быть действительной (реальной); 4. ее нельзя устранить без причинения вреда третьим лицам.

Источники грозящей опасности могут быть самыми разнообразными: поведение человека, болезнь, голод, стихийные силы природы, неисправность механизмов, нападение животных и прочее. Наличность опасности означает, что она возникла, существует и еще не прошла, не миновала. Опасность, возможная в будущем или уже миновавшая, не образует крайней необходимости.

Если в профессиональные или должностные обязанности лица входит выполнение служебного долга с риском для жизни, здоровья или иного личного интереса, то невыполнение служебных или должностных обязанностей по этому основанию, как правило, не может расцениваться как нахождение лица в состоянии крайней необходимости.

Опасность должна существовать реально, в действительности, а не в воображении лица. Если лицо, устраняющее мнимую опасность, не должно и не могло сознавать ошибочность относительно опасности, уголовная ответственность исключается за отсутствием вины. Если по обстоятельствам дела человек должен был и мог при более внимательном отношении к оценке реальности опасности не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление.

Важным условием крайней необходимости является невозможность устранения опасности без причинения вреда. Способ сохранения одного интереса за счет другого должен быть именно крайним. Чтобы крайняя необходимость была правомерной при защите от грозящей опасности, она (защита) должна отвечать следующим условиям: защита направлена на охрану интересов личности, общества, государства; вред причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним) лицам; защита должна быть своевременной; защита не должна превышать пределов необходимости. Вред, причиненный должен быть меньше вреда предотвращенного. Акт крайней необходимости осуществляется для защиты любого охраняемого законом интереса.

Когда искусственно создается опасность (провокация) для умышленного совершения преступления, ответственность наступает на общих основаниях.

Под третьими лицами понимаются граждане, учреждения, организации, предприятия, объединения, деятельность которых не связана с возникновением опасности.

Защита должна соответствовать по времени грозящей опасности, то есть быть своевременной. Защита не должна превышать пределов необходимости. Вред причиненный, не может равняться или быть больше вреда предотвращенного. Нельзя спасать жизнь человека за счет жизни другого человека. Какой вред важнее, решается в каждом конкретном случае исходя из объективных и субъективных критериев.

Превышение пределов крайней необходимости - это причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась причинением вреда равного или более значительного, чем предотвращенный.

При превышении пределов крайней необходимости действия виновного должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 39 и конкретной статье Особенной части УК. При этом ответственность наступает за превышение пределов крайней необходимости только при умышленном причинении вреда. Неосторожность исключает ответственность. Если лицо само создало опасные условия, оно не может ссылаться на то, что действовало в состоянии крайней необходимости.

По общему правилу обязанность возмещения ущерба возлагается на лицо, действовавшее в состоянии крайней необходимости. Если опасность создана виновными действиями другого лица, это лицо и должно возместить ущерб. Обязанность возмещения вреда может быть возложена и на лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда в состоянии крайней необходимости.


5. Физическое или психическое принуждение

В соответствии со ст. 40 Уголовного кодекса РФ физическое или психическое принуждение может явиться основанием для исключения преступности, если в результате такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями. Это принуждение может выражаться в пытках, незаконном лишении свободы или в другом физическом насилии. Оно может выражаться в угрозе причинить вред здоровью близких, имуществу, репутации и т.п. При принуждении могут быть использованы психотропные вещества, гипноз и другие способы прямого воздействия на психику.

Лицо, на которое оказано такое давление, действует в состоянии крайней необходимости или под воздействием непреодолимой силы. Если вследствие физического принуждения лицо не могло руководить своими действиями и поэтому причинило вред, ответственность исключается. Лицо действовало или бездействовало под влиянием непреодолимой силы. Так, связанный сторож не может предотвратить ограбление.

Если лицо при принуждении сохранило возможность руководить своими действиями, вопрос об ответственности за причиненный вред решается по правилам о крайней необходимости. Кассир под угрозой пистолета отдал выручку, в его действиях нет состава преступления.

6. Обоснованный риск

Законодатель считает правомерным причинение вреда при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Это положение закреплено в ст. 41 УК РФ. Такой риск возможен в любой сфере деятельности, в экстремальных ситуациях, в сфере быта и досуга. Риск - это право лица на творческий поиск. Право на риск имеет любой гражданин.

Риск должен быть обоснованным. Основными признаками обоснованного, а следовательно, и правомерного риска являются:1) направленность действий (бездействия) на достижение общественно полезных целей; 2) общественно полезная цель не может быть достигнута действиями, не связанными с риском; 3) лицо должно предпринять все достаточные меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам; 4) риск не должен быть заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия (ч. 3 ст. 41 УК РФ).

Поставленная цель не может быть достигнута обычным путем, без риска. Если достигнуть цели, можно было без риска и лицо этим нерискованным способом не воспользовалось, предпочитая риск, оно должно отвечать за вред на общих основаниях.

Риск не должен переходить в неизбежное причинение вреда. Возможность вреда лишь вероятна, лишь возможна, но не неизбежна. Рискованные действия должны обеспечиваться знаниями и умением, которые объективно могут предотвратить вред. Например, действия каскадера, действия экспериментатора. Главное, чтобы риск давал шанс на положительный результат. Лицо должно предвидеть размер возможного вреда. Оно должно правильно избрать предупредительные меры для избежания вреда. При риске всегда остается возможность причинения вреда, поэтому предусмотреть все невозможно, но надо для предотвращения вреда сделать все, чем располагает рискующий. Если лицо ошиблось и, несмотря на все принятые им меры и вопреки его расчетам, вред оказался больше, чем при других мерах, не связанных с риском, это лицо, точнее его действия, выходят за границы риска. В этих случаях имеет место превышение пределов оправданного риска и может наступить уголовная ответственность. Вред может быть больше предотвращенного. Превышение пределов обоснованного риска рассматривается как смягчающее обстоятельство.

При обоснованном риске исключается прямой умысел и преступная небрежность. Уголовная ответственность за превышение пределов оправданного риска может наступить при наличии косвенного умысла или преступного легкомыслия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Охрана общественных отношений от причинения им вреда является одной из основных Конституционных обязанностей Государства, общественных организаций и долгом всех граждан. Среди методов выполнения этой обязанности определенное место занимает пресечение общественно опасных деяний, предотвращения возникшей опасности коллективным и личным интересам. В процессе пресечения общественно-опасных деяний, при устранении опасностей, создаваемой другими источниками, возможно причинение физического и материального вреда лицу, создавшему опасность общественным отношениям. Такие действия формально попадают под признаки отдельных преступлений, предусмотренных особенной частью УК РФ. Однако при определенных условиях они не признаются преступлением, ибо не содержат материального его признака - общественной опасности.

Под обстоятельствами, исключающими преступность деяний, понимаются условия, при которых деяния (действие или бездействие) формально предусмотренные особенной частью УК РФ, не образуют преступление, т.е. это деяние (действие или бездействие), направленное на устранение угрозы, созданной для существующих общественных отношений. К таким обстоятельствам, выделенным законодательством, относятся: необходимая оборона (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. ЗВУК РФ); крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ); физическое и физическое принуждение (ст. 40 УК РФ); обоснованный риск (ст. 41 УК РФ); исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ) - указанные обстоятельства отражены в Законе - глава № 8 УК РФ.

Также в науке уголовного права и в правоприменительной практике выделяют: 1) осуществление профессиональных обязанностей; согласие потерпевшего на причинение вреда.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния делятся на 2 группы: первую образуют обстоятельства, указывающие на отсутствие признаков преступления, в том числе состава преступления; вторую - указывающие не на отсутствие в деянии того или иного признака, а на правомерность совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, если даже оно сопряжено с причинением вреда.

Анализируя все вышеизложенное об обстоятельствах, исключающих преступность деяния вообще, и о необходимой обороне и исполнении приказа или распоряжения в частности, считаю необходимым отметить, что определение в уголовном законе системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, является одним из важнейших тем, расширение круг таких обстоятельств, урегулирование в УК является важным шагом в развитии уголовного законодательства и свидетельствует о сближении и реализации научно-теоретических обоснований с законотворческим процессом, правоприменительной практикой и новыми реалиями современной жизни.

Выделение из всей системы общественных отношений именно этих, как обстоятельства, исключающие преступность деяния, позволяет индивидам более полно реализовывать свои естественные права, гарантированные Конституцией РФ, способствует решительности и активности при выполнении ими своих обязанностей.

Очевидно, что определить полный перечень обстоятельств, которые исключали бы уголовную ответственной, не представляется возможным. Это связано, прежде всего, рядом морально-этических, психологических и нравственных проблем. Однако такой, более широкий подход к нормированию этих обстоятельств, позволяет каждому конкретно человеку, применительно к каждой конкретной ситуации, разрешить эти проблемы, позволит действовать согласно своей жизненной позиции, обезопасив себя от негативного воздействия окружающей среды, на благо развития общества без риска уголовного преследования со стороны государства.

Список литературы

Нормативные акты:

1. Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами. Официальный текст. Москва: «Спарк», 1998 г.

2. Положение о службе в органах внутренних дел РФ. Утверждено постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992г.

3. Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. Москва: Инфра-М, 1996 г.

4. Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996г.

Научная литература:

1. Баулин Ю.В. «О перспективах уголовно-правового регулирования обстоятельств, исключающих преступность деяния», Минск, 1991г.

2. Баулин Ю.В. «Уголовно-правовые проблемы учения об обстоятельствах, исключающих преступность деяния». Харьков, 1991 г.

3. Загородников Н.И. «Советское уголовное право». Москва, 1975 г.

4. Ребане И.С. «Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния». Советское уголовное право. Общее учение о преступлении. Тарту, 1983 г.

5. Ткаченко В.И. «Необходимая оборона-законность». Москва, 1997 г. № 3.

6. Чхиквадзе В.М., Савицкий В.М. «Советское военно-уголовное право». Москва, 1947 г.

7. Михайлов В.И. «Нормативное регулирование исполнения приказа и некоторые вопросы уголовного права». Гос-во и право, 1996 г.

8. «Уголовное право России» Уч-к для Вузов в 2-х томах. Том 1. Общая часть. Ред. А.И.Игнатов, Ю.А.Красиков. Изд-я група Норма-Инфра-М. Москва, 1998 г.

9. Наумов А.В. Уголовное право: Учебник. - М., 1996.

10. Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. - М., 1997.

11. Баулин Ю.В. Право граждан на задержание преступника. -Харьков, 1986.

12. Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. -М., 1979.

13. Козак В.Н. Вопросы теории и практики крайней необходимости. - Саратов, 1972.

14. Гринберг М.С. Проблемы производственного риска в уголовном праве. - М., 1963.

15. Бюллетень Верховного Суда. 1996г. №11

16. "О ГАРАНТИЯХ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ"
(В.П. Кашепов)
("Журнал российского права", 2005, N 12)


[1] Официальный текст Ред. В.М.Лебедева. Москва: «Спарк», 1998 г.

[2] Москва: Инфра-М, 1996 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ