регистрация / вход

Политический режим 9

Содержание Введение 3 Глава 1. Происхождение понятия «политический режим», основные исследовательские подходы 5

Содержание

Введение………………………………………………………………………………3

Глава 1. Происхождение понятия «политический режим», основные исследовательские подходы…………………………………………………………5

1.1. Основные исследовательские подходы………………………………………5

1.2. Современное определение политического режима как формы государства.............................................................................................................7

1.3. Признаки политического режима…………………………………………...13

Глава 2. Структура и особенности функционирования политического режима……………………………………………………………………………….16

2.1. Среда функционирования и структура политического режима…………….16

2.2. Типы современных политических режимов………………………………..17

Заключение………………………………………………………………………….33

Список использованной литературы………………………………………………37

ВВЕДЕНИЕ

Цели, поставленные в этой работе, очень скромны: изучить более досконально одну из тем теории государства и права-"политический режим как элемент формы государства".

Для постижения такого сложного социального института, как государство в отечественной теории государства и права особое место выделяется изучению формы государства .

Для изучения формы государства , раскрытие ее роли в политических процессах чрезвычайно важное значение приобретает подход к форме как к организации содержания. Под формой государства понимается специфический способ выражения сущности, система органов, “машина”, посредством которой осуществляется классовое господство в противоположность неклассовым, неполитическим, негосударственным способам.

ФОРМА ГОСУДАРСТВА - сложное общественное явление, которое включает в себя три взаимосвязанных элемента: форму правления, форму государственного устройства и форму государственного режима.

Одной из основных категорий, раскрывающих способ функционирования политической системы и государства в целом, выступает политический режим (от лат. regimen – управление).

Понятие политического режима – одно из ключевых понятий теории государства и права, получив распространение в западноевропейской обществоведческой литературе на рубеже XIX и XX веков, в течение долгого времени продолжает оставаться объектом теоретических споров.

Широко известна, например, его трактовка в качестве характеристики государственной власти по формальному источнику – верховенству политической воли либо индивидуально определенного физического лица, либо “элитарной”, “аристократической” социальной группы, либо большинства населения. Подобное понимание восходит к традиции, заложенной “Политикой” Аристотеля, однако сегодня на практике оно оказывается малопродуктивным, поскольку приводит к фактическому отождествлению того или иного типа политического режима с конкретной формой правления. В действительности же далеко не всегда монархия является символом сохранения автократических или тоталитарных традиций, а провозглашение республики – обязательным условием демократических преобразований. Так, в некоторых государствах с республиканской формой правления политический режим выступает как авторитарный или даже тяготеющий к тоталитаризму (Пакистан, Иран). В то же время применительно к ныне существующим в Западной Европе типичным конституционным монархиям (Бельгия, Великобритания, Норвегия, Швеция и др.) при анализе и описании принципов осуществления политической власти, реализации прав и свобод граждан можно говорить о демократическом режиме.

Актуальность данной темы, наряду с вышеназванными обстоятельствами, подтверждает и то, что политический режим - характеристика не только государства, но и всей политической системы: отношения между людьми по поводу государственной власти и отношения людей с государственной властью, образующие содержание политического режима, разворачиваются именно в сфере политической системы. Таким образом, значение политического режима в жизнедеятельности той или иной страны исключительно велико. Например, изменение политического режима (даже если форма правления и форма государственного устройства остаются прежними) обычно приводит к резкому изменению внутренней и внешней политики государства. Вызвано это тем, что политический режим связан не только с формой организации власти, но и с ее содержанием.

Глава 1. Происхождение понятия «политический режим», основные исследовательские подходы .

1.1. Основные исследовательские подходы

Строго говоря, никто из мыслителей древних времен не употреблял понятия "политический режим". Как отмечают исследователи, это понятие возникло значительно позднее. Но само его возникновение было в значительной степени подготовлено ходом политической мысли, а многие из важнейших, использующихся в современном политическом анализе идей, берут свое начало в Античности.

Так, в наследии Древней Греции особый интерес представляют идеи Платона и Аристотеля, выступавших во многом с отличных друг от друга позиций и пользовавшихся различными способами аргументации. И тот, и другой внесли свой вклад практически во все интересующие нас вопросы деятельности политических режимов — в анализ особенностей их функционирования, способы типологизации и динамику трансформации. Платон (427—347 гг. до н.э.), унаследовавший элитаризм во взглядах на политику (свойственный, в основном, всем мыслителям периода расцвета древнегреческой философии и, частично, периода эллинизма), был в этом, как и во многом другом, последователем идей своего учителя Сократа. Он оставил интересные наблюдения о формах государственного устройства, выделив аристократию, тимократию, олигархию, демократию и тиранию и связав их при этом с пятью видами душевного склада людей. Но его главный вклад состоит, конечно же, не в этом. Главное в том, что будучи пессимистом и усматривая определенную деградацию в эволюции политических форм, Платон в своем "Государстве" и, особенно, в "Законах" создал образ "идеального государства", которое, в действительности, является продолжением легистских проектов и всесторонне обосновывает концепцию тоталитарного правления.

Принципиально отличными были взгляды на политику Аристотеля ( 384—322 гг. до н.э.), этого гиганта Античности, человека подлинно энциклопедических познаний и донесшего до нас в своих сочинениях все интеллектуальное и нравственное богатство своего времени. По точному замечанию Е. Вятра, его подход к анализу политических явлений существенно отличался "от других древних философов, в частности, от Платона", т.к. "он впервые в истории общественной мысли применил эмпирический метод — наблюдение и индукцию.

В эпоху нового времени ученые в основном трактуют понятия данные Платоном и Аристотелем, дополняя их своими измышлениями о устройстве государства. Так, Макиавелли, не создав какой-то принципиально новой типологии политических режимов или форм правления, следуя в этом за рассуждениями Полибия (который в свою очередь следовал за рассуждениями Платона и Аристотеля). Но, во-первых, он придал им совершенно новую трактовку в условиях становления абсолютистского государства, продемонстрировал, что типология древних вполне работоспособна и при анализе политической борьбы в совершенно новых условиях; во-вторых, сделал ряд важных замечаний относительно перехода от одной формы правления к другой. Им впервые были вскрыты социальные корни установления тирании и показано, что ее приход подготавливают национальная раздробленность, ослабление государства от иноземных захватчиков, явления, которые Макиавелли называет "распущенностью" и "развращенностью". Флорентийский мыслитель достаточно подробно анализирует социальные основания различных политических систем, обращаясь за примерами не только к европейской, но и к восточной действительности.

Позднее, за «переосмысление» взглядов на политический режим взялись представители теории марксизма. Развитием их идей занялись теоретики и практики большевизма (В. Ленин, Л. Троцкий, Н. Бухарин, И. Сталин и др.) работы которых, несомненно, представляют для исследователя политических режимов несомненный интерес, прежде всего, как материалы знатоков функционирования коммунистического режима.

И уже гораздо позднее одно из первых современных определений политического режима дал французский политолог М.Дюверже. Он понимал политический режим как "определенное сочетание систем партий, способа голосования, одного ли нескольких типов принятия решения, одной или нескольких структур давления". Французский политолог Ж.- Л.Кермонн уточнил формулу М.Дюверже, включив в понятие "политический режим" принцип легитимности, структуру институтов, партийную систему, форму и роль государства. Данное понимание сущности политического режима на долгое время утвердилось и стало общепризнанным в европейской науке.

1.2. Современное определение политического режима как формы государства

В науке сложилось, по меньшей мере, две традиции в осмыслении политических режимов. Одна из них связана с политико-правовым, или институциональным подходом, другая — с социологическим. Различия, имеющиеся в рамках данных традиций, весьма существенны, хотя и отнюдь не непреодолимы. В первом случае преимущественное внимание уделяется формально-юридическим, процедурным характеристикам осуществления власти, во втором — ее социальным основаниям и происхождению. Рассмотрим данные определения более подробно.

Ученые, представляющее первое, институциональное направление политического анализа, склонны смешивать "режим" с понятием форм правления или государственного строя. "Политический режим есть система или форма правления", — пишет, например, американский исследователь К. Бекстер. Подобная постановка вопроса традиционно была характерна и для французского государствоведения, где монархия и республика различались, главным образом, именно как формы правления, а сам термин "политический режим" считался частью категориального аппарата конституционного права и связывался с особенностями разделения государственной власти и их соотношение.

Соответственно, выделялись режим слияния властей (абсолютная монархия), режим разделения властей (президентская республика) и режим сотрудничества властей (парламентская республика). Однако, постепенно понятие режима обрело права самостоятельного "гражданства" и уже в 1968 году известный французский ученый М. Дюверже отмечал, что подобная классификация рассматривается французскими политологами как подсобная, в ней видят не классификацию политических режимов, а лишь классификацию "типов правительственных структур".

К этой группе политического анализа примыкают и неоинституциональные разработки, нередко связывающие свое происхождение с именем крупнейшего американского политолога Г. Лассуэла. Особенность понимания режима Лассуэлом связана, прежде всего, с тем, что режим рассматривается им как способ упорядочения, легитимизации политической системы. По словам ученого, "режим ("форма правления", "политический порядок") представляет собой образец политических форм. Режим функционирует для того, чтобы свести к минимуму элемент принуждения в политическом процессе". Любопытно, что Лассуэл противопоставляет режим "правлению", которое, с его точки зрения, включает в себя "пути распределения и реализации контрольных функций в политике". Такое понимание, во-первых, связывает режим, главным образом, с конституционными действиями, а во-вторых, отказывает военным диктатурам в праве называться режимами. Такое понимание позволяет ним причислить Лассуэла и его последователей (таких, как Ф. Риггс, Р. Бейкер и др.) к представителям политико-правового осмысления режимов[1] .

Второе направление политического анализа режимов уделяет первостепенное внимание осмыслению тех связей между обществом и государством, которые сложились реально и не обязательно в соответствии с предписанными конституцией и иными правовыми актами нормами политического поведения. В данном случае режим рассматривается не только как "форма" (будь то правления или государственного устройства) и даже не только как структура власти с присущими ей методами реализации политической воли, но и в гораздо более широком значении — как баланс, соответствие, имеющееся во взаимоотношениях социального и политического.

Одно из характерных в данном отношении определений политического режима принадлежит упоминавшемуся уже М. Дюверже, который в одном случае рассматривал его как "структуру правления, тип человеческого общества, отличающий одну социальную общность от другой", а в другом — как "определенное сочетание системы партий, способа голосования, одного или нескольких типов принятия решений, одной или нескольких структур групп давления". В этом же стиле выдержано и определение одного из последователей Дюверже Ж.-Л. Кермопа: "Под политическим режимом понимается совокупность элементом идеологического, институционального и социологического порядка, способствующих формированию политической власти данной страны на определенный период". Режим таким образом предстает как значительно более сложная организация, нежели совокупность юридических механизмов или даже стремления правящего класса. Наконец еще одна формулировка содержания термина "режим", близкая к только что упомянутым и принадлежащая перу американских исследователей Г. О'Доннела и Ф. Шмиттера: режим есть "совокупность структур, явных или скрытых, которые определяют формы и каналы доступа к ведущим правительственным постам, а также характеристики деятелей, которые считаются для этих структур подходящими или неподходящими, используемые ими ресурсы и стратегии в целях получения желаемого назначения"[2] .

В отечественной науке также получила распространение позиция (сформулированная Ф. Бурлацким и А. Галкиным), согласно которой "для определения политического режима необходимо сопоставление официальных, dтом числе конституционных и правовых, норм с реальной политической жизнью, провозглашенных целей — с действительной политикой". Такое понимание вносило существенные коррективы в другое, выдержанное в политико-правовой традиции, понимание, определяющее режим как "систему методов осуществления государственной власти, отражающую состояние демократических прав и свобод, отношение органов государственной власти к правовым основам их деятельности". Как видим, размежевание политико-институционального и социологического подходов не обошло стороной и российскую науку.

Нас же конечно интересует определение политического режима как формы государства, поэтому обратимся за поиском такового в труды исследователей теории государства и права. Так Л.И. Спиридонов отмечает: «Политический режим - характеристика не только (и даже может быть, не столько!) государства, но и всей политической системы: отношения между людьми по поводу государственной власти и отношения людей с государственной властью, образующие содержание политического режима, разворачиваются именно в сфере политической системы. Поскольку последняя является одним из уровней гражданского общества, постольку глубинные социально-экономические и культурные основы этого общества обусловливают характер государства не непосредственно, а запечатлеваясь в особенностях политического режима как содержании политической системы»[3] .

Корельский В.М. подчеркивает, «политический режим — это методы осуществления политической власти, итоговое политическое состояние в обществе, которое складывается в результате взаимодействия и противоборства различных политических сил, функционирования всех политических институтов и характеризуется демократизмом или антидемократизмом»[4] .

Марченко М.Н. определяет политический (государственный) режим, как способ взаимосвязи государства с населением страны, выражающийся в общем характере применяемых им методов управления обществом. Политические режимы подразделяются на демократические и авторитарные[5] .

В литературе зачастую происходит отождествление понятий «политический режим» и «государственный режим» (государственно-правовой режим). А отдельные исследователи говорят о «замене» терминов «государственный» на «политический» режим.

Так, применительно к Конституционному праву понятие «политический режим» постепенно заменяется на «государственный режим». Чиркин В.Е. так это объясняет: в последние десятилетия постепенно стал превалировать взгляд, согласно которому политический режим выходит за пределы формы государства, относится не только к такой форме, но и к политической системе общества в целом. Он не может быть сведен к методам деятельности государственных органов, а включает, например, роль политических партий (в странах тоталитарного социализма невозможно понять существо политического режима без учета руководящей роли коммунистической партии), массовых общественных объединений, политическую, в том числе неорганизованную, деятельность различных социальных групп. Поэтому в конституционном праве все чаще говорит­ся не о политическом режиме (это скорее категория политологии), а о режиме государственном, иногда государственно-правовом. Однако эти понятия нельзя «разводить» и тем более противопоставлять. При демократическом политическом режиме и государственный режим будет демократическим, и наоборот[6] .

При этом государственный режим определяется как «обобщенная характеристика форм и методов осуществления государственной власти в той или иной стране»[7] . Таким образом, получается, что существует две формы с одним содержанием, когда и под политическим и государственным режимом понимается «совокупность способов и методов осуществления власти».

1.3. Признаки политического режима

На основании анализа современных определений политического режима можно выделить следующие отличительные признаки политического режима.

Во-первых, режим недостаточно связывать лишь с формой правления. Решая задачи социальной и политической стабилизации, он способствует организации значительно более масштабных, макросоциальных процессов. В этом режим близок по содержанию политической системе, раскрывая ее динамический аспект. Именно в структурах гражданского общества коренятся отношения правительства и оппозиции, являющиеся ключевыми в характеристике типа и особенностей режима.

Во-вторых, очевидно, что режим обеспечивает не только динамизм, но и определенную стабилизацию политической системы, приводя ее элементы, структурные характеристики в упорядоченное взаимодействие, обеспечивая их слаженность и координацию. И эта задача также решается им успешно лишь в том случае, если политико-правовые механизмы создаются с учетом устройства и особенностей развития социальных структур.

В-третьих, режим, несомненно, представляет собой совокупность властных структур, позволяющих правящему классу осуществлять возложенные на него полномочия. В одних случаях могут существовать институт многопартийности и развитые структуры гражданского общества, в других — политические решения принимаются и реализуются режимом в опоре на принципиально иные структуры и механизмы, без всякого согласования с общественными интересами. Одно из определений режимов, обращающее внимание на эту сторону проблемы, принадлежит известному американскому исследователю Марку Хагопиану. Он рассматривает режим "как специфическую институциональную структуру, которая характеризует политическую систему страны" и деятельность которой шире, чем деятельность правительства или отдельных групп официальных лиц, представленных в институтах.

В-четвертых, любой режим в своей деятельности обращается к тем или иным методам достижения целей. Режимы могут существенно отличаться друг от друга, в зависимости от того, какие методы (насильственные или ненасильственные) используются ими в достижении поставленных целей. Важно не смешивать между собой методы осуществления власти и собственно властные структуры. Свидетельством того, что это не одно и то же, служит, например, богатый опыт функционирования авторитарных режимов. Обладающие нередко сходными репрессивными структурами политической власти, авторитарные режимы далеко не всегда обращаются к фронтальному насилию в достижении поставленных целей. В тех случаях, когда более эффективным оказывается использование методов убеждения, а не принуждения, репрессивный по своей природе режим может, вопреки ожиданиям, оказаться способным проявить "несвойственную" для него гибкость и склонность к компромиссам. Возможно здесь заслуживает упоминания один из методов массовой мобилизации, использованных режимом и, персонально, И. Сталиным в начале отечественной войны с фашизмом. Прямое обращение к нации ("Братья и сестры!"), культивирование национального единства перед лицом общей опасности сыграло не последнюю роль в достижении целей режима, существо которых совершенно не изменилось — всеми средствами сохранять власть.

Таким образом, методы осуществления власти и властные структуры могут существенно различаться. Поэтому следует подчеркнуть, что режим обладает не только специфическими структурами власти (ими обладает и политическая система), но и особыми методами ее реализации.

Наконец, в-пятых, режим, по сравнению с системой, обладает своими собственными временными характеристиками. Четче всего этот признак отражен в определении режима, данном американскими исследователями Дж. Барнсом, М. Картером и М. Скидмором: "Режим есть специфический период действия политической власти, осуществляемой в рамках политической системы".

Суммируя сказанное, можно сформулировать следующее определение. Политический режим есть совокупность определенных структур власти, которые функционируют в общих (структурных и временных) рамках политической системы общества и преследуют цели ее стабилизации, опираясь в этом на сложившиеся (или же складывающиеся) социальные интересы и используя специфические методы. Режим, таким образом, это своего рода жизнь, "дыхание" политической системы, ее упорядоченная динамика.

Глава 2. Структура и особенности функционирования политического режима

2.1. Среда функционирования и структура политического режима

Современные политические режимы характеризуются тем, что система государственного управления, в настоящее время чрезвычайно тесно связана с состоянием и развитием социальной системы, так называемой средой функционирования.

Общество, его структура, процессы, протекающие в нем, являются основанием для построения системы способов политического управления государством. В теории государства и права существуют представления о том, что осуществление государственной власти находит свое отражение в обществе, то есть общество, как раз и является тем предметом, на который осуществляется непосредственное воздействие в процессе государственного управления. Примером этому может служить нормативное регулирование тех или иных общественных отношений. Государство в лице органов, обладающих функцией нормотворчества, устанавливает правовые ограничители определенных общественных отношений и, таким образом, осуществляет и воздействие на общество и даже, в определенной мере, трансформацию общественной системы. Другим способом взаимодействия является непосредственно осуществление государственной политики. То есть то или иное государство в системе политического управления выбирает определенные направления, в которых осуществляет воздействие на общество. В различных условиях такого рода воздействия направлены либо на изменение определенных общественных отношений, либо на преобразование системы и структуры общества.

2.2. Типы современных политических режимов

Наиболее принятой классификацией режимов является разделение их на демократические, авторитарные и тоталитарные. Мы также будем строить свое изложение, преимущественно исходя из этой классификации. В то же время считаем важным подчеркнуть, что типологизация во-первых, недостаточно развитое в общей теории режимов направление, а во-вторых, классификации режимов отнюдь не во всех случаях могут быть сведены к дихотомии "демократия—авторитаризм". В силу различных причин эта дихотомия нередко несет с собой, помимо научной, значительную идеологическую нагрузку и непременно нуждается в уточнении и адаптации к целям конкретно проводимого исследования.

Возьмем, например, режим, возникший с падением коммунизма в России. Очевидно, что этот режим недостаточно рассматривать в терминах авторитаризма и демократии (хотя делать это совершенно необходимо), даже используя для уточнения термины "посттоталитарный", "поставторитарный" или "полудемократический". Реальная действительность оказывается богаче схем, тем более, что в данном случае мы имеем дело лишь с одной из таких схем. В целях большей наглядности попробуем приложить к российской реальности не одну, а несколько имеющихся в политической науке классификаций.

Классификация первая: "охлократия — олигархия — тирания".

Классификация вторая: "либеральный — умеренный — репрессивный режимы".

Классификация третья: "демократический — авторитарный — тоталитарный режимы". Из этих классификаций применительно к советскому режиму чаще других использовалась третья. Однако, как мы уже сказали, в постсоветских условиях ее аналитический потенциал весьма ограничен.

Используя первую из перечисленных классификаций, древнегреческие мыслители пытались, главным образом, ответить на вопрос о том, кому принадлежит государственная (а точнее, полисная) власть и от чьего имени осуществляется управление. Вторая классификация, предназначена для описания методов, используемых режимом в поддержании своего господства. Наконец, демократические и авторитарные режимы, строго говоря, различаются между собой тем, каков механизм осуществления власти. Авторитарные режимы предполагают наличие более или менее жестко централизованной системы власти и контроля, отличающуюся слабостью обратных связей между управляющими и управляемыми, в то время как демократия есть система, созданная "снизу", на основе четкого взаимообмена и регулярной смены лиц, осуществляющих управление обществом. Демократический режим не способен контролировать любую из общественных сфер (экономическую, политическую, социальную) иначе, как на основе закона, это — правление закона, формальной процедуры.

Рассмотрим, вкратце, характеристику каждого типа политических режимов.

Демократия. Среди теоретиков режимов также нет полного единства в том, что следует понимать под демократической формой правления. Однако большинство исследователей склонно проводить принципиальную грань между традиционно-греческой и современной, или либеральной формой демократии. Греческая (или античная, прямая, а также полисная — существует множество различных терминов) демократия несомненно допускает прямые и равные выборы правителя. Однако, как об этом напомнил Р. Даль, в Греции побежденный на выборах вываливался в дегте и изгонялся за пределы полиса на том простом основании, что он побежденный. И это было справедливо, ибо таковы были правила функционирования демократии[8] .

Такая демократия мало чем напоминает современную, отличительное свойство которой — либерализм, проявляющийся в уважении и легитимной защите прав оппозиции, прав на выражение и отстаивание мнения тех, кто в настоящий момент находится в меньшинстве.

Либерализм современной демократии может быть пояснен с помощью выявления универсальных характеристик демократического устройства, каждая из которых иллюстрирует свободу возникновения и волеизъявления оппозиции [9] .

Либерализм современной демократии институциализирован и закреплен законодательно.

Демократический режим – это совокупность целого ряда институтов.

Назначение демократических институтов состоит в том, чтобы уберечь демократию от эволюции в диктатуру, гарантируя права меньшинств. Исходя из этого, наряду со всеобщим, равным и тайным избирательным правом принято выделять и целый ряд иных демократических институтов. Среди них традиционно принято обращать внимание на следующие:

1) наличие конституции, закрепляющей приоритет прав личности над государством и обеспечивающей одобренный гражданами механизм разрешения споров между личностью и государством;

2) реально существующее и функционально работоспособное разделение властей по вертикали (законодательная, исполнительная, судебная) и по горизонтали (власть центра и регионов);

3) свобода выражения политических суждений и согласующееся с этим наличие разнообразных источников информации;

4) свобода артикуляции политических интересов и согласующееся с этим наличие развитой многопартийной системы.

Таковы основные институты демократии, конституирование и консолидация этих институтов составляет существо перехода к стабильной демократической системе.

Однако, важно отметить, что демократия и демократические институты отнюдь не связаны неразрывными нитями с экономикой, материальным благосостоянием и социальной справедливостью.

Демократизация — необыкновенно сложный по своей природе процесс, не обязательно ведущий к благосостоянию и справедливости. В то же время существуют определенные условия, наличие которых способно помочь укоренению и слаженному функционированию демократических институтов. Рассмотрим эти условия.

Важнейшее условие стабильности демократического режима — наличие в его распоряжении достаточных материальных и духовно-психологических ресурсов. В этом отношении демократия ничем не отличается от любого иного режима. В то же время специфика демократии заключается в том, что ее ресурсы обладают способностью к самовозобновлению в рамках сложившейся системы институтов. Демократия не избавлена от опасностей, но, достигнув состояния стабильности, ей оказывается по силам задача проведения экономических и социальных реформ без существенного потрясения имеющихся норм и институтов.

Среди условий стабильности демократии правомерно выделить внутренние (экономические и социокультурные факторы, фактор лидерства) и внешние.

К внешним условиям демократической стабильности вполне правомерно отнести наличие такого окружения, которое исключало бы или сводило к минимуму возможности вмешательства в целях разрушения существующей политической системы. В зависимости от размеров и ресурсов страны, не связанных с характером политической системы и позволяющих ей противостоять потенциальному агрессору, как относительно благоприятные могут рассматриваться самые различные условия. Так, небольшие по своему размеру и ресурсам страны европейской демократии чувствовали себя относительно комфортно в условиях сложившегося во время "холодной войны" баланса сил мировых держав.

Авторитарный режим. Важность анализа авторитарных режимов обусловлена уже тем обстоятельством, что большая часть человечества до сих пор довольствуется именно этим типом политического устройства. Чем же привлекателен мир авторитаризма? Каковы его перспективы и основы стабильности? Что отличает и что объединяет между собой различные виды авторитарных политических устройств?

Термин "авторитаризм", несмотря на его распространенность, не является строго определенным. В известной степени мир авторитаризма значительно более богат и разнообразен, чем мир демократии[10] .

Очень часто авторитарные режимы определяют, как правление силой . Смысл такого правления заключается в концентрации власти в руках одного или нескольких лидеров, не уделяя первостепенного внимания достижению общественного согласия относительно легитимности их власти. Поэтому в своем чистом виде авторитаризм почти всегда может быть отождествлен с использованием инструментов принуждения и насилия. Армия, полиция, тюрьмы и концентрационные лагеря выступают для режима повседневными "аргументами" в доказательстве как неколебимости его устоев, так и обоснованности претензий на власть.

В то же время было бы преувеличением сказать, что все авторитарные режимы отвечают этому определению. В реальной действительности такие режимы сплошь и рядом стремятся использовать дополнительные средства стабилизации, опираясь, по возможности, на традицию и харизму лидера. Более того, исторический опыт убеждает в том, что ценности традиций, религиозных и культурно-региональных оказываются в условиях авторитаризма достаточно сильны.

Авторитаризм следует отличать от тоталитаризма, который является как бы продолжением тенденций, имеющихся в условиях авторитарного режима, — таким продолжением, которое порождает совершенно новое качество, новую разновидность политического режима со своими специфическими характеристиками, институтами, принципами стабилизации и осуществления власти. По сравнению с тоталитарным правлением, авторитаризм не свободен в отправлении своей власти. В обществе сохраняются институты, которые представляют для режима реальную угрозу: семья, род, церковь, социальный класс, городская и деревенская культура, социальные движения и ассоциации. Иными словами, в обществе сохраняется довольно мощный потенциал для формирования и деятельности оппозиционных политических групп.

Поэтому оппозиция авторитаризму, как правило, существует, хотя и существенно отличается от оппозиций в условиях демократии. Что отличает оппозиции в условиях авторитаризма и демократии, так это уровень их терпимости к правящей политической группировке. Нетерпимость режима с необходимостью порождает адекватную реакцию со стороны оппозиции — ее главной целью и смыслом деятельности становится устранение режима с политической сцены. Естественно, что избираемые для этого средства далеко не всегда являются правовыми и часто вступают в конфликт с тем, что является официально признанным.

Можно выделить следующие, универсальные для авторитаризма характеристики. Все авторитарные режимы отличает:

— стремление исключить политическую оппозицию (если таковая существует) из процесса артикуляции политических позиций и принятия решений;

— стремление использовать силу в разрешении конфликтных ситуаций и отсутствие демократических механизмов контроля за осуществлением власти;

— стремление поставить под свой контроль все потенциально оппозиционные общественные институты — семью, традиции, группы интересов, средства массовой информации и коммуникации и пр.;

— относительно слабая укорененность власти в обществе и вытекающие отсюда желание и, одновременно, неспособность режима подчинить общество всеобъемлющему контролю;

— перманентные, но чаще всего не слишком результативные поиски режимом новых источников власти (традиции и харизма лидера) и новой, способной сплотить элиту и общество идеологии;

— относительная закрытость правящей элиты, которая сочетается с наличием внутри нее разногласий и борющихся за власть группировок.

Такое широкое определение авторитаризма оставляет значительный простор для классификации авторитарных режимов. Сюда могут быть отнесены и известные в истории абсолютные монархии, и феодальные аристократии, и режимы бонапартистского типа, и военные диктатуры, и многие иные смешанные формы, с трудом поддающиеся определению. Однако исследователи современных авторитарных режимов чаще всего выделяют следующие три группы: однопартийные системы, военные режимы и режимы личной власти. Главный критерий такого разделения режимов — правящая группировка, ее основные характеристики и способы взаимодействия с обществом.

Любой авторитаризм внутренне противоречив, трудно предсказуем и потенциально нестабилен. Как правило, условия, позволяющие ему удержаться у власти, не столько политические, сколько социальные и экономические. Политически, как мы уже сказали, у авторитаризма чаще всего нет ни стабильного источника власти, ни надежной опоры в виде массового движения. Более того, авторитаризм нередко приживается и существует в условиях сегментированного общества, в котором ни одна из конкурирующих политических группировок не имеет шансов всерьез поколебать шансы правящей элиты.

Тоталитарный режим. Понятие тоталитаризма не является как в политической, так юридической науке общепринятым в том смысле, в каком общеприняты термины "демократия" и "авторитаризм". Сама концепция тоталитарных режимов как принципиально отличающихся от авторитарных, продолжает подвергаться критике, и немалое число авторитетов политической науки предпочитает избегать оперирования термином "тоталитаризм", рассматривая его в лучшем случае как разновидность авторитаризма.

Тем не менее, в выделении тоталитарных режимов в самостоятельную группу имеется своя логика, которая убеждает не только в сходствах авторитаризма и тоталитаризма, но и в их типологическом своеобразии.

Термин "тоталитаризм" стал употребляться журналистами и политиками в конце 1920-х—начале 30-х годов и практически всегда в его определениях имелись ссылки либо на российский, либо на германский опыт. Этот опыт не был обойден вниманием и в Советском Союзе, свидетельством чего стало включение термина "тоталитаризм" в издававшиеся энциклопедии (хотя, содержание термина по идеологическим мотивам было, конечно же, существенно искажено). Приведем в качестве иллюстрации три наиболее известные, вошедшие в энциклопедии и подчеркивающие структурные особенности тоталитаризма определения.

Немецкий энциклопедический словарь, ссылаясь на опыт нацистской Германии, фашистской Италии и коммунистической России, писал: "Тоталитаризм представляет собой крайнюю форму возвышения тенденции к централизации, унификации и одностороннему регламентированию всей политической, общественной и духовной жизни".

Английская Британика: "Тоталитарное государство — выражение, используемое по отношению к нацистскому правительству в Германии, к фашистскому в Италии и к коммунистическому в России, в которых существует полная централизация контроля. В тоталитарных государствах политические партии уничтожены или "координированы" в составе одной партии и конфликт между классами скрывается подчеркиванием органического единства в государстве".

Наконец Большая Советская Энциклопедия: "Тоталитарное государство — разновидность буржуазного государства с открытой террористической диктатурой наиболее реакционных империалистических элементов. Тоталитарными государствами были гитлеровская Германия и фашистская Италия".

Таким образом, первое, что следует отметить — тоталитаризм отличается от других форм политического устройства масштабом централизации, унификации и односторонней регламентации. Другим ключом к пониманию его природы может служить изучение происхождения тоталитаризма. В отличие от авторитаризма и демократии, тоталитаризм появляется на свет не в результате выборов (демократия) или политического кризиса и следующего за ним переворота (авторитаризм), а в результате всеохватывающего социального, экономического и политического кризиса.

Результатом такого всеохватного общественного кризиса оказывается массовая мобилизация населения вокруг политических сил экстремистской ориентации, призывающих к скорому и радикальному разрешению накопившихся в обществе противоречий. Такая мобилизация в конечном счете становится одним из решающих факторов прихода — чаще всего в результате революции (Россия, Иран) — этих сил к власти.

При всем разнообразии тоталитарных режимов для них, как правило, характерны следующие общие черты:

1. Наличие развернутой идеологической доктрины, которая охватывает все жизненно важные стороны человеческого бытия, которая стремится ответить на все потенциально возникающие у членов общества вопросы и которой предположительно придерживаются все, живущие л данном обществе. Эта идеология ориентирует общество на некое конечное совершенное состояние ("коммунизм", "расово чистое" общество, "исламское государство"). Иначе говоря, она содержит в себе хилиастический призыв, основанный на категорическом неприятии существующего общества и стремлении завоевать мир ради построения нового общества. "Образ врага" всегда выступает важнейшим компонентом тоталитарной идеологии, позволяющим режиму сплотить общество перед угрозой как со стороны вредителей и диверсантов внутри общества, так и со стороны враждебного внешнего окружения.

2. Единственная массовая партия, как правило, возглавляемая одним человеком, лидером харизматического склада и вбирающая в себя относительно небольшую часть населения (до 10 %); партия, чье ядро страстно и непоколебимо предано идеологии и готово всемерно способствовать ее широкому распространению; партия, которая организована по иерархическому, олигархическому принципу и, как правило, либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо полностью слита с нею.

3. Система террористического полицейского контроля, поддерживающего партию, и одновременно осуществляющего надзор над ней самой в интересах ее вождей. Такая система может быть направлена не только против "врагов" режима, но и против произвольно выбираемых классов населения, причем террор тайной полиции систематически использует современную науку, в особенности, психологию.

4. Технологически обусловленный и почти всеобъемлющий контроль партии и се преданных кадров над всеми средствами массовой коммуникации и информации — прессой, радио, кино.

5. Аналогичный, технологически обусловленный и почти полный контроль над всеми вооруженными силами.

6. Централизованный контроль над всей экономикой и руководство ею посредством бюрократической координации се ранее независимых составных частей; этот контроль, как правило, распространяется также на большинство других общественных организаций и групп.

Иные классификации. Итак, в этом исследовании преимущественное внимание было отведено классификации политических режимов на демократические, авторитарные и тоталитарные. Такой подход вполне обоснован, учитывая то место, которое данная классификация занимает в политической науке. Тем не менее следует еще раз подчеркнуть, что это — лишь рамочная классификация, помогающая организовать многообразие имеющихся в политической науке концепций, сформулировать самое общее представление о том или ином политическом устройстве, но не способная послужить достаточным ориентиром в проведении конкретных исследований. Такие исследования способны, опираясь на общую и рассмотренную выше классификацию, уточнить, конкретизировать, трансформировать ее в соответствии с полученными результатами. Простой пример — статья Ф. Родера "Разновидности постсоветских авторитарных режимов", опубликованная в американском журнале "Постсоветские события". Рассматривая возникшие на территории бывшего Советского Союза политические режимы, Родер квалифицирует их как авторитарные, выделяя следующие четыре группы — автократии, олигархии, этнически ориентированные и уравновешенные республики[11] . Подобным образом мы выделяли в предыдущих разделах несколько разновидностей демократических, авторитарных и тоталитарных режимов.

Концепция режимов может быть трансформирована исследователями и иначе, в зависимости от задач, ставящихся в исследовании. Нам уже приходилось отмечать, что термин "политический режим" может пониматься максимально широко — как способ функционирования системы, способ осуществления власти правящей группировкой и т.д. Наряду с классификацией на демократические и авторитарные, режимы могут быть классифицированы и по иным признакам — по используемым ими методам достижения поставленных целей, по социальному составу правящей группировки и ее политическим убеждениям, по стилю поведения лидера режима и т.д. Это — классификации, которые существуют как бы "перпендикулярно" классификации "демократия—авторитаризм—тоталитаризм", наряду с нею. Рассмотрим коротко лишь некоторые из возможных и использующихся в политической науке концепций. Их список, конечно же, может быть продолжен.

В рамках конституционного правления принято выделять два основных вида режимов — парламентские и президентские. Их различие весьма существенно с точки зрения как организации осуществления власти, так и шансов ее стабилизации в процессе перехода от авторитаризма. В условиях парламентаризма основным органом власти является парламент, избираемый народом на определенный срок и наделенный властью выбирать из числа своих представителей премьер-министра.

Основное отличие президентского режима от парламентского — независимое избрание народом главы государства, президента, который благодаря этому получает огромную степень независимости, назначает (или представляет на одобрение парламенту) премьер-министра, обладает правом законодательной инициативы, руководит вооруженными силами, принимает основные внешнеполитические решения, является нередко лидером правящей партии и т.д. Существуют различные версии президентства — от американской до французской и чилийской, — но во всех этих версиях, хотя и в различной степени, харизме, личности президента институционально отведены немалые возможности для самопроявления, особенно в кризисных политических и экономических ситуациях.

Выделяют также традиционные, мобилизационные и автономные режимы; либеральные и террористические режимы ; светские и теократические режимы; режимы реформ и контрреформ.

Так, разделение режимов на либеральные, умеренные, репрессивные и террористические сделано исходя из того, каким образом, с использованием каких методов правящая элита воздействует на общество и добивается поставленных ею целей. В зависимости от того, какие методы в деятельности элиты преобладают — убеждение или принуждение — режимы считаются более или менее либеральными. Политический режим считается либеральным, если преимущественное внимание уделяется убеждению общества и политической оппозиции в правильности проводимой политики. Он считается умеренным, если в его политике убеждение и принуждение разделены примерно в равной пропорции, если для достижения своих целей режиму приходится прибегать к репрессиям и к использованию органов государственного принуждения в отношении меньшей части общества. Нередко необходимость использования такого рода мер в условиях демократии продиктована кризисной ситуацией, порожденной возникновением внезапной, требующей незамедлительной реакции правительства, угрозой безопасности граждан данного государства. Умеренной может быть и политика авторитарных режимов, если они существенно ослаблены и не в состоянии обращаться к более привычным для них репрессиям. Один из примеров такого рода режимов — хрущевская "оттепель", когда режим впервые в советской истории избрал совершенно новые способы убеждения общества в правильности своей политики и получения для ее проведения необходимой общественной поддержки.

Режим может считаться репрессивным или террористическим, если в своей повседневной деятельности преимущественно опирается на репрессии и террор. Используя эти методы воздействия, режим, обладающий легитимностью, нейтрализует или полностью уничтожает политическую оппозицию и впредь преследует всяческие попытки ее возникновения. Здесь нет необходимости останавливаться на данной классификации более подробно — во-первых, она не представляет каких-либо значительных трудностей для понимания, во-вторых, мы уже обращались к ней ранее[12] .

Светские и теократические режимы различаются между собой тем, на какой основе происходит легитимизация власти правящей группировкой. Светская власть, независимо от того, авторитарная она или демократическая, обосновывает свои претензии на управление обществом, опираясь либо на доверие народа (выборами), либо на право силы и способность навязать обществу свое нолю. Теократия же всегда стремится подвести под свое правление религиозную основу, утверждая, что в основе государственной власти лежит не только (или даже не столько) доверие народа, но и ее богоизбранность. Теократической была власть российского самодержавия, опиравшегося в своем правлении на известную идеологическую формулировку "православие—самодержавие—народность". Религиозный авторитет в России широко использовался для освящения государственной власти, придания ее действиям дополнительной легитимности.

Заключение.

Таким образом, взятые в единстве три организации государственной власти образуют форму государства . В процессе развития государства имеется диалектическая взаимозависимость всех сторон проявления его содержания и всех граней устройства и организации этого содержания . Однако и в различных конкретных условиях главное значение для характеристики формы данного государства может переходить от одной стороны его организации к другой .

Форма государства - это его устройство, выражающееся в характере политических взаимоотношений между людьми, между людьми и государством, между государством и людьми в процессе управления ими (политический режим), в способах организации высших органов государственной власти (форма правления) и в административно-территориальном делении государства (форма территориального устройства).

И если форма правления и форма территориально-политического (государ­ственного) устройства, рассмотренные выше, дают представление пре­имущественно об организационной структуре государства, внешнем выражении государственности. Реальная же роль тех или иных институтов государственной власти, действительное состояние демократии, спосо­бы властвования в той или иной стране находят выражение в понятии политического режима.

Как мы уже неоднократно подчеркивали, политический режим – это совокупность методов правления.

Политический режим относится к функциональным аспектам политической системы общества, в силу чего является одной из важнейших характеристик формы государства.

Итак, в заключение данного исследования подведем итоги по проделанной работе:

1. Категории политического режима и формы государства тесно взаимосвязаны. Их взаимовлияние настолько велико, что форму государства необходимо рассматривать только в соотношении с политическим режимом. Политический режим влияет на форму государства, причем влияет определяющим образом. Определяющее влияние политического режима на форму государства выражается в том, что:

1) конкретные формы государства взаимосвязаны с определенными политическими режимами (демократическое государство не может быть абсолютной монархией, в авторитарном режиме нет парламентаризма);

2) политический режим показывает действительное содержание той или иной формы государства;

3) Политический режим как элемент формы государства обусловливает и остальные характеристики государственного устройства, в первую очередь влияя на форму правления.

2. Политический режим – это сложная, многоплановая категория, охватывающая своим объемом целый ряд динамических аспектов государственной жизнедеятельности общества. Данным обстоятельством и объясняется возможность классификации политических режимов по самым разным критериям. Так, например, в соответствии с принципом разделения законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти можно выделить режим слияния властей и режим разделения властей; по статусу и роли армии в обществе – военный и гражданский режимы; по типу менталитета, социокультурному комплексу – “западный” и “восточный”; по характеру взаимоотношений государства и церкви – теократический (клерикальный) и светский режимы и т. д. Общепринятой же является типология политических режимов с учетом особенностей взаимодействия государства и гражданского общества, степени проникновения государственной власти в другие сферы социальной действительности и частную жизнь граждан. Исходя из этих критериев, обычно выделяют демократический, авторитарный и тоталитарный типы режимов.

3. Всякий реально существующий политический режим представляет определенное сочетание двух противоположных принципов организации социальных отношений – авторитарности и демократизма. Авторитарные тенденции выражаются в стремлении государственных институтов к односторонней властности, к установлению жесткой дисциплины и ответственности граждан, их безоговорочному подчинению законам и распоряжениям властных структур. Демократизм, напротив, предполагает равноправие сторон, их соглашение, свободу выбора и политический плюрализм в общественной жизни. Как свидетельствует практика, мера соотношения этих тенденций не остается постоянной и тем более не всегда соответствует какой-либо “пропорции”, установленной некоторой теоретической схемой. По сравнению с формой правления или государственного устройства политический режим способен “перемещаться” в рамках той или иной “обобщающей модели”, проявляясь в ее различных “модификациях”.

4. Научный подход к анализу любой разновидности политического режима предполагает выделение основных классификационных критериев, позволяющих дать ее исчерпывающую характеристику. Будем считать, что достаточно полное представление об изучаемом явлении можно получить, отметив следующие позиции:

– социально-политические группы, интересы которых выражает данный режим;

– методы осуществления политической власти, избираемые правящими кругами;

– характер участия граждан страны в системе управления государством, условия деятельности политической оппозиции;

– соблюдение принципа законности и защиты прав личности;

– идеологическое оформление властных отношений.

Главное в политическом режиме - порядок и условия формирования государственной власти. Условия демократии, как обычно предполагается, обеспечивают в этом процессе решающую в конечном счете роль народа. Иначе говоря, демократический режим делает возможной последовательно определяющую связь населения с партиями, партий через периодически проводящиеся всеобщие выборы с представительной властью, представительной власти с властью исполнительной. Считается, что такой порядок - и в этом видится чуть ли не главное достоинство демократического политического режима - обеспечивает систематическую смену правителей мирным, ненасильственным путем

Список литературы

1. Грачев М.Н., Ирхин В.Ю. Актуальные проблемы политической науки: коллективная монография. – М.: Экономическая демократия. – 2007. – с. 350.

2. Цыганков А.П. Социально-классовые основания стабильных политических режимов. — США: Экономика, Политика. - Идеология. - 2004. - № 4. – с. 310.

3. Теория государства и права. Учебник / Под ред. Спиридонова Л.В. – М.: Юридическая литература. – 2005 – с. 280.

4. Теория государства и права. Учебник для вузов. / Под ред. Корельского В.М. – М.: Норма. – 2006. – с. 238.

5. Марченко М.Н. Курс лекций по теории государства и права. – М.: БЕК. – 2004. – с.193.

6. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. - М.: Юристъ. – 2006. – с. 320.

7. Чиркин В.Е. Государствоведение: Учебник. М.: 2005. – с. 240.

8. Цыганков А.П. Трансформация политических режимом. – М.: Фонд «Открытое общество». – 2006. – с. 289.

9. Воткин В.А. Теория государства и права. – М.: Норма-инфра-М. – 2006. – с. 320.

10. Макиавелли Н. Государь. М.: 2007. – с. 360.


1. Грачев М.Н., Ирхин В.Ю. Актуальные проблемы политической науки: коллективная монография. – М.: Экономическая демократия. – 2007. – с.158.

[2] . Цыганков А.П. Социально-классовые основания стабильных политических режимов. — США: Экономика, Политика. - Идеология. - 2004. - № 4. – с.17.

[3] . Теория государства и права. Учебник / Под ред. Спиридонова Л.В. – М.: Юридическая литература. – 2005 – с. 217.

[4] . Теория государства и права. Учебник для вузов. / Под ред. Корельского В.М. – М.: Норма. – 2006. – 238.

[5] . Марченко М.Н. Курс лекций по теории государства и права. – М.: БЕК. – 2004. – с.193.

[6] . Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. - М.: Юристъ. – 2006. – с.146.

[7] . Чиркин В.Е. Государствоведение: Учебник. М.: 2005. – с.112.

[8] . Цыганков А.П. Трансформация политических режимом. – М.: Фонд «Открытое общество». – 2006. – с.14.

[9] . Грачев М.Н., Ирхин В.Ю. Актуальные проблемы политической науки: коллективная монография. – М.: Экономическая демократия. – 2004 – 157.

[10] .Грачев М.Н., Ирхин В.Ю. Актуальные проблемы политической науки: коллективная монография. – М.: Экономическая демократия. –2007 – 157.

[11] . Цыганков А.П. Социально-классовые основания стабильных политических режимов. — США: Экономика, Политика. - Идеология. -2005. - № 4. – с.17.

[12] . Теория государства и права. Учебник / Под ред. Спиридонова Л.В. – М.: Юридическая литература. – 2001. – с. 217.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий