регистрация / вход

Юридические факты в механизме правового регулирования

Юридические факты в механизме правового регулирования Аннотация В данной дипломной работе исследуются традиционные и спорные вопросы юридических фактов в механизме правового регулирования. Приводится анализ понятий правовых средств, механизма правового регулирования, юридических фактов и их классификация.

Юридические факты в механизме правового регулирования

Аннотация

В данной дипломной работе исследуются традиционные и спорные вопросы юридических фактов в механизме правового регулирования. Приводится анализ понятий правовых средств, механизма правового регулирования, юридических фактов и их классификация. Рассматриваются дискуссионные вопросы структуры механизма правового регулирования. Обосновывается значимость юридических фактов в механизме правового регулирования, необходимость углубленного изучения данной темы для всесторонней и эффективной реализации норм права и построения правового государства в российском обществе.

Annotation

In the given degree work are investigated traditional and questions at issue of the legal facts in the mechanism of legal regulation. The analysis of concepts of legal means, the mechanism of legal regulation, the legal facts and their classification is resulted. Debatable questions of structure of the mechanism of legal regulation are considered(examined). The importance of the legal facts in the mechanism of legal regulation, necessity of the profound studying of the given theme for all-round and effective realization of norms of the right and construction of a lawful state in the Russian society is proved.

Введение

Правовое регулирование в российском обществе - важное условие создания стабильного правового порядка, а также органов, институтов и учреждений, способных обеспечить защиту и охрану от нарушений тех прав, свобод и законных интересов граждан и иных лиц, которые закреплены действующими нормами права. Общие социальные цели правового регулирования преследуют достижение социально полезных результатов и, в первую очередь, создание необходимых условий для прогрессивного развития и процветания общества. Но правовое регулирование может выполнить свои задачи лишь в том случае, если опирается на объективную реальность, учитывает действительное положение дел. Социальное управление, игнорирующее факты, неизбежно теряет свою эффективность, превращается, в конечном счете, в бесполезную деятельность. Это в полной мере справедливо и для правового регулирования – одной из форм социального управления.

В процессе создания юридических норм, разработки и совершенствования нормативных актов правотворческий орган должен стоять на твердой почве реальности: недопустимо ни забегание вперед, ни отставание от достигнутого уровня социального развития. Для этого нужна полная информация о социальной обстановке действия нормативного акта, финансовых, организационных и иных затратах, которые потребует его реализация; необходимо знать объективные интересы участников правовых отношений, их установки и мотивы деятельности изучить возможные побочные последствия и многое другое. Только на базе такой информации можно разработать оптимальную модель правового регулирования, в том числе и модель юридических фактов, способную оказать позитивное воздействие на развитие общественных отношений.

Другой канал связи права с жизнью учет фактических обстоятельств в процессе реализации правовых норм. Правовые предписания исполняются не слепо. Они вступают в силу при наличии социальных фактов. В определенных случаях правоприменительный орган может сам уточнить круг фактических обстоятельств, имеющих правовое значение. Факты, с которыми нормы права связывают правовые последствия, называются юридическими фактами.

Актуальность изучения юридических фактов в механизме правового регулирования обусловливается также необходимостью совершенствования законодательства, повышения эффективности действия уже существующих норм права.

Научная новизна работы состоит в том, что данная тема («Юридические факты в механизме правового регулирования») конкретно никем полностью не рассмотрена, исследовались лишь ее отдельные аспекты.

Корни понятия «юридический факт» уходят в глубь истории юридической науки. Еще в римском праве различалось несколько оснований возникновения правоотношений. В Институциях Гая, Юстиниана их четыре: контракт, квази-контракт, деликт и квази-деликт. Позже стали выделять пятое основание - одностороннюю сделку. Упоминаются также сроки, основания заключения брака, основания перехода вещей по наследству и другие юридические факты. Это деление было воспринято Кодексом Наполеона и развито в последующем законодательстве.

Общее понятие юридического факта, как и понятие правоотношения, римские юристы не сформулировали. Создание этой категории связано с последующей переработкой, осмыслением и систематическим изложением римского права его позднейшими исследователями.

Наибольшее развитие теория юридических фактов получила в гражданском праве. Это вполне объяснимо: набирающий силу капитализм требовал детальной регламентации имущественных отношений: оснований возникновения права собственности, отдельных обязательств, наследования и т.д. На этой основе начинает разрабатываться общее понятие юридического факта. Категория «юридический факт» возникла не в результате умозрительных построений, она развилась из потребностей юридической практики, из стремления осмыслить и охватить единым понятием разнообразные предпосылки движения правовых отношений.

Теория юридических фактов успешно развивалась и в работах русских ученых-юристов Е.В. Васьковский, Д.Д. Гримм, Н.М. Коркунов, В.И. Синайский, Г.Ф. Шершеневич рассматривали вопросы исковой давности, условия действительности и недействительности сделки, основания представительства и др.

В современной зарубежной литературе вопросы юридических фактов рассматриваются главным образом в курсах гражданского права в связи с проблемой возникновения обязательств.

Несколько больше внимания уделяется проблеме юридических фактов в немецкой и итальянской литературе. Немецкие и итальянские юристы не уклоняются от рассмотрения общего понятия юридического факта и состава, приводят их классификации, анализируют роль юридических фактов в обеспечении автономии личности в правовых отношениях.

В английской и американской правовой доктрине не создано развернутой теории юридических фактов.

В российской научной литературе проблемы юридических фактов рассматриваются в монографиях, диссертациях, статьях, учебниках по теории государства и права и по отраслевым юридическим наукам. Можно выделить две группы источников. Во-первых, работы общетеоретического характера. В них рассматриваются понятия и виды юридических фактов, анализируется их роль в правовом регулировании, связь с правовыми отношениями. Не случайно вопросы теории юридических фактов излагаются главным образом в работах по теории правовых отношений.

Вторая группа работ посвящена юридическим фактам в отраслях права.

Значительно количество исследований выполнено «на стыке» теории юридических фактов и других разделов юридической науки. Это работы, посвященные гражданским, уголовным, трудовым, семейным, процессуальным правоотношениям, срокам, сделкам, административным актам, трудовым договорам, деликтам и др. Наряду с другими аспектами проблемы в них рассматриваются и вопросы юридических фактов.

Необходимо отметить, что основные научные разработки в области юридических фактов сделаны в 1955-1984 годы, поэтому в нашей работе используется, в большинстве, литература того периода. В учебниках по теории государства и права воспроизводятся давно разработанные вопросы юридических фактов, авторы, как правило, дают понятие юридических фактов и приводят их классификацию. И все же сказать, что разработка теории юридических фактов завершена, нельзя. Место юридических фактов в механизме правового регулирования, их функции в правовой системе до конца не раскрыты, а регулирующие возможности не всегда используются в полной мере.

Практический смысл и научная ценность теории юридических фактов заключается в том, что она изучает один из аспектов фактической обоснованности правового регулирования. Система юридических фактов, четко очерченных в законодательстве, своевременно, полно и достоверно установленных в процессе применения права, - одна из важных гарантий законности.

Цели и задачи данной работы – показать современное состояние и возможные пути решения некоторых актуальных проблем теории юридических фактов. Мы исходим из того, что юридические факты – многогранное явление правовой реальности. Они допускают неоднозначные подходы, различные теоретические истолкования. Поэтому выводы, к которым мы приходим, ни в коей мере не претендуют на бесспорность.

При раскрытии темы дипломной работы мы использовали такие методы научного познания, как: метод материалистической диалектики, сравнительный, конкретно-социологический, логический, формально-юридический методы.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав и заключения.

В первой главе мы раскрываем такие вопросы: правовые средства: понятие и виды; понятие механизма правового регулирования; структура механизма правового регулирования.

Во второй главе мы раскрываем следующие вопросы: понятие и классификация юридических фактов; юридические факты в системе правового регулирования; индивидуальное регулирование и юридические факты.

В третьей главе мы рассматриваем такие вопросы: фактические системы в механизме правового регулирования; фиксация, удостоверение и доказывание юридических фактов; дефектность юридических фактов.

1 Понятие и структура механизма правового регулирования

1.1 Правовые средства: понятие и виды

Право – многогранное явление, призванное регулировать общественные отношения. Его можно рассматривать с разных сторон.

В роли социального феномена цивилизации, элемента культуры, меры свободы и справедливости право в большей степени характеризуется как цель по отношению к обществу, приобретает мощное социальное звучание.

Наряду с этим право можно оценивать и как средство (инструмент) для разрешения практически значимых задач общества, для удовлетворения интересов людей. Данный подход в юридической науке называют инструментальным, в рамках которого и исследуются правовые средства.

Как и многие юридические понятия, правовые средства сначала анализировались на отраслевом уровне - в сфере гражданского права. Так, Б.И. Пугинский рассматривал их в качестве юридических способов решения субъектами своих целей (интересов).[1]

Вместе с тем проблема правовых средств выступает, прежде всего, как общетеоретическая проблема. В теории права под правовыми средствами С.С. Алексеев понимает институциональные явления правовой действительности, воплощающие регулятивную силу права, его энергию, которым принадлежит роль ее активных центров.[2]

Правовые средства не образуют каких – то особых принципиально отличных от традиционных, зафиксированных в общепринятом понятийном аппарате явлений правовой действительности и сформулированных в основном с точки зрения потребности аналитической юриспруденции. Это весь диапазон правовых феноменов различных уровней с той лишь особенностью, что они вычленяются и рассматриваются не с позиций нужд юридической практики, а с позиций их функционального предназначения, тех черт, которые характеризуют их как инструменты решения экономических и иных социальных задач.

Вопрос правовых средств – не столько вопрос обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе – их фундаментального предназначения, их роли как инструментов оптимального решения социальных задач. Иными словами, перед нами те же юридические нормы, хозяйственные договоры, счета в банке, меры поощрения, санкции, но предстающие в качестве функциональных явлений, инструментов реализации силы, ценности права.

С.С. Алексеев выделяет следующие показатели правовых средств:

субстанциональность правовых явлений;

возможность их использования субъектами;

наличие в правовых явлениях социальной силы, своего рода юридической энергии.[3]

Как субстанциональные явления правовые средства довольно отчетливо, зримо отличаются от других компонентов правовой действительности: с одной стороны, от явлений правовой деятельности – действий в области правотворчества, актов по реализации и применению юридических норм (толкования, вынесения правоприменительных решений, исполнения актов юрисдикционных органов и т.д.), а с другой стороны, от явлений сугубо субъективной сферы правовой действительности – правосознания, субъективных элементов правовой культуры, правовой науки. И то и другое, разумеется, учитывается в правовом регулировании, включается в действие его механизма; и можно, например, говорить о регулятивных функциях правосознания или о регулятивном значении применения права. Но они не образуют самих регулятивных частиц, компонентов регулятивного вещества права, т.е. как раз того, что является правовыми средствами. Поэтому два упомянутых компонента правовой действительности находятся рядом с правовыми средствами, связаны с ними, но непосредственно в их состав не входят: один из них (правовая деятельность) – это, в сущности, применение и использование правовых средств, а второй (явления субъективного порядка, например, правосознание) – представление о них, их субъективный образ.

Правовые явления как субстанциональные явления многообразны.

В развитых правовых системах, при достаточно высокой степени институционализации правовых явлений, то или иное правовое средство, причем это может быть одно и то же правовое средство выступает в различном виде в зависимости от уровня, на котором рассматривается юридический инструментарий.

С.С. Алексеев выделяет три таких уровня:

во-первых, уровень первичных правовых средств – элементов механизма правового регулирования в целом и его важнейших подразделений; это прежде всего, юридические нормы, а также субъективные юридические права и юридические обязанности; тут правовое средство есть, в сущности, путь, общее направление решения жизненной проблемы;

во-вторых, уровень сложившихся правовых форм, нормативно выраженных обычно в виде институтов – отдельных образований, юридических режимов или комплексов взаимосвязанных правовых образований и режимов, представляющих собой юридически действенные формы решения жизненных проблем (например, договор как способ организации работ и оплаты их результатов);

в – третьих, операционный уровень – конкретные юридические средства, находящиеся непосредственно в оперативном распоряжении тех или иных субъектов, например, договор гражданина, приобретающего пустующий жилой дом, с сельскохозяйственным предприятием на выращивание и продажу сельскохозяйственной продукции, договор, который в данном случае является способом организации, взаимоотношений между гражданами, проживающими в городах или поселках городского типа, и сельскохозяйственными предприятиями.[4]

Теперь о такой черте правовых средств, как возможность их использования субъектами. Она характеризует глубокое взаимодействие правовых средств с социальной деятельностью.

В этом взаимодействии – две плоскости. Одна из них очевидна – деятельность по использованию правовых средств в практической жизни.

Иными словами, хотя правовые средства есть явления субстанциональные, в них, в самом их бытии присутствует момент, выражающий перспективу использования, - возможности того, что известные субъекты «возьмут их в руки» и добьются с их помощью нужного, ожидаемого результата. С рассматриваемой точки зрения вопросы использования правовых средств являются решающей частью юридической практики – и в то же время важным и перспективным направлением развития юридической науки.

Во взаимодействии социальной деятельности и правовых средств есть и другая, не менее значимая плоскость. Причем здесь речь идет не о такой своеобразной разновидности социальной деятельности, которую можно назвать правовой (именно тот характер имеет использование правовых средств), а о социальной деятельности в самом точном и строгом смысле – о деятельности, в которой реализуются социальная жизнь независимо от форм ее существования и опосредования.

Социальная деятельность в указанном глубоком смысле при переходе человечества на стадию цивилизации является необходимой и ближайшей основой правовых средств, во многом определяющей и их существование, и их особенности, их развитие.

Социальность деятельности наряду с другими ее чертами характеризуется своего рода напряженностью; она как бы пронизана или «полем активности», или «полем сдерживания» либо окутана тем и другим, что придает поведению субъектов общественных отношений особое содержание и облик. Отсюда такие элементы и черты деятельности, как ее необходимость, допустимость или недопустимость, заложенные в самом содержании деятельности и выражающие потребности жизни общества, свойственные ей закономерности, условия жизнедеятельности.

Соприкасаясь и взаимодействуя с субъективной стороной жизни общества, отмеченные элементы и черты деятельности как социального явления получают выражение в правах и обязанностях (запретах).

Права и обязанности связаны с государственной властью, ее аппаратом, приобретают обязательный характер, становятся юридическими правами и обязанностями и в этом качестве выступают как необходимые и первичные правовые средства. Именно с юридических прав и обязанностей начинается формирование правового инструментария, всей системы правовых средств.

Теперь рассмотрим такой показатель правовых средств, как наличие в них социальной силы.

Определенные правовые формы потому и обособляются в устойчивые институционные образования, потому и используются субъектами, что обладают социальной силой. В них, следовательно, заложены такие возможности, такие потенции, которые позволяют справиться с трудностями, преодолеть препятствия, обеспечить решение назревшего жизненного вопроса. Надо обратить внимание лишь на то, что в юридическом инструментарии заложена не вообще социальная сила, а правовая сила, реализующая своего рода юридическую энергию.

Подытоживая сказанное, можно выделить признаки правовых средств:

1) выражают собой юридические способы обеспечения интересов субъектов права;

2) сочетаясь определенным образом, они выступают основными «работающими частями» действия права, правового регулирования, правовых режимов;

3) имеют юридическую силу и поддерживаются государство.

Таким образом, правовые средства – это объективированные субстанциональные правовые явления, обладающие фиксированными свойствами, которые позволяют реализовать потенциал права, его силу.

В зависимости от отраслевой принадлежности правовые средства могут быть конституционными, гражданскими, административными и т.п.; в зависимости от характера – материальными и процессуальными; в зависимости от функциональной роли – регулятивными и охранительными; в зависимости от информационно-психологической направленности (чьим интересам отдается предпочтение) – стимулирующими (поощрения, льготы, дозволения) и ограничивающими (наказания, запреты, обязанности).

1.2 Понятие механизма правового регулирования

Изучение механизма правового регулирования занимает ученых длительное время. Значительный интерес для разработки этой проблемы имели труды С.С. Алексеева, в частности его монографии «Механизм правового регулирования в социалистическом государстве» и «Теория права», где отмечалось, что категория «механизм правового регулирования» определена в теории государства и права для показа момента движения, функционирования правовой формы. Но со временем категория «механизм правового регулирования» стала употребляться и в другом назначении, как «механизм правотворчества», «юридический механизм управления» и т.д.

По мнению И.П. Слободянюк, Е.В. Макагон, в настоящее время понятие «механизм правового регулирования» применяется как способ функционирования и система средств воздействия, как юридическая надстройка в системном «работающем» виде.[5]

Понятие «механизм правового регулирования» производно от понятия правового регулирования.

С.С. Алексеев определяет правовое регулирование как осуществляемое при помощи системы правовых средств (юридических норм, правоотношений, индивидуальных предписаний и др.) результативное, нормативно-организационное воздействие на общественные отношения с целью их упорядочения, охраны, развития в соответствии с общественными потребностями.[6] Как видно, С.С. Алексеев определяет правовое регулирование через правовое воздействие. Однако не всякое правовое воздействие составляет механизм правового регулирования. Понятие механизма правового регулирования уже понятия механизма правового воздействия. Понятие «Воздействие» по объему более широкое, чем «регулирование», замечает М.Н. Марченко, ибо воздействие включает как регулирование с помощью определенной правовой нормы, так и другие правовые средства и формы влияния на поведение людей.[7] С.А. Комаров включает в механизм правового воздействия наряду с механизмом правового регулирования правовое сознание, правовую культуру, правовые принципы, правотворческий процесс.[8] Отличие правового воздействия от правового регулирования состоит в том, что правовое воздействие является частью социального воздействия. Как культурная и информационная ценность, право определяет направление человеческой деятельности, вводит ее в общие рамки цивилизованных общественных отношений. Именно в этом смысле правовое воздействие шире, чем правовое регулирование общественных отношений.

Особенность правового регулирования заключается в осуществлении государством посредством издания общеобязательных норм поведения. Здесь проявляется искусство правотворческих органов, их умение учитывать реальные возможности и предвидеть наступающие последствия.

«Однако уровень механизма правового регулирования зависит не только от состояния законодательства, - считает А.И, Бобылев. – Важно и реализовать на практике принятые законы. Поэтому остро встает вопрос о механизме реализации норм права».[9] По нашему мнению, - это одна из насущных проблем Российского права, в решении которой должен быть заинтересован каждый член общества.

А.В. Малько указывает, что цель механизма правового регулирования – обеспечение беспрепятственного движения интересов субъектов к ценностям, т.е. гарантированность их справедливого удовлетворения. Исходя из этого, он определяет механизм правового регулирования как систему правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права.[10]

В.Н. Хропанюк более кратко дает понятие механизма правового регулирования – это система правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядоченность общественных отношений в соответствии с целями и задачами правового государства.[11]

Анализируя сказанное, по нашему мнению, для механизма правового регулирования понимается совокупность правовых средств, взятая в единстве, с помощью которых государство осуществляет правовое воздействие на общественные отношения в желаемом для него направлении.

В механизме правового регулирования С.С. Алексеев выделяет структуру правового регулирования, которая характеризуется, прежде всего, методами и способами регулирования. Каждой отрасли права присущ свой метод или сочетание методов правового регулирования. В теории правового регулирования принято выделять два метода правового воздействия: 1) метод децентрализованного регулирования, построенный на координации целей и интересов в общественном отношении и применяемый в сфере отраслей частноправового характера; 2) метод централизованного, императивного регулирования, базирующийся на отношениях субординации между участниками общественных отношений и используемый в публично –правовых

отраслях. Способы правового регулирования – пути юридического воздействия, выраженные в юридических нормах и других элементах правовой системы. С.С Алексеев выделяет следующие способы правового регулирования: а) дозволение – предоставление лицам права на свои собственные активные действия; б) запрещение – возложение на лиц обязанности воздерживаться от совершения действий определенного рода; в) позитивное обязывание – возложение на лиц обязанности активного поведения (что-то сделать, передать, уплатить и т.д.).[12]

В.В. Лазарев называет те же способы правового регулирования, но несколько в иной последовательности: а) позитивное обязывание; б) дозволение; в) запрещение. Притом он уточняет, что метод – это совокупность юридических способов правового регулирования, а способы – это своего рода «строительный материал», «юридическое вещество» составляющее метод.[13]

Следовательно, процесс правового регулирования в каждом конкретном случае различен – в зависимости от выполнения правовых обязанностей - добровольно или под принуждением.

Существенное значение для понимания правового регулирования имеет его предмет или сфера правового регулирования.

Предметом правового регулирования являются разнообразные общественные отношения, которые объективно, по своей природе, могут поддаваться нормативно-организационному воздействию. В сферу правового регулирования входят различные группы общественных отношений: 1) отношения людей по обмену ценностями; 2) отношения по властному управлению обществом; 3) отношения по обеспечению правопорядка, возникающие из нарушения правил, регламентирующих поведение людей в двух вышеуказанных сферах. Сфера правового регулирования не является неизменной и постоянной, она может расширяться за счет появления новых отношений (отношения в сфере экологии) или статься за счет отказа от использования права в тех или иных областях общественных отношений. От содержания и характера предмета во многом зависят особенности содержания правового регулирования, а отсюда и особенности структуры права. Ими могут быть имущественные, земельные, управленческие, организационные и др. отношения. В.В. Лазарев уточняет вопрос о сфере и пределах правового регулирования. Он отмечает, что их правильное определение необходимо для того, чтобы исключить использование юридических инструментов в сферах взаимодействия людей, требующих иных средств социальной регуляции.[14]

Из сказанного можно сделать вывод, что понятие механизма правового регулирования позволяет:

- не только собрать вместе явления правовой действительности – нормы, правоотношения, юридические акты и др., участвующие в правовом воздействии, - и обжаловать их как целостность, но и представить их в работающем, системно – воздействующем виде, что характеризует результативность правового регулирования;

- высветить в связи с этим специфические функции, которые выполняют те или иные юридические явления в правовой системе, показать их связь между собой и взаимодействие.

Рассмотренная позиция понимания механизма правового регулирования как совокупности правовых средств, используемых в процессе правового регулирования общественных отношений, является дискуссионной, по мнению В.М. Сырых. Свои взгляды он обосновывает тем, что один из основных принципов научного анализа сложных систем, механизмов требует рассматривать исследуемый объект, явление во взаимосвязи, взаимодействии составляющих его частей. Только при таком подходе можно установить, насколько эффективно действуют компоненты, каковы их функции и насколько результативной является работа механизма в целом как единого целостного образования. Изучение же строения механизма на уровне составляющих его частей является неполным. Поэтому, чтобы получить верные представления о механизме правового регулирования, его способности выступать в этом качестве следует рассматривать максимально полно все его компоненты, а также взять их во взаимосвязи и взаимодействии. При таких методологических требованиях механизм правового регулирования можно рассматривать как сложную систему, состоящую из правовых средств, субъектов, осуществляющих правовое регулирование или правовую деятельность, и юридически значимых результатов их деятельности. При этом единый механизм правового регулирования сообразно стадиям правового регулирования подразделяется на три компонента: механизм правотворчества, механизм реализации норм права и механизм государственного принуждения.[15]

Каждый механизм действует на своей стадии правового регулирования - правотворчестве, правореализации и применении юридической ответственности – и характеризуется специфическими, только ему присущими правовыми средствами.

Таким образом, механизм правового регулирования – сложное явление, требующее дальнейшего углубленного изучения.

1.3 Структура механизма правового регулирования

Первоначально идею механизма воздействия права на общественные отношения выдвинул Н.Г. Александров. Определенные теоретические обобщения по данной проблеме были проведены Явичем,[16] а несколько позднее В.М. Горшеневым.[17]

По мнению Н.Г. Александрова, звеньями механизма правового регулирования являются: 1) установление правового статуса лица; 2) придание известным видам жизненных фактов значения юридических фактов;

3) установление моделей правоотношений; 4) установление мер правовой охраны и юридической ответственности.[18]

Определенный вклад в разработку вопросов механизма правового регулирования внесли П.Е. Недбайло, А.С. Пиголкин, М.П. Лебедев, Н.И. Матузов и ряд других ученых-юристов.

Но свое развернутое обоснование данная идея приобрела в работах профессора С.С. Алексеева. Предложенная им конструкция в последующем не претерпела существенных изменений.

В соответствии со стадиями правового регулирования С.С. Алексеев выделяет три основных элемента (звена) в механизме правового регулирования: 1) юридические нормы; 2) правовые отношения; 3) акты реализации прав и обязанностей. Факультативным элементом являются акты применения права[19] .

Такое представление о структуре механизма правового регулирования широко распространено, но не является единственным, существуют иные точки зрения. Так, А.В. Малько выделяет следующие основные стадии и элементы правового регулирования: 1) норма права; 2) юридический факт или фактический состав с таким решающим фактом, как организационно- исполнительный правоприменительный акт; 3) правоотношение; 4) акты реализации прав и обязанностей; 5) охранительный правоприменительный акт (факультативный элемент).[20]

На первой стадии формулируется правило поведения, которое направлено на удовлетворение тех или иных интересов, находящихся в сфере права и требующих их упорядочения. Здесь не только определяется круг интересов и соответственно правоотношений, в рамках которых их осуществление будет правомерным, но и прогнозируются препятствия этому процессу, а также возможные правовые средства их преодоления. Названная стадия отражается в таком элементе механизма правового регулирования, как нормы права.

таким образом, вторым элементом правового регулирования. Однако некоторые исследователи не признают за юридическими фактами статуса самостоятельного элемента механизма правового регулирования, полагая, что значение юридических фактов сводится к тому, чтобы обеспечить переход от одной стадии правового регулирования к другой. «Сам по себе юридический факт, - пишет, например, Ю.И. Гревцов, - является жизненным обстоятельством, с которым норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения. Следовательно, юридический факт – необходимая предпосылка правового отношения и не больше».[21]

В противовес этому существует мнение, что юридические факты выполняют в механизме правового регулирования ряд самостоятельных задач. «Понимание юридических фактов лишь как предпосылки движения правоотношения, - считает С.И. Реутов, - обедняет их подлинное значение – важнейшей составной части механизма правового регулирования».[22]

Самостоятельность юридических фактов в механизме правового регулирования, по мнению В.Б. Исакова, предопределяется тем, что они связаны не только с правоотношениями, но и с иными элементами механизма правового регулирования. Правильное закрепление юридических фактов в гипотезах юридических норм – одна из задач, стоящих перед правотворческими органами при разработке нормативно-правовых актов. Полное, точное и достоверное установление юридических фактов – необходимая предпосылка для применения правовых норм.[23]

Роль юридических фактов в механизме правового регулирования, по нашему мнению, не исчерпывается образованием, изменением и прекращением правоотношений. Мы считаем, что установление видов жизненных фактов (или группы таких фактов), которым придается значение юридических фактов, является самостоятельным звеном в механизме правового регулирования, так как от правильного определения юридических фактов зависит эффективность применения норм права.

Зачастую для движения конкретных интересов по юридическому «каналу» необходима целая система юридических фактов (фактический состав), где один из них должен быть обязательно решающим. Отсутствие подобного решающего юридического факта выступает в роли препятствия, которое, по мнению А.В. Малько, необходимо рассматривать с двух точек зрения: с содержательной (социальной, материальной) и формальной (правовой). С точки зрения содержания препятствием будут выступать неудовлетворение собственных интересов субъектом, а также общественных интересов. В формально же правовом смысле препятствие выражается в отсутствии решающего юридического факта. Причем преодолевается данное препятствие только на уровне правоприменительной деятельности в результате принятия соответствующего акта применения права.[24]

Акт применения права представляет собой основной элемент совокупности юридических фактов, без которого не может реализоваться конкретная норма права. Например, для осуществления права на поступление в вуз (как части наиболее общего права на получение высшего образования) акт применения (приказ ректора о зачислении в студенты) необходим тогда, когда абитуриент представил в приемную комиссию требуемые документы, сдал вступительные экзамены и прошел по конкурсу, т.е. когда уже имеются три других юридических факта. Акт применения скрепляет их в единый юридический состав, придает им достоверность и влечет возникновение персональных юридических прав и обязанностей субъектов, преодолевая тем самым препятствия и создавая возможность для удовлетворения интересов граждан.

Только правоприменительный орган может обеспечить выполнение правовой нормы, принять акт, который станет опосредующим звеном и результатом ее действия.

Подобный вид правоприменения называют оперативно –исполнительным, ибо он основан на позитивном регулировании и призван развивать социальные

связи. Именно в нем в наибольшей мере воплощаются правостимулирующие факторы, что характерно для актов о поощрении, присвоении персональных званий, об установлении выплат, пособий, о регистрации брака, об устройстве на работу и т.п.

Следовательно, вторая стадия процесса правового регулирования отражается в таком элементе механизма правового регулирования, как юридический факт или фактический состав, где функцию решающего юридического факта выполняет оперативно – исполнительный правоприменительный акт.

Третья стадия – установление конкретной юридической связи с разделением субъектов на управомоченных и обязанных. Речь идет о правоотношении, которое возникает на основе норм права и при наличии юридических фактов и где абстрактная программа трансформируется в конкретное правило поведения для соответствующих субъектов. Оно конкретизируется в той степени, в какой индивидуализируются интересы сторон, а точнее, основной институт управомоченного лица, выступающий критерием распределения прав и обязанностей между противостоящими в правоотношении лицами. Данная стадия воплощается в таком элементе механизма правового регулирования, как правоотношение.

Е.Г. Лукьянова считает, что именно здесь в правоотношении, заканчивается нормативное действие механизма правового регулирования, обеспечивается то фактическое, реальное поведение субъектов, тот результат, на который была направлена воля законодателя. По ее мнению, представляется логически неоправданным, выделение в качестве самостоятельного такого элемента механизма правового регулирования, как акты реализации прав и обязанностей. «Если правоотношение понимать как единство юридической формы и фактического содержания, - полагает Е.Г. Лукьянова, – то этот элемент механизма правового регулирования будет включать как юридический элемент - наделение субъектов правами и обязанностями, так и фактический – акты реализации прав и обязанностей».[25]

А.В. Малько же считает, что на правоотношении структура механизма правового регулирования не заканчивается, и выделяет еще две стадии. На четвертой стадии происходит реализация субъективных прав и юридических обязанностей, при которой правовое регулирование достигает своих целей – позволяет интересу субъекта удовлетвориться. Акты реализации могут выражаться в трех формах: соблюдение, исполнение и использование.[26]

При соблюдении субъект воздерживается от совершения действий, запрещенных нормами права. Он не реализует при этом свои собственные интересы, отличные от интересов контрсубъекта, а также от общественных интересов в охране и защите, и тем самым не ставит препятствий к их удовлетворению.

При исполнении обязанностей лицо должно активными действиями удовлетворить интересы контрсубъекта и общественные интересы в охране и защите и не ставить им препятствий в какой –либо форме.

При использовании субъект получает благо, ценность, удовлетворяет личные интересы. При этом он не должен препятствовать удовлетворению интересов других лиц.

Названная стадия процесса правового регулирования отражается в таком элементе механизма правового регулирования, как акты реализации прав и обязанностей.

Пятая стадия является факультативной. Она вступает в действие тогда, когда беспрепятственная форма реализации права не удается и когда на помощь неудовлетворенному интересу должна прийти соответствующая правоприменительная деятельность. Возникновение правоприменения в этом случае уже связывается с обстоятельствами негативного характера,

выражающимися в наличии либо реальной опасности правонарушения, либо прямого правонарушения.

С точки зрения содержания препятствием здесь, как и при первой причине (что рассматривалось при анализе оперативно-исполнительной правоприменительной деятельности), будет являться неудовлетворение личных интересов субъектом, а также общественных интересов в охране и защите. С формально-правовой же точки зрения препятствия различаются: если в первом случае в качестве препятствия выступает отсутствие решающего юридического факта, то во втором, - напротив, его наступление.

Е.Г. Лукьянова выделяет процессуально-правовой механизм как элемент общего механизма правового регулирования, который вступает в действие на некоторых этапах общего правового регулирования, в случаях возникновения препятствий нормальной реализации правовых норм и имеет охранительную направленность. Она считает, что процессуально-правовой механизм- это динамическая система правовых средств, при помощи которой упорядочивается охранительная деятельность уполномоченных органов в области юрисдикционного правоприменения. Е.Г. Лукьянова выделяет основные элементы процессуально-правового механизма, это:

1) нормы процессуального права;

2) юридические факты, опосредующие процессуальные правоотношения, или процессуальная фактическая система;

3) процессуальные правоотношения (юридический процесс).[27]

Процессуально-правовой механизм обладает рядом особенностей, исследование которых является перспективной задачей правовой науки.

Научная разработка проблемы процессуально-правового механизма способствовала бы повышению эффективности процессуального регулирования общественных отношений, укреплению и развитию механизма защиты прав и свобод граждан и организаций.

Таким образом, полное изучение структуры механизма правового регулирования, уяснение его элементов и их роли в механизме правового регулирования – важный шаг к правильной и эффективной реализации норм права.

2 Юридические факты в механизме правового регулирования

2.1 Понятие и классификация юридических фактов

В научной и учебной литературе под юридическими фактами понимаются конкретные жизненные обстоятельства, вызывающие в соответствии с нормами права наступление тех или иных правовых последствий – возникновение, изменение или прекращение правового отношения. «Жизненные факты, - отмечал Н.Г. Александров, - сами по себе не обладают каким-то имманентным свойством быть или не быть юридическими фактами. Они становятся юридическими фактами только тогда, когда им такое значение придается нормами права. Факты одного и того же вида могут быть или не быть юридическими фактами в зависимости от того, как они расцениваются возведенной в закон волей господствующего класса».[28] Такое понимание юридических фактов позволяет проникнуть вглубь этого явления, исследовать место в правовом регулировании.

Юридические факты – разновидность социальных фактов. Это явления объективной реальности, отраженные в системе – законодательстве.

Признание материально-социального характера юридических фактов, по мнению В.Б. Исакова, позволяет увидеть, что каждый конкретный юридический факт - не случайное изолированное явление, а в известном смысле и порождение данной правовой системы.[29]

Идеальная модель юридического факта (юридического состава) закрепляется в гипотезе юридической нормы (или нескольких норм). «В практике применения правовых норм, - отмечает П.Е. Недбайло, - установление фактической гипотезы (фактического состава) сливается с установлением гипотезы нормы и, наоборот, анализ гипотезы правовой нормы, установленной

между гипотезой и моделью факта не следует ставить знак равенства. Гипотеза – элемент правового предписания, связанный с другими элементами – диспозицией или санкцией. Не совпадают они и по объему: модель сложного юридического факта (фактического состава) может быть закреплена в гипотезах нескольких юридических норм.[30]

В.Б. Исаков выделяет две группы признаков юридических фактов. Первая группа характеризует материальную сторону юридических фактов. Юридические факты есть обстоятельства:

конкретные, определенным образом выраженные вовне. Юридическими фактами не могут быть мысли, события внутренней духовной жизни и тому подобные явления. Вместе с тем законодательство учитывает субъективную сторону действий (вину, мотив, цель, интерес) как элемент сложного юридического факта, например, состава правонарушения;

выражающиеся в наличии либо отсутствии определенных явлений материального мира. Необходимо учитывать, что юридическое значение могут иметь не только позитивные (существующие), но и негативные факты (отсутствие родства и т.п.);

несущие в себе информацию о состоянии общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования.

Другая группа признаков связана с моделью юридических фактов и раскрывает нормативную, идеальную сторону этого явления. Юридические факты есть обстоятельства:

прямо или косвенно предусмотренные нормами права;

зафиксированные в установленной законодательством процедурно-процессуальной форме;

вызывающие предусмотренные законом правовые последствия.[31]

В правовом регулировании юридические факты выступают, как правило, в составе объединений, комплексов фактов. Фактическая предпосылка, состоящая из одного элемента – юридического факта – сравнительно редкое явление. В.Б Исаков различает две категории фактических комплексов –группу юридических фактов и фактический состав.[32]

Группа юридических фактов – это несколько фактических обстоятельств, каждое из которых вызывает одно и то же правовое последствие.

От группы юридических фактов фактический состав отличается тем, что его элементы определенным образом связаны в пространстве и времени, взаимообусловлены. Правовое последствие наступает лишь при наличии всех элементов состава в совокупности.

В теории и на практике фактические составы нередко смешивают со сложными юридическими фактами. Сложные юридические факты – такие фактические обстоятельства, которые имеют несколько различных сторон (признаков).

Своеобразие сложных юридических фактов не всегда учитывается на практике. Например, О.В. Баринов рассматривает случай, когда работнику, нарушевшему правила техники безопасности, действием механизма была причинена смерть. Поступок рабочего О.В. Баринов относит к противоправным неосторожным действиям, смерть работника к отрицательным событиям.[33] На наш взгляд, такое решение вопроса вызывает возражения, в данном случае не два различных юридических факта, а один юридический факт – несчастный случай на производстве, отражающий соответствующую социальную ситуацию. Но это факт – сложный по содержанию, внутри него могут быть выделены субъективный элемент (поступок работника) и объективные элементы (действие механизма, смерть).

Приведенный пример свидетельствует о том, что «волевой» критерий, согласно которому все юридические факты подразделяются на события и действия, нельзя абсолютизировать. В качестве юридических фактов могут выступать не только «чистые» события и действия, но и фактические обстоятельства, охватывающие своим содержанием то и другое, - сложные юридические факты.

Юридические факты многообразны и их можно классифицировать. В основу традиционной классификации юридических фактов положены три взаимосвязанных признака. Первый – «волевой» критерий, согласно которому все юридические факты, подразделяются на действия и события.

«Действия – такие юридические факты, которые происходят по воле людей, представляют собой волеизъявления. События - это факты, происходящие не по воле людей (например, естественная смерть человека, пожар и т.п.), но влекущее в силу закона определенные юридические обязанности и правомочия для соответствующих лиц», - считает Н.Г. Александров.[34]

По второму признаку все действия подразделяются на правомерны и неправомерные. Правомерные – соответствуют предписаниям юридических норм, а неправомерные – нарушают их.

Согласно третьему признаку, правомерные действия делятся на юридические поступки и юридические акты. Поступки направлены на интересы и цели, лежащие вне права. Они вызывают правовые последствия независимо от того, сознавал или не осознавал субъект их правовое значение, желал или не желал наступления правовых последствий. Значительная часть правомерных поступков порождается материально-предметной деятельностью людей (производством и потреблением материальных благ, созданием произведений литературы и искусства и т.п.). Юридические акты - действия, прямо направленные на достижение правового результата. Совершая юридические акты, субъекты права создают, изменяют, прекращают правовые отношения либо для себя, либо для других субъектов.

В научной литературе предпринимались неоднократные попытки дополнить и модифицировать указанную классификацию. Действия предполагалось подразделить на односторонние и многосторонние, положительные и отрицательные правонарушения – на умышленные и неосторожные; в числе действий особо выделять юридические факты состояния, юридические факты – события, разграничивать на абсолютные и относительные.

Остановимся на рассмотрении лишь некоторых видов юридических фактов.

Юридические действия. В правовом регулировании действия выступают в разных качествах. С одной стороны, они служат основаниями возникновения, изменения, прекращения правоотношений, наступления иных правовых последствий. С другой стороны, действия выступают в роли того материального объекта, на который воздействуют правовые отношения и ради которого осуществляется все правовое регулирование.

Юридическое действие – абстрактное, обобщающее понятие. Им является и возложение штрафа на нарушителя правил дорожного движения, и заключение брака, и вынесение приговора за совершение преступления. Можно заметить, что все эти юридические действия - факты различного социального масштаба, разной протяженности во времени, неодинаковой социальной значимости.

В научной литературе используется ряд делений правомерных юридических фактов – действий: по субъекту (действия граждан, организаций, государства); по юридической направленности (юридические акты, юридические поступки, результативные действия); по отраслевой принадлежности (материально-правовые, процессуальные); по способу совершения (лично, через представителя); по способу выражения и закрепления (молчанием, жестом) и др.

Существенную роль играет систематизация неправомерных действий: по степени общественной опасности (преступления, проступки); по субъекту; по объекту (против общественного и государственного строя, управления, личности и т.д.); по отраслям права (уголовные, административные, гражданские и др.); по форме вины (умышленные, неосторожные); по мотиву (хулиганские, корыстные и др.).

Классификацию правомерных действий и правонарушений можно проводить и по другим признакам.

Сложность вызывает вопрос о месте в классификации юридических фактов объективно-противоправных действий (вред, причиненный недееспособным и др.). Такие действия в определенной мере сходны с юридическими событиями, так как находятся за рамками предмета правового регулирования. В процессе правового регулирования объективно-противоправные действия всегда опосредуются действиями других лиц. Например, за вред, причиненный недееспособным лицом, отвечают родители, опекуны, воспитательное учреждение, если не докажут свою невиновность. Из сказанного видно, что объективно-противоправные действия занимают промежуточное положение между юридическими событиями и юридическими действиями. Данное обстоятельство позволяет еще раз увидеть относительность «волевого» критерия, необходимость дальнейшего развития классификации юридических фактов – действий по разнообразным социальным и юридическим признакам.

Рассмотрим юридические факты – состояния и факты - правоотношения. Юридические состояния, на наш взгляд, это сложные юридические факты, характеризующиеся относительной стабильностью и длительным периодом существования, в течение которого они могут неоднократно (в сочетании с другими фактами) вызывать наступление правовых последствий. Спорным является вопрос о месте состояний в классификации юридических фактов. Ю.К. Толстой выделяет состояния в особое звено, наряду с событиями и действиями,[35] О.А. Красавчиков полагает, что факты – состояния могут быть как юридическими действиями, так и юридическими событиями.[36] Решение данной проблемы заключается, по мнению В.Б. Исакова, в том, чтобы четко сформулировать критерий выделения состояний в системе юридических фактов.[37] Этот признак – продолжительность существования фактических обстоятельств. С данной точки зрения все юридические факты С.С. Алексеев разграничил на факты краткосрочного и факты длительного действия. (состояния).[38]

С.Ф. Кечекьяном высказано мнение, что юридическое значение имеет не само состояние (в браке, в трудовом договоре), а юридические факты, обусловившие его возникновение.[39] Развивая данную мысль Р.О. Халфина показала, что в ряде случаев состояние трудно отграничить от длящегося правоотношения. На этом основании высказано сомнение в целесообразности выделения состояний в классификации юридических фактов.[40]

Но противоречие в данном случае, по нашему мнению, кажущееся. Действительно, состояния обуславливаются определенными юридическими фактами. Но в своем дальнейшем существовании состояние как бы отрывается от своей фактической основы. Оно приобретает самостоятельность и как юридический факт входит в фактические составы различных правовых отношений.

К юридическим состояниям примыкают факты – правоотношения. Некоторые юридические состояния являются правоотношениями, но не всякое юридическое состояние – правоотношение, равно как и не всякий факт – правоотношение может расцениваться в качестве юридического состояния.

Термин «факт-правоотношение» может создать впечатление, что юридическим фактом выступает все правоотношение в целом. На самом деле, это не так. Факт – правоотношение отражает правовую связь в обобщенном виде. Поэтому юридическое значение имеет, как правило, сам факт существования (или отсутствия) того или иного правоотношения. Например, для заключения брака необходимо отсутствие другого зарегистрированного брака.

Юридические события. В учебной литературе юридические события нередко определяют как обстоятельства, наступление которых не зависит от воли и сознания людей. Мы думаем, что подобное понимание не вполне точно отражает существо юридических фактов – событий.

Во-первых, многие события в своем зарождении могут зависеть от воли человека (рождение человека и т.п.), но в своем дальнейшем развитии они выходят из-под его контроля. Такого рода обстоятельства О.А. Красавчиков предложил называть «относительными событиями».[41]

Во-вторых, развитие науки и техники увеличивает возможности человека в воздействии на процессы и явления природы. То, что сегодня не зависит от воли и сознания (ливни, лавины, землетрясения), завтра может стать управляемым процессом.

В-третьих, право нередко придает значение самому материальному факту, отвлекаясь от связанных с ним субъективных моментов.

В – четвертых, сложный юридический факт объединяет в своем содержании элементы объективного и субъективного характера.

Юридические факты-события можно классифицировать по различным основаниям: по происхождению – природные (стихийные) и зависящие в своем происхождении от человека; в зависимости от повторяемости события – уникальные и повторяющиеся (периодические); по протяженности во времени – моментальные (происшествия) и протяженные во времени (явления, процессы); по количеству участников – персональные, коллективные, массовые, последние - на события с определенным и неопределенным количеством участвующих лиц; по характеру наступивших последствий – на события обратимые и необратимые и др.

Многие авторы, в том числе В.Б. Исаков, выделяют такую разновидность юридических фактов – событий как сроки. По его мнению, сроки - такие юридические факты, которые могут выступать только как элементы фактического состава. Срок сам по себе вне связи с ситуацией, иными юридическими фактами, никакого содержания не несет: он значим как срок чего-либо с четко обозначенными границами его начала и окончания.[42]

Мы считаем оправданным выделение сроков в качестве вида юридических фактов – событий, т.к. сроки тоже влекут за собой возникновение, изменение, прекращение правоотношений.

В юридической литературе выделяются и иные виды юридических фактов. По способу связи есть позитивные и негативные юридические факты. Правовые последствия могут быть связаны как с наличием некоторого явления, так и с его отсутствием. В первом случае юридический факт будет положительным, позитивным, во втором случае – отрицательным, негативным.

Мы думаем, что классификацию фактов на позитивные и негативные не следует смешивать с их делением на правопорождающие и правопрепятствующие. Правопорождающие факты – это такие обстоятельства, которые необходимы для наступления правовых последствий. Правопрепятствующие факты, напротив, тормозят развитие фактического состава, препятствуют наступлению правовых последствий.

По признаку определенности нормативной модели юридические факты можно подразделить на определенные (например, возраст) и относительно-определенные – это те, которые конкретизируются компетентным органом в процессе применения нормы права.

По содержанию и взаимоотношению между собой юридические факты бывают первичные и производные. Разновидность производных юридических фактов – расчетные юридические факты. Это фактические показатели коэффициенты, индексы, рассчитываемые на основе некоторых первичных фактических обстоятельств и служащие основанием для возникновения права на вознаграждение, премию, скидки и т.п.

По признаку документального закрепления юридические факты могут быть оформленные и неоформленные. Большинство юридических фактов существует в оформленном, документально зафиксированном виде. Но

существуют и неоформленные юридические факты. Это например, устная сделка между гражданами, отказ от осуществления права и др. Подобные юридические факты можно назвать латентными, скрытыми. В латентном виде существует часть фактов – правонарушений.

Латентные юридические факты, однако, не следует путать с презумпциями – предположениями о существовании некоторых фактов (например, презумпция невиновности и др.) «Если предполагаемый факт не подтвердился, будет отвергнут, то – считает А.В. Мицкевич, - наступают и соответствующие изменения в юридических последствиях. Поэтому презумпция имеет значение одного из допустимых способов суждения о фактах, но не является самостоятельным юридическим фактом»[43] .

Классификация юридических фактов в науке раскрыта еще не полно. Ее дальнейшее развитие может оказаться полезным для решения разнообразных задач правоведения, в том числе для социологических исследований в юридической науке, а также для уяснения места юридических фактов в механизме правового регулирования.

2.2 Юридические факты в системе правового регулирования

Понятие правового регулирования и связанные с ним категории имеют методологическое значение для теории юридических фактов. Для того, чтобы раскрыть роль юридических фактов в системе правового регулирования, надо рассмотреть их с точки зрения предмета, метода и механизма правового регулирования, показать связь юридических фактов с другим элементом этой системы – правовыми отношениями.

Как мы уже определили, юридические факты – конкретные жизненные обстоятельства, явления социальной действительности, порожденные существующей системой общественных отношений. Предмет правового регулирования образуют общественные отношения, затрагивающие коренные, наиболее важные интересы общества, государства, коллективов, личности и объективно поддающихся правовому регулированию. Нельзя не заметить, что предмет правового регулирования и юридические факты имеют общий источник – социальную действительность.

В юридической литературе первичным элементом правового регулирования выделяют социальную ситуацию. С этой точки зрения правовое регулирование предстает как разрешение конкретных социальных ситуаций. По мнению В.Б. Исакова, социальная ситуация – это локализованный в пространстве и времени фрагмент социальной жизни, характеризующийся качественной определенностью своего содержания и относительно стабильным составом участников.[44]

К числу юридически значимых относятся социальные ситуации, урегулированные с помощью правовых средств – норм права, правоотношений, актов применения, государственного принуждения и др. или объективно требующие такого урегулирования. Эти ситуации неизбежно затрагивают общественные ценности и блага, охраняемые законом.

Нормативно-правовое регулирование социально-юридических ситуаций предполагает их типизацию обобщенно, поэтому их необходимо классифицировать. Они могут классифицироваться по социальному содержанию (бесконфликтные, конфликтные); составу субъектов; характеру затрагиваемых ценностей (имущественные, организационные, личные и др.); области социальных отношений, в которой они возникли; отрасли права, которая регулирует разделение данной ситуации; механизму разрешения и иным признакам.

Ситуационный подход получил заметное развитие в западном правоведении, и до сих пор его значимость велика в юридической науке.

Первая. Анализ ситуаций позволяет полнее понять существо юридических фактов, их социальный источник.

Вторая. Понятие «ситуация» позволяет определить место юридических фактов в системе правового регулирования. В этом плане функция юридических фактов заключается в том, чтобы зафиксировать юридически значимую ситуацию.

Третья. Ситуационный подход дает возможность найти единый контекст для рассмотрения юридических фактов и правовых последствий. В этом плане юридические факты и действия субъектов «внутри» правоотношения – не разрозненные явления, а звенья единой развивающейся социально-юридической ситуации, элементы ее урегулирования.

Четвертая. Данный подход позволяет точнее обрисовать задачу правоприменительных органов, заключающуюся не просто в том, чтобы зафиксировать наличие юридических фактов, а в том, чтобы установить регулируемую законом социальную ситуацию и разрешить ее.[45]

Отражая возникновение социальной ситуации в сфере правового регулирования, юридические факты выступают одним из элементов юридического метода. Под методом правового регулирования понимается совокупность приемов и способов воздействия права на общественные отношения.

Осуществляя субъективную дифференциацию, наделяя участников правовых отношений неодинаковой правосубъектностью, право тем самым определяет рамки их возможного поведения, в общем виде устанавливает возможность их участия в тех или иных юридически значимых ситуациях. Это первый элемент юридического метода.

Второй элемент – определение объектов правоотношений.

Третий элемент метода – закрепление юридических фактов. Устанавливая круг субъектов и допустимые объекты правоотношений, право лишь самым общим образом определяет место социально-юридической ситуации в системе общественных отношений, дает ее «предварительные координаты». В отличие от этого юридические факты представляют собой круг обстоятельств, непосредственно связанных с данной ситуацией, отражающих специфические условия ее возникновения.

Содержание метода правового регулирования не исчерпывается определением социальной ситуации, о должен дать в какой –то форме модель ее преобразования (урегулирования, разрешения), т.е. определить поведение участников данной ситуации.

Как было рассмотрено в первой главе дипломной работы, юридические факты являются самостоятельным элементом механизма правового регулирования.

Каковы же функции юридических фактов в данном механизме?

Основная функция юридических фактов в правовом регулировании состоит в обеспечении возникновения, изменения прекращения правовых отношений. В. Б. Исаков считает, что многие юридические факты наряду с основной функцией выполняют и дополнительные.[46] Так, в ряде правовых отношений юридические факты выполняют функцию гарантий законности. Применительно к юридическим фактам термин «гарантии законности» имеет два различных смысла . Закрепление в нормах права юридических фактов, их установление правоприменительными органами призвано очертить точные условия при которых (и только при которых!) могут наступать правовые последствия. Но слову «гарантии законности» можно придать другой смысл. Существуют юридические факты, связанные с особо важными участками правового регулирования, на которых лежит повышенная ответственность за состояние законности (например, основания для отказа в приеме искового заявления, основания для возбуждения и прекращения уголовного дела и др.).

Другая дополнительная функция юридических фактов связана с предварительным воздействием норм права на общественные отношения. В области права люди не только ориентируются на правовые последствия, но и учитывают юридические факты, которые эти последствия обуславливают. Появление одних юридических фактов соответствует интересам субъектов, и они делают необходимые шаги к тому, чтобы эти факты возникли, других юридических фактов стараются избежать.

Юридические факты осуществляют и другие дополнительные функции – они ограничивают пределы свободного усмотрения, служат предотвращению правонарушений и преодолению их вредоносных последствий.

Специальные функции юридических фактов связаны с включением их в качестве элементов в фактические составы, представляющие собой систему фактов. Юридические факты здесь выполняют правопорождающую функцию, которая заключается в том, что юридические факты могут вызывать наступление промежуточных правовых последствий всего состава в целом. Противоположная данной функции - функция правопрепятствующая, где наличие некоторых фактов тормозит развитие фактического состава и наступление правовых последствий.

Юридические факты могут выполнять в составе и другие функции, например, правоуничтожающую и правовосстанавливающую.

В механизме правового регулирования юридические факты наиболее тесно контактируют с правоотношениями.

Связь юридических фактов и правового отношения нельзя рассматривать упрощенно, полагая, что правоотношение возникает «из нормы и юридических фактов» в законченном виде. Если бы правовая связь всегда существовала в том виде в каком она первоначально возникла, право утратило бы важнейшее средство оперативного воздействия на общественные отношения. На практике видно другое. В процессе развития меняется состав субъектов многих правоотношений, модифицируются их права и обязанности.

Динамика правоотношения складывается из его возникновения, изменения, прекращения, которые, нередко отдалены друг от друга во времени и пространстве. Отсюда – вывод, имеющий принципиальное значение для теории юридических фактов: правообразующие, правоизменяющие, правопрекращающие, юридические факты следует рассматривать не как изолированные фактические предпосылки, а как звенья единого процесса развития фактической основы правоотношения и всего механизма правового регулирования.

С прекращением правоотношения, социальные факты, бывшие его фактической основой, сами по себе не исчезают. Они либо утрачивают юридический характер, либо меняют свое юридическое значение - образуют фактическую основу нового правоотношения, продолжающего первое. Например, отношения по надзору за лицами, освободившимися из мест лишения свободы, непосредственное продолжение отношений по исполнению наказаний.

Изучение роли юридических фактов в динамике правоотношений, раскрытие их многообразных функций в правовой системе – одна из важных задач, непосредственно связанная с укреплением законности, повышением эффективности правового регулирования.

2.3 Индивидуальное регулирование и юридические факты

Индивидуальное регулирование – это решение субъектами права юридически значимых вопросов, которым законодатель не дал исчерпывающей нормативной регламентации. Индивидуальное регулирование осуществляется на основе норм и принципов права, но неизбежно допускает известную долю свободного усмотрения. Можно заметить, что функции индивидуального регулирования и юридических фактов соприкасаются и даже «конфликтуют». Первое призвано «смягчить» формальную определенность правового регулирования, вторые, напротив, обеспечивают ее. Индивидуальное регулирование способствует гибкости правового регулирования, юридические факты - большей его стабильности.

В научной литературе высказаны различные точки зрения как о существовании индивидуального регулирования, так и о его месте в системе действия права. Н.Н. Вопленко считает индивидуальное регулирование нетипичной ситуацией правоприменительного процесса.[47] С.С. Алексеев полагает, что индивидуальная конкретизация - функция правоприменительной деятельности.[48] Л.С. Явичем высказано мнение, согласно которому индивидуально-конкретизирующая деятельность представляет собой элемент системы правового регулирования.[49] Наконец, высказано сомнение в самой обоснованности постановки этой проблемы. Так, по мнению В.В. Лазарева, правовое регулирование может быть одно – нормативное.[50]

По мнению В.Б. Исакова, в системе правового регулирования можно выделить три части: нормативную регламентацию, локальное и индивидуальное регулирование.[51] Нормативная регламентация представляет собой регулирование общественных отношений путем установления норм. Индивидуальное регулирование, как правило, децентрализованное регулирование, состоящее в разрешении конкретных ситуаций на основе норм права с элементом свободного усмотрения. Локальное регулирование - переходное звено между ними, сочетающее элементы первого и второго.

Индивидуальное регулирование обладает рядом признаков: это деятельность, связанная с решением юридически значимых вопросов, которым норма права не дала исчерпывающей регламентации, опирающаяся в той или иной степени на усмотрение субъектов права, протекающая в установленной законом процедурно-процессуальной форме; результатом которой является индивидуальный правовой акт (судебное решение, административный акт, договор и т.п.), конкретизирующий права и обязанности участников правоотношения.

Формы индивидуального регулирования можно классифицировать по различным основаниям.

С точки зрения взаимного положения субъектов индивидуальное регулирование может быть субординационным либо координационным. В первом случае оно осуществляется органами государства (например, акты правосудия). Во втором случае индивидуальное регулирование выражается в выработке сторонами договора соответствующего нормам права и отражающего их согласованную волю.

По объему конкретизации индивидуальное регулирование С.С. Алексеев подразделяет на альтернативное, факультативное и ситуационное.[52] Первая форма предполагает выбор одной из определенных в законе альтернатив, например, одного из возможных наказаний за правонарушение. Факультативная конкретизация сходна с предыдущей формой, но здесь один вариант указан как основной, другой (или другие) – в порядке исключения. Наиболее свободная форма индивидуальной конкретизации - ситуационная. Законодатель не связывает усмотрение субъекта какими-либо вариантами, указывая лишь, что решение должно соответствовать «обстоятельствам дела», выносится с учетом «конкретной ситуации».

В зависимости от конкретизируемого элемента юридической нормы (объекта конкретизации) разграничивается конкретизация гипотезы, конкретизация диспозиции (санкции), одновременная конкретизация гипотезы и диспозиции (санкции). В первом случае объектом конкретизации являются юридические факты. Во втором – конкретизируются правовые последствия (права, обязанности). Третья форма довольно редкая. Она предоставляет правоприменительному органу широкую возможность для усмотрения, что не лишено негативных сторон.

В механизме правового регулирования функции индивидуальных правоприменительных актов и юридических фактов тесно переплетаются. Прежде всего, индивидуальные акты могут выполнять функцию юридического факта и элемента фактического состава. Появление индивидуального акта – необходимое условие для завершения фактических составов трудовых, пенсионных, жилищных и других правоотношений. Вместе с тем, индивидуальный акт – не рядовой элемент фактического состава. Он как бы аккумулирует юридическое содержание фактического состава, подводит итог его развитию.

Но взаимоотношение юридических фактов и актов индивидуального регулирования имеет и другую сторону. Задача первой части юридических фактов – ограничить вторую часть - акт индивидуального регулирования. Юридические факты здесь не только создают предпосылку для принятия индивидуального акта, но и устанавливают для него известные рамки. В некоторых ситуациях стороны вынуждены «дожидаться» всех необходимых юридических фактов. Индивидуальное регулирование приводит к тому, что в процесс правового регулирования «подключаются» фактические обстоятельства, которые не определены с достаточной отчетливостью в нормах права. Эту группу фактических обстоятельств можно назвать индивидуально-определяемыми (или относительно-определенными) фактами.

Выделяют следующие разновидности таких фактов.

Бланкетные факты. В некоторых случаях гипотезы юридических норм закрепляют не конкретные факты, а целый круг фактических обстоятельств. Юридическое значение может приобрести любой факт из этого круга.

Оценочные факты. Это юридические факты, в нормативной модели которых законодатель использует оценочные понятия, например, «малозначительность», «невозможность совместного проживания» и т.п.

Факты, признанные юридически значимыми в процессе восполнения пробела. Преодоление пробела предполагает оценку фактических обстоятельств компетентным государственным органом, придание юридического значения фактам, которые не были до того юридическими.

Факты, обусловившие принятие акта применения права. Принятие акта применения права обуславливается, как правило, сложным комплексом фактических обстоятельств. Некоторые элементы этого комплекса точно указаны в нормах права, другие - представляют собой индивидуально-определяемые факты.

Среди правоприменительных актов выделяются индивидуальные акты органов государственного управления. В фактической основе этих актов можно выделить три группы фактов.

Первую группу составляют юридические факты, которые прямо зафиксированы в нормах права.

Во вторую группу входят индивидуально-определяемые факты, очерченные в нормах права относительно-определенным образом и конкретизируемые государственным органом.

Третья группа фактов - иные социальные обстоятельства, учитываемые при вынесении решения (индивидуального акта). К их числу относятся разнообразные сведения о состоянии социально-юридической ситуации, участниках отношений, прогноз развития ситуации и др.

В зависимости от способа связи с юридическими фактами и объема свободного усмотрения индивидуальные акты органов государственного управления можно разделить на три вида:

Определенные. Это индивидуальные акты права, издаваемые на основе исчерпывающе определенных в законе юридических фактов, наличие которых обусловливает, как правило, возникновение обязанности государственного органа принять соответствующее решение.

Относительно-определенные. Это индивидуальные акты, юридико-фактическая основа которых определена менее строго. Здесь компетентный орган может конкретизировать и юридические факты.

Дискреционные. Это индивидуальные акты, фактические предпосылки которых в законодательстве не определены, либо определены в самом общем виде (например, указанием на цели и задачи деятельности, предметы ведения). Определение фактических предпосылок для принятия данных актов находится целиком в компетенции соответствующего органа.

Возможны и другие классификации актов государственного управления.

Таким образом, индивидуальное регулирование и юридические факты - это тесно связанные явления правовой действительности. Целесообразное комбинированное их использование – залог эффективной реализации норм права.

3 Проблемы юридических фактов в механизме правового регулирования

3.1 Фактические системы в механизме правового регулирования

Общественным отношениям свойственны системность. Социальные процессы, явления, ситуации существуют во взаимодействии, более или менее тесной внутренней взаимосвязи. Юридические факты средство отражения данной системности, перевода ее в плоскость правового регулированию.

Можно указать три системообразующих фактора. Во-первых, юридические факты - не изолированные действия и события, они возникают в соответствии с логикой развития общественных отношений. И в этом смысле системность юридических фактов есть отражение и продолжение системности общественных отношений. Во-вторых, юридические факты предусматриваются в нормах права, представляющие собой достаточно развитую систему. Правовые нормы закрепляют взаимосвязь и взаимозависимость юридических фактов различных отраслей, институтов, нормативных актов. В-третьих, юридические факты в качестве элемента механизма правового регулирования должны использоваться комплексно, системно.

Необходимо рассмотреть три вопроса по проблемам системности юридических фактов: выбор юридических фактов, системные связи между ними, приемы использования юридических фактов в правовом регулировании.

Отправной момент выбора юридических фактов – выявление их места в структуре правового регулирования. «Правовое регулирование общественных отношений, - отмечет Д.А. Керимов, - оказывается тем эффективнее, чем точнее оно выражает реальные политические, экономические и духовные условия, процессы и потребности развития общества».[53] Прежде чем конструировать конкретные составы, необходимо решить вопрос, каким методом будут регулироваться данные отношения, какая группа правовых средств будет привлечена для их упорядочения.

Следующий шаг в выборе юридических фактов – определение социальной ситуации (вида ситуаций), служащей предметом правового воздействия. Подобная социальная ситуация должна быть объективно контролируемой, т.е. поддаваться социальному контролю с использованием правовых средств. Социальная определенность - обязательная черта ситуации (вида ситуаций), служащей предметом правового воздействия. Подобная социальная ситуация должна быть объективно контролируемой, т.е. поддаваться социальному контролю с использованием правовых средств. Социальная определенность - обязательная черта ситуации, подлежащей юридическому регулированию. Достаточно определенными должны быть участники отношений, их социальные роли, характер социального противоречия и т.д.

Правильное определение структуры правового регулирования в целом и непосредственного участка воздействия (социальной ситуации) позволяет перейти к выбору юридических фактов. Выбор юридических фактов – сложная творческая задача, решаемая в процессе разработки нормативных актов, при кодификации законодательства и в ряде других случаев. Существуют требования, которым должны отвечать юридические факты при их выборе. Эти требования можно подразделить на: социологические и специально-юридические. Первая группа обусловлена особенностями социального содержания фактов, способом их связи с социальной ситуацией. Вторая -вытекает из особенностей права.

Рассмотрим первую группу требований. По своему содержанию юридический факт должен адекватно отражать социальную ситуацию.

Следующее требование – юридическая надежность юридического факта. Эта характеристика отражает, с одной стороны, постоянство связи факта с социальной ситуацией, а с другой – стабильность его социального содержания.

Юридическому факту, далее, должна быть свойственна адаптивность,

способность «приспосабливаться» к меняющимся условиям. Адаптивность выступает одним из аспектов надежности.

Важное значение при выборе юридических фактов имеет учет социальных, психологических, информационных и иных факторов, определяющих динамику социальной ситуации.

Специально – юридические критерии выбора юридических фактов. В качестве юридических фактов могут выступать лишь такие социальные обстоятельства, которые можно закрепить формально, наличие или отсутствие которых можно с достоверностью установить. В отборе юридических фактов важно учитывать далее, существующую систему фиксации и удостоверения юридических фактов. Наконец, в выборе и закреплении юридических фактов нельзя не считаться с правовыми традициями, сложившимися установками практических работников.

Теперь нужно уяснить, каковы системные связи юридических фактов. По мнению В.Б. Исакова, система юридических фактов должна быть отнесена к классу больших систем, для которых характерно:

а) большое число элементов;

б) непостоянство элементного состава и структуры;

в) значительная распределенность элементов в пространстве и времени;

г) наличие человеческого фактора;

д) относительная замкнутость.[54]

Исходя из этого, большая фактическая система представляет собой широкий комплекс юридических фактов, взятых в масштабе нормативного акта, правового института, отрасли права или всей правовой системы за определенный отрезок времени.

Интересный вопрос - типология фактических систем. В порядке первого приближения Р.О. Халфина их подразделяет на открытые и закрытые.[55] Открытые допускают появление элементов, прямо не предусмотренных действующим законодательством. Например, согласно ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданские права и обязанности возникают не только из оснований, предусмотренных законодательством, но и из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом, однако в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.[56] Закрытыми являются фактические системы, элементный состав которых установлен исчерпывающе (например, юридически факты в уголовном законодательстве).

Существующие в настоящее время фактические системы не всегда оптимальны и нуждаются в совершенствовании. Использование системных связей юридических фактов в известной мере - резерв правового регулирования.

К возможным направлениям совершенствования больших фактических систем относится стыковка юридических фактов (составов). Например, основанием для оплаты проезда в командировке является предъявление проездного билета. Он снабжен для этого специальными реквизитами. Таким образом, билет выполняет двоякую функцию – проездного и отчетного документа. В данном случае видно, что «стыковка» позволила сократить отчетность и документооборот, упростила правовое регулирование.

В ряде случаев юридические факты и составы одних правоотношений не просто стыкуются, а непосредственно привязываются к юридическим фактам и составам других правоотношений.

Большая фактическая система не застывшее навсегда образование. Значительный научный и практический интерес представляет изучение динамики больших фактических систем. Их изменения определяются двумя факторами – развитием общественных отношений , которые рождают (или больше не рождают) определенные юридические факты, и совершенствованием правовых норм. При этом темпы развития отдельных «участков» фактической системы неодинаковы.

Эффективность правового регулирования складывается в конечном счете из эффективного использования его конкретных элементов – норм права, актов применения, юридических фактов и др. Каждый элемент системы может вносить свою «лепту» в конечный эффект, а может и тормозить его . Многое зависит от избранного приема правового регулирования, представляющего собой наиболее эффективный способ использования юридических средств.

Один из приемов – опережающее наступление правовых последствий. Существо данного приема заключается в том, что правовое последствие наступает как бы «авансом», до наступления всех необходимых юридических фактов. Например. Существует категория рабочий и служащих, подлежащих утверждению в должности вышестоящим органом. Однако трудовое правоотношение с ними возникает сразу после издания соответствующего приказа (или фактического допуска к работе). Они трудятся в качестве «исполняющих обязанности» и лишь впоследствии оформляется весь состав фактов, необходимых для существования данного правоотношения. Выгоды опережающего наступления правовых последствий здесь очевидны: сокращается перерыв в работе, в трудовом стаже.

В законодательстве применяется и прямо противоположный прием правового регулирования – отсрочка в наступлении правовых последствий, когда они не наступают, несмотря на наличие завершенного фактического состава. Причиной отсрочки может быть, например, отсутствие в правообразующем документе одной из подписей, печати и т.д.

Еще один прием правового регулирования - образование «пакета» юридических фактов. «Пакетом» можно назвать любой фактический состав, в котором соединены выгодные и невыгодные, желательные и нежелательные элементы. Назначение «Пакета» заключается в том, чтобы усилить предварительное действие юридических фактов, их стимулирующую функцию. В своем действии он опирается на психологические механизмы, интересы субъектов права.

Еще один прием правового регулирования - блокирование возникновения правоотношений.

Например, заключение трудового договора с одним предприятием исключает существование второго подобного правоотношения (кроме случаев совместительства). Таким образом, в правовом регулировании существует не только проблема «стыковки» правоотношений, но и проблема «блокирования» одновременного возникновения некоторых правовых связей. Данные приемы правового регулирования выделяет В.Б. Исаков.[57]

Рассмотренные приемы не исчерпывают многообразных способов использования юридических фактов в правовом регулировании общественных отношений. Выбрать оптимальный прием регулирования, – значит, найти правовое средство с максимальной полнотой отвечающее содержанию регулируемых отношений. Дальнейшее изучение и систематизация приемов правового регулирования – одно из перспективных направлений теории юридических фактов.

3.2 Фиксация, удостоверение и доказывание юридических фактов

Всякий юридический факт представляет собой единство содержания и формы - внешнего выражения этого содержания. Юридические факты по своей природе таковы, что они как правило не могут существовать в неоформленном виде. Социальное обстоятельство лишь тогда порождает правовые последствия, когда оно определенным образом зафиксировано и установлено законными средствами в правоприменительном процессе. Такие социальные обстоятельств, как трудовой стаж, образование и т.п., вообще не могут войти в правовое регулирование без их регистрации, законного процедурно-процессуального оформления. Сказанное позволяет понять значение фиксации, удостоверения и доказывания юридических фактов для их функционирования в механизме правового регулирования.

Система фиксации и удостоверения юридических фактов изучается под своим углом зрения отраслевыми юридическими науками. «Состав (или единичный факт), - отмечает, например, Т.М. Кузьмина применительно к пенсионным правоотношениям, - фиксируется в определенном порядке управомоченными на то органами».[58]

В общетеоретическом плане вопрос о системе фиксации и удостоверения юридических фактов разработан недостаточно. Между тем это один из важнейших вопросов общей теории процессуальной формы в российском праве. Взятая в общем виде данная система включает в себя, во-первых, органы, организации и должностных лиц, уполномоченных фиксировать те или иные фактические обстоятельства; во-вторых, установленные законом средства фиксации и стандартные процедуры работы с ними (издание приказов, оформляющих те или иные факты; внесение записей в личные дела, в трудовые книжки и т.п.); в – третьих, действия по выдаче информации о юридических фактах (свидетельств, справок и др.).

В фактофиксирующей системе необходимо различать деятельность общего и специального назначения. Общая фактофиксирующая деятельность связана с регистрацией различных фактических обстоятельств независимо от их использования в конкретных правоотношениях (фиксация стажа работы, возраста, местожительства и т.п.). Результаты этой фактофиксирующей деятельности могут использоваться для возникновения, изменения, прекращения самых различных правовых отношений. Специальная фактоустановительная деятельность ведется компетентными государственными органами по конкретному юридическому делу (гражданскому, уголовному) и осуществляется в пределах, необходимых для разрешения именно данного дела. Результаты специальной фактоустановительной деятельности, выраженные в правоприменительном акте приобретают общее юридическое значение, в том числе преюдициальное, могут использоваться для разрешения иных юридических дел.

Фиксация и удостоверения фактов – близкие, сопряженные, но все же не совпадающие виды деятельности. Фиксация представляет собой регистрационную деятельность, документальное закрепление фактических обстоятельств. Удостоверение состоит в подтверждении истинности фактов, их существования. Фиксация и удостоверение акта нередко сливаются в едином акте (например, регистрация брака), но они могут существовать и порознь (например, удостоверение подлинности документа).

Рассматривая состав органов и организаций, ведающих фактофиксирующей деятельностью, можно выделить несколько групп субъектов:

а) суды общей юрисдикции, фиксирующие юридические факты в приговорах, решениях, определениях; в эту же группу входят арбитражные суды;

б) специальные государственные и негосударственные органы, их подразделения и должностные лица, занимающиеся исключительно или в основном фактофиксирующей деятельностью (загсы, государственные нотариальные конторы, нотариусы, занимающиеся частной практикой и др.);

в) иные государственные органы, организации и должностные лица, органы местного самоуправления, осуществляющие в пределах своей компетенции фиксацию и удостоверение юридических фактов наряду с управленческой, производственной, социально-культурной и иной деятельностью (домоуправления, главные врачи больниц и др.).

Система фиксации и удостоверения юридических актов нуждается в дальнейшем совершенствовании. Важные фактические обстоятельства закрепляются небрежно, с большим опозданием, что существенно осложняет защиту и реализацию законных прав и интересов граждан. Нередко сами граждане, вступая в те или иные правоотношения, пренебрегают их юридическим оформлением. Правовая связь складывается на ненадежной, по существу, дефектной фактической основе. Такого рода правоотношения – один из главных источников сложных «казусных» ситуаций, возникающих в правоприменительной практике. В правовой пропаганде необходимо проводить мысль, что своевременное оформление юридически значимых обстоятельств – не формализм, а необходимая предпосылка эффективного правоприменения, важный элемент юридической культуры.

Факты, прежде чем они проявят свое юридическое значение должны быть надлежащим образом установлены. Установление и доказывание юридических фактов - одна из традиционных проблем юридической науки. В отраслевых науках по этому вопросу имеется обширная литература.

Юридические факты устанавливаются в правоприменительном процессе посредством доказательств. Доказательствами являются фактические данные, имеющие значение для установления юридических фактов, выраженные в предусмотренной законом форме.

Процесс установления юридических фактов определяет следующие положения:

нельзя ни отождествлять юридические факты, доказательственные факты, доказательства, ни разрывать их. Это неразрывно связанные, но не тождественные элементы процесса правового познания;

установление юридических фактов представляет собой информационный процесс, содержание которого заключается в преобразовании информации о фактах: из скрытой формы – в явную; из разрозненной – в систематизированную, упорядоченную; вероятного знания – в достоверное;

установление всех необходимых обстоятельств позволяет дать им юридическую оценку (квалифицировать) – признать или не признать за ними качество юридического факта (фактического состава).

Доказательственные факты иногда могут приобретать самостоятельное правовое значение: переходить при определенных условиях в категорию юридических фактов.

В ряде случаев закон ограничивает источники (средства) доказывания тех или иных фактов. Устанавливается, например, необходимость предъявления документа в подлиннике (диплома, паспорта и др.). В подобных ситуациях источник фактической информации приобретает самостоятельно правовое значение, становится юридическим фактом (элементом состава). Использование иного источника для получения фактической информации влечет дефектность фактического состава. На наш взгляд, сказанное позволяет сделать вывод, что процесс не только форма жизни закона, но и способ существования юридических фактов.

Будучи единым по своей формально-логической основе, процесс установления и доказывания юридических фактов существенно различается в зависимости от степени нормативной урегулированности, детализированности процедуры, состава участников, средств доказывания, характера гарантий законности и др. В результате складываются различные процессуальные производства с неодинаковым процессуальным режимом.

Н.Н. Вопленко под процессуальным правоприменительным производством понимает качественно однородную группу развивающихся во времени процессуальных действий по властной реализации и каких – либо обособившихся материально-правовых предписаний.[59]

В качестве процессуальных производств выступают, например, в гражданском процессуальном праве – исковое и особое производство.

Что касается процессуального режима, то И.Д. Перлов относит к нему качественно однородную совокупность процессуальных требований, обусловливающих своеобразие правоприменительной деятельности по рассмотрению и разрешению однотипных юридических дел.[60]

Проведем классификацию процедурно – процессуальных форм.

Степень развитости – наиболее важный (и сложный) критерий классификации процедурно-процессуальных форм. Сложность заключается в том, что «степень развитости» – неопределенное понятие, допускающее различные истолкования. И все же приблизительная группировка по этому критерию возможна и необходима. К первой группе можно отнести простейшие процедуры (регистрационные, протокольные производства и т.п.). В них, как правило не выделяются этапы, стадии, отсутствует подробная регламентация процессуальных действий. Вторая группа – процедурно – процессуальные формы средней развитости. К этой группе следует отнести процедуру рассмотрения дел в административных комиссиях, органах социального обеспечения и др. Для них характерен более высокий уровень нормативной урегулированности. К третьей группе – наиболее развитым процессуальным формам – следует отнести гражданский и уголовный процессы. Их отличает детальная регламентация деятельности участников на всех стадиях процесса.

Процедурно-процессуальные формы можно классифицировать и по другому критерию – в зависимости от «широты охвата» ими правовых отношений. В данном аспекте выделяются, во-первых, процедурно-процессуальные формы индивидуального типа. Они созданы для строго определенного вида правоотношений и не рассчитаны на использование в каких – либо других отношениях (например, процедура приема в высшее учебное заведение). Во-вторых, можно выделить процедурно-процессуальные формы отраслевого типа. Они обслуживают возникновение нескольких видов правоотношений, как правило, в рамках отрасли (например, производство в комиссии по трудовым спорам). К третьей группе – к общеправовым процедурно-процессуальным формам следует отнести гражданский и уголовный процессы. В.Д. Сорокин считает, что есть основания включить в эту группу некоторые административно-правовые производства.[61]

Третий критерий классификации процедурно-процессуальных форм уровень их нормативной регламентации. По этому критерию следует разграничивать процедурно-процессуальные формы, регламентированные на уровне отдельных юридических норм; формы, регулирование которых осуществляется на уровне специального процессуального института; формы, урегулированные на уровне самостоятельной отрасли права.

Изложенная классификация, разумеется, не претендует на разрешение всех проблем типологии процедурно-процессуальных форм. И дело, конечно, не в том, чтобы обязательно классифицировать своеобразные и трудносопоставимые процедурно-процессуальные производства и формы, а в том, чтобы такая классификация служила средством решения научных и практических задач.

Многие актуальные проблемы совершенствования процедурно-процессуальных форм установления юридических фактов и фактических составов ждут своего решения. Оно невозможно без отчетливого понимания того, что как усложнение, так и неоправданное упрощение процедурно-процессуальной деятельности ведут к деформации фактических предпосылок в правоотношении, снижают эффективность правового регулирования.

3.3 Дефектность юридических фактов

В процессе установления юридических фактов нередко обнаруживается, что они имеют различного рода недостатки, дефекты. В одних случаях эти дефекты связаны с содержанием юридического факта (например, отсутствие необходимого стажа), в других - с внешней формой его выражения и закрепления (например, дефект в документе, удостоверяющем стаж).

Юридический факт дефектен в тех случаях, когда его признаки не соответствуют модели, закрепленной в гипотезе юридической нормы.

Дефектность юридического факта может быть абсолютной и относительной. Абсолютная – означает, что социальное обстоятельство вообще теряет юридическое значение, не может использоваться как юридический факт. Относительная - это дефектность только для данного правоотношения. Например, непризнание стажа дающим право на назначение пенсии на льготных условиях не исключает использование этого юридического факта для назначения пенсии в общем порядке.

Дефектность юридического факта нельзя отождествлять с противоправностью. Противоправность поступка, акта - это крайняя форма его дефектности. Но последняя может быть вызвана и такими обстоятельствами, которые не расцениваются в качестве правонарушения (отступление от формы акта и др.). Вместе с тем, не все противоправные действия имеет смысл рассматривать как дефектные, ибо ничто не может сделать их правомерными.

Необходимо разграничивать дефектность самого юридического факта и дефектность доказательств о нем. Однако дефектность одного из доказательств не исключает, как правило, представления иных доказательств, не означает дефектности самого социального обстоятельства (юридического факта), доказываемого в правоприменительном процессе.

Дефектность юридического факта не следует смешивать также с его неправильной юридической оценкой. Если первое – недостаток самого юридического факта, то второе – дефект правоприменительного процесса.

Дефекты в юридических фактах и составах можно классифицировать по нескольким основаниям. В зависимости от их юридического значения выделяются следующие разновидности:

несостоятельность. Юридически несостоятельный факт не может вызывать правовых последствий (если он одновременно не является правонарушением). Если же позитивные правовые последствия ошибочно наступили, то они подлежат полному и безусловному аннулированию;

недействительность. Фактическая предпосылка возникает с существенными нарушениями, при которых невозможно наступление правовых последствий. Законодательство допускает в известных случаях возможность исправления недействительных фактических предпосылок и придания им юридической силы. Так, брак не может быть признан фиктивным, если лица, зарегистрировавшие фиктивный брак, до рассмотрения дела судом фактически создали семью (ст. 29 Семейного кодекса Российской Федерации);[62]

частичная дефектность. Здесь фактическая предпосылка разграничивается на «здоровую» и дефектную части. Правовое значение таких предпосылок различно: они могут повлечь возникновение дополнительных прав и обязанностей, связанных с устранением нарушения, наступление правовых последствий в «усеченном» объеме, наконец, после устранения нарушения – полное наступление правовых последствий;

малозначительное нарушение. Этот тип дефектности связан, как правило, с процедурой установления юридических фактов, их документальным оформлением. Несущественные процедурно-процессуальные нарушения не должны служить препятствием для наступления правовых последствий.

По признаку исправимости нарушения в фактической предпосылке дефекты подразделяются на:

исправимые – это нарушения, которые можно исправить, восстановив полноценность фактического обстоятельства;

частично исправимые – такие нарушения, которые можно исправить лишь в некотором объеме;

неисправимые - это дефекты, которые невозможно исправить.

По признаку момента обнаружения дефекта дефекты подразделяются на:

выявленные до наступления правовых последствий;

выявленные после наступления правовых последствий.

Дефектные ситуации можно классифицировать в зависимости от степени их нормативной урегулированности, тогда они подразделяются на: урегулированные, относительно урегулированные, неурегулированные. Некоторым дефектным юридическим фактам посвящаются целые правовые институты (недействительные сделки, неправильности в записях актов гражданского состояния). Иногда в законе можно найти лишь отдельные указания, ориентирующие на тот или иной способ разрешения дефектных ситуаций, которые в этом случае следует считать относительно урегулированными. Если же в законе нет никаких указаний о юридическом значении дефектной ситуации, ее следует считать неурегулированной.

Существенным подспорьем для юридической оценки и правильного разрешения дефектных ситуаций является публикуемая судебная практика.

Классификация нарушений в фактических предпосылках может вестись и по некоторым другим основаниям: степени вероятности нарушения (вероятные и исключительные); в зависимости от причины (по уважительной, по неуважительной причине); в зависимости от элемента состава (материальные, процедурно-процессуальные). З.Д. Иванова разграничивает нарушения в главном факте и во вторичных элементах состава.[63]

Возникновение дефектного юридического факта или состава – это нарушение правопорядка либо непосредственная угроза такого нарушения. Каким образом реагирует законодательство на дефектность юридических фактов и составов?

Один из видов юридической реакции может быть условно назван стабилизацией правовых последствий. Существо ее заключается в том, что в определенных ситуациях законодательство сохраняет (стабилизирует) правовые последствия, возникшие из дефектных юридических фактов или составов.

Другой вид реакции на нарушение в фактической предпосылке - отсрочка наступления правовых последствий.

Разновидностью юридической реакции на дефектность фактической предпосылки выступает санкция недействительности. Существо этого типа реакции заключается в аннулировании юридического значения фактической предпосылки, невозникновении правовых последствий, на которые рассчитывали субъекты. Например, возвращение лица, признанного безвестно отсутствующим, не влечет автоматического восстановления брака, расторгнутого в связи с безвестным отсутствием (ст. 26 Семейного кодекса Российской Федерации). Необходимы дополнительные факты – совместное заявление супругов, восстановление брака органом загса.

Санкции недействительности не всегда в достаточной степени регламентированы, что существенно снижает их эффект.

Одним из средств юридического реагирования на дефектность юридических фактов и составов при сохранении их юридической силы выступают активные санкции. Рассмотрим некоторые разновидности активных санкций.

Изменение содержания возникающего правоотношения. Результатом дефектности фактической предпосылки может быть появление новых прав, отпадение некоторых обязанностей.

Изменение незавершенной части фактического состава. Рассматриваемый тип юридической реакции заключается в том, что в ответ на дефектность начальных звеньев фактического состава законодательство корректирует заключительные звенья состава. Данная корректировка может выражаться, во-первых, в подключении в незавершенную часть состава дополнительных элементов. Во-вторых, - в условном признании некоторых фактов существующими (или отсутствующими).

Появление или отпадение прав и обязанностей в других правоотношениях.

Рассмотренные выше санкции реализуются двумя основными способами – в порядке самозащиты или автоматически.

Самозащита - допускаемая законом возможность односторонних действий по обеспечению своего субъективного права.

Автоматическое наступление санкций имеет место в тех случаях, когда негативные правовые последствия наступают непосредственно в силу указания нормы права, без каких – либо действий участников правоотношения или правоприменительных органов.

Дефектные юридические факты и составы – негативное явление в правовой системе, так как затрудняет нормальный процесс правового регулирования.

Одна из причин дефектности юридических фактов – их скрытое перерождение. С течением времени факты не остаются неизменными Может измениться и общественная оценка факта, его юридическое значение. Изменения в факте бывают и внутренними, скрытыми. Они могут выражаться в расхождении между содержанием факта и внешней формой его выражения.

Одна из причин (и форм) дефектности – фальсификация юридических фактов. Следует разграничивать два вида фальсификации. Во-первых, это искусственная фабрикация фактических обстоятельств, имитирующих юридические факты, чтобы добиться получения прав или освобождения от обязанностей (например, имитация болезни), и, во-вторых, создание фиктивных доказательств (фальшивых документов, справок) о несуществующих юридических фактах. Необходимо различать также полную, частичную фальсификацию юридического факта и фальсификацию одного из элементов фактического состава.

Предупреждение дефектности юридических фактов непосредственно связано с совершенствованием правового режима документов.

Заключение

В ходе исследования темы дипломной работы «Юридические факты в механизме правового регулирования» мы пришли к следующим выводам.

Данная тема в буквальном смысле своего звучания практически не рассматривается в качестве объекта научного исследования, но, тем не менее, ее элементы (механизм правового регулирования, юридические факты) анализируются либо самостоятельно, независимо друг от друга, либо в рамках других смежных тем юридической науки (например, правовое отношение).

Мы считаем, что изучение этой темы в настоящее время актуально, так как наметился ряд проблем в данной области (некоторые из них мы рассматриваем в работе), требующий их научного исследования и разрешения. Необходимо четко уяснить место юридических фактов в механизме правового регулирования. Ведь от этого, во многом, зависит эффективность всего правового регулирования. Необоснованное умаление роли юридических фактов в механизме правового регулирования может повлечь к неоправданному нарушению (или неосуществлению) законных прав и интересов граждан и других лиц, а также их защиты. И это будет непосредственным условием нарушения принципа законности, препятствием в построении в российском обществе правового государства.

На современном этапе исследования механизма правового регулирования, когда накоплен в значительном объеме новый материал, назрела необходимость, как мы думаем, нового видения механизма правового регулирования – в виде «объемного» явления. Такого явления, которое имеет несколько срезов, уровней и в котором средства правового регулирования выстраиваются не только линейно (что характерно для главных звеньев), но и в нескольких плоскостях. С данной точки зрения механизм правового регулирования можно подразделить на такие компоненты: механизм правотворчества, механизм реализации норм права, механизм государственного принуждения, где охранительную направленность выполняет механизм процессуального регулирования.

Рассматривая юридические факты, мы пришли к выводу, что необходимо продолжать их изучение, обосновывать появление их новых видов, модификаций (например, группы юридических фактов, фактических систем и т.д.). Необходимо расширить и углубить классификацию юридических фактов, что будет существенным шагом в правовой науке, а также важным условием уяснения места юридических фактов в механизме правового регулирования.

Актуально изучение функций юридических фактов в механизме правового регулирования.

Необходимо целесообразно использовать индивидуальное и нормативное регулирование, где составной частью последнего выступают юридические факты. Задача правореализации состоит в том, чтобы правильно сочетать названные формы правового регулирования, чтобы избежать, с одной стороны, неправовых субъективных действий, а с другой, - излишней нормированности общественных отношений. Только разумное использование индивидуального и нормативного регулирования поможет достичь оптимальный результат правового регулирования.

Юридические факты как элемент механизма правового регулирования должны использоваться системно. Системность юридических фактов – очень важное свойство. И это нужно учитывать при установлении фактической стороны того или иного дела. Здесь целесообразно выделение такой категории, как большая фактическая система, к которой относятся юридические факты в масштабе от нормативного акта до всей правовой системы определенного периода времени. Сказанное позволяет сделать вывод, что юридические факты - неразрозненные явления правовой действительности, а определенная ее подсистема, с присущими ей связями.

Очень важно для правовой силы юридических фактов своевременно и правильно их зафиксировать, удостоверить и доказать. От этого зависит качество и быстрота реализации законных прав и интересов физических и юридических лиц. Тем не менее, на практике именно из-за несоблюдения данных действий возникают различные коллизии, зачастую разрешаемые в судебном порядке. Важно уметь разграничивать юридические факты и доказательства о них.

Злоупотребления или упущения в процедуре фиксации, удостоверения и доказывания юридических фактов ведут к их дефектности, пути преодоления которой нередко правом не регламентируются. Поэтому, зачастую, в судах стороны не могут доказать своей правоты (из-за дефектности юридического факта или их совокупности рушиться все система доказательств). Результатом является неосуществление потенциально принадлежащих лицам прав и интересов.

Сказанное еще раз подтверждает важность и необходимость изучения юридических фактов в механизме правового регулирования.

Список использованных источников

1 Гражданский кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 21 октября 1994 г. одобрен Советом Федерации 17 ноября 1994 года. Подписан Президентом 30 ноября 1994года.

2 Семейный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 8 декабря 1995 г. подписан Президентом 29 декабря 1995 года.

3 Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. – М.: Госюриздат, 1955. – С. 163.

4 Александров Н.Г. и др. Теория государства и права. – М.: Юридическая литература, 1968. – С. 548.

5 Алексеев С.С., Дюрягин И.Я. Функции применения права // Правоведение – 1971. – № 2. – С. 25-27.

6 Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Юридическая литература, 1982. – С. 177 –178.

7 Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятия, классификация // Советское государство и право. – 1987. - № 6. – С. 14-18.

8 Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. – М.: 1999. – 372 с.

9 Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1 - Свердловск, 1972. – С. 245.

10 Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. – С. 152.

11 Баринов О.В. Юридические факты в советском трудовом праве. Канд. дисс. – Л. 1980. – С. 71.

12 Бобылев А.И. Механизм правового воздействия на общественные отношения // Государство и право. – 1999. - № 5.- С. 106.

13 Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права / Под ред. М.И. Байтина. – Саратов: Издательство Саратовского университете, 1983. - С. 63.

14 Горшенев В.М. Участие общественных организаций в правовом регулировании. – М.: 1963. – 174 с.

15 Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. – Л.: ЛГУ, 1981. – 83 с.

16 Иванова З.Д. Юридические факты и возникновение субъективных прав граждан // Советсткое государство и право. – 1980. - № 2. – С. 37.

17 Исаков В.Б. Юридически факты в советском праве. – М.: Юридическая литература. 1984. – 134 с.

18 Керимов Д.А. Соотношение теоретической и практической деятельности в процессе познания права // Советское государство и право. – 1980. - № 3. – С. 13.

19 Кечекьян С.Ф. Правоотноешния в социалистическом обществе. М.: Издательство Акад. Наук СССР, 1958. – с. 173.

20 Комаров С.А. Общая теория государства и права в схемах и определениях. – М.: Юрайт, 1997. – 262 с.

21 Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. – С. 160-170

22 Кузьмина Т.М. Советское права социального обеспечения /под ред. В.Н. Демьяненко. – Саратов.: Издательство Саратовского университета, 1982. – С. 100.

23 Лазарев В.В. Сфера и пределы правового регулирования // Советское государство и право – 1970. № 11 – С. 40.

24 Лукьянова Е.Г. Механизм процессуального регулирования и его элементы // Журнал российского права - 2001 № 7 – С.91-95

25 Матюхин А.А. Нормативные условия осуществления норм советского права // Вестник МГУ. Серия «Право» – 1982. - № 6. – С. 67.

26 Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.: 1960 – С. 246.

27 Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. – М.: Юристъ, 1998. – С. 435

28 Общая теория государства и права / Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юристъ, 1996. – С. 136.

29 Перлов И.Д. Процессуальный режим рассмотрения уголовных дел на пленумах Верховных судов //Советское государство и право. 1972. - № 1. – С. 101-109.

30 Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. Под общ. ред. проф. В.С. Нерсесянца. _М.: Издательство Норма-Инфра, 2001. – С. 382.

31 Пугинский Б.И. Гражданско - правовые средства в хозяйственных отношениях. – М., 1984. 224 с.

32 Реутов С.И. Юридические факты в семейном праве: Автореф. дисс…канд. юрид. наук. М. 1976. – 102 с.

33 Сорокин В.Д. Административно – процессуальное право. М.: Юридическая литература, 1972. – С. 70 – 76.

34 Сырых В.М. Теория государства и права. Учебник для вузов. – М.: Былина, 1998. – 512 с.

35 Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997 г. С. 627.

36 Теория государства и права / Под ред. Н.Г. Александрова. – М.: 1974. – 620 с.

37 Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. – М.: ЮНИТИ –ДАНА, Закон и право, 2000. – 640 с.

38 Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева, - М.: Юристъ, 1999. – С. 439

39 Толстой Ю.К. К теории правоотношения. - Л. Издательство Ленинградского университета, 1959. – С. 14.

40 Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974. – С. 288-289.

41 Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. профессора В.Г. Стрекозова. – М.: «Дабахов, Ткачев, Димов», 1995. – 384 с.

42 Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских отношений. М.: Госполитиздат 1961. – 172 с.


[1] Пугинский Б.И. Гражданско - правовые средства в хозяйственных отношениях. – М., 1984. – С. 87.

[2] Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятия, классификация // Советское государство и право. – 1987. - № 6. – С. 14.

[3] Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. – С. 152.

[4] Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. – С. 152-153.

[5] Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. – М.: ЮНИТИ –ДАНА, Закон и право, 2000. – С. 337.

[6] Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. – С. 145.

[7] Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. – М.: Юристъ, 1998. – С. 435.

[8] Комаров С.А. Общая теория государства и права в схемах и определениях. – М.: Юрайт, 1997. – С. 60.

[9] Бобылев А.И. Механизм правового воздействия на общественные отношения // Государство и право. – 1999. - № 5.- С. 106.

[10] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997. – С.625.

[11] Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. профессора В.Г. Стрекозова. – М.: «Дабахов, Ткачев, Димов», 1995. – С. 341-342.

[12] Алексеев С.С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1994. – С. 157.

[13] Общая теория государства и права / Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юристъ, 1996. – С. 136.

[14] Общая теория государства и права / Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юристъ, 1996. – С. 134.

[15] Сырых В.М. Теория государства и права. Учебник для вузов. – М.: Былина, 1998. – С. 146.

[16] Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских отношений. - М.: Госполитиздат, 1961. - С. 172.

[17] Горшенев В.М. Участие общественных организаций в правовом регулировании. – М., 1963. – С. 174.

[18] Теория государства и права / Под ред. Н.Г. Александрова. – М.: 1974. – С. 542-545.

[19] Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. – М.: 1999. – С. 364-365.

[20] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997. – С. 627.

[21] Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. – Л.: ЛГУ, 1981. – С. 73.

[22] Реутов С.И. Юридические факты в семейном праве: Автореф. дисс…канд. юрид. наук. - М., 1976. - С. 5.

[23] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 56.

[24] Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997 г. С. 627.

[25] Лукьянова Е.Г. Механизм процессуального регулирования и его элементы // Журнал российского права. – 2001. - № 7. – С. 93.

[26] Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997. – С.629.

[27] Лукьянова Е.Г. Механизм процессуального регулирования и его элементы // Журнал российского права. – 2001. - № 7. – С. 93-95.

[28] Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. – М.: Госюриздат, 1955. – С. 163.

[29] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 21.

[30] Матюхин А.А. Нормативные условия осуществления норм советского права // Вестник МГУ. Серия «Право». – 1982. - № 6. – С. 67.

[31] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 22-23.

[32] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 24-26.

[33] Баринов О.В. Юридические факты в советском трудовом праве. Канд. дисс. – Л.., 1980. – С. 71.

[34] Александров Н.Г. и др. Теория государства и права. – М.: Юридическая литература, 1968. – С. 548.

[35] Толстой Ю.К. К теории правоотношения. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1959. – С. 14.

[36] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - М.: Госюриздат, 1958. – С. 85-86.

[37] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 34-35.

[38] Алексеев С.С. Общая теория права. - М.: Юридическая литература, 1982. – С. 177 –178.

[39] Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. - М.: Издательство Акад. Наук СССР, 1958. – С. - 173.

[40] Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. - М.: Юридическая литература, 1974. – С. 288-289.

[41] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - М.: Госюриздат, 1958. – С. 160-170.

[42] Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. - М.: Юристъ, 1999. – С. 435-437.

[43] Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. Под общ. ред. проф. В.С. Нерсесянца. - М.: Издательство Норма (Издательская группа НОРМА-ИНФРА ∙М), 2001. – С. 382.

[44] Исаков В.Б. Юридически факты в советском праве. – М.: Юридическая литература. 1984. – С. 45-47.

[45] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 52-54.

[46] Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. - М.: Юристъ, 1999. – С. 439.

[47] Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права. / Под ред. Байтина. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1983. – С. 75-78.

[48] Алексеев С.С., Дюрягин И.Я. Функции применения права // Правоведение. – 1971. – № 2. – С. 25-27.

[49] Явич Л.С. Общая теория права. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1976. – С. 233.

[50] Лазарев В.В. Сфера и пределы правового регулирования // Советское государство и право. – 1970. - № 11. – С. 40.

[51] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 69.

[52] Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1 - Свердловск, 1972. – С. 245.

[53] Керимов Д.А. Соотношение теоретической и практической деятельности в процессе познания права // Советское государство и право. – 1980. - № 3. – С. 13.

[54] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 93-94.

[55] Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. - М.: Юридическая литература, 1974. – С. 300-301.

[56] Гражданский кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 21 октября 1994 г. одобрен Советом Федерации 17 ноября 1994 года. Подписан Президентом 30 ноября 1994года.

[57] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. – М.: Юридическая литература, 1984. – С. 103-107.

[58] Кузьмина Т.М. Советское право социального обеспечения / Под ред. В.Н. Демьяненко. – Саратов.: Издательство Саратовского университета, 1982. – С. 100.

[59] Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права / Под ред. М.И. Байтина. – Саратов: Издательство Саратовского университете, 1983. - С. 63.

[60] Перлов И.Д. Процессуальный режим рассмотрения уголовных дел на пленумах Верховных судов //Советское государство и право. 1972. - № 1. – С. 101-109.

[61] Сорокин В.Д. Административно – процессуальное право. - М.: Юридическая литература, 1972. – С. 70 – 76.

[62] Семейный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 8 декабря 1995 года. Подписан Президентом 29 декабря 1995 года. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - № 1.

[63] Иванова З.Д. Юридические факты и возникновение субъективных прав граждан // Советсткое государство и право. – 1980. - № 2. – С. 37.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему