Признание арбитражных решений

Аннотация В курсовой работе отражены актуальные вопросы международного частного права в частности выбранной темы признания арбитражных решении были поставлены задачи в нахождении проблемных вопросов связанных с рассмотрением природы признания арбитражных, признания и приведения в исполнение арбитражных решений вытекающих из международных договоров, какими способами и как осуществляются.

Аннотация

В курсовой работе отражены актуальные вопросы международного частного права в частности выбранной темы признания арбитражных решении были поставлены задачи в нахождении проблемных вопросов связанных с рассмотрением природы признания арбитражных, признания и приведения в исполнение арбитражных решений вытекающих из международных договоров, какими способами и как осуществляются. В третей главе рассматривается вопрос о выдачи исполнительного листа на арбитраж и порядок выдачи на исполнение. В заключении мы подведем итоги проделанной работы.

Содержание

Введение

1. Природа признания арбитражных решении

1.1 Факторы влияющие на признание арбитражных решений

1.2 Критерии, применяемые для признания арбитража (третейского суда) международным

1.3 Признание категорий дел арбитражных решений МКАС

1.4 Обобщение нормативного регулирования и ошибок из судебной практики в признании арбитражных решений

2. Признание и порядок исполнения международных арбитражных решений

2.1 Источники правового факта как признание и принудительное исполнение арбитражных решений и способы разрешения

2.2 Основания отмены признания и порядка исполнения арбитражного решения

2.3 Признание и исполнении иностранных арбитражных решений без заключения арбитражного заключения

3. Исполнительные листы, выдаваемые на основании международных арбитражных решений

3.1 Исполнительные листы, выдаваемые в зарубежных странах

3.1.1 Германия

3.1.2 Великобритания и США

3.2 Исполнительный листы выдаваемые компетентными судами в Российской Федерации

3.2.1 Добровольного исполнения арбитражного решения

3.2.2 Выдача исполнительного листа для принудительного исполнения арбитражного решения в РФ

3.3 Статистика экзекватуры на признанные арбитражных решении

Заключение

Список используемых источников

Приложение А

Приложение Б

Приложение В


Введение

Участие физических и юридических лиц в международных судебных разбирательствах наряду с государствами является в настоящее время одним из самых актуальных и спорных вопросов международно-правовой практики. Большое значение уделяется этому вопросу и в России. Так, газетой «Коммерсант» недавно было опубликовано интервью судьи Верховного Арбитражного Суда РФ Т. Нешатаевой, в котором значительное внимание было уделено вопросу участия российских предпринимателей в спорах, рассматриваемых иностранными судами и международными арбитражами.[1]

Вопрос о предоставлении права частным лицам подавать иски против государств в международные судебные органы представляет собой сложность уже давно[2] . Как будет показано в данной курсовой, к настоящему моменту международное правосудие значительно продвинулось в этом направлении. Но прежде всего необходимо определить, что понимается под «международным процессом»?

Международное правосудие осуществляется международными судами и трибуналами. Данная курсовая касается вопроса о том, возможно ли участие частных лиц в межгосударственных судах? «Зеркальный» вопрос об участии государств в международных коммерческих арбитражных судах, в первую очередь предназначенных для разрешения экономических споров между организациями и частными лицами, является предметом рассмотрения данной курсовой.

Все это объективно ведет к увеличению количества споров, возникающих между организациями различных стран. В этих условиях международный коммерческий арбитраж является эффективным средством разрешения споров. Преимущество международного коммерческого арбитража состоит в его конфиденциальности. Однако наиболее очевидным преимуществом международного коммерческого арбитража является возможность принудительного исполнения арбитражного решения в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г[3] .

Вопросы исполнения решений суда и арбитражного суда до сих пор остаются актуальными. Данной проблемой занимались ведущие судьи и практикующие юристы, из которых можно выделить: В.М. Жуйкова; И.Е. Пискарева; В.В. Яркова; П.В. Крашенинникова; О.А. Рузакову; А.П. Рыжакова; В.М. Шерстюка и других. Вновь возвратимся к вопросам исполнения решения суда[4] .

Действительно, Европа стала местом разработки и признания общих норм, применяемых всеми под эгидой единого наднационального судебного органа принципов. Эти общие правила отражают подлинную общность ценностей, связанных с отправлением правосудия. Они являются «общим фундаментом» для всех государств-членов, выражением взаимного доверия и необходимым предварительным условием для свободного «передвижения» решений[5] .

Именно это определяется в Маастрихтском и Амстердамском договорах как пространство свободы, безопасности и правосудия, которое необходимо создавать в рамках Европейского союза.

Должно существовать никаких отступлений, не считая разве что риска систематически отказывать в признании и исполнении решений, принятых в неприсоединившемся государстве. Фактически решение, исходящее от зарубежного правосудия, должно в основном сближаться с правосудием принимающего государства.

Эти основополагающие нормы, скрепляющие Союз, относятся одновременно и к организации, и к практике правосудия.

Был восполнен ряд существовавших ранее пробелов по вопросам процедуры оспаривания решений международных арбитражей. Развивая и конкретизируя соответствующие положения Закона РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже»[6] , АПК РФ был также призван обеспечить и приверженность нового российского законодательства международным стандартам регулирования деятельности международного коммерческого арбитража[7] .

Объектом исследования в настоящей курсовой работе является природа признания арбитражного решения, возникающие права, примирительная практика в международное частное право (далее – МЧП) в российских судах, понятие международного гражданского процесса, международная подсудность, рассмотрение споров в области МЧП в российских судах, компетенция арбитражных судов РФ по делам с участием иностранных лиц.

Предметом исследования выбраны нормы правоотношения в признании арбитражных решений.

Целью данной курсовой работы является раскрытие основных проблем связанных с процессом в МЧП, поиск недостатков, познание научных трудов и их исследовании в области международного гражданского процесса.

Выбраны методы исследования:

- гносеологический познание самого понятия признания арбитражного решения;

- сравнительно- исторический истоки зарождения;

- диалектический, анализ и синтез из методов исследования заключением к общему.

В соответствии с поставленной целью в работе сформулированы следующие задачи:

- проанализировать понятие признания арбитражного решения, природа и факторы признания арбитражных решений, природу арбитражных оговорок в контрактах;

- рассмотреть конфликты юрисдикции в международном гражданском процессе, в признании и приведении исполнению арбитражных решений;

- провести анализ судебной практики дать объективную оценку;

- провести поиск проблемных вопросов и пути их решения;

- отразить новизну данного исследования.

Данному исследованию до сих пор уделяют большое внимание правоведы различных стран в области международного права, актуально и интересно, не зря с этих слов начинаются заголовки научно-периодической печати, выпущено множество учебников и научной литературы.

Во многих книгах раскрывают теорию актуальности признания арбитражных решений. Так же большое количество литературы и рекомендации посвящены российским судам, к особенностям рассмотрений дел с иностранным элементом и вопросы экзекватуры и арбитростности.

Проблемы, рассматриваемые в курсовой работе, являются значительными, так как в работе проведена работа по обобщению имеющихся мнений выдающихся юристов.

Цели и задачи исследования определили структуру работы.

- природа арбитражных решений;

- рассмотрение споров в области МЧП в российских и зарубежных судах в признании и приведении исполнению арбитражных решений;

- компетенция зарубежных и арбитражных судов Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц, в выдачи исполнительного листа к исполнению.

В заключении проводится обобщение работы и сделаны выводы о проделанном анализе.

1. Природа признания арбитражных решении

1.1 Факторы влияющие на признание арбитражных решений

В связи с развитием экономических отношений в мире, между коммерческими организациями, возникновении транснациональных организаций, находящихся в разных странах, государства суверены пришли к значительной необходимости регулирования возникших международных частных гражданско-правовых правоотношений.

Существует очень важный документ на сегодняшний день, это Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, это основной документ. Эта конвенция была принята в 1958 г. в Нью-Йорке, поэтому ее часто называют Нью-йоркской конвенцией. Это один из основных документов, который на сегодняшний день характеризует правовую инфраструктуру международного коммерческого арбитража. И конвенция в настоящее время включает в себя 142 государства, т.е. практически все страны, которые участвуют в международной торговле, являются также участницами этого международного документа. И, безусловно, развитию арбитража способствует тот порядок, который зафиксирован в этой конвенции[8] . И смысл его заключается в том, что решение, вынесенное на территории одного государства-участника конвенции, исполняется на территории другого государства-участника конвенции. И процедура приведения в исполнение арбитражного решения практически автоматическая, она не предусматривает возможности пересмотра по существу решения, и только весьма ограниченный перечень обстоятельств может привести к тому, что решение невозможно будет исполнить на территории другого государства.

Российская Федерация будучи участником этой конвенции, соблюдает эти правила. Хотя опять же, мы уже говорили об этом, есть определенная проблема, связанная с формированием стабильной практики и практики отвечающей международным стандартам. Здесь, к сожалению, еще есть, в общем-то, случаи, когда суды выносят решения и аргументация этих решений или их понимание конвенции не всегда соответствует тому, как это сложилось в других странах[9] .

Но для этого, прежде всего, нужно, чтобы наши суды достаточно хорошо были информированы о практике применения конвенции в других странах, и, вообще естественно знали больше, чем они знают сегодня о международном арбитраже. В данном случае хочу воспользоваться этим случаем и сказать, что в России предпринимаются меры для этого.

И несколько лет назад был основан журнал «Международный коммерческий арбитраж», основная цель которого в том, чтобы нести информацию о практике международного арбитража, в РФ и зарубежных странах. Тем самым, мы открываем возможность и нашему судейскому корпусу, и адвокатам знакомиться с тем, что мы называем международные стандарты, международная практика, знание которых необходимо для создания адекватного правого режима международного арбитража в РФ[10] .

Принципы по которым признается арбитражное решение:

- арбитрабельность (компетентность, подсудность) вынесенного арбитражного решения, В Постановлении МКАС при ТПП РФ[11] приостановил разбирательство дела ввиду возражения против его компетенции со стороны ответчика. В данном случае ввиду местонахождения участвующих в споре сторон в России и Италии, участвующих в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г., имеется возможность уточнения содержания арбитражного оговорки, в которой нет точного наименования МКАС;

- обязательность для всех подписавших конвенцию;

- взаимности и взаимовежливости, аналогичные решения должны быть признаны пропорционально и дифференонсировано, даже если государство не входит в договор по признанию и исполнению арбитражных решении. Советский Союз при ратификации Нью-Йоркской конвенции сделал следующее заявление: «СССР будет применять положения настоящей Конвенции в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государств, не являющихся участниками Конвенции, лишь на условиях фактической взаимности». Из этого заявления вытекает, что в России (государстве - продолжателе СССР) иностранные арбитражные решения исполняются, если они вынесены: а) в стране - участнице Нью-Йоркской конвенции, б) в других странах - при наличии фактической взаимности[12] .

Согласно ст. V (п. 1) Нью-Йоркской конвенции в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано по просьбе той стороны, против которой оно направлено, только если она представит суду по месту, где испрашивается признание и приведение в исполнение, доказательства того, что:

a) стороны арбитражного соглашения были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или это соглашение недействительно по закону, которому они это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону страны, где решение было вынесено, или

b) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения, или

c) арбитражное решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или арбитражной оговоркой в договоре, может быть признана и приведена в исполнение, или

d) состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали арбитражному соглашению или, при отсутствии такового, не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж, или

e) арбитражное решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено или приостановлено исполнением судом, где оно было вынесено, или страны, закон которой применяется.

В признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть также отказано, если государственный суд страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что:

a) объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны или

b) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку этой страны (п. 2 ст. V Нью-Йоркской конвенции)[13] .

Следует отметить, что основания, предусмотренные первым пунктом статьи V, должна доказывать сторона, против которой направлено арбитражное решение. А основания, установленные п. 2 ст. V, суд может применить по собственной инициативе. Рассмотрим лишь некоторые вопросы отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

Текст обоих пунктов ст. V Нью-Йоркской конвенции гласит, что в признании и приведении в исполнение может быть отказано.

Таким образом, основания для отказа признания арбитражных решений должны отражаться и в национальном законодательстве. Так в законе о международном арбитражном суде, ходатайства об отказе признания арбитражного решения рассматривают суды общей юрисдикции субъектов РФ.

По моему мнению функции контроля должны быть отнесены в компитенцию национальным арбитражным (хозяйственным) судам, так как основания для отказа арбитражного решения входят и в их компетенцию, потому что АПК РФ содержит целую процедуру в отказе признания арбитражного решения.

1.2 Критерии, применяемые для признания арбитража (третейского суда) международным

В международном частном праве получили закрепление две формы третейского суда их компетентность в вынесении арбитражного решения:

- аd hос (случайный или изолированный суд), характеризующийся следующими правовыми аспектами: а) его состав формируется для разрешения одного конкретного дела; б) при разрешении спора он прекращает свое существование;

- институционный, или перманентный, характеризующийся следующими правовыми аспектами: а) является постоянно действующим; б) является открытым арбитражем, т.е. таким, куда могут обратиться любые стороны по их соглашению; в) может быть закрытым арбитражем, куда могут обратиться только члены соответствующих организаций, создавших или учредивших такой суд. (Как правило, учредителями закрытых третейских судов институционного характера являются международные торговые палаты, международные биржи, различные международные ассоциации и т.п.); г) наличие списка арбитров, или третейских судей, вносимых в особый список, составляемый на определенный период времени руководящим органом той организации, которая учредила третейский суд[14] .

Наиболее распространенными критериями для признания арбитража (третейского суда) международным являются: национальность (государственная принадлежность) сторон, международный, транснациональный характер спора и место проведения арбитража.

В последние десятилетия все большее распространение получает смешанный подход, использующий все три названных критерия, тем более что Типовой закон ЮНСИТРАЛ «О международном коммерческом арбитраже» также исходит из комплексного подхода к определению «международности» арбитража[15] . Существуют и другие критерии, о которых мы поговорим далее.

Государственная принадлежность сторон. Итак, первым критерием является различение по субъектному составу участников спора.

Если истец или ответчик либо и истец, и ответчик являются иностранными юридическими или физическими лицами, то спор и, следовательно, арбитраж, который этот спор рассматривает, можно назвать международным. Скажем, арбитраж российский, а истец или ответчик ( иностранная компания или гражданин. Здесь важно, чтобы государственная принадлежность, место регистрации организации, при которой создан третейский (арбитражный) суд, и гражданство, место регистрации субъекта обращения (истца и/ или ответчика) не совпадали.

Рассмотрение споров с иностранными участниками делает сам арбитраж международным, даже если третейский (арбитражный) суд так себя не именует и его название не содержит слова «международный». Например, Арбитражный институт Торговой палаты г. Стокгольма – известный международный арбитраж, рассматривающий преимущественно так называемые споры «Восток – Запад», где сторонами обычно выступают организации из стран СНГ, Западной Европы, США и Канады. В России и бывшем СССР споры с «иностранным элементом», или международные споры, наиболее часто рассматривали Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ (СССР) и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ (СССР). В Казахстане до обретения независимости подобных органов не существовало вовсе, однако в 1993 году появляются Арбитражная комиссия при ТПП РК и Международный третейский суд Юридического центра «IUS», а затем и другие арбитражные институты, которые стали рассматривать споры с участием иностранных юридических и физических лиц[16] .

Национальность (государственная принадлежность) сторон – традиционный, простой и наиболее признанный критерий. Как видно из изложенного, важными элементами здесь являются место жительства физического лица, место регистрации организации с правами юридического лица или индивидуального, частного предпринимателя либо место осуществления предпринимательской деятельности сторон арбитражного соглашения. Данный подход был одобрен и воспринят Европейской конвенцией «О Внешнеторговом арбитраже» 1961 года, которая в 1995 году была подписана и ратифицирована Казахстаном, таким образом, нормы конвенции являются для республики действующим правом. Конвенция содержит несколько широко используемых на практике определений, например, классификацию арбитражных соглашений, к которым она применяется[17] .

В международный арбитраж обращаются прежде всего крупные корпорации, государственные предприятия, иностранные инвесторы, совместные предприятия и значительно реже физические лица, то клиентами внутренних (местных) третейских судов чаще являются организации, относящиеся к среднему и малому бизнесу, индивидуальные предприниматели и физические лица. Конечно, это правило не жестко, и к принципиальным критериям классификации третейских (арбитражных) судов отнесено быть не может. У внутреннего третейского суда (domestic arbitration) также могут быть крупные споры, предметом которых являются сложные в юридическом отношении вопросы[18] .

Однако если общепризнанные международные арбитражи рассматривают в основном споры с большим и очень большим размером исковых требований либо споры, за которыми стоят интересы крупных национальных и транснациональных компаний, не выраженные непосредственно в сумме иска, то внутренние третейские суды разрешают споры между предпринимателями – от споров, стороной в которых является индивидуальный (частный) предприниматель, до исков к крупным регионообразующим предприятиям, банкам, нефтяным и горнодобывающим компаниям.

Вывод: возникают коллизии в данном вопросе, о подсудности и компетенции его арбитрабильности, если вынесенное арбитражное решение по предмету подсудному в исключительных случаях, другому арбитражному суду или национальному суду той стороны, где будет выполнятся его признание.


1.3 Признание категорий дел арбитражных решений МКАС

В международной торговле преобладает передача споров на разрешение постоянно действующим арбитражным учреждениям. Не составляет исключения и Российская Федерация. Из таких учреждений ст.2 Закона «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 года специально выделяет Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) и Морскую арбитражную комиссию (МАК). Основанием для такого выделения является широкое международное признание этих арбитражных центров как учреждений, обеспечивающих справедливое и беспристрастное рассмотрение международных споров.

Международный коммерческий арбитражный суд - один из старейших и крупнейших в мире постоянно действующих арбитражных органов, который пользуется заслуженным авторитетом в России и за рубежом[19] .

Правовой статус Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС) определен Законом «О международном коммерческом арбитраже» и Положением о МКАС, которое является приложением 1 к указанному Закону. В основу данного Закона положен Типовой закон, принятый в 1985 году Комиссией ООН по праву международной торговли и одобренный Генеральной Ассамблеей ООН для возможного использования государствами в своем национальном законодательстве.

Международный коммерческий арбитражный суд является независимым постоянно действующим арбитражным (третейским) судом. Он состоит при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Торгово-промышленная палата Российской Федерации утверждает Регламент МКАС, порядок исчисления арбитражного сбора, других расходов суда, оказывает иное содействие его деятельности. Положение о Международном коммерческом арбитражном суде определяет его компетенцию[20] .

Споры, которые могут быть переданы в Международный коммерческий арбитражный суд.

Закон «О международном коммерческом арбитраже» предусматривает две категории таких споров:

- споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей. К числу таких споров относятся и споры между иностранными организациями, коммерческие предприятия которых находятся за границей. Не относятся к ним споры между российскими организациями, подведомственные государственным арбитражным судам Российской Федерации;

- споры созданных на территории Российской Федерации предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

Международный коммерческий арбитраж имеет от процедурных различий, имеющихся в деятельности внутренних третейских судов, международных коммерческих институциональных арбитражей и арбитражей, формируемых ad hoc (на данный случай).

Так же признание и порядок исполнения арбитражного решения проходит два этапа первый этап вынесение арбитражного решения в международном суде и его признание национальным законодательством, где должно быть исполнено арбитражное решение для вопроса выдачи экзекватуры (исполнительного листа).

1.4 Обобщение нормативного регулирования и ошибок из судебной практики в признании арбитражных решений

При вынесении арбитражного решения международные арбитражные суды должны руководствоваться не только императивной нормой об обязательном признании арбитражных решений в государствах участников Нью-Йорской Конвенции о признании и исполнении 1958 года, а также нормами ст. V данной конвенции, в которых указаны условия для отмены признания арбитражного решения в государстве, где решается вопрос о выдаче экзекватуры и исполнения.

Так например, Лондонский международный третейский суд (далее - ЛМТС) от 23 марта 2007 года по делу № 6803, согласно которому удовлетворен иск Компании «Лорал Спейс энд Холдингз Корпорейшн» (США) о взыскании ЗАО «Глобастар-Космические Телекоммуникации» (далее – ЗАО «Глобал Телеком»), суд удовлетворил исковые требования истца правильно, при обращении заявителя о признании арбитражного решения и выдачи экзекватуры в арбитражный суд г. Москвы суд отказал необоснованно, так как в соответствии нормы п.п. «b», «d» п. 1 ст. V Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения исходил из факта ненадлежащего уведомления ответчика о времени и месте судебного заседания третейского суда в Лондоне от 5/6 февраля 2007 года., что не позволило ЗАО «Глобал Тел» оформить представителю документы для выезда в Лондон и принять в нем участие, президиум ВАС РФ не согласился с выводами арбитражных судов первой и второй инстанции, подняв документы о уведомлении все три уведомления отправленные третейским судом оформлены правильно с адресом места проведения суда и времени его проведении, за пять месяцев согласно регламента ЮНИСТРАЛ работы данного суда[21] .

Проще говоря об правовой природе признания арбитражного решения, является:

- первое, это выбор, само арбитражное соглашение сторон, в каком арбитраже будет проводится арбитраж, с оговоркой в выборе какое материальное право будет применено;

- второе, если в сделке указаны, те же положения арбитражной оговорки;

- третье, если предмет спора не подлежит рассмотрению в национальном суде;

- четвертое, арбитражное решение не будет признано, если одна из сторон противоречие в рассмотрении спора в третейском суде.

Таким образом, положения Нью-Йоркской Конвенции являются обязательными для всех сторон входящих в неё, в том числе и для международных арбитражей, а так же юридическую значимость данных решений. Правила регулирования отражаются в национальных законах государств. По этому судам при решении выдачи экзекватуры следует применить унифицированные материально-правовые нормы, после этого прибегнуть к процессуальным нормам государства. Так же учитываются ошибки, допускаемые взыскателями и ответчиками.

Следует отличать признание решения от его исполнения. Признание без исполнения применяется в случаях, когда решение не предусматривает исполнения. Разрешение на исполнение выдается в случае, когда в решении содержится указание об исполнении. Уместно проанализировать понятие признания в российском праве в отношении судебного и арбитражного решения. Здесь можно говорить о признании как о таковом только в отношении иностранных судебных и арбитражных решений. Именно о признании идет речь в Нью - Йоркской конвенции 1958 года. Признание в отношении иностранных решений предусмотрено и Указом от 21 июня 1988 года[22] .

Таким образом, признание в Российской Федерации является необходимым элементом для любых иностранных судебных и арбитражных решений независимо от того, предполагается или не предполагается их исполнение. Однако законодательство делает изъятие из общего принципа признания иностранных арбитражных решений: в Московской конвенции 1972 года «О разрешении арбитражным путем гражданско - правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно - технического сотрудничества» предусмотрено, что решение, вынесенное в международных судах при Торговых палатах стран - участниц Конвенции, не нуждается в признании в других странах - участницах Конвенции. Рассуждая последовательно, приходим к выводу, что не нуждается в признании со стороны российского суда общей юрисдикции решение, вынесенное Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП РФ.

Однако практике известны случаи, когда истцы обращаются в суды с просьбами о признании решений МКАС и суды принимают эти просьбы к исполнению, что совершенно недопустимо.

Проблемой является понятие публичного порядка при признании арбитражного решения, федеральные законы Российской Федерации указывают на национальный публичный порядок в частности. Из практики судов зарубежных стран, таких как Великобритания, Швеция, Германии указывают приоритет международного публичного порядка над национальным, в случае противоречий преобладает международный, так и из практики российских судов по пересмотру отказов в экзекватуре первой и второй инстанции, этой проблемой занимается председатель международного сектора ВАС РФ Т.Н. Нешатаева указывает судам на данный принцип и разъясняет, что принцип взаимности и взаимовежлевости закреплен в статье 15 Конституции РФ.

По этому целесообразно было бы внести поправки в пункт 1 подпункта 2 статьи 244 АПК РФ, статьи 417 ГПК РФ и статьи 36 закона о международном арбитражном суде, признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречат публичному порядку Российской Федерации и Международному, если возникают противоречия приоритетом пользуется последний.

Нормы пункта 1 статьи 35 закона о международном арбитражном суде, статьи 241 АПК РФ, 409 ГПК РФ дополнить абзацем «Международный публичный порядок преобладает над публичным порядком Российской Федерации». Что позволило бы единообразию применении международных унифицированных норм в регулировании признания арбитражных решений. В особенности играют роль реторсии, которые имеют политический характер, нежели правовой и проводятся как санкции ответных мер во взаимоотношениях между двумя государствами, что соответствует международному публичному порядку, примером является игнорирование властей Украины на признание арбитражного решения Стокгольмского международного арбитражного института в споре между компаниями Нафтогаза и Газпрома, как говорил один английский судья, что даже государство в международном частном праве не имеет иммунитета касаемо в части получения прибыли при коммерческой сделке.


2. Признание и порядок исполнения международных арбитражных решений

2.1 Источники правового факта как признание и принудительное исполнение арбитражных решений и способы разрешения

Любое иностранное решение, которое является исполнимым в силу настоящей Части, будет считаться обязательным в любых целях для лиц, по отношениям между которыми оно было вынесено, и может служить основанием для любой из этих сторон для защиты, зачета или иного средства в любом судебном производстве в Индии, и любые ссылки на настоящий раздел в целях приведения такого иностранного арбитражного решения в исполнение будут пониматься как включающие указание на возможность использования его в качестве подобного основания[23] .

В настоящее время международной практике известны три возможных способа признания и исполнения иностранных судебных решений, установленных законодательствами различных государств.

Первый предусматривает порядок выдачи экзекватуры. В этом случае решения иностранного суда подтверждаются компетентным судом страны, на территории которой он подлежит исполнению, путем вынесения специального постановления о санкционировании исполнения решения. При таком способе в одних государствах решение может быть проверено по существу, в других случаях такая проверка не проводится.

Второй порядок предполагает проверку правильности решения. Наконец, для третьего способа свойственна регистрация иностранного судебного решения.

Отличительной чертой современного мира является усиление целостности мирового хозяйства, его глобализация, которые обусловлены развитием экономических связей между государствами, либерализацией торговли, созданием современных средств коммуникации и информации. Это ведет к увеличению количества гражданско-правовых договоров, которые заключаются между организациями различных стран. Причем не только возрастает количество таких внешнеэкономических договоров, но и происходит их диверсификация. Следует также учитывать, что резко увеличился круг субъектов, заключающих внешнеэкономические договоры.

Все это объективно ведет к увеличению количества споров, возникающих между организациями различных стран. В этих условиях международный коммерческий арбитраж является эффективным средством разрешения споров. Преимущество международного коммерческого арбитража состоит в его конфиденциальности. Однако наиболее очевидным преимуществом международного коммерческого арбитража является возможность принудительного исполнения арбитражного решения в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. (п. 3 ст. 6) устанавливает, что обязательность на территории России постановлений иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации. Согласно п. 1 ст. 241 АПК РФ решения международных коммерческих арбитражей, принятые на территории иностранных государств по спорам и иным делам, которые возникают при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные арбитражные решения), признаются и приводятся в исполнение в России арбитражными судами при условии, что это предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом. Закон «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. (ст. 35) предусматривает, что арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается в России обязательным и приводится в исполнение[24] . Иными словами, из Закона «О международном коммерческом арбитраже» следует, что иностранные арбитражные решения приводятся в исполнение в России независимо от того, имеется ли у Российской Федерации международный договор в названной области с соответствующим государством, т.е. на условиях фактической взаимности.

Например, решением от 30 июня 1966 г. Высокий суд Ганы (в тот период Гана еще не присоединилась к Нью-Йоркской конвенции) удовлетворил ходатайство В/О «Разноэкспорт» о приведении в исполнение решения ВТАК при ТПП СССР против ганской фирмы «Янгерс Сторс Лтд», признав, что требование взаимности, установленное ганским законодательством, было в данном случае выполнено[25] .

Практика применения Нью-Йоркской конвенции выдвигает ряд вопросов, которые нуждаются в разрешении.

В практике судов возникал вопрос: вправе ли стороны исключить применение Нью-Йоркской конвенции? С такой проблемой столкнулись болгарский суд и суд Австралии. Суд Австралии, рассмотрев дело, указал, что Закон Австралии «О международном арбитраже» не препятствует сторонам исключить применение Нью-Йоркской конвенции в рамках своего арбитражного соглашения. Представляется, что при оценке этой ситуации следует обратиться не к национальному законодательству, а к самой Нью-Йоркской конвенции. Эта Конвенция не содержит нормы о том, что стороны арбитражного соглашения вправе исключить ее применение. Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. в ст. 26 устанавливает принцип pacta sunt servanda (договоры должны добросовестно исполняться). Поэтому Российская Федерация, будучи государством - участником Венской конвенции, должна обеспечивать исполнение положений Нью-Йоркской конвенции. Нормы Нью-Йоркской конвенции регулируют поведение лиц, заключающих арбитражные соглашения и добивающихся приведения в исполнение иностранных арбитражных решений. Кроме того, она регулирует деятельность органов судебной власти, которые не вправе отступать от обязательств Российской Федерации, вытекающих из международных договоров. Поэтому представляется, что стороны арбитражного соглашения не вправе исключать применение Нью-Йоркской конвенции[26] .

Например, решением МКАС при ТПП РФ по делу № 69/2007 от 23.01.2008 г. суд удовлетворил требование истца, в той части имущества, на которое согласно законодательству Российской Федерации может быть обращено взыскание; в остальной части иска компании отказано[27] .

Анализ на судебной практике и статистике, а так же научные работы по вопросам признания арбитражных решений в проделанной курсовой даёт нам представление о признании и приведении в исполнении арбитражных решений.

Настоящее время иностранное арбитражное решение, вынесенное на территории страны, не участвующей в Нью-Йорской Конвенции 1958 года, все равно может быть признано и приведено в исполнение в Российской Федерации, с международным принципами о взаимности и взаимовежливости.

2.2 Основания отмены признания и порядка исполнения арбитражного решения

Следует отметить, что основания, предусмотренные первым пунктом статьи V, должна доказывать сторона, против которой направлено арбитражное решение. А основания, установленные п. 2 ст. V, суд может применить по собственной инициативе. Рассмотрим лишь некоторые вопросы отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

Текст обоих пунктов ст. V Нью-Йоркской конвенции гласит, что в признании и приведении в исполнение может быть отказано. Суды некоторых стран толкуют это положение так, что даже при наличии оснований для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения суд может, а не должен отказать в признании и приведении в исполнение. В этом плане представляет интерес решение Высшего Апелляционного Суда Гонконгского Специального административного региона от 9 февраля 1999 г. по делу Hebei Import & Export Corporation v. Polytek Engeneering Company Limited[28] . При разрешении этого дела Китайский арбитражный институт провел обследование оборудования в присутствии председателя состава арбитража и одной стороны. Вторая сторона (покупатель) - Polytek - не была уведомлена о таком обследовании и не приняла в нем участия. Получив уведомление о проведенном обследовании, Polytek каких-либо заявлений не сделал, а продолжил участие в разбирательстве. Решение обязывало Polytek оплатить стоимость приобретенного оборудования. Продавец обратился с ходатайством в Гонконге о приведении в исполнение этого решения. Polytek доказывал, что не был уведомлен об обследовании, что является процессуальным нарушением. Однако он не сделал в отношении этого нарушения своевременного заявления в ходе арбитражного разбирательства. Суд указал, что в Нью-Йоркской конвенции говорится, что в признании и приведении в исполнение может быть отказано. Поэтому суд пришел к выводу, что, даже несмотря на наличие основания для отказа в признании и исполнении арбитражного решения, у суда существует возможность поступать по своему усмотрению и разрешить исполнение такого решения.

Представляется, что такая постановка вопроса правомерна. Составители Нью-Йоркской конвенции смогли создать нормы, которые охватывают и случаи, когда одна из сторон ведет себя недобросовестно. Ведь покупатель Polytek не сделал каких-либо заявлений о нарушении своих прав в ходе арбитражного разбирательства.

На практике возникает вопрос: вправе ли государство - участник Нью-Йоркской конвенции устанавливать дополнительные процессуальные требования относительно заявлений о разрешении принудительного исполнения арбитражных решений, вынесенных в соответствии с этой Конвенцией?

Это означает: вправе ли государственный суд отказать в исполнении иностранного арбитражного решения на основании такого возражения, как forum non convensis? Под термином forum non convensis имеется в виду ненадлежащий орган для рассмотрения дела, неподсудность дела данному суду. Следует иметь в виду, что Нью-Йоркская конвенция установила обязанность государств-участников признавать и приводить в исполнение арбитражные решения, вынесенные в странах-участницах. Однако она не создала единообразного режима приведения в исполнение арбитражных решений. В ней отсутствуют единообразные процессуальные нормы. В связи с этим прежде всего следует отметить Постановление окружного суда Южного округа Нью-Йорка от 4 сентября 2001 г. по делу Monegasque De Reassurances C.A.M v. Nah Naftogas of Ukraine and State of Ukrain[29] . Суд рассматривал ходатайство об исполнении арбитражного решения, вынесенного в Москве по регламенту Международной торговой палаты по спору между компанией, расположенной в Монако, и украинской организацией. Украина не участвовала в арбитражном разбирательстве в качестве стороны спора. Арбитражное решение обязывало Нафтогаз уплатить более 8 млн. долларов. Нафтогаз платить отказался. Заявитель обратился в суд Нью-Йорка с ходатайством об исполнении этого решения и возложении ответственности на Украину. Он утверждал, что украинское государство должно нести ответственность, так как оно является основным акционером Нафтогаза. Нафтогаз возражал против исполнения арбитражного решения. Одно из возражений состояло в том, что Нью-Йоркский суд является forum non convensis. Суд рассмотрел это заявление. Он пришел к выводу, что согласно ст. III Нью-Йоркской конвенции процедура принудительного исполнения осуществляется в соответствии с процессуальным законодательством страны, где испрашивается исполнение. Требование forum non convensis относится к процессуальным вопросам. Поэтому Нью-Йоркская конвенция не запрещает применение такого возражения. Представляется, что ссылки на forum non convensis разумны, так как суд может не обладать компетенцией рассматривать ходатайство о принудительном исполнении в силу процессуальных норм закона суда[30] .

Вопрос об отказе в исполнении иностранного арбитражного решения может возникнуть и в том случае, когда арбитражное соглашение недействительно по закону, которому они это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону страны, где решение было вынесено. Такие случаи чаще всего возникают, когда арбитражное соглашение не было подписано сторонами или стороной.

Так же практика показывает, что из числа поступивших заявлений судами возвращено 15 (39%), что сопоставимо с показателем возврата в аналогичный период прошедшего года (42%). Как и в прошлых отчетных периодах, основной причиной возврата являлось отсутствие документов, подтверждающих уплату государственной пошлины (9). Кроме того, имелись такие основания для возврата как: отсутствие полномочий в доверенности на предъявление ходатайства о выдаче исполнительного документа и нарушение требований к форме и содержанию заявления и прилагаемым документам[31] .

Например, в деле, рассмотренном Верховным судом Испании в 1998 г.[32] , было установлено, что ни один из представленных документов не был подписан ответчиком. Поэтому суд пришел к выводу, что между сторонами отсутствовало арбитражное соглашение.

Приводится случай[33] , когда итальянская фирма обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и принудительном исполнении арбитражного решения, вынесенного арбитражем ad hoc, который проходил на территории Швеции. Решение было вынесено против российского открытого акционерного общества. Суд кассационной инстанции установил, что арбитражная оговорка, которая содержалась в соглашении, заключенном между фирмой и обществом, предусматривала передачу в арбитраж споров, связанных с созданием совместного предприятия. Решение международного коммерческого арбитража касалось не только выхода фирмы из созданного на территории России совместного предприятия, но и споров относительно текущей экономической деятельности и реорганизации этого лица. Однако между совместным предприятием и фирмой арбитражное соглашение не было заключено. Поэтому государственный арбитражный суд пришел к выводу, что международный коммерческий арбитраж вышел за пределы арбитражного соглашения. Поэтому в приведении в исполнение такого арбитражного решения было отказано[34] .

Вместе с тем проблема арбитражного соглашения связана с вопросом о правильном формулировании арбитражной оговорки. Например, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС при ТПП РФ), рассмотрев дело № 185/2001, признал свою компетенцию на основании арбитражной оговорки, согласно которой споры должны были разрешаться в «Московском коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации». Проигравшая сторона оспорила это решение в Арбитражном (государственном) суде г. Москвы. Она указала, что в арбитражном соглашении не было определено, какой именно орган международного коммерческого арбитража компетентен рассматривать спор. Государственный арбитражный суд первой инстанции отменил решение МКАС. Однако Федеральный арбитражный суд Московского округа отменил определение суда первой инстанции, указав, что при ТПП РФ действуют три третейских суда: МКАС, Морская арбитражная комиссия и Третейский суд для разрешения экономических споров. Только в наименовании МКАС имеются слова «коммерческий», «арбитражный» «суд». К тому же МКАС находится в Москве. Поэтому Федеральный арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что в арбитражной оговорке имелся в виду МКАС при ТПП РФ[35] .

Согласно Нью-Йоркской конвенции (п. 1 «e» ст. V) в признании и приведении в исполнение может быть отказано, если арбитражное решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено или приостановлено исполнением судом, где оно было вынесено. Пункт 1 ст. IX Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже от 21 апреля 1961 г. устанавливает, что отмена арбитражного решения является причиной отказа в признании или исполнении этого решения в других государствах - участниках Конвенции только при условии, что отмена арбитражного решения была произведена в государстве, в котором или по закону которого это решение было вынесено.

При разработке этих положений Конвенций учитывались и случаи, когда арбитражное решение, вынесенное в какой-либо стране, не подчинялось процессуальному законодательству страны места вынесения решения, как это было, например, в Германии. В российской доктрине уже указывалось, что в Конвенциях имеется в виду процессуальное право государства, в котором выносилось решение[36] . В настоящее время германское законодательство изменено[37] . Германский Закон от 22 декабря 1997 г. применяется к арбитражным решениям, вынесенным на территории Германии. Такой же позиции придерживается Типовой закон об арбитраже, принятый в рамках ООН в 1985 г. На основе этого Типового закона были изданы законодательные акты о международном коммерческом арбитраже в целом ряде стран, в частности в Канаде, Украине, Австралии, России. Так, Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. (п. 1 ст. 1) применяется к международному коммерческому арбитражу, если место арбитража находится на территории Российской Федерации.

В этой связи следует остановиться на п. 5 ст. 230 АПК РФ. Согласно этой статье «в предусмотренных международным договором Российской Федерации случаях в соответствии с настоящим параграфом может быть оспорено иностранное арбитражное решение, при принятии которого применены нормы законодательства Российской Федерации...» Ни Нью-Йоркская, ни Европейская конвенция не регламентируют ни компетенцию судов отменять арбитражные решения, ни порядок отмены. Эти Конвенции лишь устанавливают последствия отмены арбитражных решений для исполнения иностранного арбитражного решения. Поэтому они не могут относиться к международным договорам по смыслу п. 5 ст. 230 АПК РФ. В российской доктрине уже указывалось, что в п. 5 ст. 230 имеется в виду не материальное, а процессуальное право государства, в котором выносилось решение. В связи с этим вызывает интерес относительно отмены российским судом иностранного арбитражного решения. Иностранная компания обратилась с заявлением о пересмотре в порядке надзора определений судов нижестоящих инстанций, которыми было отменено арбитражное решение, вынесенное третейским судом ad hoc в г. Стокгольме, Швеция. В Постановлении[38] указывается, что, рассматривая заявление об отмене иностранного арбитражного решения, суды руководствовались п. 5 ст. 230 АПК РФ. В качестве международных договоров, которые допускают отмену иностранных арбитражных решений, суд первой инстанции признал Европейскую и Нью-Йоркскую конвенции, а суд кассационной инстанции - только Европейскую конвенцию. Отменяя иностранное арбитражное решение, суды исходили из того, что решение по спору вынесено в соответствии с российским материальным правом. Отменяя акты нижестоящих инстанций, Президиум ВАС РФ указал: «Поскольку заключившие арбитражное соглашение стороны имеют местонахождение в Австрии и Российской Федерации - государствах - участниках Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже, арбитражные суды обоснованно сделали вывод о том, что к решению суда ad hoc, вынесенному в Стокгольме, Швеция, положения данной Конвенции применяются». В Постановлении отмечается, что решение арбитража ad hoc вынесено в г. Стокгольме по процессуальному закону Швеции. Швеция участником Европейской конвенции не является. Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что решение арбитража ad hoc подлежало оспариванию в Швеции. Поэтому Президиум ВАС РФ отменил решения нижестоящих судов и дело производством прекратил. Таким образом, ВАС РФ решал не вопрос о возможности отмены арбитражного решения, вынесенного за рубежом согласно материальному российскому праву, а вопрос об участии Швеции как страны места вынесения арбитражного решения в Европейской конвенции. Представляется, что такая позиция не вытекает из содержания международных договоров, в частности Европейской конвенции. В этой статье Европейской конвенции речь идет о процессуальном праве, поэтому применение п. 5 ст. 230 АПК РФ не имеет правовых оснований[39] .

Другим основанием для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения является неарбитрабельность спора. Согласно п. 2 ст. 34 Закона «О международном коммерческом арбитраже» арбитражное решение может быть отменено судом лишь в случае, если суд определит, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации. Арбитрабельность спора всегда определяется по закону суда. Сходную норму содержит п. 3 ст. 233 АПК РФ, согласно которому арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом. Лишь Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. (п. 3 ст. 33) прямо предусматривает, что дело о банкротстве не может быть передано на рассмотрение в третейский суд. Некоторые законы относят разрешение споров к исключительной компетенции судов и иных органов. Так, согласно ст. 46 Таможенного кодекса решения, действия, бездействие таможенных органов или их должностных лиц могут быть обжалованы в таможенные органы или в суд, арбитражный суд. Сходные нормы содержат ст. 31 Патентного закона от 23 сентября 1992 г., ст. 138 Налогового кодекса, ст. 382 Трудового кодекса, ст. 28 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г. Следовательно, законодательство достаточно определенно устанавливает границы, за пределами которых третейское разбирательство недопустимо[40] .

Однако в ряде случаев вопрос об арбитрабельности споров должен разрешаться на основании толкования законодательных актов. Как отмечал А.Н. Жильцов, решение вопроса об арбитрабельности спора на основе толкования зачастую неадекватно сформулированных законодательных актов может приводить к правовой неопределенности, примером чему является ст. 248 АПК РФ. Статья 248 АПК относит к исключительной компетенции российских государственных судов ряд категорий споров с участием иностранных лиц. Текст ст. 248 АПК РФ не дает возможности точно установить, разграничивает ли она юрисдикцию иностранных и российских государственных арбитражных судов либо исключает эти дела из компетенции органов международного коммерческого арбитража. Это привело к противоречивой практике.

Так, постановлением арбитражного суда[41] признало соответствующим ст. 248 АПК РФ решение МКАС при ТПП РФ, которое было вынесено по спору о понуждении заключить договор купли-продажи недвижимости. С другой стороны, постановлением этого же суда[42] оставило в силе определение Арбитражного суда г. Москвы от 23 июля 2003 г., которое отменило решение международного коммерческого арбитража об удовлетворении требования о взыскании с ответчика задолженности путем реализации недвижимости на публичных торгах[43] .

При применении ст. 248 АПК РФ возникает еще один спорный вопрос. Согласно п. 27 информационного письма ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 государственный арбитражный суд отказывает в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которое обязывает регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, так как вопросы публично-правового характера (регистрация недвижимости) не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

В литературе уже указывалось, что практика судов общей юрисдикции придерживается иной позиции. В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2004 г. на основе анализа Федерального закона от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» сделан вывод о том, что решение третейского суда является основанием для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Таким образом, налицо противоречие, сложившееся между практикой государственных арбитражных судов и судов общей юрисдикции. В пользу позиции, занятой ВАС РФ, указывается, что правоотношение, связанное с регистрацией права собственности, имеет публично-правовой характер, а решение третейского суда, обязывающее регистрирующий орган осуществить необходимые действия, имеет публично-правовые последствия. Следует прийти к выводу, что такая позиция имеет свое обоснование, так как именно публично-правовые (административно-правовые) нормы регламентируют процедуру регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Вместе с тем правоотношения между физическими и юридическими лицами, связанные с регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним, также имеют публично-правовой характер. Однако практика судов общей юрисдикции исходит из того, что решение третейских судов является основанием для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В целом хотелось бы поддержать позицию, согласно которой в рамках договоров по поводу недвижимого имущества третейские суды вправе разрешать споры.

Важным основанием для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения является противоречие его публичному порядку Российской Федерации.

В настоящем вопросе хотелось бы остановиться лишь на нескольких аспектах, связанных с применением публичного порядка. В последнее время участились ссылки сторон на публичный порядок и в тех случаях, когда международный коммерческий арбитраж применял российское право. Согласно ст. 1193 ГК РФ норма иностранного права, подлежащая применению, в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. Поэтому лишь применение нормы иностранного права может противоречить публичному порядку.

Следует отметить, что и до принятия АПК РФ 2002 г. практика судов общей компетенции исходила из того, что применение норм национального российского права не может трактоваться как нарушение публичного порядка Российской Федерации. Аналогичную позицию занял и Федеральный арбитражный суд Московского округа. В его Постановлении от 18 ноября 2002 г. указывается: «Из смысла ст. 1193 ГК РФ следует, что нарушение публичного порядка может иметь место лишь в случае применения иностранной правовой нормы, которая противоречит основам правопорядка России. Из материалов дела видно, что третейский суд при рассмотрении гражданско-правового спора руководствовался соответствующими нормами российского права... Применение международным коммерческим арбитражем норм национального права исключает возможность ссылки на нарушение публичного порядка Российской Федерации»[44] .

Следует обратиться еще раз к информационному письму ВАС РФ № 96, в частности к п. 29. В этом пункте указывается, что «...исполнение решения третейского суда... противоречит публичному порядку Российской Федерации, предполагающему добросовестность и равенство сторон, вступающих в частные отношения, а также соразмерность мер гражданско-правовой ответственности виновному правонарушению». Из текста п. 29 информационного письма ВАС РФ № 96 вытекает, что речь идет о материально-правовом принципе равенства, закрепленном в ст. 1 ГК РФ. Этот принцип равенства проявляется в правовом статусе участников гражданского оборота.

Поэтому речь не идет о фактическом равенстве кредитора и должника после состоявшегося нарушения обязательства. Привлечение должника к гражданско-правовой ответственности не затрагивает принципа равенства участников гражданского оборота. Если обратиться к принципу добросовестности, то согласно п. 3 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается. Поэтому должник, выступающий против приведения в исполнение решения международного коммерческого арбитража, должен представить доказательства, которые опровергают презумпцию добросовестности. В отсутствие таких доказательств государственный арбитражный суд не должен решать вопрос о соблюдении принципа добросовестности. В литературе уже указывалось, что «соразмерность мер гражданско-правовой ответственности виновному правонарушению» не может считаться тем основополагающим принципом, который входит в понятие международного публичного порядка Российской Федерации. Согласно российскому гражданскому праву возможны случаи наступления ответственности без вины (объективная ответственность). Пункт 1 ст. 394 ГК РФ предусматривает штрафную неустойку, когда убытки взыскиваются в полной сумме сверх неустойки. Поэтому если применимое иностранное право предусматривает ответственность без вины в случае, который неизвестен российскому праву, или возлагает на должника размер гражданско-правовой ответственности, который отличен от российского права, то оснований для постановки вопроса о нарушении публичного порядка Российской Федерации не будет[45] . Хотелось бы отметить, что мы разделяем мнение, высказанное в российской литературе, о том, что публичный порядок может быть нарушен только в результате приведения в исполнение решения, противоречащего основам правопорядка и нравственности.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 24 июля 2002 г. «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» Указ Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г. (далее - Указ 1988 г.) с момента введения в действие АПК РФ применяется в части, не противоречащей ему. В литературе (Г.В. Игнатенко и И.В. Федоров) было высказано мнение о том, что п. 10 Указа 1988 г. продолжает действовать[46] .

Вместе с тем Б.Р. Карабельников высказал и противоположное мнение. Пункт 10 Указа 1988 г. устанавливает, что иностранные арбитражные решения, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения против этого. В сущности аналогичную норму содержит ст. 35 Закона «О международном коммерческом арбитраже». Согласно этой норме арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным. Однако необходимо учитывать, что п. 10 Указа 1988 г. устанавливал судебную процедуру признания иностранного судебного решения в тех случаях, когда заинтересованная сторона отказывалась его признавать. Поэтому следует согласиться с тем, что п. 10 Указа 1988 г. в этой части продолжает действовать, было высказано и иное мнение - о том, что указанный пункт не действует[47] .

2.3 Признание и исполнении иностранных арбитражных решений без заключения арбитражного заключения

Необходимо также учитывать, что ряд положений об исполнении иностранных арбитражных решений содержит Московская конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества от 26 мая 1972 г., которая была заключена Болгарией, Венгрией, ГДР, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, СССР, Чехословакией.

Эта Конвенция ввела обязательную подсудность по спорам между хозяйственными организациями, вытекающим из договорных и иных правоотношений, возникающих в ходе осуществления экономического и научно-технического сотрудничества. Обязательная подсудность означает, что стороны не должны заключать арбитражное соглашение. Компетенция арбитражных судов при торговых палатах стран-участниц возникает в силу самой Конвенции. Споры, согласно Московской конвенции, подлежат рассмотрению в арбитражных судах при торговых палатах страны ответчика. Этот принцип стороны не вправе изменять.

Московская конвенция была заключена в 1972 г., когда основную деятельность по осуществлению экономического и научно-технического сотрудничества осуществляли государственные внешнеторговые объединения. С переходом России и стран Восточной Европы на рыночные отношения круг участников внешнеэкономической деятельности неимоверно расширился. Внешнеэкономическую деятельность стали осуществлять предприятия и организации всех форм собственности[48] .

В настоящее время круг участников Московской конвенции сократился. Венгрия, Польша, Чехия денонсировали ее, ссылаясь на то, что ее положения распространяются только на государственные организации. Болгарский суд отказал в выдаче экзекватуры, когда возник вопрос об исполнении в Болгарии иностранного арбитражного решения, на том основании, что положения Московской конвенции распространяются лишь на государственные предприятия. Германия также не считает себя связанной положениями Московской конвенции. Следует иметь в виду и позицию румынского арбитража. В материалах МКАС имеется дело № 283/96. В этом деле российская хозяйственная организация в качестве обоснования компетенции МКАС по контракту с румынской хозяйственной организацией представила решение от 27 марта 1989 г. № 38 Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Румынии, которое было вынесено по спору между теми же сторонами и по тому же контракту. Румынский арбитраж отказал российскому истцу в принятии искового заявления, в котором компетенция этого суда обосновывалась ссылками на п. 2 ст. II Московской конвенции. Эта статья устанавливает принцип: «арбитраж страны ответчика». Свою позицию румынский арбитраж аргументировал тем, что: 1) Московская конвенция противоречит установленному Конституцией Румынии праву любого лица обращаться к правосудию для защиты своих прав и интересов; 2) в связи с упразднением СЭВ утратила силу и Московская конвенция. Такая позиция румынского арбитража в российской литературе не поддерживается, так как прекращение деятельности международной организации не ведет к автоматическому прекращению международного договора, если только это прямо не вытекает из него. Кроме того, введение правил, определяющих подсудность, не означает лишения права на защиту[49] .

В качестве участников Московской конвенции на сегодняшний день рассматривают себя три государства: Россия, Куба, Монголия. Положения Московской конвенции должны быть, следовательно, учтены при заключении арбитражных соглашений с организациями этих стран. Остается все же неясным участие в Московской конвенции Болгарии и Румынии. Заявление болгарского суда при отказе в выдаче экзекватуры, а также отказ румынского арбитража в приеме искового заявления по конкретным делам не могут рассматриваться как акт денонсации Московской конвенции в свете Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

В литературе уже было высказано мнение о том, что сохранение членства Российской Федерации в Московской конвенции нарушает интересы российских предпринимателей, лишая их возможности свободного выбора между государственным судом и международным коммерческим арбитражем и почти не оставляя возможности выбора компетентного арбитражного органа с учетом ограниченного круга стран-участниц и сужения сферы применения конвенции. Совершенно очевидно, что Российской Федерации следует денонсировать Московскую конвенцию.

3. Исполнительные листы, выдаваемые на основании международных арбитражных решений

3.1 Исполнительные листы, выдаваемые в зарубежных странах

3.1.1 Германия

Немецкий законодатель включил ссылку на Конвенцию ООН 1958 г. в текст ГПК (Сравн. § 1061 ч. 1 предл. 1 ГПК ФРГ). Подчеркивается актуальная привлекательность Германии в качестве места для разрешения споров в рамках международного коммерческого арбитража благодаря более прозрачной структуре немецкого законодательства о третейском разбирательстве (Lörcher/Lörcher, Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht, S. 85). Так же, как и российское, немецкое законодательство содержит особые нормы о признании и исполнении иностранных третейских решений (Сравн. §§ 1060, 1061 ГПК ФРГ).

Например, попутно сформулированы те представления о международном публичном порядке, которыми руководствуются суды в Германии, и указано, что международный публичный порядок является более узкой правовой категорией, нежели внутренний публичный порядок[50] .

В соответствии с положениями немецкого ГПК для принудительного исполнения национального третейского решения необходимо обращение его к исполнению (§ 1060 ч. 1 ГПК ФРГ.). Государственный суд при этом в силу своих полномочий должен проверить, имеют ли место общие процессуальные предпосылки признания и надлежащим образом вынесенное третейское решение (Vgl. Lörcher/Lörcher, Das Schiedsverfahren - national/international - nach neuem Recht, S. 83.).

Например, акт германского суда о приведении в исполнение решения МКАС при ТПП РФ обращает внимание на важность серьезного отношения сторон к ведению арбитражного процесса. Оставив без внимания все попытки ответчика выразить свое несогласие с содержанием арбитражного решения, суд разъяснил ответчику, что для ссылки на нарушение публичного порядка как основание для отказа в приведении в исполнение арбитражного решения ему следовало бы привести более веские доказательства обмана со стороны истца. Заявление о том, что иск в арбитраж подан только по формальным основаниям, для этих целей недостаточно, тем более, что ответчик искового заявления не признал и имел возможность представить свои возражения составу арбитража[51] .

Под процессуальными предпосылками понимается выполнение требований о компетенции государственного суда, а также возможность обращения к исполнению третейского решения (MünchKommZPO, Münch, § 1060, S. 1407.). В Германии обращение к исполнению третейских решений находится в компетенции высших земельных судов (§ 1062 ч. 1 № 4 альтернатива 2 ГПК ФРГ.). Принудительное исполнение осуществляется при этом, как и в отношении обычных исполнительных листов (Сравн. § 704 ч. 1 ГПК ФРГ.) - согласно положениям Книги 8 ГПК ФРГ (Сравн. В качестве правового основания § 794 ч. 1 № 4а ГПК ФРГ.). Иным, нежели предусмотрено в § 1061 ч. 1 ГПК ФРГ, образом осуществляется исполнение иностранного третейского решения в соответствии с §§ 722, 723 ГПК ФРГ (признание иностранного решения об объявлении к исполнению национальным государственным судом - т.н. 'doctrine of merger') (Raeschke-Kessler/Berger, Recht und Praxis des Schiedsverfahrens, S. 245-246.)[52] .

Например, в этом решении германского суда, касающемся приведения в исполнение арбитражного решения, вынесенного на Украине, затронуты два важных момента, имеющих большое значение в международном частном праве. Во-первых, приводится описание понятия нарушения публичного порядка, как его понимают суды в Германии, и, во-вторых, исследуется соотношение процедуры банкротства с процедурой приведения в исполнение иностранного арбитражного решения по германскому законодательству[53] .

Решения иностранных судов подлежат принудительному исполнению в Германии только тогда, когда в отношении их вынесено постановление немецкого суда о принудительном исполнении. Такое постановление выносится без проверки законности самого судебного решения, за исключением следующих случаев, когда иностранные судебные решения не могут быть признаны на территории ФРГ:

1) когда суду, вынесшему решение по делу, данное дело было неподсудно в соответствии с немецким законодательством;

2) когда у ответчика, не заявившего возражений по поводу предмета исковых требований, не было возможности совершить данные действия вследствие ненадлежащей доставки судебных повесток и др. суд. документов;

3) когда решение несовместимо с ранее вынесенным немецким или признанным иностранным судебным решением или уже находящимся в производстве делом в немецком или иностранном суде;

4) если признание судебного решения несовместимо с принципами немецкого права или основными конституционными правами;

5) если принцип взаимности с данным иностранным государством не применяется.

Последний пункт не препятствует признанию иностранного судебного решения, если, применительно к хозяйственному праву, решение касается неимущественного требования, и если дело не могло быть подсудно немецкому суду.

Исполнительный документ, выдаваемый немецким судом на основании признанного иностранного судебного решения, в точности повторяет его формулировки.

Упрощенная процедура для получения исполнительного листа, так же требует экзекватуры вынесением постановления признания арбитражного решения, а так же приоритета международного договора над национальным законодательством, имеет политико-экономический характер для привлечения иностранных инвестиции. В политике государственных властей Германии приоритетом является благосостояние нации и государства в целом, дружелюбия и симпатии со стороны иностранным государств.

3.1.2 Великобритания и США

Исходя из специфики правовой системы Англии и Уэльса, можно сказать, что имеющееся законодательство позволяет признавать и исполнять на данных территориях Великобритании решения иностранных третейских судов. Источники правового регулирования признания и принудительного исполнения иностранных третейских решений в Англии строятся по общим принципам: суверенитета государства, приоритета международного права, иерархии источников внутреннего права и т.д.

Среди законов, которыми урегулирована процедура признания и исполнения третейских решений, можно назвать следующие: The Arbitration (International Investment Disputes) Act 1966, а также The Arbitration Act 1996 (в настоящей работе упоминаемый как Арбитражный Закон Великобритании 1996 г.). Условия допущения исполнения иностранных третейских решений на территории Англии имеют общий характер: вступление третейского решения в законную силу, соблюдение срока исковой давности, соблюдение процессуальных прав сторон, требование компетентности суда, отсутствие тождественного спора, соответствие публичному порядку[54] .

В отношении решений некоторых международный арбитражных судов в Англии установлен принцип взаимности, предусмотренный Конвенцией ООН 1958 г. «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений». Упомянутый Закон 1966 г. устанавливает процедуру, в целом аналогичную процедуре признания и исполнения в Англии иностранных судебных решений по гражданским делам[55] .

Например, США не являются стороной ни одной конвенции, регламентирующей признание и исполнение судебных решений. В США также нет федерального правового акта, регулирующего исполнение иностранных судебных решений. Но в 50 штатах существуют собственные (унифицированные) акты «Об иностранных судебных решениях и о взыскании по ним денежных средств». На основе этих актов, состоящих из тех же правил, что основные конвенции о правовой помощи, и в целях реализации международно-правовых принципов взаимности и вежливости американские суды исполняют решения советских, а затем российских судов начиная с 1935 г[56] .

Как следует из публикуемого перевода решения Апелляционного суда Второго округа США, фирма Noga пыталась исполнить вынесенные против Российской Федерации в Стокгольме арбитражные решения не только в Европе, но и в США. Суд первой инстанции посчитал, что Российская Федерация не может быть ответчиком по арбитражному решению, вынесенному против Правительства Российской Федерации, но апелляционная инстанция это решение отменила и вернула дело для дальнейшего рассмотрения[57] .

Далеко не однозначно решается в мировой практике и вопрос о возможности оспаривания арбитражных решений при условии заключения сторонами исключающего соглашения. Исключающее соглашение (exclusion agreement) изначально появилось в Англии и лишь потом было воспринято в других странах системы общего права. В оригинале оно было направлено на устранение судебной проверки арбитражного решения как по существу в целом, так и отдельно по вопросам применения права. Позднее этот институт проник в правовые системы, воспринявшие частноправовую концепцию арбитража (Civil Law Concept оf Arbitration), распространив свое действие на механизм отмены арбитражного решения. Заметим, что заимствован он был везде крайне осторожно.

Так, например, до сих пор суды США придерживаются сформулированного в ответ на вопросы, поднятые сторонами в делах Chromalloy и Baker Marine, правила о том, что стороны не могут своим соглашением ограничить право государственного суда на отмену арбитражного решения в случаях, когда будет выявлено одно из установленных законом оснований для указанной отмены.

Аналогичные положения содержит и закон Швеции, заранее арбитражном соглашении, если нет оговорки об оспаривании решения арбитражного суда или сделана запись об исключительности вынесенного арбитражного решения.

3.2 Исполнительный листы выдаваемые компетентными судами в Российской Федерации

3.2.1 Добровольного исполнения арбитражного решения

Государственные суды призваны способствовать развитию деятельности третейских судов, в том числе и через принуждение к исполнению решений третейских судов. Как правило, решения третейского суда исполняются добровольно в порядке и сроки, которые установлены в самом решении. Если решение третейского суда не исполнено должником добровольно немедленно или в установленный срок, у кредитора появляется возможность обратиться в арбитражный суд РФ с заявлением о выдаче исполнительного листа.

В ст. 236 АПК РФ устанавливаются правила о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений любых третейских судов (арбитражей), принятых на территории Российской Федерации по результатам рассмотрения споров, возникающих из гражданских правоотношений (предпринимательских).

Заявление о выдаче исполнительного листа подается стороной третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда. Заявление о выдаче исполнительного листа может быть подано в компетентный арбитражный суд в течение трех лет после истечения срока, установленного для добровольного исполнения решения арбитражного суда (если срок не установлен, предполагается немедленное добровольное исполнение). Трехлетний срок со дня окончания срока для добровольного исполнения решений третейских судов установлен ст. 45 ФЗ «О третейских судах в РФ» от 24 июля 2002 г.

Заявление о выдаче исполнительного листа подается в арбитражный суд субъекта РФ по месту жительства (месту нахождения) должника или по месту нахождения имущества должника (в случае невозможности установления домициля должника).

При подаче заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должны быть соблюдены требования, подобные тем, что предъявляются к заявлениям об оспаривании решений третейских судов статья 231 АПК РФ.

Заявление подается в письменной форме, подписывается лицом, в пользу которого принято решение (его представителем), и в нем должны быть указаны наименование арбитражного суда, полномочного выдать исполнительный лист, наименование и состав и местонахождение третейского суда, наименование и домициль (местонахождение) сторон третейского разбирательства, дата и место принятия решения третейского суда, а также мотивированные требования заявителя с указанием на истечение срока добровольного исполнения решения третейского суда.

К заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда прилагаются такие же документы, что и к заявлению об отмене решения третейского суда ст. 231 АПК РФ.

В случае нарушения установленных требований заявление о выдаче исполнительного листа оставляется без движения или возвращается подавшему его лицу.

Примером из судебной практики Московский арбитражный суд отказал, ответчик по арбитражному разбирательству не был должным образом уведомлен о заседании арбитража, не имел возможности представить свои объяснения, а также потому, что доверенность, выданная представителю общества Есакову В.А., не содержит полномочий на участие последнего в заседаниях арбитража. По мнению суда, уведомление о заседании арбитраж должен был направить по адресу государственной регистрации общества. Кроме того, суд отметил, что заявителем нарушены правила проставления на решении апостиля, в котором не указан, как того требует Гаагская конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов, от 05.10.1961, статус лица, подписавшего документ, и подписи арбитров не легализованы в установленном порядке. Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 05.08.2004 оставил определение от 25.05.2004 без изменения по тому основанию, что арбитраж не выполнил надлежащего порядка уведомления ответчика – это предположение судов было ошибочным. ВАС РФ определение суда первой инстанции Арбитражного суда города Москвы от 25.05.2004 по делу № А40-47341/03-25-179 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 05.08.2004 по тому же делу отменил. Указав признать и привести в исполнение решение Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма от 25.04.2003 по спору между консорциумом «Кодест Инжиниринг» (Италия) и обществом с ограниченной ответственностью «Группа Мост» (Россия)[58] . Арбитражному суду города Москвы выдать исполнительный лист.

Суд первой инстанции указал на неправильное оформление содержащегося на тексте решения арбитражного института апостиля, который подтверждает подпись нотариуса, а не арбитров.

Отказывая в признании и принудительном исполнении решения арбитражного института, суды обеих инстанций указали на отсутствие извещения ответчика о дате заседания арбитража.

Между тем из материалов дела следует, что общество заключило соглашение об арбитражном разбирательстве, избрало арбитра для рассмотрения спора, назначило своим представителем для общения с арбитражным институтом Есакова В.А., выдав ему доверенность от 19.08.2002, которой последнему, в частности, предоставлялись полномочия на осуществление от имени общества прав истца, ответчика и третьей стороны, а также право на получение от арбитражного института и изучение документов, связанных с арбитражным разбирательством. Есаков В.А. от имени общества направил в арбитражный институт отзыв на иск, а также встречный иск на бланках юридической фирмы, содержащих адрес: Москва, Б. Палашевский пер., д. 5/1, который совпадал с фактическим адресом общества. Арбитражный институт осуществлял переписку с обществом через его представителя - Есакова В.А., направляя документы по названному адресу.

Из переписки Есакова В.А. с арбитражным институтом, которую он поддерживал от лица общества, следует, что о проведении заседания арбитража, назначенного на 27 - 28.01.2003, он был извещен заблаговременно.

Порядок рассмотрения заявлений о выдаче исполнительного листа имеет те же особенности, что при рассмотрении заявлений об отмене решения третейского суда. К этим особенностям относится рассмотрение заявлений о выдаче исполнительных листов судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд. Месячный срок в этом случае включает время для подготовки дела к судебному разбирательству, судебного заседания и вынесения определения о выдаче или об отказе в выдаче ст. 239 АПК РФ исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Стороны третейского разбирательства извещаются о времени и месте рассмотрения заявления кредитора о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, не исполненного должником в добровольном порядке, с соблюдением условий гл. 12 Кодекса. При подготовке дела к рассмотрению судья может истребовать из третейского суда материалы дела, по которому испрашивается исполнительный лист по правилам гл. 7 АПК РФ.

В арбитражном суде, компетентном осуществлять судебный контроль за решениями третейских форумов, может оказаться одновременно и заявление должника об отмене решения третейского суда, приостановлении его исполнения и заявление кредитора о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Как правило, такая ситуация складывается, если в решении третейского суда не указан срок на его добровольное исполнение. В таком случае кредитор - взыскатель может требовать незамедлительного исполнения решения третейского суда в принудительном порядке. Должник имеет право опротестовать решение третейского суда.

В подобной ситуации арбитражный суд полномочен отложить рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа до рассмотрения заявления об оспаривании такого решения. При этом при наличии ходатайства кредитора, настаивающего на исполнении решения, должнику может быть предложено представить встречное обеспечение по правилам ст. 94 АПК РФ.

Таким образом, на выдачу исполнительного листа на решение иностранного арбитража у российских судов вызывает затруднение в вынесении определения для признания и приведения исполнения решения международного арбитража толкование норм международного частного права, что приводит к судебным ошибкам. Думается что целесообразно бы основные нормы МЧП затрагивающие данную проблему, закрепить в российском законодательстве.

3.2.2 Выдача исполнительного листа для принудительного исполнения арбитражного решения в РФ

Встречное обеспечение не может являться обязательным условием отсрочки рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа. Судья вправе обязать должника представить встречное обеспечение лишь в том случае, если посчитает реальной угрозу неисполнения в будущем решения третейского суда, легализованного арбитражным судом в надлежащем порядке. Встречное обеспечение служит целям обеспечения возможности эффективной реализации исполнительного производства, а также возмещения возможных убытков кредитору, причиненных ненадлежащим поведением должника, отказавшегося добровольно исполнить решение третейского суда и затянувшего его принудительное исполнение.

Основания отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда идентичны основаниям отмены решения третейского суда, изложенным в ст. 233 АПК, за исключением п. 5 ч. 2 ст. 239.

В п. 5 ч. 2 ст. 239 Кодекса излагается положение, обеспечивающее возможность принудительного исполнения лишь тех решений третейских судов, которые являются окончательными и стали обязательными для сторон третейского разбирательства.

Между тем решение третейского суда не подлежит исполнению, если носит промежуточный характер и не решает спор по существу и окончательно. Решение третейского суда может содержать указание на срок для добровольного исполнения решения третейского суда, до истечения которого решение не подлежит принудительному исполнению. Решение третейского суда может быть оспорено в государственном суде, и при этом его исполнение может быть приостановлено, что также исключает его исполнение. Решение третейского суда может быть полностью исполнено на территории другого государства на основании положений Конвенции о правовой помощи, что исключает его исполнение на территории третьих государств.

Подобные ситуации и охватываются п. 5 ч. 2 ст. 239. Подход к отказу в принудительном исполнении решений третейских судов, не ставших обязательными и окончательными, соответствует положениям международно - правовых договоров, заключенных Российской Федерацией. Например, в ст. IX Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (1961 г.) содержится положение об объявлении арбитражного решения недействительным в случае, если отмена арбитражного решения, подпадающего под действие настоящей Конвенции в одном из государств - участников Конвенции, будет являться причиной отказа в признании или исполнении этого решения в других государствах - участниках и т.д.

Определение о выдаче или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда выносится по правилам гл. 20 АПК РФ с указанием обязательных атрибутов, установленных в ч. 2 ст. 240: сведений о третейском суде, сторонах третейского разбирательства, указаний на экзекватуру (разрешения на выдачу) исполнительного листа для решения третейского суда или отказа в экзекватуре.

Отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не означает отказа в рассмотрении конфликтной ситуации по существу. Экономический спор, не получивший разрешения, может быть вновь рассмотрен третейским судом или разрешен арбитражным судом, иным государственным судом, компетентным рассматривать данный коммерческий спор.

В определении об отказе в исполнении решения третейского суда может быть указано, что решение не подлежит исполнению полностью или частично. Кроме того, в определении, содержащем указание на частичное исполнение, может находиться ссылка на то, что в другой части решение исполнено на территории третьей страны.

Примером из практики[59] , ситуация суды первой и второй инстанции отказали заявителю в том что решение третейского суда подлежит рассмотрению не в арбитражном суде, а в судах общей юрисдикции по основаниям, что спор не имеет хозяйственного характера, так как заявитель является частным предпринимателем (физическим лицом) – это предположение было ошибочным, согласно статье 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражным судам подведомственны дела об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 2 статьи 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по спору, возникшему из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматривается арбитражным судом по заявлению стороны третейского разбирательства, в пользу которой принято решение третейского суда.

Факт возникновения задолженности общества и поручителя перед предпринимателем и механизм ее образования подтверждены решением третейского суда от 24.03.2006. Решением третейского суда от 06.10.2006 неустойка за ненадлежащее исполнение договора поставки и проценты за пользование займом начислялись на установленную ранее судом сумму основного долга.

В пункте 2.2 договора поручительства указано на экономический характер данного договора.

Кроме того, об этом свидетельствует и содержание арбитражной оговорки, содержащейся в пункте 6.4 договора поставки и пункте 2.2 договора поручительства, согласно которой все споры и разногласия между сторонами передаются на рассмотрение в Арбитражный суд Курской области или Третейский суд при Курской торгово-промышленной палате.

Таким образом, исковое заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, поданное предпринимателем, связано с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности и дело по этому иску подведомственно арбитражному суду.

Отказывая в удовлетворении требования о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суды первой и кассационной инстанций не учли правовой позиции, сформулированной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Информационном письме от 22.12.2005 № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов».

Как следует из пункта 15 этого письма, арбитражный суд компетентен рассматривать заявления об отмене, о признании и принудительном исполнении решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, вынесенных по экономическим спорам и иным делам, связанным с осуществлением экономической деятельности, и в тех случаях, когда такие решения приняты о правах и обязанностях физических лиц.

При названных обстоятельствах обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

В том случае, если государственный суд отказывает в исполнении лишь части решения третейского суда, указывается основание, изложенное в ст. 239 Кодекса, которому противоречит эта часть решения третейского суда. Стороны третейского разбирательства, не получившие полного разрешения своего спора, могут в этом случае оставшиеся конфликтные вопросы передать на рассмотрение третейского или компетентного государственного суда.

Определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца.

Таким образом, проблема связанная с вынесением определении о признании и приведения к принудительному исполнению решению суда иностранного арбитража, суды должны руководствоваться приоритетными международными принципами взаимности и взаимопомощи, так как Верховный арбитражный суд РФ пересматривая определения по данному предмету выносит аналогичные определения по ошибочным определениям нижестоящих судов.

3.3 Статистика экзекватуры на признанные арбитражных решении

Статистика третейских разбирательств в ФРГ актуальность использования международного коммерческого арбитража при разрешении споров между компаниями из государств Европейского Союза и стран Содружества Независимых Государств подтверждается статистикой опросов, которые в 1999-2001 гг. проводились немецкими торгово-промышленными палатами среди компаний, ведущих торговлю или имеющих какие-либо иные экономические связи с партнерами из бывшего СССР[60] .

Ответы на вопрос о конкретном международном арбитражном суде, указанном в арбитражной оговорке, выглядят следующим образом: Международный Арбитражный Суд при ТПП, г. Вена - 29 %; Международный Арбитражный Суд при МТП, г. Париж - 24 %; Арбитражный Суд (Арбитражный Институт) Торговой Палаты г. Стокгольма - 17 %; Регламент Немецкого Арбитражного Общества (разбирательство в ФРГ) - 10 %; Арбитражный регламент Торговой Палаты г. Цюриха - 10 %; Международный Коммерческий Арбитражный Суд при ТПП г. Москвы - 7 %.

Статистика опроса свидетельствует о все еще недостаточной роли третейских судов ФРГ и стран СНГ (в особенности, Беларуси и Украины). С другой стороны, данные указывают на ориентированность немецких предпринимателей на международные третейские организации, расположенные за пределами ФРГ (87 % случаев выбора в арбитражных оговорках) - подтверждение тезиса об относительно непривлекательном «арбитражном климате» в Германии. Показательна оценка немецкими предпринимателями степени привлекательности международного коммерческого арбитража по сравнению с разбирательством в государственных судах:

Международный коммерческий арбитраж по сравнению с государственным правосудием: имеет большие преимущества - 12 %; в целом более выгоден - 46 %; имеет тот же эффект - 21 %; проигрывает государственному правосудию - 21 %.

Здесь важно учесть фактор проводимого опроса применительно к международному коммерческому арбитражу в целом - как с участием сторон из стран СНГ, так и с участием контрагентов из других государств ЕС, из США и других стран мира. С целым рядом стран, за исключением Российской Федерации, Украины, Республики Беларусь и Казахстана Германия имеет ратифицированные двусторонние соглашения о взаимопомощи по гражданским делам, которые включают обязанность взаимного признания и исполнения государственных судебных решений. Соответствующим образом в опросе расположились и ответы респондентов - сравнение преимуществ действия двустороннего соглашения и Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Сравнивать преимущества и недостатки государственного судебного разбирательства с третейским в плоскости разрешения хозяйственных споров между компаниями из ФРГ и государств СНГ некорректно - ввиду отсутствия достаточного пласта судебной практики государственных судов (признание и исполнение решений на основании принципа взаимности).

В 2003 г. в МКАС поступил 201 иск от компаний из 42 стран мира; рассмотрено с вынесением решения 143 спора; прекращено производство без вынесения решения - по 78 спорам. В 2004 г. поступило 162 иска от компаний из 42 стран мира. За 2004 г. рассмотрено с вынесением решения 118 дел (включая дела прошлых лет). За 2005 год поступило 148 исков по спорам компаний из 41 страны мира. За 2006 год поступило 120 исков по спорам компаний из 38 стран мира. За 2007 год поступило 141 исковое заявление от компаний из 40 стран мира. За прошедший 2008 г. год поступило 158 исков (в том числе 4 встречных) от компаний из 38 стран мира[61] .

Статистические данные за прошедшие года показывают о повышении роли авторитета международного арбитражного суда. И признаний арбитражных решений во всем мире.

Заключение

Анализ на судебной практике и статистике, а так же научные работы по вопросам признания арбитражных решений в проделанной курсовой даёт нам представление о признании и приведении в исполнении арбитражных решений.

Настоящее время иностранное арбитражное решение, вынесенное на территории страны, не участвующей в Нью-Йорской Конвенции 1958 года, все равно может быть признано и приведено в исполнение в Российской Федерации, с международным принципами о взаимности и взаимовежливости.

Первое, так в пункте 2 статьи 34 федеральном законе о международном арбитражном суде, при оспаривании арбитражного решения со стороны ответчика входит в компетенцию судов общей юрисдикции (п.2 ст 6 Верховным Судом республики в составе Российской Федерации, краевым, областным, городским судом, судом автономной области и судом автономного округа по месту арбитража), а так же права судам об отказе в признании или в приведении исполнения арбитражного решения по основаниям указанных в данной норме в точности воспроизводит норму статьи 417 ГПК РФ, в сущности, эти правила действуют для международных арбитражей (ad hoc) по конкретному делу находящихся в территориальной компетенции судов общей юрисдикции, а так же осуществляется их контроль.

Можно предположить, что эти правила относятся и для институционых судов как МАК и МКАС при ТПП РФ. В сущности сам закон о международном арбитражном суде в силу свою действует, только на международные суды находящиеся на территории Российской Федерации и признании арбитражных решений вынесенных за рубежом.

Суды общей юрисдикции не наделены таким правом, как признание и приведения арбитражных решений в силу пункта 2 статьи 409 ГПК РФ под решениями иностранных судов понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Второе, так же норма статьи 36 закона о международном арбитражном суде, аналогичная норма статьи 244 АПК РФ содержит основания для отказа в признании и приведении исполнении арбитражного решения по заявлению взыскателя.

Третье, заключительным препятствием для принудительного признания и приведения в исполнении арбитражного решения является норма статьи 239 АПК РФ.

Четвертое, статистика показывает несоответствие с правилами арбитражного процессуального закона, таких юридических элементов, как не оплачена госпошлина, недостает соответствующего документа, несоответствие нотариального удостоверения и прочие юридические факты.

Таким образом, для признания и в конечном счете приведении в исполнении арбитражного решения, оно проходит несколько процедур, первый этап если ответчик заявит ходатайство об оспаривании решения в суд общей юрисдикции, второй этап если будет отказ в признание и приведении в исполнении арбитражным судом, третий этап если ответчик отказывается от исполнение добровольно и компетентный суд отказывает в выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения, российское законодательство дает нормативную защиту ответчику от исполнения арбитражного решения, что в свою очередь затягивает тяжбу с признанием и исполнением арбитражного решения, что и показывает сама международная практика, по основному международному принципу арбитражные решения не нуждаются перепроверке в национальных судах, такие пробелы есть и в российском законодательстве, отсутствие в процессуальных нормах такого понятия как приюдиции международного арбитражного решения.

Целесообразно было бы дополнить норму статьи 69 АПК РФ основания освобождения от доказывания в пункт первый, обстоятельства дела, признанные арбитражным судом и международным арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании, второй пункт обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда, международного арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

В пункте 4 статьи 239 АПК РФ заменить словами арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным статьей 244 АПК РФ, а так же в соответствии с настоящим Кодексом и законом об исполнительном производстве.

Во-первых, для признания арбитражных решений производится в соответствии с главой 31 АПК РФ, с целью дальнейшего приведения в исполнении. Во вторых, 244 АПК РФ полностью воспроизводит нормы основания для отказа признания и приведения, что Международные договоры, что и закон о международном арбитраже. Соответствовало бы логическому порядку.

Проблемой является понятие публичного порядка при признании арбитражного решения, федеральные законы Российской Федерации указывают на национальный публичный порядок в частности. Из практики судов зарубежных стран, таких как Великобритания, Швеция, Германии указывают приоритет международного публичного порядка над национальным, в случае противоречий преобладает международный, так и из практики российских судов по пересмотру отказов в экзекватуре первой и второй инстанции, этой проблемой занимается председатель международного сектора ВАС РФ Т.Н. Нешатаева указывает судам на данный принцип и разъясняет, что принцип взаимности и взаимовежлевости закреплен в статье 15 Конституции РФ.

Поэтому целесообразно было бы внести поправки в пункт 1 подпункта 2 статьи 244 АПК РФ, статьи 417 ГПК РФ и статьи 36 закона о международном арбитражном суде, признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречат публичному порядку Российской Федерации и Международному, если возникают противоречия приоритетом пользуется последний.

Нормы пункта 1 статьи 35 закона о международном арбитражном суде, статьи 241 АПК РФ, 409 ГПК РФ дополнить абзацем «Международный публичный порядок преобладает над публичным порядком Российской Федерации». Что позволило бы единообразию применении международных унифицированных норм в регулировании признания арбитражных решений. В особенности играют роль реторсии, которые имеют политический характер, нежели правовой и проводятся как санкции ответных мер во взаимоотношениях между двумя государствами, что соответствует международному публичному порядку, примером является игнорирование властей Украины на признание арбитражного решения Стокгольмского международного арбитражного института в споре между компаниями Нафтогаза и Газпрома, как говорил один английский судья, что даже государство в международном частном праве не имеет иммунитета касаемо в части получения прибыли при коммерческой сделке.

Не маловажный факт, что гражданин (компания), являющийся стороной арбитражного спора, проживает (зарегистрирован или имеет основное место осуществления деятельности) на территории государства, которое не присоединилось к Конвенции, не становится препятствием для исполнения арбитражного решения против такой стороны на территории другого государства, которое является участником Конвенции. Такое толкование Конвенции закреплено в многочисленных прецедентах, принятых судами различных государств - участников Конвенции.

Сохранение членства Российской Федерации в Московской конвенции нарушает интересы российских предпринимателей, лишая их возможности свободного выбора между государственным судом и международным коммерческим арбитражем и почти не оставляя возможности выбора компетентного арбитражного органа с учетом ограниченного круга стран-участниц и сужения сферы применения конвенции. Совершенно очевидно, что Российской Федерации следует денонсировать Московскую конвенцию.

Результаты курсовой работы основаны на работах российских и зарубежных авторов в области международного частного права.


Список используемых источников

1. Конвенция организации объединенных наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений заключена в Нью - Йорке в 1958 г. вместе со статусом Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений Нью - Йорк, 1958 г. - Вестник ВАС РФ. 1993. - № 8. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

2. Европейская Конвенция о внешнеторговом арбитраже заключена в Женеве 21.04.1961 вместе со Статусом Европейской Конвенции о внешнеторговом арбитраже по состоянию на 1 марта 1995 г. - Вестник ВАС РФ. – 1993. - № 10. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

3. Соглашение стран СНГ от 20.03.1992 О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. - Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. – Содружество. – 1992. - № 4. – Закон. – 1993. - № 1.// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

4. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ принят ГД ФС РФ 14.06.2002 ред. от 11.06.2008. - Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 30. - ст. 3012. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №138-ФЗ принят ГД ФС РФ 23.10.2002 ред. 25.11.2008. - Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 46. - ст. 4532. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

6. Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 О международном коммерческом арбитраже вместе с Положением о международном коммерческом арбитражном суде при торгово-промышленной палате Российской Федерации Положением о морской арбитражной комиссии при торгово-промышленной палате Российской Федерации. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

7. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 07.07.2004 № 78 Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

8. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.12.1996 № 10 Обзор практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

9. Письмо ВАС РФ от 01.03.1996 № ОМ-37 Об исполнении решений арбитражных судов одного государства на территории другого государства. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

10. Информационном письме от 22.12.2005 № 96 Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

11. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. - Издание пятое, переработанное и дополненное. – М.: Гардарики. – 2005. – 432 С.

12. Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3-х т. Том 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс: Учебник. — М.: Издательство БЕК, 2001. — 729 С.

13. Карабельников Б.Р. Исполнение решений международных коммерческих арбитражей: Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 года. М., 2003. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

14. Петросян Р.А. Применение Московской конвенции 1972 г. в современных условиях // Сборник информационных материалов. Право и арбитражная практика. - Вып. 1. - М.: - 1997. - С. 22 - 24. // СПС Консультант-Плюс 2009 год.

15. Хлестова И.О. Актуальные вопросы признания и приведения в исполнение

иностранных арбитражных решений в Российской Федерации // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

16. Варфоломеев В.В. Актуальные моменты, возникающие при исполнении решения суда.// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

17. Ж.-П. Ансель, М. Абасси Исполнение иностранных судебных решений// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

18. Жильцов А.Н. Оспаривание решений международных коммерческих арбитражей в соответствии с российским законодательством - современные тенденции. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

19. Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс (Академический курс): Учебник. - М.: Волтерс Клувер. – 2004. / Официальный сайт Юридический клуб. // www. urclub. Ru

20. Комаров А.С. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: к 70-летию образования. / Сборник. – Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража: К 70-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Отв.ред. А.С. Комаров. М.: Спарк. – 2002. – 140 с. // www.tpprf-mkac.ru

21. Богуславский М.М. Современные тенденции расширения сферы действия институционных арбитражных судов. / Сборник. – Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража: К 70-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Отв.ред. А.С. Комаров. М.: Спарк. – 2002. – 140 с. // www.tpprf-mkac.ru

22. Курочкин С.А. Оспаривание решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей: вопросы теории. - Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. - № 8. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

23. Карабельников Б.Р. Российские суды и международный арбитраж: развитие событий в 2006 г. // Международный коммерческий арбитраж. - 2007. - № 1. - С. 37.

24. Асосков А.В. Вопросы международного арбитража в новом обзоре Президиума ВАС РФ: поиск правильных решений // Международный коммерческий арбитраж. - 2006. - № 2. - С. 17

25. Жильцов А.Н. Оспаривание решений международных коммерческих арбитражей в соответствии с российским законодательством // Международный коммерческий арбитраж. 2005. - № 1. - С. 18.

26. Грешников И. П. Международный и внутренний арбитраж понятие и компетенция. - Журнал Юрист. - №4. - 2005 г. - 46с. // www. urclub. ru

27. Костин А.А. Арбитражное соглашение // Международный коммерческий арбитраж. - 2005. - № 2. - С. 14

28. Комаров А.С., Карабельников Б.Р. Практика Федерального арбитражного суда Московского округа по делам, связанным с оспариванием и приведением в исполнение международных арбитражных решений // Международный коммерческий арбитраж. 2004. - № 4. - С. 20 - 21.

29. Нешатаева Т.Н. В сфере внешнеэкономической деятельности. // Арбитражная практика. - № 11 (44) - 2004 ноябрь. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

30. Комаров А.С., Карабельников Б.Р. Практика Федерального арбитражного суда Московского округа по делам, связанным с оспариванием и приведением в исполнение международных арбитражных решений // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 4. - С. 26 - 27.

31. Ламм К., Спуренберг Ф. Новые подходы к принудительному исполнению иностранных арбитражных решений по Нью-Йоркской конвенции // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 2. - С. 57.

32. Бардина М.П. Действие Конвенции из «правового наследия СЭВ» в современных условиях // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 2. - С. 4 - 15.

33. Комаров А.С. Международный коммерческий арбитраж и государственный суд // Закон. - 2003. - № 2. – С. 78

34. Игнатенко Г.В., Федоров И.В. Арбитражный процессуальный кодекс РФ в международно-правовом измерении: достижения и упущения // Журнал российского права. - 2003. - № 7. - С. 27.

35. Шмелева-мата О.В. Международный коммерческий арбитраж: арбитражное соглашение и перемена лиц в обязательстве // Арбитражная практика. - № 01 (10). – 2002.// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

36. Переверзева О.Н. Делова практика Международный морской и арбитражный суд./ Официальный сайт журнала Юридическая практика // www.yurpractika.com

37. Юркевич Н.Г. Международный коммерческий арбитраж в странах Содружества Независимых Государств (СНГ) и Европейского Союза (ЕС). Актуальные вопросы. / Официальный сайт Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь. // www. court. Bu

38. Постановление МКАС при ТПП РФ от 14 февраля 2006 г. Дело № 140/2003. – Официальный сайт МКАС при ТПП РФ // www.tpprf-mkac.ru.

39. Постановление Пленума ВАС РФ от 20 января 2009 г. № 10613/08 Надзорное рассмотрение дела. Информация по делу / Официальный сайт Высшего арбитражного суда РФ. // www. arbsudcourt.ru

40. Постановление Пленума ВАС РФ от 3 февраля 2009 г. № 10680/08 Надзорное рассмотрение дела / Официальный сайт Высшего арбитражного суда РФ. // www. arbsudcourt.ru

41. Информация по оказанию правовой помощи, признанию и приведению в исполнение решений по экономическим спорам иностранных и международных арбитражных судов за 1-ое полугодие 2007 года. / Официальный сайт Высшего хозяйственного суда Белоруссии. // www.court.by

42. Постановление Президиума ВАС РФ от 30 марта 2004 г. по делу № 15359/03. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

43. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 мая 2003 г. по делу КГ-А40/2954-03. - // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

44. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 октября 2003 г. № КГ-А40/7418-03. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

45. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г. // СПС Консультант-Плюс. // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 3. - С. 117 - 118.

46. Высший Земельный Суд (Апелляционный суд), Штуттгарт, 18 октября 1999 года, Дело № 5 U 89/98; Верховный суд ФРГ, 1 февраля 2001 года, Дело № III ZR 332/99. / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

47. Высший Земельный Суд (Апелляционный суд), Дрезден, 20 октября 1998 года, Дело № 11 Sch 04/98. / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

48. Высший Земельный Суд Апелляционный суд, Бранденбург, 2 сентября 1999 года, Дело № 8 Sch 01/99 / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

49. Апелляционный суд Соединенных Штатов Америки, Второй округ, 16 марта 2004 года. / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

50. Постановление президиума ВАС РФ № 14548/04 от 22.02.2005 Решение международного коммерческого арбитража (третейского суда) не является официальным документом, следовательно, на него не распространяются нормы Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов. // СПС Консультант – Плюс 2009год.

51. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2006 по делу N А43-40131/2005-39-462. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

52. Коммерсантъ-Daily. 2004. 23 ноября. № 219. // Сайт издательства журнала Коммерсант – Daily www. comdail. ru.

53. Atkey, R. Foreign Investment Disputes: Access of Private Individuals to International Tribunals // The Canadian Yearbook of International Law. Volume V. 1967. С. 230. // Сайт журнала арбитражная практика. www. arbsud.ru.

54. Бирман А.А. Оговорка для контрагента. Почему российские фирмы проигрывают суды за рубежом. // Адвокатура в России. - Александр Бирман, «Компания» (www.ko.ru) от 31.03.03, № 258 . // www.advokatrus.ru

55. Лебедев С.Н. Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража. С. 52. // По данным ЮНСИТРАЛ, размещенным на сайте www.uncitral.org.

56. Сеглин Б.И. Исполнение решений международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ и иных международных арбитражных судов. / Сайт специализированной юридической фирмы «Лого – Консульт» международное коммерческое право. // www. logoconsult.ru


Приложение А

Схема порядка признания и приведение в исполнение иностранного решения суда в России добровольном порядке

1 - Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения с прилагаемыми документами. 2 – Принятие заявления. 3 - Экзекватура на признание арбитражного решения. 4 - Выдача исполнительного листа.

Приложение Б

Схема порядка принудительного исполнения иностранного решения суда в России

1 – Ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения. 2 – Принятие и рассмотрение ходатайства судом. 3 - Определение по делу в выдаче исполнительного листа. 4 – Выдача исполнительного листа на принудительное исполнение в порядке закона об исполнительном производстве.


Приложение В

Схема порядка признания и приведение в исполнение иностранного решения суда в России согласно соглашения СНГ

1 – Ходатайство о признании и приведении к исполнению арбитражного решения. 2 – Принятие и рассмотрение судом ходатайства. 3 - Экзекватура. Определение по делу. 4 - Выдача исполнительного листа.


[1] Коммерсантъ-Daily. 2004. 23 ноября. № 219. // Сайт издательства журнала Коммерсант – Daily www. comdail. ru.

[2] Atkey, R. Foreign Investment Disputes: Access of Private Individuals to International Tribunals // The Canadian Yearbook of International Law. Volume V. 1967. С. 230. // Сайт журнала арбитражная практика. www. arbsud.ru.

[3] И.О. Хлестова Актуальные вопросы признания и приведения в исполнение

иностранных арбитражных решений в Российской Федерации // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

[4] В.В. Варфоломеев Актуальные моменты, возникающие при исполнении решения суда.// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

[5] Ж.-П. Ансель, М. Абасси Исполнение иностранных судебных решений// Консультант – Плюс 2009 год.

[6] Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 О международном коммерческом арбитраже вместе с Положением о международном коммерческом арбитражном суде при торгово-промышленной палате Российской Федерации Положением о морской арбитражной комиссии при торгово-промышленной палате Российской Федерации. - Российская газета. - № 156 - 14.08.1993. //СПС Консультант – Плюс 2009 год.

[7] А.Н. Жильцов Оспаривание решений международных коммерческих арбитражей в соответствии с российским законодательством - современные тенденции. // Консультант – Плюс 2009 год.

[8] Юркевич Н.Г. Международный коммерческий арбитраж в странах Содружества Независимых Государств (СНГ) и Европейского Союза (ЕС). Актуальные вопросы. / Официальный сайт Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь. // www. court. bu

[9] Переверзева О.Н. Делова практика Международный морской и арбитражный суд./ Официальный сайт журнала Юридическая практика // www.yurpractika.com

[10] Интервью с А.С. Комаровым председателем МКАС о признании и порядка исполнении арбитражных решений в мире и в России. - Официальный сайт МКАС при ТПП РФ // www.tpprf-mkac.ru

[11] Постановление МКАС при ТПП РФ от 14 февраля 2006 г. Дело № 140/2003. – Официальный сайт МКАС при ТПП РФ // www.tpprf-mkac.ru.

[12] Хлестова И.О. Актуальные вопросы признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в Российской Федерации. // СПС Консультант Плюс. – 2009 год.

[13] Организация Объединенных Наций Конвенция О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений Нью-Йорк, 10 июня 1958 года. / Ведомости ВС СССР. 23 ноября 1960 г. N 46. Ст. 421. - // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[14] Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс (Академический курс): Учебник. - М.: Волтерс Клувер. – 2004. / Официальный сайт Юридический клуб. // www. urclub. ru

[15] Богуславский М.М. Международное частное право. Институт государства и права РАН Академический правовой университет. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[16] Грешников И.П. Международный и внутренний арбитраж понятие и компетенция. - Журнал Юрист. - №4. - 2005 г. - 46с. // www. urclub. ru

[17] Нешатаева Т.Н. В сфере внешнеэкономической деятельности. // Арбитражная практика. - № 11 (44) - 2004 ноябрь. // СПС Консультант – Плюс 2009 год.

[18] Исаков В.И. С докладом о деятельности МКАС при ТПП РФ. / Официальный сайт МКАС при ТПП РФ. - // www.tpprf-mkac.ru

[19] Комаров А.С. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: к 70-летию образования. / Сборник. – Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража: К 70-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Отв.ред. А.С. Комаров. М.: Спарк. – 2002. – 140 с. // www.tpprf-mkac.ru

[20] Богуславский М.М. Современные тенденции расширения сферы действия институционных арбитражных судов. / Сборник. – Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража: К 70-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Отв.ред. А.С. Комаров. М.: Спарк. – 2002. – 140 с. // www.tpprf-mkac.ru

[21] Постановление Пленума ВАС РФ от 20 января 2009 г. № 10613/08 Надзорное рассмотрение дела. Информация по делу / Официальный сайт Высшего арбитражного суда РФ. // www. arbsudcourt.ru

[22] Сеглин Б.И. Исполнение решений международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ и иных международных арбитражных судов. / Сайт специализированной юридической фирмы «Лого – Консульт» международное коммерческое право. // www. logoconsult.ru

[23] Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3-х т. Том 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс: Учебник. — М.: Издательство БЕК. - 2001. — 329 с. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[24] Курочкин С.А. Оспаривание решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей: вопросы теории. - Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. - № 8. // СПС Консультант Плюс – 2009 г.

[25] Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3-х т. Том 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс: Учебник. — М.: Издательство БЕК. - 2001. — 110с. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[26] Хлестова И.О. Актуальные вопросы признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в Российской Федерации. // СПС Консультант Плюс. – 2009 год.

[27] Постановление Пленума ВАС РФ от 3 февраля 2009 г. № 10680/08 Надзорное рассмотрение дела / Официальный сайт Высшего арбитражного суда РФ. // www. arbsudcourt.ru

[28] Хлестова И.О. Актуальные вопросы признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в Российской Федерации. // СПС Консультант Плюс. – 2009 год.

[29] Ламм К., Спуренберг Ф. Новые подходы к принудительному исполнению иностранных арбитражных решений по Нью-Йоркской конвенции. // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 2. - С. 57.

[30] Ламм К., Спуренберг Ф. Новые подходы к принудительному исполнению иностранных арбитражных решений по Нью-Йоркской конвенции // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 2. - С.57.

[31] Информация по оказанию правовой помощи, признанию и приведению в исполнение решений по экономическим спорам иностранных и международных арбитражных судов за 1-ое полугодие 2007 года. / Официальный сайт Высшего хозяйственного суда Белоруссии. // www.court.by

[32] В информационном письме ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 .// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

[33] В информационном письме ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 .// СПС Консультант – Плюс 2009 год.

[34] Костин А.А. Арбитражное соглашение // Международный коммерческий арбитраж. - 2005. - № 2. - С. 14

[35] Комаров А.С., Карабельников Б.Р. Практика Федерального арбитражного суда Московского округа по делам, связанным с оспариванием и приведением в исполнение международных арбитражных решений // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 4. - С. 20 - 21.

[36] Жильцов А.Н. Оспаривание решений международных коммерческих арбитражей в соответствии с российским законодательством // Международный коммерческий арбитраж. - 2005. - № 1. - С. 18.

[37] Карабельников Б.Р. Исполнение решений международных коммерческих арбитражей: Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 года. М., - 2003. - С. 179. // Консультант – Плюс 2009 год.

[38] Постановление Президиума ВАС РФ от 30 марта 2004 г. по делу № 15359/03. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[39] Асосков А.В. Вопросы международного арбитража в новом обзоре Президиума ВАС РФ: поиск правильных решений // Международный коммерческий арбитраж. - 2006. - № 2. - С. 17

[40] Комаров А.С. Международный коммерческий арбитраж и государственный суд // Закон. - 2003. - № 2. - С. 78

[41] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 мая 2003 г. по делу КГ-А40/2954-03. - // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[42] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 октября 2003 г. № КГ-А40/7418-03. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[43] Комаров А.С., Карабельников Б.Р. Практика Федерального арбитражного суда Московского округа по делам, связанным с оспариванием и приведением в исполнение международных арбитражных решений // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 4. - С. 26 - 27.

[44] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г. // СПС Консультант-Плюс. // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 3. - С. 117 - 118.

[45] Карабельников Б.Р. Российские суды и международный арбитраж: развитие событий в 2006 г. // Международный коммерческий арбитраж. - 2007. - № 1. - С. 37.

[46] Игнатенко Г.В., Федоров И.В. Арбитражный процессуальный кодекс РФ в международно-правовом измерении: достижения и упущения // Журнал российского права. - 2003. - № 7. - С. 27.

[47] Карабельников Б.Р. Исполнение решений международных коммерческих арбитражей: Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 года. - М.: - 2003. - С. 120. // СПС Консультант-Плюс. – 2009 год.

[48] Бардина М.П. Действие Конвенции из «правового наследия СЭВ» в современных условиях // Международный коммерческий арбитраж. - 2004. - № 2. - С. 4 - 15.

[49] Петросян Р.А. Применение Московской конвенции 1972 г. в современных условиях // Сборник информационных материалов. Право и арбитражная практика. - Вып. 1. - М.: - 1997. - С. 22 - 24. // СПС Консультант-Плюс

[50] Высший Земельный Суд (Апелляционный суд), Штуттгарт, 18 октября 1999 года, Дело № 5 U 89/98; Верховный суд ФРГ, 1 февраля 2001 года, Дело № III ZR 332/99. / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

[51] Высший Земельный Суд (Апелляционный суд), Дрезден, 20 октября 1998 года, Дело № 11 Sch 04/98. / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

[52] Юркевич Н.Г. Международный коммерческий арбитраж в странах. Содружества Независимых Государств (СНГ) и Европейского. Союза (ЕС). Актуальные вопросы. / Сайт юридического клуба. // www.yurclub.ru

[53] Высший Земельный Суд Апелляционный суд, Бранденбург, 2 сентября 1999 года, Дело № 8 Sch 01/99 / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

[54] Юркевич Н.Г. Международный коммерческий арбитраж в странах. Содружества Независимых Государств (СНГ) и Европейского. Союза (ЕС). Актуальные вопросы. / Сайт юридического клуба. // www.yurclub.ru

[55] Юркевич Н.Г. Международный коммерческий арбитраж в странах. Содружества Независимых Государств (СНГ) и Европейского. Союза (ЕС). Актуальные вопросы. / Сайт юридического клуба. // www.yurclub.ru

[56] Нешатаева Т.Н. В сфере внешнеэкономической деятельности. - журнал Арбитражная практика. - № 11 (44). – 2004г. // www.arbprukt.ru

[57] Апелляционный суд Соединенных Штатов Америки, Второй округ, 16 марта 2004 года. / Сайт журнала Международный коммерческий арбитраж № 1 за 2007 г. // www.intarb.ru

[58] Постановление президиума ВАС РФ № 14548/04 от 22.02.2005 Решение международного коммерческого арбитража (третейского суда) не является официальным документом, следовательно, на него не распространяются нормы Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов. // СПС Консультант – Плюс 2009год.

[59] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2006 по делу N А43-40131/2005-39-462. // СПС Консультант Плюс – 2009 год.

[60] Источник: Общество содействия экспорта баварской промышленности (Exportfoerderungsgesellschaft des bayerischen Handwerks). // www.auwi-bayern.de.

[61] Статистические данные МКАС при ТПП РФ. // Сайт Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ. // www.tpprf-mkac.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ