регистрация / вход

Классификация преступлений 3

СОДЕРЖАНИЕ Введение ….3 Глава 1. Понятие и значение классификации преступлений ….…. 5 1.1. Понятие классификации преступления ...5

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………………………….3

Глава 1. Понятие и значение классификации преступлений ……….….……5

1.1. Понятие классификации преступления……………………………………...5

1.2. Уголовно – правовое значение классификации преступления…………....10

Глава 2. Классификация преступлений по уголовному законодательству Российской Федерации …………………………………………………..….……15

1.1. Классификация преступлений в истории Российского уголовного законодательства (по УК РСФСР 1922;1926;1960)………………..……….…….15

1.2. Классификация преступления по действующему Уголовному Кодексу Российской Федерации…………………………………………………………….23

Глава 3. Классификация преступления в науке уголовного права ………..29

Заключение ………………………………………………………………………...36

Список использованных источников ………………………………………….38

ВВЕДЕНИЕ

Проблема классификации преступлений, как и многие другие вопросы уголовного права, по своему характеру такова, что её подлинное научное осмысление и решение возможно лишь в том случае, если исходить из выводов, полученных в результате философского анализа явлений правовой действительности.

Классификация преступлений – это один из наиболее сложных вопросов теории и практики применения уголовного права. Обновление уголовного законодательства, принятие Уголовного кодекса Российской Федерации 1996г.[1] явилось важным этапом в развитии как всего уголовного права в целом, так и его отдельных институтов.

В уголовном праве используются самые различные классификации преступлений: в зависимости от того или иного критерия – классификации по элементам состава преступления, характеру и степени общественной опасности; общие и видовые. Из этого видится важность исследуемой темы, поскольку установление методологических основ классификации преступлений рассматриваемых в сравнении с уголовным законодательством в советский период и настоящее время, позволяет выявлять основные направления совершенствования кодификации уголовно-правовых норм.

В действующем УК впервые нормативно закреплена специальная статья, посвященная классификации преступлений (статья 15 «Категории преступлений»). Однако и ранее действующему уголовному законодательству была известна система категоризации преступлений. В УК РСФСР 1960 г.[2] выделялись преступления, не представляющие большой общественной опасности, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления, хотя самостоятельная норма уголовного закона посвящалась только тяжким.

Цель исследования: изучить проблему методики классификации преступлений в уголовном праве, определить принципиальные положения, которые должны выступать основополагающим фактором построения такой классификации, провести сравнительный анализ института классификации преступлений российского уголовного законодательства с уголовным законодательством предыдущих этапов развития уголовно-правовой доктрины.

Объектом исследования являются общественные отношения, составляющие содержание института классификации преступлений в уголовном праве, а также совокупность уголовно-правовых норм, регулирующих указанные общественные отношения.

Предмет исследования: развитие института классификации преступлений в уголовном праве и определение принципов такого построения классификации преступлений.

Цель, объект и предмет исследования обусловили выдвижение следующей задачи, решение которой составило содержание данной курсовой работы – определение сущности и истории института классификации преступлений, различий в их понимании.

Для решения поставленных задач используются следующие методы исследования: диалектический, формально-логический, историко-правовой, системный, сравнительно-правовой и другие.


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ КЛАССИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1. Понятие классификации преступления

Разделение преступлений на категории имеет важное значение для решения многих вопросов уголовной ответственности. Это разделы уголовного закона о преступлении, наказании, освобождении от уголовной ответственности и от наказания.

Преступления классифицируют в целях дифференциации уголовной ответственности; более четкой систематизации уголовно-правовых норм и институтов; выделения тех или иных ценностей в качестве приоритетных с точки зрения защиты их уголовным законом; правильной последующей их квалификации; точной и справедливой индивидуализации наказания. На практике это ведет к разграничению подследственности и подсудности среди следственных и судебных органов, к выделению внутри правоохранительных органов служб и подразделений соответствующей направленности. В соответствии с выделенными группами и категориями преступлений построена система учета преступлений, их раскрываемости.[3]

Речь идет о классификации преступлений в зависимости:

а) от объекта посягательства (по видам которого построена Особенная часть УК);

б) от признаков и конструкции объективной стороны (преступления с материальным, формальным и усеченным составом и др.);

в) от содержания субъективной стороны (различные по формам вины);

г) от признаков субъекта преступления (по возрасту, полу, должности и т.д.);

д) от вида состава преступления (простой, квалифицированный, привилегированный);

е) от характера и степени их общественной опасности (ст. 15).

Все перечисленные виды классификации, кроме последней, связаны с понятием состава преступления, с его элементами и признаками. Каково же соотношение понятий преступление и состав преступления?
Действующий УК очень редко упоминает понятие состав преступления, в основном речь идет о преступлении либо о деянии. Состав называется в ст.8, 31, 205, 206, 208, 222, 275, 322.[4]

В частности, в ст. 8 УК РФ говорится об основании уголовной ответственности и признается, что таковым является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Согласно ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. В остальных статьях речь идет о специальном случае деятельного раскаяния как основания для освобождения от уголовной ответственности. В примечании к указанным выше статьям Особенной части УК закреплено, что при выполнении виновным установленных законом требований он освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.[5]

С возникновением государства появилась необходимость зафиксировать наиболее серьезные и часто встречающиеся виды поведения, отклоняющиеся от общепринятых социальных норм. Определить за их совершение меры негативного характера, ранее применяемые от имени социальной общности всеми или отдельными членами общества, а теперь от имени государства специально уполномоченными на то органами или лицами.
Для этого необходимо было проанализировать всю совокупность аналогичных деяний и выделить общие, присущие каждому из них, классифицировать их, найти существенные признаки, которые подлежали закреплению в нормах права.[6]

Следовательно, можно увидеть, что еще в древности люди видели необходимость разграничивать деяния с помощью классификации.

Всякая классификация лишь тогда является состоятельной, когда она основана на четко фиксируемом, едином основании, признаке, критерии деления.

Категоризация или классификация преступлений - это деление их на группы по тем или иным критериям. В основу классификации преступлений могут быть положены характер и степень общественной опасности деяний либо отдельный элемент состава преступления.

В российском уголовном законодательстве приняты три разновидности дифференциации преступлений. Во-первых, категоризация преступлений по степени и характеру общественной опасности. Во-вторых, по родовому объекту посягательства. В-третьих, по степени общественной опасности. Характер общественной опасности отражается в преступлении.

Степень общественной опасности - количественная сторона социальной вредоносности преступлений одного и того же характера. Она определяется величиной ущерба, спецификой способа совершения преступления, формой вины, содержанием мотива и цели преступления и др. Соединение этих двух аспектов общественной опасности в единый уголовно - правовой критерий позволяет определенным образом классифицировать, типизировать все предусмотренные в Особенной части УК РФ преступления.[7]

Характер и степень общественной опасности деяния не только лежат в основе категоризации преступлений, осуществленной законодателем, но и должны учитываться судом при назначении наказания.

Общим основанием категоризации преступлений названы: форма вины, с которой совершено преступление. Вид наказания, предусмотренного за данное преступление и максимальный размер наиболее строгого наказания, предусмотренного за данное преступление. Исходя их этих критериев, правоприменитель может определить тот характер и степень общественной опасности, который устанавливает законодатель для данного преступления.[8]

Термин «устанавливает» используется не случайно. С одной стороны, общественная опасность деяния объективна, а с другой - свое отражение она находит в формальных конструкциях состава преступления. Законодательное воплощение критерий категоризации преступлений получил с помощью двух признаков - формы вины и наказания, предусмотренного за их совершение в статьях УК РФ. Каждая из категорий имеет право на существование постольку, поскольку она оказывается практически значимой. Особенность категории должна заключаться не только в размере максимального наказания, предусмотренного законом за охватываемые ею преступления, но и в характере правовых последствий, непосредственно связанных с этим размером.[9]

Если не считать умышленность или неосторожность деяния, единственным отличительным признаком каждой категории то вполне закономерно возникает вопрос о том, можно ли считать его тождественным указанному законодателем деления по характеру и степени общественной опасности преступления.

Наукой уголовного права разработано положение, что общественная опасность преступления и предусмотренное за него законом наказания могут рассматриваться как два самостоятельных основания классификации: первое позволяет выделить разные по тяжести виды (или категории) преступления; второе - разные по тяжести уголовно-правовые санкции, зависящие не только от общественной опасности совершенного преступления, поскольку:

1) характер и степень общественной опасности преступления есть то, что лишь познается законодателем, но никак не зависит от его воли и сознания, в то время как предусмотренное УК РФ наказание за совершенное преступление обусловлено не только объективными, но и субъективными факторами, в частности целями, которые законодатель стремиться достигнуть применением наказания;

2) общественная опасность совершенного преступления ни в коей мере не зависит от тяжести предусматриваемого Кодексом наказания; последнее же, напротив, не может более или менее точно не учитывать первое;

3) какое бы большое значение ни имела общественная опасность совершенного преступления, она не является и не может являться единственным критерием наказания, предусматриваемого законом.[10]

Категории преступлений не связаны с фактически избираемой судом мерой наказания. Следует иметь в виду, при решении вопросов толкования названного законодателем признака деления преступлений на категории, которым, как указывалось, фактически является не общественная опасность содеянного, а максимальное наказание, предусмотренное УК.[11]

Если исходить из того, что отнесение конкретного преступления к той или иной категории зависит от его квалификации, то можно, например, утверждать: при назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров определение категории преступления должно производиться с учетом максимального наказания, которое предусмотрено за каждое совершенное преступление, а не за совокупность.

Если в части оснований закрепленных в УК РФ видов преступлений позиция законодателя небезупречна, то как обстоит дело с его заключением о необходимости выделять именно четыре, а не больше или меньше категорий преступлений. Рекомендации ученых по этому поводу никогда не были едиными: одни из них отдавали предпочтение двучленному делению, другие - трехчленному, третьи - четырехчленному, четвертые - пятичленному. Столь же неоднозначна до настоящего времени была и законотворческая практика нашего государства.

1.2. Уголовно – правовое значение классификации преступления

Классификация преступлений предполагает два момента: во–первых, для всех категорий преступлений должны быть обязательными все существенные признаки и свойства; во–вторых, классификация преступлений должна охватывать все без исключения деяния, обладающие признаками общего понятия преступления, давать в целом представление о преступлении и его видах.

Классификация не может включать в себя деяния, юридическая природа которых отлична от юридической природы преступления. Включение в какую – либо категорию деяний, характер и степень общественной опасности которых не охватывается объемом общественной опасности как признака преступления, исключает истинность классификации. Это правило логики требует определенности в объеме самого классифицируемого явления. Объем преступлений должен быть четко очерчен, исходя из конкретного уровня развития общественных отношений, объективной опасности деяния в конкретной исторической обстановке, уровня развития правосознания и т.д.[12]

Единство всех категорий преступлений, определяемое общими для них признаками преступления, не исключает между ними различия. Выделение категории преступлений является результатом: во-первых, обобщения общих типичных свойств отдельных видов преступлений, во-вторых, установления особенных, отличительных признаков, позволяющих отграничивать одну категорию от другой. В классификации происходит не просто перечисление и описание выделенных типов, каждый тип уже не просто описывается, а закономерно связывается с обусловливающими его специфическими факторами. Это и обеспечивает не только количественную, но и качественную определенность той или иной категории преступлений.[13]

Точно фиксированное, постоянное положение каждой категории преступлений в законодательной классификации должно иметь единое значение как для всех уголовно–правовых институтов, так и для всех отраслей права.

Классификация должна содержать определенную последовательность категорий преступлений, характеризоваться отсутствием существенных разрывов, в мере того признака, который определяет границы категорий. Эта непрерывность должна соблюдаться и при возможной градации преступлений в пределах одной категории в целях конкретизации уголовно – правовых последствий. Последовательность классов должна быть такой, чтобы вскрывалась закономерность образования самих категорий преступлений и их правовые последствия по действующему закону; то становится очевидным, что между категориями особо тяжких и не представляющих большой общественной опасности преступлений имеется существенный разрыв своего рода вакуум, свидетельствующий о необходимости, по справедливому мнению многих авторов, выделения между ними еще двух категорий преступлений со специфическими правовыми последствиями.[14]

Последовательность и непрерывность категорий преступлений позволяет определить ту грань, которая существует объективно между преступлениями и иными правонарушениями, наглядно показать, что «преступление – особый вид правонарушения; оно посягает на особо важные общественные интересы, либо причиняет охраняемым законом интересам значительный вред, либо связано с особо злостным игнорированием требований закона». Соблюдение этого логического правила имеет значение и для определения места в законодательной классификации для тех общественно опасных деяний, которые, исходя из социальных, экономических, политических факторов получают оценку законодателем как уголовно – противоправные. В этом смысле классификация выступает как совокупность эталонов и правил сопоставления с ними новых объектов.[15]

Классификация преступлений тесно и неразрывно связана с квалификацией преступлений. Рассмотрим взаимоотношение классификации преступлений с квалификацией.

От правильной квалификации зависит непосредственно реализация принципа законности, восстановления социальной справедливости, полнота и сила влияния правоохранительных органов на граждан в духе воспитания у них уважения к праву, закону.

Квалификация преступления - это процесс отыскания в совершенном лицом деянии признаков конкретного состава преступления. Это познавательный процесс, в котором выделяются следующие этапы:

1) установление характера и всех обстоятельств содеянного лицом;

2) отыскание уголовно-правовой нормы, отражающей данный вид деяния;

3) установление тождества между признаками деяния и признаками конкретного состава преступления, изложенного в статье УК РФ.[16]

В ходе квалификации принимаются во внимание: объект преступления, объективная сторона, субъективная сторона и субъект. При не выяснении роли и места хотя бы одного из элементов преступления процесс квалификации не может быть признан завершенным, а, следовательно, правильным. С учетом того, что в ходе квалификации практического значение имеются признаки составов преступлений, изложенных в статьях не только Особенной, но и Общей части УК, необходимо при наличии оснований обращаться и к ним.

Основное материально-правовое содержание и понятия квалификации заключается в том, что именно она является официальным признанием наличия юридического факта, который порождает регулятивные уголовно-правовые отношения и следствием которого является уголовная ответственность лица, совершившего преступление. Квалификация раскрывает уголовно - правовой, познавательный аспект этого деяния, а классификация определяет характер и степень общественной опасности деяния. В указании соответствующей статьи или пункта, части статьи Особенной части УК, предусматривающей уголовную ответственность за данный вид преступления.[17]

Необходимым и решающим условием правильной квалификации является, таким образом, точный социально-правовой анализ признаков совершенного преступления. Установление же тождества фактических обстоятельств преступления и признаков соответствующей уголовно-правовой нормы является одним из основных условий соблюдения законности при отправлении правосудия по уголовным делам.

Таким образом, из всего выше сказанного можно сделать вывод, что классификация преступлений в российском уголовном праве имеет основополагающее значение. Она позволяет не только избежать логического противоречия в характеристике оснований выделения категорий преступлений, но и ориентирует практику на то, что отнесение конкретного преступления к той или иной категории зависит от квалификации посягательства, а не от оценки правоприменителем каких-то обстоятельств дела в качестве исключительных или от фактически назначенного судом наказания.

ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.1. Классификация преступлений в истории Советского уголовного законодательства

На решение проблемы классификации в советском праве существенное влияние оказали классовое понимание преступления и его социального содержания, а также цели и задачи, поставленные перед новым, социалистическим правом. При оценке того или иного преступления, определении степени его общественной опасности и законодатель, и юридическая наука прежде всего руководствовались классовыми началами, теоретической же основой служил марксистско-ленинский диалектический метод и исторический материализм.

В классовом обществе повседневная жизнь людей, противоречия политического и экономического характера порождают преступления. В качестве ответной реакции общество дает оценку преступлениям, формирует свое к ним отношение в зависимости от них социальной направленности и степени общественной опасности, а также определяет характер мер борьбы с ними. Юристы лишь воспринимают эту объективно и независимо от воли людей складывающуюся картину отношений в классовом обществе. Они облекают общественно опасные поступки людей и ответные меры на них со стороны общества в правовые нормы, а государство придает им императивную и обще­обязательную силу закона.[18]

Точно так же складываются и оцениваются обществом признаки преступлений, по которым оно делит преступления с учетом тех или иных присущих им индивидуальных особенностей на определенные группы, классы, категории. Государство закрепляет признаки преступных деяний в законе. Задача законодателя - отобрать для классификации преступлений такие признаки, которые наиболее характерны для классифицируемых объектов, раскрывают классовые, социальные, общественно значимые особенности преступлений.

С первых дней существования советского права все оценки социальных процессов и явлений и, в частности, социального значения того или иного преступления да­вались с партийных, классовых позиций. Нужно учесть, что идея подразделения преступных деяний, на виды исходя их тяжести предусматриваемого за них наказания, не нова.

Не касаясь доктрин и законодательства зарубежных государств, где она издавна получила весьма широкое распространение, следует отметить, что еще в Уголовном Уложении 1903 г. преступные деяния подразделялись на:

1) тяжкие преступления, за которые в законе определены как высшее наказание смертная казнь, каторга или ссылка на поселение;

2) преступления, за которые устанавливается в качестве наиболее сурового наказания заключение в исправительный дом, крепость или тюрьму;

3) проступки, влекущие за собой наказания, самое суровое из которых - арест или денежная пеня.[19]

Уголовный Кодекс 1922 г. различал две категории преступлений:

а) направленные против установленных рабоче-крестьянской властью основ нового правопорядка или признаваемые ею наиболее опасными, по которым определенный кодексом низший предел наказания не подлежит понижению судом, и

б) все остальные преступления, по которым установлен высший предел определяемого по суду наказания. Примечательно то, что об этом делении речь шла в связи не с преступлением, а наказанием. Аналогичным образом решался вопрос и в УК 1926 г. Уголовное законодательство нашей страны 60-80 гг. содержало исчерпывающий перечень лишь тяжких преступлений, но так или иначе упоминало также об особо тяжких; о преступлениях, не являющихся тяжкими; преступлениях, не представляющих большой общественной опасности; малозначительных преступлениях.

Таким образом, первая группа преступлений определялась положительными признаками, вторая же определялась по методу исключения: Это деление не отражалось в структуре Особенной части, но, поскольку оно было связано с характером строения санкции, деление Особенной части на две указанные группы преступлений подразумевалось.

В этом делении обращает на себя внимание соединение в общей группе двух видов преступлений: одни включаются по признаку направленности на важнейший объект - основы нового правопорядка, другие по признаку, относящемуся к любому элементу состава - «наиболее опасные». Определение в законе лишь минимального предела санкции за эти преступлений означало отнесение их по Признаку опасности к первой группе. Здесь в основу деления была положена степень опасности деяния, а не тяжесть наказания, характер санкции был производным от опасности преступления.[20]

Судебная практика пошла по пути сужения круга преступлений, включаемых в первую группу, относя к ней преимущественно преступления, направленные против основ советского строя. В директивном письме № 1 Уголовно-кассационной коллегии Верховного суда РСФСР за 1925 г. говорилось, что в общем все преступления можно разбить на две основные группы. Первая группа - это те преступления, которые угрожают самым основам советского строя. Сюда следует отнести преступления контрреволюционные, шпионаж, бандитизм и корыстные хозяйственные и должностные преступления с тяжелыми для государства последствиями. Вторая группа - это все остальные виды преступлений.[21]

Таким образом, Верховный суд РСФСР 1922 г., во-первых, говорил о посягательствах не на основы нового правопорядка, а на основы советского строя, чем существенно уточнял понятие первой группы преступлений, а во-вторых, исключал из этой группы преступления, относимые к ней ст. 27 УК РСФСР 1922 г. по признаку особой опасности, выраженному в строении санкции по принципу указания минимального ее предела: «не ниже такого-то размера».

УК РСФСР 1922 г. устанавливал по очень многим статьям санкцию с указанием лишь низшего предела наказания, вследствие чего нарушался принцип выделения преступлений, направленных против основ советского строя: они как бы растворялись во множестве других преступлений, за которые назначалась названная санкция.

Может показаться, что Верховный суд РСФСР в названном письме без достаточных оснований отнес к преступлениям против основ советского строя некоторые тягчайшие должностные и хозяйственные преступления. Но следует вспомнить, что в УК РСФСР 1922 г. к числу государственных преступлений были отнесены и все преступления против порядка управления, в том числе и самые легкие (самоуправство и др.). В то же время главы о должностных и хозяйственных преступлениях предусматривали некоторые деяния, несомненно направленные против основ советского строя и каравшиеся самыми суровыми наказаниями вплоть до расстрела.[22]

Придерживаясь мнения о том, что классификация преступлений по признаку их общественной опасности еще ждет своей научной разработки, было бы более правильным при характеристике видов преступления внести определенные коррективы в представления о категориях преступлений. Одна из таких корректив состоит в том, что в основе выделения указанных в УК РФ категорий лежит не общественная опасность содеянного, а особенность его правовых последствий предусмотренного наказания.

Другое уточнение касается наименования категорий: первая категория - преступления, за совершение которых УК РФ предусматривает наказание небольшой тяжести (суровости), т. е. не превышающее двух лет лишения свободы; вторая категория - преступления, за совершение которых УК РФ предусматривает наказание средней тяжести, т. е. не превышающее пяти лет лишения свободы; третья категория - преступления, за совершение которых УК РФ предусматривает тяжкое наказание, т. е. лишение свободы не свыше десяти лет; и, наконец, четвертая категория - преступления, за совершение которых УК РФ предусматривает особо тяжкое наказание, т. е. на срок свыше десяти лет либо иное, более суровое наказание.[23]

В Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых в 1958 г., нет специальной нормы, которая предусматривала бы деление преступлений по их тяжести или иным признакам. Вместе с тем как Основы, так и УК союзных республик (принятые в 1959-1961 гг.) при решении конкретных вопросов ответственности, применения наказания связывает их с определенными видами (группами) преступлений.[24]

С преступлениями, не представляющими большой общественной опасности, законодатель связывает возможность привлечения лица в случае совершения названного преступления к административной ответственности, передачи материалов дела на рассмотрение товарищеского суда; в отношении несовершеннолетних - на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних, а также передачи лица на поруки общественной организации или коллективу трудящихся.[25]

Принятые после вступления в силу Основ уголовные кодексы союзных республик также выделяют категорию преступлений, не представляющих большой общественной опасности. УК РСФСР, кроме преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в статье, регламентирующей освобождение от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд, упоминает о малозначительных преступлениях. В дальнейшем, когда вопросы освобождения от уголовной ответственности с переда­чей дела в товарищеский суд подверглись общесоюзной законодательной регламентации, такая возможность связывается с совершением преступления, не представляю­щего большой общественной опасности.[26]

При определении содержания некоторых видов наказания Основы называют особо тяжкие преступления, за совершение которых допускается при определенных условиях применение смертной казни (ст. 22) и лишение свободы на срок более десяти, но не свыше пятнадцати лет (ст. 23). Таким образом, к особо тяжким отнесены преступления исключительно по формальным признакам - размеру и виду наказания, предусмотренного в санкции уголовно-правовой нормы.

В текущем законодательстве при установлении уголовной ответственности за отдельные виды преступлений употребляется понятие особо опасных преступлений, что скорее можно объяснить задачами социально-политической оценки тяжести этих преступлений и мобилизации органов уголовной юстиции и общественности на борьбу с этими преступлениями, нежели выделением по степени тяжести определенного класса (группы) преступлений.

При определении ответственности за действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых упреждений, говорится о лицах, осужденных за тяжкие преступления (ст. 77 УК РСФСР). Клевета и ложный донос считаются квалифицированными и наиболее опасными, если они соединены с обвинением в совершении государственного или иного тяжкого преступления (ч. 3 ст. 130, ч. 2 ст. 180 УК РСФСР).

Однако понятие тяжких преступлений, их содержание или перечет, отсутствовали и в республиканском законодательстве. Практика испытывала большие трудности. В связи с этим Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1972 г. Основы были дополнены ст. 71 «Понятие тяжкого преступления», содержащей исчерпывающий пе­речень тяжких преступлений. В их число вошли все особо тяжкие преступления, по­теряв, таким образом, при классификации преступлений свое самостоятельное значе­ние. В настоящее время они могут рассматриваться только как часть, подгруппа тяж­ких преступлений.[27]

В действующем общесоюзном и республиканском законодательстве (в его Общей части) практически сложилась следующая классификация преступлений по их тяжести.

Тяжкие преступления (их подвид «особо тяжкие преступления»); менее тяжкие (или средней тяжести) преступления (это преступления, не относящиеся ни к тяжким, ни к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности); преступления, не представляющие большой общественной опасности.

До принятия Уголовного кодекса 1996 года не прекращались споры об определении понятия преступления. Часть учёных настаивали на формальном определении преступления, содержащее лишь признак противоправности, как это сделано во многих европейских странах. Они аргументировали это тем, что общественная опасность — «декларативный признак», «политизированное положение» и предлагали сосредоточиться на правовых характеристиках деяния, отказавшись от его социальной природы[28] . Таких учёных было меньшинство. Дело в том, что такое понятие образует замкнутый круг: преступно то, что противоправно, а противоправно то, что преступно. Также недостатком данного определения является возможность считать преступлением любое деяние, которое хотя формально и является преступлением, в силу своей малозначительности, то есть отсутствия общественной опасности данного деяния, преступлением не является.

Некоторые учёные, наоборот, выступали за материальное определение преступления. Такое определение не указывает противоправность как признак преступления и содержит лишь указание на общественную опасность деяния. Такие определения, как отмечалось выше, содержались в Уголовных кодексах РСФСР 1922 и 1926 годов. Существенным недостатком таких определений является возможность применения закона по аналогии, то есть привлечения лица к уголовной ответственности за деяние, не предусмотренное уголовным законом. Сторонники такого подхода указывают на возможность с помощью такой дефиниции своеобразным образом восполнять пробелы в праве, проблемы и противоречия уголовного закона, особенно в период кризиса государственной власти, но на практике применение аналогии обычно оборачивается против людей, не совершавших преступлений, и является орудием произвола власти.[29]

Большинство учёных выступило за так называемое формально-материальное определение преступления, сочетающее в себе черты как формального, так и материального определений, то есть указывающее в качестве обязательного признака преступления как его противоправность, так и общественную опасность. Такое определение и было включено в Уголовный кодекс Российской Федерации.

2.2. Классификация преступления по действующему Уголовному Кодексу Российской Федерации

Под классификацией преступлений понимается разделение их на группы в соответствии с установленным критерием, единым существенным признаком для всех преступлений.

В ст. 15 УК РФ законодательно закреплена классификация преступлений по категориям. Часть 1 данной статьи гласит: «В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления».

В соответствии с данным законодательным определением в качестве критерия выступают характер и степень общественной опасности. Однако в связи с тем, что общественная опасность является социальной характеристикой преступления, то на уровне конкретных статей закона она получает свое правовое закрепление посредством юридически значимых признаков. В качестве таковых в данном случае выступают вид и размер наказания, предусмотренные санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, а также формы вины.[30]

Основываясь на данных положениях в ст. 15 УК РФ дается исчерпывающее определение конкретного содержания данных признаков, которые соответствуют преступлениям той или иной категории:

- преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное кодексом, не превышает двух лет лишения свободы.

- преступлениями средней тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы.

- тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.

- особо тяжкие преступления признаются умышленные деяния, за свершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Статья 15 УК РФ впервые вводит четкую категоризацию предусмотренных в УК преступлений, то есть разделение их на четыре вида в зависимости от установленного законом критерия - характера и степени общественной опасности деяний.

Характер общественной опасности отражает качественное своеобразие преступления. Оно определяется, прежде всего, ценность объекта посягательства, его конкретной определенностью, а также сущностью вызываемых им общественно опасных последствий. Например, однотипны по характеру общественной опасности все преступные деяния, посягающие на один и тот же родовой объект, например, на свободу, честь, достоинство личности; на основы конституционного строя и безопасности государства.[31]

Степень общественной опасности - количественная сторона социальной вредоносности преступлений одного и того же характера. Она определяется величиной ущерба, спецификой способа совершения преступления, формой вины, содержанием мотива и цели преступления и др. Соединение этих двух аспектов общественной опасности в единый уголовно - правовой критерий позволяет определенным образом классифицировать, типизировать, все предусмотренные в Особенной части УК преступления. Характер и степень общественной опасности деяния не только лежат в основе категоризации преступлений, осуществленной законодателем, но и должны учитываться судом при назначении наказания.

Законодательное воплощение критерий категоризации преступлений получил с помощью двух признаков - формы вины и наказания, предусмотренного за их совершение статьях Особенной части кодекса. К преступлениям первых трех категорий (небольшой, средней тяжести и тяжким) закон относит как умышленные, так и неосторожные деяния.[32]

Максимальная санкция за преступления небольшой тяжести - лишение свободы на срок не более двух лет, например, оставление в опасности; убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны; хулиганство.

Преступления средней тяжести - это также умышленные или неосторожные деяния, максимальная санкция за которые не превышает пяти лет лишения свободы. К ним относятся: большинство хищений без отягчающих обстоятельств; причинение смерти по неосторожности; злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий без отягчающих обстоятельств (ст. 285, 286)

Тяжкие преступления включают в себя деяния с обеими формами вины, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает десяти лет лишения свободы.

Однако фактически таковыми являются только нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, повлекших смерть нескольких лиц, а также нарушение правил безопасности на тех или иных объектах, иных правил общественной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 215, 217, 219). Остальные преступления этой категории - это умышленные деяния (в том числе преступления, совершенные с двумя формами вины).
Тяжкими преступлениями, например, являются похищение человека, изнасилование; хищения и вымогательство при отягчающих обстоятельствах (ст. 158-161); разбой без отягчающих обстоятельств (ст.162); хищение предметов, имеющих особую ценность; терроризм, захват заложника без отягчающих обстоятельств.[33]

Особо тяжкие преступления - это умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание. Более строгим наказанием по УК является пожизненное заключение или смертна казнь. В эту категорию, в частности, входят убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие; посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317); терроризм и захват заложника при отягчающих обстоятельствах; большинство преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства.

Отнесение того или иного преступления к соответствующей категории имеет четко установленные в УК правовые последствия. Так, рецидив преступлений признается опасным или особо опасным в зависимости от того, сколько раз ранее лицо было осуждено за умышленное преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое преступление (ст. 18).

Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ст. 30). Только сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, может быть признана преступным сообществом, преступной организацией. Не иначе как при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления суд может применить наказание в виде лишения виновного специального, воинского или почетного звания, а также классного чина и государственных наград (ст. 48). Пожизненное лишение свободы только как альтернатива смертной казни устанавливается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь (ст. 57). Смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь (ст. 59). Вид исправительного учреждения при отбывании лишения свободы устанавливается осужденным именно с учетом категории совершенного преступления (ст. 58). Совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств, признается смягчающим обстоятельств (ст. 61).[34]

Данная классификация преступлений по категориям в зависимости от характера и степени общественной опасности носит, в первую очередь, практический характер. Так, например, в зависимости от того, к какой категории отнесено преступление, совершенное конкретным лицом, находится решение следующих вопросов: об определении опасного и особо опасного рецидива (ст. 30 УК РФ); об уголовной ответственности за приготовление к преступлению; о наличии преступного сообщества (ч. 4 ст. 35 УК РФ); о назначении такого вида наказания, как смертная казнь (ст. 59 УК РФ); об определении и учете наличия обстоятельства, смягчающего наказание; о назначении наказания по совокупности преступлений; об освобождении от уголовной ответственности; о замене неотбытой части наказания более мягким (ч. 1 ст. 80 УК РФ); о назначении отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ч. 1 ст. 82 УК РФ); об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ч. 1 ст. 83 УК РФ); о погашении судимости (ч.3 ст. 86 УК РФ); о процессе реализации уголовной ответственности и назначении наказания несовершеннолетним.[35]

Кроме рассмотренной, в науке отечественного уголовного права присутствуют и иные классификации. Так, в качестве критерия в одной из них выступает типовой объект преступного посягательства. По данному критерию все преступления можно подразделить на шесть основных групп, которые соответствуют разделам Особенной части УК РФ: преступления против личности; преступления в сфере экономики; преступления против общественной безопасности и общественного порядка; преступления против государственной власти; преступления против военной службы; преступления против мира и безопасности человечества.

На основании же особенностей, присущих родовому объекту, все преступления, предусмотренные УК РФ, можно разделить на девятнадцать групп, которые соответствуют главам особенной части УК РФ.

Если же в качестве критерия использовать форму вины, то вес преступления распадаются на две основные группы: умышленные преступления, совершенные с прямым или косвенным умыслом и неосторожные преступления, совершенные по легкомыслию или небрежности.

Существуют и иные классификации преступлений активно изучаемые наукой уголовного права, например: оконченное и неоконченное преступление; преступления, влекущие наказание в виде лишения свободы, и иные, не связанные с лишением свободы, и т.д.

ГЛАВА 3. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В НАУКЕ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Наукой уголовного права предусмотрены различные подходы к классификации преступлений. Основанием группировки преступлений, в частности, могут служить характер и степень их общественной опасности. Уголовный кодекс предусматривает четыре категории преступлений: преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления. В основу классификации положены характер и степень общественной опасности деяния.

Характер общественной опасности зависит в первую очередь от значимости объекта посягательства и является его качественной характеристикой. Так, насильственные посягательства на собственность (см. ч. 2 ст. 161, ст. 162 УК РФ) по характеру общественной опасности более значимы, чем ненасильственные (см. ст. 158, ч. 1 ст. 161 УК), ибо в этих случаях преступник посягает на две группы общественных отношений, содержанием которых являются здоровье потерпевшего и его собственность, а не на одну собственность, как при ненасильственных посягательствах на собственность. Степень общественной опасности зависит от многих факторов и считается количественной характеристикой посягательства. На нее влияют характер и величина ущерба, форма вины, способы совершения деяния, стадия совершения преступления и т.п.

Однако характер и степень общественной опасности деяния – это не единственный критерий, положенный в основу классификации преступлений. Применительно к каждой категории законодатель называет еще два критерия, позволяющие разграничивать категории преступлений: форму вины (ст. 24 УК РФ), вид и размер наказания (ст. 44 УК РФ).

Изучение следственной и судебной практики показывает, что во многих случаях недостаточно исследуются содержание и направленность умысла, цели и мотивы совершения преступлений, не проводится необходимого различия между преступлениями, совершенными умышленно и по неосторожности, а иногда допускается несвойственное российскому праву объективное вменение. Недооценивается значение правильной квалификации совершенных преступлений и, исходя нередко из ошибочных представлений о методах усиления борьбы с преступностью, некоторые суды допускают применение уголовного закона, имеющего более высокую санкцию. Хотя совершенное преступление этим законом прямо не предусматривается.[36]

По делам о нарушениях правил безопасности движения на автотранспорте, например отдельные суды, находясь под впечатлением тяжелых последствий преступления, квалифицируют его по статьям об умышленном убийстве, несмотря на то, что такая квалификация не вытекает из обстоятельств дела. Закон об ответственности за умышленное убийство подчас применяется к лицам, совершившим убийство по неосторожности (причинение смерти по неосторожности) или причинившим смерть в состоянии необходимой обороны.[37]

С другой стороны, в результате неглубокого исследования субъективной стороны преступления, лица, совершившие умышленное убийство, расхитители государственного и общественного имущества и другие правонарушители иногда освобождаются от ответственности или осуждаются по законам, предусматривающим ответственность за менее опасные преступления.

Преступления трех категорий (небольшой и средней тяжести, а также тяжкие) могут быть как умышленными, так и неосторожными. Для признания преступления особо тяжким необходимо, чтобы оно было только умышленным. Для всех четырех категорий назван один вид наказания – лишение свободы. Однако различать их позволяет размер максимального наказания в виде лишения свободы, предусмотренного в УК РФ за совершенное преступление (именно предусмотренного в УК РФ, а не назначенного за совершенное деяние). Поскольку минимальный размер лишения свободы в ст. 15 УК РФ не назван, его размер в соответствии со ст. 56 УК РФ не может быть меньше шести месяцев, если в конкретной статье Особенной части УК не указано иное.[38]

Анализ уголовно-правовых норм показывает, что правовые последствия отнесения преступления к одной из четырех категорий связаны с решением вопросов о привлечении к уголовной ответственности и освобождении от нее, о назначении наказания и освобождении от него. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике назначения судами уголовного наказания» сказано, что с учетом требований закона назначенное судом наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности осужденного.[39]

В некоторых случаях совершение преступления определенной категории является обязательным признаком состава преступления (ст. 210 и 316 УК), а поэтому влияет на квалификацию.

Категоризация преступлений позволяет дифференцировано подходить к наложению уголовной ответственности: для преступлений небольшой и высокой степени тяжести может быть предусмотрен разный правовой режим. Это может касаться, например, сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности, назначения наказания, институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Преступления могут классифицироваться по родам объектов, на которые они посягают. Например, различные родовые объекты имеют убийство (жизнь), кража (собственность) и геноцид (мир и безопасность человечества).

В современных уголовных кодексах преступления, как правило, группируются по родовым объектам.

В теории уголовного права преступления делятся на простые и сложные. Выделяется три вида сложных преступлений: составные, продолжаемые и длящиеся.

Признаки единичного преступления называет, например, Н. С. Таганцев, который считал, что «деятельность одного виновного или/и нескольких соучастников, воспроизводящая, в её совокупности, законный состав какого-либо преступного деяния, почитается единичным преступным деянием, во-первых, когда она является осуществлением одного преступного намерения и, во-вторых, когда она хотя и воплощает различную виновность, но объединённую в понятие единого преступления особым указанием закона».[40]

Как правило, разграничение единичного преступления и множественности деяний не вызывает сложностей. Простое единичное преступление посягает на один объект, состоит из одного действия или бездействия, совершается с одной формой вины (пример такого преступления ч. 1 ст. 112 УК РФ). Не вызывает сложностей квалификация такого преступления: оно полностью охватывается признаками одного состава, и квалифицируется по одной статье особенной части УК.[41]

Однако в некоторых случаях внешне схожие со множественностью преступлений деяния, состоящие из ряда тождественных или разнородных действий, признаются единым преступлением, которое квалифицируется по одной статье уголовного закона. Такое единое преступление называется сложным. Выделяется несколько видов сложного единого преступления: длящееся, продолжаемое, составное, с несколькими альтернативными действиями, с двумя обязательными действиями, двуобъектные и многообъектные, с двумя формами вины, с дополнительными тяжкими последствиями, с неоднократно совершаемыми действиями.

Длящееся преступление определяется как длительное невыполнение виновным обязанностей, которые возложены на него под угрозой уголовного преследования.[42] В российской дореволюционной литературе давалась такая характеристика: длящееся преступление – это «такое, которое, раз совершившись, не оканчивается этим моментом, но постоянно и непрерывно возобновляется, образуя как бы преступное состояние лица, связующее в глазах закона всю его деятельность в единое целое, длящееся до окончания этой деятельности, до наступления какого-либо обстоятельства, указывающего на ее прекращение».[43]

Например, длящимся преступлением является незаконное хранение огнестрельного оружия: оно начинается с момента приобретения лицом оружия и заканчивается в момент выхода оружия из незаконного владения (вследствие действий самого виновного, вмешательства правоохранительных органов или иных обстоятельств, например, смерти виновного).

Последовательность совершённых виновным юридически однородных деяний, направленных на один и тот же объект и охватываемых единым умыслом виновного, может образовывать продолжаемое преступление. Продолжаемым преступлением может являться, например, хищение из библиотеки многотомного собрания сочинений, совершаемое по одному тому за раз; хищение запчастей с завода с намерением в последующем собрать из них автомобиль и т. д.[44]

Нормативное определение продолжаемого преступления содержится во многих уголовных кодексах стран мира. В УК Узбекистана отмечается, что не признается повторным преступление, состоящее из ряда тождественных преступных деяний, охватываемых общим умыслом, направленных к единой цели и составляющих в совокупности одно продолжаемое преступление (ст. 32). В ст. 12 УК Польши также говорится: «Два или более деяния, совершенные в короткий промежуток времени, направленные на выполнение заранее возникшего намерения, считаются единым запрещенным деянием, если предметом посягательства является личное благо, условием признания нескольких деяний как единого запрещенного деяния является один и тот же потерпевший». УК Голландии называет такие преступления продолжаемой деятельностью. Так, в ст. 56 говорится: «Если несколько действий связаны таким образом, что их можно считать одной продолжаемой деятельностью, независимо от того, является ли каждое само по себе преступлением или проступком, должна применяться только одна норма. Если они различаются по строгости, должна применяться норма, содержащая самое строгое основное наказание». В п. 2 уточняется, что, например, подделка монеты и ее последующее использование должны квалифицироваться по одной статье, так как являются продолжаемой преступной деятельностью.[45]

В отличие от длящегося преступления, исполнение продолжаемого преступления является дискретным: отдельные преступные деяния в таком преступлении совершаются не непрерывно, а периодически с небольшими интервалами.[46]

Продолжаемое преступление является оконченным с момента совершения последнего из задуманных виновным действий.

Спорным в уголовно-правовой теории является вопрос о том, должны ли деяния, составляющие продолжаемое преступление, сами по себе, в отдельности также быть преступными. Одни учёные рассматривают их как самостоятельные преступления, другие же считают, что такие деяния могут быть в том числе административными правонарушениями, либо же вообще ненаказуемыми деяниями[47] . В любом случае, такие деяния не подлежат отдельной квалификации, поскольку они не имеют самостоятельного значения и представляют собой лишь отдельный элемент достижения виновным общей преступной цели. Помимо уголовного права, различные аспекты преступления является предметом рассмотрения уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права, а также криминологии и криминалистики. Соответственно, становятся возможными и другие классификации преступлений:

В криминологии в основу классификации кладутся признаки личности преступника, а также механизма и способа преступного посягательства. На основе данной классификации преступлений выделяются различные виды преступности: насильственная и корыстная преступность, преступность несовершеннолетних и преступность женщин и т.д.

В уголовно-исполнительном праве классификация преступлений зависит в первую очередь от признаков личности преступника. Различаются преступления, совершённые женщинами и мужчинами, несовершеннолетними и совершеннолетними, ранее несудимыми лицами и рецидивистами и т.д.

В уголовно-процессуальном праве преступления классифицируются в зависимости от подследственности и подсудности возбуждённых по факту их совершения уголовных дел.

В криминалистике группировка преступлений производится в зависимости от особенностей тактики и методики их расследования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Всякая классификация лишь тогда является состоятельной, когда она основана на четко фиксируемом, едином основании деления. С одной стороны, законодатель прямо закрепляет, что выделение категорий особо тяжких, тяжких, средней тяжести и небольшой тяжести преступлений производится им в зависимости от характера и степени общественной опасности деяний, предусмотренных УК РФ. Исходя из этого следует констатировать, что отнесение каждого преступления к какой – либо из названных в УК категорий должно осуществляться с учетом именно общественной опасности посягательства, ее характера и степени, т.е. с позиций материального, объективного признака преступления.

Хотя понятие той или иной категории преступлений представляет собой научную абстракцию, оно основано на фактах реальной действительности, является аналогом объективной реальной опасности совершаемых в действительности преступлений. В этом смысле конкретные преступления являются исходным материалом для построения классификации. С другой стороны, отнесение конкретного преступления к определенной категории уже есть свидетельство наличия в нем свойственных категории юридических и социально – политических черт.

Исходя из изложенного, свойством категории преступлений как классификационной единицы следует признать фиксацию наиболее типичных свойств общественной опасности различных преступлений. Однако образование категории предполагает выявление также и признаков, отличающих объединенные ею преступления от преступлений, входящих в другие категории, не обладающих типичными для нее чертами. Характеристика каждой категории предполагает сравнительный анализ различных по тяжести групп преступлений. В соответствии с этим каждой категории соответствует специфические: материальный (характер и степень общественной опасности) и формальный (типовая санкция) критерии.

Учитывая характер правовых последствий, устанавливаемых законодателем применительно к каждой из выделенных им категорий преступлений, можно заметить, что с первыми двумя категориями (небольшой и средней тяжести) связывается использование сравнительно мягких условий реализации уголовной ответственности и наказания (устанавливаются дополнительные виды освобождения от уголовной ответственности, расширяется перечень обстоятельств, смягчающих наказания, и т.п.), в то время как две другие категории (тяжкие и особо тяжкие преступления) чаще всего влекут за собой более суровую реакцию со стороны законодателя как в части видов и размеров наказания, так и в части освобождения от уголовной ответственности и наказания, оценки содеянного в качестве рецидива, установления давностных сроков и т. д.

Заключая изложенное о классификации преступлений, можно констатировать, что она представляют собой один из инструментов юридической техники, с помощью которого законодатель стремится обеспечить более дифференцированный подход к возложению уголовной ответственности на лиц, совершивших преступления.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

I . Нормативные акты и официальные документы

1. Уголовный кодекс РФ: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

2. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (принят третьей сессией ВС РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г.) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

II . Специальная литература

3. Адельханян Р. Стороны тяжкого преступления против здоровья. // Уголовное право. 2003. №3. С. 26-29

4. Дашков Г. В., Здравомыслов Б. В., Красиков Ю. А. и др. Уголовное уложение вместо УК РФ // Записки криминалистов. 1993. № 1. С. 5-17

5. Кардаев П.С. Классификация преступлений по степени их тяжести. Автореф. – Свердловск. 1987.- 577 с.

6. Ковалев М.И. Понятие преступления по совецкому уголовному праву. Свердловск: Изд – во Уральск. ун-та. 1987. С. 197–199.

7. Кривоченко Л.Н. Учебное пособие. Харьков. Изд – во Юриспруд. ин – та. 1979.– 483 с.

8. Кудрявцев В.Н. Общая теория классификации преступлений. – М.: Юрид. лит., 1982. - 651 ч.

9. Кузнецова Н. Ф. К истории проектов Уголовного кодекса Российской Федерации. Вестник Моск. ун-та., 1995. № 2.- С. 10-13

10. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении // Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 2002.- 693 с.

11. Лукашук И. И. Международное уголовное право: Учебник для юрид. фак. и вузов // Ин-т государства и права Рос. акад. наук, Академ. правовой ун-т; Наумов А. В.- М.: Спарк, 1999.- 287 с.

12. Мурадов Э. Классификация преступлений // Уголовное право. 2003. №4. – С. 51-52.

13. Мурадов Э. Признаки специального субъекта как критерий классификации преступлений // Уголовное право. № 4. 2003.- С.52-54.

14. Назаренко Г. В. Уголовное законодательство России: Учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по юридическим специальностям.- М.: Ось-89, 1998.- 255 с.

15. Полный курс Уголовного права. Том 1 Преступление и Наказание // Под редакцией д.ю.н., профессора, заслуженного деятеля науки РФ А.И. Коробеева. Санкт – Петербург, 2008.- 486 с.

16. Рарог А. И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах // Под ред. А. И. Рарога; Степалин В. П.- М.: Юристъ, 1999.- 228 с

17. Российское уголовное право: Общая часть: Учебник // Ин-т гос. и права Рос. АН; Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова; Кудрявцев В. Н.; Кузнецова Н. Ф.; Наумов А. В.; Никулин С. И. и др.- М.: Спарк, 2001.- 454 с.

18. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005.- 545 с.

19. Смирнова Н. Н. Уголовное право: (Общая и Особенная часть): Учебник для студ. вузов, обучающ. по спец. и напр. "Юриспруденция".- СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998.- 675 с.

20. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 2. М.: Наука, 1994.- 490 с.

21. Теоретические основы классификации преступлений в уголовном праве // Н. И. Загородников, А. В. Наумов. //Правоведение. 1983. № 2. C. 57-61

22. Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007.- 459 с.

23. Уголовное право России. Часть общая // Под ред. Л. Л. Кругликова. М., 1999.- 510 с.

24. Уголовное право. Общая часть // Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой. М., 2001.- 496 с.

25. Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И. Я.; Незнамова З. А.; Новоселов Г. П.; Погосян Т. Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 1999.- XII, 503 с.

26. Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. "Юриспруденция"/ Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А. И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А. И.; Чучаев А. И.; Яцеленко Б. В.- М.: ИМП, 1997.- 319 с.

27. Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция"/ Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А. А. Энгельгардта; Бобылев О. В.; Васин Ю. Г.; Гаухман Л. Д.; Дерюгина Ю. Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.- 287 с.

28. Уголовное право Российской Федерации: Общая часть: Учеб. для вузов по спец. "Юриспруденция" // Моск. гос. юрид. акад.; Под ред. Б. В. Здравомыслова; Ермакова Л. Д.; Здравомыслов Б. В.; Караулов В. Ф.; Кладков А. В. и др.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 1999.- 479 с.

29. Уголовное право России: Учеб. для вузов: В 2 т./ Под ред. А. Н. Игнатова и Ю. А. Красикова; Волженкин Б. В.; Галиакбаров Р. Р.; Дубовик О. Л.; Дьяков С. В. и др.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998.- 795 с.


[1] Собрание законодательства РФ.1996. № 25. Ст. 2954

[2] Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

[3] Уголовное право России: Учеб. для вузов: В 2 т. // Под ред. А. Н. Игнатова и Ю. А. Красикова; Волженкин Б. В.; Галиакбаров Р. Р.; Дубовик О. Л.; Дьяков С. В. и др.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 128.

[4] Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция" // Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А. А. Энгельгардта; Бобылев О. В.; Васин Ю. Г.; Гаухман Л. Д.; Дерюгина Ю. Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С. 214.

[5] Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И. Я.; Незнамова З. А.; Новоселов Г. П.; Погосян Т. Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 1999. С. 206.

[6] Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. "Юриспруденция" // Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А. И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А. И.; Чучаев А. И.; Яцеленко Б. В.- М.: ИМП, 1997. С. 58.

[7] Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. "Юриспруденция" // Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А. И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А. И.; Чучаев А. И.; Яцеленко Б. В.- М.: ИМП, 1997. С. 60

[8] Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И. Я.; Незнамова З. А.; Новоселов Г. П.; Погосян Т. Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 1999. С. 208.

[9] Там же. С. 209.

[10] Назаренко Г. В. Уголовное законодательство России: Учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по юридическим специальностям.- М.: Ось-89, 1998. С. 56.

[11] Полный курс Уголовного права. Том 1 Преступление и Наказание // Под редакцией д.ю.н., профессора, заслуженного деятеля науки РФ А.И. Коробеева. – Санкт – Петербург,2008. С. 154.

[12] Уголовное право Российской Федерации: Общая часть: Учеб. для вузов по спец. "Юриспруденция" // Моск. гос. юрид. акад.; Под ред. Б. В. Здравомыслова; Ермакова Л. Д.; Здравомыслов Б. В.; Караулов В. Ф.; Кладков А. В. и др.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристъ, 1999. С. 145.

[13] Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для вузов по напр. и спец. "Юриспруденция" // Ин-т междунар. права и экон.; Под ред. А. И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А. И.; Чучаев А. И.; Яцеленко Б. В.- М.: ИМПЭ, 1997. С. 86.

[14] Рарог А. И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах // Под ред. А. И. Рарога; Степалин В. П.- М.: Юристъ, 1999. С. 54.

[15] Уголовное право России. Часть общая // Под ред. Л. Л. Кругликова. М.,1999. С. 211.

[16] Рарог А. И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах // Под ред. А. И. Рарога; Степалин В. П.- М.: Юристъ, 1999. С. 68.

[17] Российское уголовное право: Общая часть: Учебник // Ин-т гос. и права Рос. АН; Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова; Кудрявцев В. Н.; Кузнецова Н. Ф.; Наумов А. В.; Никулин С. И. и др.- М.: Спарк, 2001. С. 132.

[18] Теоретические основы классификации преступлений в уголовном праве // Н. И. Загородников, А. В. Наумов. // Правоведение.1983. № 2. C. 56

[19] Лукашук И. И. Международное уголовное право: Учебник для юрид. фак. и вузов // Ин-т государства и права Рос. акад. наук, Академ. правовой ун-т; Наумов А. В.- М.: Спарк, 1999. С. 87.

[20] Теоретические основы классификации преступлений в уголовном праве // Н. И. Загородников, А. В. Наумов.// Правоведение. 1983. № 2. C. 57

[21] Российское уголовное право: Общая часть: Учебник // Ин-т гос. и права Рос. АН; Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова; Кудрявцев В. Н.; Кузнецова Н. Ф.; Наумов А. В.; Никулин С. И. и др.- М.: Спарк, 2001. С. 231.

[22] Кузнецова Н. Ф. К истории проектов Уголовного кодекса Российской Федерации. Вестник Моск. ун-та., 1995. № 2. С. 10

[23] Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 2. М.: Наука, 1994. С. 279.

[24] Теоретические основы классификации преступлений в уголовном праве // Н. И. Загородников, А. В. Наумов. // Правоведение. 1983. № 2. C. 59

[25] Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для вузов по напр. и спец. "Юриспруденция" // Ин-т междунар. права и экон.; Под ред. А. И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А. И.; Чучаев А. И.; Яцеленко Б. В.- М.: ИМПЭ, 1997. С. 154

[26] Там же. С. 156

[27] Дашков Г. В., Здравомыслов Б. В., Красиков Ю. А. и др. Уголовное уложение вместо УК РФ // Записки криминалистов,1993. № 1. С. 16

[28] Дашков Г. В. Указ. соч. С. 15.

[29] Кузнецова Н. Ф. К истории проектов Уголовного кодекса Российской Федерации. Вестник Моск. ун-та., 1995, № 2. С. 14.

[30] Лукашук И. И. Международное уголовное право: Учебник для юрид. фак. и вузов // Ин-т государства и права Рос. акад. наук, Академ. правовой ун-т; Наумов А. В.- М.: Спарк, 1999. С. 93.

[31] Мурадов Э. Признаки специального субъекта как критерий классификации преступлений // Уголовное право. № 4. 2003. С.52

[32] Смирнова Н. Н. Уголовное право: (Общая и Особенная часть): Учебник для студ. вузов, обучающ. по спец. и напр. "Юриспруденция".- СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998. С. 75.

[33] Кудрявцев В.Н. Общая теория классификации преступлений. – М.: Юрид. лит., 1982. С. 213.

[34] Рарог А. И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах // Под ред. А. И. Рарога; Степалин В. П.- М.: Юристъ, 1999. С. 95.

[35] Российское уголовное право. Общая часть // Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 245.

[36] Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция" // Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А. А. Энгельгардта; Бобылев О. В.; Васин Ю. Г.; Гаухман Л. Д.; Дерюгина Ю. Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С. 215

[37] Там же. С. 218.

[38] Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении // Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 95.

[39] Уголовное право России: Общая часть: Учеб. для студ. вузов, обуч. по напр. и спец. "Юриспруденция" // Ин-т междунар. права и экономики; Под ред. А. И. Рарога; Никулин С. И.; Рарог А. И.; Чучаев А. И.; Яцеленко Б. В.- М.: ИМП, 1997. С. 320

[40] Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т.2. М.: Наука, 1994. С. 280

[41] Российское уголовное право. Общая часть // Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 345.

[42] Уголовное право России. Практический курс // Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 150.

[43] Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 2. М.: Наука, 1994. С. 281.

[44] Уголовное право России. Практический курс // Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 149.

[45] Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении // Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 514.

[46] Российское уголовное право. Общая часть // Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 346.

[47] Уголовное право. Общая часть // Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой. М., 2001. С. 292.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий