регистрация / вход

Вопросы, практика применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответств

Министерство образования и науки РФ Нижегородская правовая академия Кафедра уголовного права и криминологии. Курсовая работа по уголовному праву На тему: “Вопросы, практика применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за изнасилование. Виктимологическая характеристика жертвы”

Министерство образования и науки РФ

Нижегородская правовая академия

Кафедра уголовного права и криминологии.

Курсовая работа по уголовному праву

На тему: “Вопросы, практика применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за изнасилование. Виктимологическая характеристика жертвы”

Выполнил:

Студент 3 курса

302 группы

Синиченков А.А.

Проверил:

Преподаватель

Бокова Ирина Николаевна

Нижний Новгород

2007 г.

Содержание

Введение … … … … … … … … … … … … … … … … … … …...3

Глава 1. Психологические аспекты совершения изнасилований ......4

Психологическая характеристика насильников … … … … … ... ....4

Виктимологическая характеристика жертвы … … … … … ... ... .....5

Глава 2. Юридическая квалификация изнасилований … … … … ...9

2.1. Объективные признаки изнасилования … … … … … … … ….9

2.2. Субъективные признаки изнасилования … … … … … … … ..12

2.3. Характеристика квалифицирующих признаков изнасилования.12

Заключение … … … … … … … … … … … … … … … … … … 21

Приложения … … … … … … … … … … … … … … … … … … 23

Библиография … … … … … … … … … … … … … … … … … 27


Введение

Изнасилование всегда расценивалось как одно из самых тяжких преступлений против личности. Это наиболее распространенное половое преступление. По статистическим данным изнасилования составляют 90-95 % половых преступлений. Хотя динамика изнасилований за последние годы существования СССР и первое десятилетие существования России не отражает тенденции к постоянному росту (Приложение 1), а имеет волнообразный характер, однако, их число очень велико. Так, в 1996 г. было совершено 10888 изнасилований.

Общественная опасность изнасилования характеризуется также наличием большого процента жертв насильников среди несовершеннолетних (36,6 %).

Кроме того, изнасилование довольно часто сопровождаются совершением других преступлений. Так, например, около 15 % половых посягательств связаны с убийствами, около 16,6 % - с нанесением тяжких телесных повреждений. При чем около 50 % насильников находятся в момент совершения преступления в состоянии опьянения.

Совершение изнасилования откладывает отпечаток не только на физическое, но и на психологическое состояние жертвы. Состояние униженности, оскорбленности, нежелание жить – состояние, как правило, большинства женщин, подвергшихся изнасилованию. Здесь возникает трудно разрешимая проблема неравенства полов.

Так как при совершении изнасилования затрагиваются интересы личности, ее честь и достоинство, а в ряде случаев здоровье и жизнь, необходимо полное и всестороннее рассмотрение и установление всех признаков состава преступления, его юридических категорий и психологического аспекта, с целью правильной юридической квалификации.

При производстве предварительного расследования и судебного рассмотрении возникает множество вопросов, которые разрешает судебная практика. Особенности квалификации изнасилований и предстоит рассмотреть ниже.


Глава 1

Психологическая характеристика насильников.

Для решения проблемы любого преступления, в том числе и изнасилования, необходимо отыскать «корень» этого явления – природу и причины данного преступления. Как основная категория, позволяющая определить причины совершения изнасилования на психологическом уровне, выступает мотив. Как отмечают, Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостакович Б.В., в подавляющем большинстве случаев изнасилование характеризуется не просто физиологическими потребностями, а гораздо более сложной совокупностью мотивов[1] .

Отмечается, что в качестве условий, способствующих совершению преступления, выступают такие внешние факторы, как недостатки в воспитании, в том числе и в половом воспитании, неблагоприятные семейные условия в период становления личности, роль пьянства. Как правило, человек, воспитанный в таких условиях имеет примитивный взгляд на межполовые отношения, рассматривая женщину как существо, целью существования которого является удовлетворение всех потребностей мужчины.

Однако не все насильники относятся к лицам указанного уровня. Многие из них мужчины, имеющие жен и детей, их семьи представляются внешне благополучными. Определить причины совершения изнасилований такими мужчинами весьма сложно. Однако представляется, что основной причиной здесь является отсутствие духовной близости между супругами, из которого вытекает пренебрежительное отношение к женщине. Мужчина раскрывает свое пренебрежение «на стороне», принуждая женщину к интимной близости.

Часть изнасилований совершается лицами, которые длительное время находились в состоянии невозможности удовлетворении половой потребности. Это солдаты срочной службы, лица, освобожденные из мест лишения свободы. Последние, как правило, представляют большую опасность.

По данным Антоняна Ю.М., Поздняковой С.П., которые провели обследование 1,5 тыс. сексуальных преступников, 75 % таких преступников являются вменяемыми[2] , соответственно оставшиеся 25 % - лица с различными психологическими отклонениями. Весьма интересными здесь представляются данные о повторных преступлениях, совершенных сексуальными преступниками. Из 100 % преступников с органическими отклонениями головного мозга, 42,2 % составляют лица, которые уже наказывались за преступные половые посягательства. Среди психопатических личностей, совершивших половые преступления, ранее судимые составляют 23,7 %, среди олигофренов – 22,7 %, среди алкоголиков – 4,5 %.

Таким образом, еще одной причиной совершения изнасилований могут выступать различные психологические аномалии.

Около 70 % насильников – лица моложе 21 года. Наиболее высока преступная активность несовершеннолетних в возрасте 16-17 лет. И лишь 10-12 % из общего числа насильников – лица старше 30 лет. Это, по всей видимости, зависит от ряда социально-психологических и индивидуально-психологических факторов, которые связаны не только с самой криминальной активностью, но и с такими показателями, как характер причиненного насилия, уровень жестокости, совершение в группе или в одиночку и т.д.

Таким образом, обобщая изложенный материал, можно сделать вывод о том, что основная психологическая причина совершения изнасилований – это всяческое желание мужчины утвердить себя по отношению к женщинам, показать свое превосходство. С этой точки зрения можно выделить ряд психологических качеств, присущих насильнику:

ощущение своей ущербности, недостаточность во взаимоотношениях с женщинами, неуверенность в себе;

слабое самосознание, нарушение сексуальной приспособляемости, отсутствие персонификации в выборе сексуальной партнерши;

стремление к утверждению себя во взаимоотношениях с женщинами, восприятие их как потенциальных, агрессивных, подавляющих, стремящихся к доминированию.

Виктимологическая характеристика жертвы.

Начало виктимологических исследований в нашей стране положил Л.В. Франк, обосновавший и развивший в своих работах (1972, 1977 г.г.) некоторые виктимологические идеи, Франк отмечал определенные изменения в психологии жертвы, которая действует «уже, как правило, не в соответствии с реальной «протоситуацией», а в соответствии с психической ситуацией, т.е. с неким ее оттиском».

Д.В. Ривман (1975 г.) приводит подробную классификацию жертв преступлений, выделяя особенно «нравственно-психологические особенности потерпевшего», к которым относит весьма разнородные явления: половую распущенность, алкоголизм, наркоманию, жадность, деспотизм, агрессивность, грубость, трусость, жестокость, мнительность, пассивность, доверчивость, доброту, некритичность и др.

В.Я. Рыбальская (1983, 1984 г.г.) считает, что виктимность как определенный комплекс стабильных типических социальных и (или) психологических свойств личности – весьма сложное понятие, поскольку уязвимость личности обусловлена существенно различающимися факторами.

Виктимологические проблемы с давних пор привлекают внимание судебных психиатров. С психоаналитических позиций предрасположенность стать жертвой может быть объяснена бессознательным чувством вины или стыда и желанием быть наказанным, либо как результат пассивных целей, ведущих к пассивности субъекта. Наконец, виктимность может отражать черты садомазахистского характера и быть присуща ему изначально.

Большой вклад в исследование жертв преступлений, в том числе потерпевших от изнасилований, внесли такие ученые как Ю.М. Антонян, А.А. Ткаченко, Б.В. Шостакович.

В теории виктимологии (учение о жертве) существуют различные классификации типов поведения потерпевших от изнасилования, одна из которых выделяет три следующих типа. К первой группе относятся потерпевшие, чье поведение носит провоцирующий характер, который выражается в установлении контакта с совершенно незнакомыми или малознакомыми людьми, уединение с ними, посещение их жилищ, совместном употреблении спиртных напитков, некритичном восприятии откровенных намеков со стороны будущего насильника и т.п. К данной группе относятся всего-навсего 10-15 % потерпевших.

Поведение второй группы не является провоцирующим, но создает объективные предпосылки для совершения насилия. Их поведение характеризуется неосторожными поступками, например появление женщины одной в безлюдном месте в темное время суток, где весьма высока вероятность нападения на нее. Число таких жертв составляет 35-40 %.

Поведение третьей группы потерпевших, которые составляют около 45-60 % всех жертв изнасилования, оценивается как положительное или нейтральное. Как правило, это малолетние и пожилые женщины, которые не могли предполагать и складывающаяся ситуация не свидетельствовала о том, что они могут стать жертвами насилия.

Ряд авторов по материалам проведенных исследований дают типологию потерпевших в зависимости от возможности их оценивать криминогенную ситуацию.

1. Потерпевшие, не способные сами адекватно оценивать виктимность ситуации, предшествующей преступлению. К ним относят детей и лиц с психическими отклонениями. Эта категория людей практически беззащитна перед преступными посягательствами, если они находятся вне сферы влияния лиц, призванных контролировать их поведение и защищать их.

2. Потерпевшие, способные сами адекватно оценивать опасность ситуации, предшествующей преступлению, но в силу того, что преступник, являясь их знакомым или родственником, не строящие предположение о криминальных последствиях.

3. Потерпевшие, находившиеся в своих домах, чаще всего в сельской местности, и подвергшиеся таким нападениям, которые иногда сопровождаются ограблением жертв, либо напротив вначале совершается разбой, который перерастает в изнасилование и сексуальное убийство.

4. Потерпевшие, способные сами адекватно оценивать виктимность ситуации, предшествующей преступлению, но по тем или иным соображениям пренебрегавшие мерами личной безопасности.

5. Потерпевшие, способные сами адекватно оценивать виктимность ситуации, предшествующей преступлению, но своим поведением способствовавшие трагической развязке. Это относится к женщинам, не особо разборчивым в установлении контактов с незнакомыми людьми, а также тем, которые находились в состоянии алкогольного опьянения[3] .

Весьма интересным представляется анализ действий при изнасилованиях, который позволил выявить виды позиций жертвы по отношению к преступнику.

1. Жертва как объект, не имеющий отношения к преступнику.

2. Жертва как цель агрессивного контроля.

3. Жертва как сексуальный объект.

4. Жертва как ключ для криминальной активности.

5. Жертва, с которой желаемыми являются псевдоотношения.

Очень часто трудно определить тип поведения жертвы, так как восприятие и оценка конкретной ситуации женщиной может существенно расходиться, с тем как ее воспринимает насильник. В ряде случаев появляется суждение о женской «вине» в случившемся. Женщина обвиняется в безнравственности, антиобщественном образе жизни, поведении. Причем, как правило, так характеризуется ее поведение и в целом, и в ситуации, предшествующей изнасилованию. Однако для понимания психологии жертвы важным является не фиксация неправильных действий потерпевших, а объяснение того, почему они ведут себя таким образом.

Неправильное поведение потерпевших может быть выражено в совместных выпивках с будущим насильником, проявлении ласки по отношению к нему и т. п., либо оно может быть пассивным, например, при недостаточно активном противодействии сексуальным намерениям и др. Однако, при оценке конкретной ситуации следует исходить из того, что одни и те же действия, одно и то же поведение может одним людям показаться безнравственным, а другим – вполне нормальным, и жертва может относиться именно к такой категории людей. Кроме того, довольно часто сопротивление жертвы преступником воспринимается как мнимое, как притворство. Также многочисленны случаи, когда даже неосторожное поведение потерпевших, не являющееся аморальным расценивается насильником как безнравственное, допускающее половое сношение.

Таким образом, потерпевшая никогда не должна расцениваться как главная виновница совершенного в отношении нее изнасилования, несмотря на то, что ее вина может быть очевидна (вообще о вине потерпевшей можно говорить только внеправовом аспекте).

Весьма интересным представляется вопрос о том, все ли потерпевшие от изнасилования обладают виктимностью, и каким категориям она больше присуща.

Под виктимностью Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. понимают, во-первых, незащищенность личности со стороны государства, общества и микроокружения от каких-либо преступных посягательств; во-вторых, субъективную предрасположенность личности стать жертвой преступления, что ослабляет способность противостоять преступнику[4] .

Первая составляющая виктимности практически не зависит от человека и связана с внешними факторами, например, недостатками в деятельности правоохранительных органов.

Второе явление более сложно. Оно включает в себя:

- психологические (в том числе, индивидуально-психологические, социально-психологические) «дефекты» личности;

- биофизиологические свойства личности, например, возрастные;

- психопатологические особенности, связанные с психическими аномалиями и болезнями.

Таким образом, незащищенность потерпевшей выступает в качестве объективного внешнего условия, а субъективная предрасположенность, если она есть – внутренней причиной того, что она стала жертвой изнасилования.


Глава 2

Конституция Российской Федерации устанавливает, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Защита соответствующих прав - обязанность государства. Половая свобода и половая неприкосновенность личности относятся к числу прав, установленных и гарантированных Конституцией. Так, например, ч.1 ст. 22 гласит: каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Изнасилование – это наиболее распространенное и тяжкое преступление против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

2.1. Объективные признаки изнасилования.

Ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) определяет изнасилование как половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Поскольку ст. 131 УК помещена в Раздел «Преступления против личности», то родовым объектом изнасилования являются общественные отношения, охраняющие личность. Видовой объект – общественные отношения, охраняющие половую неприкосновенность и половую свободу личности. Непосредственный объект – отношения, охраняющие половую неприкосновенность и половую свободу женщины. Здесь можно говорить о дифференциации двух указанных категорий. Так как половая свобода – это возможность решения вступать или не вступать в половые отношения, свобода в выборе партнера, то уголовный закон охраняет общественные отношения, обеспечивающие половую свободу взрослой женщины, т.е. женщины, достигшей, по крайней мере, шестнадцатилетнего возраста. При посягательстве на лиц женского пола, не достигших шестнадцати лет, речь идет также о половой неприкосновенности, поскольку половая неприкосновенность есть запрет на совершение действий сексуального характера по отношению к несовершеннолетней в силу отсутствия ее физической и психологической готовности к таковым. Законодатель не зря выделяет в качестве квалифицирующих признаков совершение изнасилования заведомо несовершеннолетней и потерпевшей заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста.

Потерпевшей от изнасилования может быть только женщина. В теории высказывались мнения о том, что следует закрепить возможность привлечения к ответственности за совершение изнасилования мужчины[5] , но законодатель изложил данные нормы иначе.

При анализе изнасилования можно говорить о наличии дополнительного объекта, в качестве которого выступают общественные отношения, охраняющие честь и достоинство личности, его конституционные права.

Весьма сложным представляется анализ объективной стороны изнасилования, требующий подробного рассмотрения всех его составных элементов. Само деяние выражено в виде противоправного действия – полового сношения с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Таким образом, изнасилование с объективной стороны предполагает активное поведение субъекта путем совершения двух действий: во-первых, полового сношения, во-вторых, физического или психологического насилия либо использования беспомощного состояния потерпевшей. Изнасилование в физиологическом смысле – это естественное половое сношение (половой акт, совокупление. Физическое и психическое насилие используется виновным как средство преодоления сопротивления потерпевшей, когда она вынуждена уступить его домогательствам, желая избежать более тяжких последствий, и как средство, когда потерпевшая приводится в такое состояние, при котором лишается возможности оказать сопротивление.

Под физическим насилием понимается фактическое воздействие на потерпевшую, которое может выражаться в простом приложении силы, а также в причинении побоев, телесных повреждений, связывании, ограничении свободы, сдавливании или перевязывании шеи и даже причинении смерти.

Психологическое насилие – запугивание женщины такими действиями или высказываниями, которые выражают намерение немедленного применения к потерпевшей или ее близким физического насилия. Угрозы могут выражаться жестами, словами, демонстрацией оружия, предметов, используемых в качестве оружия и т.д.

Уголовный кодекс РСФСР (далее УК РСФСР) определял изнасилование как половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Соответственно такая трактовка делала спорным вопрос об использовании норм об изнасиловании в случае применения физического или психологического насилия не к самой потерпевшей, а к иным лицам. Действующий УК РФ включил в диспозицию ст.131 применение насилия или угрозу его применения к другим лицам. Закон при этом не требует, чтобы эти лица были близкими потерпевшей. Однако обязательным условием является восприятие потерпевшей как реальных угроз, применяемых к ней или иным лицам, как угроз, которые в любой момент могут быть реализованы в случае невыполнения требований насильника.

Еще одним признаком изнасилования является беспомощное состояние потерпевшей. П.5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 г. № 4 «О судебной практике по делам об изнасилованиях» (далее ППВС Об изнасилованиях или ППВС от 22.04.1992 г.) поясняет, что изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психологического состояния не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивление виновному, если последний осознавал, что потерпевшая находилась в таком состоянии[6] . К признакам беспомощного состояния могут относиться слепота, болезнь, бессознательное состояние, расстройство душевной деятельности. Беспомощное состояние у потерпевшей может наступить и в результате сильного опьянения, применения лекарственных препаратов, наркотических средств, сильно действующих и ядовитых веществ. При оценке обстоятельств изнасилования потерпевшей, находящейся в состоянии опьянения, учитывается тот факт, что беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, которая лишала потерпевшую возможности оказать сопротивление. ППВС Об изнасилованиях также указывает на то, что для признания изнасилования совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей не имеет значения привел ли ее в такое состояние сам виновный (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.д.) или она находилась в беспомощном состоянии независимо от его действий.

К лицам, находящимся в беспомощном состоянии могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее[7] .

Как изнасилование судебная практика расценивает и половое сношение с малолетними девочками (не достигшими четырнадцатилетнего возраста) без применения физического и психологического насилия. Потерпевшие в этом возрасте, как правило, не достигают такого уровня психологического развития, который позволил бы им правильно оценивать характер и значение совершаемых с ними сексуальных действий. Так, суд обоснованно признал, что изнасилование потерпевшей С., заведомо не достигшей 14-летнего возраста, совершено с использованием беспомощного состояния[8] . Кроме того, судебная практика указывает на то, что осведомленность виновного о малолетнем возрасте потерпевшей, изнасилованной им, - необходимое условие ответственности за это преступление[9] .

Изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала полового акта, независимо от его последствий. Окончания полового акта в физиологическом смысле здесь не требуется.

Поскольку с объективной стороны состав изнасилования предполагает наличие двух действий, то в случае выполнения только одного из них (физического насилия или угрозы) содеянное рассматривается как покушение на изнасилование. Кроме того, п. 15 ППВС Об изнасилованиях указывает на то, что при разрешении дел о покушении на изнасилование с применением физического или психологического насилия следует устанавливать, действовал ли подсудимый с целью совершения полового акта и являлось ли примененное им насилие средством к достижению этой цели. Только при наличии этих обстоятельств действия виновного могут рассматриваться как покушение на изнасилование. В связи с этим необходимо отличать покушение на изнасилование от других преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщин (развратные действия, хулиганство, причинение телесных повреждений, оскорбление и т.д.).

Таковы признаки объективной стороны изнасилования по основному составу, характеристика квалифицирующих признаков будет приведена ниже.

2.2. Субъективные признаки изнасилования.

С субъективной стороны изнасилование может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный осознает, что совершает половое сношение вопреки или помимо воли потерпевшей, используя физическое насилие, угрозу его немедленного применения или ее беспомощного состояния, и желает этого. ППВС Об изнасилованиях разъясняет, что при изнасиловании умыслом виновного охватывается как конечная цель преступления – половое сношение с женщиной вопреки ее воле и согласию, так и действие по достижению этой цели с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Действия лица, добившегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование.

Мотивом изнасилования, как уже рассматривалось выше, может быть не только удовлетворение половой страсти. Мотивы могут быть различными, на квалификацию преступления они не влияют.

Говоря о субъекте преступления, следует отметить, что он специальный. Субъект изнасилования – вменяемое лицо мужского пола, достигшее к моменту совершения преступления четырнадцатилетнего возраста ч. 2 ст.20. Женщина подлежит ответственности лишь по п. «б» ч. 2 ст.131 УК только как участница группового изнасилования, а также как подстрекательница или пособница.

2.3. Характеристика квалифицирующих признаков изнасилования

Квалифицированный вид изнасилования (ч. 2 ст. 131 УК) имеет место, если оно:

а) совершенно неоднократно или лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера;

б) совершенно группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) соединено с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершено с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам;

г) повлекло заражение потерпевшей венерическим заболеванием;

д) совершено в отношении заведомо несовершеннолетней.

Об особо квалифицированном виде изнасилования речь идет, если оно:

а) повлекло по неосторожности смерть потерпевшей;

б) повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия;

в) совершено в отношении потерпевшей, заведомо не достигшей 14-летнего возраста.

Одним из признаков изнасилования, установленных ч. 2 ст.131 УК, в частности является неоднократность. Под неоднократностью понимается совершение изнасилования два или более раза. При применении нормы п. «а» ч. 2 ст. 131 УК возникает множество вопросов, которые разрешаются судебной практикой.

ППВС от 22.04.1992 г. (п. 6) указывает на то, что норма, предусматривающая ответственность за изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим изнасилование, подлежит применению независимо от того, был ли виновный осужден за первое насильственное половое сношение, били ли оконченными совершенные изнасилования и являлся ли виновный исполнителем либо иным соучастником этих преступлений. Соответственно покушение на предыдущее изнасилование или соучастие в нем также учитывается при неоднократности. По этой же норме квалифицируется изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим действия сексуального характера, предусмотренные ст.132 УК.

Если же лицо уже было осуждено за предыдущее изнасилование, то важно чтобы эта судимость не была снята, погашена или истекли сроки уголовного преследования за него, так как п.7 ППВС 22.04.1992 г. разъясняет, что изнасилование не может быть признано повторным, если судимость за ранее совершенное изнасилование с виновного снята либо погашена в соответствии со ст.ст. 86, 95 УК РФ или в порядке амнистии либо помилования, а также, если к моменту совершения второго изнасилования, истекли сроки давности уголовного преследования за него или сроки исполнения обвинительного приговора, указанные в ст.ст. 78, 83 УК РФ.

Определенные сложности на практике вызывает установление наличия или отсутствия неоднократности в случаях, когда насилие над потерпевшей не прерывалось. Судебная практика исходит из того, что если насилие над потерпевшей не прерывалось либо прерывалось на непродолжительное время и обстоятельства совершения насильственных половых актов свидетельствуют о едином умысле виновного, совершение им второго и последующих половых актов не может рассматриваться в качестве обстоятельства, дающего основание для квалификации содеянного по признаку повторности (абз.2 п. 6 ППВС ОБ изнасилованиях). Так, Президиум Пермского областного суда признал, что действия М. не могут быть квалифицированы как изнасилование совершенное неоднократно, так как совершение нескольких половых актов охватывалось единым умыслом виновного[10] .

В случае же если совершены два или более изнасилования, ответственность за которые предусмотрена различными частями ст.131 УК, а также при совершении в одном случае покушения на изнасилование или соучастие в этом преступлении, а в другом - оконченного изнасилования действия виновного по каждому из указанных преступлений подлежат самостоятельной квалификации (абз. 3 п. 6 ППВС от 22.04.1992 г.).

Серьезные споры в юридической литературе и расхождения на практике вызывают вопросы о признании изнасилования совершенного группой лиц.

Первым признаком совершения изнасилования группой лиц является участие в насильственных действиях двух или более лиц. Если же речь идет о группе лиц по предварительному сговору, то имеет место изнасилование, в котором принимали участие два или более лица, заранее договорившиеся о его совершении. В обоих случаях лица, принимавшие участие в изнасиловании, действуют согласованно в отношении потерпевшей. Судебная практика также исходит из того, что как групповое изнасилование квалифицируются не только действия лиц совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. Так, например, Президиум Тамбовского областного суда признал действия С. и М. групповым изнасилованием, потому что имело место содействие одним из соучастников путем насилия в отношении потерпевшей[11] . В тоже время Президиум Красноярского краевого суда по делу М. и Л. установил, что подсудимые не содействовали друг другу в изнасиловании потерпевшей путем применения к ней насилия, соответственно они не несут ответственности за преступление, совершенное группой лиц[12] . Кроме того, Пленум Верховного Суда исходит из того, что действия лиц лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании (п. 8 ППВС от 22.04.1992 г.).

Изнасилование признается совершенным группой лиц не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается насилию одна или более потерпевших, но и тогда, когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу его применения в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт каждый с одной из них.

Интересен на практике абз.2 п.9 ППВС Об изнасилованиях, который, вопреки теории соучастия, устанавливает, что действия участника группового изнасилования подлежат квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ независимо от того, что остальные участники не были привлечены к уголовной ответственности в виду их невменяемости, либо в силу требований ст. 20, 87, 90 УК, или по другим, предусмотренным законом основаниям. В теории существуют различные мнения относительно данного вопроса. Например, Р. Галиакбаров пишет о том, что «проявление группы в изнасилованиях и в других насильственных посягательствах не охватывается правилами соучастия в преступлении. Оно имеет самостоятельное правовое значение, выступая в качестве одного из способов совершения преступления. Общественная опасность здесь возрастает за счет того, что в самой реализации насилия участвует несколько физических лиц»[13] . Игнатов А., Дьяченко А. так же считают, что данную ситуацию юридически надо оценивать не с позиции теории соучастия, а в зависимости от степени опасности действий, являющихся элементом объективной стороны преступления. «Очевидно, - пишут они, - что нападение с целью изнасилования группы лиц, некоторые из которых являются невменяемыми или не достигшими возраста уголовной ответственности, представляет большую опасность по сравнению с нападением одного человека. При этом субъект, организовавший такое нападение с участием лиц, не подлежащих уголовной ответственности, осознает, что действует в составе группы, которая облегчает ему совершение изнасилования, повышая интенсивность и опасность насилия особенно в глазах потерпевшей»[14] . Действительно, ситуация для потерпевшей отнюдь не улучшается только от того, что некоторые из напавших на нее лиц по каким-либо причинам не подлежат уголовной ответственности, в то время как их участие в преступлении упрощает «задачу» других соучастников. Поэтому судебная практика совершенно обоснованно идет по пути квалификации преступлений, совершенных в описанной ситуации, как изнасилований совершенных групповым способом.

В ряде случаев может иметь место пособничество в совершении изнасилования. Ранее существовавшая практика исходила из того, что наличие пособника при изнасиловании не является фактом, указывающим на совершение преступления группой лиц. Так, Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР в Постановлении по делу А. и Д. указала, что действия лица, создавшего условия для совершения изнасилования, являются пособничеством в этом преступлении и не образуют группу[15] . В соответствии с действующим ныне законодательством пособник является одним из соучастников в совершении преступления (ч. 5 ст. 33 УК РФ). Поэтому исполнитель и пособник образуют группу лиц при совершении изнасилования. Само пособничество при групповом изнасиловании может выражаться в создании условий для этого: в предоставлении квартиры, транспорта, оружия, в охране места события и т.д.

К числу квалифицированных видов рассматриваемого преступления закон относит изнасилование, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении изнасилования могут быть осуществлены словесно или путем совершения каких-либо действий, например, путем демонстрации оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия и др. Угрозы могут быть направлены не только к сомой потерпевшей, но и к ее детям, близким родственникам, другим лицам. При этом обязательным условием является реальный, а не мнимый, характер угроз. При чем потерпевшая должна воспринимать соответствующие слова и действия как угроза, которые могут быть осуществлены в любой момент.

Кроме того, ППВС от 22.04.1992 г. разъясняет, что ответственность по признаку применения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью наступает тогда, когда она явилась средством преодоления сопротивления потерпевшей при изнасиловании (абз. 2 п. 4). В том же случае, когда угроза выражена после изнасилования, например, с той целью, чтобы потерпевшая никому не рассказывала о случившемся, то действия виновного квалифицируются по ч.1 ст. 131 УК (при отсутствии квалифицирующих обстоятельств) и дополнительно по ст. 119 УК РФ, если имелись основания опасаться данной угрозы.

УК РФ 1996г. установил еще один квалифицирующий признак: особую жестокость по отношению к потерпевшей или иным лицам, - который отсутствовал в УК РСФСР 1960 г. Проявление особой жестокости к потерпевшей в процессе изнасилования может выражаться в глумлении, издевательстве над пострадавшей, из-за которых она или другие лица испытывают психическое или физическое потрясение. Такими действиями могут быть множественное причинение побоев, телесных повреждений, систематическое, в течение длительного времени, нанесение потерпевшей ударов. Особая жестокость при изнасиловании может выражаться также в его совершении в присутствии близких потерпевшей лиц (родителей, мужа, жениха и т.д.), когда виновный сознает, что своими действиями причиняет им особые психические страдания.

Заражение венерическим заболеванием в процессе изнасилования влечет ответственность по п. «г» ч. 2 ст. 131 УК, а причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или наступление иных тяжких последствий – по п. «б» ч.3 ст. 131 УК. Важное практическое значение для квалификации имеет точное установление не только указанных последствий изнасилования, но и наличие желания заразить жертву невенерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией, а также осведомленности виновного о том, что он болен указанными заболеваниями, так как на практике долгое время возникали определенные противоречия в применении данных норм. УК РСФСР 1960 г. вообще не употреблял понятий венерическое заболевание, ВИЧ-инфекция, тяжкие последствия. Квалифицированным видом называлось изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия. Однако в то время как заражение ВИЧ-инфекцией признавалось особо тяжким последствием, заражение венерическим заболевание не относилось числу таковых. Так, Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении указывал, что военным судом Московского военного округа неправильно были квалифицированы по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР действия рядового Н, заразившего в процессе изнасилования сифилисом (который относится к числу венерических заболеваний) несовершеннолетнюю потерпевшую.

Как указано в приговоре, находившиеся в состоянии опьянения Н., Б. и В. у школы N 4 г. Тулы встретили ранее не знакомую им 14-летнюю И. Н., зная о своем заболевании сифилисом, с целью изнасилования пригрозил И. убийством, привел ее в безлюдное место в городском парке и вместе с Б. совершил с ней половые акты, в том числе и в извращенной форме, а В. в это время удерживал И. за руки.

Затем все трое, угрожая, принудили И. поехать в д. Мыза, где снова изнасиловали ее. В результате изнасилования Н. потерпевшая была заражена сифилисом.

Военная коллегия рассмотрела уголовное дело в отношении Н. в кассационном порядке и переквалифицировала действия Н. в части совершенного изнасилования с ч. 4 ст. 117 УК РСФСР (изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия) на ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (изнасилование, совершенное группой лиц в отношении несовершеннолетней), указав в определении следующее: «Поскольку после изнасилования несовершеннолетняя И. заболела сифилисом, действия Н. были обоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 115 УК РСФСР (заражение несовершеннолетнего венерическим заболеванием лицом, знавшим о наличии у него этой болезни). Вместе с тем, признание судом этого обстоятельства особо тяжкими последствиями изнасилования является необоснованным. Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 года "О судебной практике по делам об изнасиловании" из венерических заболеваний, полученных в результате изнасилования, к особо тяжким последствиям может быть отнесено лишь заражение потерпевшей фактически неизлечимой болезнью, к которой относится СПИД.

Потерпевшая же И., как это видно из дела, после заражения ее сифилисом лечилась амбулаторно и излечилась от названной болезни за короткий срок»[16] .

Действующий же УК РФ устанавливает повышенную ответственность за изнасилование, повлекшее тяжкие последствия, к которым относятся, в частности, тяжкий вред здоровью и заражение ВИЧ-инфекцией. Заражение потерпевшей при изнасиловании венерическим заболеванием является самостоятельным квалифицирующим признаком, поэтому не требует дополнительной квалификации по ст. 121 УК РФ, несмотря на то, что виновный при этом достоверно знает о наличии у него данной болезни. Что касается заражения ВИЧ-инфекцией, то для квалификации изнасилования по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК необходимо доказать отсутствие осведомленности виновного о таком заболевании, то есть неосторожность заражения при изнасиловании. Действия же лица, знавшего о наличии у него ВИЧ-инфекции и заразившего потерпевшую, либо заведомо поставившего ее в опасность заражения этой болезнью, квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131, 122 УК РФ.

Целесообразно также одновременно рассмотреть преступления, предусмотренные п. «д» ч.2 и п. «в» ч. 3 ст. 131 УК – изнасилование несовершеннолетней и потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста. Изнасилование несовершеннолетней имеет место, когда потерпевшая находилась в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет.

ППВС Об изнасилованиях указывает на то, что квалификация преступлений по п. «д» ч. 2 и п. «в» ч. 3 ст. 131 возможна лишь в том случае, когда виновный знал или допускал, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней или с малолетней (т. е. не достигшей четырнадцатилетнего возраста). Если же этого не будет доказано и виновный не знал или не мог знать и догадываться по внешнему виду потерпевшей, то его действия подлежат квалификации по ч.1 ст. 131 УК РФ. Так, например, действия М., изнасиловавшего несовершеннолетнюю потерпевшую, заведомо не достигшую 14-летного возраста, и совершившего с ней действия сексуального характера, судом квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 131 и п. «в» ч. 3 ст. 132 УК[17] . По делу же Ф., Ч. и др. Судебная коллегия Верховного Суда РФ установила, что из материалов дела не усматривается осведомленности подсудимых о малолетнем возрасте потерпевшей, а вывод суда о том, что виновные допускали, что потерпевшей не исполнилось 14 лет, так как по своим физическим данным и внешнему виду она не выглядела старше своего возраста и не опережала сверстников в развитии, сделан лишь на личном восприятии судей при отсутствии достаточных доказательств, которые бы свидетельствовали об осведомленности подростков о возрасте потерпевшей. На момент совершения преступления фактически потерпевшей исполнилось 13 лет 3 месяца и 10 дней. Ранее она преступников не знала. При знакомстве с ними на вопрос о ее возрасте ответа не дала.

Возраст виновных на этот день составлял от 15 до 16 лет. Как видно из их показаний, все они полагали, что потерпевшей было 15 - 16 лет, так как она была одинакового роста с ними, применяла косметику, ее поведение и разговор не свидетельствовали о ее малолетнем возрасте.

Действия осужденных переквалифицированы с ч. 4 на ч. 3 ст. 117 УК РСФСР[18] (с изнасилования малолетней на изнасилование несовершеннолетней).

Для вменения виновному п. «а» ч. 3 ст. 131 УК – изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей, - необходимо установить, что смерть потерпевшей явилась результатом именно полового сношения с нею, то есть что между изнасилованием и смертью потерпевшей имеется причинная связь. В противном случае указанная норма применению не подлежит, о чем говорит и судебная практика. Например, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что действия И., осужденного за изнасилование потерпевшей, повлекшее ее смерть (выбросилась с балкона 9-го этажа), неправильно квалифицированы по п. «а» ч.3 ст.131 УК РФ, так как по смыслу закона этот квалифицирующий признак предполагает причинение потерпевшей смерти непосредственно во время изнасилования при преодолении сопротивления либо наступление смерти ввиду обострения заболевания потерпевшей.

Самоубийство потерпевшей, последовавшее в результате изнасилования, должно рассматриваться как иные тяжкие последствия, которые указаны в п. «б» ч.3 ст.131 УК РФ, в связи с чем приговор при кассационном рассмотрении дела изменен, действия И. переквалифицированы с п. «а» на п. «б» ч.3 ст.131 УК РФ[19] .

Изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей, устанавливается по субъективной стороне вины насильника. Отношение виновного к смерти потерпевшей должно быть неосторожным, чаще преступно небрежным, когда он не предвидел, не желал наступления смерти пострадавшей в процессе изнасилования, хотя должен был и мог ее предвидеть. К таким действиям могут относиться нанесение ударов руками и ногами в жизненно важные органы, сдавливание шеи и т. д. Действия же лица, совершившего умышленное убийство в процессе изнасилования, должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 и 131 УК. Если убийство потерпевшей совершено после изнасилования с целью его сокрытия, то применению подлежат в совокупности нормы, предусматривающие ответственность за изнасилование и за убийство, совершенное с целью сокрытия другого преступления (ППВС от 22.04.1992 г.). Так, приговором областного суда К. был осужден по п.п. «г», «е» ст. 102 (убийство, совершенное с особой жестокостью, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием) и ч. 4 ст. 117 УК РСФСР (изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия, к которым относилась и смерть).

При кассационном рассмотрении дела Судебная коллегия квалификацию действий осужденного по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР признала ошибочной. По совокупности преступлений, предусмотренных п. "е" ст. 102 и ч. 4 ст. 117 УК РСФСР, квалифицируются действия виновного, когда убийство совершено в процессе изнасилования.

По данному делу установлено, что после изнасилования девушки К. стал уходить, но затем догнал потерпевшую, пытался вновь ее изнасиловать, однако потерпевшая оказала активное сопротивление. Опасаясь, что она обратится в милицию, убил ее. Действия К. переквалифицированы на ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (потерпевшая несовершеннолетняя)[20] .

Таким образом, рассмотрев все признаки состава изнасилования, его квалифицирующие признаки, можно сделать вывод о том, что в теории и на практике возникает множество вопросов, связанных с применением норм об изнасилованиях. Возникающие пробелы заполняются судебной практикой.


Заключение

Анализ изложенного материала позволяет сделать вывод о том, что изнасилование является особо тяжким преступлением против личности, унижающим честь и достоинство женщины, наносящим вред ее психологическому, а в ряде случаев и физическому здоровью, нарушающим широкий спектр конституционных прав личности (ст.ст. 19, 21, 22, 23, 45 Конституции РФ). Очевидна необходимость принятия жестких мер, позволяющих снизить количество совершаемых изнасилований.

По мнению автора, во-первых, нужно ужесточить ответственность за совершение данного преступления. При принятии УК РФ 1996 г. законодатель пошел по пути декриминализации, уменьшив размеры ответственности по ст. 131. УК РСФСР 1960 г., в частности предусматривал смертную казнь. Минимальный размер ответственности по действующему УК составляет 3 года лишения свободы. А если исходить из возможности условно-досрочного освобождения, то этот срок может составить всего-навсего полтора года. Вопрос: достаточно ли равного количества времени для полной реабилитации женщины, в отношении которой это лицо совершило преступление, вернулась ли она к нормальной жизнедеятельности, восстановилась ли в физическом и, что еще сложнее, в психологическом плане?

Далее, в виду того, что большой процент изнасилований совершается лицами с различными отклонениями психики, необходимо проводить комплексную психологическую экспертизу в отношении каждого преступника. В случае выявления психических аномалий в пределах вменяемости лицо должно быть подвергнуто обязательному лечению в период отбывания наказания. Подобную экспертизу следует проводить и при освобождении лица из мест лишения свободы.

Лица, совершившие изнасилование и признанные невменяемыми, должны помещаться в психиатрический стационар. В дальнейшем таких лиц целесообразно ставить на учет и осуществлять наблюдение за их жизнедеятельностью.

На специальный учет в правоохранительных органах нужно ставить также лиц, отбывших за совершение изнасилования. Такая необходимость вытекает из того, что велика доля изнасилований, совершенных такими лицами повторно.

Большое значение имеет профилактика преступлений. Подрастающее поколение молодых людей необходимо воспитывать в духе уважения к женщине как к матери, хранительнице очага. Кроме того, особенности отношения полов дети должны узнавать не на улицах, а от квалифицированных педагогов и психологов. В этом плане, автор полностью согласен с мнением о том, что во всех общеобразовательных учебных заведениях следует ввести специальные занятия по данным вопросам.

Статистические данные по изнасилованиям представляются не вполне точными, так как многие женщины, подвергшиеся насилию, не обращаются в правоохранительные органы. Существует большая латентность в данной сфере. Это связано, во-первых, с состоянием глубокого нравственного переживания и психологического стресса, во-вторых, с самой процедурой проведения расследования, когда женщине несколько раз приходится отвечать на вопросы, вспоминая все факты, а также с процедурами проведения экспертиз. Поэтому большое значение имеет создание реабилитационных центров, где женщине оказывалась бы не только психологическая, но и юридическая помощь. Соответствующие экспертизы должны проводиться именно врачами таких центров. Также немаловажной является возможность присутствия квалифицированного психолога при даче показаний жертвой насилия, в его лице женщина могла бы видеть человека, которому она может доверять.

Так как изнасилование затрагивает нематериальные блага личности, унижает его честь и достоинство, также необходимо на законодательном уровне ввести не просто возможность компенсации морального вреда жертвам изнасилования, а его обязательность в случае вынесения обвинительного приговора судом.


Приложение 1

Динамика изнасилований в СССР и Российской Федерации[21] .

Год Абсолютный показатель

%

к 1956 г.

Доля Коэффициент преступности

1956

1957

1958

1959

1960

1961

1962

1963

1964

1965

1966

1967

1968

1969

1970

1971

1972

1973

1974

1975

1976

1977

1978

1979

1980

1981

1982

1983

1984

1985

1986

1987

1988

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

6 967

10 309

11 135

9 748

11 523

14 075

14 291

12 277

11 531

12 032

12 698

12 059

12 579

12 943

13 859

13 870

13 368

14 010

15 304

16 139

16 575

16 971

18 495

18 965

20 225

20 165

19 902

21 801

21 590

19 438

18 522

16 765

17 658

21 873

22 472

20 624

13 663

14 440

13 956

12 515

10 888

100,0

147,9

159,8

139,9

165,4

202,0

205,1

176,2

165,5

172,7

182,2

173,0

180,5

198,9

198,9

199,0

191,9

201,1

219,7

231,6

237,9

243,6

265,5

272,2

290,3

289,4

285,7

312,9

309,9

279,0

265,8

240,6

253,5

313,9

325,5

296,0

-

-

-

-

-

1,2

1,5

1,3

1.6

1,8

1,6

1,6

1,5

1,5

1,6

1,4

1,4

1,3

1,3

1,3

1,3

1,3

1,3

1,3

1,3

1,3

1,4

1,4

1,3

1,3

1,3

1,2

1,1

1,1

0,9

0,9

0,9

0,9

0,9

0,8

0,6

0,5

0,5

0,5

0,5

0,4

3,5

5,1

5,4

4,7

5,4

6,5

6,5

5,5

5,1

5,2

5,5

5,1

5,3

5,7

5,7

5,7

5,4

5,6

6,1

6,4

6,5

6,6

7,1

7,2

7,6

7,6

7,4

8,0

7,9

7,0

6,7

6,0

6,2

7,6

7,8

7,1

9,2

9,7

9,4

8,5

7,4

[1] Таблица на основании данных, приведенных Луневым В.В. Преступность 20 века. Мировые, региональные и российские тенденции. – М.: Издательство НОРМА. 1997. С. 211-212.

Приложение 2

Сравнительная таблица положений УК РФ 1996 г. и УК РСФСР 1960 г.

Критерий сравнения

УК РФ (ст. 131 -изнасилование)

УК РСФСР (ст. 117 - изнасилование)

Понятие изнасилования

Половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Квалифицирующие признаки

Ч.2:

а) совершенное неоднократно или лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера;

б) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам;

г) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием;

д) заведомо несовершеннолетней.

Ч.3:

а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;

б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия;

в) потерпевшей, заведомо не достигшей 14-летнего возраста.

- сопряженное с угрозой убийством или причинением тяжкого телесного повреждения либо совершенное лицом, ранее совершившим изнасилование;

- совершенное группой лиц, или изнасилование невовершеннолетней;

- совершенное особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование малолетней.

Максимальный размер наказания Лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. Смертная казнь.

Библиография

Нормативные акты:

Конституция Российской Федерации.

Уголовный кодекс Российской Федерации.

Уголовный кодекс РСФСР.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.04.1992 г. № 4 «О судебной практике по делам об изнасилованиях» (в ред. Постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г. и № 10 от 25 октября 1996 г.). // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105)». // Российская газета от 09.02.1999 г.

Определение коллегии Верховного Суда РСФСР от 26 июня 1989 г. по делу А. и Д. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 5.

Постановление Президиума Тамбовского областного суда от 9 октября 1991 г. по делу С. и М. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1992. № 4.

Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 14 сентября 1992 г. по делу М. и Л. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1993. № 5.

Постановление Президиума Пермского областного суда от 25 октября 1993 г. по делу М. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1994. № 5.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 7 апреля 1994 г. по делу Ф., Ч. и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1995. № 2.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 23 марта 1995 г. по делу К. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1996. № 6.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 27 февраля 1997 г. по делу С. // Бюллетень Верховного Суда РФ 1997. № 9.

Определение № 31-098-35 по делу И. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ № 78-098-87 по делу М. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 10.

Литература:

Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления: Научно-популярное исследование. – М.: Амальтея. 1993.

Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостокович Б.В. Криминальная сексология. // Под ред. Ю.М. Антоняна. – М.: Спарк. 1999.

Галиакбаров Р. Как квалифицировать убийства и изнасилования, совершенные групповым способом. // Российская юстиция. 2000. № 10.

Игнатов А., Дьяченко А. О квалификации изнасилования. // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5.

Лунев В.В. Преступность 20 века. Мировые, региональные и российские тенденции. – М.: Издательство НОРМА. 1997.

Уголовное право России: Общая и Особенная части. Под ред. В.П. Ревина – М.: Издательство «Юридическая литература». 2000.

Щадин Ю. О квалификации половых преступлений. // Законность. 1994. № 12.


[1] Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостакович Б.В. Криминальная сексология. / Под ред. Ю.М. Антоняна. – М.: Спарк, 1999. – С.104.

[2] Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления: Научно-популярное исследование. – М.:Амальтея, 1993. – С. 50.

[3] Антонян Ю.М., Верещагин В.А., Потапов С.П., Шостакович Б.В. Серийные сексуальные убийства. – М. – 1997. С. 59.

[4] Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Указ. соч. С.179.

[5] Щадин Ю. О квалификации половых преступлений // Законность. 1994. № 12. С. 31.

[6] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 4 от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасилованиях»// Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам.

[7] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. С. 497.

[8] См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 27 февраля 1997 г. по делу С. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 9. С. 17.

[9] См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 29 сентября 1993 г. по делу С., Х. и М.// Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 11. С. 3.

[10] См.:Постановление Президиума Пермского областного суда от 25 октября 1993 г. по делу М.// Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 5. С. 14.

[11] См.: Постановление Президиума Тамбовского областного суда от 9 октября 1991 г. по делу С. и М. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 4. С. 11.

[12] См.:Постановление Президиума Красноярского краевого суда от 14 сентября 1992 г. по делу М. и Л. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 5. С.13.

[13] Галиакбаров Р. Как квалифицировать убийства и изнасилования, совершенные групповым способом. //Российская юстиция. 2000. № 10. С. 40.

[14] Игнатов А., Дьяченко А. О квалификации изнасилования. // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5. С.31.

[15] См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР от 26 июня 1989 г. по делу А. и Д. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 5. С. 7.

[16] См.: Постановление Пленума Верховного Суда по делу Н., Б., В. № 1-076 // Бюллетень Верховного Суда. 1996. ?????????

[17] См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ № 78-098-87 по делу М. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 10. С. 7.

[18] См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 7 апреля 1994 г. по делу Ф., Ч. и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 2. С. 7.

[19] См.: Определение № 31-098-35 по делу И. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С.19.

[20] См.: Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 23 марта 1995 г. по делу К. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 6. С. 12.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Государство и право"

Другие видео на эту тему