регистрация / вход

Концепции общественного договора

Содержание 2. Попытки реализации общественного договора в начале 20 века 7 3. Реализация общественного договора в конце 20 века 10 Введение Среди теоретиков государства и права никогда не было раньше и в настоящее время нет не только единства, но даже общности взглядов в отношении процесса происхождения государства и права.

Содержание

Введение

1. Теория общественного договора

2. Попытки реализации общественного договора в начале 20 века

3. Реализация общественного договора в конце 20 века

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

Среди теоретиков государства и права никогда не было раньше и в настоящее время нет не только единства, но даже общности взглядов в отношении процесса происхождения государства и права. Это вполне естественно и понятно, ибо каждая из них отражает или различные взгляды и суждения различных групп, слоев, наций и других социальных общностей на данный процесс. Или - взгляды и суждения одной и той же социальной общности на разные аспекты данного процесса возникновения и развития государства и права.

Следует заметить, что этот вопрос будоражил воображение не одного поколения людей. Были созданы десятки самых различных теорий и доктрин, высказаны сотни, если не тысячи самых различных предположений. Перечислим некоторые из них, наиболее известные и распространённые. К числу последних справедливо будет отнести: теологическую (божественную), патриархальную, договорную, насилия, - психологическую, расовую, органическую, материалистическую (классовую) теории. В нашей работе пойдет речь о договорной теории происхождения государства.

Изучение процесса происхождения государства и права имеет не только чисто познавательный, академический, но и политико-практический характер. Оно позволяет глубже понять социальную природу государства и права, их особенности и черты, дает возможность проанализировать причины и условия их возникновения и развития. Позволяет четче определять все свойственные им функции - основные направления их деятельности, точнее установить их место и роль в жизни общества и политической системы.

Разработчиками теории общественного договора являются многие авторы, например, Г. Гроций, Б. Спиноза, А. Радищев, П. Гольбах, но ее отцами-основателями считаются Т. Гоббс,[1] Дж. Локк,[2] Ж. - Ж. Руссо. [3]

Понятие "общественный договор" (буквальный перевод термина "социальный контракт") впервые появилось в трудах философов Томаса Гоббса (17 в) и Жан-Жака Руссо (18 в). Именно после книги Руссо "Об общественном договоре" (1762) это понятие стало популярным в европейской политике и социальной науке. Эти старинные авторы, рассуждая об общественном договоре, в целом, имели в виду следующее.

Люди от природы обладают неотъемлемыми естественными правами - на свободу, на имущество, на достижение своих личных целей и т.п. Но неограниченное пользование этими правами ведет либо к "войне всех против всех", то есть к социальному хаосу; либо же к установлению такого социального порядка, при котором одни жестоко и несправедливо угнетают других, что, в свою очередь, порождает социальный взрыв и опять-таки хаос. Поэтому необходимо, чтобы все граждане добровольно отказались от части своих естественных прав и передали их государству, которое - под контролем народа - будет гарантировать законность, порядок и справедливость.

Человек теряет свою естественную свободу ("что хочу, то и ворочу"), но приобретает гражданскую свободу (свободу слова, право голоса на выборах, возможность объединяться в союзы). Человек теряет естественное право добывать себе имущество (хватать все, что плохо лежит, отнимать у слабого), но приобретает право собственности. Это и есть "общественный договор" в старинном понимании.

По мере развития человеческой мысли данная теория также совершенствовалась. В 17-18 вв. она активно использовалась в борьбе с крепостничеством и феодальной монархией. Изложенные в работах мыслителей идеи нашли закрепление в американской Декларации независимости (1776),[4] во французской Декларации прав и свобод человека и гражданина (1789) и в других государственных актах. [5] Естественные, прирожденные права человека получили конституционное закрепление во всех современных правовых государствах. В настоящее время от концепции общественного договора осталось лишь ее ядро, а именно: для достижения социального порядка, устраивающего всех или хотя бы большинство, нужны эффективные механизмы согласования интересов отдельных людей и общественных институтов. С этим трудно спорить. Вопрос лишь в том, какими должны быть эти механизмы.

Цель нашей работы: проанализировать процесс зарождения и развития теории общественного договора и ее реализацию на практике, особенно в 20 веке).

Для реализации цели были поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть основные принципы в теории общественного договора в трудах ее отцов-основателей;

2. Проанализировать итоги основных постулатов общественного договора в странах, где в начале 20 века установился режим либеральной демократии;

3. Показать, как общественный договор понимается общественностью и государством в конце 20 века.

1. Теория общественного договора

Старинные авторы, рассуждая об общественном договоре, имели в виду основой данной теории положение о том, что государству предшествовало естественное состояние человека. Условия жизни людей и характер человеческих взаимоотношений в естественном состоянии представлялись не однозначным образом. Например, Гоббс видел естественное состояние в царстве личной свободы, ведущей к "войне всех против всех"; Руссо считал, что это есть мирное идеалистическое первобытное царство свободы; Локк писал, что естественное состояние человека - в его неограниченной свободе.

Сторонники естественного права считали государство результатом юридического акта - общественного договора, который является порождением разумной воли народа, человеческим учреждением или даже изобретением. Поэтому данная теория связывалась с механическим представлением о происхождении государства, выступающего как искусственное произведение сознательной воли людей, согласившихся соединиться ради лучшего обеспечения свободы и порядка.

Рассмотрим подробнее теорию общественного договора в трудах ее отцов-основателей.

Томас Гоббс (1588-1649), английский философ 17 века, в своем известном трактате "Левифиан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского" впервые, пожалуй, изложил теорию общественного договора в определенной, четкой и рационалистической (то есть основывающейся на аргументах разума) форме. [6]

По мнению Гоббса, появлению государства предшествует так называемое естественное состояние, состояние абсолютной, ничем неограниченной свободы людей, равных в своих правах и способностях. Люди равны между собой и в желании господствовать, обладать одними и теми же правами. Поэтому естественное состояние для Гоббса есть в полном смысле "состояние войны всех против всех". Абсолютная свобода человека - стремление к анархии, хаосу, беспрерывной борьбе, в которой оправдывается и убийство человека человеком.

В этой ситуации естественным и необходимым выходом становится ограничение, обуздание абсолютной свободы каждого во имя блага и порядка всех. Люди должны взаимно ограничить свою свободу чтобы существовать в состоянии общественного мира. Они договариваются между собой об этом ограничении. Это взаимное самоограничение называется общественным договором.

Ограничивая свою естественную свободу, люди вместе с тем передают полномочия по поддержанию порядка и надзор за соблюдением договора той или иной группе или отдельному человеку. Так возникает государство, власть которого суверенна, то есть независимо ни от каких внешних или внутренних сил.

Власть государства, по убеждению Гоббса, должна быть абсолютна, государство вправе в интересах общества в целом предпринимать любые меры принуждения к своим гражданам. Поэтому идеалом государства для Гоббса была абсолютная монархия, неограниченная власть по отношению к обществу.

Несколько иных взглядов придерживался другой английский мыслитель 17 в. Дж. Локк (1632-1704).

В работе "Два трактата о государственном правлении" он выдвигает иной взгляд на первоначальное, естественное состояние человека. В отличии от Гоббса с его тезисом о "войне всех против всех", Локк считает первоначальной абсолютной свободе людей не источник борьбы, а выражение естественного их равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того, что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функции отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается общественный договор между людьми, так возникает государство. [7]

Основная цель государства - защита естественных прав людей, прав на жизнь, свободу и собственность.

Легко заметить, что Локк существенно отходит от теории Гоббса. Гоббс подчеркивал абсолютную власть государства над обществом и людьми. Локк акцентирует другое: люди отдают государству лишь часть своей естественной свободы. Государство обязано защищать их естественные права на собственность, жизнь, свободу. Чем больше прав у человека, тем шире круг его обязанностей перед обществом. Государство при этом не обладает абсолютной произвольной властью.

Общественный договор предполагает, по мнению Локка, и ответственность государства перед гражданами. Если государство не выполняет своего долга перед людьми, если оно нарушает естественные свободы - люди вправе бороться против такого государства.

Джон Локк исходил из того, что всякое мирное образование государств имело в своей основе согласие народа. Оговариваясь в известной работе "Два трактата о правлении" по поводу того, что "с государствами происходит одно и то же, что и с отдельными людьми: они обычно не имеют никакого представления о своем рождении и младенчестве", Локк вместе с тем обстоятельно развивал идеи относительно того, что "объединение в единое политическое общество" может и должно происходить не иначе, как посредством "одного лишь согласия". А это, по мнению автора, и есть "весь тот договор, который существует или должен существовать между личностями, вступающими в государство или его создающими".

Локка часто называют в числе основных теоретиков демократического государственного устройства. Его идеал - английская конституционная монархия, в которой воплощено равновесие интересов личности, и государства.

Взгляды Локка нашли яркое выражение в "Декларации независимости США" и в "Декларации прав человека и гражданина" во Франции.

Ж. - Ж. Руссо (1712-1778) был одним из крупнейших представителей французского Просвещения. Его теория Общественного договора существенно отличалась как от взглядов Гоббса, так и от воззрений Локка. [8]

Естественное состояние людей Руссо трактует состояние первобытной гармонии с природой. Человек не нуждается ни в общественных ограничителях, ни в морали, ни в систематическом труде. Способность к самосохранению удерживает его от состояния "войны всех против всех". Однако, население растет, меняются географические условия, развиваются способности и потребности людей, что приводит в конечном счете к установлению частной собственности. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притесненных, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала признаются богатство и бедность, затем - могущество и беззащитность, наконец - господство и порабощение. Общество нуждается в гражданском мире - заключается общественный договор, по которому власть над обществом переходит государству.

Но в основе государственной власти, по мнению Руссо, лежит воля и свободы каждого отдельного человека. Эта свобода и воля остаются абсолютными, неограниченными и после заключения Общественного договора. Поэтому, Руссо выдвигает свой знаменитый тезис о том, что носителем и источником власти является народ, который может и должен свергать власти, нарушающие условия общественного договора. Суверенно не государство, суеверен народ. Народ творит законы, меняет их, принимает новые.

Основная задача, которую призван решать общественный договор, состоит, по мнению Руссо, в том, чтобы найти такую форму ассоциации, которая "защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде".

Заметим, что в России под заметным влиянием учения Руссо идеи договорного происхождения государства отстаивал А.Н. Радищев. С позиций защиты суверенитета народа, естественных прав человека и республиканской формы правления он подчеркивал, что цель договорно формируемого государства - это "блаженство граждан". [9]

Рассматривая государство как продукт общественного договора, порождение разумной воли народа, а точнее - человеческим учреждением или даже изобретением, Руссо исходил из того, что каждый человек передает в общее достояние и ставит под высшее руководство общей воли свою личность и все силы. В результате "для нас всех вместе каждый член превращается в нераздельную часть целого". Это коллективное целое, по мнению Руссо, есть не что иное, как юридическое лицо. Раньше оно именовалось "гражданской общиной". Позднее - "Республикой или Политическим организмом". Члены этого политического организма называют его "Государством, когда он пассивен, Суверенитетом, когда он активен, Державою - при сопоставлении его с ему подобными".

Государство рассматривается Руссо как "условная личность", жизнь которой заключается в союзе ее членов. Главной его заботой, наряду с самосохранением, является забота об общем благе, о благе всего общества, народа. Огромную роль при этом играют издаваемые законы, право.

Руссо выдвигает и развивает идею прямого народного правления ибо, согласно общественному договору, "только общая воля может управлять силами государства в соответствии с целью его установления, каковая есть общее благо".

Народ, рассуждает мыслитель, не может лишить самого себя неотчуждаемого права издавать законы, даже если бы он этого и захотел. Законы всегда являются актами общей воли. И никто, даже государь, не может быть выше их. Законами являются лишь такие акты, которые непосредственно принимаются или утверждаются путем проведения референдума самим народом.

Наряду с исключительным правом на принятие законов у народа имеется также неотчуждаемое право на сопротивление тиранам. Короли, писал по этому поводу Руссо, всегда "хотят быть неограниченными". Хотя им издавна твердили, что "самое лучшее средство стать таковыми - это снискать любовь своих поданных", однако это правило при дворах всегда "вызывало и будет вызывать только насмешки".

Власть, возникающая из любви поданных, несомненно, наибольшая, но она непрочна и условна. Поэтому "никогда не удовлетворяются ею государи". Личный интерес любых повелителей состоит прежде всего в том, "чтобы народ был слаб, бедствовал и никогда не мог им сопротивляться". Конечно, замечает мыслитель, если предположить, что поданные всегда будут оставаться совершенно покорными, что государь был бы заинтересован в том, чтобы народ был могуществен, "дабы это могущество, будучи его собственным, сделало государя грозным для соседей". Но так как интерес народа имеет "лишь второстепенное и подчиненное значение" и так как оба предположения несовместимы, то естественно, что "государи всегда предпочитают следовать тому правилу, которое для них непосредственно выгодно".

Таким образом, у любого правителя всегда сохраняется свой собственный, отличающийся от народного, интерес и соблазн сосредоточения в своих руках как можно больше государственной власти. Это ведет к тому, что в государстве, в его политическом режиме устанавливаются признаки открытого игнорирования прав и свобод народных масс, признаки деспотизма. В этих условиях, как следует из Общественного договора по Руссо, народ может реализовать свое естественное право на сопротивление. При этом, заключает он, восстание, которое "приводит к убийству или свержение с престола какого-нибудь султана, это акт столь же закономерный", как и те акты, посредством которых он только что распоряжался жизнью и имуществом своих подданных. "Одной только силой он держался, одна только сила его и низвергает".

Эти взгляды отличаются радикализмом и революционностью. Именно они лежали в основе идеологии самой крайне группы революционеров времен Французской революции - якобинцев и служили обоснованием якобинского террора. [10]

Несмотря на то, что научность договорной теории оценивалась достаточно неоднозначно и противоречиво, вплоть до полного отрицания ее исторической самостоятельности, тем не менее некоторые аспекты данной концепции нашли свое реальное воплощение в практике государственного строительства.

Примером этого могут служить Соединенные Штаты Америки, которые в своей конституции юридически закрепили договор между народами, входящими в их состав, и определили цели этого договора: утверждение правосудия, охрана внутреннего спокойствия, организация совместной обороны, содействие общему благосостоянию. [11]

Из всего сказанного о естественно-правовой теории происхождения государства и права следует, что ее сторонники исходят из того, что народ обладает естественным, неотчуждаемым правом не только на сознание государства на основе общественного договора, но и на его защиту.

2. Попытки реализации общественного договора в начале 20 века

Попытки реализации теории общественного договора были сделаны в начале 20 века в России (первая русская революция и деятельность Дум вплоть до революции 17 года), и в странах, где последствия первой мировой войны смели монархические режимы, и в США и Европе (ряде стран, которых революции начала 20 века не коснулись). Во всех этих странах утвердилась социал-демократическая модель общественного договора.

Кинем беглый взгляд и на историю становления и реализации либеральных демократических попыток реформирования государственности.[12]

До середины 19 века либерализм и демократия находились в определённом противоречии друг с другом. Для либералов основой общества являлся человек, который обладает собственностью, нуждается в её защите, и для которого не может носить остроту выбор между выживанием и сохранением своих гражданских прав. Подразумевалось, что только собственники участвуют в общественном договоре, в котором они дают правительству согласие на то, чтобы оно правило, в обмен на гарантии защиты их прав. Напротив, демократия означает процесс формирования власти на основе волеизъявления большинства, в котором участвует весь народ, в том числе и неимущие.

С точки зрения демократов, лишение малоимущих избирательного права и возможности представлять свои интересы в законотворческом процессе являлось формой порабощения. С точки зрения либералов, "диктатура черни" представляла угрозу для частной собственности и гарантии свободы личности. Эти опасения особенно усилились после Великой французской революции.

Поворотным моментом стала работа Алексиса де Токвиля "Демократия в Америке" (1835), в которой он показал возможность общества, где личная свобода и частная собственность сосуществуют с демократией. По мнению Токвиля, ключом к успеху такой модели, получившей название "либеральная демократия", является равенство возможностей, а наиболее серьёзную угрозу для неё представляет вялотекущее вмешательство государства в экономику и попрание им гражданских свобод.

После революции 1848 года и государственного переворота Наполеона III (1851) либералы всё больше стали признавать необходимость демократии. События показали, что без участия широких масс в общественном договоре либеральный режим оказывается неустойчивым, а реализация идей либерализма в полной мере остаётся утопией. Параллельно стали набирать силу социал-демократические движения, которые отрицали возможность справедливого общества, построенного на частной собственности и свободном рынке. С их точки зрения, полноценная демократия, в которой все граждане имеют равный доступ ко всем демократическим институтам (выборы, средства массовой информации, правосудие и т.д.), могла реализоваться только в рамках социализма. Однако убедившись в росте численности среднего класса, большинство социал-демократов отказалось от революции, приняло решение участвовать в демократическом процессе и добиваться проведения законодательных реформ с целью плавной эволюции в сторону социализма.

К началу 20 века социал-демократы стран Запада добились значительных успехов. Были значительно расширены избирательные права и начаты реформы, которые повысили уровень социальной защиты населения. Эти процессы ускорились после Октябрьской революции 1917 года в России. С одной стороны, революция и последующая за ней национализация частной собственности сильно напугала правых (классических) либералов, которые признали необходимость сглаживания социальных противоречий и обеспечения равенства возможностей. С другой стороны, социалисты увидели в советском режиме угрозу для демократии и стали поддерживать укрепление защиты прав меньшинства и отдельных граждан.

Во второй половине 20 века открытое общество, господство права, равенство перед законом, равенство возможностей и защита либеральных свобод стали приоритетами в странах, боровшихся против распространения фашистских и коммунистических идеологий, а также против ислама. Значительная часть населения демократических стран видит в ряде современных течений ислама угрозу для личной и национальной безопасности, а также для гражданских прав и свобод. На данный момент только две мусульманские страны - Индонезия и Мали - имеют черты либеральной демократии.

Что касается России, то до 1905 года в самодержавной Российской империи официальная идеология отрицала либеральную демократию, хотя такие идеи были популярны среди образованной части общества.

М.Н. Коркунов полагал, что договорные начала в образовании общества и государства приводят к крайне индивидуалистическому пониманию общественной жизни. При этом личность "признавалась над всеми господствующей и все определяющей. Не личность считалась обусловленной общественной средой, а наоборот, общественный порядок являлся всецело определяемым произволом отдельных личностей". [13]

Г.Ф. Шершеневич писал, что сторонники механического представления редко становились на точку зрения исторической действительности, постольку общественный договор для них только методологический приём. "Для них не важно, было ли так в истории или нет, для важно доказать, какой вид должно принять общество, если предположить, что в основании его лежит общественный договор, обусловленный согласием всех, без чего никто не может считать себя связанным общественными узами". [14]

Примерно с таких же позиций оценивает договорную теорию В.Д. Трубецкой. Он утверждает, что "не общество есть продукт свободного творчества человека, а наоборот, человек есть продукт исторически сложившихся общественных условий, определенной исторической среды, часть социального организма, подчиненная законам целого".А.И. Денисов, будучи сторонником материалистической теории происхождения государства, писал, что "договорная теория антиисторична, ибо в основу общественной жизни кладет индивида, человека. Вместе с тем эта теория односторонняя: подчеркивая, что историческое развитие должно определятся природой человека, она не замечает того, что человек воздействует на природу и создает себе новые условия существования". [15]

Однако следует признать и обратную положительную сторону осмысления теории общественного договора в России: договорная теория положила начало учению о народном суверенитете, подконтрольности, подотчетности перед народом всех государственно-властных структур, их сменяемости.

После издания Николаем II Манифеста 17 октября 1905 года многие существенные элементы либеральной демократии (такие, как народное представительство, свобода совести, слова, союзов, собраний и т.д.) стали интегрироваться в политическую систему российского государства.

Победа Февральской революции 1917 года, проходившей под демократическими лозунгами, формально превратила либеральную демократию в официальную идеологию нового политического режима, однако этот режим оказался крайне нестабильным и был свергнут в ходе Октябрьской революции 1917 года.

Установившийся после неё советский политический режим отрицал либерально-демократическую идеологию, уже не "справа", как самодержавный, а "слева". Эрозия и падение ("перестройка") советского режима в России конце 1980-х - начале 1990-х г. г. имели истоки, главным образом, либерально-демократические лозунги.

Таким образом, практически общественный договор на основе либерально-демократической модели государства социального благосостояния обеспечил стабильный, последовательный рост Европы в течение всего послевоенного (после первой мировой войны) периода и позволил странам континента быстро и эффективно преодолеть материальные, духовные, социальные разрушения и разрывы, оставленные войной.

Социал-демократия со своей идеологией солидарности и равенства воспользовалась в полной мере концепцией общественного договора. Ведь общественный договор действительно основан на идее равенства и консолидации людей в одном общественном порядке, в одной цепи взаимодействий и взаимоотношений.

Базовыми положениями общественного договора здесь стали ограничение власти капиталистов, преодоление большого разрыва в обществе между богатым меньшинством и бедным большинством, создание общества всеобщего благосостояния.

Реализация социал-демократической модели стала возможной благодаря трехстороннему общественному договору, при котором государство выступает в роли буфера между двумя основными опорами, социальными слоями индустриального общества - трудящимися и собственниками.

Несмотря на расхождение, несовпадение интересов этих двух социальных слоев, они заключили общественный договор, посвященный построению общественно-экономической модели государства общего социального благосостояния. Основными элементами такого договора стали: удовлетворение потребительского спроса, полная занятость, стимулирование экономического роста, обеспечение социальных стандартов в определенных рамках.

Таким образом, государство социального благосостояния выдвигалось в качестве альтернативы разрывающемуся свободному рынку, либеральному, капиталистическому государству и порядку. Этот общественный договор практически появился в ответ на кризисные волны дикого капитализма начала двадцатого века и наступления коммунистического порядка; общественный договор коммунизма практически был основан на тирании, в то время как общественный договор либерального капитализма - на анархии естественного состояния.

Общественный договор внутри стран Европы дополнялся и обеспечивался международным договором, который предполагал роль США как гаранта экономического, правового, и военно-политического порядка на глобальном уровне. Социал-демократические государства Европы соглашались придерживаться либерально-рыночного и монетарного порядка системы Бреттон-Вудса, при котором глобальное военное и финансовое лидерство практически отдавалось Соединенным Штатам Америки.

Таким образом, реализация социал-демократического общественного договора требовала и глобального геополитического, международного договора, при котором лидерство предоставлялось США. Согласно этому договору, роль глобального зонтика выполняли Соединенные Штаты. Это был глобальный общественный договор между государствами, ради исполнения локальных, внутренних общественных договоров. Для социал-демократического общественного договора - это был договор о мирном сосуществовании общественно-экономических систем, перенесение противостояния на идеологический уровень; это также был договор о мирном соревновании общественно-экономических систем, при обеспечении системы взаимного военно-технологического сдерживания. [16]

Большинство государств, сформировавшихся или трансформировавшихся в то время, сегодня придерживаются той или иной формы общественного договора, признавая тем самым эффективность данной формы власти, ее гибкость и простоту. Это лишний раз доказывает, что возникновение государств могло начинаться с договора между народом и тем, кому делегировалась власть.

Тем не менее, следует отметить и недостатки данной формы власти на определенном этапе государственности, а именно: столкновение экономических интересов с интересами общества; невозможность эффективного и быстрого принятия важных решений; преобладание местных интересов над интересами государства; отсутствие профессионализма у выбираемых чиновников и, как следствие, слабость государства перед внутренними и внешними врагами.

3. Реализация общественного договора в конце 20 века

Современная концепция общественного договора практически пришла к нам из эпохи Реформации. Сегодня общественный договор понимается как соглашение о создании политического сообщества с дальнейшим формированием его Конституции и свода законов, на основании которых и назначается правительство или доверенные правители, управители делами сообщества для реализации сводов законов и Конституции. В мировой истории, как было сказано, прослеживаются самые разные формы и модели общественного договора. Но суть их в одном: достижение согласия и компромисса в обществе относительно правопорядка и общественных процессов в сообществе людей. [17]

Сегодня, само собою разумеющимся является то, что политическое общество не может функционировать без повиновения граждан порядку, установленному законами или постановлениями официальных лиц и представительских органов.

В то же время, наличия законов и официальных представительских органов недостаточно для нормального стабильного функционирования политического, а также правового, государства. Помимо того, правила, определяющие права и обязанности граждан должны входить в обычаи, привычки и рациональные взгляды людей.

Хотя политическая концепция общественного договора сформировалась только благодаря работам великих философов просветителей (Локк, Гоббс, Руссо, Монтескье), тем не менее, общественный договор всегда был присущ различным историческим эпохам и обществам. Более того, наличие Общественного договора стало характерной чертой многих успешно развивающихся государств и стран с переходной экономикой последнего столетия. В частности, среди таких известных примеров общественного договора современности можно указать на Чили после Пиночета, Испанию после диктатуры Франко, Южную Африку при переходе от апартеида к мульти этническому обществу. Своя модель общественного договора действует в таких непростых, с этнической и политической точки зрения, странах как Турция и Пакистан, где его нарушение или развал фактически грозит повергнуть страны в хаос. [18]

В Соединенных Штатах широко применяется общественный договор между государством и обществом, с одной стороны, и крупными частными корпорациями, - с другой. Такой договор, например, позволил в свое время говорить американскому президенту "что хорошо для Дженерал Моторс, то хорошо и для страны". Такой договор положен в основу концепции социальной ответственности компаний; такой договор положен в основу законов и норм о благотворительной деятельности частных корпораций.

А послевоенное восстановление и рост благосостояния всей Европы практически стали возможным благодаря целой системе общественных договоров, заключенных на разных уровнях - локальных, межгосударственных, транснациональных.

Что касается бывшего советского пространства, то существование городов, построенных вокруг крупных предприятий, также не могло бы выдержать испытания временем без таких долгосрочных общественных договоров. Во всяком случае, его развал сегодня или в будущем существовавшего прежде и переставшего функционировать общественного договора может стать и уже становится причиной социальной катастрофы в Украине. [19]

В конечном итоге, общественный договор оказывается пустым словом без лежащих в его основе моральных и рациональных норм и стандартов. В частности, этим можно объяснить провал всевозможных договоренностей на уровне руководящей элиты Украины в последнее время. Во всяком случае, сегодня можно с определенной степенью уверенности говорить о разложении моральности и рациональности, здравого смысла на этом уровне.

Основные ценности и принципы либеральной демократии явным образом прописаны в ныне действующей Конституции России и явным образом никогда не подвергались сомнению со стороны официальных властей России в постсоветский период.

Тем не менее, на Западе распространенна точка зрения, что в России либеральная демократия никогда не была реализована. Согласно рейтингу "Freedom in the World", СССР в 1990-1991 гг. и Россия в 1992-2004 гг. считались "частично свободными странами", однако начиная с 2005 года Россия попала в список "несвободных стран".

В самой России часть населения ошибочно связывает доктрину либеральной демократии с националистической партией ЛДПР. Демократия в целом вызывает поддержку, однако большинство ставит социальные права выше политических.

Таким образом, теория и практика общественного договора, судя по историческим примерам, в одних странах реализована (США, Европа), в других реализуется или делаются попытки реализации (страны третьего мира, Россия).

В настоящее время следует признать, что основные идеи общественного договора реализованы в странах, где действует механизм власти, называемый либеральной демократией. Она имеет свои достоинства и недостатки. [20]

Достоинства.

Прежде всего, либеральная демократия опирается на верховенство права и всеобщее равенство перед ним.

В публикации, профинансированной Всемирным банком, утверждается, что либеральная демократия обеспечивает подотчётность органов власти перед нацией. В случае, если народ недоволен политикой правительства (по причине коррупции или чрезмерной бюрократии, попыток обойти законы, ошибок в экономической политике и т.д.), то на следующих выборах оппозиция имеет высокий шанс одержать победу. После её прихода к власти, самый надёжный способ удержаться - это не допустить ошибок предшественников (уволить коррумпированных или неэффективных чиновников, соблюдать законы, привлечь грамотных экономистов и т.д.)

Таким образом, по мнению авторов работы, либеральная демократия облагораживает стремление к власти и вынуждает правительство работать на благо нации. Это обеспечивает относительно низкий уровень коррупции.

Вместе с тем, ряд стран (Швейцария, Уругвай) и регионов (Калифорния) активно используют элементы прямой демократии: референдумы и плебисциты.

Благодаря тому, что меньшинство способно оказывать влияние на процесс принятия решений, либеральная демократия обеспечивает защиту частной собственности для обеспеченных, социальную защиту для бедных, а также сглаживание культурных, этнических и религиозных конфликтов. Наиболее демократические в мире страны характерны самым низким уровнем терроризма. Данный эффект, возможно, распространяется даже за пределы региона: статистика показывает, что начиная с конца 1980-х, когда в Восточной Европе многие страны встали на путь либеральной демократии, общее число военных конфликтов, этнических войн, революций и т.п. в мире резко уменьшилось.

Следствием либеральной демократии является накопление человеческого капитала, низкая инфляция, меньшая политическая и экономическая нестабильность и относительно невысокое вмешательство государства в деятельность предпринимателей. Ряд исследователей полагает, что эти обстоятельства (в особенности, экономическая свобода) способствуют экономическому подъёму и росту уровня благосостояния всего населения, выраженном в ВВП на душу населения. Вместе с тем, несмотря на высокие темпы экономического роста, несколько либерально-демократических стран до сих пор являются относительно бедными (Индия, Коста-Рика, Эстония), а ряд авторитарных режимов, наоборот, процветают (Бруней).

По утверждению ряда исследователей, либеральная демократия более эффективно распоряжается имеющимися ресурсами в случае их ограниченности, чем авторитарные режимы. Согласно этому мнению, либеральные демократии характеризуются более высокой продолжительностью жизни и меньшей детской и материнской смертностью, независимо от уровня ВВП, неравенства в доходах или размера государственного сектора.

Также в числе достоинств повсеместного распространения либеральной демократии называют снижение числа военных конфликтов в мире в целом.

Недостатки.

Либеральная демократия является разновидностью представительной демократии, что вызывает критику со стороны приверженцев прямой демократии. Они утверждают, что в представительной демократии власть большинства выражается слишком редко - в момент выборов и референдумов. Реальная же власть сосредоточена в руках очень небольшой группы представителей. С этой точки зрения, либеральная демократия ближе к олигархии, в то время как развитие технологий, рост образованности людей и повышение их вовлечённости в жизнь общества создают предпосылки для передачи всё больших властных полномочий в руки народа напрямую.

Марксисты и анархисты полностью отрицают, что либеральная демократия является народовластием, называя её "плутократией". Они утверждают, что в любой буржуазной демократии реальная власть сосредоточена в руках у тех, кто контролирует финансовые потоки. Только весьма состоятельные граждане могут позволить себе политические кампании и распространение своей платформы через СМИ, так что избранной может быть только элита или те, кто заключают сделки с элитой. Такая система узаконивает неравенство и облегчает экономическую эксплуатацию. Кроме того, продолжают критики, она создаёт иллюзию справедливости, так что недовольство масс не приводит к бунтам. В то же время, "вброс" определённой информации способен вызвать прогнозируемую реакцию, что приводит к манипулированию сознанием масс со стороны финансовой олигархии. Сторонники либеральной демократии считают данный аргумент лишённым доказательной базы: например, СМИ редко озвучивают радикальные точки зрения потому, что это не интересно широкой публике, а не из-за цензуры. Однако они соглашаются, что финансирование избирательных кампаний является существенным элементом в системе выборов и что в ряде случаев оно должно быть государственным. По этой же причине во многих странах имеются общественные СМИ, проводящие политику плюрализма.

Стремясь удержать власть, выбранные представители в первую очередь озабочены мерами, которые позволят им сохранить позитивный имидж в глазах избирателей на следующих выборов. Поэтому они отдают предпочтение таким решениям, которые принесут политические дивиденды уже в ближайшие месяцы и годы, в ущерб малопопулярным решениям, эффект которых проявится только через несколько лет. Однако высказывались сомнения, является ли данный недостаток действительно недостатком, ибо осуществление долгосрочных прогнозов для общества крайне затруднительно, и поэтому акцент на краткосрочных целях может оказаться более эффективным.

С другой стороны, чтобы усилить вес своего голоса, отдельные избиратели могут поддерживать специальные группы, занимающиеся лоббированием. Такие группы способны получать государственные субсидии и добиваться решений, отвечающих их узким интересам, но при этом не отвечающих интересам общества в целом.

Либертарианцы и монархисты критикуют либеральную демократию за то, что выбранные представители часто меняют законы без видимой необходимости. Это затрудняет способность граждан соблюдать законы и создаёт предпосылки для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов и чиновников. Сложность законодательства также приводит к медлительности и громоздкости бюрократической машины.

Существует распространённое мнение, что режимы с высокой концентрацией власти оказываются более эффективными в случае войны. Утверждается, что демократия требует длительной процедуры согласования, народ может возражать против призыва. В то же время монархии и диктатуры в состоянии быстро мобилизовать необходимые ресурсы. Однако последнее утверждение часто противоречит фактам. Кроме того, ситуация существенно меняется при условии наличия союзников. Определённость во внешней политике приводит к большей эффективности военного союза между демократическими режимами, чем между авторитарными.

Что может примирить противников и защитников либеральной демократии?

Правильное понимание основ общественного договора.

Общественный договор - это не документ для подписания. Однако в ходе переговорного процесса не исключена возможность подписать отдельные соглашения между отдельными участниками переговоров. Такие соглашения необходимы для фиксации конкретных правил игры в конкретных секторах бизнеса или политики.

Окончательный - и пока неблизкий - результат процесса общественного договора мы видим, например, в том, что в нашей стране будут установлены продуктивные нормы и правила взаимодействия между бизнесом, правительством и обществом, а также между отдельными гражданами. В основе этих норм и правил должны лежать принципы права, взаимного доверия и взаимной ответственности, прозрачности и подотчетности, а также общее видение национальных перспектив России как современного развитого демократического государства со свободной глобально конкурентоспособной рыночной экономикой

Если в результате общих долгосрочных усилий эти нормы и правила будут приняты и реализованы - значит, новый общественный договор вступит в силу, а, например, Россия состоится как государство своего народа.

Заключение

Разработчиками теории общественного договора являются многие авторы, например, Г. Гроций, Б. Спиноза, А. Радищев, П. Гольбах, но ее отцами-основателями считаются Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж. - Ж. Руссо.

В целом, теория общественного договора считает, что государству предшествует естественное состояние - либо "золотой век", либо варварство (война всех против всех). В это догосударственное время человечество существовало в условиях абсолютной свободы. В целях всеобщего благополучия люди договорились ограничить свою индивидуальную свободу в пользу государства. Поэтому они наделяют государство некоторыми полномочиями и обязуются подчиняться государственной власти. В свою очередь, государство обязано поддерживать порядок, заботиться о людях, соблюдать и защищать неотчуждаемые права и свободы граждан.

Парадокс истории заключается в том, что идея прав и свобод человека, нашедшая свое воплощение в теории общественного договора, появившаяся в 17 в., по мере своего развития, с феноменологической точки зрения, под влиянием идей просвещения и веры в возможность искоренения и преодоления "вредных" начал в природе человека эволюционировала постепенно в свою полную онтологическую противоположность.

Первая по времени народная революция - Великая французская - это наглядно показала, поскольку принесла неисчислимые бедствия тому самому народу, ради блага и счастья которого она совершалась. Гильотина по праву может считаться порождением народнического понимания прав человека.

Установление в той или иной стране демократии народнического толка, несмотря на клятвенные заверения новоявленных правителей о соблюдении ими неотъемлемых и неотчуждаемых прав человека, рано или поздно приводило к небывалым по размаху и массовости нарушениям этих прав (например, политические репрессии в России, или в нацистской Германии средство воспитания и борьбы с несогласными в виде системы концлагерей с газовыми печами), поскольку подобная модель развития общества не может воспроизводиться естественным способом - она требует постоянного насилия как над фактами социальной жизни, так и над людьми.

На сегодняшний день ситуация в мировом обществе складывается так, что поневоле все больше и больше начинаешь задумываться о несправедливости уклада современной жизни.

Современное понимание общественного договора состоит в том, что - это не документ, который должны подписать представители всех заинтересованных организаций, а также все заинтересованные лица. Такой документ в принципе нельзя составить, поскольку его объем был бы бесконечен, а точное выполнение - невозможно.

В основе современного общественного договора, который так необходим, например, России, лежит постоянный переговорный процесс между субъектами гражданского общества и субъектами политического общества. Гражданское общество - это отдельные граждане, неправительственные организации, политические объединения и свободная экономика в лице предпринимателей и наемных работников. Политическое общество - это государственные институты, правительственные учреждения и государственный сектор экономики. Диалог необходим по всем направлениям и на всех уровнях.

Нужны переговоры внутри гражданского общества (между предпринимателями; между бизнесом и политическими партиями; между бизнесом и неправительственными организациями и т.п.).

Нужны переговоры внутри политического общества (между ветвями власти; между директорами госпредприятий и министерствами).

Нужны, разумеется, переговоры между отдельными субъектами гражданского и политического общества (между бизнесом и министерствами, между неправительственными организациями и исполнительной властью).

В принципе, возможны переговоры между гражданским и политическим обществами в целом - например, в ходе парламентских обсуждений или больших общественных комиссий вроде Конституционного совещания или Учредительного собрания.

Если диалог между гражданским и политическим обществами станет постоянным и плодотворным, можно говорить о том, что в стране сложилось универсальное общество, в котором согласованы интересы практически всех людей, учреждений и организаций.

Совокупность взаимоприемлемых правил игры и есть главный результат общественного договора. Эти правила, разумеется, могут и даже должны корректироваться, но такая корректировка должна происходить опять же в ходе диалога между заинтересованными сторонами.

Таким образом, современный общественный договор - это переговорный процесс, разумеется, зафиксированный в отдельных соглашениях между отдельными участниками переговоров.

Список использованных источников и литературы

1. Акмалова А.А., Капицын В.М. История политических и правовых учений: Учебное пособие - М.: Юриспруденция, 2002. - 366 с.

2. Берк Э. Размышления о революции во Франции // Социологические исследования. - 1991. - № 6. - С.45-51.

3. Гаджиев К.С. Политическая философия / Отд-ние экон. РАН; науч.-ред. совет изд-ва "Экономика". - М.: ОАО "Издательство "Экономика", 1999. - 489 с.

4. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. Сочинения: В 2 тт. Т.2. - М.: Мысль, 1991. - 736 с.

5. Декларация независимости от 4 июля 1776 г. // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. Т.1/Под ред. О.А. Жидкова. - М.: Прогресс, 1993, С.90-91.

6. Конституция США 1787 года // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. Т.1/Под ред. О.А. Жидкова. - М.: Прогресс, 1993, С.118-133.

7. Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. - Англия, США, Франция, Италия, Германия: Сб. док. / Под ред. Н.П. Галанзы. - М.: Юрист, 1959. - 569 с.

8. Лазарев В.В. Общая теория права и государства - М.: Юрист, 1994. - 360 с.

9. Лившиц Р.З. Теория права. - М.: БЕК, 1994. - 224 с.

10. Коркунов М.Н. Лекции по общей теории права. - СПб., 1894. - 278 с.

11. Локк Дж. Сочинения: В 3 т. Т.3. - М.: Мысль, 1988, С.137-405.

12. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. - Москва: Юрист, 2004. - 367 с.

13. Марченко М.Н. Теория государства и права. - М.: Зерцало, ТЕИС. - 1996. - 476 с.

14. Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. - М.: МГСУ; Изд-во "Союз", 1997. - 378 с.

15. Пугачев В.П. Политология: Справочник студента. - М.: ООО "Издательство АСТ"; Филологическое общество "СЛОВО", 2001. - 678 с.

16. Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты. - М.: "КАНОН-пресс", "Кучково поле", 1998. - 416 с.

17. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Учебное пособие (издание 1910-1912). Т.1. Вып.1. - М., 1995. - 389 с.


[1] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. Сочинения: В 2 тт. Т.2.- М.: Мысль, 1991.- 736 с.

[2] Локк Дж. Сочинения: В 3 т. Т. 3.- М.: Мысль, 1988, С. 137-405.

[3] Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты. - М.: «КАНОН-пресс», «Кучково поле», 1998. - 416 с.

[4] Декларация независимости от 4 июля 1776 г. //Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. Т. 1 / Под ред. О.А. Жидкова. -М.: Прогресс, 1993, С. 90-91.

[5] Конституция США 1787 года // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. Т. 1 / Под ред. О.А. Жидкова. -М.: Прогресс, 1993, С. 118-133.;

Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. - Англия, США, Франция, Италия, Германия: Сб. док./ Под ред. Н.П. Галанзы. - М.: Юрист, 1959.- 569 с.

[6] Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. Сочинения: В 2 тт. Т.2.- М.: Мысль, 1991.- 736 с.

[7] Локк Дж. Сочинения: В 3 т. Т. 3.- М.: Мысль, 1988, С. 137-405.

[8] Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты. - М.: «КАНОН-пресс», «Кучково поле», 1998. - 416 с.

[9] Акмалова А.А., Капицын В.М. История политических и правовых учений: Учебное пособие – М.: Юриспруденция, 2002, С.77.

[10] Берк Э. Размышления о революции во Франции //Социологические исследования.- 1991. - № 6.- С.46.

[11] Конституция США 1787 года // Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. Т. 1 / Под ред. О.А. Жидкова. -М.: Прогресс, 1993, С. 118-133.

[12] Лазарев В.В. Общая теория права и государства - М.: Юрист, 1994. - 360 с.; Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. – М.: МГСУ; Изд-во «Союз», 1997.- 378 с.

[13] Коркунов М.Н. Лекции по общей теории права. - СПб., 1894, С.184-185.

[14] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Учебное пособие (издание 1910-1912). Т.1. Вып. 1.- М., 1995, С.212-213.

[15] Акмалова А.А., Капицын В.М. История политических и правовых учений: Учебное пособие – М.: Юриспруденция, 2002, С.112.

[16] Пугачев В.П. Политология: Справочник студента. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Филологическое общество «СЛОВО», 2001, С.343-345.

[17] Общая и прикладная политология: Учебное пособие. / Под общей редакцией В.И. Жукова, Б.И. Краснова. – М.: МГСУ; Изд-во «Союз», 1997, С.17.

[18] Пугачев В.П. Политология: Справочник студента. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Филологическое общество «СЛОВО», 2001, С.453.

[19] Там же. С.454.

[20] Гаджиев К. С. Политическая философия / Отд-ние экон. РАН; науч.-ред. совет изд-ва «Экономика». – М.: ОАО «Издательство «Экономика», 1999, С.231-234.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему