регистрация / вход

Правовые системы мира 3

ВВЕДЕНИЕ Целью данной работы и является исследование правовых систем (семей), а предметом исследования - анализ и сравнение правовых систем (семей) современности. Методом, используемым в работе, является сравнительный анализ правовых систем современности. Почему эта проблема актуальна? Потому что в быстро развивающемся мире, где происходит резкая перемена в политической, экономической и социальных сферах, когда одни страны, еще вчера принадлежавшие к одной правовой системе, сегодня уже относятся к другой, важно знать основные общие и отличительные черты правовых систем (семей).

ВВЕДЕНИЕ

Целью данной работы и является исследование правовых систем (семей), а предметом исследования - анализ и сравнение правовых систем (семей) современности. Методом, используемым в работе, является сравнительный анализ правовых систем современности. Почему эта проблема актуальна? Потому что в быстро развивающемся мире, где происходит резкая перемена в политической, экономической и социальных сферах, когда одни страны, еще вчера принадлежавшие к одной правовой системе, сегодня уже относятся к другой, важно знать основные общие и отличительные черты правовых систем (семей).

Многие ученые в своих трудах уделяют большое внимание этому вопросу, среди них наиболее яркими представителями являются: Давид Рене, Лазарев В.В., Нерсесянц В.С., Саидов А.Х., Алексеев С.С. и некоторые другие.

Одно из важных мест в моей работе занимает классификация (типология) правовых систем. Такое положение не случайно. На мой взгляд, проблема классификации (типологии) правовых систем выдвинулась на первый план и стала, пожалуй, основным вопросом правоведения. По моему мнению, классификацию правовых систем более целесообразно проводить на основе сочетания, органического единства нескольких системных признаков, то есть в основу классификации (типологии) правовых систем должно быть положено значительное число критериев, а не один. Такой подход вполне оправдан. Он позволяет более широко рассматривать особенности компонентов правовых систем.

Несмотря на разногласия по отдельным вопросам, большинство ученых сходятся на одной классификации, в которой выделяют следующие правовые системы (семьи): англосаксонская, романо-германская, мусульманская, социалистическая и система обычного права. Анализу каждой из них посвящена отдельная глава данной работы.

I. ПРАВОВАЯ СИСТЕМА

1.1. Понятие правовой системы

Система как философское понятие - это некое целостное явление, состоящее из частей (элементов), взаимосвязанных и взаимодействующих между собой. Как целое невозможно без его составляющих, так и отдельные составляющие не могут выполнять самостоятельные функции вне системы.

Система права формируется и функционирует на основе общих объективных закономерностей. Это сложное и развивающееся социальное явление, которое отражает и закрепляет в нормативной форме закономерности общественной жизни.

Правовая система — это совокупность взаимосвязанных, согласованных и взаимодействующих правовых средств, регулирующих общественные отношения, а также элементов, характеризующих уровень правового развития той или иной страны[1] . Правовая система-это вся "правовая действительность" данного государства. В этом широком понятии выделяются активные элементы, тесно связанные между собой. Это:

- собственно право как система обязательных норм, выраженных в законе, иных, признаваемых государством источниках;

- правовая идеология - активная сторона правосознания;

- судебная (юридическая) практика.

Понятие "правовая система" имеет существенное значение для характеристики права той или иной конкретной страны. Обычно в этом случае говорится о "национальной правовой системе", например, Великобритании, Германии, и т.д.

1.2 Классификация правовых систем.

Каждое государство прошлого и настоящего имело и имеет свое право, а соответственно, и национальную правовую систему. Бывает и так, что в одном и том же государстве действуют несколько конкурирующих правовых систем. Существует также международное право, призванное регулировать во всемирном или региональном масштабе межгосударственные отношения.

Каждая национальная правовая система интегрирует свою правовую действительность конкретного государства: доктрину, структуру, источники, ведущие институты и отрасли, традиции, правосознание, правопорядок, правовую культуру и т.д. Категория «правовая семья» служит для обозначения группы правовых систем, имеющих сходные юридические признаки, позволяющие говорить об относительном единстве этих систем. Это сходство является результатом их конкретно – исторического и логического развития, а также интеграции основных правовых систем современности.[2]

Аспекты изучения правовых и политических систем выступают предметом сравнительного правоведения. Результатом применения сравнительного метода является группировка (классификация) правовых и политических систем мира по различным признакам. Классификация означает распределение тех или иных национальных систем права по классам (типам) в зависимости от тех или иных критериев. В этом смысле классификация правовых и политических систем (типология) — важный способ научного познания, позволяющий под дополнительным углом зрения раскрыть как внутренние (структурные) взаимосвязи права, так и его отношения с более широким общественно-социальным и политическим контекстом, что открывает новые возможности в изучении юридических явлений.

По вопросу типологии правовых и политических систем существуют различные подходы. За основу классификации могут приниматься различные критерии — идеологические, юридические, этические, экономические, религиозные, географические и т. д. Вполне естественно, что при этом могут формироваться различные новые типологические группы правовых систем. При этом критерии и типологии могут сочетаться в определенных комбинациях.

В настоящее время, как правило, используются критерии классификации правовых систем, опирающиеся, главным образом, на этногеографические, технико-юридические и религиозно-этические признаки права.

В современном мире обычно различают следующие правовые и политические системы:

1) национальные правовые системы;

2) правовые семьи;

3) группы правовых систем.

Национальная правовая система — это конкретно-историческая совокупность права (законодательства), юридической практики и господствующей правовой идеологии отдельной страны (государства). Национальная правовая система — элемент того или иного конкретного общества и отражает его социально-экономические, политические, культурные особенности. По отношению к группам правовых систем и правовым семьям национальные правовые системы выступают в качестве явления особенного, единичного. Следует отметить, что в настоящее время в современном мире насчитывается около двухсот национальных правовых систем.[3]

По мнению Н. И. Матузова, правовую систему общества образуют:

1) право как совокупность создаваемых и охраняемых государством норм;

2) законодательство как форма выражения этих норм (нормативные акты);

3) правовые учреждения, осуществляющие правовую политику государства;

4) судебная и иная юридическая практика;

5) механизм правового регулирования;

6) правореализационный процесс (включая акты применения и толкования);

7) права, свободы и обязанности граждан (право в субъективном смысле);

8) правоотношения;

9) законность и правопорядок;

10) правовая идеология;

11) субъекты права;

12) систематизирующие связи, обеспечивающие единство, целостность и стабильность системы;

13) иные правовые явления, образующие «инфраструктуру» правовой системы (юридическая ответственность, правосубъектность, правовой статус и т. д.).[4]

Ю. А. Тихомиров считает, что понятие правовой системы охватывает законодательство и иные источники права цели и принципы регулирования, системообразующие связи[5] .

Следует подчеркнуть, что ни одна из классификаций правовых семей не является исчерпывающей для правовых систем мира, и поэтому в литературе можно встретить самые различные типологические подразделения семей национального права. В приведенной классификации своеобразие правовой семьи определяется характером ее источников: юридических, духовных (религия, этика и т. д.) и культурно-исторических. Самой популярной оказалась классификация правовых семей, данная известным французским ученым Рене Давидом. Она основана на сочетании двух критериев: идеологии, включающей религию, философию, экономические и социальные структуры, и юридической техники, включающей в качестве основной составляющей источники права. Р. Давид выдвинул идею трихотомии – выделение трех первых семей (или систем): романо-германской, англосаксонской и социалистической. К ним примыкает остальной юридический мир, охватывающий четыре пятых планеты, который получил название «религиозные и традиционные системы».

II . АНГЛОСАКСОНСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА.

Англосаксонская правовая система представлена следующими странами: Англия, США, Новая Зеландия, Канада, Австралия, Индия, бывшие колонии Британской империи.

В Англии периода нормандского завоевания существовало разрозненное, не связанное между собой локальное нормотворчество, основанное большей частью на местных обычаях. Начиная с X в., королевские судьи начинают формирование единого для всей страны прецедентного права. Вырабатываемые решения принимаются за основу всеми иными судьями. В отсутствие прецедента судья самостоятельно формулирует решение по делу. Таким образом, судья осуществляет нормотворческие функции. Постепенно складывается единая система судебных прецедентов - так называемое общее право. Общее право - это судебное право, вырабатываемое судьями в процессе рассмотрения конкретных правовых споров - казусов.

Одновременно существует и статутное право - система нормативно-правовых актов, и прецедентное. Но главный источник англосаксонского права - судебный прецедент. Судья здесь - субъект правотворчества. Известны аксиомы англосаксонского права: «право только там, где есть судебная защита», «закон - это то, что о нем говорят судьи», «если нет прецедента - право молчит». Сила прецедента определяется местом суда в иерархии судебной власти. Низшие суды прецедентов не создают. При этом каждый судья формально связан решениями вышестоящих и аналогичных судов.[6]

Для англосаксонской системы права характерен не нормативный, а казуальный тип юридического сознания: факт здесь сравнивается не с нормативной моделью, а с другим аналогичным казусом, судебной и правоприменительной практикой. Поэтому такой тип права часто называют казуальным. Нормы права в англосаксонских правовых системах носят весьма детальный, казуистичный характер, поскольку формулируются в виде прецедентов при решении конкретных казусов - дел. Огромное значение придается формализованным процедурам, процессуальным нормам, средствам юридической защиты.

Отсутствует деление права на частное и публичное. Как правило, нет и отраслевого деления норм. В англосаксонской модели формальный приоритет принадлежит законодательству, но фактически все зависит от усмотрения судьи, от того, как он истолкует и применит норму закона. Именно на судебное решение, а не на первоначальную норму закона ориентируются участники правоотношений. Поэтому судебное решение имеет фактический приоритет перед законодательством. В США суды осуществляют конституционный контроль за соответствием законодательных актов Конституции страны, устанавливая прецедентные нормы и вырабатывая общеправовые принципы.

К достоинствам англосаксонской правовой семьи относится гибкость, оперативность, связь с повседневной жизнью, быстрое приспособление права к изменяющейся обстановке. К недостаткам - несистематизированность системы права, его казуистичность, недостаточная определенность.[7]

III . РОМАНО-ГЕРМАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА.

Романо-германская правовая семья, или семья континентального права (Франция, ФРГ, Италия, Испания и другие страны), имеет длительную юридическую историю. Она сложилась в Европе в результате усилий ученых европейских университетов, которые выработали и развили, начиная с XII в. на базе кодификации императора Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира.

Романо-германская правовая семья является результатом рецепции римского права, и в первой доктринальной стадии была исключительно продуктом культуры, имела независимый от политики характер. На следующей стадии эта семья стала подчиняться общим закономерным связям права с экономикой и политикой, прежде всего с отношениями собственности, обмена, перехода от внеэкономического к экономическому принуждению и т.п. Здесь на первый план выдвинуты нормы и принципы права, которые рассматриваются как правила поведения, отвечающие требованиям морали, и прежде всего справедливости. Юридическая наука видит основную свою задачу в том, чтобы определить, какими должны быть эти нормы. Начиная с XIX в. основным источником (формой) права в странах, где господствует эта семья, является закон. Закон образует как бы скелет правопорядка, охватывает все его аспекты, а жизнь этому скелету в значительной степени придают иные факторы. закон не рассматривается узко и текстуально, а зачастую зависит от расширительных методов его толкования, в которых проявляется творческая роль доктрины и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают, что законодательный порядок может иметь пробелы, но что пробелы эти практически незначительны.

Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила, выражающаяся как в соответствии конституции законов и подзаконных актов, так и в установлении большинством госу­дарств судебного контроля над конституционностью обычных законов. Конституции разграничивают компетенцию различных государственных органов в сфере правотворчества и в соответствии с этой компетенцией проводят дифференциацию различных источников права.

В романо-германской юридической доктрине и в законодательной практике различают три разновидности обычного закона: кодексы, специальные законы (текущее законодательство) и сводные тексты норм. Система текущего законодательства также весьма разнообразна. Законы регулируют отдельные сферы общественных отношений, например акционерные законы. Число их в каждой стране велико. Особое место занимают сводные тексты налогового законодательства. Среди источников романо-германской правовой семьи значительна (и все более возрастает) роль подзаконных нормативных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и др.

В романо-германской семье достаточно широко используются некоторые общие принципы, которые юристы могут найти в самом законе, а в случае необходимости — и вне закона. Эти принципы показывают подчинение права велению справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху и в определенный момент. Принципы раскрывают характер не только законодательства, но и права юристов. Сам законодатель своим авторитетом закрепляет некоторые новые формулы. Для юридической концепции этой системы характерна гибкость, выражающаяся в том, что юристы не склонны соглашаться с таким решением того или иного вопроса, которое в социальном плане кажется им несправедливым. Действуя на основе принципов права, они действуют как бы на основе делегированных им полномочий. Осуществляя поиск права сообща, каждый в своей сфере и с использованием своих методов, юристы этой правовой системы стремятся к общему идеалу — достичь по каждому вопросу решения, отвечающего общему чувству справедливости на основе сочетания различных интересов, как частных, так и всего общества. Итак, среди важных источников права надо видеть общие принципы, содержащиеся в законодательстве и вытекающие из него.

В наши дни, как и в прошлом, в романо-германской правовой семье доктрина составляет весьма жизненный источник права. Она влияет как на законодателя, так и на правоприменителя. Законодатель часто выражает лишь те тенденции, которые установлены в доктрине, и воспринимает подготовленные ею предложения. Доктрина, утверждающая тождество права и закона, в прошлом сыграла особенно отрицательную роль, так как в период немецкой оккупации, в частности во Франции, способствовала тенденциозной интерпретации антидемократических законов и обосновывала необходимость их исполнения. Во Франции она снова активизировалась после того, как Конституция 1958 г. разграничила сферы действия закона и регламента. Регламенты отныне не подлежали контролю с точки зрения их соответствия закону. Однако Государственный совет взял на себя функцию проверки их законности и аннулировал регламенты, когда они противоречили “общим принципам права”, закрепленным в преамбуле французской Конституции. Антипозитивистская тенденция характерна и для ФРГ как реакция на то, что в годы национал-социализма способствовала его политическим и расовым установкам, ибо видела в праве лишь то, что полезно государству. Складывается мнение, что признание важной роли законодателя не должно вести к тому, чтобы закрывать глаза на реальные отношения между ним и доктриной и утверждать диктатуру закона.

Доктрина широко используется и в правоприменительной деятельности, в частности при толковании закона. Сегодня все более и более, например во Франции, правоприменитель стремится к признанию независимого характера процесса толкова­ния, к отрицанию того, что толкование заключается исключительно в отыскании грамматического и логического смысла тер­минов закона или намерений законодателя. Он настаивает на необходимости учета реальных отношений между ним и доктриной. Издаваемые во Франции, Германии и других государствах комментарии приобретают все более доктринальный и критический вид, а учебники обращаются к судебной практике и вообще к юридической практике. Французский и немецкий стили явно сближаются.

С развитием международных связей большое значение для национальных правовых систем приобрело международное право. Конституция ФРГ 1949 г. прямо предусматривает, что общие принципы международного права имеют приоритет перед национальными законами. Подобная норма в несколько иной редакции появилась и в Конституции Российской Федерации.

Своеобразно положение обычая в системе источников права романо-германской семьи. Он может действовать не только в дополнение к закону, но и помимо закона. Роль обычая вопреки законам очень ограниченна, даже если таковая в принципе не отрицается доктриной. В целом, за редким исключением, обычай потерял здесь характер самостоятельного источника права. Весьма противоречива доктрина по вопросу о судебной практике как источнике права романо-германской семьи. Однако анализ реальной действительности позволяет сделать вывод о возможности отнесения судебной практики к числу вспомогательных источников права. Об этом свидетельствует все возрастающее количество публикуемых сборников и справочников судебной практики, а также значение прежде всего кассационного прецедента. Кассационный суд является высшей судебной инстанцией. Поэтому судебное решение, основанное, например, на аналогии или общих принципах, оставленное в силе Кассационным судом, может восприниматься другими судами при решении подобных дел как фактический прецедент.

Одной из наиболее явных особенностей романо-германской правовой семьи является становление и развитие романо-германского права на основе права римского. Следующая особенность состоит в сильном тяготении права романо-германской семьи к концептуальности и доктринальности. Что касается системы источников права, то особую значимость имеет закон. Романо-германское право четко делится на частное и публичное, оно имеет ярко выраженный кодифицированный характер. В системе романо-германского права четко проведены различия между гражданским и коммерческим правом, наряду с гражданскими кодексами есть и торговые.[8]

IV. МУСУЛЬМАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА.

Как система норм, выражающих в религиозной форме волю феодально-религиозной знати, санкционируемых и поддерживаемых теократическим мусульманским государством, мусульманское право в своей основе сложилось в эпоху становления феодального общества в Арабском халифате в VII-X вв. и базируется на исламе.

В соответствии с догмами ислама, действующее право пришло от Аллаха, который открыл его человеку через своего пророка Мухаммеда. Мусульманская правовая система берет свое начало в Коране и считается плодом божественных установлений, а не продуктом человеческого разума и социальных условий. Право Аллаха дано человечеству раз и навсегда, поэтому общество должно руководствоваться этим правом, а не создавать свое под влиянием тех или иных условий и обстоятельств. Правда, мусульманская правовая доктрина признает, что божественное откровение нуждается в разъяснении и толковании, на что ушли века кропотливой работы мусульманских юристов. Но эти усилия были направлены не на создание права, а лишь на то, чтобы приспособить ниспосланное Аллахом право к практическому использованию.

Закон в современном западном понимании как акт, изданный компетентной властью, не существует в мусульманском праве. Теоретически только Аллах имеет законодательную власть, а земные правители не обладают полномочиями создавать право, законодательствовать. В действительности единственным реальным источником мусульманского права служат труды древних ученых-юристов.

Мусульманское право — это единая исламская система социально-нормативного регулирования, которая включает как собственно юридические нормы, так и религиозные и нравственные постулаты, а также обычай.

В настоящее время мусульманское право в том или ином объеме действует во многих странах от западной оконечности Африки до тихоокеанских островов. По разным подсчетам, в мире проживает от 750 до 900 млн. человек, исповедующих ислам. Они составляют большинство или значительную часть населения более чем пятидесяти государств.

Коран — собрание изречений Мухаммеда, составленное через несколько лет после его смерти, первый источник мусульманского права. Он состоит главным образом из положений нравственного характера, носящих слишком общий характер, чтобы иметь точность, конкретность и определенность юридических норм. Коран учит мусульманина, например, выказывать сострадание слабым и неимущим, честно заниматься предпринимательством, не предлагать взятки судьям, уклоняться от ростовщичества и азартных игр. Однако в Коране не указывается, каковы правовые санкции за нарушение этих заветов. Содержащиеся в нем правила касаются в основном молитвенных ритуалов, поста и паломничества. Даже в тех случаях, когда Коран затрагивает проблемы права в собственном смысле, относящиеся, например, к семейным отношениям, он не предлагает единой системы общих правил, а лишь дает решение нескольких вопросов, которыми Мухаммед занимался, будучи судьей.

Вторым по значимости источником права является Сунна — собрание преданий о пророке Мухаммеде, о его бытии и поведении, своего рода итог толкования Корана в первые десятилетия после смерти пророка, отразивший политическую и религиозную борьбу вокруг его наследства.

Третьим источником мусульманского права служит так называемая “иджма” — согласованное заключение древних правоведов, знатоков ислама, об обязанностях правоверного, получившее значение юридической истины, извлеченной из Корана или Сунны.

Считается также источником мусульманского права аналогия (кияс ) — правила применения к новым сходным случаям предписаний, установленных Кораном, Сунной или иджмой, причем иджма имеет куда более важное значение по сравнению с другими источниками.

Все указанные источники явились результатом деятельности многочисленных суннитских и шиитских правовых школ, оказавших огромное влияние на эволюцию мусульманского права.

Вся система норм мусульманского права, основанная на Коране, обычно называется шариатом .

Появление иджмы и кияса обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, Коран не был полным сводом юридических норм, а Сунна, наоборот, представляла собой множество казуистических положений, которые зачастую противоречили друг другу и в которых простые мусульмане и судьи практически не могли самостоятельно разобраться. Во-вторых, в Коране и Сунне не нашли отражения новые отношения, в закреплении которых были заинтересованы господствующие слои общества.[9]

Мусульманское право представляет собой яркий пример “права юристов”. Оно было создано учеными-богословами. Юридическая наука, а не государство играет роль законодателя, мнение специалиста имеет нормативно-обязательное значение. При рассмотрении дела судья никогда не обращается к Корану или Сунне. Вместо этого он ссылается на правоведа, авторитет которого общепризнан.

Мусульманское судопроизводство довольно простое. Единоличный судья рассматривает дела всех категорий. Иерархия судов обычно не существует. Сегодня в некоторых странах мусульманские суды ликвидированы и заменены судами обычного судопроизводства (Турция, Египет, Тунис, Пакистан, Алжир, Марокко, Гвинея). Однако во многих арабских государствах мусульманские суды продолжают играть немалую роль в механизме регулирования общественной жизни. Как правило, к судьям предъявляются высокие квалификационные требования с точки зрения их религиозно-правовой подготовки.

Мусульманское право, несмотря на существенное влияние со стороны европейских правовых систем, все же остается самостоятельной правовой семьей, оказывающей серьезное воздействие на миллионные массы людей во всех уголках земного шара.

V. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА.

На социалистические правовые системы Европы, Азии и Латинской Америки, составлявшие «социалистический лагерь», существенное влияние оказала первая социалистическая правовая система - советская. Национальные правовые системы зарубежных социалистических стран являлись и являются (например, Китай, Куба) разновидностями советского права. Следовательно, на примере права СССР можно рассмотреть основные черты, присущие социалистическому праву. Социалистическое право сохранило понятийный аппарат романо-германской правовой семьи и внешне ее структуру, такую же концепцию правовой нормы. Но есть и важные отличия: семейное право отделено от гражданского, исчезло торговое право, появилось колхозное и жилищное право. Конституционное право коренным образом отличается от конституционного права западных стран. Это выражается в том, что ведущая роль отведена коммунистической партии, а власть находится в руках советов всех уровней.

Основным источником социалистического права являлось на первых порах революционное творчество исполнителей, а позднее нормативно-правовые акты, якобы выражающие волю трудящихся, подавляющегося большинства населения, а затем всего народа, руководимого коммунистической партией, а на самом деле – интересы партийной номенклатуры. Социалистическое право рассматривалось как реализация марксизма-ленинизма. В своих работах советские авторы всегда ссылались на К. Маркса и Ф. Энгельса, труды и речи советских руководителей, программу и решения коммунистической партии. Теоретически партийно-административные решения не образуют право, но в СССР закон подменялся именно ими.

Оригинальность советского права выражается также и в том, что здесь нет деления на публичное и частное право. Воодушевленный марксистской доктриной, В. И. Ленин писал: «Мы ничего частного не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное». Так как в СССР право являлось аспектом политики, то очень большое число законов и норм имело императивный характер, обеспечивалось партийной властью и принудительной силой правоохранительных (карательных) органов. В теории исключалась возможность для судебной практики выступать в роли созидателя норм права. Ей отводилась лишь роль строгого толкователя права.

Система советского права по внешнему виду сходна с романо-германским правом, однако есть и важные отличия. Социалистическое право рассматривалось как реализация марксизма-ленинизма. Социалистическая правовая семья, отличалась господством публичного права над частным. Закон в странах соцлагеря заменялся партийно-административным решением, судебный прецедент не являлся источникомправа.[10]

VI. СИСТЕМА ОБЫЧНОГО ПРАВА.

Под системой обычного (традиционного) права понимается существующая в странах экваториальной, южной Африки и в Мадагаскаре форма регламентации общественных отношений, основанная на государственном признании сложившихся естественным путем и вошедших в привычку населения социальных норм (обычаев). Обычай является наиболее древним источником права, известным всем правовым системам, однако если в странах романо-германского и англосаксонского права он выполняет лишь второстепенную роль, то в Африке он был и продолжает оставаться важным регулятором общественных отношений, особенно за пределами городов. Многочисленные народности Африки имеют свои обычаи, призванные обеспечить единство, сплоченность социальной группы (трибы, рода, деревни), уважение памяти предков, связь с окружающей природой, духами, другими сверхъестественными силами. Мифический характер обычаев, их плюрализм (множественность), неформализованность и разрозненность не позволяют эффективно использовать их для создания национальных правовых систем по типу европейских.

Период колонизации Африки создал предпосылки для заимствования современного законодательства, судебной системы, но принципиально не изменил образ правового сознания большинства сельского населения, которое продолжает ориентироваться на прежнюю систему ценностей. В настоящее время лидеры независимых африканских государств осуществляют систематизацию действующих обычаев, включают их в отраслевые кодексы, иные нормативные акты, но при этом нередко игнорируют обычаи других проживающих в данных странах народностей, социальных групп.

Такие же трудности возникают при создании судебных органов власти и формировании судебного процесса. Суд, призванный (с точки зрения европейской правовой традиции) решать споры между равными и независимыми участниками, оказывается чужеродным для трибы, клана, где каждый житель является частью единой социальной группы, связан с другими ее представителями и где внутренние конфликты решаются не путем признания права того или другого лица, а путем их примирения. Таким образом, современное состояние правового развития Африки можно охарактеризовать как сложный переходный период определения путей и способов взаимодействия двух правовых культур: законодательно-прецедентной европейской и обычно-правовой африканской.[11]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, делая выводы по своей работе, я хочу сказать, что каждая правовая система обладает определенной спецификой, присущей только ей и отличающей ее от других правовых систем.

Анализируя и исследуя рассмотренные в моей работе правовые системы (семьи) современности, я выделил в каждой из них признаки, которые выделяют и характеризуют данную правовую семью, придают ей определенную индивидуальность.

Итак, на мой взгляд, романо-германскую правовую систему характеризуют такие признаки, как единая иерархически построенная система источников писаного права, доминирующее место в которой занимают нормативные акты (законодательство); главная роль в формировании права отводится законодателю, который создает общие юридические правила поведения, правоприменитель же (судья, административные органы и т.п.) призван лишь точно реализовывать эти общие нормы в конкретных правоприменительных актах; писаные конституции, обладающие высшей юридической силой; высокий уровень нормативных обобщений достигается путем кодификации нормативных актов; весомое положение занимают подзаконные нормативные акты (регламенты, циркуляры, инструкции и т. д.); деление системы права на публичное и частное, а также на отрасли; правовой обычай и юридический прецедент выступают в качестве вспомогательных, дополнительных источников; на первом месте находятся не обязанности, а права человека и гражданина; особое значение имеет юридическая доктрина, разработавшая и разрабатывающая в университетах основные принципы построения данной правовой семьи.

Система англо-американского права обладает следующими признаками: основным источником права выступает судебный прецедент; ведущая роль в формировании права отводится суду, который в этой связи занимает особое положение в системе государственных органов; на первом месте не обязанности, а права человека и гражданина, защищаемые прежде всего в судебном порядке; главенствующее значение имеет в первую очередь процессуальное право, которое во многом определяет право материальное; Почти нет кодифицированных отраслей права; отсутствует классическое деление права на публичное и частное; широкое развитие статутного права, а юридические обычаи выступают в качестве вспомогательных, дополнительных источников; юридические доктрины, как правило, носят сугубо прагматический, прикладной характер.

Для социалистической правовой системы характерны такие признаки, как: господство социалистической и в первую очередь государственной собственности. Законодательно признавалась роль коммунистической партии во всех сферах жизни. Законы лицемерно провозглашали полновластие народа, свободу деятельности общественных объединений, широкие права и свободы граждан, однако на практике отсутствовали действенные механизмы, материальные и юридические гарантии их реального осуществления. Господствовало узконормативное понимание права, частное право уступало господствующее место праву публичному. Для советской правовой системы оставались чуждыми идея господства права и мысль о том, что надо изыскивать право, соответствующее чувству справедливости, основанному на примирении, согласовании интересов частных лиц и общества; право носило императивный характер, было теснейшим образом связано с государственной политикой, являлось ее аспектом, обеспечивалось партийной властью и принудительной силой правоохранительных органов. В теории исключалась возможность для судебной практики выступать в роли создателя норм права, ей отводилась лишь роль строгого толкователя права. Несмотря на конституционный принцип независимости судей и подчинения их только закону, суд оставался инструментом в руках правящего класса, обеспечивал его господство и охранял, прежде всего его интересы.

Системе мусульманского права присущи следующие признаки: главный творец права – Бог, а не общество, поэтому юридические предписания даны раз и навсегда, в них нужно верить и соответственно соблюдать. Источником права являются религиозно-традиционные нормы и ценности, содержащиеся в частности в Коране, Сунне, Иджме и распространяющиеся на мусульман, либо в Шастрах, Ведах, законах Ману и т.д., и действующих в отношении индусов. Весьма тесное переплетение юридических положений с религиозными, философскими и моральными постулатами, а также с местными обычаями, которые образуют в своей совокупности единые правила поведения. Особое место в системе источников прав занимают труды ученых-юристов, конкретизирующие и толкующие первоисточники, лежащие в их основе конкретные решения; отсутствует деление права на частное и публичное; нормативно- правовые акты имеют вторичное значение; судебная практика в собственном смысле слова не является источником права; во многом основана на идее обязанностей, а не прав человека (как это имеет место в романо-германской правовой семье).

Итак, подводя итог вышесказанному, я хочу сказать, что знание правовой системы позволяет решать важные учебно-познавательные и практически-юрисдикционные задачи. Перед нами не случайное соединение разнородных и не связанных друг с другом элементов, а сложное, динамическое, многоуровневое государственно-правовое образование. Естественно, что и функционирование такой системы сложнейший процесс. Поэтому современная теория права должна подняться на такой уровень обобщения, который позволил бы более глубоко и всесторонне анализировать и оценивать возникшую правовую реальность как целостный феномен, как систему. Только общее видение институтов объективного и субъективного права, структуры законодательства, правовой идеологии и психологии, менталитета общества, юридической практики формирует квалификацию юриста, его способность и возможность работать в рамках правовой культуры конкретной страны.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 2000;

2. Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1999;

3. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1998;

4. Тихомиров Ю. А. Правовая система развитого социализма — Сов. гос. и право, 1981;

5. Диаконов В.В. Учебное пособие по теории государства и права, 2004;

6. Пиголкин А.С. Общая теория права, М., 1994;

7.Хропанюк В.Н. Теория государства и права, М., 1993;

8. Манов Г.Н. Теория права и государства, М., 1995;

9. Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран, М., 1993;

10. Маклаков В.В. Современные зарубежные конституции: Учебное пособие, М., 1992.


[1] Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 2000

[2] Р. Давид Основные правовые системы современности. М. 2000

[3] Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 1. М., 1999

[4] Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1998

[5] Тихомиров Ю. А. Правовая система развитого социализма — Сов. гос. и право, 1981

[6] Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1998

[7] В.В. Диаконов Учебное пособие по теории государства и права, 2004

[8] В.В. Диаконов Учебное пособие по теории государства и права, 2004

[9] А.С. Пиголкин Общая теория права, М., 1994

[10] Р. Давид Основные правовые системы современности. М. 1998

[11] С.С. Алексеев Теория государства и права М. 1994

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему