Уголовное преследование и превенция коррупции как международная проблема (стр. 1 из 7)

КОРРУПЦИЯ И ЕЕ ПРЕСТУПНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ




предварительного следствия в связи с отсутствием состава пре­ступления или вынесение судом оправдательного приговора.

Существенным недостатком является затягивание сроков расследования. По нашей выборке уголовные дела расследо­вались:

до 2 месяцев — 26% дел,

до 3 месяцев — 35%,

до 6 месяцев — 10%,

до 12 месяцев — 0,7%,

до 18 месяцев — 0,2%.

Это происходит как по объективным, так и субъективным причинам. Среди объективных причин преобладает сложность сбора доказательств, требующая тщательности в их поиске и анализе, противодействие со стороны обвиняемых, длительные сроки производства экспертиз. Также сроки расследования удлиняются из-за процедуры согласования на привлечение к уголовной ответственности должностных лиц, обладающих иммунитетами. Так, прокуратурой Санкт-Петербурга дважды в течение года направлялись представления в Законодатель­ное Собрание города о лишении депутатской неприкосновен­ности депутата К., проходящего по делу коррупционной на­правленности. Законодательное Собрание отказало в даче согласия на привлечение депутата К. к уголовной ответствен­ности, посчитав представленные прокуратурой доказательства вины недостаточными. Тем не менее уголовное дело было на­правлено в суд и по нему были осуждены несколько лиц.

Также было отказано прокуратуре Санкт-Петербурга в даче согласия на направление в суд уголовного дела по обвинению депутата Законодательного Собрания С. в совершении пре­ступления, предусмотренного ч. 4, ст. 290 УК РФ.

К субъективным причинам затягивания расследования мож­но отнести недостаточный профессионализм следователей, во­локиту, постоянную сменяемость следственного аппарата.


Глава IV

УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

И ПРЕВЕНЦИЯ КОРРУПЦИИ КАК

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРОБЛЕМА

4.1. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ НА МЕЖДУНАРОДНОМ УРОВНЕ

Важность борьбы с коррупцией признается всеми странами и вызывает озабоченность всех без исключения правительств . Мировое сообщество признало, что коррупция на современ­ном этапе пронизывает все сферы жизни любой страны неза­висимо от уровня демократии и социального благополучия. Она стала транснациональным преступлением, т. е. деянием, ответственность за которое предусмотрена международными договорами. Коррупция посягает на нормальные стабильные отношения между государствами, наносит ущерб мирному со-трудмичеству в различных областях отношений (экономиче­ской, политической, социальной), а также организациям и гражданам.

Преступные проявления коррупции транснационального характера наказуемы либо согласно нормам, установленным в международных договорах, либо по нормам национального

Озабоченность России в этом вопросе понятна всему мировому сообще­ству, поскольку она традиционно признается одной из наиболее коррум­пированных стран. Например, по итогам 2003 года ей было отведено 88 место из 133 стран. По данным на февраль 2004 года — 86 место. Уровень противодействия коррупции оценен на 2,7 балла из 10 возможных. Это очень низкий показатель. Социологические исследования показали, что россияне ежегодно дают взяток более чем на 30 миллиардов долларов, что составляет около 10% внутреннего валового продукта. Подробнее об этом см., например: http://www.indem.anti-corr.com.


127


КОРРУПЦИЯ И ЕЕ ПРЕСТУПНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ


УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ



уголовного законодательства, принятым в соответствии с эти­ми договорами. Одним из основных таких документов являет­ся Палермская конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 2000 г. Она представляет со­бой значительный шаг к унификации законодательства мно­гих стран по борьбе с крайне радикальными преступными проявлениями. Неэффективно противодействие преступно­сти, когда одно и то же деяние в разных странах трактуется по-разному: как преступление, как дисциплинарный просту­пок или как необходимое действие для продвижения контрак­та, то есть своеобразный элемент делового обычая. В конвен­ции даны основные понятия организованной преступности и коррупции в понимании мирового сообщества, поставлена за­дача криминализации коррупции в национальных правовых системах. Однако, на наш взгляд, наиболее значимым для указанного документа является то, что впервые коррупция от­несена к организованной преступности (ст. 2 Конвенции).

Конвенция обращает внимание мирового сообщества на то, что на данном этапе его существования коррупция являет­ся одной из основных угроз международной безопасности и стабильности. Она ограничивает свободное действие эконо­мических законов, снижает престиж отдельных стран, нару­шая связи и взаимовыгодное сотрудничество. Для России, как и для некоторых других стран, это еще и фактор национальной стагнации экономики, так как коррупция сохраняет социаль­ное неравенство вопреки всем усилиям, которые прилагает го­сударство для выравнивания социально-экономического по­ложения граждан. Вымогательство взяток делает честный бизнес нерентабельным и вытесняет его с рынка товаров и услуг, освобождая место для организованных преступных групп. Коррупция разлагает моральные принципы и сознание общества, порождает чувство бессилия и безысходности, не­доверия к правительству и равнодушия к будущему.

Настаивая на криминализации коррупции, Палермская конвенция предлагает целый ряд рекомендаций, которые дол­жны быть учтены в национальном уголовном законодательст­ве. Все они неоднократно обсуждались на рабочих встречах и получили одобрение стран — участниц конвенции. Россий-

128


ской стороной высказана общая положительная их оценка, хотя некоторые положения противоречат или не соответству­ют общим принципам национального уголовного права Рос­сии. К ним относятся предложения, рекомендующие:

— ввести в национальное законодательство уголовную от­ветственность для юридических лиц;

— признавать в качестве предмета взятки (подкупа) пре­имущества нематериального характера (льготы, услуги и пр.), в том числе предоставленные для иного физиче­ского или юридического лица (п. 1, ст. 8);

— ввести ответственность за участие в коррупции ино­странных публичных должностных лиц или междуна­родных гражданских служащих (п. 2, ст. 8).

При этом перечень видов и форм коррупции конвенция не дает, предоставляя странам-участницам самостоятельно опреде­лить уголовно наказуемые проявления коррупции (п. 2, ст. 8).

Несмотря на то, что применение конвенции создает ряд проблем, необходимость ее ратификации уже выражена Госу­дарственной Думой, Администрацией Президента, Академией наук, правоохранительными органами России.

Сближение основ законодательства по противодействию коррупции различных стран видится первоочередной задачей принятия мер международного характера по борьбе с ее пре­ступными проявлениями.

*По нашему мнению, в России в настоящее время сущест­вуют все необходимые предпосылки для приведения национа­льного законодательства в соответствие с международными нормами. В первую очередь должны быть поддержаны и реа­лизованы предложения антикоррупционного характера, со­держащиеся в Конвенции Совета Европы «Об уголовной от­ветственности за коррупцию» 1999 года1 и Палермской конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года2 . В частности:

1 ETS№ 173. Заключена в Страсбурге 27.01.1999 г. Подписана Россией
27.01.1999 г.

2 Принята 15.11.2000 г. Резолюцией 55/25 на 62 пленарном заседании 55
сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Подписана Россией 12.12.2000 г.

5 Зак. 1046129


КОРРУПЦИЯ И ЕЕ ПРЕСТУПНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ


УГОЛОВНО Е ПРЕСЛЕДОВАНИЕ



В соответствии со ст. 8 Палермской конвенции ООН коррупция рассматривается как вымогательство или принятие публичным должностным лицом, лично или через посредни­ков, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица с тем, чтобы это должностное лицо совершило какое-ли­бо действие или бездействие при выполнении своих должно­стных обязанностей; а также обещание, предложение или пре­доставление публичному должностному лицу, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юри­дического лица, с тем чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей. Безусловно, эти понятия должны быть учтены при разработке отечественного законодательства независимо от того, какой законодательный или нормативный акт по противодействию коррупции будет принят.

— В российском законодательстве следует расширить трактовку должностного лица, поскольку применяется более узкое понятие субъекта коррупционного преступления по сравнению с международными актами. В отличие от ст. 1 Конвенции Совета Европы примечание к ст. 285 УК РФ не охватывает государственных служащих, не относящихся к числу должностных лиц, поэтому они могут нести уголовную ответственность только по ст. 288 УК РФ (присвоение полно­мочий должностного лица) и 292 УК РФ (служебный подлог). В остальных коррупционных преступлениях (ст. 285, 286, 287, 289, 290 и др. УК РФ) государственные служащие могут вы­ступать лишь в качестве организаторов, пособников, подстре­кателей, но не исполнителей. Ч. 4 ст. 8 Конвенции ООН в ка­честве субъекта коррупции предлагает рассматривать «публичное должностное лицо или лицо, предоставляющее какую-либо публичную услугу».

— В уголовном законодательстве РФ отсутствует термин «активный подкуп» в отличие от ст. 2 Конвенции Совета Ев­ропы. «Дача взятки» по УК РФ определяется более узко, а именно как передача должностному лицу денег, ценных бу­маг, иного имущества или выгоды имущественного характера,


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.