регистрация / вход

Правовые проблемы эвтаназии

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ ГОУ ИПО «СЕВЕРНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» КАФЕДРА СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ И ПРАВА

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ

ГОУ ИПО «СЕВЕРНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

КАФЕДРА СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ И ПРАВА

Дмитриев Максим Сергеевич

студент 4 курса 11 группы лечебного факультета

РЕФЕРАТ

по дисциплине ПРАВОВЕДЕНИЕ

на тему: «ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭВТАНАЗИИ»

Отметка о зачете:

Руководитель:

Архангельск 2010 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. ВВЕДЕНИЕ 3

2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ. КЛАССИФИКАЦИЯ ЭВТАНАЗИИ: 3

2.1. АКТИВНАЯ 5

2.2. ПАССИВНАЯ 5

3. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЭВТАНАЗИИ 7

4. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭВТАНАЗИИ В РОССИИ 10

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 14

ВВЕДЕНИЕ.

Развитие медицины под воздействием научно-технического прогресса непрерывно сталкивает людей с новыми, часто неожиданными и непростыми проблемами. Расширяя возможности человека, этот прогресс одновременно увеличивает и диапазон таких ситуаций, в которых человеку надлежит делать выбор. Возникает, так сказать, «целая популяция антропогенно-антропологических рисков, связанных с воздействием на природу человека и реальной возможностью ее качественной трансформации (генетическое манипулирование, клонирование, трансплантация органов, операции по изменению пола и т. д.)». К числу таких рисков относится и проблема эвтаназии, обязанная своим появлением, прежде всего, новейшим медицинским технологиям, позволяющим бороться за жизнь больного в таких ситуациях, в которых совсем недавно это было немыслимо.

Второе обстоятельство, порождающее дискуссии вокруг проблемы эвтаназии, связано с глубокими изменениями ценностных установок и ориентаций, которые происходят в современном обществе. Здесь важно подчеркнуть «обостренный, можно даже сказать жгучий интерес к такому вопросу как права человека. Этот интерес характерен сегодня для многих общественных движений, часто весьма широких и мощных; он же находит свое выражение в спорах по поводу допустимости эвтаназии. Не случайно ведь те, кто считает эвтаназию дозволенной, в качестве главного аргумента обычно выдвигают именно право человека распорядиться собственной жизнью по своему усмотрению».

Эти обстоятельства и привели к тому, что, начиная с 70-х годов прошлого столетия, проблема эвтаназии стала привлекать к себе пристальное внимание как медиков, юристов, философов, так и широкой общественности. Следствием этого стали дискуссии, открыто поставившие под сомнение авторитет сложившихся норм медицинской этики, включая запрет на эвтаназию. Так случилось, что во многом именно реаниматология, в том числе и неонатальная, породила эти морально-правовые проблемы. Искусственное продление вегетативных жизненных функций в течение недель, месяцев и даже лет – это полезно или вредно? Для больного, родственников, для общества в целом? Оказание реанимационной помощи новорожденному с весом 400 грамм оправдано? И как быть с тем, что персонал осознает в подобных случаях бессмысленность своего труда? Вот некоторые вопросы, о которых будет идти речь и на которые нет однозначного ответа.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ. КЛАССИФИКАЦИЯ ЭВТАНАЗИИ.

В этимологическом смысле термин эвтаназия происходит от двух греческих слов: танатос – исходно, собственное имя бога смерти в пантеоне образов древнегреческой мифологии, впоследствии – обозначение смерти и эв – хороший, положительный, благой. Таким образом, дословный перевод этого термина – это быстрая и легкая смерть. В литературе можно встретить различное написание этого термина: эутаназия, эйтаназия. Считается, что научный статус термин приобрел благодаря английскому философу эпохи Возрождения Френсису Бэкону, который использовал его в своем трактате «О достоинстве и приумножении наук», впервые опубликованном в 1605 году и подразумевал под ней науку об облегчении умирания.

В настоящее время термин используется в различных значениях, среди которых можно выделить следующие: ускорение смерти тех, кто переживает тяжелые страдания; прекращение жизни «лишних» людей; забота об умирающих; предоставление человеку возможности умереть. Для дальнейших рассуждений необходимо уточнить, что именно подразумевается под эвтаназией и определиться с её возможными разновидностями.

В академических изданиях можно встретить различные определения этого термина.

«Эйтаназия – намеренное ускорение наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий».

«Эйтаназия (эутаназия) – намеренное ускорения смерти или умерщвления неизлечимого больного с целью прекратить его страдания; по советскому законодательству рассматривается как преступление».

То же определение слово в слово повторено в отечественном Новом энциклопедическом словаре, но с добавлением фразы – «вопрос о допустимости эвтаназии остается дискуссионным»

«Эвтаназия – практика прекращения жизни человека ради избавления от физических страданий или длительной комы вследствие неизлечимой или дегенеративной болезни».

«Эйтаназия, называемая также милосердное убийство (mercy killing) – это действие или практика, направленная на получения безболезненной смерти у лиц, страдающих от болей при неизлечимых болезнях или физических расстройствах»

Наиболее четкое определение этого термина в настоящее время выдвигается юристами: «Эвтаназия – это “акт”, деяние лиц медицинского персонала, которое может выражаться в действии (например, введение врачом летальной дозы лекарственного препарата) или бездействии (например, отказ от проведения реанимационных мероприятий). Это преднамеренный акт, в основе которого лежит намерение (цель) врача ускорить смерть пациента по тем или иным мотивам (корысти или милосердия). В основе эвтаназии лежит волеизъявление пациента или его близких. Пациент, который подвергается эвтаназии, является инкурабельным, и эвтаназия осуществляется “безболезненно”».

Не смотря на некоторые различия в приведенных выше определениях, можно выделить присутствующие везде общие моменты – смерть человека и стремление сделать её как можно более безболезненной любыми доступными способами.

Тем не менее, общепринятое терминологическое определение эвтаназии до сих пор отсутствует. Авторы, пытающиеся выработать единое понятие эвтаназии делают акцент на разных сторонах исследуемого феномена – либо преимущественно на результате, либо на действиях, ведущих к этому результату, либо на мотивах соответствующих действий и их оценке, а иногда обсуждение этой проблемы вообще ведется при отсутствии какого-либо исходного определения.

Комплексный характер эвтаназии как социально-правового явления обусловливает выделение ее различных форм, в совокупности которых проявляются ее сущностный характер и содержание.

В качестве основного критерия для классификации форм эвтаназии следует принять характер действий, направленных на умышленное умерщвление больного. С учетом данного критерия эвтаназия может осуществляться в двух формах: активной и пассивной. Различие между активной и пассивной эвтаназией рассматривается специалистами как важнейшая проблема медицинской этики. Представляется, что это различие имеет значение и для квалификации эвтаназии с точки зрения уголовного закона, так как должно порождать различные правовые последствия.

Под активной эвтаназией понимается умышленное причинение неизлечимо больному по его просьбе быстрой и легкой смерти с целью избавления его от мучительных физических страданий, осуществленное по мотиву сострадания.

В реальной жизни деяния, которые не всегда обоснованно причисляют к эвтаназии, осуществляются в разнообразных формах и обусловливаются различной мотивацией. И хотя наиболее распространенным мотивом является сострадание врача, родных, близких, друзей и т.д. к безнадежно больному, в основе которого лежит желание больного, однако практике, к сожалению, известны случаи умерщвления, которые нельзя расценивать в качестве эвтаназии: совершаемые врачом по собственной инициативе и разумению при отсутствии ясно выраженного желания больного. Причем речь идет и о ситуациях, когда больной находится в сознании, но его мнение просто не принимается во внимание, и о ситуациях, когда больные пребывают в состоянии, лишающем их возможности выразить свою волю. Медицинской, да и следственной практике известны случаи, когда врач, к примеру, якобы представляя себе перспективу мучительного протекания неизлечимой болезни, самостоятельно принимает решение лишить жизни пациента и увеличивает положенную дозу лекарства до смертельной.

Лишение пациента жизни может быть совершено совместными действиями врача и больного, так называемое самоубийство при врачебном содействии (к примеру, больной принимает предоставленные врачом средства для наступления быстрой и легкой смерти).

Активную эвтаназию составляют действия врача или иных лиц по причинению быстрой и легкой смерти, осуществленные собственноручно в отношении безнадежно больного по просьбе последнего.

Пассивная (негативная) эвтаназия. Пассивная эвтаназия заключается в ограничении или прекращении специфического лечения безнадежно больных умирающих пациентов, основанном на их просьбе, ввиду того, что оно лишь продлевает период физических и моральных страданий без улучшения их состояния.

Если не провести четкую грань между различными ситуациями по неоказанию медицинской помощи безнадежно больному, окажется, что пассивной эвтаназией будет считаться не только отказ пациента от лечения в ситуации, когда болезнь несет непосредственную угрозу его жизни, но и, скажем, выписка пациента из больницы домой в том случае, когда ясно, что болезнь неизлечима. Ведь независимо от того, делается ли это по желанию пациента или по самостоятельному решению медицинского персонала, тем самым прекращается процесс лечения. Очевидно, что это проявление достаточно часто встречается в практике.

Из определения пассивной эвтаназии следует исключить случаи, когда лечение вообще не начинается. Тем более что законодатель криминализовал такие деяния в ст. 124 УК РФ.

При таком подходе пассивной (негативной) эвтаназией следует признать отказ от начатого жизнеподдерживающего лечения по просьбе неизлечимо больного для умышленного и весьма скорого причинения смерти посредством воздержания от выполнения действий, направленных на поддержание жизни, с целью избавления его от мучительных физических страданий, осуществленное по мотиву сострадания.

Таким образом, пассивная эвтаназия осуществляется путем бездействия - больному не оказывается необходимая медицинская помощь.

Между тем, в уголовно-правовой науке существует позиция, отвергающая саму возможность совершения убийства путем бездействия, поскольку при бездействии лицо не совершает активных волевых целенаправленных действий по причинению физического вреда, а лишь создает условия для разрушительной работы стихийных сил. Но эта позиция вступает в противоречие с общепризнанным в науке уголовного права фактом опосредованного причинения бездействием ущерба, охраняемым уголовным законом объектам.

В рассматриваемом случае речь идет о воздержании от применения активных мер, направленных на поддержание жизни человека. В связи с этим существенное значение приобретает выяснение обстоятельств, характеризующих возможность медицинских работников предотвратить смерть потерпевшего.

Однако, как уже было сказано, положение человека в подобных ситуациях может быть таковым, что он порой по физиологическим причинам не может не только совершить самоубийство, но даже высказать свое желание о прекращении жизни. В связи с этим закономерен вопрос: может ли кто-то помимо самого больного быть наделен правом принятия такого решения? Полагаю, что ответ может быть только отрицательный. Инициатива в решении этого вопроса не должна зависеть от субъективного мнения других лиц.

Некоторые исследователи проблематики эвтаназии выделяют еще одну ее форму - промежуточную между активной и пассивной, называя ее "поддерживаемым", "ассистируемым" самоубийством". К данной форме они относят случаи содействия врача наступлению смерти пациента с помощью обеспечения необходимыми для этого средствами или информацией (летальной дозой снотворного и др.).

Различают прямую и непрямую эвтаназию , отражающую мотивацию профессиональных решений врача. Прямая эвтаназия - когда врач имеет намерение сократить жизнь пациента; непрямая эвтаназия - когда смерть больного ускоряется как косвенное (побочное) следствие действий врача, направленных к другой цели. Как правило, речь идет об увеличении доз обезболивающего, в результате чего жизнь больного сокращается.

Также чаще в медицинской, реже в юридической литературе встречаются термины "ортотаназия" (отказ от дорогостоящего лечения) и "дистаназия" (продление жизни больного, признанного неизлечимым, во что бы то ни стало).

Обобщая вышеизложенное, можно сформулировать следующие критерии , при наличии которых деяние может быть отнесено к активной эвтаназии :

1) действие совершено умышленно;

2) установление "инкурабельности" пациента, т.е. он должен быть безнадежно больным человеком;

3) продолжительность применения методов и средств лечения;

4) наличие у больного невыносимых физических страданий;

5) отсутствие эффективных мер к облегчению страданий;

6) обязательное наличие добровольной просьбы больного об эвтаназии.

Критерии , при наличии которых деяние может быть отнесено к пассивной эвтаназии :

1) бездействие;

2) наличие неизлечимого заболевания с возможным летальным исходом;

3) продолжительность применения методов и средств лечения;

4) невозможность нормальной жизнедеятельности без специальной медицинской аппаратуры;

5) наличие у больного невыносимых физических страданий;

6) обязательное наличие добровольной просьбы больного об эвтаназии.

Кроме того, нельзя оставлять без внимания явно поверхностные познания о психологическом состоянии человека, подходящего к грани жизни. Даже у грамотных специалистов нет возможности реально спрогнозировать поведение человека при осуществлении в отношении него процедуры эвтаназии. Больной может в последний момент, уже в начавшийся период проведения процедуры эвтаназии, отказаться от своего желания уйти из жизни и захочет продлить ее. Поэтому всегда есть вероятность того, что больной, проявивший инициативу к эвтаназии, может пересмотреть это свое желание. Однако начатая процедура лишения жизни уже привела к развитию необратимого состояния, и искусственная смерть наступит при просьбах больного его спасти. Опасность возникновения такой непоправимой ситуации исключить нельзя.

Представляется важным подчеркнуть, что с позиции российского уголовного права принципиальных различий между формами эвтаназии (активной и пассивной) не усматривается. Понятие общественно опасного действия включает как действие, так и бездействие, поэтому как не существует с точки зрения общественной опасности разницы между убийством, совершенным путем действия, и убийством, совершенным путем бездействия, так и тем, кто осуществил эвтаназию путем активных действий или воздержания от их выполнения. Умышленное действие, равно как и умышленное бездействие, направленные на причинение смерти безнадежно больному человеку по его просьбе, осуществленные по мотиву сострадания к нему, характеризуются одинаковой степенью общественной опасности при условии, что они достигают своего результата.

СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЭВТАНАЗИИ

Эвтаназия в переводе с греческого означает легкую смерть. Существует множество определений эвтаназии, которые нашли свое отражение как в научных трудах, так и в законодательстве Статья 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан так определяет эвтаназию: "Удовлетворение медицинским персоналом просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни". Этический кодекс врача определяет эвтаназию как "акт преднамеренного лишения жизни пациента по его просьбе или по просьбе его близких". Профессор М.И. Ковалев определяет эвтаназию как акт, с помощью которого прерывается жизнь человека по мотивам сострадания, если лишающийся жизни (потерпевший) находится по медицинским показателям в безнадежном состоянии. О. Ивченко под эвтаназией понимает умышленное лишение жизни больного, осуществленное врачом или иным лицом с согласия больного или его близких по мотиву сострадания к больному и с целью избавления больного от мучительных страданий, вызванных болезнью.

Возьмем за основу следующую дефиницию: намеренное прерывание или сокращение врачом жизни неизлечимо больного пациента по его настоятельной, явно выраженной просьбе, а также по просьбе его близких родственников, если сам пациент не в состоянии явно выразить свою волю. Это определение позволяет выделить характерные признаки эвтаназии :

1. Больной должен испытывать непрекращающиеся, непереносимые страдания, вызванные неизлечимой (по медицинским показателям) болезнью.

2. Прервать жизнь или ускорить смерть может не любой человек, а только медицинский работник.

3. Пациент должен настойчиво и несколько раз выразить свое желание уйти из жизни, либо если он не в состоянии явно выразить свою волю, то просьба должна исходить от его ближайших родственников.

Эвтаназия как сложное социальное явление имеет множество аспектов: религиозный, морально-этический, медицинский, правовой . Кратко проанализируем указанные аспекты.

Церковь отрицательно относится к эвтаназии, однако допускает при этом некоторые нюансы. Так, папа римский Иоанн Павел II в ходе аудиенции, которую он дал участникам международного конгресса гастроэнтерологов, подчеркнув абсолютную недопустимость эвтаназии, умышленного л активного лишения жизни больного, более подробно остановился на вопросе о пределах полномочий медиков в противоположном направлении - продлении жизни. "Конечно, мы должны ценить огромные успехи медицинской науки, техники и фармакологии, - сказал папа. - Однако нельзя забывать, что человек смертен. Необходимо относиться к больному со здоровым реализмом, так, чтобы у больного не складывалась иллюзия о всемогуществе врачей".

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II коснулся в своем ежегодном докладе проблемы эвтаназии, отметив, что "нет ничего хуже самоубийства, однако число случаев совершения этого страшного греха с каждым годом растет. Основная причина этого - отсутствие цели в жизни неверие в будущую жизнь.

В буддизме же, где отречение от жизни само по себе считается "образцовым", возрастные и физиологические "критерии" для самоубийства практически отсутствуют. Самоубийство в буддийской культуре является видом религиозного обряда, и это неудивительно, ибо высшее блаженство и желанная цель жизни находятся вне этой жизни - в "небытии" (нирвана). Виды самоубийства, принятые в буддийской культуре, различны. Их выбор зависит от конкретной секты, страны, эпохи. Это и голодная смерть, и утопление в водах "священных рек", и вспарывание живота своего своими собственными руками.

Иудаизм категорически отвергает активную эвтаназию, то есть преднамеренное создание смертельного исхода (даже если умирающий просит об этом), рассматривая этот акт как убийство человека. В некоторых случаях, однако, разрешено давать те или иные лекарства или средства и назначать медицинские процедуры, если они необходимы для облегчения болей или страданий больного, даже если побочным следствием их может быть приближение смерти больного.

Биолого-медицинский аспект проблемы заключается прежде всего в установлении категорий пациентов, по отношению к которым может рассматриваться возможность применения эвтаназии. Среди таковых можно отметить пациентов, биологическая смерть которых неминуема и которые, умирая, испытывают тяжелые физические страдания. Вопрос о прерывании жизни больного, физические страдания которого преходящи и могут быть ликвидированы применением соответствующих медицинских средств, вообще не должен рассматриваться.

Другая категория пациентов - это больные находящиеся в устойчивом вегетативном состоянии. В таком контексте медицинская сторона вопроса заключается в проблеме определения тяжести заболевания, насколько оно излечимо; достижения такой стадии в

процессе лечения, когда всевозможные медицинские средства оказываются исчерпанными; установления необратимости устойчивого вегетативного состояния.

Однако больше всего нас интересует именно правовой аспект проблемы, т.е. эвтаназия с юридической точки зрения. Надо заметить, что вплоть до середины XX в. проблема эвтаназии волновала узкий круг заинтересованных лиц и не проникала в умы широкой общественности. Только в 70-х гг. прошлого века вопросы эвтаназии стали все чаще включаться в сферу научного обсуждения. Так, некоторые аспекты эвтаназии были вынесены на рассмотрение Всемирной медицинской ассоциации в Нью-Йорке (1969 г.), вследствие чего она была осуждена "при любых обстоятельствах".

Позднее в Лиссабоне (1981 г.) в Декларации о правах больного Всемирная медицинская ассоциация признала право на достойную смерть и право на отказ от лечения. Важность проблемы эвтаназии привела к принятию Всемирной медицинской ассоциацией на ассамблее в Италии в 1983 г. Венецианской декларации относительно неизлечимо больных, в которой говорится, "что врач может облегчить страдания неизлечимо больного путем воздержания от лечения с согласия пациента или его родственников, если пациент не в состоянии выразить свою волю. Воздержание от лечения не освобождает врача от обязанности помогать умирающему человеку и давать необходимые медикаменты для облегчения заключительной фазы его болезни". А в 1987 г. в Мадриде на 39-й Всемирной медицинской ассамблее была принята Декларация относительно эвтаназии. Вот ее полный текст: "Эвтаназия, т.е. акт преднамеренного прерывания жизни пациента, даже сделанная по просьбе самого пациента или по просьбе его близких родственников, является неэтичной. Это не освобождает врача от принятия во внимание желания пациента, чтобы естественные процессы умирания шли своим ходом в завершающей стадии заболевания". К числу международных нормативно-правовых актов, регулирующих право на жизнь и тем самым косвенно затрагивающих вопрос эвтаназии, относятся, в частности, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и другие нормативно-правовые акты.

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭВТАНАЗИИ В РОССИИ

Необходимо отметить, что проблема эвтаназии относится одновременно к сфере конституционного, медицинского и уголовного права.

Мнение закона. В ст. 45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан говорится: "Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии -удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации".

Главный критерий качества содержания жизни определяется таким показателем, как "человеческое достоинство". Современные ученые-филологи определяют достоинство как осознание человеком своих прав, своей моральной ценности и уважение их в себе.

Однако достоинство - категория сугубо индивидуальная, понимаемая каждым по-своему. Человеческое достоинство относится к числу личных, индивидуальных прав и свобод человека, неотъемлемых и принадлежащих ему от рождения.

В известной мере этот подход отражен в Конституции РФ, закрепившей категорию "достойная жизнь" в ст. 7 о социальном государстве, а категорию "достоинство человека" - в ст. 21. входящей в число личных прав человека. Человек, обреченный на смерть и испытывающий при этом физические и душевные страдания, с полным основанием может быть отнесен к категории социально незащищенных граждан. Если больной не предпринимает активных попыток расстаться с жизнью и стоически переносит мучения, задача общества и государства - облегчить его мучения и попытаться приблизить качество жизни больного к условиям, достойным человека. Другое дело. когда такая возможность по объективным, не зависящим от названных органов и самого человека причинам оказывается недостижимой и больной просит о смерти исходя из простой гуманистической формулы "жизнь дана человеку, чтобы достойно с ней расстаться". Тогда отказ в эвтаназии может рассматриваться как применение к человеку пыток, насилия, жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, императивно запрещенного ст. 21 Конституции РФ.

Суммируя сказанное, можно заключить, что законодательное закрепление возможности применения эвтаназии не только не противоречит положениям действующей Конституции РФ, но и прямо вытекает из смысла ее ст. 2, 7, 15, 20 и 21. Достойная жизнь гражданина должна завершиться его достойной смертью.

Однако в действующем российском праве установлен прямой запрет на осуществление эвтаназии, закрепленный в ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. В помещенном в ст. 60 Основ тексте Клятвы врача содержится следующее положение: "Получая высокое звание врача... торжественно клянусь... никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии".

Запрет на осуществление эвтаназии закреплен также в ст. 14 Этического кодекса российского врача, утвержденного Ассоциацией врачей России в ноябре 1994 г., а также в ст. 9 Этического кодекса медицинской сестры. В Клятве российского врача, утвержденной Ассоциацией врачей России, врач - член Ассоциации обязуется руководствоваться в своих действиях "международными нормами профессиональной этики, исключая не признаваемое Ассоциацией врачей России положение о допустимости пассивной эвтаназии.

В российском уголовном праве эвтаназия рассматривается в качестве убийства запрещенного ст. 105 Уголовного кодекса РФ. В отличие от ряда зарубежных государств (Германия, Австрия, Испания, Швейцария и др.) в российском УК нет специальной статьи, устанавливающей более мягкую ответственность за эвтаназию по сравнению с простым убийством. Очевидно, что по ряду признаков эвтаназия схожа с убийством. Вместе с тем некоторые особенности эвтаназии не позволяют совершенно отождествлять ее с убийством по ст. 105 УК РФ. Прежде всего следует иметь в виду безнадежное, вызывающее сострадание состояние пациента. Данный фактор придает эвтаназии колорит милосердного убийства, совершенного по мотивам сострадания, жалости. Указанные мотивы при определении меры, уголовной ответственности могут рассматриваться как смягчающие обстоятельства.

Важной особенностью эвтаназии является то, что она совершается по доброй воле и по настоятельно, явно выраженной просьбе пациента, в то время как убийство предполагает насилие над личностью потерпевшего. Субъект убийства - общий, т.е. любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет, в то время как субъект эвтаназии специальный. Им может быть только врач. Те случаи, когда лишение жизни безнадежно больного человека даже и по его настоятельной просьбе совершается лицом, отличным от врача, не могут рассматриваться в качестве эвтаназии и должны квалифицироваться как простое убийство.

Одним из достижений Конституции Российской Федерации 1993 г. стало повышение внимания к защите личных (гражданских) прав и свобод человека. На смену идее обращения человека в часть политической системы, субъекта, прежде всего, публично-правовых отношений, характерной для социалистической правовой доктрины, пришла либерально-демократическая концепция "человек, его права и свободы - высшая ценность", возведенная в правовой абсолют ст. 2 Конституции РФ. В целом данный подход не может получить однозначной позитивной оценки, поскольку не могут частные, эгоистичные интересы отдельного человека во всех случаях быть выше публичных интересов всего общества и государства. Однако на этапе формирования поставторитарного общества и государства, в котором на сегодняшний день пребывает Российская Федерация, такое внимание к правам и свободам человека представляется не слишком чрезмерным. Правовую и социально-философскую основу нового конституционно-правового статуса человека и гражданина в России, безусловно, составляют субъективные личные права и свободы.

Одним из наиважнейших личных прав и свобод, обеспечивающих само физическое существование человека как биологического существа, частицы общества и субъекта правовых отношений, является право на жизнь, декларированное ст. 20 Конституции. Значение конституционного закрепления этого права для российской правовой системы трудно переоценить.

Однако неполнота большинства исследований в этой области состоит в том, что норма о праве на жизнь рассматривается в отрыве от других конституционных положений, регламентирующих целостность и морально-этическое благополучие человека. К тому же сам механизм реализации конституционного права на жизнь содержит ряд спорных моментов, требующих нестандартных юридических решений. Одним из них является проблема окончания жизни.

Конституционное установление права на жизнь логически означает юридическое закрепление права человека на смерть. Очевидно, раз право на жизнь относится к числу личных прав человека, его реализация осуществляется им индивидуально и самостоятельно, независимо от воли других. Более того, Декларация прав человека и гражданина, утвержденная Постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г., содержала норму, к сожалению, утраченную действующей Конституцией России: "Никто не может быть произвольно лишен жизни" Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1865..

Это означает, что вопрос жизни и смерти юридически должен решаться человеком индивидуально, без участия иных лиц. Исключение составляет смертная казнь, представляющая собой юридически определенный предел действия права на жизнь и один из видов кары, реакции общества на преступные действия, совершенные виновным лицом. Во всех остальных случаях вмешательство других лиц в самостоятельное решение человеком вопроса жизни и смерти следовало бы признать юридически недопустимым.

В научной полемике высказывается точка зрения, что поскольку Конституция РФ закрепляет субъективное право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41), то эвтаназия якобы не имеет под собой конституционной основы. Тем не менее, авторы настоящей статьи полагают, что в случае наступления потребности в эвтаназии, т.е. сознательном, добровольном, волевом уходе человека из жизни, основание для реализации конституционного права на охрану здоровья оказывается исчерпанным, поскольку данная цель (охрана здоровья) уже не может быть достигнута. Дальнейшее оказание больному медицинской помощи только усугубляет его страдания. Поэтому в данном случае используется более общая по кругу регулируемых ею отношений конституционная норма ст. 20, закрепляющая право на жизнь.

Это право предполагает возможность человека самостоятельно распорядиться своей жизнью, в том числе добровольно принять решение о сроках и способах ухода из нее. Полагаем, что можно даже вести речь, что право на жизнь юридически закрепляет и ее пределы, т.е. право на самоубийство.

Вместе с тем возникают ситуации, когда человек, решивший покончить счеты с жизнью, не в силах (физически и/или морально) сделать это самостоятельно, но активно желает наступления собственной смерти. Это проблема эвтаназии. Она начала обсуждаться в современной России лишь в последние 10-15 лет, в то время как мировое сообщество данная проблема волнует на протяжении всего XX столетия, причем и по сей день у человечества остается больше вопросов, чем ответов.

Впервые законодатель сформулировал свое отношение к эвтаназии в 1993 г. в Основах законодательства об охране здоровья граждан (ст. 45). Медицинскому персоналу запрещено осуществление эвтаназии. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность.

Ряд ученых еще до принятия соответствующей нормы выступали против разрешения эвтаназии как недопустимой с нравственной и юридической позиции.

Некоторые полагают, что возможно законодательное закрепление пассивной эвтаназии Думается, что в законе должна быть разрешена и активная, и пассивная эвтаназия. Высшей ценностью является реальное благополучие человека. Не каждый имеет силы лежать парализованным, ни дня не обходиться без посторонней помощи, испытывать постоянные сильные боли. Не у всех одинаковое представление о качестве жизни. В США смертельно больная парализованная женщина, находясь в сознании, потребовала отключить аппарат искусственного дыхания, поддерживающий ее жизнь. Несмотря на возражения врачей, суд удовлетворил требование пациентки, указав, что было бы жестоко сохранять существование, переполненное болью.

Применительно к пассивной эвтаназии надо добавить, что пациент вправе требовать оказания ему квалифицированной медицинской помощи, но вправе и отказаться от нее (чувствует себя плохо, но в поликлинику не идет; лежит в больнице, но против операции). Обязанность же лечебного учреждения по оказанию медицинской помощи возникает перед конкретным пациентом в определенном объеме и только после того, когда пациент выразит свое право получить помощь. (Другой взгляд означал бы, что врачи могут ворваться в любую квартиру и со ссылкой на клятву Гиппократа навязать свою помощь.) В подтверждение этому ст. 33 Основ законодательства об охране здоровья граждан разрешает пациенту отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, оформив соответствующую запись в медицинской документации. Решение об эвтаназии должно приниматься самим пациентом. Стоит ли жизнь продолжения - вопрос, который ни одно человеческое существо не может решить за другое.

Поэтому на момент принятия решения гражданин должен быть дееспособным, а также не иметь каких-либо заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти. Полагаем, что если пациент находится без сознания, и ранее не оформил надлежащим образом свое согласие на эвтаназию, то соответствующие меры приняты быть не могут.

Отдельно стоит вопрос об эвтаназии применительно к несовершеннолетнему больному Будет ли иметь юридическое значение требование (согласие) несовершеннолетнего на эвтаназию?

Хотя, как уже отмечалось, в настоящее время эвтаназия запрещается, но из содержания ст. 33 Основ законодательства об охране здоровья граждан можно сделать вывод, что родители несовершеннолетнего, не достигшего 15 лет, вправе отказаться от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни их ребенка. Таким образом, следует, что осуществление пассивной эвтаназии по отношению к ребенку возможно. В такой ситуации больничное учреждение имеет право (но не обязанность) обратиться в суд для защиты интересов ребенка.

По действующему законодательству дети до 14 лет обладают элементами дееспособности, приобретают основные права и обязанности через своих законных представителей, за некоторыми исключениями (п. 2 ст. 28 ГК); несовершеннолетние от 14 до 18 лет действуют самостоятельно, но с письменного согласия родителей, усыновителей, попечителей или без согласия последних в предусмотренных законом случаях (п. п. 1, 2 ст. 26, ст. 27 ГК).

Полагаем, что общие правила гражданского законодательства об осуществлении прав несовершеннолетних не могут быть механически перенесены на вопросы эвтаназии. Видимо, в будущий акт об эвтаназии должны быть включены специальные положения, касающиеся несовершеннолетних. Это объясняется тем, что если при осуществлении других прав и обязанностей детей родители поступают неправомерно, то существуют определенные гарантии для защиты интересов детей (например, признание сделки по отчуждению имущества несовершеннолетнего недействительной, лишение родительских прав за жестокое обращение с детьми и др.

Если бы родители реализовали право на эвтаназию в отношении своего ребенка и их действия в дальнейшем признаны незаконными, то никакие последующие меры не восстановят жизнь ребенка.

Можно предложить следующее решение вопроса об эвтаназии несовершеннолетних. В возрасте до 14 лет вопрос о прекращении жизни не должен ставиться, поскольку малолетний не вполне понимает значение своих действий (решений) и (или) не может руководить ими. В возрасте от 14 до 18 лет несовершеннолетний самостоятельно решает вопрос о прекращении своей жизни с учетом общих критериев, которые действуют в отношении взрослых пациентов, и письменного согласия его родителей. Субъекты, санкционирующие законность эвтаназии (консилиум врачей, прокуратура или суд) вправе отложить решение этого вопроса до достижения больным 18-летнего возраста.

Таким образом, учитывая все вышеизложенное, становится ясно, что проблема эвтаназии на данном этапе является очень актуальной и требует серьезной научной и законодательной доработки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, следует ввести в российское законодательство нормы, признающие юридическую силу за "прижизненным завещанием", в силу которого гражданин в сознании и здоровом уме может отказаться от применения к нему искусственных мер по поддержанию жизни на случай возможной недееспособности в будущем.

Принятию нового нормативного акта (нормы) о введении эвтаназии должна предшествовать широкая общественная дискуссия. Опрос общественного мнения в Великобритании показал, что 72 процента опрошенных готовы одобрить эвтаназию при определенных обстоятельствах. 76 процентов опрошенных во Франции высказались за отмену закона, запрещающего эвтаназию. Американцы в пропорции шесть к одному поддерживают право пациента решать, нужно ли отключить сохраняющую ему жизнь аппаратуру или нет. 82 процента опрошенных жителей Японии согласны с тем, чтобы при полном отсутствии надежды на излечение прекратить дальнейшее существование пациента и отключать его систему жизнеобеспечения.

Вышеприведенные соображения позволяют уточнить и дополнить условия проведения эвтаназии:

- решение об эвтаназии должен принимать дееспособный гражданин;

- решение об эвтаназии несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет может быть отложено прокурором (или судом) и консилиумом врачей-специалистов до достижения больным 18-летнего возраста;

- решение об эвтаназии несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет или его родителей юридической силы не имеет;

- просьба гражданина об эвтаназии добровольна, сознательна, устойчива; гражданин не имеет заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти;

- точная несомненная доказанность невозможности спасти жизнь, установленная консилиумом врачей-специалистов при обязательном единогласии;

- в исключительных случаях - если смерть в обозримый период не наступит, но развитие болезни несомненно приведет к необратимой деградации личности;

- невозможность облегчить сильные физические и нравственные страдания больного известными средствами;

- предварительное разрешение прокурора (или решение суда).• об эвтаназии говорится лишь тогда, когда есть намерение положить конец жизни данного лица или ускорить его смерть;
• об эвтаназии не идет речь, когда стараются облегчить страдания какого-либо лица, находящегося в последней стадии тяжелой болезни, назначая ему медикаменты, которые лишь непрямым образом могут ускорить физиологический процесс умирания.
В этом случае не ставят перед собой цели «помочь умереть» пациенту, но пытаются уменьшить его боль при помощи препаратов, которые лишь в качестве побочного эффекта способны ускорить приближение конца. Смерть здесь не провоцируется преднамеренно, прямым образом, но является возможным последствием обезболивающей терапии.


Эвтаназию можно поставить в ряд различных медицинских методов:

• эвтаназия присутствует в том случае, когда употребляется препарат, вызывающий смерть, а также, если больного лишают всего того, что ему необходимо для жизни, или всего того, что для него благотворно;
• эвтаназии нет в случае, когда прекращается или упускается такое лечение, которое имело бы неблагоприятное влияние на больного;
• эвтаназии нет в случае прекращения реанимации, когда состояние церебральной смерти является необратимым;
• эвтаназии нет в случае нереанимации плохо сформированного новорожденного ребенка, или в тяжелом патологическом случае, если он естественным образом ведет к смерти;
• эвтаназии нет, если «дают спокойно умереть» больному смертельной болезнью, которая естественным образом приводит к смертельному исходу в краткий срок - в случае, когда всякая терапия позволила бы лишь на короткое время продлить жизнь в невыносимых условиях .

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий