Президент российской федерации конституционно -правовой статус

министерство образования и науки российской федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

министерство образования и науки российской федерации

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

КЕМЕРОВСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

Кафедра теории и истории государства и права

Курсовая работа

по дисциплине «Конституционное (государственное) право России»

на тему: Президент российской федерации: конституционно -правовой статус

выполнил:

студент

проверил:

доцент кафедры истории

и культуры, канд.ист.наук

Петров В. В.

Кемерово-2010

СОДЕРЖАНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ.3

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.. 4

1.1.Становление и развитие института президентства в России.4

1.2Основные функции Президента Российской Федерации.6

ГЛАВА 2. ПРЕКРАЩЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.10

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.21

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 22

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Институт президентства является относительно молодым институтом российского конституционного права. Учреждение президентства в Российской Федерации открыло новый этап в развитии российской государственности и свидетельствовало о восприятии государственно-политических институтов демократических стран.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 80) Президент России является главой государства. Как глава государства он представляет Российскую Федерацию как внутри страны, так и в международных отношениях. Наделение Президента России такими обширными полномочиями непосредственно вытекает из конституционной нормы, согласно которой он является гарантом Конституции Российской Федерации[1] (п. 2 ст. 80), прав и свобод человека и гражданина, в установленном порядке принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

В науке проблеме функционирования института президентства уделяется достаточно много внимания. Наибольшее количество работ принадлежит перу американских ученых, поскольку институт президентства в США имеет самую долгую историю своего существования. В этой стране исследуются различные аспекты института президентства: причины его учреждения, место в системе разделения властей, взаимоотношения между Президентом и Конгрессом, нормативные акты Президента, военные и чрезвычайные полномочия Президента. В частности большой вклад в исследование института президентства в США внесли В. Вильсон, А. Гамильтон, Дж. Джей, К. Диринг, М. Мези, Дж. Мэдисон, С.М. Липсет, Р. Нойштадт, Р. Пайос, Дж. Тарбер, Дж. Уилсон, С. Уэйн, А. Шлезингер, Л. Фишер, Л. Фридмэн. Основным недостатком названных исследований является то, что крупные и фундаментальные труды в основном посвящены только президентству в США.

В западноевропейской литературе исследования института президентства носят в основном фрагментарный характер, что обусловлено спецификой развития президентства в Европе. Значительный вклад в разработку этой проблематики внесли французские и немецкие авторы: Ф. Ардан, К. Бауме, Ч.Боржо, Ф. Буссе, М. Вебер, А. Демишель, Ф. Демишель, М. Дэбре, М. Дюверже, Л. Дюги, Г. Еллинек, Х. Меллер, Л. Ольстон, М. Пикемаль, Ф. Платон, А. Токвиль, А. Эсмен.

Вопросы, связанные с институтом президентства в Российской Федерации не получили пока должного освещения в российской юридической науке. Среди русских дореволюционных ученых, занимавшихся данным вопросом, можно выделить А.Д. Градовского, А.М. Гурвича, Н.М. Коркунова, П.И. Розенталя. В советский период президентство рассматривалось как классовый институт буржуазного государства, поэтому его изучение считалось неактуальным для Советского Союза, идущего по пути строительства коммунизма.

Введение поста Президента СССР обусловило необходимость изучения этой новой государственной должности. Однако активное исследование данного вопроса российскими авторами началось после учреждения института президентства в России, в особенности - после конституционной реформы 1993 года. Большое внимание месту Президента в политической и правовой системе различных государств уделяли такие авторы, как: И.Ю. Козлихин, В.И. Лафитский, Л.И. Селезнев, Ю.И. Скуратова, В.В. Соболева, А.А. Фурсенко, А.Д. Керимов, М.Н. Марченко, А. Червяков и др.

1. Общие положения об обязательствах

Прежде чем начать рассмотрение понятия обязательства из неосновательного обогащения, дадим определение обязательства в общем. Обязательством называется правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК). Как уже упоминалось ранее , обязательство — наиболее распространенный и в то же время многообразный вид гражданских правоотношений. Когда транспортная организация перевозит грузы, хозяйственное общество (товарищество) поставляет сырье и материалы заводу или товары торгующей организации, институт по заказу предприятия выполняет научно-исследовательские или проектные работы, а строительная организация возводит жилой дом или производственный объект, гражданин приобретает товары в магазине — в этих и многих других случаях организации и граждане вступают в обязательства. Обязательства имеют важное значение для обеспечения нормального функционирования любых предприятий, фирм, компаний, а также для удовлетворения повседневных материальных и культурных потребностей граждан. Нормы, регулирующие обязательства, составляют важнейший раздел гражданского права — обязательственное право. На его долю приходится значительная часть гражданско-правовых норм. В содержание обязательства входят права кредитора и обязанности должника. Права и обязанности сторон в обязательстве обычно имеют предметом определенное имущество (продавец обязан передать покупателю купленную вещь, а покупатель — уплатить за нее деньги; арендатор уступает с согласия арендодателя свои права третьему лицу; банк выдает предпринимателю кредиты для расширения его деятельности и т.п.). Вместе с тем возможны обязательства неимущественного характера (примером может служить обязанность автора держать корректуру своей работы). По общему правилу, обязательство направлено на совершение определенных действий: передачу вещей, выполнение работ, оказание услуг, уплату денег и т.п. Лишь в редких случаях обязанность должника выражается в воздержании от определенных действий: например, хранитель, если иное не обусловлено договором, принимает на себя обязательство не пользоваться переданным ему на хранение имуществом.

Основаниями возникновения обязательств служат юридические факты, с которыми право связывает возникновение гражданских обязательственных правоотношений. Породить обязательство может любой из юридических фактов, перечисленных в ст. 8 ГК. Имеются в виду договор или иная сделка, акты органов государ­ственной власти и иных государственных органов, а также органов местного самоуправления, судебное решение, приобретение имущества по допускаемым законом основаниям, создание произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности, причинение вреда, неосновательное обогащение, иные действия граждан и юридических лиц, а также события, с которыми законодательство связывает наступление гражданско-правовых последствий. Каждый из перечисленных юридических фактов может создавать обязательство либо сам по себе, либо в сочетании с некоторыми другими юридическими фактами. В современных экономических условиях наиболее широко распространены сделки, а из их числа наиболее соответствуют рыночным отношениям договоры. Из договора возникает основная масса обязательств, складывающихся между предпринимателями, предпринимателями и отдельными гражданами, а также между гражданами по поводу передачи вещей (товаров), выполнения работ или оказания услуг. При этом сторонам предоставляется возможность выбрать любую из указанных в ГК или в ином законе договорную модель. Кроме этих, "поименованных" договоров, стороны могут заключить договор по не известной законодателю модели, а равно и такой, которая представляет собой сочетание отдельных элементов "поименованных" договоров. Односторонние сделки порождают обязательства реже. В качестве примера можно указать на публичное обещание награды. Закон возлагает на юридических лиц и граждан обязанность возмещать причиненный ими вред. Основанием возникновения обязательства в таком случае служит совершение лицом противоправного действия (наезд на человека, спуск загрязненных сточных вод, непринятие мер безопасности при строительных работах и т.п.).

Обязательства могут возникнуть из неосновательного обогащения. Одно лицо может приобрести за счет другого имущество только при наличии указанных в законе оснований (например, в силу наследования, различного рода договоров и т.п.). Тот, кто неосновательно приобрел имущество (груз по ошибке выдан фирме, чье наименование оказалось близким по звучанию наименованию того, кто в действительности должен был получить груз) или неосновательно его сберег (принудительное взыскание произведено не с его, а с чужого счета), должен возвратить приобретенное (сбереженное) имущество тому, за чей счет он его приобрел или сберег. В приведенных примерах фактический получатель должен передать груз лицу, которое должно было его получить. Обязательства, связанные с результатами интеллектуальной деятельности, возникают нередко из самого факта создания произведения литературы, науки и искусства, изобретения и др. Главное отличие этого вида обязательств от возникающих в силу сделки, состоит в том, что при сделке лицо совершает волевое действие, направленное на возникновение соответствующего обя­зательства, в то время как обязательство, связанное с созданием произведения, изобретения и т.п., возникает непосредственно из содержащихся в законе оснований. Событие обычно порождает обязательство в сочетании с другим юридическим фактом, как правило, договором. Например, при страховании от пожара основанием возникновения обязанности страховщика выплатить возмещение страхователю служит юридический состав, состоящий из двух юридических фактов: самого договора страхования и наступления указанного в договоре события — пожара. Граждане и юридические лица обращаются в суд главным образом с требованиями об официальном подтверждении от имени государства наличия у них соответствующего права, которое составляет содержание обязательства, а если это необходимо, то и принятия предусмотренных законом мер, направленных на принудительное осуществление принадлежащего заявителю права. Все такие случаи отличаются тем, что к моменту судебного рассмотрения обязательство, по поводу которого возник спор, уже существовало. Однако возможны ситуации, при которых обязательство создается исключительно в силу самого решения. Так, Гражданский кодекс предусматривает обязанность лица возместить потерпевшему вред, причиненный в состоянии крайней необходимости. Вместе с тем суду предоставлено право возложить такую обязанность не на причинителя, а на третье лицо, в чьих интересах действовал причинитель. Особенность этого обязательства третьего лица состоит в том, что оно возникает в момент и в силу судебного решения. В течение длительного времени акты государственных органов были одним из наиболее распространенных оснований возникновения обязательств, связывающих между собой юридических лиц и граждан. При этом в одних случаях соответствующие акты порождали обязательство сами по себе, а в других — в сочетании с договором. В настоящее время роль актов государственных органов резко ограничена. Они сохранили значение, главным образом, как элемент юридического состава, необходимый для возникновения обязательства. Имеется в виду, что другим таким элементом служит договор. Речь идет, в частности, о случаях, когда законом предусмотрена возможность совершения определенной сделки лишь при наличии соответствующего разрешения компетентного органа в основном в виде различного рода лицензий. Например, для возникновения обязательства по купле-продаже одного договора недостаточно, нужно наличие и соответствующей лицензии, полученной покупателем. Вместе с тем в определенной области управленческие акты, о которых идет речь, сохранили самостоятельное значение.

2. Понятие, элементы и основания возникновения обязательств из неосновательного обогащения

2.1. Понятие обязательства

Понятие обязательства из неосновательного обогащения регулируются ст. 1102—1109 ГК. Они являются самостоятельным видом обязательств, сфера применения которых определяется как особенностями оснований их возникновения, так и спецификой их содержания.

Но прежде чем дать им характеристику, обратимся к примерам, приведенным в учебнике: Покупатель по ошибке дважды оплатил полученную по договору поставки продукцию. Договор купли-продажи квартиры не был нотариально удостоверен и зарегистрирован в установленном порядке; покупатель уплатил продавцу обусловленную сумму, но не стал собственником квартиры, так как в силу ст. 165 ГК такая сделка считается ничтожной. Один из нанимателей коммунальной квартиры оплатил за своего соседа, уехавшего в длительную командировку, квартплату и коммунальные услуги. В результате половодья заготовленный для сплава лес одной сплавной организации был смыт и прибит к лесу другой, расположенной ниже по течению реки, сплавной организации.[3] Во всех указанных случаях нет оснований для предъявления ни вещного иска, ни иска из причинения вреда, ни иска из договора. Потерпевшие (покупатель по договору поставки; покупатель квартиры и наниматель коммунальной квартиры, уплативший за своего соседа; сплавная организация, чей лес был смыт) не могут защитить свои интересы с помощью таких исков. Но все они понесли ущерб в своем имуществе. В то же время другие лица (поставщик и продавец квартиры, а также сплавная организация, к лесу которой был прибит лес другой организации) приобрели то, что не должны были бы получить, или, напротив, сберегли то, что должны были утратить (наниматель квартиры, за которого сосед внес плату за квартиру и коммунальные услуги). В результате одни лица без всякого к тому правового основания обогатились за счет других. Таким образом, защита интересов потерпевших (за счет кого произошло обогащение) в таких случаях и обеспечивается с помощью обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения. Общее определение такого обязательства дано в ст. 1102 ГК. Согласно этой статье лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Термин "имущество", используемый в п.1 ст.1102, следует толковать расширительно, включая сюда также имущественные права и все иные защищаемые правом материальные блага.[4] Основания приобретения (сбережения) имущества за счет другого лица могут устанавливаться не только названными в п.1 ст.1102 законом, иными правовыми актами и сделкой, но также актами министерств и иных федеральных органов, которые согласно п.7 ст.3 ГК могут содержать нормы гражданского права. Поэтому, по мнению О.Н. Садикова, данная формулировка п.1 должна толковаться расширительно.[5].

Условия возникновения обязательств из неосновательного обогащения

Наименование рассматриваемых обязательств может навести на мысль, будто они возникают без какого бы то ни было юридического основания. Однако, отсутствие основания для того, чтобы признать обогащение правомерным, вовсе не означает, что нет основания для возникновения самого обязательства. Таким образом, кондикционное, как и любое другое, обязательство возникает лишь при наличии предусмотренных законом оснований, которые именуются юридическими фактами.

Анализируя суть данных обязательств, О.С. Иоффе так определил условия их возникновения: «Во-первых, необходимо, чтобы одно лицо приобрело (сберегло) имущество за счет другого, то есть чтобы увеличение или сохранение в прежнем размере имущества на одной стороне явилось результатом соответствующего его уменьшения на другой стороне… Во-вторых, нужно, чтобы приобретение (сбережение) (…) произошло при отсутствии к тому достаточных оснований…» (Иоффе О.С. Обязательственное право. – М.: Юридическая литература, 1975. С. 857-858). Действующий ГК РФ указывает в п.1 ст. 1102 те же фактические основания. Необходимо остановиться на этом более подробно.

Приобретение имущества одним лицом за счет другого означает количественное увеличение размера имущества должника с одновременным уменьшением его у кредитора. Приобретение предполагает количественные приращения имущества, повышение его стоимости без произведения соответствующих затрат приобретателем, например, когда гражданин, действуя по поручению другого, ошибочно передает долг доверителя не заимодавцу, а другому лицу; когда организация повторно оплачивает полученные на ее имя товары и т. п. Необходимо отметить, что приобретение имущества может рассматриваться как неосновательное обогащение даже тогда, когда у приобретателя возникло какое-либо субъективное право на имущество. Например, согласно абз. 2 п.1 ст. 220 ГК РФ лицо, действующее добросовестно и изготовившее новую вещь путем переработки для себя, приобретает право собственности на эту вещь, если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов. При этом спецификатор обязан возместить собственнику материалов их стоимость, в противном случае последний вправе предъявить иск из неосновательного обогащения, т.к. фактически спецификатор приобрел вещь без надлежащих затрат (См.: Комментарий к ГК РФ. Ч.2 (постатейный)/ под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого – М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2005. С.1025).

Сбережение имущества, т.е. сохранение в прежнем виде количества имущества, которое при обычных обстоятельствах должно было уменьшиться. Это означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты положенного вознаграждения другому лицу. Например, если по платежному поручению хозяйственного общества банк ошибочно списывает деньги со счета другого хозяйственного общества или если должник, заблуждаясь, исполняет обязательство ненадлежащему кредитору.

Новеллой в ГК РФ является то, что в п. 2 ст.1105 прямо предусмотрены последствия такого рода сбережения, которое возникло в результате временного пользования чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами. При этом под «чужим» следует понимать то имущество, которым лицо не вправе пользоваться без согласия другого лица (обогатившимся может выступать и собственник, использующий вещь, сданную в аренду). Вместе с тем не всякое сбережение является обогащением в смысле ст. 1102 ГК РФ. Например, не образует неосновательного сбережения невозврат долга. Неисполнение обязательства не является сбережением имущества должника, поскольку не прекращается сама обязанность по возврату долга. Сбережение является обогащением лишь при условии, что имущество у лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось. Обязательство займа должно быть исполнено путем возврата заимодавцу суммы займа. Если заемщик не возвращает сумму в срок, то к нему применяются меры гражданско-правовой ответственности, а размер имущества соответственно должен уменьшиться в дальнейшем (См.: Корнилова Н.В. Понятие и условия возникновения обязательств вследствие неосновательно обогащения // Юрист. – 2004. - №7. С. 22).

В п.2 ст. 1102 содержится практически важное положение, согласно которому неосновательное обогащение имеет место независимо от действий сопричастных к нему лиц и их воли. Указанная норма имеет особое значение применительно к разграничению кондикционных и деликтных обязательств. Это обусловлено разнохарактерностью юридических фактов, способных породить неосновательное обогащение. Таким образом, неосновательное приобретение или сбережение имущества могут возникнуть вследствие действий и событий.

Действия могут быть как правомерными, так и неправомерными. Это могут быть действия потерпевшего (например, уплата чужого долга); действия третьих лиц (ошибочное перечисление банком денежных средств на недолжный счет); действия приобретателя имущества (нарушение имущественных прав автора на распространение произведения). Если при выполнении поручения поверенный, не изучив должным образом указаний доверителя, вручит долг последнего не кредитору доверителя, а другому лицу, то это неправомерное действие. Но если сам доверитель ошибочно указал в договоре поручения не то лицо, то действия поверенного правомерны. Неосновательное обогащение может возникнуть вследствие действий в чужом интересе. Например, если действия, непосредственно направленные на обеспечение интересов другого лица, в том числе в случае, когда совершившее их лицо ошибочно предполагало, что действует в собственном интересе, привели к неосновательному обогащению другого лица (ст. 987 ГК РФ).

В качестве событий, приводящих к возникновению кондикционных обязательств, можно назвать ураган, перенесший имущество собственника на участок другого субъекта и т.д.

Для возникновения обязательства из неосновательного обогащения в качестве второго элемента фактического состава (помимо наличия факта приобретения (сбережения) имущества одним лицом за счет другого, о чем уже было сказано) необходимо отсутствие правовых оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой, что устанавливается нормой п.1 ст.1102 ГК РФ. Данную норму необходимо трактовать расширительно, поскольку, помимо правовых актов (под которыми подразумеваются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ), основания обогащения могут быть предусмотрены и изданными в соответствии с ними иными нормативными актами (актами федеральных органов исполнительной власти).

Указанные основания могут определяться исходя из содержания ст.8 ГК РФ (Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. - 2002. - №3. С 10). Например, если лицо пользуется имуществом, находящимся в публичной собственности, переданным ему неуполномоченным государственным органом, то имеет место неосновательное использование имущества. Если же в основе пользования лежит акт специально уполномоченного органа, то пользование будет юридически обоснованным.

В статье 1102 отсутствует содержащееся в предыдущих кодексах указание, согласно которому кондикция имеет место и тогда, когда основание приобретения имущества отпало впоследствии. Представляется, что это правило, которое вытекает из сущности неосновательного обогащения, сохраняет свое значение (См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Изд. 3-е, испр. и доп. / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Юридическая фирма КОНТАКТ; ИНФРА-м, 1998. С.720). Отпадение правового основания означает исчезновение обстоятельств, позволяющих говорить о юридической основательности приобретения (сбережения) имущества. Данная ситуация может возникнуть, например, при отпадении юридической цели исполнения действий по передаче имущества. Так, если арендатор возместит арендодателю стоимость вещи, украденной у него, а впоследствии вещь будет найдена и возвращена арендодателю, то о основание произведенного арендатором платежа считается отпавшим. Отпадает правовое основание для передачи имущества и при признании сделки недействительной. Например, наследник по завещанию, истративший деньги или использовавший имущество, полученные им в порядке наследования, в случае признания впоследствии завещания недействительным с восстановлением прав законных наследников, будет признан неосновательным приобретателем, поскольку неосновательно извлек выгоду за счет законных наследников, а первоначально существовавшее основание (завещание) отпало (необходимо учитывать субсидиарное применение кондикции по отношению к реституции). Судебная практика содержит положение, согласно которому в случае расторжения договора, по которому должник не исполнил обязательство по уплате определенной денежной суммы за фактически полученный им во исполнение обязательства товар, эта сумма будет неосновательным сбережением должника (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. №49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении». П.1 // Хозяйство и право.- 2000. - №4, апрель. С.68). Интересным примером является положение ст. 46 ГК РФ, дающее право лицу, ранее объявленному умершим, в случае явки требовать возврата сохранившегося имущества или его стоимости (См.: Синицын С.А. Виндикация, реституция и кондикция: проблемы соотношения //Законодательство. – 2003. -№8. С.24).

Таким образом, не вполне ясно, по какой причине законодатель исключил из ГК РФ норму об отпадении правового основания, оставив регулирование указанного положения на судебную практику. Поскольку судебная практика не является источником права в России, данный вопрос не имеет закрепления на нормативно-правовом уровне. Представляется, что включение прежнего указания о применении кондикции и в случае, когда правовое основание впоследствии отпало, позволит в полной мере сформулировать условия, необходимые для квалификации правоотношения как обязательства вследствие неосновательного обогащения.

Между тем необходимо учитывать, что отпадение правового основания не всегда ведет к автоматическому признанию исполнения, обусловленного таким основанием, в качестве неосновательного обогащения.

Подводя итог можно сказать, что о возникновении обязательств из неосновательного обогащения можно говорить в тех случаях, когда действия людей или события приводят к ничем юридически не обоснованному возникновению имущественных выгод на стороне одного лица за счет другого. Именно этот противоправный результат является фактическим основанием для возникновения обязательств из неосновательного обогащения.

5.Содержание обязательства из неосновательного обогащения

Содержание требования определяется характером и размером неосновательно приобретенного или сбереженного и зависит от того, есть ли возможность возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное имущество в натуре. Если такая возможность существует, имущество, составляющее неосновательное обогащение, должно быть возвращено потерпевшему в натуре (принцип натуральной реституции —п. 1 ст. 1104 ГК). Статья 1104 ГК относится к случаям, когда неосновательное обогащение имеет материальную форму и сохранилось у приобретателя. При отсутствии такой возможности компенсируется его стоимость на момент приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК), а при обогащении путем неосновательного получения права или услуг — применяются правила ст. 1106 ГК. Еще раз подчеркнем, что расходы по возврату неосновательного обогащения в натуре должны быть возмещены приобретателем. Хотя в законе и говорится о возврате неосновательно приобретенного, потерпевшему возвращается не то же самое имущество, которого он лишился, а такое же равноценное имущество. Поэтому даже в тех случаях, когда предметом обогащения явилась индивидуально-определенная вещь, возврату по основаниям п. 1 ст. 1104 ГК подлежит не та же самая вещь, а равноценный ее заменитель. Если бы вещь, индивидуализированная тем или иным способом, сохранилась в натуре, то это означало бы, что она не вошла в состав имущества приобретателя, и он не стал ее собственником, поскольку приобрел ее неосновательно. В то же время действительный ее собственник не утратил своего права на вещь и может истребовать ее по правилам виндикации (ст. 301—303 ГК). Исключение составляют случаи возврата имущества, полученного по основанию, впоследствии отпавшему, что чаще всего бывает при универсальном правопреемстве (например, имущество, полученное по завещанию, впоследствии признанному недействительным, или при отмене дарения в соответствии с п. 5 ст. 578 ГК). За пределами этих случаев при возврате неосновательно приобретенного речь идет о передаче потерпевшему не той же самой, а такой же вещи из числа однородных вещей. В соответствии с этим под невозможностью возврата неосновательно приобретенного в натуре (о чем говорится в п. 1 ст. 1105 ГК) понимается отсутствие однородных вещей. Единственным способом удовлетворения требований потерпевшего в таком случае является денежная компенсация неосновательно им утраченного, исходя из действительной стоимости имущества. Это, конечно, не исключает возможности предоставления потерпевшему с его согласия не такого же (как предмет обогащения), а другого (по роду и качеству), но равноценного имущества. Последующее изменение стоимости имущества может вызываться как периодическими конъюнктурными колебаниями рыночных цен, так и общими инфляционными процессами. Эти факторы никак не зависят от поведения сторон. Поэтому, по мнению Садикова О.Н., в данном случае более точно было бы говорить в п.1 статьи не о возмещении убытков, для покрытия которых необходимы общие условия ответственности, а о потерях потерпевшего, подлежащих возмещению.[14] Определение цены за неосновательное пользование чужим имуществом или услугами, о чем говориться в п.2 ст.1105, может вызвать трудности. В этих случаях может быть использовано правило п.3 ст.424 ГК о применении цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы и услуги. При возврате имущества в натуре приобретатель отвечает за всякие, в том числе и случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность. Простая неосторожность не учитывается. Из этого следует, что недобросовестный приобретатель отвечает за всякие недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества независимо от вины с момента обогащения (п. 1 ст. 1104 ГК). Обязанность по возврату имущества или компенсации его стоимости должна быть исполнена приобретателем немедленно после того, как он узнал о неосновательности обогащения. В противном случае он обязан возместить потерпевшему убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества. Неосновательно приобретенное имущество может приносить доходы либо как естественное порождение самой вещи (приплод от животных и др.), либо на основе совершения гражданско-правовых сделок (сдачи имущества в аренду и др.). Поскольку неосновательным было приобретение (сбережение) самого имущества, неосновательным будет и получение доходов от него. Но закон признает извлечение доходов неосновательным лишь при условии, если приобретатель имущества знал или должен был знать о неосновательности его приобретения. В противном случае всякий приобретатель был бы поставлен в условия, исключающие возможность нормального хозяйственного использования находящегося в его владении имущества.. Над ним постоянно висела бы опасность возврата или возмещения всех полученных от имущества доходов. С другой стороны, неиспользование приобретенного (хотя и неосновательно) имущества в раде случаев приводило бы к неоправданному исключению его из гражданского оборота, что могло бы отрицательно сказаться и на интересах того, за чей счет имущество приобретено. Поэтому лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1107 ГК). Доходы или иные выгоды, полученные им до этого времени, не подлежат возврату или возмещению. Но и после этого времени возврату или возмещению потерпевшему подлежат не все (как это следует из буквального текста п. 1 ст. 1107 ГК) фактически полученные неосновательно обогатившимся доходы. При применении этой нормы следует исходить из того, что именно с этого времени обогатившийся должен был извлечь. Поэтому потерпевшему подлежат возврату или возмещению только те доходы, которые он сам в уровнях нормального делового оборота, сложившихся обыкновений и при сравнимых обстоятельствах реально мог бы получить путем использования такого же количества вещей того же рода. При пользовании, например, чужими денежными средствами это обычные проценты, а не все доходы, полученные в результате, например, умелой игры на бирже или при высокой степени риска удачного вложения средств в сомнительное предприятие. Другие доходы или выгоды, которые обогатившийся извлек из имущества в результате расчетливой деятельности, должны оставаться ему, если, конечно, они не явились следствием совершения им противозаконных сделок или иных действий, влекущих применение конфискационных мер. Именно так законодатель решает вопрос о возмещении потерпевшему доходов при неосновательном пользовании его денежными средствами. Согласно п. 2 ст. 1107 ГК. на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Проценты подлежат начислению в соответствии с правилами, установленными ст. 395 ГК, поскольку к ней в п. 2 ст. 1107 ГК имеется прямая ссылка. Лицо, воспользовавшееся чужими денежными средствами, должно уплатить потерпевшему за время пользования ими только узаконенные проценты. Другие доходы (выгоды), которые оно изрекло, умело и удачно пустив их в оборот, должны оставаться ему. Этими же правилами должен определяться объем требований о возврате или возмещении потерпевшему доходов, фактически полученных обогатившимся, и в тех случаях, когда предметом обогащения являются не деньги, а другое имущество. При ином решении потерпевший сам может оказаться в положении неосновательно обогатившегося. Если, например, ошибочно собранный с соседнего участка урожай картофеля затем будет продан по цене, значительно превышающей среднерыночную, то возврат собственнику участка, с которого был собран картофель, всей суммы выручки привел бы к его обогащению в размере, составляющем разницу между вырученной суммой и среднерыночной ценой картофеля, на что в соответствующих условиях мог рассчитывать его собственник. В таком порядке определяется размер возмещения потерпевшему во всех случаях, когда обогатившийся не знал о неосновательности своего обогащения. Если же лицо неосновательно использовало чужое имущество без намерения его приобрести либо пользовалось чужими услугами, оно должно возместить потерпевшему то, что сберегло вследствие такого пользова­ния, по цене, существовавшей в то время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (п. 2 ст. 1105 ГК). Если, например, энергоснабжающая организация нарушает требования, предъявляемые к качеству энергии, абонент вправе отказаться от оплаты такой энергии. В случае использования абонентом этой энергии после отказа от ее оплаты энергоснабжающая организация вправе требовать возмещения абонентом стоимости того, что он неосновательно сберег вследствие ее использования (п. 2 ст. 542 ГК). Неосновательное обогащение может выражаться в приобретении (сбережении) не только имущества, но и имущественных прав. В этих случаях содержание требования потерпевшего сводится к восстановлению неосновательно утраченного им права. В частности, лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право (ст. 1106 ГК), аннулирования ранее совершенной сделки о передаче права, что в случае спора сторон делает необходимым обращение в суд. Расходы связанные с восстановлением прежнего положения, должны быть отнесены на лицо, отвечающее за неосновательную уступку требования или иную передачу права. В ином случае такие расходы должны нести в равных долях как потерпевший, так и приобретатель. Помимо восстановления прежнего положения между сторонами должны быть произведены соответствующие расчеты согласно правилам ст. 1107, 1108 ГК. Статья 1108 ГК содержит новую норму — возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату. Эта норма вытекает из существа сторон при неосновательном обогащении : никто не должен получить имущественную выгоду без надлежащего правового основания. По мнению О.Н. Садикова, ссылка на ст.1106 ГК, как видно из ее содержания, является опечаткой, имеется в виду ст. 1107 ГК, говорящая о доходах.[15] Имущество, составляющее предмет неосновательного обогащения, в процессе его эксплуатации или пользования им нередко требует определенных расходов (вещи — на их хранение и ремонт, животные — на их содержание и уход за ними и т. д.). Возврат в таких случаях потерпевшему имущества без учета произведенных на него расходов порождал бы "эффект бумеранга" и приводил бы в той или иной мере к неосновательному обогащению за чужой счет уже потерпевшего. Во избежание этого, при возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества или возмещении его стоимости приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных им на имущество необходимых затрат. Отметим, что подлежащие зачету выгоды, полученные приобретателем, могут включать полученные (но не возможные) его доходы, а также и другие полученные выгоды, могущие быть выраженными в денежной форме. Садиков О.Н. указывает, что в ст.1108 не решен вопрос о судьбе улучшений, которые могут быть произведены приобретателем в неосновательно полученном им имуществе, подлежащем возврату. В этих случаях, считает он, в порядке аналогии закона могут быть использованы относящиеся к аренде правила п.п. 2 и 3 ст.623 ГК, поскольку они соответствуют существу рассматриваемых отношений и ведут к справедливому решению этого вопроса.[16]

4.2. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату.

В случаях, прямо предусмотренных законом, имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно как неосновательное приобретение. Перечень таких случаев указан в ст. 1109 ГК. Среди них следует выделить прежде всего отношения, связанные с получением денежных сумм, предоставляемых гражданину в качестве средства к существованию. По этой причине не подлежат возврату неосновательно выплаченная заработная плата и приравненные к ней платежи (пенсии, пособия, стипендии и др.) при условии, что их выплата не явилась результатом счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя (например, представления ложных сведении о стаже работы, наличии иждивенцев, наличии тех или иных льгот и др.). По той же причине и при тех же условиях не подлежат возврату суммы, незаконно выкаченные в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, не могут быть взысканы обратно суммы, выплаченные в большем, чем причитается получателю, размере или повторно по алиментным обязательствам и иные суммы, если для получившего они являются источником существования. Содержащийся в статье 1109 перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, должен считаться закрытым и расширительному толкованию не подлежит. Получение незаконного порождает обязанность возвратить полученное лишь при условии, что имущество получено за счет того, кто понес соответствующие потери в имуществе. Бывает, однако, что лицу передается хотя и незаконное, но либо его имущество, либо имущество, подлежащее передаче ему в будущем. Обязанности возвратить полученное в таких случаях не возникает, поскольку нет потерпевшего, т. е. лица, за счет которого имущество получено. На этом основании не подлежит возврату как неосновательно приобретенное имущество, переданное во исполнение обязательства либо до наступления срока его исполнения, если обязательством не предусмотрено иное, либо по истечении срока исковой давности. В обоих этих случаях вообще нет неосновательного приобретения. Передача имущества во исполнение обязательства до наступления срока его исполнения не приводит к получению незаконного, ибо, передавая имущество кредитору, должник, хотя и досрочно, выполняет свою, вытекающую из договора или из закона обязанность. Исполненное все равно подлежало бы передаче кредитору и потому он не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы он и не знал о досрочности исполнения: Это правило применяется во всех случаях досрочного исполнения обязательства, независимо от того, насколько принятие такого исполнения обязательно для кредитора (ст. 315 ГК), если иное не предусмотрено самим обязательством. Полученное кредитором при досрочном исполнении обязательства должником будет неосновательным обогащением, если обязательство отпало после того, как было исполнено одной стороной. Например, по договору подряда заказчик оплатил стоимость выполнения работ, но в процессе их выполнения предмет подряда случайно погиб, а риск случайной гибели предмета подряда лежал на подрядчике. При передаче имущества после истечения срока исковой давности также нет неосновательного приобретения на стороне кредитора. Наоборот, должник, не передавший имущество во исполнение обязательства, с истечением срока давности сам оказывается в положении неосновательно обогатившегося. Хотя закон, по общему правилу, и лишает такое обязательство исковой защиты, но не исключает его добровольного исполнения (ст. 206 ГК). Возвращая имущество кредитору, должник исполняет свою не только моральную, но и правовую обязанность. Юридически он ничего не теряет, поскольку передает не свое, а принадлежащее кредитору имущество. Обязательство исполняется не за его (должника) счет, а потому и нет оснований для возврата переданного имущества. В отношении правил, содержащихся в п.п. 1 и 2 , следует иметь ввиду, что переданное в этих случаях имущество может подлежать возврату, если обязательство будет признано в дальнейшем недействительным по основаниям, предусмотренным в § 2 гл.9 ГК. Закон (п. 4 ст. 1109 ГК) исключает также требования о возврате как неосновательно полученных денежных сумм и иного имущества (термин имущество, как и в ст. 1102 ГК, должен толковаться расширительно и включать также имущественные права), переданных во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. И в этом случае, по существу, нельзя говорить о неосновательности приобретения. Таким достаточным основанием является добровольная и намеренная (без принуждения и не по ошибке) передача денег или иного имущества, если предоставивший деньги (иное имущество) знал об отсутствии своей к тому обязанности либо, передавая деньги (иное имущество), делал это с благотворительной целью. Но эти обстоятельства должны быть доказаны приобретателем. Бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в п.3 ст. 1109 денежные суммы, должно также лежать на стороне, требующей возврата таких денежных сумм. Гражданин должен считаться в этих случаях добросовестным.

Иное дело временное

Другой момент связан с начальными словами ч. 2 ст. 92: « Президент Российской Федерации прекращает исполнение полномочий досрочно... ». В них явно проглядывает двусмысленность. Выходит, что во всех трех случаях ( отставка, болезнь, отрешение ) Президент сам прекращает свои полномочия. Очевидно, что безоговорочно это его решение лишь в случае его отставки. При прекращении исполнения полномочий по состоянию здоровья, о чем говорилось ранее, инициатива может исходить как от Президента, так и со стороны (с учетом состояния здоровья). А уж при отрешении от должности и инициатива постановки вопроса, и решение исходят со стороны.

Таким образом, это достаточно существенный фактор, при его различной трактовке возможны неожиданные повороты. Например, в ст. 167 Регламента Совета Федерации (СФ по Конституции назначает выборы нового Президента) сказано, что основанием для рассмотрения СФ вопроса о назначении выборов могут быть истечение срока пребывания Президента в должности, а также досрочное прекращение Президентом исполнения своих полномочий в соответствии с ч. 2 ст. 92 Конституции РФ. А не получится ли так, что СФ при любом варианте будет требовать какого-то письменного подтверждения от Президента?

В случае замещения Президента при его болезни, Председатель Правительства должен заниматься лишь текущими делами, решать самые неотложные вопросы, а все остальное, что требует принятия нормативных актов оставлять до выздоровления Президента. Неслучайно, передав В. С. Черномырдину исполнение президентских полномочий фактически на 23 часа, Президент РФ Б. Н. Ельцин в Указе от 6 ноября 1996 г. о прекращении временного исполнения обязанностей предписал Председателю Правительства (п. 2) “ в трехдневный срок доложить о решениях, принятых им в период временного исполнения обязанностей Президента Российской Федерации ”. Трудно себе представить, как развивалась бы ситуация в случае более длительного исполнения обязанностей и принятия нормативных актов и.о. Президента. Но ясно то, что Президент вправе принять далее принципиальное решение по каждому документу, появившемуся в данный период.

При прекращении полномочий Президента до избрания нового Председателю Правительства решает только неотложные текущие вопросы, не занимаясь нормотворчеством (3 месяц), но за это время могут возникнуть обстоятельства, требующие от Председателя Правительства различных, в том числе и радикальных, действий в рамках полномочий Президента. Однако при нормальном развитии событий он вполне может воздержаться от каких-либо шагов, которые вынудят избранного позже Президента начинать с переоценки действий лица, бывшего исполняющим обязанности Президента.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог рассмотрению вопроса о правовом статусе Президента Российской Федерации следует отметить, что, несмотря на закрепленный в Конституции Российской Федерации принцип разделения властей (на законодательную, исполнительную и судебную), фигура Президента РФ остается за рамками какой-либо из названных ветвей государственной власти Существует мнение, что данное обстоятельство обусловлено сложной обстановкой перехода к рыночной экономике, острой социальной напряженностью. Именно поэтому в Российской Федерации в качестве формы правления установлена президентская республика, но обладающая по сравнению с традиционными президентскими республиками рядом особенностей.

Во-первых, наряду с признаками президентской республики (так, в частности, контроль Президента за деятельностью Правительства) данная форма имеет (правда, незначительные) элементы парламентарной республики, состоящие в том, что Государственная Дума может выразить недоверие правительству (хотя решать его судьбу и в этом случае будет Президент).

Во-вторых, налицо дисбаланс между законодательной и президентской властью, существенный перевес последней, что в какой-то мере нарушает необходимое равновесие и устойчивость государственной власти в целом.

Наконец, в третьих, уникальность России как федерации не может не быть отраженной в механизме государственной власти, особенно с учетом того, что в ряде ее республик также существует институт президентства[2] .

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

1. Конституция Российской Федерации // Российская газета, №237, 25.12.1993;

2. Комментарии к Конституции Российской Федерации. М.: Юридическая литература. М.: Изд-во “ЭКМОС”.2003;

3. Указ Президента РФ от 01.09.2000 №1602 (ред. от 28.06.2005) «О государственном совете российской федерации» (в ред. Указа Президента РФ от 28.06.2005 №736) // Собрание законодательства РФ, 04.09.2000, №36, ст. 3633;

4. Указ Президента РФ от 24.11.2003 №1384 «О совете при президенте российской федерации по борьбе с коррупцией» // Российская газета, №240, 26.11.2003,

5. Указ Президента РФ «О временном исполнении обязанностей Президента РФ» // Российская газета, 1996, 19 сентября;

6. Указ Президента РФ «О возложении на Председателя Правительства РФ временного исполнения обязанностей Президента РФ» // Российская газета, 1996, 5 ноября;

7. Указ Президента РФ «О прекращении временного исполнении Председателем Правительства РФ Обязанностей Президента РФ»// Российская газета, 1996, 6 ноября;

8. Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.1998 №134-О //

9. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.11.1999 №15-П «По делу о толковании статей 84 (пункт «б»), 99 (части 1, 2 и 4) и 109 (часть 1) конституции российской федерации» // Российская газета, №229, 18.11.1999;

10. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.07.2000 №12-П «По делу о толковании положений статей 91 и 92 (часть 2) конституции российской федерации о досрочном прекращении полномочий президента российской федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия» // Собрание законодательства РФ, 17.07.2000, N 29, ст. 3118;

11. Постановление Конституционного Суда РФ от 06.07.1999 N 10-П «По делу о толковании положений статьи 92 (части 2 и 3) конституции российской федерации» // Собрание законодательства РФ, 19.07.1999, №29, ст. 3773;

12. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.07.2000 N 12-П "По делу о толковании положений статей 91 и 92 (часть 2) конституции российской федерации о досрочном прекращении полномочий президента российской федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия" // Собрание законодательства РФ, 17.07.2000, №29, ст. 3118;

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 04.04.2002 №8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов российской федерации» в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) республики Саха (Якутия) и Совета республики Государственного совета - Хасэ республики Адыгея" // Собрание законодательства РФ, 15.04.2002, №15, ст. 1497;

14. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.06.2005 №9-П «По делу о проверке конституционности указа президента российской федерации от 27 сентября 2000 года №1709 «О мерах по совершенствованию управления государственным пенсионным обеспечением в российской федерации» в связи с запросом группы депутатов государственной думы» // Собрание законодательства РФ, 02.07.2005, №27, ст. 2804;

15. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.04.1996 N 11-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. №1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в российской федерации» и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа российской федерации, утвержденного названным указом» // Собрание законодательства РФ, 06.05.1996, №19, ст. 2320;

16. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации / Учебник для юридических факультетов вузов и факультетов. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, М, 1998.

17. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) (под ред. Л.А. Окунькова) (Издательство БЕК, 1996) // СПС Консультант – плюс. Высшая школа. Весна 2005.

18. Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. Проф. В.М. Корельского и проф. В.Д. Перевалова. – 2-е изд., изм. И доп. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА * М), 2006. - 616 с.

19. Брокгауз Ф.А, Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Современная версия. – М.: Издательство Эксмо 2002. - с.463

20. Кузнецов Е.Л. Из истории создания института Президентства СССР // Государство и право. - 1996. - № 5. - С. 96-103.

21. Лазарев Б.М. Об изменениях в правовом статусе Президента СССР // Советское государство и право. - 1991. - № 8. - С. 34-36.

22. Окуньков Л. А. Вето Президента РФ // Журнал российского права. - 1998 г. - №2

23. Радченко В. И. Президент в конституционном строе РФ. - С.: Просвет. - 1997.


[1] Российская газета, 25 декабря 1993 года.

[2] Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. Проф. В.М. Корельского и проф. В.Д. Перевалова. – 2-е изд., изм. и доп. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА * М), 2000. - С.217