регистрация / вход

Понятие коллизии в международном частном праве. Соотношение коллизионного и материального права

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН УНИВЕРСИТЕТ имени Д.А. КУНАЕВА РЕФЕРАТ По предмету: «Международное частное право» НА ТЕМУ: «Понятие коллизии в международном частном праве. Соотношение коллизионного и материального права»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

УНИВЕРСИТЕТ имени Д.А. КУНАЕВА

РЕФЕРАТ

По предмету: «Международное частное право»

НА ТЕМУ:

«Понятие коллизии в международном частном праве. Соотношение коллизионного и материального права»

Выполнил:

Студент гр. ЮП-09-ВОЗ

Калиев О.К.

Проверил:

Жантуаров Б.С.

Алматы, 2011 г.

План:

1. Понятие коллизии как предмет регулирования в МЧП2. Соотношение коллизионного и материального праваСписок использованной литературы

1. Понятие коллизии как предмет регулирования в МЧП

Наличие иностранного элемента в отношении, регулируемом международным частным правом, порождает феномен, называемый «коллизией» законов. Латинский термин «Collisio» в словарях иностранных слов переводится как столкновение противоположных сил, стремлений или интересов. В юридическом смысле имеется в виду расхождение между отдельными законами одного государства или противоречий законов, судебных решений различных государств. (См. например: Словарь иностранных слов - М.: Русский язык, 1989, - с. 241.) Ю.А. Тихомиров дает такое понятие юридической коллизии - это есть противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению. Происходит своего рода соизмерение этого притязания либо с действующим правопорядком, либо с принципами права. (См.: Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М.: Манускрипт, 1994. С. 12 .)
Юридическая коллизия выражается:
• в контрастных различиях правовых взглядов и позиций, в правопонимании;
• в столкновении норм и актов внутри правовой системы, как в отраслевом, так и в федеративных аспектах;
• в неправомерных действиях внутри механизма публичной власти, между государственными и иными институтами и органами;
• в расхождениях между нормами иностранных законодательств;
• в противоречиях между нормами национального и международного права.
Коллизионная проблема – проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, - типична прежде всего для частноправовых отношений. В международном частном праве к коллизиям законов в первую очередь относятся коллизии, возникающие из действия законов в пространстве (интерлокальные коллизии); интертемпоральные коллизии, содержание которых является действие закона во времени. Также в рамках данной работы рассматриваются интерперсональные коллизии
Интерлокальные коллизии. С точки зрения действия закона в пространстве коллизионные нормы делятся на международные и межобластные (интерлокальные — межтерриториальные). Международные коллизии — это традиционные, классические коллизии, т.е. столкновение правовых систем разных государств. Интерлокальные коллизии возникают, когда коллидируют самостоятельные системы права одного государства. Такие коллизии возникают в государствах с множественностью правовых систем. Проблема интерлокальной множественности правовых систем характерна в первую очередь для федеративных государств. По общему правилу, с одной стороны, субъекты федерации наделяются определенной правовой самостоятельностью (объем и пределы этой самостоятельности установлены в национальном праве). Субъекты практически всех федераций имеют определенные законотворческие правомочия в сфере гражданского законодательства, которые часто коллидируют как с общефедеральным, так и с законодательством других субъектов данной федерации. Однако интерлокальные коллизии встречаются и в праве унитарных государств (Великобритания — английское, шотландское и североирландское право; Испания — общенациональное и муниципальное право). С другой стороны, в Швейцарии Обязательственный закон и Гражданский кодекс являются общими актами гражданского права для всех кантонов; в Индии Закон об арбитраже и примирительных процедурах 1996 г. распространяется на все штаты. Наиболее сложные интерлокальные коллизии — это межштатные коллизии в США (федеральное право и право 50 штатов). Специфика интерлокального американского права заключается в том, что каждый штат наделен максимальным объемом правовой самостоятельности. На уровне федерации в США можно назвать только один императивный правовой акт — Конституцию США 1787 г. Практически все остальные общефедеральные правовые акты имеют для штатов рекомендательный характер. В каждом штате действуют свои собственные уголовные, гражданские, торговые и семейные кодексы; в каждом штате есть и свое собственное международное частное право (а вот общефедерального МЧП в США не существует).
Интерлокальное право было актуально и для СССР. В прошлом существовали «межреспубликанские» коллизии — столкновение законов союзных республик в составе СССР. В каждой республике действовало собственное гражданское законодательство, достаточно существенно отличавшееся от законодательства других республик и от Основ гражданского законодательства Союза ССР 1961 г. Межреспубликанские коллизии представляли немалую сложность, поскольку не существовало принципа верховенства общесоюзного гражданского законодательства. В настоящее время в подобные проблемы актуальны для Российской федерации. Однако в российском законодательстве проблема интерлокальных коллизий вполне определенно разрешена, причем непосредственно в Конституции РФ.
По поводу интерлокальных коллизий в доктрине международного частного права существуют две противоположные теории: теория разделенного правопорядка и теория единого правопорядка.
Зачастую интерлокальные коллизии неразрывно связаны с интертемпоральными, и тогда вопрос об их разрешении приобретает особую остроту. Такие коллизии могут трансформироваться в международные. Подобная ситуация чаще всего возникает в случае распада федеративного государства. В частности, это относится к проблемам коллизионного права, появившимся вследствие распада СССР, СФРЮ, ЧССР. Может иметь место и прямо противоположная ситуация: объединение Германии в 1990 г. превратило международные коллизии между правом ФРГ и правом ГДР во внутренние межобластные коллизии. Если коллизионный вопрос решен в пользу применения права иностранного государства, в котором существуют административно- территориальные образования со своими подсистемами права, то возникает дополнительный вопрос: право какого территориального образования следует применить. Современная практика и доктрина однозначно решают эту проблему — интерлокальные коллизии разрешаются в соответствии с общими постановлениями права иностранного государства. Выбор права конкретного государства означает выбор правовой системы в целом, и любой вопрос, связанный с применением иностранного права, должен решаться только с позиций этого права. (См. например ст. 1092 ГК РК).
Интертемпоральные коллизии. Действие закона во времени является источником интертемпоральных коллизий (интертемпоральное право). Такие коллизии также являются не международными, а внутренними. «С точки зрения коллизионного права (исходя из общего, абстрактного характера его норм), правила о действии закона во времени — это нормы, в отношении которых возникают те же проблемы выбора законодательства, что и в отношении любых других гражданско-правовых норм. Коллизионная отсылка к праву какого-либо государства включает также отсылку и к законам этого государства, регулирующим вопрос о времени вступления в силу определенных гражданско-правовых норм, об их обратной силе действия и т.п.» (Гетьман - Павлова И.В. Международное частное право: Учебник. – М.: Эксмо, 2005. – с. 46). Интертемпоральные коллизии возникают из наличия в государстве разновременно изданных законов, регулирующих одни и те же частноправовые отношения. Суд при решении коллизионного вопроса может столкнуться с несколькими правовыми актами как иностранного, так и своего государства, регулирующими одни и те же общественные отношения, но принятыми в разное время. Это и есть коллизия законов, касающаяся действия нормативного акта во времени. После определения применимого правопорядка суд должен разрешать проблему действия закона во времени по правилам решения внутренних коллизий с позиций именно тех норм, которые непосредственно регулируют действие закона во времени.
В МЧП проблема интертемпорального права возникает тогда, когда отечественная коллизионная норма отсылает к иностранному праву, в котором по данному отношению существуют два и более разновременно изданных законов. Если коллизионная норма отсылает к законодательству определенного иностранного государства, то только данное иностранное законодательство компетентно разрешить вопрос, какие из разновременно изданных гражданско-правовых законов подлежат применению в конкретном случае: применяются ли законы, действовавшие в момент возникновения данного правоотношения, либо законы, действующие на момент рассмотрения дела в суде; имеют ли какие-то законы обратную силу по отношению к ранее заключенной сделке или ранее открывшемуся наследству. Интертемпоральные коллизии разрешаются на тех же началах, что и интерлокальные или интерперсональные коллизии — в соответствии с предписаниями того государства, чье право должно применяться к данному отношению (ст. 1092 ГК РК). Коллизионная норма отсылает к системе иностранного права в целом, включая и те правовые установления, которые указывают, какой именно из разновременно изданных законов подлежит применению. Это следует из общего принципа коллизионного права: если закон одного государства предписывает применение права иностранного государства, то это право должно применяться так, как оно в данном случае было бы применено в суде соответствующего иностранного государства.
Еще одним явлением, весьма часто встречающимся в практике гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом, является «коллизия коллизий». «Расхождения в материальном праве различных государств обуславливают коллизию права, выражающуюся в том, что одним и тем же фактическим составам могут быть даны различные юридические оценки, поскольку речь идет о несовпадающих в своем содержании определенных национальных материально-правовых нормах. Различия же в коллизионных нормах порождают как бы двойное расхождение – коллизию коллизий.» (Ануфриева Л.П. Международное право: В 3-х т. Том 1. Общая часть: Учебник. – М.: БЕК, 2000, - с. 213). Таким образом, коллизия коллизий – это явление столкновения между коллизионными нормами различных государств, заключающееся в используемых ими формул прикрепления. Устранение коллизии коллизий возможно путем унификации коллизионных норм в международном масштабе, на региональном уровне или на уровне двусторонних отношений.
В рамках рассматриваемого явления выделяют положительные и отрицательные коллизии. Если в конкретной ситуации в результате несовпадения коллизионных привязок на регулирование данного правоотношения претендуют два и более правопорядка, то имеет место положительная коллизия. Когда же ни один из правопорядков не объявляет себя компетентным в силу содержания и действия соответствующих национальных норм, могущих быть применимыми для регулирования имеющегося отношения, имеет место отрицательная коллизия. Из вышеизложенного можно сделать неутешительный вывод о том, что подобные явления (явления коллизий) приводят к «хромающим отношениям», т. е. действительным, имеющим юридическую силу в одних государствах и недействительным, неправомерным согласно праву других государств.

2.Соотношение коллизионного и материального права.

Коллизионные нормы – это основа для решения коллизионного вопроса, фундамент международного частного права. Необходимость существования коллизионных норм обусловлена различием правовых систем — одни и те же частноправовые отношения по-разному разрешаются в разных государствах. Коллизионные нормы международного частного права объединяются в систему норм, образующую коллизионное право. «К этой системе относятся и правила, как бы «обслуживающие» коллизионные нормы, образующие механизм их применения (правила о квалификации юридических понятий коллизионных норм, об обратной отсылке и отсылке к закону третьей страны, об оговорке о публичном порядке, о значении «сверхимперативных» норм в международном частном праве и другие)». (Звеков В. П. Международное частное право. Курс лекций. – М.: НОРМА – ИНФРА-М, 2000. – с. 21).
Не существует единой общеобязательной для всех государств системы коллизионных норм. Каждое государство использует свое коллизионное право, источником которого являются международные договоры и внутреннее право. Говорят о коллизионном праве, например, Великобритании, США, Германии, Швейцарии, Венгрии и т. д.
Материальное право, наряду с коллизионным, так же является составной частью международного частного права. Материально-правовые нормы, в отличие от коллизионных, непосредственно регулируют поведение участников частноправовых отношений и определяют их права и обязанности. Состав материальных норм, включаемых в международное частное право, неоднороден. Наиболее значительно количество унифицированных материально-правовых предписаний – единообразных правил, создаваемых путем принятия многосторонних международных договоров. Международный унификационный процесс, начавшийся во второй половине IX века, приобрел в нынешнем столетии широкие масштабы. Особенно значительны достижения унификации в таких сферах международного частного права, как купля-продажа товаров (подробно об этом пойдет речь в главе 3 данной дипломной работы), морские и воздушные перевозки, вексельное и чековое право, интеллектуальная собственность.
В доктрине данные нормы именуют также нормами прямого действия, так как они непосредственно, «прямо» регулируют частноправовое отношение, не прибегая к коллизионной норме, и дают ответ по существу. М. М. Богуславский же замечает, что «указанные термины употребляются исключительно для противопоставления термину «коллизионная норма». (Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2000, - с. 78.)
В литературе до сих пор не прекращаются споры, включаются ли национально-правовые материально-правовые нормы в состав международного частного права. Ранее подобные споры велись в отношении материально-правовых норм, унифицированных посредством международного договора.
Однако, еще в 1940 году И. С. Перетерский и С. Б. Крылов в своем учебнике международного частного права писали, что «рассматривать международное частное право лишь как «коллизионное», то есть посвященное лишь «разграничению» различных законодательств,— это значит „суживать... действительный характер международного частного права"». (Богуславский, МЧП, - с. 77.) Л. А. Лунц впервые разработал целостную систему науки международного частного права как отрасли правоведения, изучающей совокупность коллизионных и унифицированных материально-правовых норм, направленных на регулирование гражданских отношений с иностранным элементом.
Объединение в составе международного частного права коллизионных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему характеру отно-шения.
Как уже упоминалось выше, помимо материально-правовых норм международных соглашений международное частное право включает и материально-правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом.
Несмотря на то, что некоторые авторы (прежде всего Л. А. Лунц) исходят из того, что материально-правовые нормы не отражают существа международного частного права, которое заключается в том, что «по всякому правоотношению с «международным» или «иностранным» элементом возникает коллизионный вопрос», и коллизионная норма, разрешающая этот вопрос, не может быть заменена внутренней материальной нормой», в данное время вхождение в международное частное право материально-правовых норм стало признаваемым в подавляющем в большинстве случаев. При этом В. П. Звеков считает необходимым уточнить, что «к международному частному праву принадлежат лишь те материально-правовые нормы, которые специально регулируют частноправовые отношения с иностранным элементом. Это их предназначение вытекает из самого содержания соответствующих норм.» (Звеков В.П., - с. 24)
Это утверждение вполне логично, поскольку данные материально-правовые нормы применяются только для регулирования одной категории общественных отношений, которые составляют объект международного частного права.
К таким нормам, в частности, относятся: а) нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность; б) нормы, определяющие правовое положение различных предприятий с иностранными инвестициями, учрежденных на территории государства; в) нормы, касающиеся режима инвестиций, инвестиционной деятельности организаций; г) нормы, определяющие статус граждан государства за рубежом; д) нормы, определяющие права и обязанности иностранных граждан и организаций в государстве в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального права. В этих и других аналогичных нормах содержится прямое предписание, непосредственно определяющее права и обязанности участников правоотношений с иностранным элементом.
Из всего вышесказанного можно заключить, что международному частному праву в целом, и внешнеэкономической области в частности, свойственны особые средства и приемы регулирования поведения участников международного гражданского оборота. Своеобразие этих средств и приемов наиболее полно проявляется во взаимодействии материально-правового и коллизионного способов регулирования, обеспечивающих преодоление коллизионной проблемы, сопутствующей частноправовым отношениям с иностранным элементом. Коллизионная норма вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, образуют правило поведения участников гражданского оборота. Также следует учитывать аспект включения материально-правовых норм в международное частное право в качестве его неотъемлемой составной части. «И материально-правовые, и коллизионные нормы, воздействуя на соответствующие отношения, обеспечивают регулирование их не иначе, как преодолевая коллизионную проблему. В одном случае (материально-правовой способ) коллизионный вопрос устраняется с помощью специального прямого предписания, непосредственно определяющем права и обязанности участников отношения, в другом (коллизионный способ) – решается на основе коллизионной нормы». (Звеков, В. П., - с. – 29.)

Список использованной литературы:

1. Словарь иностранных слов - М.: Русский язык, 1989, - 840 с.
2. Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. – М.: Независимое издательство «Манускрипт», 1994. 230 с.
3. Гетьман - Павлова И.В. Международное частное право: Учебник. – М.: Эксмо, 2005. – 752 с.
4. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть) от 1 июля 1999 года №409-I // Ведомости Парламента Республики Казахстан. – 1999.
5. Ануфриева Л.П. Международное право: В 3-х т. Том 1. Общая часть: Учебник. – М.: БЕК, 2000. – 288 с.
6. Звеков В. П. Международное частное право. Курс лекций. – М.: НОРМА – ИНФРА-М, 2000. – 686 с.
7. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2000. - 408 с.
8. Е.Т. Усенко. О научном вкладе Л.А. Лунца. Проблемы международного частного права / Под ред. д.ю.н. Н.И. Марышевой. – М.: Юр. фирма КОНТРАКТ, 2000. – 216 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий